Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » i'm (not) okay


i'm (not) okay

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/Wyo80VV.jpg
Rin Trevino & Paul Osborn
2 января 2021 год

+1

2

Которую ночь на улице грохотал салют, лишая возможности по-человечески уснуть и вынуждая из раза в раз вертеться в постели, через крепко стиснутые зубы глотая ругательства. Который день магазины были закрыты, оправдывая себя вывесками с яркими поздравлениями: "С новым", - мать его, - "2021 годом. Мы скоро к вам вернёмся!". Который раз ты встречала беспричинно счастливых людей, что разбрасывались своими поздравлениями направо и налево, ведь наступил чёртов праздник. И ты никак не могла понять такой шумихи вокруг него.

Когда-то ты отмечала новый год с друзьями. Вы собирались большой компанией и не спали пару ночей, задавая темп следующему году, раскручивая колесо жизни с такой силой, чтобы импульса, с которым вы его запустите, хватило до следующего года. Сейчас тебе это казалось забавной глупостью. Ребячеством. Дуростью. А ты ведь уже не была ребёнком. Ты отпраздновала новый год по-своему. Открыла бутылку дорогого вина, просидела с ней до полуночи, а после сняла старый календарь и скинула его в мусорку, уступая на стене место для нового. Не слишком роскошное празднование, но что ещё нужно взрослому успешному человеку, у которого и без того есть всё, что ему нужно.

Всё ли?..

Тебя не поняли твои друзья, которым ты в этом году в очередной раз отказала. Впрочем, тебе не так и нужно было их понимание. Твоя мать вновь проявила чрезмерное беспокойство, за несколько минут разговора успевшая загореться порывом приехать к тебе, увезти тебя к себе, найти тебе кого-нибудь для компании и посетовать на то, что будь у тебя мужик, всё было бы совсем иначе. Ты терпела, сохраняя спокойствие, уходя вниманием от разговора настолько, чтобы оставалось ощущение твоей в него включённости. Иначе с матерью ты не могла. После высказанного волнения с её стороны, после нескольких попыток жёсткого отказа с твоей, которые были умело проигнорированы твоей легкомысленной матерью, вы сошлись на том, что ты приедешь на оставшиеся праздники к ней. Так и от тебя отстанут, и ты сможешь провести эти несколько дней в относительном спокойствии. Из противного: там были шумные дети. Из достоинств: не было фейерверков по ночам. Как тебе казалось, плюсы были всё весомее.

Несмотря на купленные билеты, что скачанным файлом хранились в памяти твоего телефона, несмотря на все озвученные договорённости, настроения, внутренней готовности куда-то ехать не было. Ты оттягивала нежеланное как могла: садилась читать книгу, когда на постели лежал раскрытый чемодан в немом ожидании; уходила на кухню с внезапным желанием выпить кофе, когда следовало заняться сборами Толстяка, который не мог остаться дома один на такое длительное время; бездельничала в кресле, когда стрелки часов приближались ко времени твоего выхода. Ты сама не знала, на что рассчитывала, добровольно сокращая время на собственные сборы. Ведь по итогу тебе пришлось умещать собственные сборы в полчаса, торопливо собирая документы на Толстяка, свои, пакуя вещи в чемодан, зазывая кота в бардовую переноску. Ты сама не любила такую торопливость, потому, когда выходила из квартиры, злилась на саму себя. В очередной раз.

Твой самолёт должен был отлетать с первого января на второе. В час ночи. Неудобно по времени, зато можно было рассчитывать на то, что загруженность аэропорта будет минимальной. Это тебя по-особенному прельщало.
Когда-то ты любила шум толпы. Не толкучку, как в общественном транспорте, но звуки движения. Ты всегда говорила матери, что жизнь в частном доме далеко от цивилизации - не твоё. Тебе нужен был шум дорог, выбор магазинов, развлечения, которые могла предоставить только городская жизнь. Сейчас же тебя всё это раздражало. Может, это старость даёт о себе знать? Хотя можно ли говорить о старости, когда тебе нет и сорока? А с другой стороны, ты и в свои тридцать была помудрее многих шестидесятилетних, и с особой ясностью, знанием, глядела на жизнь.

Вопреки желанию приехать за час до отлёта, чтобы быстро разобраться с формальностями, не тратя на это лишнего времени, ты оказалась в аэропорту за полтора часа: не было пробок, да и водитель такси оказался быстрым - умеют торопиться, когда не надо. Потому, поставив чемодан на колёсики, взяв переноску с ворчащим Толстяком в руку, ты двинулась внутрь здания, мысленно прикидывая, чем таким ты могла себя развлечь на лишние полчаса. Вариантов было не так много с тем учётом, что фильмы на телефоне ты готовила для перелёта, а недочитанная книга была упакована в чемодане так, что хрен ты её достанешь, не перевернув при этом всё содержимое вверх дном. И, спрашивается, каким ты местом думала, когда собиралась, и почему всё опять идёт против тебя?

Разобравшись с документами и багажом, ты отправилась в зону ожидания. Местом коротания лишнего времени ты выбрала небольшое кафе, где перекусила, выпила ещё один стакан кофе, и наконец выдохнула: вот-вот должны были объявить о посадке на твой самолёт. Хоть что-то сегодня пойдёт так, как надо. А то тебя уже откровенно задолбала тенденция этого дня.

Ты медленно прогуливалась по зоне ожидания, когда наконец по громкой связи заговорили о твоём рейсе. Ты прислушалась, а после в порыве чертыхнулась. Твой рейс задерживался на неопределённое время. И сколько, блять, тебе теперь торчать в этом долбанном аэропорту?
- Как же это заебало, - проговорила ты, ощущая, как злость куполом накрывает тебя, лишая доступа к кислороду и вынуждая задыхаться в собственных эмоциях, что жаром выступали на щеках. - Что б они все провалились со своими долбанными переносами, - ты подошла к линии кресел для ожидающих пассажиров, и опустилось в одно из них, тут же скрестив руки на груди и с нескрываемой злостью вперившись взглядом в табло с информацией по рейсам. - Давайте, блять, проторчим в этом хлеву ещё пару часов. У нас же не было других планов, чёрт бы их в задницу.
Кровь пульсировала в ушах, а колено ритмично подпрыгивало, пока каблук стучал по полу. Злость не унималась, тяжёлым осадком оставаясь на душе. Ты выдохнула, пытаясь призвать себя к спокойствию, но настроение было уже безвозвратно утеряно.
- Сука... - уже тише, но всё с тем же раздражением, выплюнула ты.

Отредактировано Rin Trevino (2021-09-08 14:20:59)

+1

3

По аэропорту приглушенно разлилось уведомление о том, что из-за погодных условий некоторые рейсы задерживаются на неопределенное время: когда только небо разъяснится, так сразу будет объявлен набор на посадку. Среди названных номеров ты услышал и свой. Посмотрел на стрелки наручных часов, мысленно прикидывая, чем сейчас занимались дома родные, и спокойно вернулся к чтению книги. Раз матушка природа решила побуянить, что ж, гораздо разумнее было дать ей выпустить пар, а уже после отправлять в её владения без риска быть казнённым за вторжение в личное пространство, которого без того не хватало для того, чтобы разобраться с циклонами да температурами и быстро прийти в себя. Правда, судя по раздраженным возгласам, донесшихся из-за спины, кто-то придерживался кардинально противоположного мнения.

Ты же отнесся к ситуации с привычным терпением и банальным осознанием, что не в твоих силах что-либо в ней изменить. Обещание приехать назад не воротить, ровно как и попросить болезнь Джонни - прогрессировать помедленнее. Тогда как задержка рейса явление временное, наверняка уже совсем скоро всё разрешится.

Эта поездка изначально не входила в твои планы. Зимние праздники ты намеревался провести в кругу родных и близких: сына и любимой женщины, с которой по итогу тебе пришлось оставить Кайла. Невольно вспомнив о том, что мальчик пообещал заботиться о ней и не давать в обиду до твоего возвращения, ты не смог сдержать улыбки. За них ты был спокоен, чего никак нельзя было сказать о ребёнке, к которому ты направлялся.

В первый раз Джонни победил рак ещё в возрасте восьми лет. Тогда он со своими родителями жил в Сакраменто и ты мог постоянно держать его состояние под контролем, пусть то и не входило в твои прямые обязанности. Лишь после того, как ему поставили ремиссию, мальчик перешёл под твой непосредственный надзор на два с половиной месяца. Во время знакомства, которое, как тебе казалось, произошло только вчера, ты очень удивился тому, насколько Джон был угрюм и подавлен. Списав успешное выздоровление на удачно подобранную химиотерапию и поддержку искренне болевших за него родственников, ты отработал с ним положенный курс и отпустил, не думая, что когда-нибудь тебе с ним придётся пересечься вновь.

На протяжении десяти последующих лет он появлялся в твоём кабинете трижды. Три рецидива, которым мальчишка умудрялся каким-то удивительным образом достаточно быстро перекрывать кислород, не давая и малейшего шанса на прогрессирование в следующую стадию. Говоря на чистоту, тебе с трудом верилось, что ему ставили правильный диагноз: сложно было представить, что ребёнок, который на момент последней вашей встречи, очень даже походил на взрослого мужчину, четыре раза заставил рак отступить и дать ему ещё какое-то время пожить эту жизнь. Не самую прекрасную, как заверял сам Джонни, но без сомнений достойную того, чтобы за неё бороться.

Через несколько месяцев ты узнал, что Джонни переехал: улетел жить к девушке, с которой они уже совсем скоро сыграли свадьбу. Практической ценности в том, разумеется, никакой не было, но вместе с самыми необходимыми вещами в дорожную сумку ты положил также и подписанную ими фотографию, которая тебе пришла по почте заказным письмом ровно шестнадцать месяцев назад. Именно столько времени прошло с начала его новой жизни до того, как у него в очередной раз проявился рецидив. Сегодняшним днём тебе позвонил не он - Соня, его жена. Сказала, что у докторов были исключительно неутешительные прогнозы: больше всего капельниц ему ставят с обезболивающим, нежели химиопрепараты. Их, если она правильно поняла врачебный сленг, Джонни банально уже не мог перенести: иммунитет без того был крайне ослаблен. После услышанной новости у тебя возникло огромное количество вопросов, который ты решил оставить до личной встречи. Просто пообещал, что прилетишь ближайшим рейсом.

Сказать "всё будет хорошо" в этот раз язык почему-то не повернулся.

Ты без особого желания вырываешься из мыслей, которые умело отвлекли тебя от чтения художественной литературы - русских классиков ты не слишком любил, но Толстого читал на спор, так что с ним не проходили никакие оправдания, - когда рядом с тобой, всего через одно сиденье, занятое твоей сумкой, садится женщина. Не закрывая книги, ты оборачиваешься к ней и методично - рабочая извадка - осматриваешь, пока она не скупится на ругательства, оповещая весь аэропорт о своем негодовании относительно задержки рейса. Несмотря на вульгарную, словно уличную дурь, хорошо одета, добротно сложена, умеет ухаживает за собой. Приятный, не броский макияж, со вкусом подобранные украшения, приведённые в порядок ногти. Ты поджимаешь губы: внешний вид женщины никак не сочетается с тем, что она продолжала городить на достаточной громкости, чтобы быть услышанной в любом из концов зала ожидания. В любом случае, думаешь ты, это не твоё дело.

Однако, попытка вернуться к чтению успехом не увенчивается: тебя буквально оглушают регулярные вздохи и раздраженное сопение со стороны, которое, судя по всему, быстро заканчиваться не планировало. Всего через несколько минут ты теряешь всякий настрой на чтение, закрываешь книгу, кладешь её в сумку, а вместо неё достаёшь отрывок плитки с двумя таблетками. Поднимаешь свою ручную кладь и меняешься с ней местами, оказываясь на соседнем сиденье с незнакомой, но очень импульсивной женщиной. Не сказать, что тебя к ней тянуло, но завязывать беседу так гораздо удобнее. В глаз получить, конечно, тоже, но об этом ты стараешься всё же не думать. Протягиваешь соседке таблетки.

- Выпейте, пока не разгромили весь аэропорт, - с привычной мягкостью говоришь ты, ставя рядом с женщиной бутылку минеральной воды. Даже если увидит в тебе сомнительную личность и не станет совать в рот что ни попадя - может хоть попьёт, тем более что пластмассовая ёмкость ещё не открывалась и была благополучно запечатана. Так или иначе, быть облитым водой всё лучше и безопаснее, чем получить в глаз. Хотя, может это ещё зависело, как обливать... Ты быстро отмахиваешься от посетившей голову мысли и возвращаешься советам, которых у тебя никто не просил, переводя их в вопросы, которых от тебя наверняка никто не ждал. - Ваш рейс тоже задержали? С вашим опозданием не смирятся?

+1

4

Тебя не волновал никто из присутствующих. Да и зачем, когда всё твоё внимание было лишь на собственных эмоциях. Ты либо не замечала, либо игнорировала взгляды, что кидали на тебя другие посетители аэропорта, не слышала из-за пульсирующей в голове крови комментарии, брошенные в твою сторону. Кто-то, кажется, поднял с места ребёнка и отсел подальше от кресла, выбранного тобой. Тебе было абсолютно плевать, когда всё внутри заходилось огнём раздражения.

Ты сидела, откинувшись на спинку кресла, скрестив руки на груди и продолжая ритмично постукивать каблуком сапога по гладкой поверхности светло-голубого пола. Тебя отчаянно раздражала ситуация, в которой ты оказалась. Твой багаж был сдан, а на руках у тебя оставалась лишь небольшая сумочка с телефоном, наушниками и деньгами. Даже зарядка от телефона была в чемодане. И что ты в таких условиях можешь? Работать с телефона ты не любила. Но даже если так, то насколько его хватит? Сидеть в интернете? Допустим. Сколько? Полчаса? Час, два? По громкой связи продолжали объявлять, будто насмехаясь над тобой, о переноси рейса. Аргументировали всё плохой погодой. Допустим. Сколько эта плохая погода будет ещё держаться? К гадалке ходить не нужно, чтобы понять, что так быстро она вас не отпустит. И это лишь сильнее бесило.

В какой-то момент ты взяла свою сумочку и принялась там рыться, едва слышным шёпотом комментируя свои успехи в обнаружении искомого объекта. А искала ты своё успокоительное, с которым ты уже некоторое время не расставалась, заглаживая с его помощью ту жизненную дрянь, что с регулярностью выводила тебя из себя. Плитку таблеток ты по итогу нашла. Пустую. Что лишь усугубило ситуацию. И как в таком состоянии сидеть дальше, простите?

- Выпейте, пока не разгромили весь аэропорт.
Ты полуобернулась к мужчине, что сидел по левую руку от тебя. Впиваешься в него взглядом, приподнимая брови в немом вопросе: "Что надо?". Смысл мужских слов доходит до тебя с опозданием. Однако это никак не мешает тебе забрать у него таблетки, вместо благодарности спросив:
- Что это? - и, не дожидаясь ответа, положить в рот одну из них, запивая предложенной тебе водой.
Ты уже знала, что предложили тебе успокоительное. В иной ситуации ты была бы более разборчива, но сейчас тормоза и промедления казались непозволительной роскошью, в условиях тех эмоций, что переполняли тебя.

Вернув мужчине бутылку и плитку со второй таблеткой, ты ещё раз взглянула на него, в этот раз рассматривая с большей внимательностью. Не молодой, чем-то приятный, с серёжкой в одном ухе. Гей? Вероятно. Хорошо хоть ногти не покрашены, а то кто знает, какие у них сейчас тенденции...
Удовлетворившись увиденным, ты вернулась к созерцанию табло, где напротив твоего рейса всё ещё маячила одна и та же надпись, не торопясь меняться. Ты набрала в грудь воздух и плавно выдохнула. Стало немного легче. Видимо, таблетка начала действовать. 

Ты ожидала, что на том твоё взаимодействие с незнакомым мужчиной и закончится. Однако, когда с его стороны прозвучал вопрос, ты коротко глянула на мужчину, ловя на себе его взгляд, и не стала медлить с ответом:
- С чего это? Я же доеду рано или поздно. Поворчат, если вспомнят время приезда, и успокоятся, - достаточно хмуро произнесла ты и хмыкнула. Ещё бы с твоим опозданием кто-то из родных мог не смириться. В конце-концов это твоё дело, когда приезжать, а когда - нет. У тебя есть свои дела, на которые ты можешь отвлечься. - Это, что б их, не по-людски вынуждать нас тут сидеть энное количество времени, - на остатках раздражения вновь начала ты. - Мы, в конце-концов, заплатили деньги за самолёт в определённое время. И что по итогу? Как животные в загоне... - ты цокнула языком и вздохнула. 

Ты замолчала, на некоторое время погружаясь в собственные мысли. Ещё раз прокрутила диалог с мужчиной и вспомнила его "тоже". Если оно, конечно, тебе не послышалось.
- Не похоже, чтобы ваш рейс задерживали. Или вам абсолютно всё равно, полетите вы или нет? Тогда зачем вообще лететь? - задала ты вполне, на твой взгляд, логичный вопрос. Ничего конкретного делать ты не хотела, потому с определённой долей интереса (в конце-концов, нужно же было чем-то заниматься, пока их не соизволили пустить в самолёт) обратилась вслух, чуть повернувшись к мужчине.

Отредактировано Rin Trevino (2021-09-08 21:56:14)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » i'm (not) okay


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно