полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ☠ ты нравишься моим чертям


☠ ты нравишься моим чертям

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[NIC]Tayler Jay[/NIC][STA]mazafaka[/STA][AVA]https://i.ibb.co/2F2Cx9Y/f03431a69052ba70bd62f5d825b94d70.png[/AVA]
[LZ1]ТАЙЛЕР ДЖЕЙ, 18 y.o.
ученик приюта[/LZ1]
[SGN][/SGN]

https://i.imgur.com/mBMxywJ.png

«

их зов, поверь, не очень громок,
но крик их только для тебя.

»

Отредактировано Tayler Jay (2021-09-25 09:25:46)

+1

2

[AVA]https://i.ibb.co/PZSTXWL/4b9afe82874de4b2095149a01a46f378.png[/AVA]
[LZ1]ХОЛДЕН ЛОУ, 16 y.o.
ученик приюта[/LZ1]

каждый имеет право на слабость.

на пару минут, когда начинаешь себя по-особенному жалеть и считать, что нет более обделенного человека на свете, чем ты сам.
каждый имеет право получить взамен поддержу или же пару пощечин, чтобы, наконец-то, пришел в себя. собраться - и еще несколько секунд, дополнительное время на обдумывание дальнейших действий, за которое неплохо бы ответить на вопросы:
как планируешь справляться?
чего ты стоишь и заслуживаешь ли продолжать дышать?
может ты зря занимаешь чье-то место?

сегодня ты позволил себе куда больше. опустошаешь стакан за стаканом, продолжая утопать в пучине сомнений, что никуда не исчезают, множатся и притупляют крик разума. остановись. противно смотреть со стороны, но ты лишь отмахиваешься, убеждая себя, что ты просто человек. небольшая крупица в этом суровом и жестоком мире, где каждый продолжает вести свое бессмысленное существование. и действительно, есть ли вообще во всем этом смысл? может быть сам усложняешь, стараясь постоянно плыть против течения, создаешь преграды, которые стоило бы обойти?

глупость.

алкоголь плещется в стакане, что продолжаешь бесцельно покручивать в руке, поставленной локтем на невысокий стол. взгляд - точно такой же бесцельный, равнодушный - скользит по выставленным ровными рядами полупустым бутылкам [притащенных бог знает откуда и кем], цепляется за пестрые этикетки, и уходит на отдыхающих подростков позади. осматриваешь каждого из них, без внимания к деталям, пока еще один пластиковый стакан не оказывается опрокинут и ты недовольно морщишься - уже скорее по инерции, - вытираешь губы рукавом, замечая подергивание картинки мира. голову кружит. неловкое движение руки и ты едва ли удерживаешь себя на стуле, заваливаешься, и лишь так вовремя подставленное чье-то плечо спасает от неминуемого падения. не смотришь на человека рядом. отталкиваешься от него в попытке занять вертикальное положение тела, забывая о любых нормах приличия - для начала, хотя бы поблагодарить.   

но ты слишком пьян и, кажется, достиг точки невозврата.

не остается сомнений - алкоголь уже начал обрабатывать твое тело, проникать по венам вглубь, вымывая остатки сознательности и оставляя приятное тепло, заполоняющее до самых кончиков пальцев. сглатываешь, вновь обращая свое внимание на причудливый напиток напротив, кривишься в недовольной гримасе и не торопишься отпивать, потому что тебе кажется что уже достаточно - напиваться совершенно не входило в твои планы. как бы не так.

удерживать себя в сознании с каждой секундой становится трудней. и в какой-то момент ты поддаешься уставшему организму, проваливаясь на несколько продолжительных минут в беспробудный сон. открываешь глаза лишь в момент, когда кто-то уверенно толкает тебя в плечо в попытках привести в чувства. отмахиваешься будто от назойливой мухи и, едва переставляя ноги, плетешься прямиком на выход.

наверное, самое мерзкое чувство, давящее и изламывающее изнутри - что дробит кость за костью - и ты его ненавидишь больше всего на свете. жалость - это слабость. так говорил тебе отец и тебя начинает знобить лишь от одной мысли, что можешь допустить в свою сторону. тебя учили быть сильным, потому как иначе не достичь успеха. друзья тебе не нужны - так говорила мать, повторяя: учеба - твой единственный лучший друг.

позволяешь себе рассмеяться. искренне, истерично, когда тело подводит и остается разве что сползти по стене, усаживаясь на полпути до собственной комнаты прямиком на задницу, впервые за долгое время, совершенно не думая о том, что скажут люди; хотя здесь никого и нет. ты один. наедине со своими демонами и загонами, от которых тебя уже тошнит. желудок скручивается тугим жгутом, грозясь выплеснуть все содержимое наружу. и ты сгибаешься пополам, поддаваясь вперед и сжимая руки в кулаки. сплевываешь вязкую слюну в сторону и подтягиваешь колени к груди, тут же кладя на них руки, а следом - утыкаясь лбом в скрещенные предплечья.

как же все заебало.

+1

3

сегодня всё иначе. в деталях, мелочах, прожилково-вкраплённых в повседневность. та же порция чёрного кофе утром, но на несколько градусов горячее. контрастный ледяной душ, но на несколько градусов ниже. приветствие элайзы, чуть менее эмоциональнее, чем обычно. а кого-то другого члена банды, наоборот, наигранно-лебезящее. словно судьба решает в последний момент кинуть монетку, сама не зная, в какую сторону качнутся чаши весов и что вообще поставлено на кон. решающий исход крутится на ребре, металл безразлично звенит, отталкиваясь от деревянной поверхности судного алтаря. ты даже не знаешь, какие витиеватые исходы создаются во вселенной прямо сейчас, где каждая паучья нить — твоё предстоящее решение и его альтернативные вариации. ты стоишь у безымянной стены, в месте, где редко, да почти никогда маячит кто-то из приюта [уж за три года такие набожные точки запомнил каждую, хотя их порой и приходится менять из-за чьей-либо неосторожности], куришь вторую подряд, хотя обычно отделываешься одной, сигарету, не утруждая себя дойти до ближайшей урны, чтобы выкинуть ненужный более окурок. тушишь тлеющую смесь табака о бетонную стену, поправляя съехавшую по угловатому плечу спортивную сумку. тебя ждут на тренировке, но не спешишь. как обычно. сегодня всё иначе, и ты искренне не понимаешь, где и когда в оригинальный код была зашита ошибка. не думаешь об этом на протяжении всего дня, потому что череда событий, в целом, не отличается от вереницы дублей в прошлом — выходя из тени, нацепляешь свою фирменную улыбку, которая, разгоняясь и входя в раж, становится не просто маской, а второй кожей; бассейн, команда, тренер, раздевалка, плоские шутки, желание показать отличные результаты в этом семестре, побив каждый хотя бы личный рекорд; одноместная парта, идеально чистая, ни единой пошлой или глупой фразы маркером на столе, лучший друг по соседству, тихие перешёптывания за спиной у всё слышащего, но выбравшего режим сохранения нервов, лектора, квадратная записка размером шесть на шесть сантиметров рыжеволосой девушке с красными крашенными прядями, сидящей по диагонали и явно скучающей на этом чужом празднике жизни. меняются актёры, их реплики, иногда декорации — но сценарий один и тот же.

один и тот же.
единственное, что может нарушить и хоть как-то скрасить порядок вещей, так это алкоголь.
палёный, санкционированный, подпольный. подойдёт любой.
и сегодня ты не хочешь ни с кем делиться ни своими довольно серыми, слишком ни к месту мыслями, ни уж тем более спиртным.
даже толком не изучаешь этикетку [какая-то самодельная настойка, однозначно, и явно не принесёт на завтра ничего иного, кроме как головной боли, расстроенного желудка или и того, и другого вкупе с противным чувством собственной житейской тупости], открывая плотно закрученную крышку и опустошая содержимое пластиковой бутылки. зачем? чтобы изменить шаблонный паттерн, добавить чего-то нового. иначе ещё немного, тайлер джей, и ты завоешь. просто-напросто от понимания, в какую клетку ты загнал сам себя, позволяя заглушать свой голос гомоном толпы. даже уже не помнишь, как он звучит. наверное, такой же низкий и с хрипотцой от количества выкуренных сигарет, как твой собственный. может и выше, более звонкий, живой, ближе к тому возрасту, когда ещё жил с семьёй, ненавидел старшего брата и не пробудил в себе первую способность.

похуй.
сейчас тебе хорошо. уже хорошо. улыбка становится шире, движения плавнее, острые углы притупляются: в жестах, словах, поведении. ты попадаешь в лимбо, место, сокрытое от всех, даже от тебя самого. здесь живёт другой тайлер, его доппельгангер, тот тайлер, которого видели родители, тот тайлер, который сначала делает, потом думает, тот тайлер, который живёт только ради себя и своих удовольствий. и ты отдаёшь ему борозды правления. ты делишь с ним хлеб, сажаешь его за стол переговоров и заговорщически улыбаешься.

ведь сегодня всё изначально было иначе.

слышишь собственные шаги как-то глухо, тяжёлая подошва не оставляет твоих следов на чужой территории. думал заглянуть к местной давалке, но на полпути передумал и развернулся, решив отдать предпочтение сходке своих. на языке — специфический привкус сладкого алкоголя вперемешку с острым желанием покурить, на плечах — тяжесть утреннего настроения, во взгляде — слабый расфокус. когда выпьешь, становишься похожим на отца. это злит. но отец всегда был влиятельным, его боялись, его уважали. его любили. должны были любить. как и тебя. никаких сомнений, полутонов. ты идёшь дальше, убрав руки в карманы чёрных джинс, минуя один пролёт за другим, пока наконец не оказываешься на вражеской пустоши. усмехаешься себе под нос, замедляя шаг, тем самым не создавая лишнего шума, идёшь дальше, интуитивно удаляясь от слабого шума [не важно, какой банде ты принадлежишь; если это вечер учебного дня, за которым следуют выходные — это означает отрыв]. не любишь других всем своим сердцем, будь твоя воля, твоя настоящая, не прикрытая новыми правилами воля — перебил бы каждого, просто потому что слишком много проблем. прерии созданы для царей зверей, их величия, манер и амбиций. кто такие эти ублюдки? дикие псы, ни манер, ни чувства такта, ни дороговизны, ни умения держать себя в руках. на том факте, что ты сам, тайлер, остро нуждаешься в последнем, конечно же, не акцентируешь внимания, продолжая сокращать время своего пребывания на чужой земле.

замечаешь чью-то фигуру, осевшую у стены. замедляешь шаг. что-то новенькое. так нажрался, что не осталось сил дойти до конечной точки? или так и задумывалось? интересно. останавливаешься напротив, наклонив голову к правому плечу. никакой ответной реакции. парень, рыжий [или нет, в темноте коридора не особо различишь], смотрит в пол, уперевшись лбом в скрещенные на коленях предплечья. садишься на корточки, чтобы различить больше деталей внешности. нет, однозначно не из своих. поднимаешься, всё также сохраняя руки в карманах. открываешь было рот, чтобы спросить «тебе помочь?» [то, что от тебя ожидают, то, что нужно сказать], однако... заторможенная алкоголем память ворошит кадры, на одном из которых был как раз этот ноунэйм и брошенное в твою сторону что-то в духе «понторез». интересно [2].
какое жалкое зрелище, — усмехаешься, смотря на рыжего сверху вниз. в буквальном и переносном смысле. karma is a bitch. слышал о таком, парень? — тебе помочь? — сквозь стиснутые зубы, с издёвкой, с чувством собственного превосходства. если не свой, значит можно всё иначе. наклоняешься, чтобы цепкой хваткой взяться за чужой локоть и насильно поднять на ноги. посмотреть в наглые глаза. ответным наглым взглядом.

помнишь меня?
[NIC]Tayler Jay[/NIC][STA]mazafaka[/STA][AVA]https://i.ibb.co/2F2Cx9Y/f03431a69052ba70bd62f5d825b94d70.png[/AVA]
[LZ1]ТАЙЛЕР ДЖЕЙ, 18 y.o.
ученик приюта[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-09-25 09:26:03)

+1

4

у тебя никогда не было привычки скулить.

ни в момент болезненных уроков жизни, когда прилетает очередной удар под дых. ни когда накатывает тоска, скручивающая внутренности в тугой жгут, что остается разве что кричать. ни в моменты полной апатии, лишающей почвы под ногами и с отсутствием сил оставляющей лежать на кровати без единой мысли в голове, когда кажется, что единственный выход - острое лезвие по тонким, продолжающим снабжать организм кровью, венам. даже в такие моменты ты не позволяешь себе слабость, давишься солоноватыми слезами, но продолжаешь упорно двигаться вперед, под гнетом очередных проблем, давящим многотонным грузом на успевшие осунуться плечи.

тебе иногда хочется взвыть, моля чтобы рядом оказался кто-то нужный, важный тебе и прошептал, что все будет хорошо. глупо так. наивно. и как бы сказал отец - по-девчачьи. ты всегда ему вторил, кивая в ответ головой и утирая выступившую влагу на глазах. даже если тебе всего девять и твои коленки разбиты в кровь от неудачного падения с велосипеда. даже если тебе тринадцать и тебя задирает один из лучших, как ты думал раньше, а теперь бывших друзей. даже если тебе пятнадцать и ты вчера лишился матери. нельзя проявлять слабости. так говорил тебе отец.

ты помнишь его. помнишь свою злость, когда не заметил [даже в момент похорон] слез на его щеках. и следом прятал свои - словно это что-то постыдное, что-то мерзкое и запрещенное для демонстрации другим. ты злился на себя за то, что ты не можешь быть таким же: менее эмоциональным, более серьезным и где-то даже жестоким. набрасывал на лицо день ото дня маску, что от тебя требовал родитель и следил за тем, чтобы ты настоящий ни в коем случае не показался на свет.

это изматывает.
не оставляет сил, прямо как алкоголь, что уже медленно просочился в твой организм, отравляя его, давая ложное ощущение расслабленности и покоя, а если попробуешь встать - мир снова закружит на карусели, не оставляя шансов - очередное падение вниз, сопровождающееся, как и всегда, болезненными следами, что после окрасятся в темно-коричневые цвета. к этому ты успел привыкнуть.
подтягиваешь колени ближе к груди, крепче обнимая их руками, пока как пальцы вдавливаются сильнее в кожу, а плечи начинают бить мелкой дрожью. тебя знобит, хотя погода стоит все еще теплая.

утыкаешься носом в пол, разглядывая сонным взглядом однотонный пол под собой. с каждой секундной все сложнее оставаться в сознании. может так и лучше. стоит уснуть, чтобы притаившиеся в тенях звери не успели изорвать твое сознание в лохмотья, исполосовать его когтями, оставляя уродливые рубцы. в конечном итоге, они закончат свое дело.

сжимаешь челюсти и громко шмыгаешь носом, давя в себе разрушающее чувство тревоги, злишься и злость множится, разливаясь по всему организму, доходит до своего апогея и ослабевает, сдается, вытиснутая под ложным чувством безопасности. тебе кажется, что ты ощущаешь чужое касание, теплое и такое родное, словно оно из прошлого. становится спокойно, и, впервые за долгое время, разум очищается от мыслей. таких ненужных и изъедающих все нутро. тебе хочется задержаться в этом состоянии подольше, запомнить каждое его мгновение и заполнить им каждую ячейку своей памяти.

тебе кажется, что ты слышишь чей-то знакомый голос. сквозь воспоминания и теплую негу, покрывающую твои плечи. поднимаешь взгляд, замирая. она смотрит на тебя, улыбаясь в ответ, и ты окончательно сдаешься - мама. тебя начинает трясти лишь от одной мысли, что она здесь, что она рядом и теперь обещает, что никуда не исчезнет. очередная ложь.

у тебя никогда не было привычки скулить, но сейчас ты готов себе позволить. от обиды, от разрывающей все внутренности изнутри безнадеги, что и не думает щадить, пока как стремительно приходишь в себя от чужой, грубой хватки. она тянет обратно. в реальность. серую, сырую и без проблеска рассвета. моргаешь несколько раз подряд, стараясь вновь привыкнуть к полутонам, рефлекторно цепляясь пальцами в ответ, сжимаешь ткань чужой футболки, не щадишь ее, скручиваешь, грозясь порвать в клочья. 

- отвали нахрен, - повышаешь голос, не боясь быть услышанным, следом впиваясь взглядом в нагловатое лицо напротив. хмуришься привычно, ощетиниваясь впору шакалу и скалишь клыки. остатки сна исчезают, пока мозг принимается штурмовать закрома памяти на предмет знакомства с высоким брюнетом. от него привкус горечи на языке и неприятный рой мурашек вдоль позвонков. отталкиваешь от себя, резко, бескомпромиссно, одергивая руку в попытке освободиться, - сам справлюсь. - не читаешь заложенный смысл между строк, поскорее решая убраться отсюда.     

пока в голове сигналом "danger" высвечивается твоя же фраза - блядский понторез.
а ведь вы и впрямь знакомы.

[AVA]https://i.ibb.co/PZSTXWL/4b9afe82874de4b2095149a01a46f378.png[/AVA]
[LZ1]ХОЛДЕН ЛОУ, 16 y.o.
ученик приюта[/LZ1]

+2

5

ты искренне верил — каждый получает по заслугам. какие заслуги - такой и приз. каждый ребёнок с детства знает эту простую истину, донесённую через слова добродушного пузатого старика в красно-белой одежде с массивным мешком, закинутым на левое плечо. хорошие дети получат подарок, обёрнутый в хрустящую и приятную на ощупь разноцветную обёртку, ещё и украшенную однотонным бантом; хулиганам же не стоит рассчитывать на подобную роскошь, их «дары» куда скромнее — грязный, страшненький уголёк, что запачкает руки копотью да сажей. всё очень просто, вместе с тем наглядно и справедливо. правила определяют взрослые, именно для взрослых нужно быть угодным и удобным. и именно взрослые определяют, попадает ли их собственный ребёнок в категорию «добра» или «зла». сурово, не так ли? подвернуться такому разделению в столь юном возрасте, быть отнесённым к одной из групп, сам того не ведая и, возможно, даже не зная, что каждый поступок несёт за собой последствия. ведь даже сказки, рассказанные ли заботливыми родителями на ночь, прочтённые ли самостоятельно под робким светом прикроватной лампы, не несут никакого иного значения, кроме как развлекательного. визуализация букв и богатая фантазия, уж никак не скрытый смысл и нравоучение.
а потом мы взрослеем. не запоминая ни сказок, ни тому, чему нас учили отец, мать и тот странный маскарадный урод в костюме санта-клауса. происходит обнуление базовых настроек, закладывание собственного фундамента, «я знаю, как лучше», «никто мне не указ» и всё в этом духе. страницы прошлого вырываются под корень, становясь черновиками, работой над ошибками под диктовку извне, и начинается писанина на чистовую, взрослая блять жизнь.
свято и наивно полагая, что даже если ты когда-то получил в награду [конечно, абсолютно несправедливо] уголёк, то теперь-то заслужишь хороший подарок. просто потому, что ты существуешь и весь по своим меркам правильный.
только вот нихуя подобного.
теперь наступает власть и эра социума. из одного болота в другое. добро пожаловать в один из клубов. примеряй фирменный цвет и подставляй шею под череду отягощающих табличек-ярлыков — «хвастливый», «зубрила», «наглый», «скромный». больше, больше стереотипов. ещё немного — и твою голову непроизвольно тянет вниз под их нарастающим в геометрической прогрессии гнётом и давлением.
каждый получает то, что он заслужил? несомненно. каждый лев заслужил косые взгляды, шёпот за спиной, порицание и осуждение. каждый шакал заслужил издёвки, вызов, провокацию и надменность в чужом взгляде.
тот факт, что вы оказались именно в этих бандах, разве можно назвать случайным? как и то, что хорошему мальчику попадает в руки подарок, а плохому — кусок угля?

какие мы недружелюбные, — словно удивлён и расстроен, хотя отнюдь. ожидать от такого благодарности [даже намёка] словно чуда в новогоднюю ночь. глупо и наивно. идеальный представитель своей неидеальной группировки из будущих отбросов общества. хотя погодите-ка, почему будущих? — с чем именно ты справишься? со своими манерами? тут явно нужна помощь, — попытка освободиться такая же слабая, как и тело этого парня после попойки. жилистый, угловатый. какой-то весь колючий и диковатый. действительно, ничего похожего со львом — настоящий шакал. почему-то эта мысль тебе… нравится. что он не из одного с тобой теста. другой от слова совсем. от слова однозначно и навсегда.
губы сами собой тянут в наглой усмешке. голос становится фальшиво-дружелюбнее. расстояние между вами — меньше. опасно меньше. так, как двоим из ваших клубов стоять бы не стоило, даже в темноте, скрытыми от посторонних глаз.
как тебя зовут? — проводя ладонью по ключицам, поднимаясь выше, к горлу. сжимая. несильно — ощутимо. и улыбаясь, лаская дыханием чужие плотно сомкнутые губы.
[NIC]Tayler Jay[/NIC][STA]mazafaka[/STA][AVA]https://i.ibb.co/2F2Cx9Y/f03431a69052ba70bd62f5d825b94d70.png[/AVA]
[LZ1]ТАЙЛЕР ДЖЕЙ, 18 y.o.
ученик приюта[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-09-25 09:26:14)

+1

6

тебе совершенно здесь не нравится.

даже когда окружен такими же как ты.
даже когда можешь с легкостью ощутить себя единым целым с кучкой озлобленных подростков, - которые на деле, лишь напуганные дети, возомнившие себя взрослыми и старающимися на них походить, - создавшие свое новое общества и собственную систему ценностей, что пришлась бы тебе по вкусу, не будь ты слишком одержим свободой.

тебя начинает знобить лишь от одного упоминания сроков, которыми ты отныне скован, и что для тебя стали страшной реальностью.
несколько холодных стен приюта - теперь твой названный дом.
несколько десятков шакалов - твоя новая семья. 

новые правила и новые ориентиры. ты в них потерялся, все еще надеясь, когда-то выйти на свободу. еще три чертовых года.

одна твоя мечта - связать свое будущее с юриспруденцией, - уже однажды раскололась, не успев созреть. тебе тогда и надежды не дали, жестоко убив ее в зародыше, не позволив даже дотянуть до момента, когда будет шанс сдать вступительные экзамены на отлично. тогда, еще будучи школьником, ты уже готовился к студенческой жизни, но стать образованным членом цивилизованного общества не позволили, оборвав все на корню, заставляя бежать, бросая все нажитое за спиной и не спрашивая о будущем. его попросту могло не быть. тогда пришло разочарование размером с земной шар, а единственная мечта превратилась в прах.

нынешняя. чуть глобальнее и практически [как уже тебе кажется] нереальная похожа скорее на мыльный пузырь - только прикоснись подушечками пальцев и она лопнет, оставляя тебя ни с чем. ты даже не можешь за это никого ненавидеть. ни мать, ни отца, которого учился презирать всю свою жизнь, но так и не сумел по-настоящему. отца, который в последний момент решил действительно стать тебе родителем - наверняка, потому что ты напоминал ему погибшую жену, - как ее наследие, бережно укрывая в небольшом доме ваших дальних родственников.
ты больше не мог на него злиться - он отобрал эту возможность, подарив взамен ненависть к себе.
ты все разрушил, собственными руками, действиями, не оставил после себя ничего.

тебя бы непременно охватил сейчас очередной приступ отчаянья, вынуждающий закрыть лицо руками и давиться собственной никчемностью, требуя ответов. множество вопросов так и замирают в небольшом коридоре, окутанном едва освещенным полумраком. благодарен за то, что в нем не видно твоих покрасневших глаз, а вместе с тем и едва ощутимо горящих щек. чужие руки не дают осесть на пол обратно, не дают сбежать, держат крепкой хваткой, грубо прижимают к стене, вновь вынуждая лопатками почувствовать прохладу, исходящую от неровного кирпича.

- да отъебись ты! - не скрывая раздражения, злости, что изъедают внутри, толкают попытать удачу еще раз вырваться, но все тщетно. вытягиваешь обе руки перед собой, не отпуская из цепкой хватки чужой футболки, и не позволяя сделать шаг ближе. напрягаешь предплечья из оставшихся сил, сжимаясь, пока твое сердце норовит пробить грудную клетку, гоняет по венам кровь, снабжая внутренние органы. тебя заживо съедает жгучее пламя мгновенно вспыхнувшей ярости. недобро ухмыляешься в ответ, выгнув бровь и пристально глядя не моргающим взглядом.

- не тебе говорить о манерах, - немного тише, словно проклиная, въедаясь нечитаемым взглядом в глаза напротив и мечтая их вырвать с корнем, чтобы больше никогда не лицезреть свое отражение в них. он игнорирует твой тон и продолжает. он весь от макушки до пяток пропитан гнилью. чувствуешь это и тебе рефлекторно хочется отстраниться, чтобы сразу пойти и отмыть свои плечи, там, где позволил себе касаться. тебя выводит из равновесия только лишь одна его усмешка, этот его липкий взгляд, когда позволяет смотреть на тебя свысока. уверен, что на его надменности и уровне самолюбия можно было бы построить вечный двигатель - этого запаса [дал бы руку на отсечение] хватит, чтобы обеспечить сразу несколько стран.

- тебя оно ебет? - в очередной раз огрызаясь и стараясь отстраниться от него, как можно дальше, на сколько только позволит это сделать стена. вжимаешься в нее спиной, словно желая и вовсе с ней слиться, стать одним целым, только бы не чувствовать его рук на своем теле. а он не собирается останавливаться - ведет рукой выше, к шее, заставляя дернуть кадыком и оскалиться, задрать подбородок, напрягаясь, и сгорать от собственной ненависти. терпишь, позволяя взять себя за шею под пристальным его взглядом. он наблюдает за тобой, за напряжением. он его чувствует. этот огненный океан, бушующий внутри тебя. ты бы с удовольствием накрыл его им. он точно знает.

выдерживаешь паузу, замирая. создавая намеренно иллюзию того, что так запросто сдался, принял его, а следом - замах. сжимаешь руку в кулак и бьешь куда-то в скулу, алкоголь, расплескавшийся по твоим венам делает свою работу и удар смазывается, замедляется и так запросто останавливается брюнетом. он лишь ухмыляется в ответ, явно ожидая такого исхода. теперь его хватка ощущается болью, от которой перехватывает дыхание. он давит на горло, заставляя хватать губами воздух, спрашивая, нет, требуя назвать свое имя вновь. 

ты прожигаешь его ненавистью, которую скрывать уже нет смысла, - холден, - на выдохе, когда немного ослабевает хватку и позволяет насытить легкие.
тебе на мгновение кажется, что он действительно мог бы тебя придушить.

[AVA]https://i.ibb.co/PZSTXWL/4b9afe82874de4b2095149a01a46f378.png[/AVA]
[LZ1]ХОЛДЕН ЛОУ, 16 y.o.
ученик приюта[/LZ1]

+1

7

тебе здесь, определённо, нравится.
приют стал тем местом, где твоё слово что-то да значит. ладно, не стоит недооценивать свою значимость. оно пиздец сколько значит. и ты — истинный представитель своей группировки. горделивый, статусный, вальяжный, сытый. настоящий царь зверей. защищаешь слабых, даёшь отпор наглым. за тобой как за каменной стеной, загородишь собой близких, без раздумий кинувшись в самое пекло. так уж повелось, что с огнём на «ты», тебе нипочём взрывы, тебе море по колено, и нет такой горы, которую не смог бы сдвинув, вставь она на твоём пути. не считаешь себя уникальным, единственным в своём роде. отнюдь, прекрасно знаешь одну простую истину — нужно бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте, и бежать как минимум вдвое быстрее, чтобы куда-то попасть. нельзя останавливаться, вся жизнь как сплошное движение. замедлишься, затупишь — тебя заменят, с лёгкостью, по щелчку пальцев. незаменимых людей не бывает, погорюют и забудут, цвет поблекнет и его заменит другой, ярче. в этом нет никакой трагедии, тем более несправедливости. всего лишь конвейер, перемалывающей людей, как мясо. кости вперемешку с мясом, мышцами, нервными клетками и испражнениями. такая участь ждёт и тебя. если оступишься, снизишь обороты или позволишь себе слабину. есть планка, которую необходимо преодолевать. день за днём, каждое утро, каждую ночь. ты сам выбрал эту роль, эту жизнь в свете софитов. всегда на виду и только наедине с собой в тени. снимая маску, давая ей остыть от чрезмерного внимания, бережно за ней ухаживая и склеивая осколки, чтобы совсем скоро надеть вновь.

и вот сейчас ты стоишь напротив этого колючего шакалёнка. уверенный в себе, всепоглощающий, обволакивающий своей аурой. играясь, развлекаясь, получая настоящее удовольствие от своей власти. упиваясь ей. а также его реакцией. этим слабым отторжением, сопротивлением, которое хочется преломить, раскрошить, уничтожить. твои зрачки расширены, и виной ли этому выпитый ранее алкоголь или этот парень. не знаешь. не анализируешь, позволяя двигаться, мыслить и реагировать по наитию.

какая прелесть. говоря «отъебись», он сжимает своими бледными пальцами твою майку, тянет к себе, изливаясь желчью, но только провоцирует на ещё более дерзкую улыбку в ответ. — почему же. кому, как не мне? ты забыл своё место? и, видимо, забыл моё. на голову выше, — ничего не можешь с собой поделать. тебе нравится выводить его из себя, видеть, как он реагирует на пустые слова и откровенную провокацию. считал ли ты на самом деле, что занимаешь главенствующую позицию просто потому, что состоишь в львах, а он — в шакалах? что за бред для первокурсников. не клуб выбирает человека. человек выбирает свой клуб. сколько отбросов числится в рядах царях зверей, хотя самим далеко что до королевской крови, что до хищника. 1/3 — те, кто мнят себя львом, накинув одноимённую шкуру поверх облачения гиены. но с тобой всё иначе, тайлер джей. ты на своём законном месте. нет, будем честны. ты — украшение львов. никак не наоборот. и был бы лучшим в любом клубе. это же так очевидно.

но не этому зверёнышу.

да. ебёт, — ваши лица находятся в опасной близости друг от друга, и тебе нравится говорить «ебёт» чуть ли не ему в губы. и совсем не с той интонацией и посылом, какие были переданы тебе. глаза чуть прищурены, губы всё в той же характерной улыбке. вышел на охоту, и так просто из этой хватки не выбраться. хотя рыжий и пытается — даже замахивается в твою сторону, целясь в скулу. даже попал бы, но подводят заторможенные движения и рефлексы, чёткость которых порядочным образом размыта количество выпитого. боже, какая прелесть. у тебя откровенно стоит на него. это удаётся скрыть только благодаря темноте безлюдного коридора и сохраняющейся дистанции.

это не надолго.

приятно познакомиться, — сжимаешь пальцы на его горле чуть сильнее, — холден.
на выдохе его имени активируешь вызов похоти. да, грязный приём, но тебе некогда с ним ворковать, а лучше развлечься прямо здесь и сейчас, даже больше. — расслабься, — тихим шёпотом в шею, всё-таки позволяя себе проявить несдержанность и прижаться бёдрами к его бёдрам. почувствовать, как ты хочешь его. левая рука всё ещё держит за горло, пальцы касаются вздутых вен. раздвигаешь коленом его ноги, запуская ладонь в брюки и нижнее бельё. надо же, а он ещё сопротивляется твоей способности. как похвально. оголяешь клыки, прикусывая за шею. солоноватый. пальцы сжимают член. допустим, неплохой по размеру. но куда важнее — твёрдый.

говорят, в шакалах запрет на однополый секс и влечение к другим парням?
ой ли, холден.

[NIC]Tayler Jay[/NIC][STA]mazafaka[/STA][AVA]https://i.ibb.co/2F2Cx9Y/f03431a69052ba70bd62f5d825b94d70.png[/AVA]
[LZ1]ТАЙЛЕР ДЖЕЙ, 18 y.o.
ученик приюта[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-09-25 10:28:46)

+1

8

он слишком грязный.

начиная надменным взглядом и заканчивая кончиками пальцев, пропахшими терпкими сигаретами и дешевыми женскими духами, от которых, если честно, тебя мутит не меньше, чем от паленого пойла, которым угощали весь вечер. ты даже припомнить не можешь, когда в последний раз так от кого-то воротило и вызывало в тебе приступ тошноты. все его присутствие рядом заставляет испытывать скомканный поток эмоций, от которых кружит голову, а на языке то и дело вертятся самые грубые слова. не озвучиваешь их потому, что давит пальцами на горло и от нехватки воздуха забываешь обо всем на свете. сосредоточен лишь на его образе перед глазами. смотришь и ответно скалишься, пока сердце начинает отбивать ритм, едва улавливаемый в висках.

он совершенно тебе не интересен.

каждый раз, когда сталкиваешься с ним взглядами в столовой, уводишь свой в сторону, прячась среди таких же как ты – взъерошенных мальчишек, без имен и племени. проще говоря – отбросов [это вы себя таковыми не считали, но именно так называли остальные в приюте]. тебе не впервой. ты уже привык к осуждающим взглядам, к тем, что смотрят сверху вниз. по привычке огрызаясь или при удачном случае нападая первым – это уже заложено на уровне днк. с тайлером все также: он загоняет, получая в ответ горсть проклятий вместе с ядом, обильно стекающим с твоих губ, в котором буквально готов утопить, когда чувствуешь как упирается стояком тебе прямо в живот.

— ты не посмеешь, — округляешь в панике глаза, из последних сил сопротивляясь его стальной хватке. правда тело тебя подводит, а следом и затуманенный разум, что под внушительным количеством выпитого спиртного не дают действовать в полную силу: позволяют чужим рукам проникать сперва под одежду, а следом впитывают ненавистный запах и прикосновения, от которых по спине неприятный холодок. жмуришь веки, сильнее прикусывая губу, когда касания становятся слишком чувствительными и наглыми.   

тебе больше от них не отмыться.
от эмоций;
от переполняющих голову ощущений,
что выбивают из легких тихий стон.

от него тебя окончательно ведет. поддаешься навстречу, когда проводит рукою верх-вниз, спонтанно, совершенно не думая в этот момент. разве что о разрядке и о том, что уже через пару минут себя возненавидишь. но это будет потом. пока же прогибаясь в пояснице, давишься собственным учащенным дыханием и неприязнью к тому, кто заставляет сильнее краснеть твои щеки.

— ублюдок, — сдавленно, сквозь сжатые до боли зубы, даря своему обидчику [если его вообще можно так назвать] новый стон. проводишь языком по обветренным губам, прижимаясь затылком к стене и сжимая крепче, практически выкручивая тонкую ткань футболки пальцами. прохлада исходящая от бетона резко контрастирует с разгоряченным телом, вжимающим тебя в нее. и ты теряешься, забывая как дышать. вы с джеем разные. и даже находясь в момент столь интимной близости, отчетливо видны ваши различия. но именно сейчас границы стерты. он дарит тебе свое внимание, и ты бесследно в нем утопаешь, запрокинув голову назад, и, ловишь губами воздух, активнее толкаясь бедрами навстречу его ладони.

пока в твоей голове набатом единственное – это все неправильно.

каждое движение, каждый сорванный с твоих губ шумный выдох. хочется навсегда запечатлеть в памяти и каждый новый поцелуй на коже, оставленный его губами, – не мягкими, а обычными мужскими, которые ни разу в жизни не увлажняли бальзамами, – он будто обжигает ими и клеймит; изредка кусает до покрасневших следов, но даже это приносит лишь приятную боль. и ее слишком мало. доводит тебя до полного исступления, вырывая из реального мира и вынуждая сконцентрироваться на ощущениях, от которых стонешь с каждым разом все несдержанней. но все еще тихо, загнанно. сладко. так, как ему нравится.

от его нагловатой улыбки на губах, дотрагивающихся до лица, подбородка, шеи, которую ты не видишь, но чувствуешь своей кожей, удовольствие накатывает с новой силой, и им прошибает все тело до кончиков пальцев. а ему все мало. он издевается, вынуждая начать поскуливать, когда намеренно замедляет движения руки, оттягивая такой желанный и необходимый момент оргазма, заставляя тебя активнее толкаться ему в ладонь и чуть бы не умоляя не останавливаться.

[AVA]https://i.ibb.co/PZSTXWL/4b9afe82874de4b2095149a01a46f378.png[/AVA]
[LZ1]ХОЛДЕН ЛОУ, 16 y.o.
ученик приюта[/LZ1]

Отредактировано Holden Lowe (2021-10-31 01:45:02)

+1

9

не посмею?

от этой брошенный фразы твои губы сами собой расплываются в самодовольной ухмылке. от этого тона, от этой уверенности, от заблуждения, что обволакивает парня с головы до ног наподобие защитного вакуума. интересная комбинация — шипы и оборона. ты никогда не использовал клинки для защиты. всё острое должно быть обращено против, для атаки. но у лоу наоборот. он будет держать оружие не с желанием напасть, а с потребностью защищаться. от кого, малыш хол? от этого жестокого, непонятного мира, что грозит забраться тебе под лёгкие одежды, как это сейчас делает тайлер? просочиться сквозь кожу, раздробить скелет в порошок, забраться к горлу и давить на кадык, пока не задохнёшься от нехватки кислорода и жгучей обиды, что проиграл? как интересно. кто же знал, что среди шакалов есть такие экземпляры. надо признать, что всегда считал последних, хм, вторым сортом? была в них, конечно, своя стратегия, логика и прочее, но общие ценности, размноженные на всех и размазанные наподобие начинки, настолько тебе далеки, что по умолчанию повесил ярлык «не стоит твоего внимания» ещё на первом курсе обучения. дескать, что взять с тех, кто всегда ходят мелкими группками, бьют массово и погрязли в каких-то совсем уж стереотипах. у львов тоже есть свои негласные, говоря аналогиями, прайды. как и в любом социуме, здесь подростки также разбиваются по интересам и проводят время в компании друг друга, никакого криминала. но лев не будет скулить о помощи, выдержит битву один на один, он справится. а если нет — выхаркает накопившуюся кровь и уйдёт зализывать раны, чтобы взять реванш в честном бою. лев не ударит тебя в спину. шакал же, наоборот, будет считать это единственным правильным решением. лев не шкерится в тени, выжидая удачного момента для нападения. шакал, без сомнений, именно так и поступит.

но только посмотрите на этого рыжего парня. не сказал бы, что он — типичный представитель своей стаи. раздираемый противоречиями, покрывает тебя бранью и убивает взглядом, толкая бёдра и член навстречу твоей ладони и тихо рычит, как псовый, в мрачную тишину коридора. его шершавый, севший от возбуждения голос отзывается по твоей коже мелкими мурашками, стекает по телу и расползается по нервным окончаниям, ускоряя течение крови по венам.

не посмею? — змеем-искусителем шепчешь ему на ухо, упираясь ширинкой джинс в его промежность. у тебя пиздец стоит, и ты хочешь, чтобы он это прочувствовал. и тебе откровенно похуй, как и что там принято у шакалов. парни не должны трахаться друг с другом? это противоестественно, противно, мерзко? нет, холден. они ошибаются. это ахуенно. это совсем иначе, это несёт оттенок разврата и греха, это — натянутые струны, обоюдный кайф, игра в кошки-мышки. признай, что тебе по кайфу быть загнанной в угол жертвой, оказывать сопротивление, упираться руками в грудак, отталкивать и при этом жадно, отчаянно хотеть быть растерзанным. ощутить в своей плоти зубы хищника, жадную хватку лап на теле. ты хочешь этот жар: дыхания, сердцебиения, возбуждения. ты хочешь гореть в нём синем пламенем, без остатка, позволить себе выдохнуть, опрокинув голову и закрыв плотно веки. дыши через рот, лоу. разомкни губы в попытке ухватить глоток воздуха, чтобы тайлер хищно впился в них поцелуем, больше похожим на удар по челюсти. это не мило, это не романтично ни разу. это — насилие. сплетая языки и слюну, грубее толкая глубже. сожрать. поглотить. взять силой желаемое.

какой же грубый, — прерывая поцелуй, улыбаясь, надменно смотря из-под прикрытых век. — зашил бы тебе рот, — взгляд на влажные губы, медленно проводя по нижней большим пальцем, чуть вдавливая, — шов за швом.

сука, как же к нему тянет.

очередной поцелуй, ускоряя ритмичные движения сжатой на его члене ладони. ты дрочишь часто, надо куда-то спускать энергию и очищать мозги. дрочил ли когда-нибудь другому парню? нет. это интуитивно, но абсолютно точно знаешь, что рыжему в кайф. слушаешь его сбивчивое дыхание, ориентируешься по толчкам бёдрам навстречу руке, подстраиваясь под нужный ему темп. ты хочешь, чтобы он кончил. и застонал тебе в рот, до крови кусая губы. сопротивляясь и отдаваясь одновременно. здесь и сейчас, когда вас никто не видит, не слышит и даже не знает о вашем существовании. грязный секрет, один на двоих. кульминация наступает резко, на случайном выдохе — прижимаешь его к себе вплотную, никакого шанса на отдаление и попытку вырваться. его оргазм принадлежит тебе. весь, без остатка. тёплая сперма пачкает ладонь, мажет по пальцам и нижнему белью холдена. усмехаешься, не торопясь отстраняться. запомнишь его последний стон на выдохе, отпечатается клеймом в памяти. убираешь руку, делая шаг назад, давая возможность парню упереться ладонью в стену и не потерять равновесие. слизываешь влагу с каждого пальца, пробуя на языке. девственно чистая и вкусная. хищно облизываешься, вытирая грубыми, неторопливыми движениями остатки спермы о майку лоу. подарок на память от тайлера джея.

скоро действие похоти окончательно сойдёт на нет. а пока он будет пребывать ещё несколько минут в ватном небытие, ловя отходняк от оргазма.

ещё увидимся, шакалёнок, — бросаешь напоследок, задерживая на нём взгляд и исчезая неторопливыми шагами в коридоре, возвращаясь на давно изученную тропу на пути к обители своего прайда. довольный собой и сытый лев.

он не прощается с тобой, холден. отнюдь.
ты ему даже понравился.
[NIC]Tayler Jay[/NIC][STA]mazafaka[/STA][AVA]https://i.ibb.co/2F2Cx9Y/f03431a69052ba70bd62f5d825b94d70.png[/AVA]
[LZ1]ТАЙЛЕР ДЖЕЙ, 18 y.o.
ученик приюта[/LZ1]
[SGN][/SGN]

+1

10

тайлер целует. ведет ладонью по шее снизу-вверх, приподнимая голову за подбородок, и ловит твои губы своими.
он делает это медлительно, долго, позволяя сполна "насладиться" моментом.

тебя воротит. от его близости, от его касаний. от одной лишь мысли, что все это делает с тобой - он.
        тебя к нему тянет, вызывая в голове целый ворох ярких эмоций.                           
    они мешаются с твоим страхом, яростью, ненавистью и впервые желанием, чтобы не останавливался, продолжал целовать, кусая губы, измываясь и надменно наслаждаясь твоей беспомощностью. это то, в чем ты нуждаешься. словно та самая пилюля, призванная залечить твои раны. от его прикосновений плавится кожа. позволяешь терзать свои губы, тело, отдаваясь с каждым движением его руки и теряясь в собственных мыслях. он это делает напористо, одичало, с невыносимой тягучестью. давит и душит одновременно. от него такого не спрятаться и не сбежать – попросту негде и некуда. он терзает до боли, точно самый оголодавший по поцелуям человек, но эта боль приятна, даже приторна, вынуждающая задыхаться от беспамятства.

во рту чувствуется привкус железа. не зацикливаешься, потому что все, о чем сейчас хочется думать – это теплая ладонь, которая в этот миг продолжает скользить по члену. тайлер словно слышит все твои мысли и исполняет желания без лишних слов.

тебе не по себе от происходящего. но все твои попытки к сопротивлению остаются где-то позади, где-то там в другой плоскости, в другом измерении. сейчас же ты в другом состоянии, не можешь здраво мыслить, по-настоящему признавая, что тебе нравится.
                                                                                                                       н р а в и т с я. даже слишком.

                                             в каждом новом стоне отчетливее – продолжай.
                                 не останавливайся.

тело вторит: толкается бедрами навстречу движениям ладони, пока пальцы вцепляются до побледневших костяшек в мягкую ткань его футболки. сумасшедший пульс долбит по вискам, а грудную клетку будто перетягивает жгутами. сжимаешься весь, когда прикосновения ослепляют своей яркостью, красочностью, обжигают изнутри, заставляя вспыхивать и захлебываться.

на часах давно глубокая ночь. тебе не хочет, но все равно тихо мычишь, призывая дать хотя бы короткую передышку, потому что голова уже кружится, губы опухли, а тело чересчур отзывчиво реагирует на каждое новое движение. ты словно под наркотиком. возбуждение копится и возрастает. тайлер с каждой новой секундной доводит до еще большего исступления.

ритмичные движения вверх-вниз. снова. и снова.

ненавижу, — на выдохе, задыхаясь и закатывая глаза от удовольствия. 

тебе нечем дышать. и у тебя кружится голова. сердце норовит и вовсе остановиться. ты не помнишь последние двадцать секунд, мозг будто бы в один момент расплавился, превратился в месиво – настолько ярко закончил. дышишь рвано, вдыхаешь глубже в попытке восстановить дыхание. это наслаждение, с которым тайлер мучил, этот кайф, который тебе позволил испытать, теперь лишь дико пугает. эти воспоминания слишком красочны, чтобы ты потом сумел прогнать из головы, даже если придется пережить очередной нервный срыв и потерять память или смысл жить дальше.

вряд ли тебе удастся выудить из своей памяти, когда ощущал себя таким удовлетворённым в последний раз. прошла, кажется, целая вечность. ноги становятся совсем ватными, руки заметно трясутся, и, успев опереться о стену, медленно сползаешь по ней вниз. руки сами падают на согнутые в коленях ноги. сникаешь головой и плотно прикрываешь веки.

в твоей голове все еще произошедшее кажется бредом.
а голос тайлера звучит словно не отсюда.

проводишь языком по раскрасневшимся губам, пытаясь сосредоточиться на не унимающемся сердце в грудной.
все слишком спуталось, смешалось, потеряв свою четкость. кроме одного желания:

чтобы тайлер джей исчез из твоей жизни.

[AVA]https://i.ibb.co/PZSTXWL/4b9afe82874de4b2095149a01a46f378.png[/AVA]
[LZ1]ХОЛДЕН ЛОУ, 16 y.o.
ученик приюта[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ☠ ты нравишься моим чертям


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно