полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » тишина отзывается мудростью громче слов


тишина отзывается мудростью громче слов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/pM0Gq8t.png
https://i.imgur.com/wj62Eek.jpg https://i.imgur.com/xlLXu35.jpghttps://i.imgur.com/aedQFch.jpg

kimberly & benjamin
september 2021

я, раны прижав окровавленным лоскутком,
стою у моста, сигаретой измучив горло,
покуда к нему подступает за комом ком,
а руки дрожат суетливо и непокорно.

[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

2

прощаясь с беном в больничном кафетерии, сжимая в руках кружку с холодной водой, кимберли дала себе обещание прекратить с ним отношения. не встречаться, не обманывать мужа, не придумывать всевозможные отговорки, лишь бы снова увидеться наедине. их тайный роман должен был прекратиться. и он прекратился. каждый раз, ловя себя на том, что снова хочет написать бену, ким занимала себя как-нибудь делом, что было не так уж и просто: джош так старательно её оберегал, что в основном ей нечем было заняться. кимберли без толку слонялась по дому, выискивая какие-нибудь дела. протирала невидимую пыль, в пятый раз перекладывала игрушки дилана. ей хотелось от тоски и скуки на стены лезть. бена ей не хватало. не хватало его едких саркастических замечаний, его улыбки, обращенной к ней, его поддразниваний и разговоров. больше всего ей не хватало разговоров с ним. но кимберли дала себе обещание и этого обещания придерживалась. более или менее, пока восстанавливалась после ранения.

кимберли старалась забыть о существовании бена вне его семьи. в конце концов, у него есть жена, более того – у него есть беременная жена. совесть кимберли могла позволить ей встречаться с женатым мужчиной, но никак не принимала женатого мужчину с ребёнком. и тот факт, что ребёнок ещё даже не родился, не имел никакого значения. он был и автоматически отделял невидимым барьером кимберли от бена и наоборот. ей стоило обратить внимание на свою собственную семью и перестать думать о том, что было, но чего больше быть не может. и кимберли перестала. выкинула из головы, как выкидывают из дома ненужный хлам. правда, кэтти напоминала ей о существовании их семьи практически каждый день. и эверс ничего не оставалось, как научиться получать удовольствие от разговоров о детях, детских вещах и игрушках. кэтти ей нравилась, когда не болтала без умолку / впрочем, половину её слов можно было смело пропускать мимо ушей /, кэтти была славной и милой, особенно сейчас, когда её мечта о собственном малыше исполнялась. беспокоясь о себе самой, ким старалась приезжать к кэтти, когда бена не было дома, или же предлагала подруге встретиться где-нибудь в городе, где однозначно не будет мистера бенджамина ханта. она ходила с кэтти по магазинам, почему-то выбирала с ней имя для мальчика и для девочки и даже купила ей в подарок книгу "когда ждёшь ребёнка". кимберли до зубовного скрежета и боли старалась быть хорошей подругой и надеялась, что её старания оценены по достоинству.

с джошем о ребёнке бена и кэтти разговоры она не заводила. не было нужды, джош справлялся с этим самостоятельно. все замечали, как светится от счастья кэтти, и автоматически ждали, когда же к ней присоединится и ким. она же в свою очередь объясняла мужу, почему им стоит ещё подождать. пару раз кимберли даже рискнула заикнуться, что в принципе не хочет второго ребёнка. она ожидала ссоры и криков, но джош лишь погладил её по голове, пожалел и предложил поговорить о детях, когда она "полностью восстановится после ранения". такой расклад кимберли вполне устроил, больше о детях они не разговаривали. в конце концов, у них был дилан. а ещё у них была кэтти, которую они окружали вниманием и заботой, пока её собственный муж спасал мир от преступников.

- джош, ты помнишь, что мы сегодня с диланом едем к кэтти? я предлагала ей приехать к нам, но потом мы решили, что лучше встретиться у неё. ты отдохнёшь от нас, - ким поцеловала мужа в висок и подлила ему кипятка в чашку с чаем.
- я от вас не устаю. но вы съездите, конечно, тебе тоже не полезно сидеть в четырёх стенах, - ну, допустим, в четырёх стенах кимберли не сидела, на работу она уже давно вышла и даже набрала максимальное количество смен, но всё равно.
- по пути домой заедем в магазин, купим твои любимые кексы, возьмёшь завтра на работу. и завтра ты увозишь дилана на занятия, у меня смена с утра, - удовлетворившись его "ага", кимберли ушла за сыном, который, в отличие от неё, действительно просто обожал тетю кэтти и, если бы было можно, то наверняка жил бы у неё.

в конце концов, с беременностью кэтти и отсутствием каких-либо прав на бена кимберли смирилась. игнорировать эти два факта у неё не получалось, поэтому она не нашла ничего лучше, как просто принять их, как данность, и успокоиться. тратить нервы на чужую семью было не с руки, когда у неё была своя собственная, сохранять спокойствие с которой было попросту невозможно.

к оговоренному времени ким подъехала к дому кэтти. дилан напросился поиграть в шахматы, в последнее время ему для этого даже компания была не нужна. он сам сидел за столиком и переставлял фигурки, изучая новые способы выиграть у дяди бена. кимберли же в это время общалась с кэтти. – как ты себя чувствуешь, кейт? – беременность протекала у неё отнюдь не легко, и она часто жаловалась на слабость и головокружение.
- сегодня спина болит, а так всё нормально, - бледность кэтти показалась кимберли настораживающей, но говорит об этом и без того находящейся в нервном напряжении кейт она не стала. – мне уже стало получше, чем было. я так долго ждала этой беременности, а в итоге не могу ей наслаждаться: у меня всё время что-нибудь да болит.
- идеальной беременности не бывает, поверь мне. меня весь первый триместр тошнило по утрам, а в третьем у меня жутко болела спина. но мой врач говорил, что я – образцовый пациент, и беременность у меня протекает легко. ну не его же всё это донимало, правильно? – кимберли в принципе не понимала, как можно получать удовольствие от беременности. быть беременной ей не понравилось, как не понравилось и быть мамой младенца. нет, дилан вовсе не был исчадием ада. он был милым и вообще хорошим ребёнком, он практически не плакал и его без проблем можно было уложить спать, но он всё равно был беспомощным младенцем, рядом с которым нужно было находиться 24/7. взрослый ребёнок устраивал кимберли куда больше. к тому же по подгузникам и пелёнкам она отнюдь не скучала.
- мой доктор говорит, что всё будет хорошо, нужно просто беречь себя и заниматься собой.
- твой доктор всё говорит правильно. иди, посиди на кресле, мясо из духовки само не выскочит, - по крайней мере, с таким в своей жизни кимберли ещё не сталкивалась.

то, что спина болит у кэтти не просто так, кимберли подумала только через полтора часа. после отдыха кэтти должно было стать легче, ведь нагрузку со спины сняли да и срок у неё небольшой. но жаловаться на боли она не перестала. наоборот, сказала, что стало хуже. она старалась бодриться и не замечать, что что-то пошло не так. щебетала наигранно весёлым тоном и то и дело убегала к дилану, играющему в соседней комнате. кимберли же не вмешивалась, но, на всякий случай, за кэтти приглядывала. она не спрашивала напрямую, хотя, наверное, стоило.

- кажется, что-то не так, - кэтти, оберегая жизнь внутри себя, положила руки на живот и наконец-то решила признаться. выглядела она при этом маленькой, растерянной и напуганной. и кимберли, наверное, в первый раз поймала себя на том, что кейти ей жалко. та не заслужила, она ведь даже мухи никогда не обидела, но почему-то именно у неё всё было комом и наперекосяк. – у меня сильно болит живот. утром он так не болел.
- когда заболел?
- где-то час назад, но было несильно. а теперь сильно, и мне страшно.
- успокойся и просто медленно дыши. давай-ка съездим в больницу, пусть они посмотрят.
- ты ведь тоже квалифицированный медик, зачем нам в больницу… - больница означала, что все страхи кейти  – вполне реальны.
- я не врач, кэтти. поехали, позвоним бену оттуда. где лежит твоя сумка и документы? – усадив кэтти на стул, кимберли методично собрала её вещи и вытащила дилана из-за стола, не дав ему доиграть. – всё, поехали, - может быть, беременность кэтти и была не с руки ким, но она была. и видит бог, кимберли хотела, чтобы кэтти была счастлива. к тому же… ну а какое вообще отношение она имела к беременности кэтти?

уже в больнице ким передала кэтти с рук на руки врачам, а сама осталась ждать в коридоре. дилана она усадила на стул, попросив подождать.
- бен, привет. ты можешь прямо сейчас приехать в больницу? кэтти стало плохо, а я была у вас, она сейчас с врачами. ей не я здесь нужна, а ты. я встречу тебя в холле, давай быстрее, - вокруг огромное белое пространство с серыми стульчиками вдоль стен и тёмно-красными диванами в центре, доверху набитое напуганными родственниками пациентов. пространство, где всё пропитано надеждой, отчаяние и страхом. и, пожалуй, из всего этого коктейля надежда показалась ким самым ужасным составляющим. но сама она тоже надеялась. надеялась, что всё это – просто небольшие проблемы, которые врачи решат парой дней в стационаре. но врачи всё не выходили, и призрачная надежда становилась всё меньше и меньше. сначала ким сидела, обняв дилана, однако на это ей не хватило терпения. оставив сына одного и вручив ему телефон, на случай если позвонит папа или бен, она принялась ходить по кругу. хант должен был уже приехать. и пусть ким не планировала с ним встречаться, сейчас речь шла не о ней, а о кэтти, которая была совсем одна. кимберли всего лишь была её подругой, а вся информация – только родственникам. ну и где носит ханта? звонить ему ещё раз эверс не хотела, наверняка он и с первого раза хорошо её понял. да и в принципе, она могла только ходить сейчас по холлу, нервно стиснув руки, и смотреть поочередно то на входную дверь, то на дилана, играющего в телефоне.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

3

у бна ханта слишком много внутренних демонов, которые разом решили взбунтоваться. это как баланс на кончике ножа: все сплетается. все чувства будто бы становятся одним большим и серым комом. и если игнорировать это, оно не уйдет. его не волнует, что получает выговор на работе и разбор того, как это так бен хант мог допустить такую оплошность. его даже отстраняют от занятий на какие-то две недели. он лишь пожимает плечами. если честно, то ему все равно. плевать он хотел на все эти правила и на наказания за их нарушения. все равно знает, что без него не смогут, потому что полицейские слишком глупые. за неделю ему звонили из отдела два раза с просьбой приехать, не смотря на отсранение от работы. к слову, новое дело давало хоть какую-то работу мозгам. и отвлекало от главной и самой большой проблемы в его жизни - будущему ребенку.

началось все с того, что полиция нашла труп девушки, которую убил кто-то из мафии. коим делом занимается федеральное бюро расследываний, потому что на мафию у них свои планы. а на бене - загадка смерти. потому что в этой истории все бы было здорово, если бы девушку не нашли мертвой три года назад. вопреки закону: то, что мертво, умереть не может - особа стопроцентно была мертва. и нужно было разобраться. как такое вообще возможно. в прочем, бену пришлось попотеть, чтобы устновить правду. а так же вскрыть могилу ее сестры близнеца. не слишком приятное зрелище - полуразлажившийся скелет, накрытый красным бархатом. как оказалось в итоге, погибшая от рук мафиози, просто взяла документы сестры, подменив зубные карты для экспертизы. странно, что только до бена дошел такой вариант развития событий.

и даже не смотря на то, что бен любит свою работу, он чувствует упадок сил. вечером буквально сваливается на подушку, не забывая при этом быть хорошим мужем для кэтти. и все же... думает о ким, как последняя сволочь. о ней, о ее запахе и бордовых губах. и все это время видит перед собой кэтти. она щебечет и щебечет. о том, что им нужно двое или трое детей, а там подтянутся ким с джошем и у них будет детский сад. бен испытывает скептецизм насчет этого вопроса, но вслух ничего не говорит. он играет роль очень заботливого мужа и вроде как даже любит кэтти. нет, ну правда. не так то и плохо им вместе. только вот о кимберли думает все чаще и чаще. ему ее не зватает. ее спокойствия, и не спокойствия. игры в шахматы с ней, разговоров о работе и о том. чего они хотят достичь. но он не пишет ей. потому что понимает - так правильно. ту каждого из них своя семья. да, он признался ей в любви. но чего он ожидал? счастливого конца? как бы не так. к тому же, ее муж - его лучший друг. хотя, хант любит джоша именно за его простодушие, хоть его и бесит его тупость и нерешительность касательно многих вопросов. и все же, они держатся друг друга. и даже на вечеринке по случаю ребенка разговаривают о том, как прекрасно быть отцом. и что в принципе, эверсы могут оттодолжить им коляску и ванночку для малыша, которые у них так и покоятся на чердаке. ханта эти разговоры не радуют. но все же. почему он не может просто наслаждаться семейным счастьем?

и все же он переживает за кэтти. за ее самочувствие, которое ухудшается. отвозит ее на каждый прием к врачу, как самый пример муж на земле. нет, ему правда она нужна и важна. но сильно она "удобная", если так можно выразится. поэтому на ней и женился, поэтому ей изменяет. поэтому ее одной ему и не хвает. очередной день не приносит ничего нового, кроме большого куска работы, который надо сделать и закончить. он сидит над бумагами и фотографиями перед доской. и пытается сложить все в пазл. а дело все никак не складывается, что бы он не пытался сделать. хант листает очередную книгу по психологии преступников, пытаясь выцепить то, что наведет его хоть на какую-то мысль. и как только на него накатывает какое-то осенение, раздается телефонный звонок. внезапно от кимберли.

- бен, привет. ты можешь прямо сейчас приехать в больницу? кэтти стало плохо, а я была у вас, она сейчас с врачами. ей не я здесь нужна, а ты. я встречу тебя в холле, давай быстрее, - и никаких тебе: "привет, пока" и прочих, - я сейчас буду, - ответить коротко и бросить трубку. схватить все свои вещи на столе. а затем, отмахиваясь от всех с тем, что у него жена в больнице, выйти из бюро. до госпиталя ехать больше получаса, черт подери. у него есть удостоверение агента фбр, что хорошо, потому что дорожная полиция останавливает его за превышение скорости. только задержали. черт бы их побрал. залетает в больницу, взволнованый, - привет. прости, что долго. привет, дилан, - бен смотрит на ким, пытаясь выцепить у нее информацию не спрашивая, - просто скажи, что происходит и куда надо идти.

через несколько минут он оказывается в отделении в присуствии доктора. который сообщает, что произошло внутренее кровотечее, а отторжение плода стало следствием. и вообще проблемы с беременностью были с первого дня. кэйт бы не смогла выносить здорового ребенка, даже если бы очень хотела. так же у нее обнаружили кисту, которую удалят. ее жизни сейчас уже ничего не угрожает. и при должном лечении они смогут спокойно зачать ребенка через пол года, а то и год. но это будет ясно после дополнительного обследования. держитесь, крепитесь. бен вдруг осознает, что ему плевать на ребенка. но не на кэтти. не на то, что с ней произошло. наверняка это все убьет ее морально. так что сеансов с психологом станет больше, - когда она проснется? я бы хотел подождать и быть с ней, - не потому, что он - примерный муж. и не потому, что некрасиво ее бросать. а потому, что хочет остаться. у них не будет ребенка. и не то, что бы он был рад этому малышу. но... потеря врезается в него чувством опустошения. он выходит в вестибюль к кимберли, которая тоже все еще ждет.

он подходит к ней, садится рядом, - она потеряла ребенка, - говорит ровным тоном, как будто бы ничего не чувствует, но эверс хорошо знает, что он ощущает в такие моменты. она знает о нем все и даже больше этого. может поэтому они и вместе. может поэтому у них получается находить общий язык с друг другом, - и, я не то что бы был готов стать отцом. но... она не выдержит этого. ты ведь знаешь, как долго она этого хотела, - он надеется. что это не эффект противозачаточных, которые она принимала вместо витаминов. хотя, вряд ли. здесь что-то другое, - она очень переживала в последнее время, - что не сможет нормально родить. и что с беном что-то случится на работе, - я сказал, что хочу вернуться к расследованиям, а не к работе консультантом, потому что платят больше. а на ребенка нужны деньги. хотя, на самом деле, мне стало скучно, черт...спасибо, что привезла ее сюда. дальше я сам, - он легко дотрагивается до ее руки. и поднимается снова на этаж, на котором и должен быть, чтобы ждать, пока кэйт проснется. пока услышит эту ужасную новость, пока будет рыдать у него на плече. разве такая женщина, как она достойна такого лицемера, как хант? винит себя, что не может подарить ему ребенка. и что здесь ответить? правду. какую правду?
милая. я не так уж его и хотел. милая, да я тебе изменяю с момента нашей женитьбы. с твоей лучшей подругой, между прочем.

она отказывается есть. немного больничной еды и все. ее решают отсавить под наблюдением еще на три дня, а заодно и сдать все анализы. почти не говорит. бен переживает. не есть толком сам и ходит дерганый и нервный. игнорирует даже звонки джоша. хотя тот настаивает, что может ким приедет и привезет ему хотя бы какой-то еды, а то знает он его. и правда, хант третий день питается лапшой быстрого приготовления. ему не до этого. он пытается увязнуть в работе. застрять в ней, как в чем-то целительном. поэтому и времени особо нет. ни на что абсолютно. на тоЮ, чтобы нормально поесть тем более. еще одна смс. джош говорит, что ким заедет к нему вечером, у нее вроде бы как выходной. и она действительно заезжает. звонит в дверь и хант открывает ей, - привет, - впустить в дом, включить свет, - спрасибо, что приехала, хотя не стоило, правда. приезжать, появляться в этом доме. они ведь не общались. и все почти что забылось. почти, но ее запах почему-то снова сводит с ума. заставляет приблизится ближе, чем положенно. а затем поцеловать в губы. и не думать о последствиях, вообще ни о чем. кроме нее.

+1

4

большой холл больницы кажется кимберли тюрьмой. холодной, неуютной. она краем глаза следит за диланом, играющим в какую-то игрушку на телефоне, нервно стискивает руки и ненавидит каждую минуту своего пребывания здесь. а кэтти там совершенно одна. всю дорогу до больницы она тихо плакала, вытирала слёзы бумажным носовым платочком и старалась не смотреть за окно. ким не знала, чем ей помочь. она бормотала что-то успокаивающее, следя за дорогой, на красном свете светофора крепко сжимала ей руку, просила потерпеть, но не просила быть сильной. к чему все эти слова про силу, когда самая большая мечта разрушается, как карточный домик, на глазах? и сейчас ким нужно было быть рядом с кэтти. просто чтобы та не была одна среди толпы врачей, говорящих на своем медицинском языке, непонятном обычному человеку. а она слонялась по холлу, не зная, куда деваться и как унять собственную внутреннюю дрожь.

ким без конца поворачивалась к входной двери, ожидая, когда приедет бен. она так давно его не видела… по ощущениям лет, наверное, уже сто. ким осознанно избегала встреч с ним, зная, что не удержится на расстоянии. зачем всё это вообще было нужно: брак с другими, тайные отношения, если они так и не отболели друг другом? она любила его больше, чем кого-либо в своей жизни, он был ей дорог и нужен. без него вся её жизнь потеряла краски. там, где раньше были все цвета радуги, сейчас остался только безлико серый. без него у неё не получалось ничего. она брала смену за сменой, надеясь, что работа хоть как-то поможет ей забыть о нём, но работа не помогала. и постоянное нахождение в его доме без него – тоже не помогало. везде его вещи, везде его запах. может быть, нужно было уговорить джоша переехать, ему давно предлагали место в балтиморе. но она как будто подсознательно надеялась, что всё вдруг изменится. ждала чего-то… как ждала его появления сейчас, хотя ехал он даже к ней. её здесь и вовсе не должно было быть.

- привет. она в гинекологии, это на четвёртом этаже. я не знаю, что сейчас с ней происходит, спроси у медсестёр на посту. ты муж, тебе скажут, - ким вызывает ему лифт, а сама остаётся в вестибюле. она подсаживается к дилану, который тут же сует ей в руки телефон. – а что случилось с тетей кэтти? она поправится? – мальчик смотрит на неё с надеждой, он тоже не понимает, что происходит, но переживает за дорогого ему человека. – конечно, она поправится. не переживай, с ней сейчас врачи и дядя бен. ей помогут. а когда ей станет лучше, мы с тобой её обязательно навестим, - ким обнимает сына, целует его в макушку. мальчик странно не выворачивается, хотя вообще-то не очень любит все эти проявления любви и внимания. – мы привезём ей булочки с клубникой? она их любит.
- привезём, - она соглашается с сыном, поглядывая на лифт. кимберли не ждёт, что бен спустится, но может быть… наверное, им вообще стоит поехать с диланом домой, позвонить бену оттуда. или ждать его звонка, или ещё что-нибудь. ким не знает, поэтому остаётся сидеть на стуле, который неудобно впивается под лопатки.

бен всё-таки спускается. ким понимает всё ещё до того, как он садится рядом и начинает говорить. он бледный и осунувшийся, глаза уже ввалились. и кимберли совсем ничем не может ему помочь, как до этого совсем ничем не могла помочь кэтти. она даже обнять его не может. он ей ведь не друг – он друг её мужа, муж её подруги. ким продолжает обнимать сына, которому дома ей придётся объяснить, что случилось с тётей кэтти и почему у них с дядей беном теперь не будет малыша. – я знаю. и знаю, что она переживала, я пыталась ей помочь, - успокоить, поддержать. – жаль, что я не настояла на больнице раньше, - ким поднимается на ноги, отпуская ребёнка. она думает, что от части и сама виновата. она квалифицированный медик, а симптомов не заметила. она могла бы уговорить кэтти съездить до врача раньше и, может быть, сейчас кэтти бы просто получала витамины и ещё что-нибудь для поддержки и сохранения беременности. но сейчас, наверное, уже поздно об этом думать, уже теперь ничего не изменить. сложилось так, как сложилось. ким прощается с беном и возвращается домой.

следующие дни ким сидит, как на пороховой бочке. – нет, джош, в больницу к ней лучше не ездить. ей тяжело, пусть она побудет с мужем. с нами ей придётся держать лицо, а сейчас ей это нужно меньше всего, - кимберли отбивается от мужа, хорошо представляя, что сейчас чувствует кэтти. кимберли не теряла ребёнка, но легко могла спроектировать ситуацию на себя. а что было бы с ней, если бы дилана у неё не было? женщина может не хотеть ребёнка, но плакать будет едва ли меньше, чем женщина, которая этого ребёнка хотела. – могу съездить до бена, привезти ему что-нибудь поесть, но не думаю, что он будет рад меня видеть, - там, в больнице, кимберли поняла одну простую вещь: что бы бен ни говорил ей, в каких чувствах бы ни признавался, свою жену он любит. искренне любит, иначе не оставался бы с ней столько времени, не переживал за неё так сильно. между ними никогда уже ничего не будет, и свои чувства придётся похоронить в душе так глубоко, чтобы никто их никогда не нашёл.

- заедешь завтра к бену? хочет он кого-то видеть или нет, мне кажется, питается он сейчас чем попало и доведёт себя до больницы быстрее, чем оттуда выпишут кэтти.
- ладно, я заеду. дилан тогда вечером на тебе, ладно?
- само собой. уроки сделаем, книжку почитаем, - ким кивает и уходит на кухню. она понятия не имеет, что приготовить бену, поэтому готовит чисто машинально, не вкладывая во всё это душу. ким нервничает и не столько из-за кэтти, сколько из-за себя самой тоже. в последнее время она была слишком занята проблемами подруги, чтобы обращать внимание на себя саму. ким продолжала соблюдать диету, прописанную врачом, продолжала принимать таблетки. и игнорировала тошноту, ставшую в последнее время её постоянным спутником. игнорировала плохое самочувствие и старалась побольше думать о кэтти и поменьше о себе самой. всё это ким уже проходила и ей даже тест не нужно было делать, чтобы глубоко в душе знать, что происходит с её организмом. это "что-то" не имело к ранению ровным счетом никакого отношения. зато имело к бену.
- а тебе, кстати, когда самой-то к врачу? ты же записывалась, помнишь? – джош появляется в дверном проёме. как чёрт из табакерки…
- а… завтра утром, у меня завтра выходной, я всё успею. утром увезу дилана, потом схожу к врачу, наверное, зайду к кэтти, а вечером доеду до бена. всё нормально будет. но ты мне очень поможешь, если сам дилана после школы заберёшь, - джош обнимает её со спины, целует в щеку. и ким даже не хочется выворачиваться из его объятий. они в последнее время не особенно близки, отчасти из-за плохого самочувствия кимберли. ранение не прошло бесследно. а, может быть, проблема вовсе не в ранении, но ким старается о других причинах не думать. не сейчас. может быть, завтра.

вечером ким приезжает к бену. у неё в сумке контейнеры с едой и результаты анализов. она проходит в их дом, где её встречает пустота. по большей части это был дом кэтти, она делала его живым и счастливым. и сейчас её здесь не хватает. хант кажется потерянным в этой пустоте и одиноким. кимберли и не знала, насколько печально обстоят дела. – привет. я только оставлю тебе еду и уеду. и… - ким делает шаг назад, но натыкается спиной на дверь. бен слишком близко. она упирается рукой ему в грудь, разрывая поцелуй. – не надо, бен. я … я люблю тебя, но ты … ты любишь кэтти, и нам не стоит, - она жалеет, что приехала. и жалеет, что не может огорошить его сейчас новостью о своей беременности, наличие которой ким отрицала даже в кабинете врача. не может быть такого. они предохранялись. и у неё просто сбит цикл, она постоянно на нервах и … ну разве мало есть причин для проблем со здоровьем? как она может ему это всё сейчас сказать, когда его жена в больнице после выкидыша? это всё равно, что ударить его топором по голове. но и не сказать ему она тоже не может. это его ребёнок, и ким в этом даже не сомневается. она ничего не может, разве только отталкивать его от себя.

- как кэтти себя чувствует? когда её выпишут? – она задаёт ему вопросы, проходя в кухню. заполняет эфир, просто чтобы не молчать. она днём была у кэтти и всё знает, но всё равно спрашивает. её жизнь разрушается на глазах, ещё немного и от привычной жизни останутся одни осколки, которые невозможно будет собрать воедино. что, что, что она должна сказать бену, джошу… не сказать – тоже глупо, любящие люди так не поступают. но, с другой стороны, любящие супруги и мужу не изменяют, а потом не скрывают ребёнка от любовника, становясь ещё более нервными, чем обычно.

- я привезла тебе суп, он спокойно простоит пару дней в холодильнике. и ещё картошку с мясом, её лучше съесть сегодня. поешь нормально, не доводи себя. кэтти нужно, чтобы ты был сильным. ей нужна будет твоя поддержка, - и кимберли хватается за кэтти, как за спасение. это помогает. помогает игнорировать её собственные проблемы, помогает не перекладывать ответственность за них на кого-то ещё. например, на бена, которому и без того нелегко. – не загоняй себя в гроб раньше времени. мы… не договорили с тобой тогда, - ким облокачивается на рабочий кухонный стол, неосознанно повторяя движения кэтти – она здесь всегда так делает. – думаю, ты понимаешь, что всё между нами закончилось в больнице. и ничего дальше не будет: я замужем, ты женат. у нас с тобой семьи, - она просто хочет знать, что ничего не изменится из-за тех слов, которые ей придётся ему сказать. и желательно сегодня. чем быстрее решаешь проблемы, тем меньше они портят твою жизнь. – всё будет хорошо. а кэтти поправится… - пальцами за выбившуюся прядь волос, взглядом за его осунувшееся лицо. ну нельзя же так сильно любить человека, который тебе не принадлежит и никогда не будет принадлежать. это способно пробить дыру в сердце и, кажется, уже пробило.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

5

холодный разум, которому отчаянно привык доверять ломается, рушится под тяжестью \неправильный и не понятных\ чувства. надо же, где-то его схема, отрепетированная годами, дала сбой. бен не может сосредоточиться и думать он тоже не хочет. он любит кэтти, потому что он ее выбрал. в ней есть что-то особое. то, почему у нее все же кольцо на безымянном пальце. но кимберли он любит больше. потому что она его прошлое, а в настоящем - погибель. он бы вырвал ее из сердца с мясом, зная, что предстоит выть зверем, что назад пути и дороги нет. но он не может. не хочет. она словно кровью по венам. и все же, он любит кэтти. должен любить ее. но почему-то уверен, что ребенок станет для их отношений концом. потому что это то - единственное, что могло сплести их будущее в одно. а теперь на том месте лишь пустота. он любит кэтти, поэтому ее отпустит.

а может не стоило всех этих таблеток? всего того, что делал? может это все - его вина? хотя доктор утверждает, что нет. так просто бывает. переволновалась, лишние физические нагрузки. надо же, он питает какие-то чувства к женщине, которая из-за него страдает. а страдала бы еще больше, если бы узнала правду. но будущее... разве оно возможно с кимберли? у которой семья, любящий муж. разве он имеет право это рушить. хочет ли? бен поражается, что готов быть у ее ног. в буквальном смысле. и делать для нее большее, чем для кого-то в своей жизни. чертова эверс! нельзя так впиваться в глотку своими ногтями, нельзя так любить и ненавидеть одновременно. желать быть ее защитой и самым коварным демоном. нет, у бена ханта больше нет холодного ума. мозг и голова кажутся одним расплавленным целым. и он, словно раненый зверь, падает на кровать.

далее все, как в тумане. заботливо держать руку жены в больнице. говорить, что все будет хорошо и она поправится. кейт и тут держит лицо. как будто бы сейчас из коридора выйдет фотограф и снимет ее для обложки журнала. он сам просит ее плакать, но она не издает ни звука. лишь тихое: "я тебя разочаровала?"
нет. я сам себя разочаровал.
доказывает ей обратное, гладит нежно по руке. и почему-то чувствует, что все это - конец. она не справится. он знает это и без психотерапевта, который приходит к его жене второй день подряд. и констатирует у нее глубокий шок и депрессию. будто бы хант об этом ничего не ведает. ему долго придется носить на себе этот взгляд. мутный, несчастный, пустой и отчаянный. в ней все разбилось. и это никак не склеишь. и бен любит ее. поэтому не может бросить на произвол судьбы. он приходит домой, разгребает работу, ложиться спать. о еде и прочем не думает. лишь о душе. и о том, что надо бы поговорить с ким и сказать ей, черт подери.

он бродит по пустоте дома, словно загнанный зверь. уют здесь создавала жена. а теперь - место без души. а есть ли у него душа? после всего? после того, как его губы в порыве и отчаянье накрывают губы другой женщины - желанной, любой. сколько боли он причинит ей? нет, она бы никогда не смогла быть на месте кейт. эверс - это другое. запредельное, сокровенное, - прости... - срывается с придыханием, попыткой набрать воздух в легкие, разглядеть ее лицо. женщину. рядом с которой каждый раз дает слабину. ломается, гнется, как будто бы раскаленный метал. а дальше? ведро ледяной воды на голову - отрезвлением.

- ей плохо. у нее пустые глаза и проблема сейчас не в физическом, а в моральном состоянии. она решила, что меня подвела. хотя, я рад, что не придется менять подгузники ночью. но такую цену за это удовольствие платить не готов. ее выпишут через несколько дней. и ее нужно будет водить на приемы, - он выкладывает ей все, как есть. без всяких украшений ситуации. просто сухая сводка новостей. будто бы боится выдать, что ему тоже больно. потому что не уберег ту, за которую брал на себя ответственность. обещал же перед алтарем. и в горе, и в радости. обещание он не сдержал.

- спасибо, - он ставит все в холодильник привычными движениями. не то, что он не любит или не умеет готовить. просто до этого не доходят руки. а кимберли. она здесь. рядом, - тогда и я должен тебе кое-что сказать. чтобы прояснить картину.
бен замечает ее схожесть с кетти в этом маленьком движении. а затем достает из шкафчика стакан и виски. она за рулем - ей нельзя. да и после ранения. жидкость прямо течет в бокал. все ее слова будто бы перечеркивают все эти месяцы. и правильно согласиться. отпустить. уехать далеко и не лезть в ее жизнь, но разве это будет честно? нет, - я тебя люблю, - вот это запредельная честность, - черт, ким. да, я люблю свою жену. но ты... это совершенно другое. я люблю тебя больше, понимаешь? намного, иначе всего, что было между нами - не было бы, - да. интрижки случались и раньше. короткие увлечения. без чувств, обязательств. ему хочется повысить на нее голос, чтобы донести до нее то, что он ее любит. но разве это правильно? хант знает все о человеческих пороках, но не ведает о добродетели. потому что не может это контролировать. а для него это слишком важно.
он плавно делает глоток, - я думаю, что между нами с кэтти все вскоре закончится. я не могу ее больше мучить. ей нужен другой мужчина, который похож на твоего мужа. а не я, который вечно в работе, командировках, преступниках и со своей карьерой. я - не лучший отец для будущих детей. мне мало одной ее, но, как там говорят... если любишь - отпусти. и тебя я тоже готов отпустить, хотя не хочу этого, - подойти в ней плавно, заглянуть в глаза. нет, ее нельзя просто выкоренить из тела, - если хочешь знать, терять тебя тогда было больно. сейчас будет еще больнее, - шепотом. почти касаясь ее губ. зная, что можно, играя почти что на грани. а где эта черта? где она вообще проведена?

мучительно больно ее не касаться. не позволить себе ничего лишнего. играть, но в тоже время говорить. о важном, - и ты была права. насчет дилана. возможно, ему подгрузники я бы и менял, - нервно усмехается, - я люблю тебя до безумия, черт тебя дери, - не выдержать. прижать ее к себе, поцеловать еще раз. последний? кто его знает. насытиться не насытившись длинным поцелуем, держа в руках ее лицо, - но ты права. у тебя есть семья. свою я уже разрушил. я не думаю, что имею право лезть в твою.

если любишь. отпусти. и он отпустит. отойдет поверженным. чтобы она была счастлива. не с ним.
наверное, это и есть высшее проявление чувств. удивительно, что бен хант вообще умеет что-то чувствовать.

+1

6

кимберли врёт и себе, и окружающим.
кимберли хорошо играет роль, у неё вполне правдоподобно получается. но никто не знает, что очень часто ким ловит себя на мысли, что всё это – не с ней, что всё это – не её жизнь. она просто не может быть десять лет в браке, и семилетнего сына у неё тоже не может быть. ким так и не выросла из студенческих порванных на коленях джинсов и спадающей с левого плеча футболки бена. она так и осталась всё той же девушкой, которая обожала танцевать до последнего и подбивать друзей на глупости. ким нравилась её жизнь. до того, как она перестала что-либо в ней понимать.

кимберли не может вспомнить, почему когда-то вообще вышла замуж за джоша. он ей даже не подходил. но он казался ей надежным, верным и заботливым. она его любила, как могла, тем кусочком сердца, что не был занят беном. он подарил ей крепкий брак, уютный дом и любимого сына. всё то, от чего кимберли бы, не думая, отказалась, предложи ей джинн из волшебной лампы вновь вернуться на десять лет назад и сделать всё по-другому. сейчас брак с эверсом кажется ей ошибкой. / сына ошибкой она не считает /. но может… стоя на кухне, принадлежащей другой женщине, ким думает о том, что развод – не такая уж и страшная вещь. они могут расстаться с джошем друзьями. она сделает аборт, не сказав ему и бену. и у всех всё будет хорошо. джош и окружающие, разумеется, не поймут. но какая разница. объяснять, почему счастливый брак её душит, кимберли не хочет даже самой себе, не то что кому-то ещё.

бен говорит о кэтти, о своем нежелании иметь ребёнка, и ким до боли прикусывает щеку изнутри. она вляпалась и сделала это по полной программе. она стоит в тупике, разглядывает его и думает, что лучше бы разглядывала темноту. или предохранялась лучше. / развод и аборт в тайне - всё ещё кажутся вполне ничего вариантом /. жизнь – сплошное разочарование, а ким бы хотелось фабрику по исполнению её желаний. раз – и нет ничего. два – всё, как хотелось и ничего лишнего. три – прикусить щеку снова, хороня надежды на то, что всё будет безболезненно.

не будет.
будет больно, тяжело и неудобно.
кимберли это как-нибудь переживёт. она не из тех, что бегут от проблем.

ей хочется его остановить. просто закрыть ему рот руками и не слышать то, что он собирается ей сказать. ким умеет читать бена ханта, насколько бы он ни был непредсказуемым, она его знает. и знает слишком хорошо, чтобы понимать – всё, что он скажет, ей не понравится. только добавит проблем в копилку. а видит бог, у кимберли эверс проблем сейчас достаточно. она упирается взглядом в столешницу, словно пытается найти в ней что-то. он говорит, что любит, и что-то привычное, удобное с треском рушится в её мире, в её голове, в её душе. не то чтобы ким никогда не слышала от него подобных слов… - я знаю, бен, я знаю, - ким поднимает взгляд, упирается ему в глаза. её разрывает на две половинки. и та, которая его любит, – гораздо больше той, что любит джоша и даже её саму.

он говорит и говорит, и говорит, и желание закрыть ему рот руками становится всё сильнее. а если нет, то заткнуть себе уши и речитативом повторять «замолчи». он рушит свою семью. он делает то, о чем кимберли его никогда бы не попросила. он просто…! почему сейчас? кимберли стискивает руки в кулаки, ногти впиваются в ладони. отпустить… вот так? за эти месяцы, что они тайно встречались, ким наконец-то снова почувствовала себя самой собой. джош был идеальным мужем, отличным отцом, но бенджамин – он был просто её человеком. он её понимал так, как не понимал никто другой. он был её лучшим другом. он был почти она сама, а сейчас говорит, что отпустит. и первый раз за сегодняшний день кимберли чувствует злость. пусть, пусть она сама всё решила, расстаться, жить каждый своей жизнью. почему бен не мог бороться за неё? самопожертвование – никогда не было в его характере. черт бы его побрал!

бен держится на почтительно-мучительном расстоянии. ким сама его оттолкнула, но сейчас ей хочется притянуть его обратно, сказать, чтобы заткнулся и перестал добивать. лежачих не бьют. а она сейчас именно, что лежачий. любовь и семья. две противоположные чаши весов. так какая перевесит? кимберли знает ответ, но пока не озвучивает его даже самой себе. она никогда не была семейным человеком. ответ очевиден.

она отвечает на его поцелуй, пальцами – в волосы, оставляя дорожки. – бен, послушай, - попытки кому-то что-то доказать? через разговор с ним решить что-то для себя? кимберли могло бы быть стыдно за то, что она думает сейчас о себе, а не о бене или о муже, или о кэтти, например. но ей не стыдно. она не знает, что делать, кому разрушить жизнь? бену, себе, всем подряд? джош будет счастлив, узнав о ребёнке. и, если повезёт, он никогда не узнает, что этот ребёнок – не его. бен – ну, ким точно не может предсказать его реакцию. зато может предсказать свою – ещё один ребёнок поставит крест на её карьере. она слишком хорошая мать, чтобы сбагрить двоих детей на нянек. блять… видимо, испортить жизнь всем – тоже вполне ничего вариант. и ким, разумеется, выбирает именно его.

- я люблю тебя и ценю твой благородный поступок отпустить меня. но ради бога, бенджамин хант, почему ты не борешься за меня? почему ты со мной соглашаешься? – кимберли сжимает виски руками, пытаясь унять свербящую боль. – почему, бен? откуда это самопожертвование? - ким останавливается, замирает на секунду. – ты действительно готов меня отпустить? «у меня своя семья, а у тебя – своя» – дурацкие отговорки. у вас с кэтти должен был родиться ребёнок. я могла спать с мужем подруги в тайне от неё, но забирать отца у её ребёнка – нет. вот почему я хотела с тобой расстаться. а ты сейчас говоришь мне, что отпустишь кэтти. и меня заодно. почему именно сейчас, бен? – она проглатывает разочарование от того, что он, в который раз, не стал за неё бороться. тогда тоже ким предложила расстаться, и он с ней согласился. она не знает, чего ждала. но разочарование почему-то всё равно оказывается слишком сильным и слишком горьким. – я – не моя семья. и джошу я не пара. у нас хороший брак. но только я в нём счастливой себя не чувствую. а ещё, - момент «испортить жизнь всем подряд», - я беременна. шесть недель, - если он сложит два и два, то поймет, что ребёнок – его. - скажи мне ещё раз, что ты готов меня отпустить, пусть это и будет больно. скажи, и я снова уйду к другому мужчине, но больше уже не вернусь, - а заодно откажется от всего, чего когда-либо хотела. ким не хочет детей. но это-то его ребёнок.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]
[SGN]///[/SGN]

+1

7

и что-то в ней изменилось.
неуловимо. немыслимо. бен не может понять, что именно. то ли смотреть стала по-другому, то ли еще что-то. и спрашивать о чувствах не нужно, все ведь видно, как на ладони. ее терзания совести тоже заметны пусть и едва. мимической морщинкой на лице, испариной возле ключицы. он знает, что она его любит, по своему любит. но есть одно "но". эверса она тоже любит, иначе не бежала бы к нему с совместных встреч. и рушить все это своим эгоизмом ему неправильно, черт дери. и этот ребенок кетти, который свалился на голову, как гром среди ясного неба. нет, он бы любил своего отпрыска, но никогда так, как любил женщину напротив. делить ее с кем-то становилось невыносимо. в отличии от всех его интрижек, коих было множество только она имеет реальное значение. и бенджамин бы с сердцем ее из себя вырвал, если бы это помогло. но это не помогает. вляпался.

они оба запутались в собственной лжи, в собственных чувствах. казалось бы все ясно и просто. но семьи рушить никто не собирается. доказывают обратное, целуясь на его кухне. морозом по коже, как хочется ближе. дальше. как хочется украсть ее и увести куда-то далеко. прочь из этого города, подальше. там, где никто не знает о счастливом семействе эверс. и не судачит о любовных похождениях ханта. впрочем, как будто бы их обоих это слишком заботит. плевать. рядом с ней плевать.
- прости. я слушаю. я... - оправдывается. только с рядом с ней. запутала в своих сетях и еще что-то возражает. так нельзя. развестись с кэтрин и бросить все кажется хорошей идеей. джош - не бен. тот позаботиться о ким, заберет ребенка с занятий, будет ждать ее после работы. и готовить самую вкусную в мире еду. он будет заботиться о ней так, как примерные мужья во всех этих фильмах - дежурно, по всем этим писаным правилам. бен же так не может. его забота заключена на каком-то инстинкто-зверином. и это слишком трудно объяснить. может быть она как раз и заключается в том, чтобы уйти? оставить то, что тебе принадлежать не может, покончить с этим. и не рушить еще одну жизнь?
- нет, послушай. я не хочу тебя отпускать. черт, кимберли, - с ней все куда-то девается и все не так, - сначала ты говоришь мне, что у тебя своя семья и ты хочешь расстаться со мной, а теперь я не борюсь за тебя? кэйт просто заслуживает лучшего. а ты... если твое решение вернуться к мужу, то мне придется его уважать. но я не хочу. отпускать... тебя.

уже раз отпустил. когда наговорила лишнего, когда поругались. и решили разойтись, как в море корабли. когда понял, что ее душевные страдания из-за него. он не мог причинять боль ей. и видеть, как она разрывается между ним и нормальной жизнью. с беном жизнь никогда не будет нормальной. он будет работать и срываться по ночам, пропадать в чертовом фбр сколько потребуется, расследовать преступления. кейт на это была не согласна. а предлагать половину себя кимберли он не намерен. а дальше она ошарашивает его. два чертовых раза. сначала словами про брак. затем о ребенке.
он удивлен. слишком удивлен, чтобы что-то говорить. как можно отпустить ее, когда...
- это... мой ребенок?
для проформы. по глазам все видит, хотя в собственных пелена. как так вышло? ведь они всегда были предельно осторожны. шесть недель назад. кажется это было в загородном отеле, в том самом лесу, когда они выпили вина. он еще интересовался, не забыла ли она о своих таблетках и точно ли хорошо чувствует себя после смены. хотя для джоша и кейт у них обоих была смена и роскошь - пропасть на полтора дня. проснуться вместе. поцеловать ее в лоб - такое простое действие, вызывающее трепет в душе. и сейчас... пусть это все ошарашивает, но что-то незнакомое рвется наружу. что это? бабочки, которые следовало бы убить?

- черта с два я теперь тебя куда-то отпущу, - подойти к ним, одним движением к себе - за талию. пусть и резко, - черт, кимберли, - она была беременна, когда эти ублюдки пытались ее убить, - значит я правильно сделал, что пристрелил того подонка, - вот тебе и романтика от фбр, - я просто был уверен, что там тебя что-то держит, - бен далеко не идеал, он не хороший семьянин, а еще и ужасный друг. хотя, их с эверсом уже мало что связывало. наверное, он оставался рядом с ним исключительно ради его жены. потому что не смотря на прошлое, хотел ее видеть, - прости... я думал, что ты этого хочешь и так будет правильно, - вдохнуть ее запах. еще раз. будто бы пьяный. ведь это все меняет. совершенно все. у них будет ребенок. только вот это все объяснить остальным. сейчас плевать. и говорить ничего не хочет, потому что. не знает, что делать. делать аборт вроде еще не поздно, - как давно ты знаешь? - ему интересно, почему не пришла и не сказала раньше? не призналась. они бы придумали и решили что делать. а может быть, как и он. решила пожертвовать своим счастьем ради любимого человека. как же они похожи. мерзавцы, обманщики, которые честны лишь с друг другом. и любят на самом деле только друг друга. все чувства к кейт кажутся вдруг привычкой, каким-то наваждением. лишней обязанностью, которую не хочется исполнять. даже если следует поступить красиво.

- ты хочешь его оставить? - тут дело в другом, - ты ведь говорила, что не хочешь детей, - они  тогда, когда речь шла о ее карьере. о том, что она желает построить. бен смотрит на нее. бережно, осторожно, - если ты этого захочешь, то должна помнить, что многим придется пожертвовать. карьерой, пусть на какое-то время. удобством в сексе, - пытается пошутить, будто бы в таких ситуациях шутят. они стоят по среди его дома не \не\ их кухне. двое любовником, любимых, - но... просто забудь, что я говорил тебе о детях. это все меняет, потому что это твой ребенок. наш.
потому что роднее ее нету. бен не может это объяснить, но с самой первой встречи зацепила. и не отпускает. как будто бы привязала к себе. и тогда, когда они расставались, ему отчаянно хотелось к ней вернуться. но он себе не позволил. не надо пытать надежд, что во второй раз не будет так же, - а еще смириться со мной, моим ужасным характером. и реакцией кейт и джоша, - потому что все тайное рано или поздно станет явным. даже если они уедут... да и к тому же, они не смогут без дилана. он знает, что сына она любит. да и бен его любит, потому что просто любит и точка. он ведь ее. пусть только на половину, - знаешь. я отпустил тебя один раз. будет глупо вновь повторять эту ошибку.


[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » тишина отзывается мудростью громче слов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно