Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » behind closed doors


behind closed doors

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Teo J Marino & Selena Price
St Patrick's Hospital
october'18

+2

2

Первый месяц интернатуры убедил тебя лишь в одном: ты совершенный ноль в медицине. Даже не смотря на идеально сданные экзамены в университете, даже не смотря на высокие баллы в медшколе, как обычно, практика имела мало общего с теорией, которую ты бесконечно заучивала последние восемь лет. Прибавьте к этому регулярный недосып, стресс, новый коллектив, неадекватных пациентов, и вот уже ты невольно начинаешь задумываться: а нахрена тебе вообще всё это нужно? Но ты не привыкла отступать. Ты знала, что к недосыпу привыкаешь, стресс будет уменьшаться пропорционально времени, проведённому в клинике, коллектив станет для тебя большой семьёй, неадекватные пациенты — частью рабочего дня, ну а знания наконец удобно устроятся в голове, приправленные реальным опытом. Но на это нужно время. Впереди ещё 5 лет ординатуры, и ты в самом начале пути. А чтобы этот путь был куда менее тернист, нужно всё время улучшать свои навыки.

Сегодняшнее твоё дежурство подошло к концу. Но вместо того, чтобы отправиться домой к мягкой кровати и вкусному ужину, ты решила чуть задержаться в клинике и попрактиковаться в накладывании швов. И есть ли для этого лучшее место, чем морг? В первые годы в медшколе это помещение заставляло твоё сердце сжиматься, к горлу подступал ком, а запах резал глаза. Что уж говорить о первых швах и прикосновениях к мёртвому телу! Даже на подходе к прохладному помещению начинали дрожать руки. Теперь же ты уверенным шагом приближалась к двери, за которой скрывался морг, и сердце твоё не выстукивало тревожных ритмов о рёбра. Короткий стук в дверь. Оставалось надеяться, что сегодняшний патологоанатом не будет против твоих амбициозных планов.
[LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

Отредактировано Selena Price (2021-09-08 13:49:41)

+1

3

Тебе тридцать один год. Кто-то скажет «уже», для тебя же это «всего лишь». Ты только-только начал свою карьеру и кажется, что всё ещё впереди. Научные работы, повышение квалификации, продвижение по карьерной лестнице и не только. Кто знает, может быть там впереди ты позволишь себе открыть своё дело и будешь уже не простым рабочим, который подобен винтику в механизме большой машины, который могут сменить в случае поломки и выкинуть, а большим человеком. Но это потом. Сейчас это всё кажется таким далёким и недостижимым. Но всё же ты позволяешь себе дерзость - мечтать об этом пока никто не видит.
Рабочая смена началась, как обычно: колкие шутки Янга, санитары, которые пили кофе, вместо того, чтобы заняться работой и стол, заваленный до отказа бумагами. Янг никогда не любил бумажную работу и оставлял её тебе. Он здесь царь и бог, хозяин подземного царства. Поэтому ты послушно переодеваешься в рабочую форму синего цвета, оставляя повседневную одежду в недрах металлического шкафчика, и идёшь к столу, настраивая себя на рабочий лад. Это же всего лишь для опыта, чтобы набить руку. В голове прокручиваются мысли о том, что всё это игра, которую надо исполнить, если не идеально, то близко к этому.
Санитары под дружный гогот сметают крошки от печенья со стола прямо на пол. Похожие на горилл, они и привычки имеют больше животные, чем человеческие. Завидев постороннего, дружной компанией подхватываются с места, чтобы поменять место пребывания - больничный кафетерии. Но тебе было всё равно на них, даже не собирался делать ни одного замечания. Только зависнуть около кофемашины, чтобы получить свой живительный напиток. А дальше… дальше тебе не светило ничего, кроме бумажной волокиты. Если не позвонят сверху и не скажут, что кто-то умер или необходим анализ биопсии.
Тишина.
В морге не осталось никого кроме тебя. Тебя и стука каблуков, который приближался. Стук в дверь. Твоё удивление, когда дверь открывается и дверном проёме показывается женская фигура. Красивая. Настолько, что кажется нереальной среди холодных стен унылого серого цвета.
- Добрый…- запинаешься, ищешь взглядом часы, чтобы увидеть точное время, ведь за работой не замечаешь, как пролетают мимо часы, - вечер. Вы что-то хотели?
Вот ты хочешь точно. На губах застыла фраза «кажется, вы ошиблись», но нет решимости её произнести вслух. Вместо этого поправляешь очки и поднимаешься со стула. Жёлтая папка соскальзывает со стола и летит вниз, обрывая тишину повисшую между вами.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 31 y.o.
profession: патологоанатом гос. им. Святого Патрика
[/LZ1]

+1

4

Приоткрываешь дверь и пока не делаешь настойчивый шаг внутрь прохладного помещения, освещённого белыми лампами, делающими его будто ещё холодней. В любой другой ситуации ты повела бы себя именно так: уверенно прошла в кабинет, с порога заявив, что тебе нужно. Ты привыкла добиваться своего, и это качество не раз помогало тебе в жизни. Чёрт, тебя взяли на интернатуру по хирургии в крупнейшую клинику Сакраменто. Это уже что-то говорит о тебе. Но в госпитале действовали свои законы, да и субординацию никто не отменял, поэтому ты, умерив свой решительный нрав, не спешила врываться в помещение, никак к тебе не относящееся.

— Добрый, — приветственно улыбаешься брюнету, расположившемуся за столом с тонной бумаг. Что ж, от этой части работы никуда и никому не деться. За первый месяц интернатуры на тебя было скинуто столько бюрократической волокиты, что от одного взгляда на кипу документов неприятно сжималось в области солнечного сплетения. В твои планы совершенно не входит отвлекать мужчину от работы, поэтому ты хочешь было ответить, какие мотивы привели тебя сюда, на нижний этаж здания. Но тут со стола соскальзывает папка, и ты инстинктивно направляешься к ней.

— Я — Селена Прайс, интерн-хирург, — начинаешь ты. Твой бейджик с твоим вполне удачным фото подтверждает сказанное, а значит, как минимум, ты точно не просто проходила мимо. Собираешься потянуться за жёлтым скоросшивателем, но брюнет опережает тебя. Ну прям ситуация из какого-нибудь пресловутой романтической комедии, не иначе. Ты улыбаешься своим мыслям и продолжаешь: — Моя смена закончилась, но я бы очень хотела попрактиковаться в накладывании швов. От ординаторов постарше ты слышала, что, в целом, это практикуется, но всё зависит только от настроения и расположения патологоанатома. —  Обещаю, что Вы не заметите моего присутствия. Ну и с меня причитается. Протягиваешь мужчине стакан с не успевшим остыть чёрным кофе, что всё это время был в твоих руках. — Могла бы принести и чего-нибудь покрепче, но вначале решила узнать, что Вы предпочитаете, — смеёшься, опуская руки в карманы формы.[LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

Отредактировано Selena Price (2021-09-08 14:21:19)

+1

5

Папка ударяется о кафельный пол с глухим звуком. Маленькая оплошность твоего начальника - свалить все бумаги в одну кучу, не пытаясь даже сделать это как можно аккуратнее. Зачем? Разбирать всё это не ему. Первым подхватываешься поднять её и снова положит на стол.
-Очень приятно, Селена. - Улыбаешься в ответ, под себя подмечая, что с улыбкой девушка ещё краше. Несколько лет назад, ты бы точно растерялся в её обществе. Но не сейчас. Сейчас уже большинство тараканов в твоей голове разбежались, что даже говорить с людьми стало в разы проще. - Не видел вас раньше. - Видимо новенькая, ещё не успела привыкнуть к этому филиалу ада. Это видно невооруженным взглядом по ухоженному образу. Улыбка самая настоящая, а не притворный оскал, за который все привыкли прятаться, чтобы получить делаемое. - Тео Джей Марино. Приятно познакомиться. - И ты протягиваешь руку, чтобы подать в знак приветствия и только сейчас замечаешь, насколько холодны твои ладони. Самое время отпускать фирменные шутки про патологоанатомов. - Да не стоило. - Тёплый стакан кофе оказывается в твоих руках. Приятный бонус, о который можно погреть руки, а после и душу. - Если нужна помощь, то просто обращайся. Это же в какой-то степени в моих интересах, чтобы вы хирурги накладывали швы хорошо. Но если увидишь здесь, - указываешь на стол, за которым сидел сам, - седого мужика с глазами, как у мопса, то лучше сразу уходи. Человеческие чувства ему не знакомы. - Смеёшься, ставя стакан с кофе на стол. Точнее ищешь место куда его можно поставить, отмечая про себя, что после просто обязан его разобрать. Иначе эта кипа бумаг и прочих вещей угрожает сойти лавиной вниз. - Так, давай подумаем, кого я могу тебе доверить. Этот…нет, его заберут скоро. - Ты берёшь одну папку за другой, пролистываешь страницы, вчитываешься в текст, откладываешь в сторону. Всё не то. - А это… - запинаешься, переводишь взгляд на любопытные глаза Селены и молча откладываешь папку ребёнка с сторону. Не самое подходящее тело для обучения девушки. - А тут. О, вот. Этот подходит, - Палец ударяет бумаге, - Ричард Смит. Пятьдесят лет. Умер от остановки сердца. Завещал своё тело студентам. Отличный вариант. Ну что ж, пошли. Покажу где он лежит. У тебя инструменты с собой? - Обходишь интерна, чтобы выйти первым, как хозяину этих владений. В пару шагов пересекаешь кабинет, но дёрнув за ручку слышишь звонкий металлический звук. Дверь не открывается. - Не понял.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-08 21:44:46)

+1

6

Когда пришло время выбирать, каким именно врачом ты хочешь стать, ты ни секунды не сомневалась — с самого первого дня в медшколе, да что уж там, со времён учёбы в университете, ты точно знала, что хочешь стать хирургом. Пока остальные девушки с твоего курса выбирали акушерство, педиатрию и психиатрию, ты совершенно была уверена, что хочешь оперировать. Причём вряд ли бы смогла ответить с ходу, почему именно хирургия. Возможно, потому что ты не любила простые задачи. Возможно, потому что в мужских коллективах тебе было чуть проще, а статистически мужчин в хирургии значительно больше. Возможно, потому что ты совсем не видела себя в другом профиле. Но уже сейчас, просто присутствуя ассистентом на операциях, ты могла убедиться, что сделала правильный выбор. А вот почему молодой симпатичный мужчины решает стать патологоанатомом? Нравится раскрывать загадки? Если тебе повезёт, ты обязательно узнаешь. Но чуть позже.

— Седой, с глазами как у мопса. Запомнила, — смеёшься, отмечая про себя, что у Тео очень приятная улыбка. Пожалуй, слишком приятная для этого мрачноватого места. Не хотелось бы, чтобы эта работа со временем внесла в неё свои изменения. Внимательно наблюдаешь за тем, как мужчина делает выбор. Конечно, накладывать швы на трупе и на живом, тёплом человеке — это очень разные вещи, и в этом ты убедилась ещё в самые первые дни, попав на дежурство в приёмное отделение, где именно в эту смену случилась большая авария, и многим потребовались швы. И не сказать, что ты справилась плохо. Но тебе хотелось стремиться к идеалу, ведь людям потом с этим жить, и ты бы предпочла, чтобы со временем ничего не напоминало им о не самом приятном дне их жизни.

— Да, с собой, — ты похлопала по карману, в котором лежал небольшой тканевый свёрток с самым необходимым. Ничего лишнего: скальпель, пролен и несколько разных игл. — Так что я готова познакомиться с Ричардом. Да, медицинская школа точно умеет стирать у будущих врачей страх перед мёртвым телом. Страх и благоговейный трепет. Тело — это просто тело. И однажды, рано или поздно, мы все окажемся на этом металлическом столе.

Ты готова следовать за Тео, испытывая лёгкое предвкушение от удачно выпавшего шанса набить руку, но вдруг брюнет останавливается у двери в попытках её открыть. Подходишь ближе. Даже пытаешься сама потянуть за ручку, скорее на автомате, чем из-за сомнения в физических способностях мужчины. Опускаешься на корточки и заглядываешь в замочную скважину. —Там вроде ключ застрял... Может попробовать его чем-то пропихнуть? Но ни карандаш, взятый со стола, ни более мелкие инструменты не справляются с задачей. Сломанный ключ крепко обосновался внутри. — Кажется, я видела хоррор, который начинался именно так, — ты смеёшься. — Может тут ещё и не ловит связь? Ну что же, ты всё равно не спешила домой...[LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

Отредактировано Selena Price (2021-09-08 16:14:21)

+1

7

Это фиаско.
Полный провал.
Непонимающе смотришь на дверь и дёргаешь за ручку ещё раз. Мысленно понимая, что это не поможет, но рука на автомате дёргает ещё раз. Контрольный.
Отойти в сторону. Посмотреть на проблемы со стороны, пока Селена пытается сама разобраться в проблеме. И вот ты уже ассистент на операции. Только на столе нет человека, есть только дверь и застрявший в замочной скважине обломок ключа. Но ты передаёшь в руки хирурга сначала карандаш, затем скальпель из шкафчика, а после шприц. Ни то, ни другое не помогает. Чёрт.
Тяжёлый выдох и ты снова подходишь к двери, чтобы оценить ситуацию ещё раз. Обломок засел глубоко. Старая дверь захлопнулась так не вовремя. Об этой проблеме санитары и патологоанатомы говорили управляющим не один раз - дверь или хотя бы замок стоило заменить. Поэтому в двери был вставлен ключ, если кто-то находился внутри. Но сейчас это не помогло. Старая отмычка дала трещину в самый не подходящий для этого момент. Обломок даже подцепить не было возможным. И ты тут же начинаешь думать о том, что если бы ты чаще настаивал бы на том, чтобы дверь всё же сменили, то ничего этого не произошло. Или, если бы ты оставил дверь открытой и подпёр её чем-то, как делал раньше.
- Связь? - Виновато поднимаешь глаза на селену и поднимаешься с корточек. Будто бы это ты виноват в том, что произошло. Будто бы это ты запихнул морг на подземный этаж. - Нет. Связь тут не ловит. - В подтверждение своих слов ты показываешь телефон и пожимаешь плечами. - О! -  В голову приходит генеральная и простая идея: воспользоваться стационарным телефоном. Только вот никто не отвечает. Пересменка, работа, дела. Что угодно, что не даёт никому ответить. - Никто не отвечает. Кажется, у тебя появится отличная история, которую можно будет рассказать друзьям на очередных посиделках.
Тебе остаётся только улыбнуться. В этой ситуации ничего не сделать. Можно только сидеть и ждать, что кто-нибудь решит спуститься в морг. А пока… пока ты садишься на кожаный чёрный диван в углу кабинета, запрокидывая руки за голову, и смотришь в потолок.
- Только вчера видел статью об играх для досуга. - Улыбаешься, показываешь Селене на диван. - Садись, не стесняйся. Даже не знаю что тебе предложить. Даже карт тут нет. Как тебе в госпитале?[/b] - молчание не самый лучший выход, поэтому спрашиваешь первое, что пришло в голову.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-08 21:50:46)

+1

8

Говорят, случайности не случайны. В твоей жизни с завидным постоянством происходили такие мелкие неурядицы, и ты научилась относиться к ним с юмором. Сломанная во время танцев в баре шпилька, проколотое колесо такси ровно тогда, когда ты опаздываешь на встречу, опрокинутый на незнакомца напиток, проливной ливень, хотя по прогнозу было солнце — жизнь и складывается из таких маленьких моментов. Такие моменты оседают в памяти, приводят к новым знакомствам, да и просто поднимают настроение, если не воспринимать их как тяжкое испытание или злую насмешку судьбы. Танцевать в баре можно и босиком, вместо такси можно пробежаться, незнакомцы обычно перестают злиться, стоит тебе приятно улыбнуться и предложить угостить напитком, а ливень в Калифорнии — чем не повод насладиться приятной свежестью?

И если случайности не случайны, то зачем переживать из-за того, что на какое-то время вы оказались заперты в этом помещении. Вы точно не умрёте от нехватки кислорода и обезвоживания. А ещё это функционирующая больница, и люди периодически здесь умирают, так что, готова поспорить, скоро кто-нибудь вас найдёт. А пока... Ты же хотела узнать, почему Тео стал патологоанатомом? Вот тебе и повод.

Ты сама достаёшь телефон, чтобы на всякий случай убедиться, что твой оператор тоже отказывается работать в подвальных помещениях. Не обнаружив ни единого деления в углу экрана, ты убираешь этот ставший бесполезным предмет назад в карман, наблюдая, как мужчина безрезультатно пытается дозвониться по обычному телефону. — Или если снова окажусь запертой с кем-нибудь... — улыбнувшись, пожимаешь плечами и опускаешься рядом с Тео на диван.

— Города? Правда или желание? Бутылочка? Пожалуй, ты слишком давно не оказывалась отрезанной от мира, и уже и забыла, как вы проводили время, когда были значительно моложе, и интернет со смартфонами только-только врывались в вашу жизнь. — У меня есть твоя компания, и это уже хорошо, — и, улыбнувшись, тут же добавляешь, — Но если тебе нужно будет поработать, только скажи. Может даже смогу помочь тебе с чем-нибудь. Например, я почти профессионально могу сшивать документы.

Чуть осматриваешься, подробней разглядывая помещение. Учитывая, что окон тут не было, было даже не понятно ни время суток, ни погода за окном. — Знаешь, не считая ужасного кофе и постоянного недосыпа, мне даже нравится — вновь обращаешь взгляд на Тео. — Знаю, что интернатура — чуть ли не самый тяжёлый год, но я не жалуюсь. Знала ж, на что шла. И в этом, наверное, все врачи были похожи. Если уж ты пережил восемь лет учёбы, все экзамены, практики и добрался наконец до настоящей работы, то попросту не можешь не получать от этого кайф. Остальные же просто не задерживаются.

— Наверное это самый популярный и успевший надоесть тебе вопрос... Но почему патологическая анатомия? — откидываешься на спинку дивана.[LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

+1

9

Безвыходность.
Она обнимает тебя за плечи, усаживает на диван и шепчет в ухо «расслабься». И ты повинуешься ей, ведь выбора у тебя нет. Остаётся только ждать, что санитары наконец-то допьют свой кофе, закончат все беседы и решат вернуться обратно. Но в голове ты прикидываешь время, которое может пройти. Час или два. Они не сильно спешили выполнять свои обязанности. Тем более видели тебя за горой бумаг, значит, их работа начнётся не скоро.
Выдох.
- Работа? - Бросаешь взгляд на стол и жёлтые папки на нём. - Она подождёт. Признаться, это даже не мои бумаги. Просто мой коллега не любит эту бумажную волокиту и сваливает всё на меня. - Пожать плечами, перевести взгляд на Селену и улыбнуться. Она как никто другой сейчас способна понять, что такое выполнять грязную и неприятную работу за старших коллег. И воспротивиться этому нет возможности, если ты хочешь работать здесь и дальше. Поэтому приходится в ущерб своему времени заниматься этим. Сейчас желание отпало. - Спасибо за помощь. Но обойдётся. Ничего не случится, если я скажу ему, что было много работы.
Ты подмигиваешь, вспоминая, что делал это не раз. Да и что может случится? Янг немного поворчит, позакатывает глаза и отвлечётся на работу, где опять какой-нибудь врач накосячил с диагнозом.
- Интернатура. - Выдох облегчения. Сам ты уже прошёл через этот путь и был полноправным специалистом. Но в памяти были свежи бессонные ночи, дни, когда ты забывал, что в мире существует что-то ещё кроме больницы. - В это втягиваешься. Я и сам не так давно её закончил. В какой-то момент думал о том, что и сам могу оказаться на секционном столе. - Смеёшься, внимательно слушая вопрос коллеги. - Да, мне задают его часто. Даже не знаю, что чаще - этот вопрос или испуг в глазах собеседника. Ну знаешь, многие считают меня чуть ли не психопатом, раз я могу работать в таком месте. - Тебе остаётся лишь улыбнуться своим словам и пожать плечами. Мир большой - люди разные и кто-то боится всего что связанно со смертью, как огня. - Ответ простой - я просто не хотел работать рядом с отцом. Ну может знаешь - Орландо Марино. Нейрохирург. Светило науки и прочие регалии. От медицинского института я не смог отвертеться, а вот отделение выбрал сам, чтобы избежать участи быть тенью своего отца. Если бы я стал хирургом, как и он, то точно бы до конца жизни слушал бы его нравоучения. А ты? Прозвучит банально, но… девушки с такой внешностью обычно выбираю жизнь куда проще этой.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-13 22:41:10)

0

10

Время замедляется. Время останавливается. Время никуда не спешит.
Как, собственно, и вы. Сейчас, когда от вас самих совершенно ничего не зависит, остаётся только расслабиться и ждать, когда обстоятельства решат высвободить вас из этого персонализированного плена.

Так значит всё же не просто однофамилец. Конечно, ты сразу обратила внимание на фамилию — просто невозможно учиться на хирурга и не знать фамилию этого мужчины. Но ты не собиралась лезть не в своё дело, донимать вопросами и быть бестактной, поэтому в первый миг знакомства просто промолчала. Сейчас же всё вставало на свои места. Не все выбирают путь семейного дела, из поколения в поколение повторяя маршрут, когда-то протоптанный прародителями. Твоя опекунша, например, тоже хотела, чтобы ты пошла учиться бизнесу и однажды стала её преемницей, управляя ресторанами, разбросанными по всей Америке. Ты же выбрала совершенно противоположный путь.

— У твоей работы точно есть одно преимущество — твои пациенты молчат, — и ты смеёшься. За первый месяц дежурств попадались такие удивительные кадры, что даже тебе, невероятно терпеливому человеку, хотелось взять пролен и зашить их рот хотя бы на время. Приёмный покой вообще имел мало общего со словом «покой» — разговоры, шум, звуки мониторов, скользящих по полу колёсиков каталок, направляющихся в палаты и операционные.

Ты улыбаешься на слова Тео про твой выбор. Да, ты с первых лет в медшколе слышала эти вопросы: от знакомых, от одногруппников, и даже от преподавателей. И знала, что ещё долго ты будешь доказывать, что Селена Прайс — это не просто красивое личико и длинные ноги. Не раз столкнёшься с предвзятым отношением от , мягко говоря, немолодых врачей-мужчин, которые вообще не привыкли видеть женщин со скальпелем в руках. Но тебе было плевать. Ты знала, что заняла место в интернатуре лишь своим трудом. И не устанешь это доказывать.

— Кто-от боится смерти, а я боюсь скуки, — пожимаешь плечиками. — И лучше уж умирать от усталости и отсутствия сна, чем от безделья, разжижающего мозг. Пожалуй, с малых лет ты не видела себя эдакой мамочкой, сидящей дома и воспитывающей детей. Как и никогда не мечтала стать моделью, актрисой, или кем там ещё представляют себя девочки в пубертате.— Ну а если мне вдруг надоест, то у меня есть ещё лет десять в запасе, чтоб найти себе богатенького папика и стать содержанкой. Секунда, и на твоём лице появляется выражения отвращения, сопровождаемое улыбкой. Конечно ты шутила. На твоём семейном счёте было достаточно средств, чтобы поступить ровно наоборот: найти молоденького мальчика и не никогда работать.

— Ты чувствуешь, что можешь заниматься этим всю жизнь? Или это лишь ступенька в каком-то большом и амбициозном плане? — переводишь взгляд на мужчину.[LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

+2

11

Ты успеваешь задать вопрос, который с самого начала вертелся у тебя на языке и только потом понимаешь, что некорректный. Неправильный, а где-то может быть даже обидным. Глядя на Селену не трудно догадаться о том, что ты не первый, кто спрашивает девушку о подобном. Сколько их было? Десятки или сотни? Теперь и ты в их числе. Но что ещё спросить у человека, которого не знаешь совсем? Как дела? Как жизнь? Возможно, ты спросишь об этом чуть позже, когда говорить будет совсем не о чем. А пока ты сидишь и смотришь на девушку, в надежде, что она не закатит глаза под потолок от банального вопроса.
Облегчение. Интерн принимает вопрос в свою сторону с должным равнодушием. Тебе не надо оправдываться или извиняться за свои слова. Всё в порядке. От того смеёшься над её шуткой, рисуя в голове живую картинку, как Селена естественно смотрится в красивых нарядах в роскошном доме. Впрочем, ты всегда был уверен в том, что многое нам навязывают через телевизор, СМИ, учебники. Так что у красивых людей не только банальная задача жить красиво, как все привыкли.
- Тут я могу тебе только позавидовать. – Улыбаешься, готовый поделиться собственной шуткой, в попытке скрасить время ожидания. – Мне не удастся побыть содержанкой… - запинаешься, заводишь глаза под потолок, стараясь в уме прикинуть правильное слово, подходящее для мужского рода, но выходит плохо. – Содержантом? – Щуришься и переводишь глаза на девушку, словно она вот-вот подскажет тебе правильный ответ или одобрительно кивнёт, когда ты нащупаешь правильное слово. – Назовём это альфонсом. Туда берут только совсем молодых мальчишек, я уже не гожусь для подобной «работы». - Кавычки в воздухе и ты проводишь по щетинистым щекам пальцами. Хотел же с утра побриться. – Честно? Пока мне сложно об этом говорить. Конечно, развиваться нужно. Расти, повышать квалификацию. Но пока мне нравится делать то, чем я тут занимаюсь. Поэтому рано говорить о том, куда дальше пойду. Может дорасту до большого начальника или открою что-то своё. – Пожимаешь плечами. – Жизнь покажет. А ты? Трудно дался этот выбор? Родные, скорее всего не были в восторге от твоего решения.

0

12

— Содержанцем? — хмуришь брови, пытаясь «распробовать» эти непривычные слова. И тут же смеёшься. — И я уверена, что какая-нибудь дама за пятьдесят с удовольствием предпочла бы тебя двадцатилетнему. Тем более, мужчина с образованием врача. Если что, и таблеточки от давления посоветуешь. Может кому-то подобный диалог мог показаться немного за гранью, но ты не видела в нём ничего такого. Жизнь сама по себе забавная штука. И глупо было бы не воспринимать её с юмором.

— Кайф, когда искренне любишь то, что делаешь. С таким настроем всё получится так, как захочешь, я уверена. Надеюсь, и я не растеряю с годами этот запал, — поправляешь выбившуюся прядь за ухо.

Ты не раз убеждалась, что знакомые незнакомцы зачастую оказываются приятными собеседниками. Вас ещё не объединяет прошлое: ни совместных попек, ни приключений, ни ссор, никаких эмоций, привязанности. Совсем не факт, что вас ожидает совместное будущее: кто знает, пересекутся ли ещё ваши пути. Но вот вы волей случая/судьбы/какого-нибудь извращённого вселенского плана оказывается в одной точке на карте, в одну время. И вдруг откровенность готова прорвать привычные границы, и слова легко складываются в предложения, а предложения — в честный и прямой рассказ, повествующий о кусочках ваших жизней. Нет смысла увиливать, приукрашивать или, напротив, преуменьшать. Возможно этот диалог никогда не покинет пределы этих стен, не выйдет за дверь, которая однажды обязательно откроется.

— Я не знаю своих родителей, — вот так кратко, чтобы не погружаться в драматичные сюжеты, — а тётя слишком быстро поняла, что мы с ней слишком разные, так что, в целом, ей было наплевать, чем именно я решу заниматься. Мягко улыбаешься, чтобы всё сказанное не звучало как-то печально. Ты сама давно уже не переживала на этот счёт, поэтому не хотела, чтобы собеседники чувствовали себя несколько неловко от таких рассказов. — А планы... Пока дам себе годик, чтобы пообвыкнуться, и решить, какую именно специализацию выбрать. Может кардио, может нейро, а может и вообще влюблюсь в общую. Сейчас это действительно кажется сложным выбором. Ты пыталась пару раз задуматься, что могло бы подойти тебе больше, но без практики ответ на этот вопрос попросту невозможен. Так что всему своё время.

— С такими разговорами нам бы сейчас по бокалу чего-нибудь горячительного, да свет поприглушённей, как в каком-нибудь тихом баре, — усмехаешься. Да, чаще такие беседы начинаются за барной стойкой, после порции какого-нибудь виски, а не в стенах одного из кабинетов в подвале клиники. [LZ1]СЕЛЕНА ПРАЙС, 26 y.o.
profession: хирург-интерн в госпитале им.Св. Патрика
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » behind closed doors


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно