– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



vacuum

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[AVA]https://i.imgur.com/7lyecnW.png[/AVA]
[STA]you[/STA]
[NIC]Debby[/NIC]
https://i.imgur.com/oUTdzIp.jpg
destroying again

Отредактировано Lottie Vexler (2021-09-09 07:01:39)

+3

2

Когда Синди врала, у неё довольно мерзко повышался голосок, будто кто-то нажал высокую ноту у неё на связках и не отпускал ровно до того момента пока она не начинала сама верить в то дерьмо, которое на блюдце подносила.
— Незачем волноваться, у него нет никаких доказательств, твое слово против его слов, а это, —  её тон вдруг срывается на паузу, в которой слышно шуршание бумаги, а затем легкое почавкивание. Сидни и сама знает, что незаметно врать не умеет, впрочем, как и то, что конфета не поможет прочистить связки. — Это тупик, — с выдохом, — Джонни, ну я тебя когда-то подводила? Мы купили все записи. В-с-е.
Сидни облокотилась своими широкими бедрами в офисном костюме на стол. Ни черта у неё не было на самом деле, но не потому ли она лучший адвокат Брентвуда, что всегда знала, как сделать так, чтоб таки по итогу появилось ровно в сроки к слушанью.
На той стороне линий Леджер пробирался сквозь пробку на одиннадцатой улице. Маневрируя мотоциклом между крепко забетонировавшимися тачками в железных очередях, он делал это скорее машинально, ибо то, что говорила Синди, ему не нравилось от слова нихуя.
— Заканчивай пиздеть, я и так блять с вашей конторой скоро нахер обанкрочусь, — гарнитура на шлеме, шум улицы и отдаленность его рта от микрофона несколько глушили его гудящий, заполненный тупой агрессией, голос.  Его так уже заебало иметь дело с Синди, её партнерами, самой адвокатской конторой, будто это они за него творили весь тот пиздец в его жизни. Джонни Леджер никогда не умел признавать своих ошибок, а вот подобным своим вредным привычкам он оставался стабильно верен. Так и сейчас ему гораздо проще концентрироваться на том, что эта шарашкина контора присылает счета все крупнее, а отношение к делу у них такое же – ни черта сука не делать, только своими шершавыми языками чесать ему гриву.
— Если я проиграю – хуй вам в жопу, а не деньги по счетам.
Джонни сдирает с себя шлем вместе с гарнитурой и бросает его на капот тачки рядом, прогибая слегка железо.
Сидни перезванивает, и мобильник летит туда же, к ебеням вместе с этой тупой сукой на линии.

В первом же паршивом минимаркете Леджер покупает бутылку Джемисона и начинает дуть его с горла, ещё даже не расплатившись. Девчонка с синими волосами и пирсингом в носу на кассе, смотрит на него при этом своими полными удивления глазами. Ей так повезло, встретить Джо Леджера из «Эрейзер», да еще глотающего пойло с бутылки (это так увлекательно, вот бы получилось сфоткать).
Сам Джонни тем временем начинает давиться алкоголем и выплевывать его на пол вместе с вязкой слюной. Он не слышит, как щелкает камера телефона, и начинает лить вискарь себе на голову и трусить слипшимися волосами. Ему, кажется, так он остынет. Если бы.

— И куда ты дел прошлый? — вместо «а чего от тебя несет бухлом с обеда?» Баркли слишком долго на него работает, чтоб задавать риторические вопросы.
— Проебал, че непонятного-то, — отвечает Леджер и ловит рукой шлем, протянутый только что тем самым умником с дурацким вопросом. Если он попросил подвезти шлем и новый телефон, значит он это все проебал, что не ясно-то?
— Карточка есть, все номера на месте. Может тебя подвезти?
Сэмуаль Баркли - один из его челяди на побегушках, не самый худший из. Этого он уже запомнил хорошо в лицо и даже наверняка со второго раза правильно вспомнил бы его имя. 
— Слушай, Бен? Сэм? — попытка не пытка, — Короче, до пизды. Купи сиг и минералку, а потом сьеби отсюда в свою бедноландию или где ты там перекантовываешься, пока ты спущен с поводка.
Сэм молча кивает и в который раз обещает себе, что в следующий раз завалит Леджеру по морде и наконец-то уволится. И никогда, естественно, так ничего подобного не сделает.

Амелия говорит, что вечеринка должна быть потрясной, это чей-то там день рождения и вроде как там как раз будет удобно перетереть с группой. Джонни разговаривает с ней пока принимает душ и дрочит для разрядки. Представляет задницу Дэбби и совершенно не думает о том, что ему надо будет с кем-то там встречаться и решать вопросы. Да ебал он это всё в рот. Но на вечеринку пойдет, конечно, ибо хули нет, собственно, да и балерину свою выгуляет, чтоб не пиздела потом что он на неё забил.
— Блять, — тяжело дыша, выдыхает Леджер и закрывает глаза, склоняясь головой на плитку.
— Что? Повтори, — голосок возмущенный, но это у нее перманентное состояние.
— Буду,— он только что кончил, ему говорить не хотелось, но даже повторил,  — буду я, короче.
Амелия еще треплется что-то о том, что он должен подписать какие-то бумаги и что ей звонила Синди и что он свинья и ещё что-то.
Ему так похуй.

Блядская двухколесная карета подана, а принцесса застряла в своем замке. Пока та собиралась, недопринц похлебывал ром из железной фляги, сидя на мотоцикле. Он вылил пол банки парфюма на себя, чтоб несло не только легким флером трав и спирта, а ещё и чем-нибудь более приятным для её вечно возмущенного носика. Не то, чтоб хотел ей угодить, в этой жизни он заботился только о себе, но ожидал, что сократит объём её доебываний, что в свою очередь прекрасно влияло на его нервную систему. В последнее время у них что-то нихуя не ладилось и это могло бы даже его слегка парить, если бы он умел заморачиваться по этому поводу. Леджер в принципе считал, что как бы – пока его всё устраивает, значит и её должно, ибо так в его, плавающем в алкоголе, мозгу был устроен мир вокруг него.
— Чешки подобрать быстрее не могла? — протягивает Леджер после легкого поцелуя в уголок губ. Лучше стартовать первому, а то ещё поймет, что он опять залился и откажется вообще куда-то ехать. В таких делах коэффициент полезных действий близится к нулю, конечно, но Леджер верил в лучшее.

[NIC]Johnny Ledger[/NIC]
[STA]fuck u and u too[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ZL4yEUp.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖОННИ ЛЕДЖЕР, 28 y.o.
profession: проебщик, музыкант;
[/LZ1]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-09-12 12:20:29)

+1

3

[AVA]https://i.imgur.com/7lyecnW.png[/AVA][STA]you[/STA][NIC]Debby[/NIC]
Дебби закрывает рот. Открывает, снова закрывает. Недовольно хлопает дверью, тихо шлет все происходящее нахуй. Очередное сообщение от участливой подружки из труппы: «Смотри, это твой крошка Леджер». Ее глаща покрывает лед.
Дебби в ответ пишет: «во-первых, нихуя он не крошка; во-вторых, можешь пройти нахуй; в-третьих, если очень повезет, однажды попадешь на его».

Что Джонни в который раз выдал какую-то хуйню, можно было догадаться сразу. Но Дебора Нортман любит, блять, верить в сказки с периодичностью в симпатичных долбоебов, что оказываются у нее на пути.

Деб возвращается на репетицию, будто ничего из произошедшего ее царскую головушку не ебет и продолжает выдавать в совершенстве плие. Каждое движение — злость. Она двигается в такт музыке, но мыслями сосредоточена на Леджеровской выходке — проблеваться прямо в магазине, насрать на камеры и малолетку, нанести урон чужой тачке... Хорошо хоть, что не пришиб эту малявку и не уебал кого-то еще по дороге. Спасибо, дорогой Джо, то-то все удивляются, что она не таскает его с собой на их систематические дохуя важные аристократические тусовки.

Дебби делает вдох. Потом делает выдох. Потом репетиция заканчивается, и она снова выдыхает, оказываясь в воде.

— Слушай, вы правда вместе? — глаза у Берты такие шокированно-большие, пока она детально рассматривает солиста поп-группы на фотографии, где тот выглядит, ну дай бог, не как свинья, — И прям надолго?
Дебора с трудом держит язык за зубами, чтобы не выдать какую-нибудь гадость, натягивает майку на голое тело, джинсы, поправляет шмотки в сумке для тренировок, — Леджер на долгосрочную перспективу может только в секс.
На большое она в его плане и не рассчитывает. Уже так недель шесть.

Трубка начинает отчаянно трезвонить, и она отвлекается на то, чтобы поговорить.
Что все в труппе не могут понять, какого черта Дебора вообще умудрилась связаться с кем-то настолько конченым, знают все. Что она сама как-то не до конца может это понять, наверное, столько же.

— Скажи, что ты будешь с Джонни на вечеринке, — Кира в телефоне взвинченная и громкая, Дебби думает, на кой хуй вообще поделилась с ней своим номером, но раз уж, блять, мутишь с певцом, то имей совесть — таскайся с ним на важные встречи.
Что Дебби искренне похуй, никто в расчет не берет. Что она заебалась видеть его рожу постоянно пьяную и не способную выдать ни одного нормального действия, тоже. Нортман шлет девчонкам адьёс, типа не мечтает провести их всех нахуй, и исчезает в тачке таксиста. — Не знаю еще, а что?
— А что? Ты видела, что этот долбоеб выдал сегодня? — Деб давит смешок, потому что только Леджер сам не знает, что херит все собственными руками, — Да кажется, мне кто-то скинул очередную с ним новость.
Не кто-то, а Берта. Не новость, а привычное состояние его души.

Дебора Нортман — прима-балерина Орегоновской труппы. Ебучая Одетт в "Лебедином озере", исполнительница главных ролей, дохуя красивая манда, что дохуя красиво способна двигаться на сцене.
А рядом с ней — скандально известный Джонни Леджер, что ни дня не может не прокосячиться. Вуаля. По нему сохнут толпами девки, на него дрочат, умоляют их засосать на его концертах, а Деб в это время даже не помнила, как его зовут. Ну это тогда. Сейчас-то она имя и пьяная оттарабанит, вы только её попросите.

Иной раз ей казалось, что Джон просто перепутал адреса балета и стриптиз-клуба, а так как был в полусонном состоянии не очень различил, кто есть кто, и потому подкатил к ней. Иногда — что у них могло что-то выгореть, если бы он старался хоть раз думать о ком-то еще кроме себя.
Но чаще всего Деб просто внушала себе, как ей насрать было, как ей насрать сейчас и как обязательно будет. Иначе нельзя.

Когда бабуля первый раз скинула ей видос, где он хуярит какого-то мужика на стоянке с испуганными вопросительными знаками, Дебора отмазалась, что это вообще не он, и всё перепутали. Спит она не с Джонни, а Джошом, так что бабуля может дышать спокойно.
Та, конечно, нихуя ей не поверила, но Нортман старалась, как могла, чтобы не беспокоить ее старческое сердце, поэтому в следующий раз старалась как-то сильно не попадаться на глаза папарацци и избегать любопытные взгляды людей вокруг.

— Я еще не готова, — бросает Нортман в трубку, когда Леджер звонит сообщить, что ждет ее внизу.
Медленно подкрашивает пухлые губы красным, платье выбирает короткое черное, но с закрытым верхом, из туфлей — благо умная, знает же, что тот в жизни не приедет на тачке как приличный человек — берет те, что с небольшим каблуком.

Леджер навеселе.
Она это видит, стоит только спуститься. Навеселе, подшофе, скоро будет похож на свинью. Дебби с трудом выдерживает паузу, чтобы не послать его нахуй прямо сейчас и не уйти обратно, подходит ближе, берет пальцами за подбородок и притягивает к себе.
Чмок выходит сухим. От него несет, как от вскрытой бутылки виски, Нортман сжимает его скулы сильнее, — Господи, ты опять нажрался?
Отпускает, отталкивая от себя, отходит, выуживает телефон из сумки.
— Я скоро забуду, как ты выглядишь трезвым, — Дебора еле сдерживается, дабы не начать методично ебать мозги, — а, стой, уже, блять, такого не могу вспомнить, — пожимает плечами, мол, ну и правда. Улыбается ему так тепло, красиво, прям не поверишь, что заведенная до предела.
— Паркуй мотоцикл, я вызову нам такси, — голос у нее вежливый, спокойный, твердый. Но внутри злобный пиздец. Джонни такую хуйню чувствует на автомате, а потому и про чешки завел речь: лучшая защита — это же ведь нападение. Дебора очень хочет ему сказать, что она носит пуанты, а не детсадовские чешки и вообще, в жопе у себя пусть их ищет, если ему что-то не нравится.

Но она же заботливая подружка. Ей же не похуй, к ее великому сожалению. Потому пытается сохранять остатки мирного настроения, чтобы все окончательно не пошло по пизде, и если ангел во плоти не так выглядит, то Леджеру настоятельно рекомендуется подумать, что ему еще вообще в этой жизни светит.

Она бы хотела, чтобы Джонни стал меньше пить.
Джонни бы хотел, чтобы Дебс открывала свой рот, только чтобы взять в него его хуй.

Ни у кого из них желания не сбываются.

Отредактировано Lottie Vexler (2021-09-12 18:22:18)

+2

4

Кто бы мог подумать, что балерины в миру одеваются как шлюхи.
В общем-то, если бы кто спросил у Леджера пару месяцев назад — как он себе представляет девушек из балета, оперы или симфонической трупы, то его недоразвитая фантазия нарисовала бы зачморенных жизнью сорокалетних разведенок в шмотках, которые они донашивают ещё за своими бабушками. И вот на тебе шок-контент: ебаная Дэббора Нортман.

Однажды, Амелия придумала, что у него весьма хуевая репутация и пора бы её исправлять, инсту почистить, в носу волосы убрать, научить его не посылать нахер каждого второго фаната и в целом взяться за то, чтоб наконец-то прошла и в Леджере эволюция от пещерного человека в гомо сапиенса.
А дело это непростое, начинать нужно было экстренно, потому она зашла с тяжелой артиллерии, пригласила с собой на афтепати открытия перспективно моднявого клуба, а привела на гребаного «щелкунчика».
— Ну, блять, предупреждать надо было, я бы орешки взял, — и отрыжка пивная, как фирменный знак качества, — и к орешкам.
Наверняка Амелия в тот же вечер убедилась бы, что с первой попытки эту крепость не взять и что Джон скотина такая перевоспитанию сложно поддается. Но как оказалось у Леджера в обороне были свои прорехи, кто бы мог подумать, что местная прима покажется ему «заебись телкой» и на «щелкунчика» он сходит ещё несколько раз, парочку из которых даже абсолютно трезвым.

«Заебись телке» шла её красная помада и задница в платье выглядела охуенно, но блять, ей бы рот помыть с мылом и выбросить из головы то дерьмо, которым она любит обмазывать его каждый раз, когда он просто хочет расслабиться и залить в себя свое рецептурное седативное на спирту. А ещё у неё нюх как у пса, хотя даже не так, нюх как у настоящей суки.
— Господь желает смены пластинки, а то эта уже в горле костью стоит, — ребром ладони ведет по щетинистой шее чуть выше кадыка, показывая как она уже его заебала. Подниматься с мотоцикла не хотелось, ибо вообще, блять, он и вправду надеялся на её благоразумие и понимание того, что нужно его отблагодарить за то, что он выносит стойко каждый раз её эти бредни и всё ещё хочет куда-то её везти. Но бабская психика это выжженное поле, можно только смотреть и тешить себя надеждами, что зачатки благоразумия там таки когда-то вырастут. Надежды надеждами, а под ногами только угли. Леджер несколько лениво, перекинул ногу через байк и сделал полушаг к ней навстречу, она до этого времени уже додумалась вытащить телефон и вроде как вся такая дохуя деловая намеревалась набирать номер такси, хоть и не была настолько дурой, чтоб ожидать будто он даст ей это сделать.
— Оставь ебаный телефон в покое, — «иначе я разобью его нахер» уже было в глазах и, сжатом его рукой, её запястье. — Ты либо едешь со мной, либо своей лебединой походкой закатываешься обратно, — продолжает настолько спокойно, что сам несколько удивлен; на самом деле хотелось её за волосы потащить за собой, но Леджер же не настолько имбецилен, чтоб так легко вестись на свои внутренние порывы. — Дэбс, — смотрит на неё пристально и скользит ладоней по изгибу талии, — не дури, — Джон кладет ладонь ей на щеку и большим пальцем ведет по губам, стирая идеально выведенный контур помады, а затем целует прежде, чем она заводит шарманку о том, что он ублюдок.

В мобильнике приходили сообщения от Амелии. Фотографии, видео, ссылки на сайты. Затем шли гневные сообщения о том, что она вкатит ему пизды, ибо только что от него отказался ещё один спонсор, а они должны были подписывать завтра новую сделку. В последнем сообщении она надеялась на то, что он использует свой шанс и поговорит с нужными людьми, а то она заебалась уже подтирать ему зад. Леджер на все это глянул скользящим взглядом и перемотал к концу, чтоб сделать видимость того, что он всё это прочитал и принял к сведению. Конечно, она слишком давно была его агентом, чтоб не знать, что он хуй свешивал на это все.
Сообщения в WhatsApp:
— Хоть что-то прочел? Где ты?
— Конечно, мой фюрер. Как обычно – в пизде.

Джоша заебала Амелия, заебали журналисты, которые в жопу лезли, заебало терять бабло на пустом месте, заебало и то, что он вроде как где-то пропустил поворот, и теперь нужно было делать крюк, судя по гуглкарте. Опять недовольное щенячье выражение лица Нортман его тоже заебало.
Они стояли где-то посреди нигде, по правую сторону был океан и тонущее в нем оранжевое солнце. Леджер хлебал из фляги ром, не обращая внимания ни на вид вокруг, ни на, уж тем  более, очередной приступ недовольства у его слишком трезвой подружки.

Потом он будет готов поклясться: на конституции, на библии и на разрисовке для первого класса, что ему под колеса бросилось животное, а потому пришлось вывернуть трекер. И все это будет полным булшитом, потому что на самом деле единственным зверем, который был виноват в том, что они со свистом и громкими ударами скатились в кювет, был, конечно же, сам Леджер, который попросту в определенный момент не справился с управлением.

Алкоголь в последнее время ни черта не помогал. Приходилось заливать бак все больше и больше, чтоб хоть немного снять напряжение. Из похмелья вырываться в очередной запой и так по кругу, чтоб не свихнуться. В башке творилась вечная революция, поднятая приливом уверенности, который сменялся полным агрессии отчаянием. Внутри будто вечно заведенная атомная бомба, вот-вот, одно неправильное движение и его рванет. Тик-так, блять.

Леджер переворачивается с живота на спину, валяясь на траве, и, будто заведенная игрушка, начинает ржать. Ему показалось на секунду, что теперь он свободен от всего того дерьма вокруг, пересрал знатно и мать вспомнил, когда тормозил ребрами. Но в определенном смысле ощутил то, чего ему так сейчас не хватало – чтоб все от него наконец-то отьебались.

Прекрасное решение проблем, Ледж — сдохнуть.
[NIC]Johnny Ledger[/NIC]
[STA]fuck u and u too[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ZL4yEUp.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖОННИ ЛЕДЖЕР, 28 y.o.
profession: проебщик, музыкант;
[/LZ1]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-09-15 07:26:20)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно