Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » My name isn't Alice


My name isn't Alice

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Сакраменто | 25/26 июня 2021 | день/вечер/ночь/утро

Lisa Clover, Catherine Ryan
https://i.imgur.com/jFcR2bd.gif


OST: Alice (Lady Gaga)

+1

2

Космополитан, гламур, элль, харпер базар, мэри клэр, вог, вименс хэлф. Свежие номера пахнут типографской краской, их приятно держать в руках. Глянец ласкает подушечки пальцев, ощущение охуенно. Это не какие-то задрипаные выпуски не первой свежести, которые Лиза когда-то в превеликом количестве видела в дешманском салоне красоты в сраном Остине. Она подрабатывала там, когда ей было двенадцать, тринадцать, четырнадцать. Туда приходили тетки из ближайшей округи и перемывали кости этой самой ближайшей округе за накручиванием кудрей, пилением ногтей и чисткой пяток. Лиза же мыла там полы, а в перерывах втихую пила дрянной кофе из старой кофемашины и листала старые журналы, купленные по доллару за старость. Ее, кажется, до сих пор тошнит от вкуса прогорклых зерен, которые, наверное, стоили еще дешевле. Сейчас же премилая администраторка приносит ей чашечку свежесвареного ароматного кофе натурально как в рекламе и ставит рядом крохотную тарелочку с пирожным. Лиза улыбается, благодарит. Разумеется, все уже включено в счет приема, так зачем отказываться?

Эта клиника считается одной из лучших в Сакраменто, и Лиза отваливает приличную сумму за каждый прием. Надо сказать, оно того стоит. Гинеколог - не та статья расходов, на которой следует экономить. К ней же относятся отличный венеролог и первоклассный косметолог. Тело для Лизы - источник дохода, и поэтому оно должно проходить техосмотр прокруче, чем самая редкая тачка. Особенно в ее сфере деятельности.
Здесь Лиза наблюдается с момента своего возвращения в Штаты вообще и в Сакраменто в частности. Ее первый визит сюда был сродни атаке варвара на столицу цивилизации. Она пришла с серьезным намерением сделать аборт. Сказала: вы считаетесь лучшими в городе, сделайте так, чтобы я не сдохла. Для женщины ее профессии и с таким, как у нее, сексуальным опытом, ее представления о подобной процедуре тем не менее остались где-то на уровне средневековых. Ну, чисто как в Техасе, короче.

...Ее выскоблили на четырнадцатой неделе, профессионально и конфиденциально. Без косых взглядов, без шепота. Эта же администраторка, которая только что подала ей кофе, просто представила счет и даже не повела бровью в сторону указанной в нем услуги. Сегодня Лиза не делает аборт, но еще неделю назад, блядь, думала, что повод образовался. По какой-то ебаной причине у нее в срок не начались месячные. Может, это произошло из-за вспышек на Солнце, конечно, но все-таки земные обстоятельства куда реальнее, особенно если трахаться регулярно, самозабвенно, с удовольствием и без резинки, в надежде на таблетки, которые вроде бы не подводили. Короче, ее перетрухнуло довольно серьезно, но, как оказалось, напрасно. Лиза совершенно точно не беременна, просто случилась какая-то неведомая хуйня. У нее на почте, наверное, гиг информации с результатами анализов, в которых ей не разобраться, да ей и не нужно. Через пять минут у нее прием.

Здесь все очень цивильно, никакой очереди. Дорогие во всех отношениях клиентки приходят строго ко времени, держат нос повыше и поострее. Это все дочери, жены, любовницы и матери чьих-то крутых членов. Ну, и сестры еще, разумеется. Лиза не вписывается ни в одну из этих категорий, но ей и похеру. Ее волнуют только ее матка и ее взбесившиеся яичники.

Кроме нее в прекрасной лаунж-зоне ожидает другая женщина. Красотка. Ухоженная и, наверное, с мечом без ножен за спиной как в кино про Чудо-Женщину. Такая осанка - чтобы ненароком не порезаться. Ей назначено к другому врачу, Лиза слышала разговор. Она ее прежде не видела и очень старается не рассматривать, но что-то в ней определенно поинтереснее даже Леди Гаги на одной из свеженьких обложек. В ней что-то выдает нервозность. Возможно, руки. Она незаметно прокручивает кольцо на безымянном пальце. Потом рассеянно поправляет и без того идеально лежащие волосы. Иногда она заглядывает в телефон, скроллит ленту, может, инстраграма, но как будто ни за что на самом деле не цепляется взглядом, а когда доктор лично приглашает ее, то словно приходит в себя из оцепенения. Лиза идет на прием минутой позже.

Отредактировано Lisa Clover (2021-09-15 22:45:38)

+1

3

В фильмах обычно трагедию для недалеких зрителей выражают через крупный план страдающей/рыдающей/истерзанной/сокрушенной физиономии главного героя, на фоне заунывной мелодии, обычно, скрипки или фортепиано, которая всю душу выворачивает, в поисках которой ты несколько часов просидишь в AppleMusic, чтобы потом под нее сидеть у окошка и мечтать, как вспорешь себе вены, также трагично и прекрасно смотрясь в ванной. Творцы фильмов вообще романтизируют смерть, самоубийство и кровь. Ну, конечно, кому понравится смотреть на отечное голое тело, вымазанное грязными красными потеками, выкатившиеся глаза и замерший в немом крике рот, вокруг которого отчего-то резко проступившие морщины прибавляют главному герою свершенной ошибки лишний десяток…
А почему Кэт вообще думает об этом?
Мысль о том, чтобы романтизировать свое горе, посещает голову миссис Рейн как некая спасительная соломинка, коснувшаяся глади замершего пруда, чтобы растревожить и запустить мыслительный процесс вместо того, чтобы спокойно погрузиться на дно этого самого пруда. Внутри слишком тихо, снаружи – тоже. Стены цвета «нежного неопределенного» гинекологической клиники создают только лишний свет, от которого сужаются зрачки Кэтрин. Уже от этого процесса она испытывает боль. А еще от собственной потерянности.
- Я жду ребенка.
Чарли Рейн не меняется в лице, только поднимает глаза от планшета и переводит их на любимую жену.
- Ты знаешь, что нужно сделать.
В его голосе ничего не дрогнуло. В самом деле, таким же тоном он мог бы сообщить, что нашел нового чистильщика бассейна.
- С чего бы? – хотя в браке она сталкивается с этим впервые, но отчего-то сразу понимает, о чем говорит Чарли Рейн. Но на свой риторический вопрос она не получает ответа. Поэтому дублирует его иначе. – И что же я должна сделать?
- Ради всего святого, Кэт, - поднимается с дивана Чарли Рейн и направляется в кабинет, сообщая своей жене напоследок, - я не хочу вникать в твои эти женские штучки.
Даже сейчас Кэт как будто поводит плечами в легкой усмешке. «Ради всего святого» Чарли велел сделать ей аборт, который входит в список «женских штучек». Пусть так.
Кэтрин и сама сейчас не хотела детей, но ощущения после аборта действительно не самые приятные, как об этом рассказывают в чатиках различных социальных сетей, которые Кэт прошерстила накануне процедуры. Да, не больно, а в хорошей клинике даже вполне безопасно, но и в том, что что-то в женщине незримо поменялось тоже нет сомнений. Многие об этом писали, об опустошении, о перевернувшемся мире, о потере смысла, о страхе перед Богом и прямой дорожке в Ад. Кэт не была религиозна, ей было плевать на Бога и на Ад. Отчасти ей было плевать и на плод, которому и трех недель не исполнилось. Ей было совсем не плевать, что человек, с которым она планировала встретить старость меняет ее верность к нему на материальное благо, а возможность стать отцом – на… ни что вовсе.
В какой момент она обесценила себя?
Кэт заходит в кабинет врача, едва ли замечая еще одну женщину, сидящую в ожидании приема, хотя и листает она журнал достаточно громко. Кэт отметила этот факт, когда засмотрелась на болезненно яркий маникюр незнакомки. Тонкие пальцы с броским на ногтях лаком представились ей теми самыми длинными щипцами или приборами, которые используют для абортов. Такими пальцами можно залезть в глотку и достать матку, как распустившийся лотос из кувшина с водой.
Когда же Кэтрин выходит из кабинета, незнакомки уже нет и Кэт снова падает на диван, бессознательно обдумывая бесполезный визит. С ней все хорошо, анализы неплохие, медикаментозное лечение стоит продлить еще на месяц, у нее будут еще дети. Ощущает она себя «потрясно», а то, что внутри пусто, так это легко исправит консультация психолога, которого всегда рекомендуют в таких случаях. И у врача так удачно находится «потрясающий специалист». Может быть Кэтрин и посетит его, но не сейчас.
Миссис Рейн задумчиво загребает из вазочки разноцветные камушки, существование которых сейчас осмысленнее, чем жизнь Кэт. Она перебирает часть декора в пальцах, слыша, как открывается соседняя дверь и из нее выходит та самая женщина с хирургическими пальцами. Кэт обращает на нее свой слепой взор и различает строгое лицо с острыми скулами. Сперва ей даже кажется, что перед ней стоит Фрида Кало, и дело вовсе не в моноброви, которая у женщины традиционно разделена на положенные две, в отличие от современной гендерной системы. Дело в этом взгляде, не оставляющего тебе шанса на интригу, в глазах, в которых затеряется космос со всеми его самыми яркими звездами, настолько непроглядная густая и всепоглощающая в них тьма.
- Прошу прощения, у вас не будет сигареты?

+1

4

Гинекологиня внимательно и поэтому очень долго изучает результаты ее анализов, и Лиза терпеливо ожидает, когда же наконец она скажет ей что-то вроде: "Ничего серьезного, у вас гормональный сбой". И: "Это поправимо". И: "Я выпишу вам витамины".  Иными словами, Лиза терпеливо ожидает благоприятного разрешения вопроса, чтобы наконец испытать облегчение и перестать думать о всех возможных опасных болезнях, которые могут у нее обнаружиться. В данном конкретном моменте облегчение найдет выражение в том, что она с легким сердцем оплатит прием и отправится, скажем, по магазинам, чтобы приобрести новое бельишко. Все радости этой жизни следует отмечать тем, чтобы баловать себя, потому что в любой момент может случиться какая-то хуйня, и все пойдет наперекосяк. Например, гинекологиня наконец скажет: "Лиза, не буду смягчать удар, у вас..." - и вот дальше прозвучит какой-нибудь ужасный диагноз, после чего в кино у главного героя как раз обычно и случается крупный план.

Минута, две, три. Лиза рассматривает буклеты со счастливыми глянцевыми мамочками. Качество картинки не хуже космополитана, гламура, элль и иже с ними. Она видела эту рекламу на плазме, пока пила кофе, но не присматривалась внимательно к тому, что, собственно, в ней предлагается. Ведение беременности, сопровождение родов. Эко. Лиза отводит взгляд в сторону, за окно. Сегодня будет прекрасный теплый вечер, и просто ни хуя не сможет его испортить. Так она решила. Пусть и гинекологиня будет в курсе ее планов: Лиза теперь смотрит на нее так, словно пытается передать свои мысли. Доктор Эйприл, что за прекрасное весеннее имя, наконец отвлекается от монитора, убирает руку с мышки. Сцепляет пальцы в замок. Говорит: "Похоже на гормональный сбой, я подберу вам вариант лечения и отправлю на почту". И: "Вы начнете ему следовать с завтрашнего дня". И: "Вы пропьете курс и сразу после завершения придете ко мне". Все хорошо, Лиза кивает. Она думает теперь, что одного нового комплекта от агента провокатора будет вполне достаточно для полного счастья. Однако потом доктор Эйприл добавляет: "Вероятной причиной может быть перенесенный аборт, но я не могу сказать точно. Каждый организм индивидуален. Тем не менее обещаю, что мы все исправим". Вот блядь.
Интересно, Лиза меняется в лице или остается бесстрастной? Просто с какого-то хера в низу живота вдруг становится смертельно холодно. Психосоматика? Чушь. У нее там ничего нет: то, что мертво, умереть не может. Она отвечает: "Я вас поняла". И: "Спасибо". В этом кабинете все стерильно, слова - тоже. Во рту у Лизы грязно, на самом деле ей хочется сказать: "Отъебись". Но доктор Эйприл, разумеется, ни в чем не виновата. Она говорит Лизе: "Всего доброго". Лиза отвечает взаимностью и думает: не потребуется не один, а три комплекта.

Когда Лиза со стерильной вежливой улыбкой выходит из кабинета, чувствуя вину за то, что мысленно послала доктора Эйприл, то неожиданно натыкается на Чудо-Женщину, с которой ранее молча коротала время в лаунже. Только та, кажется, потеряла меч. Лиза думает: ее состояние, похоже, даже не на три, а на пять комплектов. И без скидок. Несчастная вдруг спрашивает у нее, у Лизы, сигарету. Разумеется, у нее есть сигареты.
- Идем.

Но сперва, конечно, они оплачивают счета. Администраторка благодарит их за визит и сообщает, что здесь им всегда рады. И дежурно желает: всего доброго. Лиза благодарит ее улыбкой Джокера и изо всех сил не торопит шаг, когда проходит через раздвижные и прозрачные как хрусталь двери. Просто после этих обеззараженных коридоров, наполненных нежным люксовым ароматизатором, очень хочется на живой, реальный воздух. Она закуривает прямо на крыльце, протягивает пачку незнакомке, дает прикурить. Дважды затягивается, прежде чем сказать:
- Херовый день? - без претензии к погоде, погода как раз отличная. Июньские вечера ее любимые - солнце не пытается никого испепелить, и в Сакраменто можно дышать полной грудью. Если, блядь, эту грудь не жмет всякая херня. - Как насчет поехать и купить дохуя белья по паре сотен за одни только трусы? И напиться халявного шампанского для ценных клиентов? - неожиданно предлагает Лиза. Просто не похоже, что эта красотка с зелеными глазами как с картинки, куда-то спешит. Она похожа на ту, кто, наоборот, на время предпочла сойти с дистанции, чтобы не заебаться совсем. - Меня зовут Лиза, - протягивает руку.

+1

5

Без лишних слов и смелым тоном незнакомка командует Кэт следовать за ней, из чего миссис Рейн делает несколько выводов. Первый: у незнакомки есть сигареты. Второй: она часто имеет дело с личностями, находящимися в творческом/жизненном/психологическом/экзистенциальном кризисе, рефлексирующими по поводу и без. И третий: она не Фрида Кало, она даже не Жанна Дарк, она - Зена-Королева-воинов. Ни о какой высокой цели не идёт речь. Только жесткий, дерзкий бой на смерть, снося все на своём пути. Это чувствуется в ее походке, в ее спине, в которую смотрит Кэт, пока они выходят из клиники.
Это чувствуется в словах женщины, когда она снова безапелляционно предлагает поехать и то ли наградить себя, то ли отомстить кому-то бессмысленной тратой денег на белье, отринув мирское бокалами шампанского. Кэтрин не знает, хреновый ли день у Зены и мстит ли она кому-то, но в самой Рейн возникает именно это желание, когда она держит дрожащими пальцами сигарету, выдыхая дым через ноздри, словно затаившийся бык, готовый напасть на тореадора.
- Кэт. - пожимает протянутую руку Рейн правой, держа сигарету в левой. - Кэтрин. - уточняет, что не кошечка она, не кошечка, а вообще непонятно что.
В своей жизни Кэт знакомилась с разными людьми в разных местах, в большинстве своём типичных своим убранством и обществом. Общие интересы как правило располагают к общению. Но никогда ещё вагина не становилась для неё предметом приобретения собеседников.
Херовый день.
Нет, не то.
Херовый хер.
Тоже не то.
Херовый брак.
Совсем нет.
Херовый муж.
Что тебя не устраивает в твоей жизни Кэтрин Рейн? Ты замужем за чертовски богатым и красивым мужчиной. У тебя есть деньги, машина, собственное дело, регулярный секс, любовь в самом потребительском и коммерческом ее смысле. У тебя есть все, о чем мечтают многие. Так чем же ты недовольна?
- Я за рулем. Показывай дорогу.
Ей нельзя мешать алкоголь с таблетками, которые она сейчас пьёт. Ей не нужно белье. Ей нужен человек. И не тот, который делает ее жизнь сложной, противоречивой, заставляя желать запретное, не имеющее никакого смысла, будущего и хорошего, но отчаянно страстного, как в дешевых любовных романах. И не тот, кто хладен к ней, когда дела не идут или когда она надевает недостаточно короткое платье для любовника, которого должна обработать для бизнеса. Просто человек. И, может, Лиза - одна из таких человеков? А, может, и нет. Кэт только знает, что яркие ногти как маяк, на свет которого она идёт.
Они едут практически не разговаривая, да и путь не самый далекий. А когда паркуются в небольшом закоулке, Рейн наконец заговаривает.
- Я вынуждена просить тебя о небольшом одолжении. Проверь, пожалуйста, нет ли с твоей стороны камер наблюдения.
Тон Кэтрин совершенно спокойный и будничный. Таким голосом она могла бы провести заказчиков по залу своей галереи и обсудить прайс-лист. И когда она удостоверяется, что под камеры она не попадает, то сладок становится звук скрежета металла о металл, когда Кэт ведёт ключом от фары до фары по безупречно чистой, блестящей, цвета спелого золота дорогой машине. Царапины получаются жирными, как мазки мастера, который не щадит красок на холст.
- Хочешь? - предлагает Лизе ключ. - Машина - мужа.
Мелкая гадкая детская подлая месть, недостойная взрослой бывшей беременной женщины. Кэт не думает о том, как ударит это по карману Чарли Рейна, в самом деле, деньги - пустяк. Но это машина Чарли. Чарли, который выбирал цвет несколько месяцев, чтобы сделать этот экземпляр своего гаража непохожим, необычным, неповторимым. Краску заказывали черт знает откуда за невероятные деньги. Это принесёт ущерб не его карману, а его меркантильной тщеславной душе.
Душа за душу, так сказать.

+1

6

Незнакомку зовут Кэт. Кэтрин. Надо сказать, имя очень подходит ее кошачьим глазам. Она, короче, не Чудо-Женщина, а Женщина-Кошка, и муж у нее какой-нибудь Брюс Уэйн, не меньше. О муже можно догадаться по примерному ценнику кольца на ее безымянном пальце: в россыпи ослепительно сверкающих бриллиантов запечатлена минимум шестизначная сумма. Лиза производит оценку мельком, наблюдая, как Кэт делает первую затяжку. У нее между пальцами словно не сигарета, а пережатый нерв. Лиза не спрашивает, в чем дело. Захочет - сама расскажет, нет - ну, может, именно взять прикурить - это то, что ей сейчас нужно, чтобы не вскрыться или не прыгнуть с моста. Просто у нее такой вид. Как будто знакомый.

Их двоих в любой момент может пропасти служба охраны и попросить прекратить нарушать порядок в столь приличном месте. Действительно, курение прямо на крыльце люксовой гинекологической клиники все равно что свежее птичье дерьмо, упавшее на до абсолютной прозрачности чистые стекла. Однако прежде, чем кто-то успевает среагировать, Кэт принимает ее приглашение и говорит, что готова ехать. Она к тому же на тачке, а это значит, что нахуй такси. Блядь, когда-нибудь Лиза раздуплится и вспомнит, как и когда надо жать газ или тормоз, и сама вернется за руль. - Погнали. - Она докуривает сигарету в две быстрые затяжки и метким щелчком отправляет бычок в урну. Кэт, разумеется, свой окурок цивильно тушит и только потом выбрасывает. Ну, блядь, и не похоже, что она снимается в сомнительном кино и водит шашни с не менее сомнительными типами. Одним словом - воспитание.

Ценник ее тачки, само собой, уже семизначный. Лиза присвистывает, садясь на переднее пассажирское. Кожаный салон и сохранность глянца, подсказывающая, что авто - новье, обязывают воспользоваться ремнем безопасности. Лиза щелкает замком, и они трогаются. Ехать, впрочем, меньше четверти часа даже со всеми красными светофорами и даже в это время. В Сакраменто наступает вечер, а значит белые воротнички начинают сворачивать свои дела и валить из офисов кто по барам и ресторанам, кто - домой.

Они останавливаются не на парковке для клиентов, а в более приватном закоулке. Лиза с удивлением смотрит на Кэт, но ничего не спрашивает, потому что спрашивает, наоборот, Кэт. Ее интересует наличие здесь камер. Блядь, да, в этом городе, как и в этой стране, мода на подсматривание. Типа, из безопасности. Типа, для предотвращения преступлений. Тогда почему Штаты - мировой лидер по числу заключенных? Хорошо смотрят, получается, но просто все ебали в рот эти камеры? Впрочем, ладно. Лиза высовывается и окидывает взглядом стену. - Чисто, - пожимает плечами. Что Кэт задумала? Если она из редких серийных маньяков женского пола и планирует ее сейчас убить, то Лиза просто охуенно удачливая, получается. На то у нее и фамилия - Кловер.

Кэт сдержанно кивает ее словам, выходит из тачки. Лиза - следом. Даже если ее сейчас усыпят салфеткой в нос, ей дохуя интересно дальнейшее развития событий. Убийство, впрочем, не происходит. Ну, по крайней мере, никто одушевленный не страдает: Лиза наблюдает, как Кэт, вооружившись ключами, рисует по капоту тачки охуенную царапину. В этот момент для тачки включается новый счетчик, но он показывает уже стоимость ремонта: старт от шести до семи знаков за несколько секунд. Лиза присвистывает. Эта царапина - текст. Этот текст, в свою очередь, о какой-то очень нехуевой трагедии. В ответ на ворос Кэт, хочет ли она поучаствовать в расправе, Лиза протягивает ладонь, и в тут тут же ложится и ключ, и фирменный брелок.
- Похоже, что он тот еще мудак, - произносит она. Блядь, неужели это чувство, которое рождается у нее сейчас в легких и похоже на пожар, и есть женская солидарность, о которой она прежде только слышала? Если так, то оно охуенно, и над царапиной Лиза старательно, с нажимом, выводит: АНАРХИЯ. Потом берет квадрат плитки, сложенной в стороне для перекладки, наверное, бордюров, или хуй знает, и прицельно бьет в центр лобового стекла. Холодная ярость - лучшая ярость. Крепкая, как холодная водка. Поясняет: - Контрольный в голову. И хуй ему, а не белье. Выберем что-нибудь для тебя, пошли!

В бутике агента провокатора Лизу знают. Куклы Барби, которые работают здесь, на поверку оказались вполне нормальными девчонками. С одной из них у Лизы даже произошел легкий необременительный роман на остаток вечера после ее очередного визита. Это, наверное, все из-за коварного шампанского, ударившего в голову.
- Добрый вечер, девушки! Чем я могу вам помочь? - одна из Барби улыбается и приглашает их познакомиться с новой коллекцией. Другая предлагает выбор - вино или, разумеется, шампанское.
- Шампанское, - отвечает Лиза. - И мы будем примерять все, - оборачивается к Кэт, цепляя черный прозрачный лифчик и такой же красный. Прикладывает к себе по очереди один и другой. - Какое у тебя настроение? Строгая вдова или развратная вдова?
- Проходите, пожалуйста, в примерочные. Мы поможем подобрать вам самый эффектный образ, - Барби движется бесшумно, ее присутствие почти незаметно. Здешние консультантки как те доктора в клинике - тоже хранят тайны.
- А может твое настроение - к черту проблемы? - очередной комплект с животным принтом вопиюще роскошен. Леопард - дикая кошка.

+1

7

Наверно, так должен выглядеть катарсис, о котором пишут в книгах и возвещают громким аккомпанементом духовых в кино. Торжественный марш, пронзительные звуки труб и громогласное завывание огромного хора должны сейчас сопровождаться замедленной съемкой режущего металл ключа и затянутой в узкое строгое платье задницы главной героини, гордо вышагивающей на шпильке. Во всяком случае, какой-нибудь голливудский режиссёр так бы и сделал.
Для самой Кэт все это удовольствие проистекает не только от процесса, но и мысли об обозримой перспективе, как ее обожаемый муж придёт в ярость от столь возмутительного поступка местной шпаны. Виновата будет Кэтрин, несомненно, ведь это она поставила машину вне поля наблюдения камер. Но, откровенно говоря, если раньше миссис Рейн с ужасом ждала этих занудных наставляющих речей, то сейчас ей действительно насрать. Она не знает, получила ли ее душа долгожданное очищение, но свою долю дзена она поймала.
Как и Лиза, судя по всему. Кэтрин заметила, как горели ее глаза и губы растеклись в хищной улыбке, когда женщина оставляла своё символическое послание неизвестному ей Чарли Рейну. Кэт и сама не заметила, что улыбается, глядя на Лизу. Что-то в этой женщине было заразительное, передающееся воздушно-капельным путём, стоило только вдохнуть чуть горьковатый запах ее духов. Лиза сейчас разбила не просто лобовуху любимой машины Чарли Рейна, она бросила голову лошади в окно богатого «мудака», создав лазейку для освобождения Кэтрин.
И ведь ничто не остановило Лизу, не насторожило. Она согласилась на авантюру быстро, без вопросов, привнеся в эту несмелую дебютную картину ярких кислотных оттенков.
Сколько раз в своей жизни она уже переворачивала мир и сворачивала горы?
И едва заходя в магазин, Кэтрин уже понимает, что сколько бы раз Лиза не становилась причиной свиста какого-нибудь рака на какой-нибудь горе, но в этом помещении она бывала часто. Издержки стресса, подавляющегося через шоппинг или профессиональный интерес?
Кэт нравится как звучит «вдова» в исполнении чуть хрипловатого голоса Лизы.
- Я хочу всё.
Кэтрин не особо разговорчива, но это и понятно. Ее языку всегда требовались мозговые сигналы, а в ее голове сейчас блаженная нагая дева рассекала по пшеничному полю, плела венки и шептала в улыбке «нам пизда».
Она хочет все, эту кожаную лямку меж ягодиц, это бюстье из одних полосок за 12 тысяч долларов. Она хочет быть вдовой Чарли Рейна, но прежде… нужно что-то придумать интересное для мужа. Машина - это только начало.
Рейн не сразу принимается за примерку, долго разглядывая каталоги с женщинами разных форм и цвета кожи, пока Лиза обстоятельно отсматривает товар и безапелляционно командует персоналом, как «своя».
- Ты - психолог или сектантка? - первый бокал шампанского Кэт прикончила быстро, чтобы не оборачиваться назад, не задумываться о произошедшем. - Покупаешь души людей с вагиной за красивое белье?

+1

8

Настроение Лизы - взболтанное шампанское, которое с хлопком выбивает пробку и выплескивается с пеной. В бокал попадает самая малость, но эти остатки особенно вкусные. Им, кстати, тут подают отличный брют. Лиза пьет с удовольствием, у нее нет планов на вечер и ночь, и она не за рулем. Она вообще из тех счастливых людей, которые могут позволить себе все и ни перед кем за это не отчитываться. Никому нет дела, вернется ли она домой ночевать, ну, кроме Сорвиголовы. У него в мисках, впрочем, достаточно корма и воды, чтобы протянуть до завтра. У Кэтрин же есть муж, он почти наверняка потеряет ее, если она не вернется домой к полуночи. Он в конце концов начнет ей названивать и, может, подключит поиск по геолокации. Он богатый, у него точно найдутся ресурсы. (Или Лиза на самом деле несчастливая, потому что нет никого, кому она была бы нужна и важна настолько, чтобы думать о ее возвращении домой до полуночи? Однако она смотрит на то, как Кэт залпом опрокидывает в себя свой бокал и думает: да нихуя, лучше пусть все остается так, как сейчас).

Барби подливают им обоим. Настроение Кэт - мелкие пузыри, рвущиеся вверх со дна. На поверхности от них не возникает ни малейшего волнения, но тем не менее они щекочут нос. Кэт тоже несчастливая, даже если муж и заметит ее отсутствие дома и примется искать. Еще она говорит, что хочет все.
- Мне нравится твой настрой! - аплодирует Лиза. Она, вероятно, чрезмерно заряжена и слишком громко смеется, но это злое веселье сейчас вполне уместно. Такой день, такие поступки. - А я ни то и ни другое, ни психолог, ни сектантка! - Лиза заходит в примерочную рядом с примерочной Кэт. Им везет: здесь больше нет посетительниц, так что у них почти что эксклюзивное обслуживание. Поэтому она и не заморачивается, чтобы задернуть за собой парчовую штору, раздевается и примеряет белье, наблюдая за собой в большом зеркале напротив.

Из соображений гигиены им дают пододеть тончайшие одноразовые трусы телесного цвета. Здорово, если бы что-то подобное существовало в жизни: типа, какая-то защита перед замужеством. Не подошло - выбрал другое, все стерильно. Если подошло - тогда можно снять пододетый защитный слой и носить приобретенное в свое удовольствие, наслаждаясь приятными ощущениями. - Я снимаюсь в порнушке, - говорит Лиза, примеряя красный комплект. Сетка с тесьмой, абсолютный минимализм без кружев, рюшей и любых других оборок. Смотрится отлично. Она выходит и заглядывает к Кэт безо всякого смущения: - Как тебе? - отходит, поворачивается на носках вокруг своей оси. - Я не придумываю, я правда снимаюсь в порно. Можешь проверить, мое имя Тэйлор Дип, - берет свои груди в ладони, приподнимает. Нет, все идеально. И пирсинг не цепляется. Лиза отводит взгляд от своего отражения, переводит его на Кэт. - Ты давно замужем? Просто подумала, что, может, у тебя есть кто-то другой, кому ты могла бы показать это, - подмигивает. Комплект, который примеряет Кэт, еще охуительней чем тот, в котором она сама. - Что ты смотришь? - смеется. - Я призналась, что снимаюсь в порно, мне можно доверять. Я никому не скажу и не буду осуждать. Наоборот, я даже буду приветствовать. Если только тачка не средство заигрывания. Кто знает, какие у вас с мужем кинки? - пожимает плечом.

Барби мило улыбаются и молча, как глухонемые, приносят очередной поднос с обновленными бокалами. Они также приносят и новые комплекты. Лизе нравится все, и чем смелее предложения, тем лучше. Она точно уйдет отсюда с чулками, поясом и трусами. Мартину понравится. Блядь, она реально думает именно в таком ключе, хотя изначально предполагалось, что спустить деньги на дорогое белье - это акция по доставлению радости прежде всего самой себе. Ну, то, что они не станут родителями, радостный факт для обоих, конечно, только Лиза ничего ему не скажет. Зачем? Пронесло же. Она встряхивает волосами, проходится взад-вперед как по подиуму. Кажется, выбор сделан. А что Кэт?

- Ты такая красотка, отпад. Бросай мужа, отсуди у него половину богатства и уходи ко мне, - Лиза тянет "о-о-о", когда Кэтрин снова выходит посмотреться на себя во всех зеркалах сразу. Они почти одного роста, но на этом все их сходство заканчивается. Они совсем разные, как будто обе не с Венеры. Ну, или Кэт все-таки с Венеры - такая она кошка, конечно, а Лизу точно сюда занесло откуда-то с колец Сатурна. - Давай еще.
Они примеряют еще, пьют еще, и по итогу обе списывают с карт круглые суммы. Напиться и потратиться - вот такие жизненные планы Лиза способна выполнять, а на что-то подлинно серьезное у нее не хватает запала. Или смелости, кто знает. Или уверенности.

- Если не хочешь домой, поедем ко мне. Я сегодня одна, у меня только пес. Купим бухла, закажем еду, будем смотреть Красотку и целоваться. Если захочешь. Целоваться, в смысле, - хохочет. Опьянение от шампанского - это опьянение особого свойства, оно щекотное и легкое, оно настраивает на то, чтобы нести чепуху. За серьезные разговоры отвечает вино, его они непременно купят, если Кэт поедет с ней. Вино же не зря используют для причащения после исповеди. Ну, какие-то из христиан точно. Лиза не сектантка, но и не особо религиозная также, да и приглашает она Кэт не на мессу, а скорее на шабаш.

Отредактировано Lisa Clover (2021-09-20 19:16:48)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » My name isn't Alice


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно