Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » life of four


life of four

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/mgUCxdk.png
по стопам прошлого // Сойка и многие другие // за два дня до послевоенных похорон

+2

2

Она прикрыла глаза и подставила лицо под ветер, позволяя ему раскидать отросшие пряди волос по плечам, и несколько остудить разгорячённую кожу.
Сойка помнила, как Адриарх умер. Помнила, как тяжело восприняла потерю ещё одного своего мужчины, и как его собственные слова, когда-то сказанные ей, позволили отпустить друида. Она помнила ту трагедию. Помнила, как провожали Адриарха. Едва ли такое вообще можно было забыть даже по прошествии стольких лет. Она носила эти воспоминания под сердцем, также, как и многие другие, связанные с её семьёй, её мужем, детьми... Она отпустила. Сначала с трудом, а после - с гораздо более лёгким пониманием правильности слов, обращённых к ней: он хотел уйти. И она честно отпустила, оставив для себя лишь память и образ - то, к чему можно было вернуться, вспоминая о былом. Отпустила. А он вернулся...
Сайгара никак не могла определиться со своими чувствами к возвращению Адриарха, теряясь в них, и испытывая, кажется, слишком многое сразу. Только то переставало быть важным, когда вперёд выходило то, с чем она жила уже второй день. Когда она не могла понять действий Адриарха, когда они настолько сильно трогали её душевное устройство, что внутри всё заводилось, что она, подобно закипающему чайнику, была готова пыхтеть от переполняющих её эмоций, от злости, что не унималась, и лишь находила себе новое место, когда видела веселье Адриарха, его беззаботность, а после обращалась взглядом к умирающему воспитаннику...
Сойка накинула на плечи светлую шаль и, ощутив комфортное тепло, разлившееся по спине, неторопливо направилась мимо домов, аршханов, шагая прямо по улице, и идя не в определённом направлении, а за определёнными мыслями.
Они все, стоя бок о бок, находясь плечом к плечу, как то всегда бывало в военное время, пережили тяжёлый период, прошли ещё одну войну, что красной кровавой чертой прошла через множество жизней, перечёркивая семьи, забирая мужей, отцов, детей. У Сойки всё ещё болела душа по потере друзей, что стали для неё самыми близкими аршханами. Айка, с которой Сойка, кажется, стала лишь ближе после ухода Адриарха, Элл... Казалось, самое время было наступить затишью, что позволило бы отпустить войну, разобраться с её последствиями, попрощаться с теми, чьи жизни она забрала, и вновь научиться жить в относительном спокойствии, только уже без тех, кто до того был рядом. Однако... Женщина вздохнула и скрестила на груди руки, вновь возвращаясь к той мысли, что никак не давала спокойствия. Появление Адриарха будто ещё сильнее раскачало и без того едва держащуюся на плаву лодку, вынуждая её своими бортами то и дело нырять в воду. Он держался собственной позиции, что уже ни раз вызывала споры между ними. Держался позиции, которую Сойка не понимала, и которой возражала, провоцируя Адриарха на очередную ссору. В этом, правда, был определённый парадокс. Единственным, кто был способен помочь её воспитаннику, был Адриарх. Только вот именно он собственноручно и обрёк его на гибель.
Строения несколько расступились, выпуская Сайгару в место, которое для себя она определила как центр города: небольшое открытое пространство, где можно было собрать аршханов. Вот и сейчас она обратила внимание на какое-то движение впереди: то ли веселье, то ли активную деятельность целой группки аршханов. Женщина присмотрелась и слабо улыбнулась, обнаружив кружки в руках некоторых из аршханов. Пошла кругом, обходя веселье, и именно тогда выхватила взглядом женщину, также стоящую в отдалении от происходящего. Сойка знала её, пусть, общаться им не доводилось. То было не удивительно и женщина не стремилась исправить ситуацию. Однако дойдя до жены Адриарха, она ей кивнула, когда на несколько мгновений завладела её вниманием, и встала рядом, на некотором отдалении от неё. Поправила шаль, ощущая, как холодный воздух всё же отнимает приличные доли необходимого ей тепла.
Сойка не думала начинать разговор. Она не искала компанию или собеседника. Однако слова сами попросились наружу, оттого женщина негромко заговорила, коснувшись взглядом жены Адриарха, а после вернув его к группе аршханов:
- Я слышала о том, что случилось с вашим народом. Сочувствую, - искренне произнесла аршханка с пониманием, что их война затронула не только их самих. Но даже тех, кто, как казалось, изначально не имел к ней никакого отношения.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2700 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+2

3

Удивительно разряженный воздух с непривычной свободой проникал в лёгкие, позволяя тем беспрепятственно поглотить из того максимум кислорода, в котором в последнее время испытывался значительный дефицит: трудности с дыханием начались ещё до возвращения в Айхарум, оказавшегося закрытым - можно считать, заброшенным - и оставленным как мирными жителями и военными, так и правительственным составом центральной страны аршханов. Тишина, что на протяжении последних месяцев владела пограничным городом - последним оборонительным пунктом, за разрушением которого последовало бы без малого падение целой расы - постепенно заполнялась тихими разговорами, неспешными беседами и аккуратным, будто осторожным смехом, который всем собой охватывал те крупицы жизни, что удалось отстоять в только-только завершившейся войне. На пустых улицах появлялись силуэты - для неё лишь силуэты, в которые она не столько не хотела, сколько уже не могла вглядеться, - мужские, женские, детские; на лужайки за пределами поселения выводили боевую животину уже без специального, наверняка донельзя увесистого и неудобного снаряжения; тогда как на небольших городских площадях порой и вовсе собирались группы аршханов, в меру выпивавших и с удивительно теплой грустью вспоминавших навеки ушедших. Вслед за войной.

Стоя поодаль от как раз одной из таких компаний, она беспомощно барахталась в сущем хаосе мыслей, который накрыл её с головой и не отпускал с той самой секунды, когда…

- Я всё ещё люблю тебя.
Смешно. Артея находила в тех словах, что были уверенно проронены мужскими устами, нечто воистину смешное. Несмотря на всё то, через что ему довелось пройти из-за неё; что ему приходилось делать, дабы лишний раз убедить и себя, и весь окружающий мир в глубинной ненависти к собственной жене; во что превратилась его жизнь из-за добровольно-принудительной свадьбы с женщиной более знатного рода, он всё равно любил её. Смешон был ровно как и факт, что она будто знала об этом. До последнего - до его откровенного признания в своих чувствах, которыми он совершенно точно не гордился - не позволяла себе поверить в нечто подобное и донельзя нелепое, но всё равно чувствовала, допускала возможность, пусть и всякий раз смеялась на своими допущениями, спешно разрушая их под самое основание. Только он любил. Так, как её не любил никто другой.

Любил без огласки, где-то глубоко внутри себя, позволив заглянуть - всего одним глазком - в собственные чувства, как казалось, очень и очень давно, но уже тогда - слишком поздно. Артея до сих пор помнила, как сидела у камина и читала какой-то древний свиток, о содержании которого она позабыла сразу же, как пришел Дион с её внуком на руках. Женщине достаточно было просто услышать имя маленького мальчика, чтобы ощутить отчего-то непривычно болезненное замирание сердца. Всё, что она тогда спросила про родного наследника - продолжателя их некогда гордого, величественного рода: за кем именно было решающее слово в даровании ребёнку такого имени.

Кажется, уже тогда Артея всё поняла: данный поступок просто невозможно было интерпретировать иначе. Пусть до недавнего времени она отчаянно отказывалась принимать, будучи банально неспособной поверить в нечто столь абсурдное: не мог её любить мужчина, жизнь которого она превратила в сущий кошмар, лишила абсолютно всего, включая родного ребёнка, и без конца предавала, унижая, отказываясь от родства с ним, осыпая оскорблениями. Держась как можно дальше. Не мог. И точка.

Она вновь захватила полной грудью свежий воздух, наслаждаясь лёгкостью, и невольно провела тонкими пальцами по тыльной стороне ладони другой руки. На той красовалась древесная кора, расположившейся на коже изящным, переливающимся на солнечном свете, манящим к себе узором. Артея протяжно выдохнула, вздымая голову к небу и чувствуя, как волосы у самой поясницы развивались на легком ветру; волосы, что переплетались с длинными, витиеватыми зелёными ростками, вдоль которых росла как пышная листва - от неё волосы обретали объём и словно какую-то внутреннюю силу - и белоснежные бутоны неизвестных ей цветов, что создавали собой удивительно прекрасный перелив утопающего в снегу песочного водопада. Артея восхищалась дарами природы, пусть и не понимала, за что та её так нежно любила, награждая не уродством - небывалой красотой. Сегодня же, когда пальцы, которые она никогда не могла назвать родными, будто повели за собой слишком неудачно и категорически некрасиво пробившуюся сквозь кожу кору, растягивая её в утончённый узор… Когда лёгкие внезапно раскрылись с новой, будто молодой силой… Когда перед глазами вновь возникла ясность... Она всё поняла. Её любила отнюдь не природа. Её любил он.

Ощутив чьё-то приближение, Артея перевела взгляд бледно зелёных глаз на подступающий женский силуэт. Сконцентрировала внимание и, увидев в том знакомую аршханку, коротко, привычно холодно кивнула, сразу же возвращаясь к лицезрению разместившейся на небольшой площади группы военных, успевших к тому моменту выпить достаточно, чтобы начать дружно, пусть и приглушенно запевать.

- Это лишнее, - бросила женщина перед тем, как подумать. Честное слово, лучше бы промолчала и не ввязывалась в разговор с той, кто раньше вызывал в её душе лишь лютую ненависть - ничего более. Однако. Несколько помедлив с объяснением, всё же добавила, мельком бросив взгляд на Сойку. - Сочувствие, - вот о чем она говорила. - Бесполезное чувство, - которым не обладали ни сама Артея, ни её муж. Она явно была раздражена, что даже не пыталась скрыть не столько в словах или тоне, сколько во всей себе. - Главы нашего народа приняли решение. Как теперь можно судить: очень ошибочное решение, за которое одни поплатились семьями, другие - годами, а третьи - жизнями. Ничего из этого, - женщина замолкла на пару мгновений, когда её голос оказался переполнен холодной, агрессивной сталью. Вернув же тому относительные ровность и спокойствие, она закончила, - сочувствием не вернуть.

Воцарилась тишина. Тишина, в которой мысли - в особенности одна - становились оглушающими. Настолько, что Артея невольно и будто нехотя из себя выдавила: - Не понимаю, что он только в тебе нашёл.
[LZ1]МИРАРТЕЯ, 2000+ y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/1ibC9kU.jpg[/AVA][NIC]Mirarthea[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-03 23:28:50)

+2

4

Сойка не знала жены Адриарха. Была свидетельницей разговоров о ней, что сначала - в то время, что казалось неимоверно далёким от настоящего момента, - уколом провоцировали на непонимание и ревность, а после стали обращаться в совсем иной смысл, раскрывать эту женщину в виде того персонажа, каким Сойка не признала её первоначально. Она знала о ней всего-ничего, формируя своё мнение вокруг обрывков фраз, эмоций, отразившихся на лице Адриарха во время упоминания его жены, в шутках, в которых Айка и Адриарх задевали её образ. Однако даже с этой информацией Сайгара не была способна полноценно осознавать, что за женщина стоит рядом с ней. С уверенностью понимала лишь то, жена Адриарха достаточно тяжёлая и холодная в своём характере и мировоззрении. Тем не менее, это не помешало Сойке заговорить с ней. С той, с которой у неё сейчас было нечто общее: у них обеих были потери на войне; для них обеих вернулся он.
- Ничего из этого сочувствием не вернуть.
- Знаю, - спокойно ответила Сайгара, продолжая наблюдать за мужским весельем посреди воцарившейся вокруг тиши. Будто светлый огонёк разгорелся во мраке, несомненно радуя глаз. Конечно, сочувствием никого не вернуть и ничего не переменить. Однако Сойка не считала это чувство бесполезным. Единство с кем-то в его горе, поддержка от того, кто испытывает то же самое, кто не просто пропустил твои чувства через себя, но точно знает, что ты испытываешь, какая боль острой хваткой держит твоё сердце, обладала целительной силой. - Я тоже на этой войне потеряла близких, - напомнила женщина, вспомнив улыбающееся лицо Айки, вспомнив Элла...
Резкие слова женщины удивили Сойку, отчего она несколько озадаченно взглянула на Артею, не ожидая таких прямых и едких слов. Сойка некоторое время молчала, возвращая голос собственным мыслям, что несколько притихли от резкого звучания предложения друида, позволяя раствориться неприятному осадку, что проник в её душу, а после слабо, отчасти грустно, улыбнулась, пожав плечами:
- Об этом может рассказать только сам Адриарх, - Сойка знала, что она дорога Адриарху. Знала и никогда не сомневалась в том. Однако она сама не могла выделить в себе ничего того, чего нельзя было найти в ком-то другом. Она была с Адриархом собой-обычной, и при этом смогла заполучить его доверие, а после нечто ещё большее, что было вверено ей и только ей. Оли когда-то сказал ей, что она стоит выше для Адриарха, чем другие его женщины. То было не за долго после их первой с друидом встречи. Тогда Сойке показалось, что аршхан просто пытается её поддержать. И лишь после она поняла, что если слова Оли и были поддержкой, то они были не только ей: в них заключалась правда.
Однако для Сойки было удивительно и то, как живо прозвучали произнесённые Артеей вслух слова. Ведь Адриарх давно ей не принадлежал. И Сойка считала, что то произошло из-за обоюдной нетерпимости партнёров.
- Отчего такая нелюбовь ко мне? - с интересом спросила женщина. Она не хотела нравиться жене Адриарха. Не хотела получить её расположение или любовь. Ей это было и не нужно. Однако Сойка не забирала Адриарха у Артеи. Она не забирала его ни у кого. Он уже был свободен. Или же его жена продолжала считать его своим?
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2700 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

5

Насколько же пустыми порой оказывались слова, наполненные чрезмерно наивным смыслом.

Мирартея не выказала ровно никакой реакции, когда Сайгара заговорила о собственных потерях - жизнях, которые бескомпромиссно утянула в свой омут кровавая, безжалостная война; с чистой совестью, если та у неё в целом имела место быть, проигнорировала данный комментарий: ни сострадания, ни сочувствия, ни уважительного молчания в память об ушедших. Ничего из вышеперечисленного Артея не требовала и к самой себе, считая невероятно глупым ждать подобного от кого-либо в принципе. Этот мир никогда не являлся безопасным пристанищем для душ, коим не посчастливилось в нём родиться; жил в вечном хаосе, не успевая оправиться от одного массового и порой категорически бессмысленного кровопролития, как тут же погружаясь в следующее, схоже отличающееся отсутствием всякого для него основания.

Было ли ей жалко Сайгару? Совершенно точно нет.

- Уже рассказал, - констатировала Артея факт, который её не раздражал, но одновременно с тем не вызывал у неё ни толики положительных эмоций; словно огрызнулась - плюнула в лицо знанием как об их отношениях с Адриархом - до самых сокровенных, интимных подробностей, - так и о его личном мнении относительно данной связи с аршханкой. - Это не значит, что я должна его понимать, - и видят Духи: не понимала. Ни его искренней - зная своего мужа как облупленного, она бы сказала: отчаянной - теплоты и заботы, ни вечной готовности оказаться рядом, будь в нём необходимость как в лекаре или же как в опытном любовнике, ни стремления - если не неутолимой жажды - помочь, поддержать, угодить и доставить удовольствие. Уж тем более Артея не видела причин для того, чтобы видеть себя ниже этой женщины; ведь на самом деле всё было с точностью до наоборот. Однако, несмотря на всё непонимание и откровенное непринятие своей жены, Адриарх не убедил, но доказал собственную позицию, сомневаться в которой теперь приходилось лишь законченному глупцу.

Артея злорадно усмехнулась, когда ей был адресован вопрос: не озадачивший, но одновременно с тем донельзя странный, по крайней мере с её личной точки зрения. Сколь много разумности присутствовало в интересе любовницы, которая спрашивала об одном из проявлений ревности законной жены того самого мужчины, с кем разделяла не только кров над головой на протяжении целого столетия, но и постель? Неужели данной причины для неё было недостаточно, чтобы осознать всё непреодолимое расстояние, раз и навсегда разделившее двух женщин на разные полюса. Скрестив руки на груди, Мирартея быстро поняла свою ошибку, в очередной раз столкнувшись с той неизбежностью, что старательно вела её по направлению к смерти, и опустила их, лишь сцепив пальцы в замок. Затем плавно повернулась к аршханке, уже тогда с немым, а оттого словно ещё более насмешливым вопросом вскидывая вверх брови.

- Скажи-ка на милость, а тебя есть за что любить? - даже если сам Адриарх не был преисполнен сим чувством к ней. - За то, что мой муж тебя имел также, как и сотни, если не тысячи других аршханок? - и точно бы не остановился, исключительно из безысходности соглашаясь на совместное прохождение через последние годы ускользающей сквозь пальцы жизни, если бы не узрел в ближайшем будущем скорым шагом приближающийся конец. Артея, сбереги её от того Духи, не ревновала. Скорее насмехалась. Некогда она считала Адриарха своим - причём правильнее было бы сказать: своей собственностью, - но даже тогда её чувства к нему никак нельзя было определить чем-то воистину искренним и возвышенным. Теперь же она являлась не более чем его женой, а вместе с тем, как выяснилось, любовью всей его жизни. Пусть ей так и не удалось стать той, кто был бы достаточно для него важным, чтобы заставить задержаться. И в том она могла винить лишь себя саму. - Или за то, что ты такая же слепая дура, какой была я? Согласись: достойная причина для такого же достойного отношения, - Артея почти оскалилась, но спешно взяла себя в руки и лишь злобно протянула на едва заметно прерывистом выдохе: - Ничего личного.

Уже давно нет.
[LZ1]МИРАРТЕЯ, 2000+ y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/1ibC9kU.jpg[/AVA][NIC]Mirarthea[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-04 22:46:34)

+1

6

Уже рассказал, - произнесла жена Адриарха.
А Сойка несколько резковато, то ли от неожиданности услышанного, то ли от того, как это было сказано, а затем воспринято ей самой, обернулась на друида и уже не отворачивалась, принимая сказанное всей собой. Адриарх рассказал? Он говорил со своей женой о ней, Сойке?.. Женщине верилось в это с трудом, однако она видела, чувствовала, что Артея не обманывала, что она не подсунула Сойке собственную выдумку, забавляясь с увиденной реакции. Она говорила абсолютно серьёзно и, кажется, сама была не слишком довольна имеющимся у неё знанием. Так Адриарх рассказал... Сойка ощутила, как по душе прошёлся неприятный холод. Так значит Адриарх вынес то, что было между ними двумя для кого-то третьего? И Сойка могла понять, сообщи ей об этом знании друг друида. Тут же - его жена, которой он когда-то желал смерти, смеясь над такой возможностью. Сайгара знала, что озвученный Артеей факт был вырван из контекста общего разговора друидов. Вот только это знание не сильно помогало ситуации: ведь всё равно было озвучено то, что не предназначалось для чужих ушей.
Этот разговор, как первоначально казалось Сойке, мог выйти на что-то спокойное и отстранённое. Им не обязательно было обсуждать Адриарха, к тому же теперь он был скорее ничьим, чем чьим-то конкретным: он был свободен и не обладал никакими привязанностями, поступая так, как считал нужным. Их обеих коснулась война, они обе прошли её тяжело, с личными потерями, они обе сейчас жили в этом городке, переживая одни и те же события, но не вместе, а по-отдельности. У них был шанс увести разговор в более мирное русло, однако Сойка, - далеко не в первый раз, - недооценила свою собеседницу. И теперь ощущала, что, свалившись в тему Адриарха, отношений с ним, они из неё уже не выберутся. Ни сейчас, ни когда-либо ещё.
- Я знаю, что была далеко не единственной у Адриарха, - несколько более жёстко произнесла Сайгара, при этом не удержав нотки раздражения. Она знала. Знала это и тогда, когда впустила в свой дом, на несколько месяцев деля с ним жизнь под одной крышей, и когда соглашалась на столетие рядом с ним. Она принимала это по многим причинам, что уложились у неё в голове уже давно. И сейчас она не видела никакого смысла распинаться перед его женой, объясняя свою позицию. В чём-то Артея была права: у неё не было причин любить Сойку. Только вот и причин ненавидеть её у неё тоже не было.
- Или за то, что ты такая же слепая дура, какой была я?
Женщина пригляделась к друиду, не до конца понимая смысла сказанной фразы. Такая же слепая дура? В чём? Сойка даже не принимала этого "такая же", видя слишком много различий между собой и той, что стояла в некотором отдалении от неё. Они были совершенно непохожи. Сойка бы даже предположила, что они очень во-многом различаются, являясь этакими противоположности. Слишком во-многом, чтобы находить общие черты, которые будто ставились в упрёк Сайгаре:
- "Такая же"? - переспросила она. - Разве у нас есть что-то общее? - спокойно поинтересовалась женщина, пока что с трудом представляя, чтобы её действия перекликались с действиями собеседницы, что с каждым ходом с её стороны всё стремительнее отнимала желание продолжать разговор.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2700 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

7

- Покажи мне того, кто этого не знал, - с открытой насмешкой парировала Артея, глубоко наплевав на изменение тона собеседницы. Сколько б уверенно она себя ни позиционировала, едва ли это поменяло бы хоть что-то, включая факт безмерного любвеобилия друида, с которым их обеих столкнула судьба-шутница. Самой Артее сложно было представить ту, с кем бы он не переспал, особенно если имел в том собственный и весьма пылкий интерес. Сайгара также не являлась исключением, пойдя на поводу у сладких слов, обворожительной улыбки и неестественного, словно невозможного наслаждения, в которое Адриарх позволял с головой погрузиться - стоило только оказаться в кольце его горячих, очень умелых и нежных рук. И это являлось, раз уж на то пошло, не секретом, знакомиться с которым приходилось с распахнутым в удивлении ртом и сомнением в испуганных глазах, а информацией общеизвестной, ни от кого не скрываемой. Могла ли его самая продолжительная пассия о том не знать? Возможно, но в таком случае Артея бы и вовсе потерялась с причиной, по которой её муженёк прожил с другой Госпожой под одной крышей без малого сотню лет. Впрочем, она и без того не понимала.

- Разве у нас есть что-то общее? - женщину невольно передёрнуло от малейшего представления, что между ними действительно имелась какая-то, пусть даже ничтожная, категорически незначительная связь. Хоть, если поразмыслить, в том находилась определенная логика: если Адриарх действительно любил её с самого заключения брака, то ли по иронии судьбы, то ли по науськиванию низших духов вышедшего несчастным и развалившегося меньше чем через столетие, а конец своего жизненно пути решил прожить бок о бок с Сайгарой - не могли же они не соответствовать хотя бы в сущих мелочах. Правда, от осознания сего факта радости не ощущалось. Скорее наоборот. Лишь горькое жжение глубоко в груди.

- Сказала бы "не дай то Духи", но ... - с уже привычной агрессивной сухостью начала Артея, но не договорила: зацепилась взглядом за расплывчатый, но уже успевший стать знакомым силуэт, который с каждым шагом приближавшегося аршхана становился всё более чётким. Окончательно различить в том Мигула женщина смогла только когда тот оказался достаточно близко, чтобы протянуть ей небольшую прозрачную флягу с бултыхающейся в ней жидкостью, на солнечном свете отливающей синевой. Лекарь кивнул ей, Сайгаре - тоже, но с куда более тёплой улыбкой. Забавно, но плевать. Ей было откровенно на то плевать; ровно как и на всё, что тем или иным образом касалось её собеседницы. С нескрываемым равнодушием Артея проводила мужчину и, не став торопиться с изучением содержимого переданной ей ёмкости, вернулась к аршханке, первые несколько секунд на которую она просто смотрела в попытках вспомнить суть их разговора.

Вспомнила. С отвращением поморщилась. Но продолжила.

- К сожалению, между нами гораздо больше общего, чем можно вообразить, - пожала плечами, всем своим видом позволяя понять, что сама от подобного находилась далеко не в восторге. Плавно кивнула в сторону улицы, что отходила от площади и уводила собой в небольшой лесок, под которым располагалась окраина наспех построенного пограничного городка, тем самым предлагая прогуляться. Ответа не дожидалась, развернулась и уверенно, пусть и без какой-либо спешки, двинулась в указанном направлении, успев выпить содержимое фляги и убрать ту за широкий ремень до того, как Сайгара поравнялась с ней. Артея не скрывала своего состояния - пожалуй, обладая достаточными знаниями и хотя бы одним видящим глазом, можно было с первого оценивающего взгляда понять одну простую истину: она умирала, - но предпочитала всё же не давать лишнего повода для развития данной темы. О чем-чем, а об этом говорить она категорически не хотела. Ведь единственный, кто мог ей помочь... Уже отказался. Хоть и делал всё, чтобы по возможности - тогда как ими оставалось лишь изумляться - облегчить её уход.

- Как думаешь, - нарушила Артея начавшую сгущаться тишину. Сглотнула в попытке избавиться от неприятного привкуса зелья, что горчил во рту, и продолжила, глядя прямо перед собой, - не будь ты слепой дурой, стала бы устраивать Адриарху истерики, не видя очевидного?
[LZ1]МИРАРТЕЯ, 2000+ y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/1ibC9kU.jpg[/AVA][NIC]Mirarthea[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-05 10:49:49)

+1

8

Сойка никак не могла привыкнуть к манере речи собеседницы. Она, поняв, кого та из себя представляет, чего следует ждать от этого разговора, старалась не реагировать эмоционально на резкие слова, на острые высказывания, что правда больно кололи своей прямотой и грубостью. Встречала их, пытаясь смягчить их удар и понять их общий смысл, не ранясь об очевидный, но слишком колкий. Однако это не отменяло того, что слова Артеи резали слух от непривычности такого собеседника. Кажется, Сойка успела отвыкнуть от общения с подобными Госпожами, за последние десятилетия гораздо больше своего времени проводя в кругу привычных лиц, но донельзя родных и уютных.
На насмешку Артеи Сойка промолчала, лишь тихо вздохнув. Кажется, эта тема, отношение к которой Сайгара определила уже достаточно давно, и более её старалась не касаться без веской на то надобности, трогала Артею гораздо больше, чем саму Сойку. Да и, если уж на то пошло, женщина знала свою цену среди всех других, о которых говорила Артея. Сойка знала, что является не одной из многих для Адриарха. И эта стойкая уверенность, обладание этим знанием, что закрепилось за многие года и десятилетия, не позволяло поддаться на провокации Артеи, скатываясь в глупый и бесполезный спор.
Когда к ним подошёл Мигул, Сойка улыбнулась ему, и чуть склонила голову, приветствуя давнего друга. Обратила внимание на флягу, которую мужчина вручил Артее, а после пробежалась глазами по самой женщине, тут же определяя для себя примерную направленность того зелья, что передал Мигул друиду.
Похоже, не на долго Артея отпустила своих сородичей: она медленно, но шла к ним.
Сайгара с трудом представляла, о каких схожих чертах говорила друид. Сойка двинулась с места, поравнялась в женой Адриарха и несколько сбавила собственный темп, чтобы идти вровень с Артеей. Конечно, Сайгара предполагала, что Адриарх может искать примерно одно в тех с кем планирует провести больше одной-двух ночей. Однако она не видела ничего, кроме общих черт, что роднило бы её с его женой. И, наблюдая за последней, отчасти надеялась, что то не просто видимость, а истина: у них с Артеей мало общего.
- Как думаешь, не будь ты слепой дурой, стала бы устраивать Адриарху истерики, не видя очевидного?
Сойка по-своему, на мысленном уровне, удивилась, что всё свелось к той теме, в раздумьях о которой она подходила к Артее. К теме, которая не отпускала аршханку достаточно времени и звучала странно из уст жены Адриарха. Её воспитанник, сын Айки умирал. Достаточно быстро, провоцируя Сойку на волнение, на переживания за него. Конечно, она не могла промолчать, стоя в стороне и наблюдая, но... Разве их задача, как старших, ни заключалась в поддержке младших поколений, а не в их умерщвлении?
Сойка не сомневалась: окажись на месте её воспитанника дочь Артеи, та тоже вступилась бы за неё всей собой. При условии, что видение ситуации у обеих было одинаковое, а не разнилось, являя разное очевидное.
- Я не так вижу эту ситуацию? - уточнила Сайгара. Судя по всему Артея и без того была в курсе происходящего, оттого Сойка не торопилась посвящать её в своё видение произошедшего. Да и не особо хотела делиться с ней мыслями, что женщина носила близко к сердцу. - Мне пока очевидно то, что Адриарх отнимает жизнь у дорогого мне аршхана.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2700 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

9

Артея не могла сдержать ухмылки. Злорадной и одновременно горькой: касающиеся слуха слова слишком сильно разнились с ожиданиями, которые, в свою очередь, строились на знании - столь же хорошем знании Адриарха, сколь хорошо он знал свою жену. Сложно было говорить о конкретных чувствах, которые женщина испытывала в тот момент - пребывая в хаосе непонимания, они смешивались, являя собой единую, совершенно неопределенную, неразборчивую массу, - но могла сказать наверняка: ей было неприятно. Как разговаривать с Сайгарой, так и сознавать ту простую истину, насколько же сильно всё изменилось со времён их бурной молодости.

- Духи, как же низко Адриарх пал, - выдохнула Артея под нос, окончание фразы оставляя при себе: её муженёк будто поселился в грязи, изменив всему себе - тому, кем в определённые моменты можно было откровенно восхищаться; даже она - восхищалась, - раз решил связаться с...этой аршханкой. Или же он настолько отчаялся, что решил не придираться и довольствоваться имеющимся на горизонте, а не привычно метаться в сомнительных поисках того личного совершенства, представление об истинности которого имел лишь он один?

Артея, словно от безысходности, развела руки в стороны и свободно уронила их вниз. Нет, ну что она ещё могла сказать?

- Духи... - судя по всему, припоминать высших ей придется сегодня ещё множество раз. По крайней мере в течение разговора с аршханкой, которая не переставала удивлять. Крайне неприятно удивлять, заставляя душу всё сильнее наполняться отвращением и брезгливостью. - Он точно с тобой прожил последний век своей жизни?

Неужели этого времени не хватило узнать друида достаточно хорошо, чтобы теперь не опускаться до подобной тупости? Чтобы даже не мыслить о скандалах и спорах, из которых Сайгаре всё равно не выйти победительницей? Чтобы не рассчитывать на отсутствующие шансы уговорить и перетянуть одеяло на свою сторону? Чтобы не нервировать, не усложнять, не портить! Почему Артее казалось, что та уже всё испортила? Окончательно и бесповоротно. Что Адриарх, с лихвой наслушавшись от этой дуры громких слов, уже принял окончательное решение относительно своего положения в этом мире? Что своей очевидностью аршханка расчистила отнюдь не одной душе дорогу на тот свет? Ладно - сама Артея. С собственной смертью она уже успела смириться, чтобы хранить под сердцем последние крупицы надежды, но ни на что не рассчитывать. Но на её совесть могла лечь жизнь Айлариуса - сына, пожалуй, единственного союза, которому женщина добро завидовала. И ведь не оставалось сомнений, что Сайгара даже не представляла, что своими стараниями сделать правильно и лучше могла лишь всё испортить. Разрушить. Безвозвратно.

- Как можно было потерять столько времени, я не понимаю, - Артея не без нервного напряжения потёрла лоб, скрыв под веками налившиеся разочарованием бледно-зеленые глаза. - Либо ты действительно ничего о нём не знаешь... Да ладно о нём, ты его не знаешь. Либо ты не просто дура, а безнадёжная дура, - она бы выразилась гораздо грубее, если бы была уверена, что Сайгара её поймёт. Однако - да простят её Духи, как же это было убого и нелепо, - ей приходилось сомневаться даже в этом! Живя под боком друида, эта женщина могла легко игнорировать его культуру. Ровно как игнорировала всё, что являлось по-настоящему важным.
[LZ1]МИРАРТЕЯ, 2000+ y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/1ibC9kU.jpg[/AVA][NIC]Mirarthea[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-05 13:23:42)

+1

10

Едкие ухмылки, будто чересчур громкие и наигранные вздохи, обращение к Духам, что раз за разом ударяло Сойку по лопаткам, словно опуская её на несколько уровней вниз, под вынужденной необходимостью со стороны Артеи говорить с подобной "дурой" или же кем похлеще - тут всё ограничивалось лишь запасом ругательств. Сойка вытерпела это раз, промолчала два, аккуратно ответила на третий раз, но когда ситуация повторилась ещё и ещё раз, оседая на кончиках пальцев электрическими разрядами, что пускали по телу раздражение, заводили эмоции, чуть быстрее разгоняя кровь по венам. Женщина не хотела злиться. Ей было проще развернуться и уйти, прервав этот разговор, чем ещё и сейчас провоцировать себя на громкие эмоции. Бесполезно провоцировать, учитывая то, кем была её собеседница. Однако на этот раз смолчать она уже не смогла: 
- Хватит, - поморщилась Сойка, не выдерживая поток ничем не прикрываемого отвращения в собственную сторону. - Кажется, у нас разные позиции непонимания, - более сухо, чем до того, отметила женщина, вкладывая в свои слова не только суть настоящей ситуации, пусть её - в большей степени, но и прочие взгляды, которые разнились даже в манере подбора слов. Например, Сайгара искренне не понимала, как можно вот так общаться с другими. Знала, что можно, но не понимала, что при этом должно быть в собственной душе.
- Я знаю его, - поднабравшись серьёзности тона произнесла женщина, - и не тебе судить об этом. Я не только жила последний век с Адриархом, мне довелось с ним прощаться, - что далось Сойке с большим трудом, и сильно по ней ударило даже при подготовке к такому исходу. Она считала, что знала друида. Знала настолько, насколько тот позволил ей это сделать. Она не лезла туда, куда не следовало, ограничиваясь поверхностным интересом, расспрашивала, если понимала, что он ответит и поделится с ней. Однако в этой ситуации...
Элл был из четвёрки Адриарха. Айка была друиду как дочь. А их сын, за жизнь которого Сайгара уже однажды заступалась, когда Адриарх высказывал мысли в пользу убийства ребёнка, проявил неуважение. Такое, за которое впору было наказать. И Сойка считала, что Адриарх преподал Лари урок. Только этот урок должен был стоить мальчику жизни.
- Только я не понимаю, к чему ты об этом говоришь. Чтобы услышать от меня что-то? Сказать? - женщина отвела взгляд от дороги и на несколько мгновений заглянула в лицо друиду, а после вновь вернулась к дороге, что постепенно уводила к лесу. Да, Сойка сама начала их с Артеей разговор. Вот только Артея сама увела его в тему Лари. Сама проявила инициативу. Для чего? Чтобы узнать мнение Сойки, её позицию? Чтобы озвучить свою, которая могла оказаться отличной от всех остальных? Или чтобы получить возможность обругать Сойку, воспользовавшись её положением? Что же, для последнего, как теперь казалось Сайгаре, отдельный повод не был нужен, учитывая то, кто шёл рядом с ней, составляя компанию в неспешной прогулке, которую, впрочем, уютной назвать было нельзя: слишком многое выбивалось из этого понятия. Слишком многое.
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2700 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

11

Видят Духи, Артея изо всех силах пыталась относиться к Сайгаре со снисхождением и мало-мальски уважением, последнее из которых, исходило, прежде всего, из связи этой женщины с Адриархом - её официальным мужем - и заставляло пусть не во всех случаях, но всё же сдерживать себя в словах и выражениях; относись она по другому - аршханке пришлось бы выдерживать совершенно другую манеру общения, что едва ли ей бы удалось. Однако у всего - в особенности у терпения друида - имелись свои границы. Те самые, что Госпожа с каждой фразой всё сильнее нарушала, в какой-то момент и вовсе переступив последнюю черту - черту невозврата.

Вместе с тем, как две женщины уходили от спокойной и выдержанной ноты в разговоре, они заходили всё глубже в лесную чащу. С каждым шагом Артея чувствовала себя более увереннее - и телом, и душой ощущала каждую единицу живой материи, из которой было сотворено это место матушкой природой. Захватив полную грудь воздуха, она уловила целый букет лесных ароматов, что подействовал на неё удивительно успокаивающим образом. Чего в настоящий момент - в беседе с Сайгарой - очень сильно не хватало.

После длительного молчания, пропитанного негодованием и всё сильнее набирающейся злостью, она всё же заговорила вновь. Более спокойно, но с прежней жесткостью в голосе - холодной, бескомпромиссной сталью, которой она буквально хлестала аршханку, искренне надеясь, что ей больше не придётся повторять. К счастью или к сожалению, но у неё банально не будет для того ещё одной возможности. Быть может их знакомство ещё толком не успело начаться, но Духи тому свидетели: уже совсем скоро ему суждено было стремительно подойти к концу.

- Думай обо мне что хочешь, но советую, как женщина женщине советую: перестань терять время. У того же Лари его банально нет! - буквально выкрикнув последнее слово, чем спугнув близ находящихся птиц, женщина замолчала и продолжила лишь тогда, когда вернула своему голосу привычный тон. - У тебя же есть последний шанс узнать Адриарха. И спасти вашему с ним сыну жизнь...

Артея замедлила шаг, зацепившись взглядом за два далеких силуэта, расположившихся на бревне поваленного или же нарочито срубленного дерева. Одного по вытянутой струной спине, на которой красовалась узор древней и едва ли уже кому-то известной символики одного из Высших братьев, она узнала сразу; не соврала бы, заверив, что узнает его из тысячи. Что нельзя было сказать о сидевшей рядом с друидом девушке - довольно молодой, если судить по одеянию. Её голова покоилась на мужском плече, тогда как волнистые темные волосы прикрывали собой часть его спины, а вместе с тем и руки парочки, со стороны выглядевших не иначе, как две безумно влюбленные друг в друга юные души. Несмотря на это Артея могла заверить, что незнакомка приобняла её мужа за предплечье: о том свидетельствовала соответствующая поза, с которой сложно было представить иное положение. Наверняка они о чём-то сладко ворковали, но о чём именно пока не позволяло расслышать расстояние, пусть то и становилось с каждым шагом всё меньше и меньше.

Взгляд, самодовольный и надменный, был направлен в сторону Сойки, на тот момент ещё продолжавшей двигаться вместе с ней, однако Артея не сомневалась: совсем скоро аршханка остановится, не пожелав вступать в игру, которая, как женской интуиции наверняка наивно думалось, к ней не имела никакого отношения. Впрочем, даже если имела – виделась слишком личной, чтобы нарушать уединение влюбленных. Друид не знала свою спутницу – раз уж на то пошло, не хотела знать – но чувствовала. Не могла не чувствовать: слабость всегда ужасно смердит.

- … какого это было? – донеслось приглушенным мужское эхо. Что было произнесено до того, к сожалению, расслышать не удалось; одна только интонация могла рассказать значительно больше самых красноречивых слов. Сидящая подле друида девушка плавно повернула к нему голову и уткнулась подбородком в костлявое – пусть и не такое, как раньше – плечо, изучая профиль перед собой влюбленным, светящимся от счастья взглядом.

Последовало несколько донельзя продолжительных мгновений тишины, в которые Артея, невольно завороженная увиденным, остановилась, чтобы случайно не произвести шум, который нарушил бы ту идиллию, что царила между её мужем и незнакомкой. Она не могла сказать, что в том момент испытывала Сойка, но за себя могла ручаться: сама она наблюдала за влюбленной парочкой со спокойствием и неподдельным удовольствием, не испытывая ни малейшего укола ревности. Да и о зависти не ей было говорить в имеющихся обстоятельствах: женщина слишком хорошо знала того, с кем однажды жизнь – и донельзя настойчивые предки – её связала брачными узами.

- Знаешь, я даже не думала о чём-то подобном, - наконец, полушепотом ответила девушка, расплываясь губами в скромной, но такой нежной и искренней улыбке. Адриарх плавно повернулся к ней, едва не касаясь румяного лица кончиком носа. – Это лучшее, что только могло со мной произойти, - незнакомка подняла взгляд выше из-за ещё большей близости. В какой-то момент могло не только показаться, но и зародиться непоколебимая уверенность, что ещё пара неторопливых минут неосознанно задержанного дыхания и они воссоединятся в обоюдно желанном поцелуе.

Не дожидаясь, когда близость влюбленных ещё на шаг приблизится к своему пику, Артея обернулась к Сойке, не убирая пышные волнистые волосы за спину - позволяя тем в переплетении с душистыми белоснежными цветами спадать по плечам на подчеркнутую вырезом платья грудь. Оставив искрометность взгляда и ядовитость речи до случая, когда в тех будет хоть какой-то, пусть даже совершенно незначительный толк, женщина одарила спутницу едва заметной улыбкой и с куда более искусно спрятанной жалостью дала последний совет.

- Не губи ребенка ложной уверенностью, что знаешь моего мужа, - сказала она тихо, с осторожностью: отнюдь не с той, что могла бы обезопасить Сойку от непонимания или же обиду - той, что позволила не нарушить собой то прекрасное уединение, в котором в настоящий момент пребывал друид. Артея не надеялась оказаться ни услышанной, ни осознанно воспринятой. Не дожидаясь какой-либо реакции, она сделала несколько плавных шагов в прежнем направлении, становясь всё ближе к небольшой поляне, на окраине которой уже сидело двое, как вдруг остановилась. Её никто не вынуждал продолжать разговор, пусть небольшое дополнение, возможно, всколыхнув эмоции беспомощной аршханки, могло сыграть значительную роль - она хотела этого: насмехнуться и унизить. Вне зависимости от того, сколь это имело пользы для ситуации в целом. - Чем раньше ты это усвоишь, Сайгара, тем будет лучше для всех: тебе не ведом Адриарх, в особенности как мужчина, - не как друид, способный излечить практически любой недуг, даже если тот окажется сродни смерти, а уж тем более как герой, первый за всю сохранившуюся в летописях истории, кто смог не только остановить время, но и повернуть его вспять. Пусть и ценой собственной жизни. В данных образах его знали многие. Слишком многие для того, чтобы говорить о глубоких чувствах. Словом, говоря о них… - Как не ведом и тот факт, что несмотря на толпы женщин, побывавших в его постели, он любит только меня.

Артея, вскинув голову, злорадно ухмыльнулась, возвышаясь и заставляя принять поражения: с вышесказанным сложно было спорить как минимум потому, что за ним стояло самое главное - слово самого Адриарха. Закончив на том, она плавно отвернулась от своей нежеланной спутницы и ровным шагом двинулась к мужу, который продолжал сидеть на стволе поваленного дерева вместе с юной незнакомкой, к тому моменту уже успевшей вернуть голову ему на плечо. Её уже не интересовало ничто из того, что осталось за спиной: ни уговоры, ни надежды, ни чужая слабость. В те последние клочки ускользающей жизни, что ей осталось провести в этом мире, женщина не собиралась тратиться ни на что меньшее моментов, доставляющих исключительное удовольствие и внутреннее умиротворение. Именно за ними она уверенно шла вперёд.

Когда же до желанного оставалось не больше десятка шагов, Артея встретила поднявшийся на неё взгляд незнакомки сталью, сразу устанавливая свою позицию. Что же до мужчины, то он не только не обернулся - пусть и совершенно точно слышал приближающиеся шаги - но и не посмотрел на жену даже когда она опустилась рядом с ним со свободной стороны. Сама она ничего иного и не ожидала; лишь села поудобнее, расправив подол платья, и уложила сложенные руки на ноги, слегка наклонившись вперёд. Что ни говори, а её всё устраивало: и весенние красоты леса, наполненные цветущей зеленью и задорным пением птиц, и компания, пусть кого-то из неё Артее знать не доводилось, и тишина, конечно, не лишенная тяжести, но именно та тишина, в которой она желала находиться.

Тишина, что была в скором времени не нарушена - разбавлена коротким вопросом.
- Выпила?
Артея посмотрела на друида, который беззаботно продолжал любоваться простирающимися вплоть до сгущающей лесной глуши видами, и ничего не ответила, прекрасно понимая, что озвученный интерес её мужа нёс больше риторический характер: по-другому и быть не могло. Совсем скоро Адриарх молча забрал у неё руку, положив ту себе на колено и накрыв тонкое женское запястье своей ладонью. Та была непривычно холодной - сразу возникло желание её согреть, но женщина наскоро избавила себя от столь терзающей душу мысли. Когда же друид убедился в соблюдении всех отданных днём ранее указаний, вернул себе прежнее положение, но освобождать ногу от руки жены не стал. Как и не выказал ничего против, когда она чуть придвинулась и приобняла его за предплечье. Того Артее было вполне достаточно, чтобы с удовлетворением выдохнуть и, оторвавшись от изучения лица мужа, обратиться взглядом к просторной поляне, на которой, если присмотреться, можно было заметить резвящихся крольчат, которые разбежались тут же, стоило только спокойствия оказаться неожиданным нарушенным.

По центру просторной поляны благодаря динамичному порталу образовался субъект аршханского происхождения и как всегда воинственной наружности. Из отличительных черт в нём можно было выделить разве что затянутую многочисленными ремнями одежду и густую сальную шевелюру, с кончиков которой местами стекали капли пота. При его появлении девушка, сидевшая от Адриарха по правую руку, приосанилась, ещё сильнее ожив улыбкой, но плеча друида отпускать не торопилась. Сам же аршхан бегло осмотрелся по сторонам, будто прислушиваясь, тогда как после, видимо, не найдя искомого, обратился к сидевшей напротив троице.

- Я же не мог ошибиться, - протянул он на рваном выдохе не то спрашивая, не то утверждая. Потратив ещё несколько секунд на изучение окружающей местности как взглядом, так и силой души, мужчина остановился на друиде, наблюдавшим за ним со всё более выраженной ухмылкой. Адриарх лишь пожал плечами, без всякой определенности отвечая направленному в его сторону интересу. Откровенно говоря, та не очень то и понадобилась. Всего пара мгновений зрительного и аршхан резко обернулся, впиваясь рукой в горло молодого паренька, который, судя по посетившему его лице удивлению, не ожидал быть обнаруженным.

- Вот ты и попался, - сказал старший без удовольствия, что, говоря по правде, являлось вполне уместным в имеющихся обстоятельствах.
[LZ1]МИРАРТЕЯ, 2000+ y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/1ibC9kU.jpg[/AVA][NIC]Mirarthea[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-05 23:41:00)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » life of four


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно