Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



rebound

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/eHcogUV.jpg

[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

Отредактировано Archie Drake (2021-09-15 12:27:04)

+4

2

Ничем не примечательная суббота.
Началась лениво и заканчивается так же.

Ястреб сидит на крыше здания, уходящего к земле каскадом двадцати трех этажей. Окна соседнего - хаотичный узор перемигивающегося света, и в редких панорамах можно разглядеть кипящую вечернюю жизнь.

Он не подсматривает, ни в коем случае. Просто беспечно следит за порядком, постукивая подошвой правой ноги, свисающей над шестидесятиметровой пропастью, по бетонному краю, а на согнутую левую опираясь предплечьем.

Безустанный город под его надзором дрожит мириадами огней, вспарывается перебойной мелодией пульсирующих жизнью звуков, бережно сохраняет частицы тишины в темных уголках - то тут, то там. Перепаянная кривыми росчерками обыденность - наблюдать за чужим благополучием, не замечая собственного.

Часы на дисплее телефона показывают 21:18.

У него есть ровно сорок две минуты. Тридцать, чтобы выпить купленную несколькими часами ранее банку кофе, и еще двенадцать, чтобы добраться до оговоренного места. Впрочем, с его-то скоростью...

Управлюсь за семь, - мысленно делает ставку, ни на мгновение не сомневаясь в собственных силах, а щелчок открывшейся банки - потревоженный напиток шипит возмущением и, вспенившись, набегающими друг на друга пузырями пачкает металлические бока и сжимающие их пальцы, - оттягивает запланированную встречу на десяток минут.

Даби, Даби, Даби.

Бирюзовые глаза - сплошь недоверие и подозрение. Прошитая скобами линия рта, кривящаяся время от времени улыбками - плохо утаенная угроза, хотя Ястребу не доводилось слышать о его злодеяниях раньше.

Кто же ты такой на самом деле, Даби?

Пустая банка, смятая ладонью, летит в мусорное ведро со скрупулезной меткостью. Кому пришло в голову установить урну на крыше двадцатитрехэтажного здания - загадка, разгадывать которую Кейго не хочет. А в окне, расположенном в параллели, но на пару этажей ниже, разгорается по меньшей мере драма. Она, точнее, ее развязка - причина, по которой блондин задерживается на крыше, опаздывая на встречу к злодею вот уже на четыре с половиной минуты.

Пунктуальность не в чести, а, Ястреб? - голос Даби всплывает в голове своевольно. Таками не помнит, когда успел запомнить обманчиво спокойный тембр; не уверен, что когда бы то ни было пытался.

Расправленные крылья взмахом вскидывают тело в воздух и ставят на ноги. Кейго стучит носком тяжелого ботинка о пол, разминает затекшую шею и хрустит пальцами, сцепленными в замок. Вытянутые руки - внутренними сторонами ладоней вперед - через секунду опускаются вдоль тела, а крылья гладит порыв холодного ветра.

Ястреб поправляет очки и, широко зевнув, шагает прямиком в пропасть; в следующий момент взмывает многим выше царапающих небо многоэтажек.

До места, обусловленного во время последнего разговора, он добирается спустя семь с половиной минут. Опаздывает ровно на семнадцать, но извиняться за это, разумеется, не собирается. У него, в конце-то концов, есть свои дела, требующие непосредственного участия, пусть даже овиваются они вокруг ленивого патрулирования с крыш высоких зданий.

- Пробки на дорогах, представляешь?

Ястреб приземляется в трех метрах от привалившегося к стволу дерева парня. Взмахи крыльев поднимают пыль, кружа в воздухе мелкие листья. Приходится отряхнуться, - не подобает героям стоять перед злодеями в непотребном виде. Опаздывать - тоже, но с Даби все не так.

- Мчал к тебе со всех ног. Крыльев, то есть.

Кейго, конечно, с придурью страшной, но серьезных отклонений не имеет.

- Так в чем дело? Соскучился?
[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

+2

3

Злодеи не бывают бывшими, герои – тоже.
Именно такой философии придерживается Даби и, как следствие, совсем не доверят Ястребу.

Сверху свалилось задание – пришить одного из героев. Он принесет большие проблемы в ближайшем обозримом будущем, если оставить его в живых. Этот герой – Сверкающий микрофон или просто Микро – не обладает силой Всемогущего, он не обладает даже силой тех школьников, что сейчас стажируются у чертового Старателя. У него другие козыри в кармане припрятаны, а именно – чудовищная харизма. Люди – и герои тоже – ему в рот смотрят, хавают все, что он говорит, и беспрекословно доверяют. Если он скажет им спрыгнуть с моста, то, Даби не сомневается, они без вопросов спрыгнут. Поэтому его надо устранить, желательно – навсегда.   

Это задание поручили Даби, а он решил взять с собой Ястреба, точнее, он решил перекинуть на него задание целиком и полностью. Таким образом Даби убедится, что Ястреб только прикидывается злодеем. В том, что он прикидывается, Даби не сомневается, остается лишь найти доказательства. Ты ведь не посмеешь, дружок, убить себе подобного, верно?

Серебряная монета ослепительно сверкает в красноватых лучах заходящего солнца и приземляется ровно в ладонь; Даби сжимает ее в кулаке и мрачно смотрит на наручные часы. Ястреб задерживается на целых шестнадцать минут; уже на семнадцать. Что, пунктуальность у героев больше не в чести? Или Даби – птица не того полета, чтобы приходить вовремя? Он не злится, не раздражается и даже не сердится; Даби остается убийственно спокойным, ведь прекрасно знает, что отомстит Ястребу сразу, как только расскажет о предстоящем задании. Месть, в конце концов, это блюдо, которое подают холодным – и Даби не горячится.

Теперь все, что происходит между Ястребом и Даби, это личное, потому что они оба перешли невидимую черту. Ястреб – когда попросил поверить, Даби – когда не поверил. Они оба хотят доказать, что правы, но Даби, наверное, чуточку больше. Ему дьявольски нравится ставить на место наглых, самоуверенных, высокомерных и зарвавшихся геройчиков. Таких, как его чертов отец. Таких, как чертов Ястреб.

Наконец среди облаков Даби появляется красное пятно, с каждым мгновением оно приближается, становится больше и обретает очертания человека. Ястреб как всегда беззаботен и весел, смешлив и беспечен. Этой его обворожительной улыбочкой хочется задницу себе подтереть. Но для начала – просто стереть ее с лица.

— Невероятно.

Даби демонстративно хмыкает и, оттолкнувшись плечом от ствола дерева, выходит из тени. Он оценивающе оглядывает Ястреба с головы до ног и обратно, зная, как людей раздражает этот его принизывающий взгляд. Но у Ястреба, похоже, иммунитет, раз он не обращает никакого внимания на этот вызывающий жест. Ничего-ничего, это только цветочки, ягодки еще впереди; тебе не понравится, но мне – да.

— Лига дала нам задание. Ты ведь готов доказать ей свою верность?

Глаза Даби опасливо сверкают на последнем слове. Он не верит Ястребу – и не скрывает этого. Рот, поддетый тусклыми металлическими скобами, растягивается в нехорошей ухмылке, когда Даби медленно подходит ближе, равняется и нагибается ниже, горячо шепчет на самое ухо:

— Сегодня мы убьем героя. Возможно, ты с ним даже знаком. Надеюсь, ты с ним знаком.

Даби медленно и напряженно, как выслеживающий добычу хищник, отдаляется и заглядывает в глаза напротив, смотрит внимательно и долго, выжидающе. Давай, покажи мне, кто ты на самом деле. Скажи, что ты не злодей, а герой; двойной шпион. Давай, скажи мне. Покажи мне. Покажи мне все.

[NIC]Dabi[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/GFUSmfu.jpg[/AVA] [LZ1]ДАБИ, 24 y.o.
profession: профессиональный ловец уток  [/LZ1][SGN][/SGN][STA]гори в аду, в аду гори[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2021-09-16 11:11:09)

+1

4

- Ой, ой, какие мы серьезные, - паясничает Ястреб, смахивая с лохматого ворота невидимую пыль, крылья за спиной на мгновение расправляет, но тут же складывает и переводит на парня по прежнему беспечный, но тенью заинтересованности прошитый от края до края взгляд.

- Лига дала задание тебе. Я все еще не вписываюсь в ваши бравые ряды, ведь ты до сих пор не дал мне встретиться с лидером, так что... - не договаривает, потому что прекрасно знает: Даби без труда сможет восполнить образовавшуюся пустующую нишу самостоятельно.

Он треплется про верность постоянно, не доверяет - и это вполне можно понять, вот только Ястреб сбился со счету, сколько раз во время их непродолжительных разговоров звучало это осточертевшее слово.

Верность. Верность. Верность.

А ты, Даби, верный?

Впрочем, это неважно.

Многим важнее то, что парень вдруг оказывается непозволительно близко. Он наклоняется, обдает горячим дыханием ухо, когда говорит об убийстве героя, и во рту у Ястреба пересыхает, а линию позвоночника дробят на осколки пробежавшие мурашки. Это волнение? Это оцепенение? Или все же это результат наглого вторжения в личное пространство?

К черту все. Кейго - не сопливый подросток в пубертате, чтобы вестись на откровенную провокацию, направленную будь то на выявление истинного положения вещей, окутанного множеством слоев лжи, или на глупую - наиглупейшую просто - попытку всколыхнуть нечто иное. А, быть может, хитрый Даби пытается убить сразу двух зайцев?

- Из-за твоего необъятного самомнения здесь стало слишком тесно. - глумливо отвечает и ведет плечом, сбрасывая секундное замешательство. - Неужели ты думаешь, - указательный и средний пальцы касаются чужой груди чуть ниже впадины между ключицами, ненавязчиво давят, заставляя парня отстраниться. - что убить героя так просто? У меня для тебя плохие новости, - и с прежней беспечностью разводит руки в стороны, траурно вздохнув.

По правде сказать, ситуация складывается патовая. Ястреб - личность популярная, под прицелом восторженных взглядов находящаяся едва ли не двадцать четыре на семь и почитаемая в Японии повсеместно. Разумеется, его узнают. Вероятно, его рассекретят.

Даби только этого и ждет.

- И где обитает тот, с кем я, ты надеешься, знаком? Только не говори, что на другом конце города, - показательно закатывает глаза, всем своим видом демонстрируя напускное легкомыслие, за которым ловко скрывает растущее напряжение. Оно крепнет с каждой секундой, и если Даби взбредет в голову прикоснуться... Нет, Ястреб не позволит. - я намерен управиться до полуночи. Не хочется сбивать режим, знаешь ли.

Расправленные вновь крылья - готовность в любую секунду сорваться с места. Кейго с любовью приглаживает перья, пока Даби медлит, выискивая в телефоне местоположение.

Склады у причала в районе Кото - место отнюдь не безлюдное, но для стычки с героем вполне подходящее. Ястреб по привычке разминает шею и, глянув на парня, весело предлагает подбросить.

- Зануда, - отмахивается, когда Даби отказывается и в довесок закатывает глаза.

Тем лучше, - думает, оттолкнувшись от земли. Будет время поразмыслить над происходящим и придумать хоть-какой-нибудь-план.

В действительности придумывать ничего не приходится, ведь никакого героя среди складов отыскать не удается. А вот проблемы в виде группы закоренелых отбросов общества, решивших сформировать свою собственную Лигу Злодеев, чтобы потеснить с пьедестала уже имеющуюся - очень даже. И первой целью, которую необходимо устранить, они ошибочно выбирают Даби. Это логично, если подумать, ведь именно Даби - второй после лидера человек, обладающий сокрушительной силой.

Сокрушительной, но против численного преимущества этого оказывается недостаточно.

Ястреб отвлекается, на ходу сбрасывает перья, добирающиеся до цели, точно кинжалы, но количество нападающих словно бы и не уменьшается вовсе. Причуда копирования? Клонирования? Неважно. Тяжелое дыхание сбивается на третьем вдохе, на пятом, на потерянном шестом, когда Кейго, уклонившись, едва успевает подскочить к Даби, кольцом собственных крыльев защитив от удара в спину.

- Тактическое отступление - не слабость, - хрипит почти что на ухо, быстро меняет положение, оказавшись позади и, пропустив руки под чужими, поднимается вместе с парнем вверх. Пострадавшие крылья, потерявшие значительное количество перьев, не выдерживают веса двух тел, потому летит Ястреб низко, но по прежнему быстро.

И благодарит чертовых богов за то, что квартира его располагается неподалеку.

- Чувствуй себя как дома, но не забывай, что в гостях, - взмах рукой, на указательном пальце которой по дуге звенят ключи, только что побывавшие в замочной скважине. Кейго на пробу расправляет крылья, но тут же морщится и складывает их обратно. Больно.

- И что все это значило? Неужто то, что кто-то решил вас наебать? Или наебать решили меня? Ты?
[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

+1

5

Ястреб кривляется, гримасничает и паясничает, разве что в королевском реверансе не приседает – впрочем, ничего нового, Даби давно привык, что серьезным эта желторотая канарейка бывает только по большим праздникам. Такое поведение навязанного партнера не злит и даже не раздражает, Даби просто не обращает на него внимания, хотя время от времени все же закатывает глаза и вздыхает громче обычного. Клоунов в лиге хватает – взять хотя бы Твайса – а вот серьезных людей днем с огнем не сыщешь. Да и черт с ними, с клоунами этими, ведь до Лиги Злодеев Ястреб все равно не доберется. Он – птица не того полета, и Даби все еще не верит, отказывается верить в то, что Ястреб вдруг решил пересмотреть собственные приоритеты. Он просто прикидывается, а тот, кто этого не понимает, полнейший кретин.

Себя кретином Даби вовсе не считает.

— Отвали. Я на тачке.

Он отмахивается от предложения добраться до пункта назначения «по-птичьи» и, ткнув пальцем в экран собственного телефона, чтобы Ястреб не улетел на другой конец города, неспешно ретируется. Его любимая, начищенная до блеска тачка – черный мустанг тысяча девятьсот восьмидесятого года – мерно подремывает в тени раскатистого дерева неподалеку от пыльной шумной дороги. Стоянка здесь запрещена, но кого вообще волнуют запреты?

Даби занимает водительское сидение и подается вперед, кладет скрещенные предплечья на кожаный руль и выглядывает в окно. Ястреб уже парит в сумеречном небе, его темно-красные крылья превращаются в небольшое размытое пятно, а потом и вовсе исчезают из поля зрения. Скорее всего, он доберется до места быстрее, но ничего страшного, подождет. Даби тоже пришлось ждать, а ждать он страшно не любит.

До Кото он добирается за двадцать пять минут, и это еще быстро: сегодня выходной, пробок нет, да и время позднее – большинство жителей уже спят или готовятся ко сну. Ястреб его, конечно, уже ждет, всем своим видом демонстрируя смертельную скуку. Даби не обращает на птенца никакого внимания и только кивает в сторону небольшого бара, подсвеченного неоновыми вывесками: нам туда. Нам туда, если верить наводке одного из партнеров Лиги.

Один из партнеров Лиги на практике оказывается редчайшим мудаком, иначе как объяснить то, что его наводка приводит Даби прямиком в руки других редчайших мудаков. Они обступают его, зажимают в плотное тесное кольцо и пытаются – ни больше ни меньше – отправить куда-нибудь в сторону ада, чтобы познакомился, наконец, с самим Дьяволом. Даби использует огонь, но проблема в том, что его причуда больше подходит для дальнего боя, а в этом чертовом баре приходится рассчитывать только на ближний. Ястребу тоже не сладко приходится – его крылья слишком большие для такого маленького помещения. Хитрожопые ублюдки все просчитали. А еще их слишком много – и там, где они не могут взять качеством, сполна берут количеством.

В общем, жопа. Глубокая, глубокая жопа – и как из нее выбраться, Даби не знает.
А там, где Даби не может, Ястреб поможет.

Даби перехватывает взгляд желтых глаз и без слов понимает, что птенец задумал. Остается занять более или менее безопасное положение, что он и делает, прижавшись спиной к ближайшей стене. Быстрым, хорошо отточенным взмахом руки Даби пробивает потолок – синий огонь взвивается к небу плотным прямым столбом – и расширяет пространство для маневрирования. Вот только если Даби хочет сражаться дальше, чтобы испепелить всех этих ублюдков к чертовой матери, то Ястреб выбирает абсолютно другую стратегию. Он хочет бежать.

— Пошел нахер, ублюдок, я с ними еще не закончил.

Даби гортанно рычит. Он зол и, если Ястреб не отвалит, то попадет под горячую – в прямом смысле слова – руку. Сейчас его спасает только то, что какой-то безымянный мудак незаметно подбирается со спины и полосует шею со стороны затылка ножом. Даби отвлекается на него и не успевает среагировать на крылья, которыми Ястреб его закрывает; точно также он не успевает среагировать на руки, которыми Ястреб его обхватывает и поднимает над полом. Они стремительно улетают, и Даби напоследок обрушивает на бар сильную струю синего огня. Что-то тихо взрывается, а через несколько мгновений слышится взрыв намного громче предыдущего. От бара остаются одни обломки. И человеческие останки. Неплохо. Для успокоения совести и нервов сойдет.

В квартире Ястреба светло, тепло и просторно, пахнет кофе и выпечкой; потрепанный, изрядно побитый Даби по-хозяйски вваливается в гостиную комнату и оглаживает ее оценочным взглядом. Ничего не говорит, только хмыкает и, игнорируя все нормы приличия, идет на кухню. В холодильнике шаром покати, зато есть пиво, приходится довольствоваться им. Даби открывает банку одной рукой, а второй потирает порезанную шею. Шея отзывается острой болью, по спине стекает мерзкая вязкая кровь, ладонь тоже в крови.

— Пожрать есть че?

[NIC]Dabi[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/GFUSmfu.jpg[/AVA] [LZ1]ДАБИ, 24 y.o.
profession: профессиональный ловец уток  [/LZ1][SGN][/SGN][STA]гори в аду, в аду гори[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2021-09-18 15:33:20)

+1

6

Вопросы остаются без ответов, висят в воздухе чертовым незакрытым гештальтом, но Ястреб не допытывается. Путает интерес линиями расчерченного «потом» и беглым взглядом мажет в сторону настенных часов.

23:17

Успел до полуночи, - мысленно ставит отметку и, краем глаза зацепив вальяжно проплывший мимо силуэт, сбрасывает часть перьев, чтобы следом на подлокотник кресла полетела куртка.

Вынужденный гость манерами явно не блещет. Застенчивостью - тоже, но Ястреб привел его сюда не для того, чтобы составлять скупую статистику положительных и отрицательных качеств одного отдельно взятого злодейского индивида.

А для чего тогда ты его привел?

Если бы только Ястреб знал.

Быть может, где-то в глубинных потемках окутанного внезапной усталостью сознания существует причина столь смелого порыва [надеюсь, - думает Кейго - к утру тебя жахнет амнезией, и мой адрес навсегда выветрится из твой безрассудной башки], но явно не существует ни желания, ни необходимости ее искать.

Комиссия по безопасности либо имеет очень тонкое чувство юмора, либо слишком сильно верит в возможности своего воспитанника, раз для столь серьезного дела выбрала столь несерьезного парня. Ему бы держать дистанцию, бережно взращивать ненависть к любым представителям злодейского сегмента, а он - большая глупость тянется за маленькой искрой неопределенной надежды, - спасает Даби и приводит к себе в дом.

Итак, Ястреб, какую из великого множества подходящих причин - тупую, глупую, безрассудную, нелепую и т.д. и т.п. - ты все же выберешь?

Ястреб предпочитает не выбирать совсем.

А Даби... уж с ним-то он как-нибудь разберется.

И в себе разберется обязательно, только не сегодня.

Очки с глухим стуком падают на стеклянный журнальной столик, с тихим скрежетом проезжают пару сантиметров по нему же и остаются забытыми до утра. Ключи отправляются туда же, только звук - громче, а путь по поверхности - длиннее.

Кейго стягивает с руки сначала одну перчатку, прикусив зубами край на указательном пальце и дернув вверх, затем вторую. Освободившуюся от ткани пятерню запускает в растрепавшиеся после полета волосы, заглаживает спадающую на глаза челку назад и лениво зевает. О существовании Даби в пределах своей квартиры - смешно даже - успевает забыть, а вспоминает, только когда со стороны кухни слышится звук открывшейся банки и - каков наглец! - вопрос.

- Как ты умудрился стать одним из опаснейших злодеев, если со зрением не дружишь? - не огрызается. Веселым, но тихим, быстро растворившимся в просторной квартире, хохотом демонстрируя отсутствие намерений на разжигание конфликта; и поджигания собственной задницы этим смертоносным синим пламенем.

- Ничего нет, но ты можешь угостить меня, скажем, бургерами? Пиццей? Чем угодно, кроме морепродуктов, будь они неладны.

Кейго ровняется с парнем, все еще изучающим внутренности холодильника так усердно, словно с минуты на минуту там что-то способно материализоваться, и подпихивает бедром, беззвучно прося подвинуться. Следом протягивает руку и нащупывает вторую банку, не глядя поддевает металлический язычок ногтем и с характерным щелчком открывает, но пить не спешит.

Разворот, чтобы с Даби лицом к лицу, но взгляд мажет по окровавленной ладони и больше не двигается. Ястреб готов разразиться громоподобным «тц» прямо здесь и сейчас, но царапнувшая мысль - пережиток геройского «меньше-слов-больше-дела», и стремление неоспоримой константой помогать всем и каждому зудит до мозга костей, - убедительно заявляет: сам он не справится.

- Испачкаешь кровью ковер - заставлю оттирать. У меня здесь стерильная чистота. - и пара скомканных фантиков в углу кресла - прямое тому доказательство.

По дороге Ястреб подхватывает аптечку. Он никогда не убирает ее далеко, хотя не то чтобы часто возвращается домой израненным. Просто привычка. Или вынужденная мера для таких, как этот, случаев.

Вместе с аптечкой в руках оказывается телефон. Парень валится в кресло, смяв под задницей брошенную ранее куртку, и кивком указывает на образовавшееся пространство между расставленных ног.

- Тц, - все-таки цыкает. - какой ты нерешительный парень. - и глаза закатывает.

Телефон, дугой описавший воздух, приземляется точно в руки Даби, прежде чем тот наконец-таки садится. Кейго говорит, что поздний ужин - его сегодняшняя обязанность, пока сам он - скрупулезное внимание по кровоточащей ране, - будет строить из себя первоклассного доктора.

Порез глубокий, но не смертельный.

- Одним шрамом больше, одним меньше, - жмет плечами и принимается за работу. Даби, разумеется, сидеть спокойно дольше десяти секунд не позволяет то ли религия, то ли еще какие факторы. Ястреб пыхтит над его макушкой и вымученно вздыхает, когда парень - ты делаешь это специально, что ли? - то наклоняется вперед, натягивая ровные стежки, то запрокидывает голову назад, закрывая обзор топорщащимися во все стороны волосами.

- Посиди ты хоть минуту спокойно, ради всего святого! - ладонь касается затылка и давит, вынуждая наклониться; пальцы непреднамеренно перебирают пряди, пока Ястреб сосредоточенно заканчивает начатое.

- Как новенький. - подытоживает, но ножниц в поле зрения не обнаруживает, потому наклоняется совсем низко, касается дыханием шеи и перекусывает нить заметно выпирающими клыками. Повязка поверх шва, и дело сделано. - Жить будешь, но с такими финтами не слишком долго. Когда там ужин, дорогая?
[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

Отредактировано Archie Drake (2021-09-18 16:40:52)

+1

7

Телефон, сделав изящное сальто в воздухе, приземляется прямиком в руки с характерным шлепком; Даби ловко вертит его в ладони, не сводя внимательного взгляда с Ястреба. Тот просит заказать доставку на дом – и чтобы без морепродуктов – и мгновенно скрывается во мраке гостиной комнате. Даби коротко жмет плечами и, прислонившись задницей к столешнице, заходит в приложение по доставке еды. Он долго изучает ленту, ища наиболее подходящие варианты, но краем глаза все равно наблюдает за мельтешащим Ястребом. Даби все еще не верит ему, тем более он ему не доверяет – и беззвучно усмехается, едва заметно дернув плечами, когда замечает в чужих руках белый кейс с большим красным крестом. Давно ли ты, птичка, в хирурги записался?

Ястреб приглашает Даби пройти сомнительное лечение, и тот соглашается без особого энтузиазма. Даби вообще не любит, когда к нему прикасаются, тем более он не любит, когда к нему прикасаются герои, пусть даже бывшие, в чем сам Даби очень сильно сомневается. Он все еще не верит.

Оттолкнувшись от столешницы, Даби неспешно ступает в гостиную комнату и, оценив обстановку, все же падает на пол, садится меж раздвинутых в стороны ног. И, пока Ястреб возится с рваной раной на шее, Даби делает заказ – и все блюда, которые он скидывает в корзину, обязательно включают в себя морепродукты: паста с креветками, пицца с лососем, какие-то закуски с кальмарами и с анчоусами. Нарочно вредничает, потому что Ястреб все еще ему не нравится, потому что он слишком правильный, слишком хороший, слишком герой.

У Даби на героев с юных лет аллергия.

— Через полчаса приедет, — хмыкает Даби и бросает телефон на диван, который стоит у противоположной стены, и искренне жалеет, что природа и долгие изнурительные тренировки наградили его хорошей меткостью. Еще бы пара сантиметров, и телефон разбился бы, упав на пол.

Ястреб обрабатывает рану антисептиком, и она щиплет. Не больно, но дискомфортно, и Даби елозит головой туда-сюда – скорее из недоверия, чем из вредности. А потом он чувствует в собственных волосах чужие пальцы. Они не просто давят на затылок, обездвиживая, – они медленно перебирают пряди. Это странно, но почему-то приятно, впрочем, собственных ощущений Даби никоим образом не выдает, только прекращает бесоебить и больше не мешает процессу.

Краем глаза он замечает иглу и заметно напрягается. Даби не любит острых предметов, особенно не любит, когда они опасливо поблескивают в чужих руках. Успокаивает только то, что если бы Ястреб действительно хотел ранить или убить своего навязанного партнера, то воспользовался бы собственными перьями. Иглы это, конечно, опасно и красиво, изящно, но неэффективно, и они оба это прекрасно понимают.

И все же Даби настороже. Ястреб хоть и прикидывается веселым, беспечным, бестолковым дурачком, все же остается героем номер два. Глупые, слабые и беззаботные геройчики не забираются так высоко. Ястреб не так прост, как кажется на первый взгляд, и это еще раз доказывает то, что птичка прекрасно умеет лгать. Вот только Даби тоже не пальцем деланный; он не собирается попадаться в липкую паутину этой хорошо сплетенной лжи. Не подсознательно, а вполне осознанно он ждет удара в спину, поэтому напряжен и насторожен, осторожен, как хищник, выжидающий добычу. Давай, оступись хотя бы раз, и я возьму свое.

И на мгновение – всего на мгновение – все мысли и опасения быстрой пулей вылетают из головы. Виной тому – горячее дыхание, волной прокатившееся по шее со стороны затылка. Оно предательски отдается мурашками, разбегающимися по всему телу, и даже волоски на руках дыбом встают, как от промозглого холода, хотя в гостиной комнате тепло, а сейчас странным образом жарко, знойно и душно.

Даби реагирует молниеносно. Он выворачивается и встает на одно колено, все еще находясь меж раздвинутых в стороны ног, и подается вперед, кладет ладонь на шею. Сжимает горло – не так сильно, чтобы причинить боль, но достаточно, чтобы организовать неприятные проблемы с кислородом.

— Это че щас было?

Его глаза нехорошо сверкают в ярком свете потолочных ламп, а голос тихий, но рычащий. Даби смотрит в глаза напротив долго и пронзительно, пронзающе; он думает о том, что Ястреб просто пытается отвлечь его внимание, чтобы нанести тот самый удар в спину. Но птичка беззаботно улыбается, и Даби неохотно ведется. Он разжимает ладонь и, бросив на Ястреба подозрительный взгляд, поднимается с пола, демонстративно опершись рукой на чужое колено. Даби мрачно возвышается над сидящим в кресле Ястребом и смотрит на него сверху вниз.     

— Ладно, начнем с самого начала. Зачем ты вообще пытаешься затесаться в Лигу? Придумай на этот раз что-нибудь более убедительное, чтобы тебе поверил я.

[NIC]Dabi[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/GFUSmfu.jpg[/AVA] [LZ1]ДАБИ, 24 y.o.
profession: профессиональный ловец уток  [/LZ1][SGN][/SGN][STA]гори в аду, в аду гори[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2021-09-19 16:24:36)

+1

8

А что сейчас было?

Рука на шее - удавка, пальцы Даби [Ястреб уверен] ловят участившийся пульс, синхронной дробью отразившийся во взгляде. Зрачки расширяются, но это не страх, нет. Быть может, его мутный отблеск, мгновенно перекрывшийся взметнувшимся по экспоненте интересом.

- Ничего такого, - улыбается. - перегрыз нить.

Медленно вскинутая рука демонстрирует иглу. Ястреб дергает правой стороной рта, оголяя ровный ряд зубов и языком намеренно цепляет заметно выпирающий клык - замена ножницам, которых поблизости не оказалось.

Неужели ты думаешь, что я преследовал иные цели? - невысказанный вслух вопрос, ответом на который служит короткий, но основополагающий ответ: да.

Ястреб продолжает улыбаться, и его маленькая безобидная ложь воспринимается парнем ожидаемо верно. Хватка на горле слабеет, позволяя беспрепятственно вдохнуть. Кислород толкается в легкие, грудная клетка порывисто вздымается и тут же оседает, а взгляд - сосредоточие по прежнему крепкого интереса - неотрывно следит, провожает руку, опустившуюся вниз, - Даби продолжает. Он, чтобы подняться, опирается ладонью не на подлокотник кресла, находящийся в нескольких сантиметрах левее, а в колено, и Ястреб бесшумно сглатывает, не изменившись в лице и ничем не выдав волной прокатившихся по ноге - или всему телу? - мурашек.

Дьявол бы тебя побрал, Даби.

Но не может, потому что дьявол - это ты.

Личный, свалившийся на голову внезапно, своими странными манерами и бесконечными подозрениями подогревший невесть откуда взявшуюся симпатию, граничащую с неуместным, но таким острым, если подумать, желанием пустить корни глубоко-глубоко, выяснить истинное положение вещей, пробиться сквозь толщу флегматичного и необъяснимого, которым парень ловко себя окутал. Злодей, смертоносное орудие в руках Шигараки, но в действительности человек, никого ни разу не убивший. Ястреб наводил справки. И из всей злодейской шайки, чего уж греха таить, положил глаз именно на Даби - не потому, что через него проще [ха, будто бы это действительно так] добиться конечной цели, а из-за того, что... понравился?

Правда состоит в том, что Даби непростительно хорош собой, несмотря на бессчетное количество шрамов - внешних и, быть может, внутренних.

И еще немного: Ястреб на непростительно хороших собой парней слабовольно падок.

Взгляд высчитывает металлические скобы на груди чуть ниже ключиц, разделяющие темный участок кожи, напоминающий горелую плоть, от нормальной, наверняка девственно чистой, не покрытой какими бы то ни было рубцами. И по шее поднимается вверх, когда парень задает насущный вопрос, требуя ответа, который Ястреб дать не может.

Выдумывать, выстраивая вокруг истинных мотивов прочную стену лжи, он способен без лишних колебаний, но пристальный, выжидающий, отчаянно пытающийся вывести лжеца на чистую воду Даби получает поразительно честный ответ:

- Потому что в Лиге ты.

Он жмет плечами, будто бы говорит самую очевидную на свете вещь. Пальцы цепляют край белой растянутой футболки, Ястреб поворачивает ладонь внутренней стороной к себе, накручивает ткань на указательный и средний пальцы, тянет, вынуждая парня наклониться.

- Потому что ты мне понравился.

Без привычного паясничества. Без привычной улыбки. Без намека на вранье.
[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

+1

9

Ответ слегка… неожиданный.

Даби, когда слышит легкое, беспечное и беззаботное, как и сам Ястреб, признание в симпатии, не сдерживает искреннего удивления. Он вскидывает брови и внимательно смотрит в глаза напротив, бессознательно ожидая «да ладно тебе, расслабься, я же пошутил». Но этих слов не следует, и удивление медленно, но верно сменяется подозрением. Даби наклоняет голову в сторону и щурит глаза. Что из этого правда, птичка, а что – очередная ложь?

Даби думает, что каждое слово, соскальзывающее с губ Ястреба, лживо.
Потом он думает, что Ястреб дал Даби прекрасный повод поймать себя на лжи.

— Вот как, — негромко хрипит Даби и неохотно, как будто лениво переводит взгляд на чужие пальцы. Ястреб сминает ими ткань белой майки и едва заметно тянет на себя, заставляя ее хозяина приблизиться. Даби, задумчиво проведя языком по нижней губе, подыгрывает и делает небольшой, но решительный шаг вперед. Ты ведь хочешь, птичка, чтобы я смутился, испугался и отошел? Хочешь отвлечь мое внимание, чтобы в очередной раз выйти их воды сухим? Хочешь наложить на старую ложь новый слой? Со мной это не прокатит, птичка; не на того напал. — А вот ты мне – не очень, но в порядке исключения я закрою на это глаза.

Даби кривит губы в нехорошей ухмылке и ловко опускается перед Ястребом на корточки. Он подается ближе, еще ближе и бессовестно вторгается в личное пространство, кладет скрещенные предплечья на чужие колени и вкрадчиво заглядывает в глаза, желая отыскать там нотки паники. Ястреб ведь определенно не ожидал, что игра зайдет так далеко. Но паникой, к большому сожалению Даби, там и не пахнет, скорее удивлением вкупе с едва заметным удовлетворением. Что это? – такая хорошая актерская игра? Или время от времени, по большим народным праздникам, с губ Ястреба срывается правда? Это уже интересно. Даби протяжно выдыхает, обдавая горячим дыханием чужие щеки, и внимательно наблюдает за реакцией. И все-таки Ястреб – прекрасный лжец. Это забавляет, раздражает и, пожалуй, даже немного восхищает. Теперь Даби хочет вывести его на чистую воду еще сильнее, и если для этого надо принять правила игры, продиктованные Ястребом, то он это сделает.

Ведь эта игра определенно стоит свеч.

— Я не верю ни единому твоему слову, — тихим хриплым голосом шепчет Даби, его взгляд с показательной неторопливостью съезжает на чужие приоткрытые губы. В следующее мгновение Даби накрывает их поцелуем – быстрым, жестким, жадным; в нем нет ни капли нежности. Язык по-хозяйски толкается в горячий влажный рот, агрессивно проходится по зубам и по небу, сталкивается с чужим языком, напирает и наседает; Даби привык доминировать – в жизни, в сексе и в поцелуях. И до него не сразу доходит, что даже сейчас, когда их лбы и зубы рьяно стукаются, а языки ревностно переплетаются, Ястреб совсем не сопротивляется. Даби никак не может его понять, не может его раскусить – и поэтому идет ва-банк. Он поднимается сам и рывком поднимает Ястреба, ловко подхватывает его под ягодицы, заставляя обхватить торс ногами, и буквально впечатывает в ближайшую стену. Слышится глухой удар, должно быть, Ястреб стукнулся затылком, но Даби не обращает на это никакого внимания. Он слишком занят чужими губами, сминая их в поцелуе так, словно желает оставить синяки или даже кровоподтеки.

Поцелуи хаотично съезжают на подбородок, потом – на шею под ним. Даби оставляет заметный засос и кусает выпирающую ключицу, зализывает ее языком. Телом он подается вперед, вжимаясь в Ястреба сильнее, теснее, и трется пахом о пах. Этого мало, ничтожно мало, хочется дальше и больше, громче и ярче, горячее.

— Далеко же ты готов зайти ради того, чтобы сохранить свою ложь, птичка, — тихо шепчет Даби на ухо и жадно оттягивает его мочку. Руку он с трудом пропускает меж телами и медленно скользит ладонью по напряженному животу вниз – прямиком к паху. Пальцы нащупывают член и сжимают его сквозь ткань штанов, когда Даби вновь впивается зубами в подставленную шею, когда вылизывает ее, когда оставляет засосы.

Шлюха.

[NIC]Dabi[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/GFUSmfu.jpg[/AVA] [LZ1]ДАБИ, 24 y.o.
profession: профессиональный ловец уток  [/LZ1][SGN][/SGN][STA]гори в аду, в аду гори[/STA]

Отредактировано Chester Drake (Вчера 15:56:03)

+1

10

В синеве потемневших глаз несмываемым пятном лежит неверие, по краям исполосованное мелькнувшим на долю секунды интересом. Даби честно признается, что не собирается верить ни единому сказанному слову, а Ястреб, как-то по-особенному забавно хмыкнув, отвечает:

- Я и не прошу.

Не в доверии дело, не в признании суть. Он говорит то, что вертится на языке с момента, когда сторонник Лиги Злодеев впервые предстал перед возможным - в далекой перспективе, как показала практика - союзником. Ну, может, не совсем впервые, может, спустя две или три встречи, пронизанные холодным безразличием со стороны Даби и горячим, навязанным комиссией по безопасности рвением - со стороны Ястреба.

Крест накрест сомкнувшиеся взгляды - почти что льдисто-бирюзовый и огненно-желтый - изначально не влекли за собой ничего хорошего, но концепт опасности пустил по нервам отнюдь не предостережение. Скорее, идущее рука об руку с интересом желание распутать затянувшийся узлами клубок. Последовательно, шаг за шагом, миллиметр за миллиметром, - Ястреб пытается по сей день. И думает, что в нелегком деле значительно преуспевает, когда Даби поддается и подается.

Ближе.

Еще, мать твою, ближе.

Воздух становится невыносимо горячим, обжигающим даже, и Кейго давится им, стоит почувствовать чужие губы на собственных. Это не столько поцелуй, сколько рвение что-то доказать, показать, - рассказать, быть может. Даби по-хозяйски толкается языком в рот, цепляет пирсингом - я не замечал его раньше, - думает Кейго - кромку зубов с потонувшим в завораживающих звуках глухим звоном, и хриплый вздох вырвался бы из груди Ястреба, если бы не препятствие, если бы не жадность, с которой парень сминает и кусает губы. Ровный ряд прохладных - почему? - скоб на его подбородке то и дело касается разгоряченной кожи. Это заводит. Это возбуждает настолько, что крышу безвозвратно уносит.

Кейго для удобства расправляет крылья, когда руки ползут по бедрам вверх, уходят за спину и мгновенно оказываются под ягодицами. Рывок, и вот ноги смыкаются чуть ниже поясницы, руки - за шеей, а в легких не остается кислорода. Ястреб упрямо целует в ответ, игнорируя нарастающее с каждой секундой давление в грудной клетке, подступающее к глотке и распирающее изнутри; пальцы остервенело сжимают ткань в районе лопаток, тянут, будто это поможет не только удержать тонкую связь с реальностью, но и дадут необходимый толчок, чтобы пустить в легкие необходимый воздух.

Даби прерывает поцелуй. Ястреб запрокидывает голову, часто, рвано, судорожно дышит, словно пытается насытиться кислородом, которого в любой момент может не оказаться вновь. И не сдерживает хриплого стона, когда язык парня выхватывает момент и едет по подбородку и шее, вычерчивает влажную дорожку, металлическим шариком давит на кожу, вынуждая изнемогать. Если бы Ястреб стоял на ногах, то... не стоял бы уже давно.

- Меньше слов, больше дела, мистер «я-никому-не-верю», - слова, опасно граничащие со стонами, ведь рука Даби нагло едет вниз, оставляя позади себя волны мурашек, волны удовольствия, волны нестерпимого желания продолжать.

Продолжать.

П р о д о л ж а т ь.

Ладонь сжимается в районе паха и Ястреб, господи, готов кончить прямо сейчас. Это неправильно. Это недопустимо. Это не должно практиковаться, ведь он не насладился сполна. Еще нет. Еще не время. Зубы скрипят, грозя потрескаться от напряжения, так сильно стискивает их Кейго. Упираться в стену неудобно даже со сброшенными - львиная доля остается где-то по дороге от кресла, - перьями. Крылья ломит, но неприятные ощущения компенсируются сполна.

Ястреб обхватывает пальцами подбородок Даби, вынуждая замереть лицом к лицу. По прежнему рвано дышит, хватает губами его нижнюю губу, следом языком высчитывает три скобы под ней. Пальто, одернутое за края, соскальзывает с плеч и виснет на сгибах локтей.

- Снимай.

Свое нетерпение Ястреб демонстрирует не столько словом, сколько делом: поцелуями по неровной, шрамированной, горячей коже на скулах, шее, ключицах.
[NIC]Takami Keigo[/NIC][STA]H a w k[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3dNWtNv.jpg[/AVA][LZ1]КЕЙГО ТАКАМИ, 22 y.o.
profession: профессиональный герой №2[/LZ1]

Отредактировано Archie Drake (Вчера 19:20:04)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно