Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you can call me, dear


you can call me, dear

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/Qpvyjcc/1111.png
https://i.ibb.co/jhC8tTJ/2222.png
Thomas Fletcher & Andrea Moss
2021, autumn || Sacramento, California
– you can call me, dear,
and you won't be touched.

[LZ1]АНДРЕА МОСС, 28y.o.
profession: безработная приспособленка, трофейная жена управляющего хедж-фонда;[/LZ1]
[AVA]https://i.ibb.co/m0ZcM2v/3423432.gif[/AVA]
[NIC]Andrea Moss[/NIC]
[SGN]https://i.ibb.co/cJ0hpy6/24234234.gif https://i.ibb.co/mywKPQq/10324324.gif
не срывайте с людей маски,
вдруг это намордники
[/SGN]
[STA]it`s all lies, dear[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2021-09-08 23:21:42)

+4

2

Эдгар еще раз сказал, что ставит на Хэмилтона и достал айфон из кармана. Флетчер пожал плечами и достал сигареты - он не следит за формулой, но рад выбраться на гран-при Франции, потому что заебался в Калифорнии и соскучился по Европе. Вот его подельник - да. Сразу свинтил куда-то, пробивая себе по связям катнуть на болиде.

- Энди, чуть ближе…вот так, - фокус камеры выхватывает красивое женское лицо из размытого фона афтепати. Андреа Мосс откидывает голову, сидя на длинном капоте ярко-красной феррари суперфаст. Изгибы повторяют изгибы. Их окружает толпа, в ней симпатичных сосок через одну, но Том чует спиной - все взгляды прилипли к их компании. К ней.

Когда Эдгар впервые упомянул Энди, Том представил кого попроще. Имя ее не описывает и мало подходит. Андреа - больше. Как Феррари, он бы пополнил автопарк подобной. Во всех смыслах. Может открыть хедж-фонд? Мосс знакомит их, он сжимает ее пальцы. По короткому приветствию и взгляду глаза в глаза, понимает, что жена Мосса не особо верная. Мысль оседает в голове и лежит там под замком: с Моссом партнерство. Было, пока тот не сел за решетку, оставив Флетчера рыскать по цепочкам офшоров. Фонд Мосса работал с криптой, на его счетах проценты от сделки с афганцами за выкупленное талибанское оружие.

На счету Флетчера Андреа Мосс.

Сомнения сменились удовольствием, а совести итак не было. Только здравый расчет. Нахуй, у него утешительный приз за потерю денег. Андреа Мосс привыкла быть призом, но первое место сняли с пьедестала за махинации так быстро, что толпа не поняла рокировки. Флетчер вне гонки, но кубок в его руках. Так бывает, если остальные разбились, пока наблюдатель лениво попивал свой виски. Супер-редкий случай. Супер блять фаст.

У него законное право находиться в ее доме, ведь он и разгребает ебучую бюрократию Мосса в нудных попытках намыть золота из кучи дерьма, которую тот оставил перед тем, как вдеть руки в браслеты. Доверять некому, он отбирает информацию на выход сам и очень тщательно. Мосс прилично его наебывал. Все наебывают всех, но Флетчер предполагал меньший объем наеба. Он порядочно зол. Перебросив документы из папки «сделать» в папку «сделано», он мимолетно думает, трахнул ли Мосс свою жену на этом столе. По-любому да. Когда Андреа зайдет в комнату, он поднимет на нее темный решительный взгляд. Она свой не отведет. Гран-при за ним, таскаться в дом Мосса стало куда приятнее.

Редкий дождь барабанит по лобовому, небо затянуто свинцом, как на родине. Черная рубашка, черный пиджак, черные мысли. Только серебро часов мелькает из-под рукава. Время к вечеру, машина проходит очередной поворот. Дружба с мафией увеличила количество похорон и свадеб раз в пять, сегодня были похороны. После он разбирает бюрократию Мосса. Думает про документы на столе, про сам стол. И про Энди. Ее звонок в пропущенных, он написал, что подъезжает. Думает, что в жизни стало много чужой смерти, и - что хуже - встречает ее как должное. От этого холодно, хотя на улице душно. Не помешало бы чужое тепло.

Энди открывает слишком быстро и слишком резко. На лице нет улыбки, а в глазах - привычной полупьяной дымки, с которой пьянеешь сам. Сейчас в них паника на границе с истерикой, мощной и хаотичной, как белый шум. Такой сильной, что он не тянется к ее губам, не кладет пальцы на загорелую скулу. Рука пролетает мимо испуганного лица, опускаясь на плечо. Плечо бьется в ладонь мелкой дрожью. Энди не из тех, кого называют мягкосердечной, от ее сердца можно отколоть кусок льда. Дело серьезное.

- Что..? - спрашивает Том без приветствия и заходит без приглашения, продавливая ее внутрь собой. Смотрит через голову Мосс в коридор. «Случилось» не договаривает, видит ответ итак.

У последней ступени огромной натертой до блеска лестницы распростерлось в изломанной позе тело Мосса младшего. Возле него багровым озером медленно растягивается рваная лужа, распуская тонкие щупальца по гладкому полу.

Это черная метка. Выгребая бабки с левых счетов, Том выяснил, что не один такой. Долгов много, деньги - не бесконечные. Жену Мосса прессуют, за ней смерть ходит по пятам, она это чувствует и ей страшно. Он медленно вязнет с ней в этом болоте, хоть и убеждает себя, что со своими деньгами. Не будь дурак, должен выйти, забрать, что успеет, и свалить. Каждый за себя. Рациональное говорит развернуться и уйти. Что-то другое, непривычное, зовет схватить ее за затылок и утопить в груди заплаканные глаза. Флетчер нащупывает вариант посередине.

- Ты вызвала скорую? Как это случилось? Давно? - голос умудрился не дрогнуть. Вторая рука на второе плечо, он удерживает Мосс на месте лицом к себе. - Энди. Расскажи мне все.

Акцент на «все», у нее есть свои секреты. Давай их сюда. Они здесь изначально для этого. Чтобы когда все полетит к черту, Мосс либо удержалась за него, либо утащила следом.

Закидав Энди вопросами, он выпускает ее плечи, тепло оседает в ладонях. Цель - занять ее, чтобы подумать самому. В доме не видно ни души. У Мосс кончаются деньги оплачивать бесконечную прислугу. Полноценные смены сползли в почасовую оплату, окна прикрыты первыми сумерками. Она королева мертвого королевства среди призраков недоброжелателей. Том все еще хочет уйти не меньше, чем хочет остаться.

- Я проверю, - он коротко оборачивается по пути к лестнице.

Пацана Флетчер толком не знал, перекинулись парой слов. Да и отец его не знал, его хоть кто-нибудь знал? Нос ботинка упирается в красную кромку, под подошвой хрустит стекло бокала. Том делает шаг назад - это вино. Легкое облегчение, он поднимает голову и ловит взгляд Энди своим вопросительным. Твое? Его? Он был пьян?

Приглядевшись, коротко матерится сквозь зубы. Рано обрадовался. Из-под головы Нейта густая кровь медленно повторяет узор дорогой паркетной доски, дельтой реки путаясь в винной луже. Паркет не отмыть, только перестилать. Том знает это, он как-то случайно (ну почти) разбил башку очередного нахлебника матери. Смена паркета обошлась дешевле моральной компенсации, ведь ублюдок запросил пятнадцать тысяч евро за свою смешную царапину. Том ему добавил тогда по лицу и докинул две штуки сверху.

Вряд ли у Мосс есть лишние деньги. Он думал, смотрит ли она в его карман. Пусть смотрит, Том не против. Он бы первый спросил, сколько она стоит, чтобы перестать делать вид, что они тут по делу, но строит из себя джентельмена. Чужие уши повсюду.

Нейтан Мосс не слышит ничего, глядя мутными белками в потолок. Зрачки под веком не двигаются, онемевшие пальцы не двигаются. Он лежит уродливой сваленной статуей. Настолько бездвижен, что похож на скрюченный труп, но чуть заметно вздымается грудная клетка. Том подходит к телу ближе, крошево стекла ломается еще раз.

- Он жив, - голос разлетается по холлу эхом. Факта хватит на легкое болеутоляющее для обоих. Для него точно, пиздюк должен ему минимум две подписи.

Трогать пацана опасно, можно сломать до конца. Вопрос, будет ли он ходить или сможет только лежать, повисает в воздухе. Он не важен, нет ясности, выживет ли он вообще.

- Кто здесь кроме тебя? - спрашивает Том вполголоса, оглянувшись на выход из холла. Он не верит, что пацан упал сам. Если кто есть, нельзя чтобы он смылся.

+4

3

..........
Стратокастер моего супруга с автографом Майка Резерфорда, - гитариста рок-группы Genesis, - одиноко плавает на поверхности бассейна, когда я возвращаюсь домой. Это меня не удивляет. Нейтан Мосс - его неуравновешенный и требующий к себе внимание сын много пьет. Сегодня он, наверняка, снова перебрал с алкоголем. Скрестив на груди руки, я мрачно наблюдаю за тем, как садовник Грэм Джонас тщетно пытается выловить гитару из воды и громко ругается на испанском после каждой неудачной попытки, а я отчетливо различаю каждое бранное слово. Грэму не дозволено заходить в дом в его уличной, испачканной землей одежде.
- Эй, Грэм, - кричу я, когда опускаю с глаз темные очки от chanel, остановившись на садовой дорожке на высоких, изящных каблуках. - Когда закончишь здесь, займись азалиями на заднем дворе, их не мешало бы постричь.
Пьянство и разгульный образ жизни Нейтана Мосса с тех пор, как его отец угодил за решетку, прижатый к стенке гребаными федералами, уже никого не впечатляет. В очередной раз я обдумываю, что получу, когда в судебном процессе Эдгара прижмут к стенке еще раз. Джино (мой адвокат) говорит, что мои перспективы не слишком хорошие, но это мы еще посмотрим. Эдгар сомневался в моей верности и преданности всегда, но в особенности в последние несколько месяцев, и он был полностью прав. Короткие встречи через стекло в тюрьме Сакраменто навевают на меня уныние и тоску.
- Энди, детка, как дела дома? - спрашивает он, хотя отлично знает ответ.
- Паркет в главном холле заменили недавно. На тот, что я показывала тебе, и это выглядит просто отлично, - вру ему прямо в лицо с улыбкой. Мы оба знаем об этом.
- С кем ты трахаешься?
Вопрос остается не заданным.
Вопрос остается без ответа.
Весь наш брак с самого начала был взаимовыгодным сотрудничеством и покупкой меня для статуса успешного мужчины. Андреа Мосс - всего лишь красивая вещь, инвестиция, которая умеет говорить и выглядеть безупречно, до степени, что ее хотят, но не могут (или могут) получить другие мужчины. Взамен на красивую жизнь, безлимитную AmEx и комфорт в золотой птичьей клетке. Андреа Мосс - птичка. Однако Эдгар Мосс нарушает договоренности не только со своими партнерами, а птичке в клетке эти договоренности крайне важны.

Приоткрывая дверь после щелчка дверного замка, я не ожидаю, что меня встретит дворецкий. Генри Фоули ужасно предан Эдгару и мне, однако его преданность измеряется в цифрах на банковском счете.
- Эй, Генри? - проверяю я наличие людей в холле, и удрученно вздыхаю когда никто мне не отвечает. Вся моя жизнь из-за Эдгара напоминает блядский график психованной и нестабильной синусоиды, когда сегодня адвокаты обещают вытащить его из дерьма, а завтра просят задуматься о будущем, в котором нам обоим уже не хватит денег, чтобы заплатить дворецкому. На это я не подписывалась. Я подписывалась на другое.
- Генри?
Откладывая в сторону ключи от автомобиля, я провожу ладонью по комоду из красного дерева, который выбрала по каталогу неделю назад. Это приятное тактильное ощущение. Приобретение новых вещей меня успокаивает, подавляя чувство тревоги, царапающее изнутри. По старому паркету (его не заменили) стучат каблуки, и этот огромный дом давит на меня своими масштабами. Контроль ускользает, Эдгар Мосс больше не в состоянии его мне вернуть.

Когда я вижу тело Нейтана у подножия огромной лестницы, то замираю на несколько секунд, останавливая движение пальцев по одной из вещей, которую доставили службой FedEx недавно. Зрачки расширяются и замедляется дыхание перед паникой, она ворвется во все мое тело через мгновение.
- Генри.. - снова повторяю я, словно дворецкий сможет это убрать, как пыль или нелепое пятно на паркете. Но он не сможет.
Перед глазами тихо проносится вся моя жизнь. Обращение дядюшки Фрэнка, который был полной мразью - еще большей, чем Эдгар Мосс, но просто не успел воспользоваться мной. Смерть Чака, чье тело вытаскивали из разбитого в хлам автомобиля, а затем пригласили меня в холодное и аскетичное помещение для опознания трупа. Кабинет Джино, где он впервые залез мне под юбку. И руки Эдгара Мосса, под его шепот в обещаниях не только меня трахнуть, но и позаботиться обо мне как следует. Он не позаботился. Его сын ничем не отличается от Чака. Флешбеки преследуют меня до сих пор.

- Нейтан.. Нейт, - отшатываясь назад, я не понимаю, что происходит. Из его головы струится кровь, расползаясь пятном на паркете, который не заменили. Еще вчера я держала его при себе, манипулируя привязанностью и сексом, сегодня - он всего лишь тело, которое как блядский комод положили на ступени лестницы в холле. Зачем? Я знаю, зачем. И знаю, что стану следующей, если не предприму сейчас ничего. Потребность вызвать "911" сменяется во мне чувством гребаного страха за собственную жизнь, за себя, а не за Нейтана или Эдгара Моссов. Я - не часть их семьи, я - всего лишь вещь, которую купили. Как блядский комод по правую руку от входа в холл.
Мои пальцы набирают номер Томаса Флетчера не вполне осознанно. Это последний из партнеров Эдгара, с которым я трахалась. Мужчина, заинтересованный в его деньгах и заинтересованный во мне, а у меня нет выбора.
- Томас, То-о-ом... Они нас достали, они достали Нейтана, он мертв. Или я не знаю, что с ним. Пожалуйста, приезжай, да-да, сейчас же.. Здесь кровь, я не уверена, что следует позвонить в полицию. Том, я боюсь... Я не хочу стать следующей..
Свою панику я не контролирую. Прислонившись спиной к стене, я смотрю на тело Нейтана Мосса и тихо скулю, как побитая в драке собака, потому что не понимаю, во что превратилась моя жизнь. И вместе с тем осознаю, что мое миловидное личико и фигура "супер блядь фаст" среди других, таких же, как я, не станет аргументом для тех, кто сделал это. Но других аргументов у меня нет. Все, что я могу, это цепляться за мужчин снова и снова. Потому что этот мир принадлежит им.

- Томас, - я кидаюсь к нему на грудь сразу, как дверь приоткрывается, и все во мне дрожит. Плечи, кончики пальцев, каждая мышца, но тушь на глазах остается безупречной. Как картинка, которая всем нужна. Даже если кого-то убили.
- Нет, я никому не звонила. Генри нет, я звала его, но не знаю, где он. На другие этажи я не поднималась. И я не знаю, что следует делать, боюсь звонить в полицию. Том, я так боюсь... Они сделали это с Нейтаном, что они сделают со мной..
В моих глазах нет слез, я их стираю, - и от них остается только панический страх за собственную шкуру. Охватывающий все тело полностью, тот самый, к которому нельзя подготовиться. В коротком, маленьком черном платье, я выгляжу по-прежнему на десять из десяти, но уже не контролирую ничего из происходящего. Впервые за долгое время. Эдгар Мосс втянул меня в дерьмо. Стоило ли это дерьмо его денег? Стоит ли дерьмо, в которое он меня втянул, меня самой? Цепляясь за Томаса Флетчера, заинтересованного в бизнесе моего супруга, я убеждаю его, что да. Что я - единственное, ради чего стоит что-либо делать.
- Томас, я не знаю. Я не могу к нему подойти, - с Нейтаном мы трахались, я не верная жена. Томас в курсе об этом, - Просто сделай что-нибудь.. Следующей я быть не хочу. Ты потеряешь деньги, если я стану следующей. Или если Нейтан умрет.
Даже сейчас во мне говорит меркантильность.
Проявляя слабость, я чувствую, как каждым моим словом и действием движет потребность оказаться в безопасности, и я готова отдать что-угодно за это.
- Вытащи меня из этого, вытащи пожалуйста, - осознавая впервые, насколько далеко все зашло, пока я покупала мебель и шмотки с AmEx от имени Эргара, я паникую, но даже так, наверняка, я ужасно красивая. Это единственное, что у меня есть. Я - феррари среди миллионов тачек из класса "сойдет и так". - Том, я на это не подписывалась. Ни на что из этого. В доме никого больше нет.
Замолкнув на секунду, я добавляю:
- Наверное.
Еще через секунду пытаюсь взять себя в руки.
- В доме находилась прислуга: садовник - Грэм Джонас, горничная - Мейбл, не помню ее фамилию, и дворецкий - Генри Фоули, он англичанин, и я видела Грэма, когда вошла. Он пытался достать из бассейна гитару. Подумала, что это сделал Нейтан. Томас, но я не знаю, кто это сделал...
[LZ1]АНДРЕА МОСС, 28y.o.
profession: безработная приспособленка, трофейная жена управляющего хедж-фонда;[/LZ1]
[AVA]https://i.ibb.co/m0ZcM2v/3423432.gif[/AVA]
[NIC]Andrea Moss[/NIC]
[SGN]https://i.ibb.co/cJ0hpy6/24234234.gif https://i.ibb.co/mywKPQq/10324324.gif
не срывайте с людей маски,
вдруг это намордники
[/SGN]
[STA]it`s all lies, dear[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2021-09-12 11:03:22)

+4

4

- Если он упал с лестницы сам, звонить в полицию не нужно, - если столкнули - нужно. Правды пока не видать.

Девятка, две единицы. Том говорит «упал с лестницы», кратко описывает состояние диспетчеру, называет адрес и кладет трубку. Медики будут через десять минут.


Он озвучивает это Мосс и убирает телефон в карман легким жестом. Мол, видишь, как просто?

На фоне чужой смерти она выглядит по-настоящему живой. Короткий момент шторма ее эмоций стоит чужой крови на полу. Флетчер знает, они похожи, они из одного хладнокровного типа и оживают по одинаковым поводам. Он не назовет ее шлюхой, для шлюхи она слишком расчетлива и умна. Слово «шлюха» лепится клеймом за глупый демпинг. У всего есть цена. У ланкастера в бассейне, феррари в гараже, у нее. И у него тоже. Главное, не промахнуться в количестве нулей. Те, кто считает иначе - наивные кретины.

Мосс не промахивается, она себе цену знает. Она умна. Не взывает к совести или любви, не шантажирует сексом. Она говорит о деньгах, отлично понимает его приоритеты. Флетчер оценил, и улыбка проскочила во мгле.

- Я потеряю не последние деньги. И ты не будешь следующей, - голос тверд, перспективы размыты, в груди все еще дергается сомнение. Остаться или уйти.

Он стоит возле Нейта, из бардового озера смотрит равнодушное отражение. Не так уж он и вязнет в болоте. Сквозь холодную плотную толщу достаточно одного рывка, чтобы забрать свое из суеты наверху, если имеешь железное терпение. Синица в руках не нужна, пока в зубах кусок свежего мяса. Вопрос, что можно выжать из смерти пацана, если он умрет. Или из помощи ему, если выживет. Может получится отличный рычаг, если Энди пойдет на встречу и разложит на столе все их грязные тайны. Она хочет жить, значит пойдет. Они друг другу не чужие и у обоих интересный выбор.

Моссу сейчас не до сына, на нем висят федералы. Он точно рад бы отдать часть дел, но пока держится из последних сил за последние остатки гордыни. Флетчер периодически взвешивал угрозу, прокручивая в голове всю цепочку от начала до конца. От биткоинов заказчика до долларов на счету их небольшой частной компании. Федералов он успел узнать близко: компания проходила проверку, как импортер оружия, пара формальных бесед под удостоверение с тремя заебавшими буквами F.B.I до сих отдавали тошнотой где-то в глотке. Том думал, его тошнит от копов, пока не понял, как сильно тошнит от федералов. Он удивительно спокоен для зыбкого песка под ногами. Их сделка выглядит чистой, хоть денежные потоки и застряли без руки Мосса. Источник денег Мосс не знает, тендер и тендер. Если он решил нажиться на его деньгах, швырнув в грязную финансовую схему - Том и здесь не при чем.

Это «не при чем» мешает больше всего, когда он смотрит в лицо Энди. Она на это не подписывалась, но он-то не подписывался тем более, хоть и потратил два часа, пока черкал серебристым паркером толстенную стопку бумаг в стеклянном стерильном офисе фонда. В тех бумагах были другие условия, там отсутствовал пункт насчет внезапных убийц в случае тюремного заключения Мосса. Правда, про секс с его женой там тоже ничего не было.

Энди говорит, что в доме никого нет. Наверное. «Наверное» - дрянное слово, оно аннулирует все, что сказано до.

- «Наверное?» Ты нанимала кого-то недавно? Кого-то нового. Может, кто-то приходил пару дней подряд, - например, он сам. Том приседает возле пацана, аккуратно проверяя голову. Он не захлебнулся своим языком. На пальцах остается кровь, Том растирает ее в ладони. - До скорой его хватит, - он поднимается на ноги и замирает на секунду. - Наверное.

Из старой обслуги никто не возьмет на себя такую чернуху. Том мысленно отбивает список, вычеркивая лишнее. Грэм, тот страшный мексиканец, и он догадывается, почему Эдгар нанял именно такого. Мейбл, эта вроде бы у них давно. Как и дворецкий, этот ебаный англичанин, он ему не нравится - слишком англичанин даже для Флетчера. Должен быть кто-то свежий, кого взяли в спешке. Если придурок Нейт не умудрился навернуться сам. Только само в этом доме больше ничего не происходит. И Мосс точно сказала ему не все. Она почти ничего не сказала, а выбор все еще висит.

Уйти или остаться. Как дорого это обойдется? Мосс покупали за деньги и статус. Паршивая валюта, чтобы купить расположение, но есть кое-что ценнее. Ты стоишь того, Энди? Эмоции прошивают ее насквозь, в ее глазах нет ни красноты, ни слез. С этой кровавой бани ее можно забрать на прием по случаю открытия еще одной чьей-то фирмы или в сопровождение на еще одну чью-то свадьбу. На похороны, на встречу с партнерами, на гран-при Формулы 1. Мосс хорошо смотрится везде, это ее врожденный талант. А еще она не идиотка с крепкими нервами, этот талант куда важнее. Том протягивает к ней руку, пространство вокруг дрожит. В прикосновении нет ничего пошлого, он просто сделал выбор, и ладонь касается темных волос на затылке.

- Если решишь пойти к копам, у меня есть один. Она не будет мучить тебя тупыми вопросами. Самое плохое, что случится с тобой в участке - их дерьмовый кофе, - это просто пиздец, у них прописано что-ли брать самый отвратный. - Повторишь все тоже самое, что и мне. Но я бы не спешил.

Пальцы уходят с затылка, цепляя небрежную прядь и убирая за ухо, стирают невидимые слезы с щеки. Ничего. Она не плачет. На губы Флетчера ползет шальная ухмылка. Что нужно, чтобы она расплакалась?

- Дашь мне номера всех… - он машет свободной рукой. - Кого ты назвала. И пока лучше остаться в доме, он и правда мог просто упасть. Поставим на стреме пару крепких ребят, - а твои друзья могут вернуться и попасться с поличным. Рискованно, но действенно. - Или ты хочешь, чтобы я тебя забрал? - «или остался здесь лично» он договаривает взглядом.

Том выпускает ее лицо и убирает руку в карман, катая в пальцах зажигалку. Что еще у него есть? Доверенные подельники, которые открутят голову без лишних вопросов. Наемная охрана, которой он доверяет куда меньше, но которых гораздо проще привлечь. Пес Рокки, здоровый черный питбуль. За своих он сдохнет, вонзив зубы в чужую шею. Связи с мафией, особенно с Палмери. Золотой прииск, но Флетчер не полезет туда, потому что он не часть семьи, он лишь партнер, и со стороны у него должно быть все блять в порядке. Все под контролем. Это как «в случае опасности разбейте стекло», слишком рано. Было бы проще, будь Нейт просто телом, которое надо утилизировать.

К тому же Мосс что-то темнит. Тяжело помогать той, у кого, возможно, нож за спиной. Но, блять, он хочет эту феррари, а Флетчер так редко чего-то искренне хочет, что глупость становится оправданной. На деле он все решил в момент, когда на телефоне загорелся ее номер. И когда его бабки потонули в трясине офшоров. Он не двигается, адреналин бередит вены, взгляд застыл. Железное терпение.

- Я сделаю «что-нибудь», но тебе придется все рассказать ему, - ему - Моссу. - И все рассказывать мне.

Язык сделок им обоим знаком и понятен. Если он возьмется разгребать ее проблемы, их связь станет слишком очевидной. А еще это личное, потому что Мосс его наебал. Вой сирены окрасит этот вечер красным, Флетчеру плевать. У него Ферарри, она в цвет настроения.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-09-12 21:56:12)

+4

5

Один, два, три, четыре, пять.. - часы на запястье Томаса Флетчера отсчитывают секунды, пока я молчу.
С Эдгаром Моссом я играла. Его считалка состояла из банкнот, сумм на банковских счетах в гораздо больших значениях, чем смешные чеки за отели и рестораны. Она состояла из ценников за мои платья и каблуки, за мебель, вкус в которой у меня неприлично дорогой, а также из ценников за ставки на лошадей, формулу-1 и аукционы коллекционных картин. Эдгар Мосс был чертовым игроком, и в этой игре он проиграл. Его сын не в состоянии даже пошевелиться. Но зато я в состоянии.
- Том, - сдавленно шепчу я, пока оглядываю тело Нейтана взглядом, полным ужаса, еще раз. Он не умрет (наверное), и это слегка успокаивает. В голову не приходят мысли о том, как мы с ним трахались в подсобке, сейчас в ней только ощущение собственной беззащитности перед обстоятельствами. Словно я голая перед тысячами мужчин, которые жадно на меня смотрят, но женщины в этом мире по-прежнему ничего не решают. Кроме ситуаций в постели, когда вынуждают кого-нибудь застонать, чтобы на следующий день этот кто-нибудь сделал для них что-угодно. Это я могу. Это единственное, что я умею.
Томас Флетчер считает, что способен со мной справиться. Его голос твердый и в нем проскальзывают железные нотки. Голосу Томаса Флетчера хочется верить, но все мое нутро останавливает меня от этой сладкой, простой как чек за ночь в отеле лжи.
- В доме не было никого из тех, кто не должен был в нем оставаться. Только новый водитель - Артуро Альварес заходил недавно. Нейтан много пьет в последнее время, и он не в состоянии контролировать автомобиль самостоятельно, - был не в состоянии. О том, что произойдет с ним дальше, я думать не хочу. Мне следует о себе позаботиться. Или найти кого-то, кто сделает это за меня. - Он не умрет. Скажи мне, что он не умрет.
Скрестив на груди руки и обхватывая себя ими слишком сильно, я застываю в оцепенении, пока Томас Флетчер проверяет жизнеспособность тела, из которого стремительно ускользает жизнь. Я слежу за его движениями также жадно, как мужчина следит за проникающим в женскую глотку членом, но в конце концов отворачиваюсь. - Блядь.
Моя жизнь переворачивается и делает сальто.
На это я не подписывалась.
Глубокий вздох приводит в порядок мысли, хаотично разрывающие меня изнутри.
- Думаешь, что его хватит до скорой? - хладнокровно спрашиваю я, когда в действительности меня просто трясет. "Ты можешь сделать что-то другое?" - после слов о полиции я разворачиваюсь на месте и поднимаю вверх ладони в примирительном жесте. В жесте женщины, которая сдается перед своими слабостями, демонами, блядскими грехами находящегося за решеткой супруга. - Насчет полиции - не сегодня.
Из меня вырывается истеричный смешок. Такой же истеричный и сдавленный, как и все, что я говорила до этого, после чего ухмылка расползается по лицу ощущением полной вседозволенности. Любое дерьмо мне нипочем, я буду выглядеть безупречно, даже если блядское красное Феррари занесет на повороте до степени, что его придется тушить из десятка огнетушителей. Даже если десяток спортивных комментаторов заснимут это на свои широкоугольные камеры. Феррари горит красиво.
Томас Флетчер опускается перед телом Нейтана ниже, и я не могу на это смотреть. Черт возьми, ничего подобного я не ожидала. Судорожно обдумывая, следует ли позвонить Джино, я оглядываюсь на Тома еще раз. Стоит ли он того, чтобы на него положиться? Отличный секс - не повод для доверия. Повод для доверия только деньги, которые он готов на меня потратить, и которыми готов пожертвовать, чтобы я осталась жива. Он готов?
Я должна убедить его в том, что да.
- Томас, - я мягко зову его по имени, на секунду забывая о безжизненном теле Эдгара Мосса на паркете у своих ног, который не заменили. - Я хочу, чтобы ты остался.
Это первый шаг к тому, чтобы Томас Флетчер стал моим. Он мужчина, а я знаю, как следует с ними обращаться, и возможно, на какое-то время ему даже это понравится. Томас Флетчер - мой счастливый билет к тому, чтобы выжить.
- Я расскажу о тебе Эдгару, ты можешь на это даже взглянуть, - это что? Месть? Мужское самолюбие, которое требует, чтобы его нежно погладили? Я сделаю все, что угодно, и все, что он хочет. В конечном счете, Эдгар Мосс свои ставки уже проиграл.
- Кто та женщина, о которой ты говорил? - интересуюсь я машинально, потому что хочу знать каждого из своих врагов в лицо. Томас Флетчер - мужчина, который способен вытащить меня из дерьма, и я никому его не отдам. Феррари не соревнуется с потрепанной тойотой камри. - Она может мне помочь? Кофе меня не интересует.
Самообладание возвращается постепенно, как и способность здраво мыслить.
- Запишу тебе все номера. И номера курьеров из службы доставки тоже, если требуется, - всеми доступными способами интуитивно я даю понять, что открыта перед ним чуть больше, чем полностью. Что голая, хоть и в одежде. Пока в ней, но он останется на ночь (не сможет не остаться), когда тело Нейтана Мосса заберут в местную клинику, и тогда мы посмотрим, кому из нас больше требуется близость.
- Все, что-угодно, Томас, - но он в это не верит. Он не поверит, пока его член не окажется в моих губах, и только так мы придем к взаимопониманию. Эдгар Мосс был игроком, но никогда не был идиотом. Он видел меня насквозь каждый день нашей семейной жизни. Но насколько его слова обиженного тюремным заключением мужчины имели бы значение сейчас? Об этом я не волнуюсь. Ладонь Томаса касается моего лица, постепенно продвигаясь через волосы к затылку, и это приятно. На две секунды я даже прикрываю глаза. Связь с ним доставляет мне удовольствие. Я хочу, чтобы он остался.
- Артуро живет на Big Mill Rd, 13. Если ты вдруг захочешь его проверить, - пожимаю плечами, потому что вижу, насколько серьезно Томас настроен. Его серьезность меня успокаивает, потому что я чувствую силу. Он хочет меня, как блядское Феррари, и готов за это заплатить. Разница лишь в том, что Феррари продается не только за деньги.
Мои пальцы касаются его лица, когда мы снова сближаемся в шаге от трупа (или еще не совсем) Нейтана Мосса. Кровавая картинка, от которой хочется вскрыться, если не знать всю подноготную. Но сейчас интуитивно меня тянет в тепло. - Ты приехал.
Я знала, что он приедет.
Не сомневалась в этом ни единой блядской секунды. Потому что видела взгляд Томаса Флетчера на свою задницу, грудь в декольте, свои губы, кожу под тонкими лямками невесомого платья от philipp plein.
Он не мог не приехать.
- Но ты мне веришь, ведь так? - использую я запрещенный ход, вынуждая его проявить снисходительность. Томас Флетчер - джентльмен, и он меня не обидит, пока моя жизнь не начнет стоить его собственной жизни. - В доме был еще Джино. Джино Моретти, мой адвокат. Много лет назад мы спали, но сейчас уже нет. Он тоже разбирался в делах Эдгара, пока я боялась остаться ни с чем.
Я выкладываю перед ним на стол пару своих карт, доказывая этим свою откровенность, и что верю ему практически полностью.
Но насколько сильно в действительности он сам готов мне поверить?
- Джино терпеть не может Нейтана. Но я не думаю, что он это сделал.
За окном сигналят огни и звуки неотложки. "911" - точно вовремя. Глубоко вздыхая, я думаю, что не хотела бы чужих людей в доме, с той разницей, что Томас Флетчер - больше не чужой.
Нацепляя на лицо холодную маску, я интересуюсь - "Как я выгляжу?", после чего хладнокровно открываю дверь, держусь сдержанно.
- Нейтан Мосс упал с лестницы. Он был пьян. У него проблемы в последнее время, но я не думала, что все зайдет настолько далеко. - кто-то измеряет его пульс, а я волнуюсь, но держу лицо беспристрастной, безупречно красивой суки - мачехи парнишки, которого вовсе на затащила в постель, потому что хотела денег. - Пожалуйста, сделайте что-то.
Прошу я и снова переглядываюсь с Томасом.
"Другое что-то. Ты же понимаешь", - и встречаю это понимание в его взгляде.
Он знает, что я сука. Еще он знает, что я Феррари, которую оставили без присмотра и которая не может долго находиться одна. Феррари всегда требуется кому-то. Но насколько сильно я нужна именно ему? Расскажи мне, Томас.
[LZ1]АНДРЕА МОСС, 28y.o.
profession: безработная приспособленка, трофейная жена управляющего хедж-фонда;[/LZ1]
[AVA]https://i.ibb.co/m0ZcM2v/3423432.gif[/AVA]
[NIC]Andrea Moss[/NIC]
[SGN]https://i.ibb.co/cJ0hpy6/24234234.gif https://i.ibb.co/mywKPQq/10324324.gif
не срывайте с людей маски,
вдруг это намордники
[/SGN]
[STA]it`s all lies, dear[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2021-09-13 02:33:22)

+5

6

Она хочет, чтобы он остался. И даже (это «даже» царапает, он щурится - ебать подарок) позволит взглянуть на унижение Мосса, которому она сообщит, что тот дисквалифицирован. Энди привыкла позволять. Том спрашивал о ее желаниях не чтобы послушно их выполнить. Чтобы понять ее аппетиты и чувства. У нее они бывают, проскакивают? Он усмехается.

Я подумаю, - она справится сама, умеет подбирать формулировки. Он поговорит с Моссом отдельно. Самолюбие не при чем, дело в инвестициях. Он позаботился о его сыне, позаботился о его жене. Как мог, она не против. Этот дом растащат падальщики. Моссу стоит положиться на кого-то, кто идет с ним на открытую сделку, пусть и грязную. Он любитель грязных сделок, иначе не прел бы в серых кабинетах с федералами наедине.

- Она коп, - если Энди хочет знать в лицо всех женщин, с которыми сталкивался Флетчер - она заебется. Он сам забыл половину лиц. - И поможет, как помогают копы - подарит иллюзию защиты.

Иллюзия - ключевое. Его тошнит от копов. Лучше положись на меня, Энди. Ты уже это сделала, ты не дура.

Том довольно кивает на номера телефонов и курьера из службы доставки. На «все, что угодно» отвечает мазанным взглядом, каким смотрел на ее задницу, грудь, губы и кожу под тонкими лямками невесомого платья. Мышцы тянет, зрачок сжимается до точки, ее пальцы на его лице. Прямо все? То есть за этого пацана он получит все? Блять, может стоило скинуть его с лестницы самому раньше. Обещания Мосс громче, чем на предвыборных компаниях. Но это вранье, ведь она знает себе цену и никогда не отдаст все, потому что если отдать ему все, что она пообещает следующему?

У тебя нет всего, Энди. Всего, чего хочу я.

Водителя зовут Артуро. Если ты водитель - твое имя спиздили из мыльной оперы.
- Добавь этого Артуро в тот твой список, - еще один они стрясут с дворецкого. Мосс вряд ли знает мелкий персонал типа починки техники или чистки камина. Она не знает тех, кто занят самым грязным делом, она не любит пачкаться.

Зато любит путаться с адвокатами. К его новой собственности идет бумажка с историей владельцев, чтобы он сразу понял, на что подписался? Пальцы ложатся на ее талию, плавный изгиб под гладкой черной тканью. Где поставить подпись? Я беру. Ладонь стекает ниже, рука сжимается, когда из ее красивого рта вылетает «мы спали». Том хмурится - он опять чего-то не знает. С Джино случилась короткая вежливо-ядовитая стычка: в сухой беседе о делах Флетчер донес ему, что здесь теперь его саванна, а тот может пиздовать в другое место.

Ее платье настолько тонкое, она кажется обнаженной. Ладонь замирает на пояснице, раскаляясь, как над огнем. За спиной Энди стена, до стены один метр. Один шаг, и он впечатает ее туда. Стоит на месте.

Она говорит, это не Джино. Флетчер согласен - слишком он скользкий, чтобы так топорно действовать. Но не вычеркивает его из списка.

- Доверимся твоему чутью, - соглашается он, игнорируя вопрос о доверии ей. Он не мучает себя сомнениями, он просто не доверяет никому. Особенно той, кто прыгнула из постели мужа в его. Кто сказал, что это не повторится? Он не самый богатый, не самый везучий и не самый приятный тип. Но надежный.

Том слышит вой сирены, смотрит на парня еще раз - протяни еще немного, сопляк. Смотрит на Энди. Вот он, этот момент. Удержаться или утащить следом. Она отлично выглядит и знает это, он не собирается тратить слова на очевидные вещи. Только стирает кровь, оставленную на ее щеке с запачканных пальцев.

Вместо длинной клятвы короткая сделка, на ее пальце чужое кольцо. Мы будем вместе долго и счастливо. Или недолго, как пойдет, главное - счастливо. Несчастье Флетчер выбрасывает из жизни. Представление о счастье у него особое - ему пиздец скучно. Он видел все или почти все, сердце стучит ровно. Ровнее, чем думает Мосс, поднимая взгляд темных глаз снизу вверх. Это он тоже видел. Она была ниже, вид был охуенный, один из лучших, хоть и померк влажной темнотой, пока ее тонкие пальцы хватались за край дорогой столешницы. Мосс хочет доказать - лучший вообще, и это приятно, что ей невтерпеж отсосать. Когда рука прихватит ее за затылок, она почувствует себя в безопасности.

Флетчер не чувствует себя в безопасности никогда. Так почему не прокатиться на суперфаст? Есть риск разбиться, но звук двигателя один из лучших. Может, лучший вообще. Ласковый в покое, неистовый на высоких оборотах. Кровь взгревает мгновенно, и хочется добавить еще, насилуя педаль. Премиальная бмв издаёт по сравнению с этой шестилитровой бестией жалкий гундосый стон, а ламборгини звучит недостаточно благородно и дерзко.

Хлопок двери выдернет из прострации. Внутрь ворвутся люди, по стенам ползет желтый свет фар красно-белой машины. Мосс отлично сыграет свою роль. Флетчер останется в тени, это ее часть представления, он не мешает. Отвечает на ее короткий взгляд.

- Куда его отвезут? Я еду следом.

Возле Нейта раскладывают оборудование. Том касается плеча Энди, привлекая внимание.

Проверю, что с ним все будет в порядке, - то ли счастливый билет, то ли заложник, Том не решил. Пацан ему нужен. - Ты со мной. Не ходи наверх, бери только самое необходимое. Сегодня я не хочу тут быть, тут грязно, - он кивает на лужу в коридоре.

Мосс ему должен. Том отпустил водителя перекусить. Две мысли сходятся в одно простое решение.

Энди. Где он хранит ключи от машин?

Ебал он называть имя Мосса. Она тоже может его забыть.

Флетчер думает выбрать что-нибудь. Это не покроет долг, как не покроет Энди, как не покроет любая вещь в доме. Этот дом он готов сжечь, но не будет, он не сжигает мосты. Когда Эдгар Мосс выйдет, а этот сукин сын точно выйдет, они еще сыграют в карты. Может и на Энди, просто она не в курсе. Только что впутался в новую авантюру, и встряхивает не хуже кокаина. Легко достать телефон и вытащить своего водилу: тот молчит и берет за это тонну бабла.

Но Флетчеру пиздец скучно. Так где ключи, Энди?

Время поджимает, секунды летят на циферблате, пока парамедик пускает в грудь Нейта электрический ток.
Раз, два, три. Разряд. Сердце Нейтана Мосса отбивает рваные пики пульса.
Доехать до больницы и убедиться, что этот пульс не пропадет по дороге.
Убедиться, что у Мосса будет отдельная палата. И поставить туда своего человека 24/7.
Познакомиться с ключевыми врачами и сунуть в карман белого халата купюры, если нужно. А это нужно всегда.

Где-то в конце списка несомненно отличный отсос, но далеко не на первом месте. Приоритеты. Он дойдет и до этого пункта, Андреа он берет с собой. Так безопасней, а еще он провезет этот ебаный флаг через весь город. И вскроет бутылку шампанского на финише, до него путь ни в одну милю. Это не уличный спринт, это долгий изматывающий и дико престижный Ле-Ман.

Его окликает врач, там надо что-то подписать, пояснить и подтвердить. Всем постоянно что-то от него нужно, это хороший знак.

- Я тут разберусь, - он подталкивает ее под поясницу. - Иди. Лучше возьми удобную обувь. Я буду в гараже.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-09-14 11:40:57)

+3

7

От этой жизни и мужчин в ней я многое ожидаю. Запросы у меня, как у аллигатора - несоизмеримые с хрупкой и изящной фигуркой трофейной подружки управляющего хедж-фондом.
- Подумаешь? - я смотрю Томасу Флетчеру прямо в глаза, холодные, спокойные, темные, - Подумаешь?? - Смотрю серьезно и уверенно, но вместе с тем с эмоциями благодарности за его снисходительность - исключительно женскими, как прикосновение к его ладони, переплетение пальцев и легкое движение в попытке их сжать. Пока в действительности я просчитываю, насколько сильно мне придется постараться в постели, чтобы он подумал о том, чего хочется и требуется именно мне. - И что ты сделаешь со всем этим? Что будет дальше? Я хочу знать.
Потому что сдохнуть мне не хотелось бы, знаешь? Ведь ты обещал мне, что следующей я не стану. Сколько стоят твои обещания, Томас Флетчер?
Сколько я тебе должна?

Вокруг суетятся люди. Мужчина рядом приобнимает меня за талию, а я внимательно и слегка угрюмо слежу за каждым движением фигур, прикасающихся к пока еще живому трупу. Сколько он протянет? День? Два? Еще пару лет после совершеннолетия, пока не закончит, как мой брат Чак - с наркотой и разбитым в черепки автомобилем, или в инвалидном кресле с таблетками ксанакса? Думаю об этом заинтересованно и еще немного, совсем небольшой промежуток времени, чувствую себя здесь королевой - гребаного мертвого королевства, в которое уже никогда не завезут новую мебель по каталогам, и даже так, это выглядит красиво, эстетично и мрачно. Сейчас мне не страшно. Потому что обо мне позаботятся. Оборачиваясь на Томаса Флетчера, я слегка приподнимаю брови: "Видишь? Я в порядке, я в полном порядке. Ты впечатлен? Мне плевать, сколько крови из-за меня или рядом со мной прольется, потому что во всем этом дерьме я останусь гребаной Феррари. С капота которой можно смыть что-угодно и вдавить педаль газа дальше, пока она не сгорит. Но ты же не сожжешь Феррари, Томас?"
А если сожжешь, то ты сгоришь вместе с ней.

- Артуро из Испании, я мало его знаю и никто не знает. До водителей автомобиля Нейтана мне не было дела, но он никогда не разбирался в людях, - и в женщинах тоже. Во мне он видел все то, что от своей недолгой жизни хотел. Внимание, заботу, отличный секс. Глупый мальчишка, глупый мне на руку, и думающий исключительно членом. Таких в моей жизни было много, но шлюхой я себя не считаю. Я называю это взаимовыгодное сотрудничество, в котором исключительно по-женски стараюсь взять верх.

- Пульс слабый, но ровный, - сообщает мне молодая женщина с лишним весом, которой не светит нулевой размер шмоток даже в ее мечтах. Только что она осматривала труп (ну почти), копаясь в этом дерьме собственноручно, пока меня вытаскивает из него мужчина, взгляд которого видит и хочет меня без одежды. Мир женщин убог и жалок, если женщина не Феррари. Коротко оглядываясь на Томаса, я киваю ему, имея ввиду "все в порядке", и глубоко вздыхаю, как расстроенная происшествием мачеха. Волнуюсь уже меньше. Возможно, Нейтана вовсе не хотели убить, просто перестарались, но сохранность собственной шкуры все еще меня беспокоит. Мое тело привыкло к комфорту, заботе и условиям, в которых не о чем беспокоиться, а за эти условия необходимо платить.
Коротко касаясь губами щеки Томаса Флетчера, я задерживаюсь в этом касании на пару секунд и шепотом произношу название клиники, хотя могла бы сделать это иначе. Мои пальцы все еще слегка сжимают его предплечье и ослабляют давление лишь тогда, когда наши взгляды встречаются. "Я тебе доверяю, я в полном порядке", - без слов говорит мой преданный и благодарный взгляд и я готова выложить на стол для игры еще пару карт, чтобы сдаться. Ведь сейчас все по-настоящему, и такого со мной прежде не случалось.

- Куда мы едем? - в голосе сквозит легкая тревога, потому что в этом доме я чувствую себя спокойней. В этот дом Томас приходил раз за разом, чтобы разобраться с бумагами Эдгара, получив полный доступ к его имуществу и ко мне. - Здесь много моих вещей.
Самых необходимых.

Томас, я меркантильна.
Однако собравшись за девять секунд, я киваю, расставляя приоритеты.
- Но мы же сможем забрать их позднее? - сейчас мне не требуется ничего. - Дай мне несколько минут. Ключи в его кабинете, в столе по правую руку от входной двери, подними пару папок с бумагами и все увидишь. От автомобилей, не представляющих ценность - ключи в гараже, но тебя же не это интересует, верно?
Мы оба понимаем, что не это, и я не возражаю. На Эдгара мне плевать, любви между нами никогда не было. Он просто меня купил, а я ему продалась. Потому что у каждого есть свой ценник, а Эдгар был действительно богат.

Тело Нейтана на носилках выносят во внутренний двор, аккуратно и без резких движений. Его кожа бледная, как у трупа, и я стараюсь не думать о том, сколько крови он потерял. Пятно на паркете, который не заменили, завтра придется убрать дворецкому, но Томас Флетчер разберется и с этим тоже, он заинтересован.
Я подписываю несколько бумаг, не глядя - решение о госпитализации и необходимой медицинской операции, чтобы Нейтан выжил. Его смерти мне не хочется. Нейтана мне жаль. Эдгар никогда не был внимателен к сыну: не пытался найти подход или оценить достижения. Вместо этого, разочаровавшись в наследнике, когда мальчишке едва исполнилось четырнадцать, он просто забыл о его существовании и продолжил заниматься бизнесом, - единственным, что его по-настоящему интересовало. Пока не нашел себе новую игрушку - меня. Эдгар был глуп. Во всем, кроме своего бизнеса.
Но Томас Флетчер не глуп.
- Том, - я зову его по имени, отпустив последнего сотрудника 911, когда тот закрывает папку с бумагами и в очередной раз деликатно выражает сочувствие. Дверь за ним закрывается. - Том, мы можем обойтись без полиции? Иллюзии мне не требуются, мне нужна защита. Федералам на меня плевать, и на Нейтана тоже. Они порадуются, если Эдгар сдохнет за решеткой, но не раньше, чем достанут все то, что у него осталось.
Я смотрю Томасу Флетчеру прямо в глаза.
- Мне требуется достать это раньше. Он мне должен, поверь.
Эдгар Мосс был плохим мужем, и ему нравилось делать мне больно. Гребаный садист в постели, он никогда не пытался доставить мне удовольствие. Он хотел его получать. Эдгар Мосс заслужил все то, что с ним произошло, включая состояние собственного сына, у которого едва получается дышать.

- Спущусь через семь минут. - глубоко выдыхая и прикасаясь губами к его шее, я отстраняюсь от Томаса Флетчера и коротко киваю. Ведь я в полном порядке. Затем поднимаюсь в гардеробную, захватив с собой пару удобных, устойчивых шпилек от Джимми Чу, в которых чувствую себя уверенно и свободно, и бросив короткий взгляд на сейф за картиной в коридоре, полагаю, что еще смогу сюда вернуться. Появляюсь на пороге просторного гаража ровно через семь минут. На мне короткое черное платье с обнаженными плечами, подчеркивающее фигуру, как если бы его не было вовсе, и черные удобные лодочки. Выгляжу я все еще на десять из десяти, с той разницей, что распускаю волосы из безупречно собранной, высокой прически. Слегка небрежно, но чуть более расслабленно.
- Томас? - прикрывая за собой массивную дверь и бросив короткий взгляд на камеры видеонаблюдения, я прислоняюсь задницей к небольшому выступу в стене, в котором хранятся ключи. - Я хочу знать о твоих планах. Расскажи мне, так будет спокойнее. Эдгар никогда ничего не рассказывал, - и я ему не доверяла.
[LZ1]АНДРЕА МОСС, 28y.o.
profession: безработная приспособленка, трофейная жена управляющего хедж-фонда;[/LZ1]
[AVA]https://i.ibb.co/m0ZcM2v/3423432.gif[/AVA]
[NIC]Andrea Moss[/NIC]
[SGN]https://i.ibb.co/cJ0hpy6/24234234.gif https://i.ibb.co/mywKPQq/10324324.gif
не срывайте с людей маски,
вдруг это намордники
[/SGN]
[STA]it`s all lies, dear[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2021-09-15 23:51:11)

+3

8

На все вопросы Энди Том готов отвечать «я подумаю». Ему нравится как она смотрит в лицо, взвешивая - влепить пощечину или скинуть часть одежды, чтобы попытать счастья тем же вопросом еще раз. Что бы она не выбрала первое, он иногда мягко улыбается ей.

«Куда мы едем?» В больницу.
«Забрать позднее?» Я подумаю.
«Тебя же не это интересует?» Может быть.

Cмысл легко передать качанием головы и сосредоточенным взглядом. Достаточно просто вытащить телефон. Если какой-то важный хер типа него достает телефон, значит он собрался что-то порешать. Энди придумает, что порешать он собрался ее проблемы. А что ему еще делать в этой жизни, если не заботиться об ее интересах?

Он действительно достает телефон раскидать парней по городу. Одного в больницу, второго - к нему домой. Провожает задницу Энди, погружаясь в разговор. «Эта сука там точно убиралась?». Флетчер редко бывает дома, ему кажется, что единственный наемный персонал - мексиканка среднего возраста - спит на его диване, пока он ночует, ест и пьет где угодно, кроме своего угла. «Пес у тебя? Нет, оставь до завтра». В больницу поедет Джесси, брат его мертвой жены. Способный пиздюк, умнее многих не-пиздюков. «Пусть едет не с пустыми руками...значит придумает что-нибудь». Он вываливается из разговора, глядя, как Энди провожает врачей. Прямо сейчас она ему что-то скажет, что-то очень приятное. Никого нет, они одни. Барабанная дробь.

- …Мне требуется достать это раньше. Он мне должен, поверь.

Нихуя. Отвечать на это «подумаю» Том не готов. Он смотрит Энди в глаза, пока за окном воет скорая, сдавая назад. Красная сирена пройдет по ее лицу, и ласковый взгляд подернется жадными бликами.

Да у него тут второй крокодил, надо же. Приятно познакомиться. Менее терпеливый и более прожорливый. Еще нет вердикта по Моссу младшему, на паркете не высохла кровь, а эта рептилия уже щёлкает голодной челюстью. Так поймаешь только воздух или слетевшихся на запах смерти мелких мух. О его планах мыслях и действиях она спросила уже раз шесть в разной форме и скоро спросит седьмой. Она точно не умеет тихо ждать момента в засаде.

Может научить ее терпению? Он знает, почему она такая - ей по жизни легко прощали ошибки. И знает, за что именно.

- Мне иллюзии не нужны тоже, - жесткий взгляд сменится мягким. Том прижимает ее к себе, оставляя поцелуй на макушке, она оставит свой на шее. Судя по ее прикосновениям, она хочет, чтобы ее трогали как хрусталь. Пока даже не надоело. - Я приехал. Знаешь, что это значит?

Знает, тоже не марает руки просто так. Верить ей Том не готов, каким бы красивым не было ее лицо. Вряд ли она смоется прямо сейчас, если он не выкинет перед ней ответы на все вопросы. Тем более их нет. У него есть целых семь минут на подумать.

Семь минут сотрут запах вина и крови, как сотрут поцелуй Энди на щеке и шее. Придется ей ставить новый, время беспощадно. Через семь минут Том зайдет внутрь просторного гаража. Особенного. Неособенную тачку Мосс просто кидал снаружи, не заботясь что с ней будет - один мерседес e-класса легко поменять на другой. У Мосса точно был роллс-ройс фантом, теперь его нет - продан. У Нейта была ламба: получил на восемнадцатилетние и то ли разбил по пьяни, то ли расколотил сам. Что же, выбор невелик. В кабинете рука зависает над понятным Флетчеру ключом от кроссовера бентли. Но смотрит он на другой. Нет, это не его стиль. Он почти берет бентли. Или может?..

Полупустой гараж. Три секции для выезда. Том мысленно считает до трех, секундная стрелка проходит четверть круга. Один, два, три. У него в руке красный брелок и, медленно водя туда-сюда большим пальцем, он чувствует выпуклые буквы. Там написано «ferrari».

...

Гран-при во Франции, афтепати. В айфоне Мосса остаётся Энди сидящая на длинном капоте феррари суперфаст. Ее зовут в толпу, она отходит - знает, что хорошо получилась с первого раза.
Хороша, да?
Том неопределенно жмёт плечами. Оценивать жену Мосса неуместно.
Думаю купить на сдачу: остался слот в гараже как раз тысяч на четыреста. Но последний слот…не пойму - она того стоит?
А, он про машину. «Осталось четыреста тысяч», вот уебок. Мосс, скрестив руки, оценивает феррари. Том смотрит следом - и чего там на четыреста? На двести может быть, и то если оставить сверху его жену.
Никогда не понимал, зачем держать больше двух машин, - хорошо, что он не увлекается формулой.
- Потому что у тебя больше нет свободных четырехсот тысяч. Поздравляю с вложениями, ты не пожалеешь, - усмехнувшись, Мосс хлопает его по спине, и Тому хочется брезгливо дернуть плечами. Мосс считает его дворнягой, которой повезло прыгнуть классом выше.

Так и не понял, купил он машину или нет. Теперь знает - купил. Возле первого выезда красным чехлом накрыта неприлично длинная тачка. Интересно, давно ее привезли? Милый подарок перед арестом? Возможно, на ней никто не ездил. Новые сидения дорогой кожи не пахнут ни чем и ни кем. Он слышит Энди, но не оборачивается - рука уже держит край чехла на капоте и воздух замирает в коротком моменте. Он задирает ткань выше и видит глянцевый бампер. Черный.

Энди хочет знать о его планах. «Так будет спокойнее». Кому будет спокойнее, Энди? Ему не будет спокойнее, когда кто-то знает о его планах.

Сейчас мои планы - помочь этому парню, - Том тащит ткань назад, оголяя длинный капот. - Тебе его не жаль? Он может остаться инвалидом на всю жизнь за долги своего отца, -  а его мачеха так и не стала ему матерью. Кем она ему была хороший вопрос. Никем - лучший вариант, только Энди плохо тянет на никого.

Взгляд жадно липнет к глянцу под тканью. Плавный подъем над колесом и длинный изгиб. Желтый логотип сбоку. И на суппортах тормозов, на каждой мелкой детали экстерьера. Заметней только серебристая надпись над задницей, чтобы никто не забыл, что это за машина. Том смотрит на буквы и кажется, чувствует их под ладонью, как недавно чувствовал на красном ключе. С усилием возвращает себя в реальность.

- Мои планы вообще - защитить тебя. Обойдусь без полиции, - покатая крыша, изящные тонкие спицы колес, утопленная в двери острая ручка. - Ты же этого хотела? Защиты, - он дернул ткань над багажником, срывая ее с машины полностью. Свет длинных ламп вылизал бликами изгибы корпуса. Она не кричала «Томас, помоги мне отхватить все бабки моего мужа». Она говорила «не хочу быть следующей», такая была сделка. Небольшая разница. В полицию он идти и не собирался итак.

Том швырнул тряпку в сторону, осматривая машину. Провел вдоль острых граней, на пальцах осталась полироль. Черт, даже для такого равнодушного сноба как он она пиздец красивая. Он обошел машину оценить спереди, когда проклятой тряпки больше нет

Ебаный бэтмобиль. Зачем такой капот? Какого размера там двигатель? Жрет наверняка дохуя. Том пока не в курсе, что внутри этой штуки столитровый бак для, конечно, самого дорого топлива. В его джипе такой же здоровый и прожорливый, только менее требовательный к бензину. Эта на всяком дерьме никуда не поедет, как и не поедет по всякому дерьму. Ее привозят в закрытом корпусе фуры и аккуратно выводят на ровную трассу.

- Федералы.. - от этого слова тошнит. - ..делают свою работу. Они не дадут ему умереть. По крайней мере, пока им от него что-то нужно, а это не скоро закончится, - Том опирается ладонью на капот. Допустим, эта выпендрежная хуйня теперь его. Полное варвартсво, ощущается неплохо. Поднимает глаза и видит Энди, замирая на месте. Только заметил, что она переоделась и распустила волосы. Взяла самое необходимое. Точно, ей прощали много ошибок. Он бы сам простил парочку.

За это он тебе должен, да? Ее короткое платье стаскивать дольше, чем этот красный полог с надписью «феррари», потому что оно прилипло к ней как вторая кожа и на глаз проще разодрать. Флетчер коротко усмехается. Он не планировал в это лезть, он держится подальше от федералов.

- Может быть, я помогу тебе с твоими долгами. Но не раньше, чем верну свои.

«Я подумаю».

Ладонь все еще на капоте. Нет, это выпендрежная хуйня все же не его. Взял покататься. Он за нее не платил, она на него не оформлена, и все это лишь авантюра.

- Думаю, мне стоит сказать, что у меня нет такого огромного дома, садовника…- он пытается вспомнить, она говорила откуда он. - … из Испании и дворецкого, - и ланкастера тоже нет, как и сына-психопата, который швырнет его в бассейн, а после разобьет голову с лестницы. - Иногда приходит уборщица. У меня небольшой дом, поэтому в нем безопасней, - он обвел рукой гараж, намекая, что если площадь жилья не превосходит футбольное поле, то в подвале не заведутся крысы, о которых ты не узнаешь никогда, потому что нахуй забыл про этот подвал. Не узнаешь, пока тебе не перегрызут глотку в собственном кресле за пять тысяч евро.

Положил пальцы на ручку, она щелкнула от легкого прикосновения. Дверь открыта. Посмотрел на Энди, в глазах проскочила насмешка. Ты еще не передумала? Интересно, как быстро он услышит вой уезжающей феррари со двора.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-09-19 19:45:43)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you can call me, dear


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно