полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — убеги со мной.


— убеги со мной.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Код:
<!--HTML-->
<div id=episodefon><div id=episodeplayers>sonya x eva</div>
<div id=episodefoncontent>
sacramento<br>
september'21<br>
<br>
Ночь.<br>
Скрип колёс по мокрому асфальту.<br>
Миг.<br>
Жизнь под откос.<br>
<br>
</div>
</div>

<style>
#episodefon {
    background-image: url(https://i.imgur.com/iXWAvSO.png);
    width: 600px;
    height: 299px;
    margin: 0 auto;
    border: 5px solid #ffffff;
}

#episodeplayers {
    text-align: center;
    font-family: Raleway;
    font-size: 10px;
    padding-top: 5px;
    color: #ffffff94;
    margin: 91px 0px 0px 54px;
    background: #ff000000;
    width: 200px;
    height: 32px;
    letter-spacing: 5px;
    transition: all 0.5s ease-in-out 0s;
}

#episodeplayers:hover {
    letter-spacing: 7px;
    transition: all 0.5s ease-in-out 0s;
}

#episodefoncontent {
width: 210px;
    font-family: Raleway;
    color: #ffffff5e;
    margin-left: 49px;
    margin-top: 10px;
    line-height: 15px;
    height: 124px;
    overflow: auto;
    font-size: 10px;
    padding: 5px;
}
</style>

+4

2

днём прошёл дождь, и это было единственное выдающееся событие на сегодня. на барной стойке перед тобой опустевший бокал с виски_колой и кубиками льда на дне, в голове — пустота, ни единой мысли; в сердце — рваная рана, и вся жизнь протекает, как кадры в чёрно-белом кино. кажется, врачи называют это депрессией, но ты знаешь, что это твоё обычное состояние, ведь находишься в нём так давно, что уже и не помнишь себя другой. не помнишь, когда в последний раз улыбалась, когда твой мягкий смех эхом колокольчиков разлетался по комнате, не помнишь даже, когда в последний раз разговаривала по душам с подругой. ах да, у тебя же больше нет подруг. винни закончила нью-йоркскую академию киноискусства и улетела на родину, в сеул, а там всё закрутилось, личная жизнь и карьера пошли в гору, поэтому она перестала тебе писать, да и ты не беспокоила девушку по пустякам. каждый сам по себе, так уж у взрослых заведено.

студия, в которой ты и лав жили вдвоём, чаще пустовала, вы пересекались только по утрам, когда одна из вас возвращалась домой, а вторая собиралась на работу. ты была второй, той самой скучной девушкой, которая ложится в одиннадцать ноль-ноль, читает пятьдесят страниц женского романа и засыпает, а с первыми лучами солнца встаёт, занимается йогой, пьет крепкий кофе [и ведь смогла научиться варить его без помощи прислуги] и отправляется на свою рутинную работу, только вот на выполнение оной сил остаётся с каждым днём всё меньше и меньше. в выходные по вечерам зависаешь в баре, позволяя себе пропустить несколько бокалов крепких напитков и выкурить пару-тройку сигарет, смотришь на посетителей, иногда знакомишься и оставляешь свой номер телефона случайному встречному, но чаще отказываешься и провожаешь взглядом, полным презрения и скуки. тебе решительно надоело всё твоё окружение, весь мир, и выхода не нет. совсем нет, ты его не видишь.

порой хотелось завести роман, влюбиться в кого-то без памяти и отдаться на откуп судьбе, но не получалось, люди тоже были ‘слишком не те’. возможно, купер атрейдес окончательно и бесповоротно разбил твоё сердце, и теперь тебя пробирал парализующий страх от одной только мысли об отношениях. снова оказаться на втором месте, быть утешением для мужчины, пережившим войну и прочее дерьмо, его тихой гаванью, давать всё, что возможно и остаться ни с чем, потому что… а чёрт его знает, ты до сих пор не понимала, почему он сбежал и чем ты ему не подошла. вы всегда находились на грани, взаимно и в голос отрицали любовь, вроде ‘дружили’, но потом он снова ушёл служить по контракту и заявил, что в его жизни есть место только для одной женщины — войны, а для тебя в ней места нет. это было обидно, больно, неприятно и растоптало в пыль и без того шаткую самооценку. да на что ты годишься, европа? на секс на одну ночь разве что? о чём с тобой говорить, если за последние годы ты стала еще более холодной и недоступной, чем в юности? не хотела признаваться самой себе в том, что ты апатичная вредная сука с уничтоженным чувством собственного достоинства, но ведь так оно и есть, сколько не уговаривай себя, не отрицай очевидное, оно не растворится.

так вот, сегодня днём прошёл дождь, ты сидела в баре '916' и меланхолично поглядывала на часы на дисплее телефона — 23:58, без двух минут полночь, безумно клонит в сон, но, может, если игнорировать это, оно уйдёт? минута, вторая, третья — пожалуй, стоит всё же отправиться домой. после трех коктейлей мозг немного затуманен, но ты, стараясь выглядеть трезвой, сползла с высокого стула, оставила бармену щедрые чаевые и гордой походкой двинулась на выход. чем сакраменто радикально отличается от нью-йорка, так это климатом. в столице калифорнии круглый год стоит блядская жара, вот и сейчас прогретый воздух ласкает кожу, ты делаешь глубокий вдох, наполняя легкие и прикрываешь глаза, словно сытая уличная кошка, ступая изящной ногой на тротуар, который большей частью высох, но кое-где в темноте всё еще блестели лужи воды, отражая полную луну, ярким пятном въевшуюся в небесный свод. красиво, ты задумалась о чём-то своём, не так чтобы конкретном и оформленном в цельную мысль, как услышала скрип колёс и… боль, пронзившую левую ногу. от удара головой об асфальт перед глазами потемнело пуще прежнего, а воздух комом встал за прутьями реберной клетки, не позволяя свободно дышать. ты уже умерла? или сейчас будешь умирать? почему вся жизнь не переносится перед глазами, фейерверком транслируя самые яркие воспоминания? может, твоя жизнь была настолько никчёмной, что и проноситься-то нечему? ох, как же больно, нога будто охвачена пламенем. дотрагиваешься пальцами до головы и чувствуешь что-то мокрое, первая мысль — кровь и мозги, вытекшие на асфальт, но на самом деле это просто лужа. водитель мотоцикла ещё тут — в чёрной кожаной куртке, высоких ботинках и шлеме, он остановился и, кажется, немного заинтересовался ситуацией.

— ты что, права в переходе купил, урод? — приподнимаешься на локте, боясь пошевелить левой ногой — наверное, там уже открытый перелом и сама ты не доберешься до травмпункта. — смотри, куда едешь то, — нет, и кто разрешает таким нерадивым парням управлять транспортным средством. — ты должен отвезти меня в больницу, — будто это входило в твои планы! а ты ненавидела, когда что-то идёт не так, как надо. парень на байке усмехнулся, и, развернувшись, свалил в ночь. шикарно…
вокруг собрались любопытные зеваки, и ты слышала обрывки фраз: ‘кто-то успел рассмотреть водителя?’, ‘срочно звоните в 911!’, ‘не надо звонить в морг, она, вроде, жива’. вроде жива —  отличное определение твоего состояния. к тебе подбежали несколько людей, чтобы осмотреть повреждения — липкое нечто, испачкавшее волосы на самом деле оказалось грязной водой, нога немного саднила, но перелома не было, остальные конечности тоже вроде бы были целы. оперившись на крепкого мужчину, вывалившегося из бара на шум [от него ещё и несло перегаром], ты смогла встать на ноги и с удивлением, и даже некой печалью осознать, что сбили тебя не насмерть. как только стало понятно, что ты не раздробила себе черепную коробку о дорогу, а органы твои не раскидало по окрестностям, зрители начали расходиться — истории с хэппи-эндом никому не интересны; ты же прошла еще несколько метров в сторону парковки и села на поребрик неподалёку. причёска и одежда всё равно безнадёжно испорчены, а что ещё тебе терять? ты смотрела в ту сторону, куда умчался мотоцикл, где в загустевших сумерках растворился силуэт водителя и думала обо всём сразу: о том, что было бы, если бы ты умерла сегодня, например? было ли бы до тебя хоть кому-то дело? а этот призрачный гонщик — неужели он не испугался мысли о том, что мог сбить человека насмерть? неужели всем в этом мире друг на друга наплевать? выходит, что так.

+4

3

Ты смотришь на него пристально и без доброты, размышляя о том, действительно, ли этот мужик готов расстаться с самым дорогим, вытворяя такое. Мало того, что пришёл на встречу бухим, чего ты вообще не приемлешь в рабочих отношениях, так ещё и отмачивал уже битый час сальные шуточки, пялясь на твою грудь. Да, она ничего такая и размером природа не обделила, так что даже блузка застегнутая на все пуговицы не особо способна это скрыть... Но разве это значит, что хоть кто-нибудь может пытаться засовывать свой нос буквально между пуговиц? Ты долго терпишь, то и дело отворачиваясь и закатывая глаза, пока мужчина не видит, придерживаясь деловой линии разговора, лишь однажды ехидно спросив, куда уехала его жена и не будет ли она против, что он принимает решение по перепланировки квартиры единолично. Но и это не смущает наглеца, как и то, что тон твой постепенно становится буквально ледяным.
Раз. Два. Три.
Считаешь про себя, пытаясь успокоиться, что, в конце концов, у тебя не особо получается, ведь он, наконец, распускает руки, а ты умело бьешь наглеца в лицо для начало, оставляя самое дорогое напоследок. Удар у тебя хорошо поставлен, не даром несколько лет занималась боксом.
- В следующий раз я буду общаться только с вашей женой, если позволите, - хватаешь куртку со спинки дивана и уходишь, ни разу не оглянувшись. Ты уверена, что он не станет истерить и пытаться остановить, а долго ещё будет переваривать произошедшее, ведь ты отчетливо слышала, как хрустнули кости носа под твоим кулаком.
Мотоцикл заводишь не сразу. Просто стоишь, так и не натянув шлем, и долго дышишь прохладным уже вечерним воздухом, пытаясь успокоиться. Тебя невероятно бесит, когда люди думают о тебе слишком плоско, ведь к твоим огромным голубым глазам и впечатляющей груди, блондинистых волос разве что не хватает, для полноты образа. Ты почти жалеешь, что не отбила несостояшемуся клиенту то, что изначально планировала. Был бы подарок для жены к возвращению. А разбитый нос всегда можно объяснить, ведь он никогда и никому не расскажет о том, что его отделала девчонка.
- Да что он о себе возомнил... - натягиваешь все же шлем и застегиваешь молнию на куртке одним резким движением до самого верха. Ты не планируешь какое-то определённое место, когда нажимаешь на газ, просто хочешь уехать хоть куда-нибудь отсюда подальше, желательно туда, где вовсе нет людей. Но люди определенно против. Краем глаза подмечаешь какую-то не четко стоящую на ногах девицу, которая отделяется от парковки и движется прямо по проезжей части, слегка покачиваясь из стороны в сторону и вдруг застывает прямо у тебя на пути. Сигналишь и резко тормозишь, уходя немного в бок, но все же задеваешь застрявшую посреди дороги тушку и лишь охаешь, глядя, как она забавно валится на асфальт кверху задом. Ты знаешь, что не причинила этой пьяной девице особого вреда, но сердце в груди все равно бьется испуганно от страха, а ещё от злости на таких, как она вот людей. Все бухие люди Сакраменто сговорились испортить твой день?
 — Ты что, права в переходе купил, урод? - доносится до тебя возмущённый голос с асфальта. -  Ты должен отвезти меня в больницу. - На это ты лишь усмехаешься, не зная, что забавляет тебя в этой ситуации больше, толи то, что тебя приняли за парня, толи уровень наглости этой подвыпившей девицы.
Повезешь ты её в больницу, ага. Ещё чего. Что бы что? Ссадину на ноге зеленкой помазать? Да невооружённым глазом видно, что с этой девицей все в порядке, отряхнется и пойдет дальше.
Лишь слегка качаешь головой и, развернув мотоцикл в противоположную сторону, уезжаешь. С тебя достаточно этого дня. Ты просто хочешь домой.
Там тебя не ждет никто, кроме твоего кота. От отца ты съехала ещё в семнадцать и с тех самых пор в твоей жизни не появилось никого, с кем тебе захотелось бы делить одно пространство. Кроме кота, конечно. Он устраивается с тобой рядом в кровати, как только ты падаешь туда, сразу после душа. Больше никаких встреч с клиентами после 21:00. Хватит. Надоело. Некоторые почему-то расценивают это, как свидание, что не может не бесить.
С утра у тебя много дел, от автосервиса отца, где ты немного помогаешь, до встреч с несколькими клиентами. Так или иначе, но к шести вечера ты совершенно свободна, чтобы немного поразвлечься. Часть тебя хочет уехать на безлюдный пляж и никого не видеть, но другая тащит прямо в самую гущу событий.
Ты знаешь, что оттуда тебя заберет вечером  отец или один из его друзей, стоит только попросить, поэтому приезжаешь туда на байке и просто паркуешься на привычном месте. У входа довольно оживленно, но все же взгляд твой цепляется за одну женскую фигурку, стоящую у входа и не сводящую с тебя широко раскрытых глаз. Ты мешкаешь лишь секунду, с потом стягиваешь шлем, позволяя густым, длинным волосам рассыпаться по плечам. Девушку, чьи глаза мгновение назад, кажется, стали ещё больше, ты узнаешь не сразу, а когда узнаешь, то лишь усмехаешься, разглядывая её в ответ так, же, как и она тебя.
- Вчера не хватило, пришла ещё накатить?
Ну и чего уставилась?

+4

4

вечер выдался максимально всратым: ты сидела на паребрике, смотрела себе под ноги и теребила застёжку браслета, безжизненной золотой нитью повисшего на левом запястье. лодыжку всё ещё саднило от недавнего падения, и душу саднило тоже – от осознания собственной ничтожности; водитель мотоцикла скрылся в ночи, ничуть не сожалея о том, что едва не сбил человека насмерть. да, возможно, ты слишком драматизируешь, но ведь если бы он наехал на тебя с чуть большей силой или если бы падение было чуть менее удачным, трагичных новостных сводок не миновать. ‘талантливого режиссера, мисс европу ив британию вчера вечером сбил мужчина на мотоцикле, неизвестный скрылся с места преступления’ – так мог бы выглядеть заголовок на первой полосе new york times в твоих фантазиях, но на деле всё бы было гораздо примитивнее, и едва бы твое имя появилось в таких популярных изданиях, пусть и посмертно.

поправив размазавшуюся тушь и растрепанную укладку, ты, наконец, решила подняться и продолжить свой путь, вот только куда ты пойдешь теперь? за ещё одним коктейлем вернёшься в бар, или всё же смиришься с окончанием неудачного дня и отправишься домой? как же сложно бывает принять такое простое решение, и ведь ты вроде не весы, тебе по гороскопу сомневаться не положено, но мысли всё равно закручиваются в тугой клубок, путаются, кружатся роем и не позволяют принять решение. ещё немного поколебавшись, решаешь, что приключения на сегодня, пожалуй, окончены. дома тебя ждёт родная тёплая подушка и кружка чая с ромашкой перед сном. и обязательно пятьдесят страниц книги, ведь без выполнения плана-нормы по чтению ты не засыпаешь, не привыкла. уж если обещаешь себе делать что-то, то делаешь, невзирая на состояние.

а ещё ты почти не пьешь, максимум позволяешь себе бокал красного вина в вечер пятницы_субботы за ужином и совсем изредка — коктейль в баре, так что же с тобой происходит сейчас? почему, проведя весь выходной день за домашними делами, ты уже в полдень начала думать о том, где бы отдохнуть вечером, и отметила, что скучаешь по вкусу виски на языке. одиночество никого не доводит до добра, и тебя, ева, не доведёт. сестра уехала в командировку — у неё съемки в нью-йорке, а на тебе собственный бар и тухлая жизнь в столице калифорнии. тоска-то какая смертная! а может период такой, период, когда хочется испробовать все средства в борьбе с непонятно откуда взявшейся депрессией.

и вот ты стоишь неподалёку от входной двери в бар ‘916’ за стенами которого весело. там всё и у всех хорошо. под биты ритмичной молодежной музыки и реки алкоголя, что через горло растекаются по венам, люди на время забывают о своих проблемах: их больше не гложет совесть, не переполняет чувство опустошения, и боль на мгновение притупляется. отдых в баре сродни анестезии – убивает все ощущения, но, к сожалению, это не навсегда. потом шлейф, оставленный бесчисленными коктейлями и шотами выветривается, и ты снова возвращаешься в реальную жизнь – скучная, одинокая и никому не нужная.
решив для себя заменить понятие ‘никому не нужная’ на ‘совершенно свободная’, ты не испытывала дефицита друзей или, что вероятнее, не хотела себе в этом признаваться. всегда безопаснее и проще для человека не замечать проблему, игнорировать её, чем искать выход из ситуации.

ладно, хватит о грустном. ты делаешь твёрдый шаг вперед, и даже улыбку на лицо натягиваешь, намереваясь совершить вторую попытку перемещения на парковку, как внезапно останавливаешься и смотришь во все глаза на человека напротив. не важно, мужчина это или женщина – это тот, кто сбил тебя вчера вечером [хотя по твоим внутренним ощущениям это было будто бы полчаса назад — лодыжка ныла всё так же сильно], ты запомнила его ботинки, и куртку, и шлем. память у тебя фотографическая – может услышать сто раз и ничего не запомнить, но один раз увидеть, а ещё лучше – ощутить, и информация надолго осядет в лабиринтах сознания.

тёмные волосы [в сумраке ночи они кажутся почти чёрными, смоляными] водопадом рассыпаются по плечам, не оставляя сомнений – это девчонка. и что теперь делать? подходить и выкрикивать претензии как минимум глупо, не настолько ты пострадала, вот, вполне себе уверенно стоишь на ногах и даже смогла (!) самостоятельно добраться до своего автомобиля, а сегодня снова отправиться за поиск приключений. забыть, простить и отпустить? как вариант. если для неё сбить человека и уехать в закат – обыденное дело, то и к совести взывать бесполезно, её там просто нет. и не хочешь ты тратить своё время на недостойных людей, грубых и чёрствых. у тебя всегда девизом по жизни выступает афоризм – ‘в чужом глазу бревно увидишь, а в своём и соринку не заметишь’. о да, себя ты считала самым чутким человеком на свете, образцом добродетели и милосердия. и только собираешься прогнать образ незнакомки из головы, будто бы она наваждение, та обращается к тебе, сбивая с толку. ты не привыкла разговаривать с посторонними людьми, не привыкла, что на тебя обращают персональное внимание.
– что? – хмуришься, пытаясь понять, что темноволосая девушка, еще недавно лихо гонявшая на мотоцикле, хочет от тебя. сбить почти насмерть было мало?
– я не собираюсь перед тобой отчитываться, – это прозвучало грубо, но ты и не пыталась делать вид, что не узнала её и забыла о происшествии. на минуточку, тебя ещё вчера не убили, и это воспоминание рефреном стучало по вискам, заглушая все остальные потенциально приятные мысли.

заметив двух симпатичных девушек около входа в бар, которые явно сомневаются, стоит ли им заходить внутрь, к вам подошло двое мужчин тучного телосложения, одетых в косухи и драные джинсы.
какие-то проблемы? так мы вам поможем. кто обидел таких красивых куколок? – один из них бесцеремонно хватает софи за запястье и притягивает к себе, как бы сигнализируя ‘эта крошка моя’. второй же смотрит на тебя не то с ехидным, не то с кислым видом; и он, наверное, тоже хотел отхватить себе лакомый кусок в виде темноволосой красотки, а не довольствоваться твоей тощей фигурой, острыми коленками и отнюдь не смазливой мордашкой.
– а вам то что? отвалите, – отступаешь на шаг и вызывающе смотришь на незнакомку. она с тобой или с ними? и что вообще происходит? да, это был не самый лучший бар сакраменто, и публика в нём водилась разношёрстная, но на улице к тебе раньше так грязно не приставали. именно по этой причине ты по улочкам и переулкам и не бродила, сразу шла в машину, а сегодня всё продолжало идти по пизде. – мы никуда с вами не собираемся идти, да… люси? – вряд ли девушку зовут именно так, но тебе захотелось сделать ей маленькую гадость в отместку за купленные в переходе права и невнимательность на дороге.

+3

5

– Я не собираюсь перед тобой отчитываться.
Пропускаешь мимо ушей грубость, ведь тебе не хочется объяснять ей, что сказанные тобой слова вовсе не предназначались для её ушей, а всего лишь прозвучали чуть громче, чем тебе самой хотелось. Самоконтроль и сдержанность - не самые сильные стороны твоего характера. И с этим уже ничего не поделать. Наверное. В любом случае, тебя саму все устаивает, а если кого-то другого нет, то ты с лёгкостью это переживёшь. Особенно, если дело касается человека, которого ты никогда больше не увидишь, ведь она тебе ни соседка, ни клиент или партнер по работе, в следующий раз вполне возможно сделать вид, что ты её знать не знаешь. Ты давно научилась игнорировать всё то, что у тебя не получается контролировать.
- Будто мне есть до этого дело, - бубнишь совершенно беззлобно. Окидываешь девчонку пристальным взглядом с ног до головы, понимая, что испытываешь тягу, избавиться от неё, как можно скорее. Она что преследует тебя, в самом деле? - Может ты дашь мне просто войти внутрь и пойдёшь бухать по своим делам? Второй день подряд от тебя никакого покоя, то под колёса кидаешься, то на улице пристаёшь. - Незнакомка успевает рот лишь открыть и почти беззвучно крякнуть в ответ, но тут же, видимо, теряет нить разговора, переключая внимание на двух подошедших к вам мужчин. И ты невольно тоже, ведь сильные пальцы одного из них цепко обвиваются вокруг твоего запястья.
Какие-то проблемы? Так мы вам поможем. кто обидел таких красивых куколок?
Ты не пугаешься, не теряешься ни на одну секунду, чего не скажешь о девушке напротив. Наблюдать за её испугом и полнейшим смятением было даже забавно. И откуда она вылезла такая? Нет, ну серьёзно?
К тебе что, мужики ни разу не клеились? - спрашиваешь одними глазами, когда незнакомка пятится назад к самой двери в бар, явно стремясь оказаться вне пределов досягаемости, как можно скорее. - Смешная такая, как будто это поможет. Да любому из этих двоих, достаточно пары секунд, чтобы вернуть всё на исходные. Ты ещё орать начни во всю глотку, авось сбегутся рыцари.
Мы никуда с вами не собираемся идти, да… люси? - Встречаешься взглядом с её абсолютно круглыми и, едва заметно и вовсе недобро, щуришься. Каким-то собачьим именем вздумала тебя называть? Ты почти уверена, что она специально и почти готова поразмыслить над тем, как ей отомстить.
- Да, Гертруда, ты права, у нас так много дел, где нет места всяким проходимцам, - отвечаешь почти весело, мимолетно заглядывая в ещё более расширившиеся глаза напротив, цепляясь в них за ярко вспыхнувший гнев и хихикаешь, а потом вдруг с силой бьёшь каблуком тяжелого ботинка по ноге, всё ещё держащего тебя за руку мужика. Ты, в отличии от этой неженки, не ждёшь, что тебя кто-то защитит и спасёт, не пытаешься сбежать, свалив всю ответственность на кого-то другого, а просто действуешь, как только подворачивается возможность. Через секунду в ход идёт колено и тыльная сторона ладони, которая приземляется в аккурат в область кадыка. Ну, как, понравилось? Качаешь головой, смеряя взглядом второго бугая, который уже делает шаг к тебе и снова пускаешь в ход колено. Незнакомка и не собирается тебе помочь, да и вряд ли способна, если вдруг захотела бы.
- Нееееженка, - тянешь почти с отвращением оглядывая стоящего на коленях чувака, держащегося за причинное место и больше не отваживающегося смотреть в твоё лицо. - Не благодари. А лучше вообще отвали. - Она стоит на месте и не двигается, лишь хлопает глазами, как механическая кукла. - Вот, чёрт. Да что с тобой не так? Ты что, приносишь одни неприятности? - перешагиваешь через скрюченное на полу, постанывающее от боли тело, и заходишь в бар. - Будь добра, держись от меня подальше, - делаешь чёткий акцент на последнем слове и плюхаешься на свободный барный стул. - А то, чего доброго, люстра мне на голову ещё упадет какая-то.- Но она подальше держаться и не собирается, занимая стул рядом с тобой. - Серьёзно?
Кажется, в баре больше нет свободных мест и в этом основной корень её упрямства, но от этого не легче, ведь тебе очень хочется дожить до конца этого дня.
- Сэм, налей моё любимое, - улыбаешься знакомому бармену и стягиваешь с себя куртку, в которой становится слишком жарко в помещении, в ней только на дороге самое то. Под лишь тоненькая футболка с декольте и ты точно знаешь, куда прикованы взгляды доброй половины бара, включая бармена и, неожиданно, девчонки рядом, уже через мгновение. - Серьёзно? - спрашиваешь уже второй раз за вечер.

+4

6

тебя всегда воспитывали, как леди — быть сдержанной, не отвечать грубостью на грубость, терпеть и улыбаться в любой непонятной ситуации, — вот несколько основных постулатов, которые вбивала в ваши с сестрой головы мать с колыбели, и ты к почти тридцати годам усвоила эти несложные правила. люди — это всего лишь люди, и не стоит ожидать от них слишком многого, чаще всего они ведут себя, как говно, и обижаются, когда с ними поступают так же.

когда ты только увидела условную «люси», то вспыхнула ненавистью к ней, ведь вчера она нагло промчалась на своём байке по твоим изнеженным костям, но сейчас решила сыграть в ней в игру под названием «кто кого первым доведёт», кто сдастся и упадёт ниже другого, позволит себе быть невежей. ты почему-то не сомневалась в том, что это будет софи, ведь ей не свойственны сдержанность и терпимость; она вся с макушки и до пят — огонь, вспыхивает, словно спичка, в то время как ты — вода, способна незаметно утечь сквозь пальцы. ты даже успела мягко улыбнуться и поднять руки в верх в жесте «сдаюсь, сдаюсь, смею загораживать путь королеве», только низкого поклона не хватило, как к вам пристали незнакомые мужчины весьма грозного и напористого вида. ты никогда их раньше тут не видела, оно и не мудрено, если появляешься в собственном баре раз в две недели, не знакомишься с гостями, а менеджеры и охрана непонятно куда вообще смотрят. обязательно пропишешь им после разборок высококлассных отпиздюлин.

первой твоей мыслью было незаметно улизнуть внутрь бара и позвать бёрна, этот парень работает в баре с открытия и вышибал мозги разным борзым ребятам, но не факт, что сегодня его смена. а потом ты заметила, как резво девица вступила в схватку с мужчинами, и тебе стало за неё немного страшно. не за себя, тебе что сделается, стоишь, прости_господи, в тусклом свете неоновой вывески на крыльце, и о твоём существовании эти двое благополучно забыли.
а девка-то борзая, ты посмотри, — как только каблук софи с силой врезался в его голень, второй успел ухватить её за волосы и потянуть на себя. в этот миг ты сделала шаг в гущу событий, но вмешаться так и не решилась, ровно, как и закричать, тебя парализовал страх. может быть, стоит всё-таки позвать охрану? какая-то курившая блондинка, будто прочитав твои мысли, ринулась в бар с криками «там драка! там драка!», а ты лишь закрыла лицо руками, молясь о том, чтобы эта незнакомка не сильно-то пострадала, тебе её было немного жаль. всё-таки двое здоровенных на одну — это не честно.

ты ещё за это ответишь, мразь, — мужчина стаял перед ней на коленях, сплёвывая кровь и потирая ушибленное место, вена на его шее пульсировала, а глаза наливались злобой. и ты не сомневалась, что он запомнит софи, и при случае отомстит, а пока что из бара выбежала охрана и принялась оттаскивать и без того успокоившихся головорезов; они явно были не в курсе, кого и от кого тут надо было спасать, а девушка, кажется, осталась довольна собой.
— вот и не буду, — подходишь к ней лишь для того, чтобы убедиться, что всё в порядке, и замечаешь, что у девушки на нижней губе выступила кровь, но ничего не говоришь, она же вся такая сильная и независимая, и вряд ли оценит твою заботу, а ты это редкое чувство не растрачиваешь на всяких там хамок. — значит, я как чёрная кошка, так что обходи меня стороной, — почему ты должна от кого-то отваливать, если, собственно, никуда и не приваливала? это она, а не ты, совершила вчера покушение и чуть не лишила тебя жизни, и это она сейчас приехала в твой бар, когда ты была уже тут, и это до неё, а ты уверенна, что именно так, докопались эти ходячие мешки с опилками, накачанные стероидами. так почему же она цепляется к тебе? вот чудная, ей богу.  хочешь бросить что-то в духе «и добра я к тебе не буду, вот ещё», но вспоминаешь о том, что ты же вроде как леди, а леди не престало пререкаться до потери пульса, невоспитанно это и некрасиво.

равнодушно обходишь девушку и осматриваешь своё заведение — внутри всё более, чем прилично: играет живая музыка, люди за столиками пьют, общаются, за барной стойкой аншлаг. не удивляешься тому, что софи направляется прямиком туда и залезает на высокий стул, ты тоже идёшь к бару, не акцентируя внимания на том, около кого садишься, то есть, конечно, ты отмечаешь, что заняла место около этой строптивой брюнетки, но её мнение на счёт «не мешайся» тебя не волнует. это твой бар, и каждый гость может сидеть на любом месте, а ты и подавно, к тому же, вступать с ней в бессмысленные диалоги больше не хотелось, но это не значило, что ты этого не сделаешь…

на смене сегодня сэм, сэмми — очаровательный молодой человек с испанскими корнями, он всегда улыбается и знает не только имена своих клиентов, но и их истории. надо бы расспросить его об этой девушке, к тому же, она знает имя бармена, а значит, заглядывает в «916» не в первый раз. парень ловко делает клиентке напиток и переключается на тебя.
привет, ева, давно тебя тут не было, тебе как обычно? — ты киваешь; ассортимент бара довольно большой, но тебе по вкусе неизменно лонг-айленд, приятный классический коктейль, который точно не приготовит для твоего похмельного утра сюрпризов. пока сэм занимается твоим заказом, беззастенчиво рассматриваешь гостей, и куда не посмотришь, твой взгляд возвращается к софи, и к её, внезапно, выдающемуся декольте. «вот это сиськи!», думаешь про себя, задерживаясь на вырезе дольше положенного и не сразу понимаешь, что девушка обращается к тебе.
— что «серьезно?», у тебя серьезно очень хорошая грудь, — тут бы к месту пошутить про то, не предлагали ли ей сниматься в кино, но ты молчишь. из-за того, что актеры в твоих сериалах больше красивые, нежели талантливые, они [сериалы, а не актеры] и бьют все рекорды по шкале трёх метров под уровнем плинтуса. — и спасибо за спасение, этот вечер для тебя за счёт заведения, можешь заказывать, что хочешь, — улыбнувшись, ты протянула руку в знак примирения. — европа ив британия, — если бы софи знала хоть что-то о киноискусстве, то твоё имя показалось бы ей знакомым, и, чего уж греха таить, ты хотела произвести впечатление, но что-то подсказывало, что от кино она так же далека, как ты от моделирования самолётов. — я не хотела оказываться у тебя под колёсами и портить тебе этот вечер тоже не хотела, — и тебе казалось, что извиняясь, ты ставишь себя выше неё на ступень, мол, ты такая правильная, белая и пушистая, и ничего тебя не берёт, и ничего не обидно, хотя такое отношение, когда прогоняют и ненавидят непонятно за что обидно ещё как.

+3

7

Пожалуй, вечер окончательно перестаёт быть томным. Так на твои сиськи мужики смотрят, а девчонки обычно... с завистью? Но в этом взгляде зависти не было, лишь интерес, причем совершенно неприкрытый.
Что «серьезно?», у тебя серьезно очень хорошая грудь, - она смотрит тебе в глаза, старательно, даже слишком и улыбается так приторно-дружелюбно, что сейчас, кажется будет знакомиться. А она серьёзно полагает, интересно, что знакомство будет удачным после всего произошедшего, а самое главное, после твоих сисек в этом чате? - Европа ив Британия, - Произносит мягко, но с некой помпой, словно бы намекая на что-то, будто её имя должно тебе хоть что-то сказать. В ответ у тебя в голове лишь сверчки. Настойчивые такие, полностью заглушающие гул бара. Ты не в курсе, кто она такая и на что вообще надеялась называя полноё имя, которое настолько пафосно прозвучало, словно, оно что-то сродни титула королевы Британии. Ты уже итак поняла, что её зовут Ева, ведь ты девка не глупая и со слухом у тебя всё в порядке. Обращение из уст бармена прозвучало так просто, обычно, если хотите и даже мило. А эта Европа ив Британия... Почему для тебя она выбрала полную версию своего имени, она что не знает ничего о человеческой психологии? Когда хочешь понравиться человеку и извиниться не начинаешь с такого.
Руку в ответ протягиваешь лишь из вежливости, ведь родители научили тебя когда-то элементарным вещам, которые ты применяла каждый день, хочется того или нет. Это как зубы почистить перед сном или надевать на себя одежду перед выходом из дома. Ничего интересного вообщем. Куда интереснее было бы, просто взять бокал с виски и колой и просто свалить в другой конец зала, туда, где нет этой высокомерной и правильной во всех отношениях девицы, которая даже извиняясь, кажется тебе такой странно-неестественной, вообще не похожей на тебя саму. Даже так, навскидку, тебе становится понятно, что вы из разных классов. У тебя вообще такое стойкое ощущение, что ей лет до двадцати носки на ноги одевал хорошо обученный человек. Тепличное растение, которое точно в шоке от твоих манер и поведения. Такая вся... правильная? По улицам она не гуляет, раз не знает, как поступить с обычным мужиком подклеившимся на улице. И это пугает. Пугает очень сильно. Ведь нельзя же быть настолько неприспособленной для жизни в её-то годы? И прямо сейчас, прямо здесь тебе просто хочется встать и уйти, пожелав ей всего хорошего, но ты лишь кривишь губы в невеселой улыбке и отворачиваешься от девицы, опустив свои глаза к бокалу, глядя на то, как играют блики ламп в янтарной его жидкости. Тебе нечего предложить для этого знакомства, вы лишком разные и вряд ли сойдётесь, твой внутренний огонь и темперамент просто испепелят её и гораздо быстрее, чем можно полагать.
- Забавно. Я вовсе не собиралась спасать тебя, я лишь защищала себя. Что до остального, то просто не следует шататься по парковке, когда переберешь. Небось ещё и за руль хотела сесть, - поворачиваешь голову, бросая на неё насмешливый взгляд. - Хотя, что-то мне подсказывает, что у такой, как ты, должен быть водитель. Вся эта помпа, щедрость и имечко... говорит само за себя.
Она неженка, неженка до мозга костей, именно это сейчас читается во взгляде её глаз. Ты же сама не такая и в твоем окружении такие люди никогда не задерживались слишком надолго. Слишком острый язычок, слишком бешенный ритм жизни со всеми этими мотоциклами и альпинизмом. Спокойно ты могла сидеть лишь, когда рисовала, зато потом всегда отрывалась вдвойне. Однажды у тебя был парень, подобной этой девчонке, с такой же заковыристой фамилией и личным шофёром. Он был красив и умён, но после первой же вылазки на природу сбежал, когда увидел в палатке паука. Неженка. Ты тогда смеялась до тех пор, пока у тебя не заболел живот, под самым обиженным и униженным на свете взглядом. Ты не хотела обидеть его тогда, как не хотела и её сейчас, просто некоторые люди не предназначены для дружбы и отношений. И это лучше сразу обозначить.
- Привет, малышка, - тяжёлая тёплая рука ложится на плечо и ты даже не оборачиваешься, потому что прекрасно знаешь кто это. - Мы тебя ждём, - он склоняется прямо к твоему уху и спрашивает. - Это твоя новая подружка? Бери её с собой.
- Ну, уж нет, нет! - Взвизгиваешь, когда он резко разворачивает барный стул и закидывает тебя к себе на плечо, как мешок с картошкой. Шелдон здоровенный бугай, а ещё твой лучший друг, поэтому позволяет себе многое. Ты прекрасно понимаешь двоякость своего возгласа, толи ты против того, чтобы тебя таскали туда-сюда на плече, толи против наличия этой девицы в твоей компании. Неловко получилось. Ты -то знаешь, что имела в виду второе, но сказать больше ничего не успеваешь, потому что едва сдерживаешь смех, когда Шелдон вдруг разворачивается к Еве и спрашивает:
- Тебя тоже отнести?
А потом ты видишь её лицо.

Отредактировано Sophie Medici (2021-10-04 09:35:33)

+4

8

как и следовало ожидать, твоё имя не произвело на девушку совершенно никакого впечатления, она и бровью не повела, будто бы знакомилась с европами ив британиями по пять раз на дню. обычно люди не так реагировали на твоё имя, точнее, они хотя бы  р е а г и р о в а л и: да, кто-то удивлялся и спрашивал, настоящее ли, кто-то смеялся, но никто до сих пор не оставался равнодушным, а она… это было немного унизительно, но ты постаралась затолкать неприятную мысль куда подальше и сконцентрироваться на хорошем, например, на созерцании отличных сисек напротив. видимо, девушка настолько не хотела обзаводиться новыми знакомствами, что не представилась в ответ. что ж, она обрекла себя на обращение ‘эй ты’ на ближайшие пару часов. вряд ли её на самом деле зовут люси [хотя ты не считала это имя собачьим, наоборот, оно казалось тебе очень милым], но раз она не сказала иного, есть малая вероятность того, что на шоу интуиция ты сорвала куш в этот вечер.

что до тебя самой, то против сокращения до ‘евы’ никогда не возражала, всё-таки, именно эта вариация настоящая, данная тебе при рождении, а европой ты назвалась в киносреде, там без пафосных инициалов, вызывающих работ и примечательного образа жизни ты никто — раздавят, как букашку, и глаз в низ не опустят, чтобы посмотреть, что от тебя осталось. ты считала, что после всего прожитого и пройденного, после неудачного брака и череды других поражений имеешь право не доверять людям и иногда быть недружелюбной, особенно, если тебя пытаются убить посреди парковки. но эту девчонку ты уже почти простила. несмотря на её дерзкое поведение и вызывающую манеру речи, тебе казалось, что у неё добрые глаза и за душой стоит какая-то история. за каждым человеком она есть, вопрос в том, захочешь ли ты её узнать, а она поделиться? ты любила случайные, ни к чему не обязывающие знакомства, и пусть далеко не каждый вечер с кем-то пила за барной стойкой или просто разговаривала, иногда такое случалось. и вот всего лишь один вечер в компании незнакомца помогал тебе набраться сил, запастись энергией на целую неделю. или ты энергетический вампир, или тебя просто что-то будоражит в таком непринуждённом общении?

всем своим видом софи даёт понять, что не хочет знакомиться и проводить вечер в одной с тобой компании. и дело не в том, что у неё планы или она кого-то ждёт, просто ты её будто бы омерзительна. грустно смотришь в свой бокал, по его стеклянной кромке скользит красный блик от софита, освещающего барную стойку, а ещё там, в глубине бокала твоё кривое отражение. делаешь глоток, едва сдерживая слезы — хорошо, что тут темно и никто не видит этого расстройства — ты ведь ничего не сделала ей плохого, так почему она так себя ведёт? зачем грубит? на вид её уже не пятнадцать, чтобы таким образом защищаться от мира. видимо, просто не сошлись энергетикой, ну что ж, бывает, и на всех не угодишь. на секунду тебе даже показалось, что девушка просто завидует, ведь она так ядовито подчеркнула всё то, от чего ты устала до чёртиков: щедрость, имечко… но проявлять благодарность иначе в отношение незнакомого человека ты не умела, в детстве родители, если чувствовали, что уделяют дочерям мало внимания, всегда от вас откупались. лав это переносила легче, потому что была младше или потому, что просто другая, а ты выросла и стала копировать модель поведения тех, кто тебя воспитал, иначе ты просто не умела. тебе казалось, что все эти извинения — простая формальность для галочки, и что на самом деле извинения не спасут ситуацию. ты уже испортила её вечер, и никакие слова не исправят ситуацию. ты всегда всем всё портишь, и люди не примянут тыкнуть тебя в это носом, ничего нового.

нет совершенно никакого смысла вступать с софи в спор, изливать душу и оправдываться, да, у тебя был водитель раньше, сейчас его нет, и твоё имечко — это только твоё имечко, ты не должна его стыдиться или как-то отстаивать своё право им называться, оправдываться перед чужим человеком. что бы ты не ответила, мы то знаем — чужие драмы всегда банальны, и собеседница только фыркнет и съязвит в очередной раз. собираешься молча допить свой лонг-айленд и уйти, придя к выводу, что книги портят тебе настроение меньше, чем люди, как к вам подходит широкоплечий мужчина. вздрагиваешь, так как думаешь, что это те головорезы, что приставали к вам у входа, вернулись, но это совсем не они.

мужчина называет софи малышкой, и ты понимаешь, что они знакомы. вот и хорошо, пусть идёт и развлекается со своими друзьями, а ты посидишь наедине со своими мыслями, да подумаешь над своим поведением, как наказанная первоклашка. на приглашение присоединиться к тусовке реагируешь достаточно меланхолично — оборачиваешься через плечо и смотришь, что за компания сидит за большим столом. там ещё четыре мужчины, на столе перед ними высокие пивные стаканы и тарелки с закусками. пиво ты не жалуешь, да и гренки не пробуждают аппетит. голова разболелось и захотелось, чтобы от тебя все отстали раз и навсегда.
— нет, я не её подруга, мы даже не знакомы, — говоришь мужчине, которому не особо это всё интересно, — но я перед ней в долгу, так что всё, что эта леди закажет сегодня, за счёт заведения, я хозяйка этого бара, — произносишь уже без пафоса, скорее с нотками усталости и подзываешь милую официантку, нору.
— дорогая, третий столик, — как раз тот, за которым сидели байкеры, — обслуживаешь ты. сделай так, чтобы наши гости ни в чём не нуждались и были довольны, — и завершила свою речь фирменной приторно-фальшивой улыбкой. кем бы ни были эти люди, они клиенты, и они всегда правы, а ты слов на ветер не бросаешь. пусть отдыхают и веселятся.

увидев заминку у бара [как раз на вопросе, стоит ли относить тебя лично] второй мужчина из компании подошел к шелдону, держащему на плече вяло дрыгающуюся софи, и, положив другу руку на свободное плечо, поинтересовался, в чём тут собственно дело.
подружка софиглавная в этом баре, и сегодня она нас угощает, слыш, да? детка, пошли уже, — он тряхнул софи и потащил к столу, опустив ей со шлепком на диван,  ты же осталась сидеть под пристальным взглядом друга шедлона и софи.
ты что это, не присоединишься? у нас сегодня праздник, между прочим, моя днюха, — ещё один усталый взгляд никак не отразился на лице именинника: он был плечистым, в кожаной жилетке с шипами и длинными волосами, и улыбка у него была добродушная. — не ломайся и не строй из себя недотрогу, выпьем по пиву, нам скучно без… — он, кажется, хотел сказать ‘тёлок’, но осёкся, — …женщин.
— ладно, посижу с вами полчаса, — не отстанут же, — а тот тип — её парень? — сложно изъясняться, не зная имён и не тыкая ни в кого пальцем.
шелдон то? пхах, нет, он таскается за софи уже три месяца, но она его динамит, она у нас такая
какая ‘такая’ ты так и не поняла, но забрала свой бокал и направилась к самому шумному столику в баре. если бы не этот длинноволосый красавчик, ты бы ни за что не поддалась ни на какие уговоры!

+2

9

Через несколько минут ты уже сидишь за столиком рядом с Шелдоном и наблюдаешь за тем, как ломается та девица, едва сдерживая смех. Что-то внутри тебя сильно против того, чтобы она присоединилась к вам, что-то подсказывает, что она слегка зануда и веселья вам вряд ли добавит. Или не слегка... А ещё, кажется, тебе придётся искать себе другой любимый бар в ближайшее время, ведь эта самая дамочка с заковыристым именем, хозяйка заведения, которое вы все облюбовали.
- Шелдон, вот это поворот, - шепчешь парню в самое ухо. - А она невеста-то завидная, не хочешь присмотреться? Только уж больно трагичная и к жизни не приспособленная. Зато не скучно будет, а? Ну, а на мордашку очень даже симпатичная, - прыскаешь под тяжёлым, нарочито суровым взглядом и вновь натягиваешь самое обыденное выражение лица. - Моё дело предложить...
- Я может тебя жду, - выдает он, скрещивая руки на груди и откидываясь на спинку стула, а ты лишь закатываешь глаза, прекрасно понимая, что он шутит, ведь вы только друзья, друзья много лет и иначе никогда не будет. Тебе в отношения навязаться более, чем дружеские вообще практически невозможно, особенно, если изначально такого не планировалось. Обычно ты определяешь статус отношений с человеком уже с первого взгляда. Наверное, это не правильно, но первое впечатление тебя ещё ни разу не подводило.
- Глупо, -изрекаешь, глядя, как Ева присаживается за ваш столик. - Другим же достанется. Вон смотри, как Кевин уже лыжи навострил, - снова тянешься к уху, переходя ещё на более низкий шёпот. И хоть, ты уверена, Ева и Кевин вашего разговора с Шелдоном не слышали, ты сама прекрасно слышали о чем шептались они. То ли она такая наивная, то ли Кевин так хорошо заливает, но девчонка точно поверила. И какое ей вообще дело до того, есть ли у тебя парень и кто он такой. Она пока даже имени твоего не знает, а всё туда же. Приклеилась же, как банный лист...
- Итак, что это за вечеринка с безалкогольным? - спрашиваешь ты торжественно, окидывая широким взглядом всё на столе. И если ты пришла сюда, чтобы действительно побухать и расслабиться, заказав виски, то они явно тут не надолго, ведь, судя по ассортименту, на колёсах и на них же собрались отправиться домой.
- Мою днюху обмываем, - отвечает Кевин, отпивая из высокого бокала пенистое, пряча за этим жестом хитрый прищур. - Просто чуяли твоё приближение, вот и засели.
- Да что ты, - хихикаешь, откашливаясь в ладошку. - Видимо заработалась я.
А он знает, как заманить даму на банкет. Ещё и нахаляву для собственного бюджета.
Вообще он парень неплохой, добрый и очень весёлый, но тут, видимо, уж очень хотел дамское общество заполучить. Из тебя самой та ещё дама и все собравшиеся, в том числе и Кевин, в курсе этого. В вашей компании ты хоть и была на особом счету, как единственная девушка, но все же  своя до мозга костей. С тобой не пофлиртуешь, не постреляешь глазками, да и к твоему декольте все более менее привыкли, точнее к тому, что туда лучше не смотреть, если глаз не боишься лишиться.
- Ей много не наливайте. Она потом под колёса прыгает, - смотришь на Еву, едва сощурившись. - Так и познакомились. - Нет, это, конечно, была бы не ты, если бы не подколола. Вполне в твоей натуре, к которой все давно привыкли. Все, только не она. Она почти тебя не знает, но уже почти наверняка, считает весьма неприятной личностью и даже злой, как знать. Ты не стараешься произвести это впечатление специально, впрочем, и слишком хорошей показаться не стремишься. К чему? Ты такая, какая есть. Давно уже взрослая, другой не станешь, особенно для мимолётной знакомой. Будь она хоть владелицей всех баров в городе и Королевой Английской по совместительству. - Второй раз быть может повезёт меньше, - ты ни на что не намекаешь, просто история щекотливая. При меньшей доле везения всё закончилось бы вчера весьма плачевно. Что, что, а в тюрьму тебе вовсе не хочется. Слишком сильно ты любишь ощущение свободы. - Кто из вас должен взять над ней шефство, во избежании, как говорится.
- Уже с кем-то подралась, Софи? - вступает в разговор Шелдон, чувствуя, как градус начинает повышаться, слишком хорошо чувствуя твоё невольное раздражение.
- Что, так заметно? - усмехаешься, отводя глаза от Евы, и позволяя Кевину продолжить с ней разговор. Ты больше, чем уверена, что у него ничего не выйдет, впрочем, как и любого за этим столом. Она слишком другая, хотя все остальные за этим столом тоже вовсе не нищеброды. Здесь дело в другом, скорее в стиле жизни, чем в её качестве. Кевин вот отличный адвокат, например, и в костюме тройке вовсе не похож на байкера, но у него за плечами нет заковыристой фамилии и потребности в личном шофёре.
Впрочем, всё гораздо лучше, чем ты полагала. Так или иначе, все вы расслабились, даже Ева, как только ты перестала бросать в её сторону колкие взгляды и словечки. Ты даже почти забыла о её существовании, полностью погрузившись в разговор с Шелдоном и двумя другими ребятами, коротко рассказав о сегодняшнем инциденте с двумя бугаями. Они сердечно пожалели, не тебя, а тех мужиков, памятуя о том, что тебе на хвост наступать не следует.
- Мы поедем куда-то? К морю, например? - Не зря же, все давились тут безалкогольным, кроме тебя самой - ты вылакала три стакана. - Я поеду с тобой, - закидываешь ноги на колени к Шелдону, разворачиваясь. Надо же поддерживать миф о том, что он твой "парень". - У тебя же есть шлем?

+2

10

thousand foot krutch // i see red
-------------------------------------------------------------------
i t' s   t h e    s a m e   i n   u s,   i t   t a k e s   t h e   f l a m e  i n    u s,
and we can love, we can hate, we can't live without it,
w e' r e   n o t  alone, t h e r e' s   m o r e   t o   t h i s

🖆 одно необдуманное решение — и твоя жизнь может измениться раз и навсегда. окончательно и бесповоротно. многие то и дело ловят себя на мысли: ‘а вот если бы я тогда послушала свой внутренний голос’, ‘если бы я не пошла/не сделала этого. всё бы было иначе’. это сладкое слово ‘если бы’. ты не подумала над тем, какие последствия может повлечь за собой этот вечер и твоё легкомысленное согласие присоединиться к посиделкам за столом. подумаешь, безобидная компания байкеров? но в груди, за каркасом из рёбер, сердце тревожно учащало свой ритм: тук-тук-тук, тук-тук-тук, и когда ты села на диван, ладони были необъяснимо липкими, а язык присох к нёбу. не нравилось тебе это всё, очень не нравилось, и расслабиться тогда, когда хочется сбежать, а лучше провалиться сквозь землю, будет сложно.

хорошо, что ты не слышала колких комментариев софи, или слышать не хотела, потому что подколов и унижений в жизни и без неё хватает — на работе постоянно кто-то оказывается лучше, талантливее, успешнее; дома за семейным ужином родители частенько обсуждали твоих приятельниц, которые тоже оказывались всегда на шаг впереди, и даже родная сестра. ты снова почувствовала себя маленьким, запуганным и выброшенным на улицу котенком в компании этих людей, и щеки вспыхнули румянцем, выдавая стеснение и неуют. ещё не хватало, чтобы они решили, будто ты их боишься, ведь это не страх, это… сердце на секунду замерло, и шум крови в ушах стал слышен особенно отчётливо, ты смотрела в свой прихваченный бокал и думала над тем, что уже никогда не сможешь избавиться от накатывающих волной приступов паники, которые преследуют тебя со школы. да, над тобой никто не издевался, не рвал твою сумку, не портил пенал и тетради, и твою изысканную куртку никто не срывал с вешалки в гардеробе, чтобы отчеканить на ней чечётку, но вот за твой спиной всегда раздавался мерзкий шёпоток, он преследовал тебя весь подростковый возраст и потянулся шлейфом во взрослую жизнь. и, казалось бы, люди взрослые все уже, не должны опускаться до такого, а нет, ничего в них в глобальном смысле не менялось, они оставались жестокими и злыми по отношению к тебе, и ты старалась отвечать им тем же, продолжая бег по порочному кругу.

молча наблюдаешь за словесной перепалкой шелдона и медичи, не понимая, перед кем они так стараются, если в отношениях не хватает остроты, не проще ли снять девку на ночь, чтобы она их позабавила [и принимаешь решение с завтрашнего дня сделать в баре музыку громче]. зачем флиртовать и выводить друг друга при постороннем человеке? хотя ты не знала тонкостей их отношений и знать не хотела. сказали, что этот парень, шелдон, безнадежно влюблён в софи, в эту язву, которая старается выглядеть крутой, как самые варёные яйца, и ты лишь мысленно закатываешь глаза — какая же она ещё маленькая. никак не отвечаешь и на её абсолютно детские придирки и провокации, мол, какой-то там кевин уже лыжи навострил. ты влюблялась два раза, и оба раза это были сильные духом мужчины, личности прежде всего, а не тридцатилетние лохматые мужики, решившие поиграть во взрослую жизнь, которая состояла из покатушек на мотоциклах, распитии бухлишка в барах по пятницам и попыток завести отношения. ни один из них, наверняка, не знал, что он хочет от отношений в принципе, включая софи, которая хоть и не была мужиком, вела себя так же незрело.
— тебе ещё не надоело? — ты улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, как и всегда, показывая, что все её старания — пустое, и ты не собираешься выходить из себя и выдавать неадекватную реакцию.
— справлюсь сама, не маленькая уже, не переживай, — отрезала раз и навсегда, давая понять, что не намереваешься больше развивать тему приписанного тебе алкоголизма. ещё не хватало, чтобы подобные заголовки попали в прессу и скомпрометировали тебя. к счастью, медичи надоедает выводить тебя на эмоции [или она принимает тебя за слишком унылого собеседника], и девушка переключается на шелдона, ты же завязываешь диалог с кевином. он улыбается тебе, старается быть вежливым и следит за языком, по разговору ты понимаешь, что он не какой-то там безработный оборванец с семью классами за плечами, а вполне успешный мужчина. прислушиваешься к аромату его духов, наблюдаешь за жестами, мимикой и блеском глаз, но помалкиваешь, памятуя, что софи всё ещё сидит с вами, а значит, всё, что она услышит, может быть вывернуто и использовано против тебя; а троллей лучше не кормить.

за разговорами и безалкогольным прошло больше часа — ты узнала об адвокатской практике кевина и о том, что эту девушку с ними за столом зовут софи, хвала небесам, у неё появилось имя, и теперь она была не просто заносчивой незнакомкой. софи… имя-то красивое, да и сама девчонка тоже ничего, симпатичная, парни таких любят, но больно уж агрессивная, а это значит, что у неё тоже непростая судьба и что-то есть за душой, и свои скелеты, припрятанные в шкафу, тоже есть, только что тебе до того? почему ты смотришь на неё и пытаешься разгадать эту загадку? осторожнее с огнём, ева, о него можно больно обжечься. когда все напитки выпиты, закуски съедены, а время на часах давно перевалило за полночь, софи предложила всем поехать к морю. не знаешь, распространяется ли это приглашение на тебя, да и по правде от всех этих шумных разговоров и левых компаний начинает болеть голова, поэтому ты с облегчением намереваешься поехать домой, но кевин берет тебя за руку под столом и шепчет на ухо о том, что ты едешь с ним. его горячее дыхание обжигает кожу на шее, и от этого шёпота становится немного не по себе. несмотря на то, что вы знакомы чуть больше часа, этому типу ты доверяешь, однако, чутье хлещет по щекам и умоляет этого не делать, не ехать никуда. рука кевина так настойчиво сжимает твою кисть, что ты морщишься от боли, но в темноте этого никто не замечает.
— л-ладно, — мямлишь в ответ и поднимаешься из-за стола, встряхивая сдавленную ладонь, которая теперь болит.
у меня есть ещё один шлем, — ты не знала о том, что шлем, который у него есть, предназначался для его подруги ланы, в отношениях с которой было не всё гладко, и которая не смогла сегодня приехать на праздник, или не захотела. — не ломайся, не пожалеешь, на море ночью очень красиво, — а ведь ты никогда не бывала на песчаном пляже, когда городок погрузился в смоляные сумерки, и не слышала плеска почерневших волн.

вы вышли из бара, и поток холодного воздуха с отрезвляющей силой ударил в лицо — отправляясь с ними неизвестно куда в ночи, ты доверяла этим людям свою жизнь, и это было гораздо глупее, чем просто присесть к ним за столик и выпить вместе пару коктейлей. оглянувшись, обеспокоенно посмотрела на софи, но она не заметила твоей тревоги, стояла рядом с шелдоном и надевала шлем. кевин помог надеть шлем тебе и сел на сиденье, кладя руки на руль. ты неловко забралась посади него, обнимая мужчину за крепкий торс, но всё еще беспокоясь о том, что ни к чему хорошему эта прогулка вас не приведет, особенно тебя — не твой формат. вы можете попасть в аварию, убить человека или пострадать сами, слететь в кювет, в конце концов, они все могут оказаться какими-то бандитами, преступниками или извращенцами, которые распотрошат тебя на органы. так себе перспектива, да?

+2

11

Оказавшись за спиной Шелдона ты понимаешь, что тебе впервые за весь день хорошо. Без всяких ограничений, правил и условностей, без липких взглядов и колких слов, без странных людей, так и норовящих влезть в твою жизнь и занять там какое-то место. Ты просто подставляешь лицо ветру и наслаждаешься чувством свободы. Не замечаешь скорости, не замечаешь, что остальные ребята остались далеко позади, ровно до того момента, как  не спадает скорость и колёса байка не вязнут в мягком, податливом песке. Шелдон всегда был отбитым и скорости не боялся, как и ты сама. А вот, что подумала бы та самая Европа, если бы Кевин попытался Вас догнать. Её, вероятно, везут там сейчас, как самое дорогое, чтоб не потерять, не дай Бог.
- Ты чего смеешься? - косится Шелдон, принимая из твоих рук шлем.
- День сегодня весьма забавный. Немного похоже на плохой фильм ужасов, не находишь? Это когда несколько незнакомцев заманивают девчонку в безлюдное место, чтобы убить и непременно расчленить, - скидываешь обувь и зарываешься ступнями в песок. Ещё теплый. - Пойдем прогуляемся, пока остальные не приехали.
- Мы не такие ребята, ты же знаешь, - усмехается парень, скидывая ботинки следом за тобой.
- Но она-то этого не знает. Как и то, что у вас, ребят, нет ни пилы, ни ножа, ничего, кроме разводного ключа. Маньяки так себе, что тут ещё скажешь.
Ты снова думаешь о девчонке, которую Кевин потащил вместе с Вами. О чем она только думала, когда соглашалась? Ты бы, например, никогда и никуда не поехала с незнакомцами, будь там даже девушка среди них. А вдруг она там самая главная маньячка? Главарь банды мясников. Вот так заманивает молодых, симпатичных и очень глупых девиц, туда, где и следа их никто не найдет.
С другой стороны тебя это очень забавляло, стоило только представить выражение её глаз, испуганных и расширенных до предела. Странная она, словно, сидела где-то под замком на всем готовом двадцать, или сколько там ей, лет, а сейчас вырвалась в открытый мир, где столько навыков, оказывается, требуется, чтобы просто выжить.
- Как твои дела, Софи? - вы подходите к самой кромки моря и замираете, ожидая пока волна прибоя схлынет, а затем вернется окатывая вас волной брызг. - Ты выглядишь уставшей.
- Правда? - Ты не знаешь почему выглядишь так, да и не замечала этого, десятки раз за день глядя в зеркало, и потом, со стороны виднее всегда, особенно человеку, который так хорошо тебя знает.
Вы говорите о чем-то личном, что ты больше не рассказала бы никому, даже отцу, которому способна доверить почти все свои мысли и чувства, удаляясь всё дальше вдоль линии прибоя. Через несколько минут доносится звук моторов, голоса, смех - все эти звуки такие блёклые, едва слышные, что ты понимаешь, как далеко вы ушли с Шелдоном. Наверное, нужно вернуться, но тебе не то, что сильно хочется. Разве что на выражение лица Евы посмотреть. Вы все же поворачиваете обратно, но движетесь не так быстро, как могли бы. Ты чувствуешь, что получила от этого вечера всё, что можно, удивить и порадовать тебя абсолютно нечем.
Вопреки всем твоим предположениям, Кевин не трётся рядом с девчонкой, которую привёз, а что-то тихонько обсуждает с остальными парнями и, судя по словам, которые до тебя долетают, разговор это для Евы прескушный. Наверное, поэтому она смылась и сидит в горлом одиночестве на одном из стволов поваленных деревьев, ковыряясь палочкой во влажном песке.
- Небось, ждёшь, когда тебя уже начнут убивать? - произносишь с усмешкой, но совершенно беззлобно и присаживаешься рядом. Тебе вдруг становится её жалко, ведь ты видишь, как ей грустно и одиноко, потому что веселиться и быть беззаботной она вовсе не умеет, наверняка, даже не в курсе, что так вообще бывает. Поднимает лицо и смотрит на тебя тем самым взглядом, что ты ожидала увидеть. Предсказуемо, но ты все равно смеешься. - Они нормальные ребята, если что. Никто тебя не тронет. Хотя, скажи мне, ты не боялась ехать вот так, в никуда. И что ты вообще ожидала, когда ехала сюда? Уверена, что тебе было страшно. Ты не похожа на ту, кто способен на сумасбродства и импульс. Тогда зачем?

+1

12

natalie merchant // my skin
-------------------------------------------------------------------

🖆ты никогда не была склонна к спонтанным необдуманным поступкам, но то, что ты сделала сегодня — села на байк и укатила в ночь с едва знакомыми ребятами, среди которых только одна девушка, и та не вызывающая доверия — чистой воды настоящее безумие. зачем ты это сделала, кому и что пыталась доказать? давать задний ход было слишком поздно, поэтому тебе осталось набрать побольше воздуха в грудь, прикрыть глаза и отдаться на откуп судьбе, если и случится что плохое, так тому и быть, и ты сама будешь в этом виновата. тревога стальными тисками сжала грудную клетку, ты уже сто раз пожалела о том, что не смогла сказать ‘нет’, вновь ощутив себя той шестнадцатилетней глупой девчонкой на студенческой вечеринке, которую изнасиловали и выбросили, как ненужный хлам. так ты и шла по жизни с ощущением этой никому ненужности, поэтому и сегодня решила на себя наплевать. разве будет кому-то дело до тебя, разве кто-то заметит, если ты не вернешься на ночь домой? неа. сестра и то не сразу, ведь частые съемки в лос-анджелесе делают твоё отсутствие дома привычным.

софи же, напротив, выглядела такой свободной и независимой, что ты смотрела на неё с едва ли не завистью, пытаясь представить её обычный день. есть ли у неё какие-то обязательства? или она только и занимается тем, что тусуется в барах с друзьями и рассекает по ночному городу на своей железной птице? у тебя никогда не было шанса вкусить даже самую малость той свободы, что есть у медичи — сначала общество и семья загоняли тебя в рамки, а затем ты сама научилась воздвигать вокруг себя нерушимые стены, чтобы не выглядеть эдакой снежной королевой и не давать никому дознаться о том, что у тебя тоже есть сердце. глупо это как-то всё, и к тридцати годам пора бы научится жить для себя и ради себя, не обращая внимание на то, что о тебе думают посторонние, но не получалось. поэтому ты закусила губу и бросила на парочку софи_шелдон еще один задумчивый взгляд — они хорошо смотрятся вместе, прекрасная пара [или могли бы быть парой], твой же удел — одиночество. и нечему тут завидовать, всё на своих местах. однако, сегодня ты позволила быть себе частью чего-то шумного, безбашенного и пропитанного свободой. пара лидеров, а было видно, что они именно такие, вырывались вперед и скрылись в густой синеве ночи, вы же с кевином едите следом и, как ни странно, молчите, потому что ветер закладывает уши и всё равно было бы ничего из того, что говорит собеседник, не слышно.

когда вы добрались до пляжа, ты поёжилась от внутреннего холода и обняла себя за плечи, тебе стало неуютно от того, что ты оказалась не на своём месте и не в то время. у них своя компания, свои разговоры, свои проблемы и свои секреты, совсем другая жизнь, и в твоей она пересекается разве что в параллельных вселенных. надо было отказаться — так было бы этичнее и правильнее, ведь тебя потащили с собой просто на волне общего веселья, и явно не ожидали согласия. надо было сказать нет! вот всегда так у тебя — сначала делаешь, а потом жалеешь об этом. потупив глаза в пол, ты будто бы извинялась перед кевином за своё присутствие здесь, не знала, как себя вести в незнакомой компании и что от тебя ожидают. собеседник ты посредственный, особенно если тем для общих разговоров вроде бы и нет. на девочку лёгкого поведения не похожа, а они не похожи на маньяков-мясников. улыбаешься этой мысли, потому что, будь они маньяками, было бы весело, ага.

— я не должна была ехать с вами, — пожимаешь плечами, но кевин небрежно отвечает, что всё норм и никаких проблем, и что если ты передумала, то можешь вызвать такси и уехать. подумав, ты всё же решила остаться: пахло морем, и под подошвами туфель хрустел золотистый песок, в воздухе пахло бризом, а ветер по-детски непоседливо трепал твои короткие волосы. так тут красиво до тошноты и тоски на сердце. красиво и хотелось бы побыть тут одной или с кем-то потенциально близким, чтобы сидеть, смотреть друг другу в глаза, держать за руку и шептать на ухо важные слова, а не чувствовать себя обузой.
извинившись, ты отходишь от компании мужчин [всё равно не понимаешь смысла их разгворов] и садишься на поваленное бревно, устремляя взгляд на линию горизонта, что соприкасается с кромкой невысоких ритмичных волн.

в голову приходят только печальные мысли — думаешь почему-то о родителях: только они и сестра любили тебя не за что-то, а вопреки всему и просто так, и готовы были поддержать в любой ситуации. семья и правда самое главное. вздрагиваешь, но улыбаешься софи, давая понять, что не против её присутствия рядом. она отвлечёт тебя от истязающих мыслей и переведёт их в позитивное русло, наверное.
— да не, если бы хотели, уже бы убили, — кажется, это твоя первая совершенно не агрессивная шутка за этот вечер, ты даже почти расслабилась и смирилась со своим положением. — ты права, я здравом уме я бы ни за что не поехала с вами, но почему-то мне захотелось сделать что-то не в своём духе, а противоположное, испытать себя и доказать, что я могу.  тупо в моём возрасте и статусе таким заниматься, но я развлекаюсь как могу, — немного помолчав, ты продолжила и рассказала софи о том, что тебе некуда и не к кому торопиться, ты живешь с сестрой, которая постоянно занята на съемках, да и ты тоже работаешь почти всегда в других городах. твоя жизнь состоит из перелётов, литров кофе и таблеток от депрессии, чтобы не вышагнуть в окно. и что ты завидуешь её простоте и свободе, тому, что медичи разрешает себе быть свободной и жить по велению сердца, ведь для тебя самой это недоступная роскошь.

вы говорили, как тебе показалось, очень долго. ушёл сарказм, желание обидеть и подколоть, ты видела перед собой взрослую умную девушку, да, другую, но приятную и интересную. она была из тех, с кем бы ты мечтала поменяться местами на один день, как в каком-нибудь дурацком молодёжном шоу, но вы не в шоу… вы на пляже и ночь рано или поздно закончится, в свои права вступит рассвет, и придётся возвращаться в свои серые монотонные будни, но это будет потом. а пока что вы обменялись номерами, и ты пообещала угостить её кофе на киностудии, и предложила попробовать свои силы в съемках рекламы. софи посмеялась, мол, какая из неё модель_актриса, но чем чёрт не шутит, а?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — убеги со мной.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно