Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » The New Order


The New Order

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/ObZTZe1.png
W H O   T H E   F U C K   A R E   Y O U   ?

x  x  x  x  x  x   THE NEW ORDER   x  x  x  x  x  x

https://i.imgur.com/TsGApuk.png

время: сентябрь 2021
место: Сакраменто
участники: fucking Mulligans
Дед, о котором столько рассказывала мать, возвращается в родные пенаты. Внуки, как ни странно, не сильно ему рады. Впрочем, это взаимно.

https://i.imgur.com/kCWS7qP.png

[NIC]George Mulligan[/NIC][STA]слабоумие и отвага (?)[/STA][AVA]https://i.imgur.com/z4P6RMb.gif[/AVA][LZ1]ДЖОРДЖ МАЛЛИГАН, 23 y.o.
profession: воришка[/LZ1]
[SGN]why so serious?[/SGN]

Отредактировано James Richter (2021-09-02 21:07:25)

+3

2

Странно. При всём многообразии имеющегося у деда словарного запаса, единственное что он мог сказать относительно своего выхода на свободу было кратким «странно», описывающим множество испытываемых им эмоций, что удивительным образом сводились к одному. С ним он воспринял новость об утверждении его условно-досрочного освобождения; с ним же – остановился за последними воротами, тогда как за спиной оставалась огромная кирпичная крепость, по-прежнему – пусть и в меньшей степени после сокращения – кишащая заключенными; не без него он вливался в вольную жизнь, которая сильно изменилась за то время, что ему пришлось отсидеть за решёткой.
Сорок лет. Сначала до безумия пугающая цифра, не имеющая счастливого – как в гребанных сказках – конца, потому как отнюдь не многим удавалось дожить до завершения данного срока, но в сравнении в пожизненным приговором являющая собой всего лишь определенный отрезок времени. Более чем конечный. Маллиган никогда не думал, что сможет выйти до того, как схватит сердечный приступ или же получит посреди ночи заточкой сокамерника под рёбра, но подобной возможности не исключал; в иллюзиях не пребывал и не травил душу ложными надеждами, но имел в виду, что при появлении шанса всё же был смысл им воспользоваться. Как выяснилось: совсем не зря.
Несмотря на то, что условия жизни значительно изменились за четыре десятилетия, главные её принципы – то ли к счастью, то ли к сожалению – остались неизменными: всё продавалось и покупалось, у всего имелась конкретная цена. Как, например, у таксиста, который наотрез отказывался ехать через весь штат в Богом забытый Окленд ровно до тех пор, пока у него перед самым носом не появилась три крупные банкноты.
- Запрыгивай, старик, - прожевал худощавый парень, нисколько не пытаясь скрыть южный акцент, и открыл багажник, о чём сам Дэвид не просил: вещей у него было немного, всего одна единственная полупустая сумка, которую он вполне мог закинуть на заднее сиденье. Однако заниматься полемикой никаким боком не входило в интересы только-только освобожденного, так что он избавился от ноши и, стянув потёртую джинсовку и оставшись в добротно отутюженной клетчатой рубахе, сел в машину. Погода располагала разве что к душной жаре, а наличие кондиционера в автомобилях всегда вызывало у Маллигана не безосновательные сомнения: помнится, у младшего Билли тепловой удар случился как раз когда их решили прокатить на автобусе в жизнерадостные +104°F. Жалко было парня, ему и до выдоха оставалось всего ничего.
- Ты это, дед, - поправив сумку на плече, Дэвид нагнулся и облокотился о пассажирскую дверь, - если захочешь ещё куда скататься за кругленькую сумму – не побрезгуй, набери.
Забрав протянутый клочок мятой бумаги – хотелось бы верить, что не туалетной, – где был нацарапан заканчивающейся шариковой ручкой ряд едва ли понятных цифр, старик кивнул таксисту и поднял руку, прощаясь. Проводив взглядом не без труда выбирающийся со двора автомобиль – что-то, включая метровые дыры на дорогах, спустя многие годы оставалось неизменным, - он смял диковинную визитку в небольшой комок и отправил его аккурат в мусорное ведро на краю детской игровой площадки. Позвонит он, само собой.
Удивительно, но на квартире в Окленде, где дед в далёком прошлом останавливался каждые выходные, замок так и не поменяли. Ровно как и саму входную дверь, и всё содержимое жилплощади, сильно изменившееся за столь длительное время отсутствия не хозяина, но обывателя, который некогда пристально следил за состоянием своеобразного убежища от скучной, рутинной, ничем особо не привлекающей жизни.
Благо до вещей, которые оставались за Дэвидом, новые хозяева не добрались: тётушка продала квартиру не самым умным или же старательным людям, не потрудившимся разобрать ни одну из кладовок. Как раз в одной из таковых Маллиган успешно нашёл старую одежду, поеденную молью и крысами – что только мешало новым жильцам поддерживать порядок в помещении? – а также чемодан, в котором хранилась приличная заначка – её бы точно хватило спокойно продержаться на плаву с несколько месяцев.
Забрав всё самое необходимое, после чего незначительно опустошив запасы – донельзя скудные, стоит отметить - холодильника, Дэвид покинул квартиру и закрывал её тем же образом, благодаря которому оказался внутри: с помощью старых ключей. Последние он закинул под коврик, потому как больше они ему едва ли чем-то могли пригодиться: в Окленде его уже ничего не ждало и уж тем более в нём не держало. Открытым оставался всего один единственный путь.
В Сакраменто.
Идея с преодолением запланированного маршрута на автобусе и других видах общественного транспорта изначально виделась деду не самой удачной. Однако риск, связанный с угоном автомобиля, себя нисколько не оправдывал, ровно как и финансовые затраты, которые бы пошли на оплату работы очередного зажравшегося таксиста или же трудов какого-нибудь проезжавшего по нужному пути частника. Уж лучше не лезть на рожон – двинуться своим ходом, как то делали все нормальные люди.
По итогу дорога выдалась изнурительной, но Дэвид наскоро забыл о всякой усталости, когда в поле зрения возник знакомый – он бы сказал, по-настоящему родной дом, в котором ему довелось прожить свои лучше годы. Пусть квартирка в том была маленькой и донельзя тесной, но именно она оставалась связанной с наилучшими воспоминаниями, что только остались у Маллигана после сорока с лишним лет пребывания в тюрьме. Только стоило ему оказаться у двери, как вдруг перед ним возникла добротных размеров проблема: ключи к замку на сей раз уже не подходили. Видимо, после его заключения Джессика потрудилась заменить всё, на что только хватало её прав и ресурсов. Что ж, возможно, на её месте он бы поступил точно также.
Дважды нажав на звонок, дед прислушался. Из квартиры не доносилось ровно никаких звуков, свидетельствующих о наличии внутри жильцов. Повторив попытку, он столкнулся с тем же результатом своих стараний. И только Маллиган достал из сумки набор отмычек, как вдруг за дверью послышались шаги. Было ли то к добру или же наоборот – об этом стоило узнать совсем скоро как ему, так и человеку, что двигался ему на встречу.

+2

3

Он не планировал проверять сообщения в соц сетях. Не зря друзья с регулярностью упрекали его за то, что до него очень трудно "достучаться". Вечно не проверяет сообщения, не отвечает на звонки и теряется. Саймон в этом плане был очень старомоден: ему проще было при надобности дойти до дома друга, чем набирать ему без эмоциональные сообщения или терпеть звонок с помехами. Однако, упав на своë компьютерное кресло, что печально всхлипнуло, проседая под весом парня, Саймон всë же открыл нужную вкладку интернета и ни капельки не удивился, когда увидел несколько непрочитанных сообщений. Проигнорировал большую часть из них и сразу перешëл в диалог со своей девушкой.

"Грозят отчислением. Включайся в учëбу, время подтянуть материал ещë есть"

На что Саймон с душой выругался, едва раскрывая при этом губы, из чего отчётливо слышалось лишь "как же меня всё", "да что б они все", "подождать", "надоело".

Он не планировал прогуливать учëбу, когда лишь благодаря заработкам брата смог вообще начать своë обучение. Не планировал он и набирать нескончаемое количество долгов, что змеиным хвостом тянулись за ним с первого курса. Он не был разгильдяем, но из-за своей работы почти ничего не успевал, оставляя все силы на ней и по приходу домой оставаясь способным использовать профильный учебник разве что как подушку для головы. Работать его, конечно, никто не вынуждал. А свою жертву учëбой в пользу работы Саймон упорно держал от брата в секрете, создавая видимость вполне обыкновенного студента с небольшой подработкой. Покрывал часть стоимости учëбы, представляя Джорджу это как стипендию, А сам продолжал ходить по лезвию ножа, рискуя свалиться и наконец окончательно вылететь с уже третьего курса.

Саймон тупо глядел в экран компьютера, сложенными в замок пальцами касаясь лица и думая над имеющейся ситуацией.
Сообщение девушки подпрыгнуло вверх в ленте чата, уступая место новому.

"Не загружайся. Что сделано, то сделано. Лучше скажи, сегодня после 4 свободен? Занесу учебники. Можем позаниматься"

И Саймон вздохнул, ощущая растекающуюся по телу благодарность и тëплую любовь к Анджи. До чего хорошо она его знала.

Когда зазвучал звонок, Саймон глянул на полоску времени, высвечивающуюся на экране компьютера. До четырёх было слишком далеко, брату тоже рано было возвращаться, да и у того были ключи. Друзья? Опять же маловероятно. Да и Саймон в последнее время мало с кем поддерживал плотную связь. Анджи шутливо называла его черепахой: "Влез в свой панцирь и мордочки не кажешь." Такое сравнение улыбало Саймона, однако с его верностью спорить он не мог. После того, как маму определили в лечебницу, Саймон сильно изменился и замкнулся в себе из-за переживаний о родном человеке. Со стороны могло показаться, что он наоборот сторонится и стыдился матери: не часто еë навещал, мало о ней говорил, - когда на деле сильно еë любил.
Такие изменения приняли не все друзья, а Анджи, за что Саймон был очень ей благодарен, набралась терпения и приняла его таким, каким он стал: иногда мрачным, тяжëлым, молчаливым, долго "раскачивающимся" на активное взаимодействие с незнакомыми.

Когда звонок повторился, выбивая Маллигана из мыслей, парень со вздохом поднялся с места и двинулся ко входной двери. Раскрыл еë, не удосужившись заглянуть в глазок, и замер, не ожидая увидеть перед дверью старика. Молча глядел на незнакомого деда, не находясь со словами.
А, – спустя некоторое время утвердил Саймон, несколько озадаченно глядя на гостя. – Вам туда, - и указал на следующую дверь, украшенную вязанными цветами, за которой жила бабуля Бет. Сколько Саймон себя помнил, Бет всегда была старой. А ещё, к ней всегда приходили незнакомые старики. Что же, здорово, когда старость столь насыщенная.

Не сомневаясь, что своими словами Маллиган внёс необходимые коррективы и направил деда в необходимом тому направлении, парень потянул дверь на себя, тут же строя планы на ближайшее время: найти в холодильнике что-нибудь съестное и приготовиться к приходу Анджи. Ещё неплохо было бы помыть голову, но это уже бонусная задача, в которой он вернётся в случае оставшегося времени.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » The New Order


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно