Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » gacho


gacho

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сакраменто | 18/19/20 августа 2021 |

Martin Juhl, Lisa Clover
https://i.imgur.com/mtwdTs5.gif

Gacho - a colloquialism of South Texas Spanglish which is indicative of an extremely unfortunate situation.

+1

2

Барыга уже минут пятнадцать сидел в машине, докуривая и глядя в зеркало заднего вида на припаркованные позади тачки. Через три машины от него стоял Тахо, который тащился за ним еще с центра, за тонированными в говнище стеклами водителя не было видно. Неизвестно, сколько там вообще было человек. Мартин мог бы развернуться и уехать, но какого-то хера все еще торчал здесь, докуривая подряд вторую сигарету и дожидаясь хоть каких-то признаков того, что он ошибся и это нихуя не хвост, а из тачки сейчас вывалиться какой-нибудь мужичок и потопает по своим делам. Но из нее так никто и не вышел, а Юль продолжал пялиться в черный глянец лобового стекла внедорожника в отражении зеркала. Будто если игнорировать это, то оно уйдет, как паранойя, которая ворочалась за грудиной неприятным волнением и отдавала легкой тошнотой. Сука.
Джип никуда не девался, паранойя тоже. Ебаный джип стоял на месте и, кажется, даже слегка увеличивался в размерах. Ему казалось, что он слышит гул собственной крови и уханье сердца за грудиной. Точки на часах между цифрами на панели продолжали пульсировать почти в такт пульсу, а самому барыге начинало казаться, что он ебнулся. Наверное, так и было, но опомнился он только тогда, когда истлевшая сигарета обожгла пальцы.

- Блядь, твою мать, - дернул рукой, уронив бычок куда-то под ноги, и наклонился, повозившись, чтобы поднять его и скинуть в пепельницу. Захлопнул крышку на ней, чтобы не дымило, и тут же снова сунулся вниз рукой, из-под сидения вытаскивая ствол и пихая его за пояс джинс сзади, после чего взялся за ручку. Но в тот момент, когда снова покосился уже в боковое зеркало, заметил, что Тахо вырулил на дорогу и довольно резво пронесся мимо. Скрылся за ближайшим поворотом, а Юль поправил кофту на спине и вылез, направившись к нужному дому.

С Лизой они встречались чуть больше полугода, вполне себе катило на какую-то стабильность. С Мишей было сложнее, девку ебашили гормоны на фоне беременности. Истерики и слезы его не пугали, но в связи с непонятками с русскими, да и бизнеса в целом, она блять становилась невыносима время от времени. Сначала барыга заезжал к Кловер раз в неделю, а то и в две, но встречи постепенно участились, а с отъездом Миши в Тихуану, он стал наведываться настолько часто, что стал запоминать лица ее соседей, а с лицами у него всегда была проблема. Он даже предупреждать ее перестал. Сама Лиза продолжала сниматься, дилер в принципе не давал никаких обещаний, а сейчас, с кольцом на пальце любые обещания и вовсе выглядели бы странно, так что и условий он никаких не ставил. Но у них все держалось на обоюдном влечении и в любом случае блондинка способна была вполне в один прекрасный момент захлопнуть дверь у него перед носом, а пока этого не случилось, барыга поднялся на нужный этаж и позвонил в дверь. Привалился плечом к стене у двери, прислушиваясь к звукам за ней и подняв взгляд, когда услышал звук открывающегося замка.
- Привет, - осмотрел любовницу, открывшую дверь. – Пустишь меня?

Дождался, когда Лиза откроет дверь шире и прошел в квартиру, осматриваясь. Он, в общем-то, ни разу у нее никого не застал. Вообще не знал, как у девки с родственниками и друзьями, они этим не делились друг с другом. Хотя, в последнее время Юля все подмывало спросить, надо было как-нибудь завести разговор. Он, по сути, вообще почти ничего не знал о ней. То, что она из Остина. Возможно, всплывали какие-то рассказы из прошлого, но больше истории в тему, как и у самого барыги. Обернулся, когда она захлопнула двери и прихватил за руку, потянув к себе и наклоняясь, чтобы забрать губы коротким поцелуем, почти сразу выпуская ее.
- Чем занимаешься, м? – поймался взглядом, улыбнувшись и почти сразу нахмурившись, когда увидел темный след на острой скуле. – Какого хуя?.. – прихватил девку за шею, всматриваясь и убедившись, что это синяк, выпустил ее. – Это че, блядь, такое?
Она почти не разговаривали о ее работе. Ну, понятно, что смотреть одно, а слушать другое. Юль и правда спокойно относился к ее деятельности. Да че такого? Все ебутся. Она же не уличная проститутка, те собирают такой шлейф, что закачаешься. И замучаешься бегать лечиться.

+1

3

from: Pimp [8:42:30 pm]
привет я тут подумал

from: Pimp [8:42:56 pm]
давай как в старые времена

from: Pimp [8:43:05 pm]
посидим бухнем

from: Pimp [8:43:21 pm]
хорош нам уже ругаться, окей?

from: Pimp [8:43:37 pm]
мир?

from: Pimp [8:43:39 pm]
приезжай <геолокация>

Сообщения падают одно за одним, а Лиза пьет вино, вытягивая ноги и складывая их на край ванны. У нее охуенный свежий педикюр: сочный красный - это ее любимый цвет. Такой же оттенок у нее на руках, и она пальцем с этим цветом на остром ногте-стилете зажимает значок геолокации. Ее тут же перебрасывает по адресу: люксовый стрип-клуб, меньше десяти минут на такси. Это любопытно. Впрочем, Пимп всегда любил такие мажорные местечки, он цеплял там клиентов своим девочкам, и Лизе тоже. Несколько раз его за это пиздили, типа, нехера толкать свой товар в месте, где имеется собственный ассортимент. Никто же не ходит со своим алкоголем в бар, чтобы предлагать его со свой стороны стойки? А иногда он объебывался там, чтобы просто потешить себя самого красивыми телочками и почувствовать, как запах денег с их кожи липнет к нему. Ну, вроде как он не агент для порно-шлюшек, а топ-менджер какой-нибудь крутой фирмы. Сегодня, кажется, второй случай.
Лиза, правда, все же думает послать его нахуй. У них сейчас действительно все довольно стремно. Пимп нюхает порошок и, похоже, колется, и из-за этого становится невыносимым. Есть такая категория людей, которые в жизни вполне приличные и даже всеми любимые, но как выпьют, то становятся вонючим дерьмом. Вот в случае Пимпа и приема наркоты та же история, только он и в заводских настройках в целом гондон. Просто она с ним как-то справлялась все это время. Привыкла, наверное, но терпение все же не резиновое.

Лиза закрывает глаза, взвешивает все за и против относительно своего незамедлительного подъема из ванны, одевания и вызова такси до указанного адреса.

За: что бы ни происходило ей, пожалуй, немного все-таки стремно, что они пиздятся. За: им, может, реально стоит поговорить наедине, безо всяких там славянских потаскушек, которых он представляет ей как конкуренток, которые в любой момент ее заменят. Лиза не боится конкуренции, ей насрать, но ее бесит его гонор. За: пятнадцать лет ее жизни этот выебистый пидорас был с нею, а это охуеть как долго. Она как будто даже прикипела, что ли. Или ее чувствительность просто следствие приближения месячных? Ладно, неважно.

Против: ей придется вылезти из еще горячей ванны, в которую она с любовью намешала только лучшие ароматы и масла. Против: Пимп подумает, что она сучка на привязи, которая вострит на него уши при первом упоминании ее имени.

Все?

Лиза вздыхает, осушает бокал, поднимается.
to: Pimp [9:14:10 pm]
окей

Через час ее встречает фейс-контрольщик и пропускает внутрь клуба. Хостес в черной коже провожает ее в приватную комнату к мистеру, блядь, Пимпу. Мистер Пимп, смешно. Лиза даже улыбается, он всегда был чудной. Она чувствует, что, кажется, реально расположена к "поговорить" и "побухать", но хуй там.

Мистер Пимп оказывается не один, а с мистером пошли-вы-оба-нахуй-она-на-это-не-соглашалась. Лиза, короче, не запомнила его имени, потому что голова была занята другим. Она все сразу поняла. На морде мистера, блядь, Пимпа, читалось: как славно, что ты приехала, сейчас я все объясню. На морде второго: приятно иметь с вами дело, мистер Пимп. На ее лице перекос, улыбка стирается с губ, вытягивается в прямую линию. Лиза делает шаг назад, а Пимп кидается к ней.
- Эй, постой! Лиза, давай не будем огорчать уважаемого человека. Он здесь ради тебя.
- Иди нахуй, - она вырывает плечо из-под его ладони. - Так ты предлагаешь нам зарыть топор войны - его вздроченным членом в моей заднице?
- Я вообще-то здесь! - подает голос мудила. Ему за сорок, у него ранняя седина, он в костюме Тома Форда. Оказание ему услуг могло бы быть довольно приятным при иных обстоятельствах.
- Послушай меня, милая, - Пимп снова хватает ее за плечо, приближается лицом к лицу. Она на каблуках - они вровень. - Ты, кажется, стала забываться, кто ты такая, и какое твое место. Это твоя сраная работа, блядь! - у него зрачки перекрывают радужку, и дело не в приглушенном свете комнаты.
- Мне, наверное, лучше пойти, - мужик встает с недовольной мордой и делово застегивает пиджак, словно у него не ебля сорвалась, а условия контракта.
- Нет, Билли, постой, - Пимп тут же меняется, его тон становится липким, услужливым. Лизу даже подташнивает. - Просто эта кобылка с норовом, нужно ее объездить. Ты разве не хотел?
- Ты тоже ничего жеребец, может свою жопу подставишь? Или как обычно только чужие предпочитаешь? Лизать, - бросает Лиза и тут же получает по лицу.

У нее перед глазами вспыхивают искры в первый раз, а потом и во второй. Мужик, кажется, что-то кричит, и его крик исчезает в этих искрах. Лизе, впрочем, похуй. Она встряхивает головой, таращится на Пимпа, на его перекошенную обдолбанную морду. Он, кажется, снова готовится броситься на нее, но Лиза выскакивает прочь, хлопает дверью и уебывает. Если останется, то кто-то из них кого-то убьет. С большой вероятностью - он ее, но при удачном для нее стечении обстоятельств и она его: достаточно просто неудачно его толкнуть. Блядь. У нее горит лицо, и хуй пойми, от удара или от злости. Или, блядь, от обиды, не имеющей конкретного объекта. Такое всеобъемлющее чувство: Лиза выносит его из клуба с собой, несет домой. Дома прикладывает к нему лед, дома наблюдает, как это чувство обретает очертания и цвет - что-то похожее на очертание шатата Техас в заливке синим цветом. Спустя день-другой оттенок медленно густеет, как и бессильная ярость внутри нее, а потом начинает понемногу бледнеть. Ярость - нет.

Пимп ей пишет и звонит, но она не открывает сообщения - на счетчике появился значок @, потому что их число перевалило за сотню. Он названивает ей, и она отправляет его в блок. Он не осмеливается приезжать, и Лиза уверена, что и не осмелится, но только все равно вздрагивает, когда раздается звонок в дверь. Она встает с дивана и подходит к окну посмотреть на припаркованные тачки, рассматривает каждую и с облечением узнает среди них тачку Юля. Ей не было бы страшно, если бы там стоял кадиллак Пимпа, просто прежде, чем открыть дверь, она взяла бы биту, а затем ебнула ему промеж глаз вместо приветствия.
- Привет, - Лиза заглядывает Мартину за плечо. - Ну, если Бред Питт не претендует на меня, то пущу, - улыбается она, пропуская его в квартиру. - Ты единственный.

Единственный среди нереалистичных вариантов - безусловно, но и среди реальных - тоже. Вот уже с полгода Лиза ведет чрезвычайно пристойную личную жизнь, в ее койке кроме него не бывает никто, за исключением ее пса, который приходит к ней спать и скулит до тех пор, пока она его не поднимает к себе. Так он ее охраняет. Мартин, впрочем, все равно осматривается, одна она или нет. Одна, она редко приводит к себе гостей, даже мужиков прежде и то редко и исключительно по большому желанию. Лиза целует Мартина в ответ, улыбается - тоже в ответ. Его приезд - лучшее, что с нею случалось за последние несколько дней. Впрочем, его приезды всегда делают происходящее сильно лучше, когда бы они ни происходили. Теперь - довольно часто, и не одна она это заметила. Ее соседка снизу ехидно заметила: новый ухажер? подозрительно постоянный, часто наведывается. Ее соседка снизу замужем за слизнем в очках. Она еще сказала: могли бы вести себя потише. Ее соседка за все годы брака оказывается в положении под кем-то снизу только благодаря расположению квартир. Лиза ответила: это мой муж, он недавно вышел из тюрьмы, мы налаживаем отношения. Ну а что, хоть кто-то из них двоих должен быть счастлив в браке, даже если и в липовом.

- Тяжелый день? - Лиза обнимает его. Чтобы распознать за его поясом ствол не надо обладать тактильностью слепой. Она никогда не спрашивает Мартина о делах, а все, что слышит из обрывков телефонных разговоров, остается с ней. Мартин, очевидно, не сетью химчисток владеет, и это не ее дело. Как и кольцо на его безымянном пальце. Его оно, похоже, тоже не беспокоит, оно же не горит огнем, когда они трахаются, напоминая ему о таинстве брака и всем таком. Лиза осквернила этот священный металл своим ртом уже дохуя раз. - Не занимаюсь ничем особенным, заказала доставку еды. Хотела провести остаток вечера у телика, - она поцеловала бы его еще раз, но белозубая улыбка сходит с его лица. Блядь, он так улыбается, что у нее колени слабеют, между прочим.

Мартин видит ее синяк. Она его, разумеется, не замазала, потому что никуда не собиралась и никого не ждала. Юль ловит ее за шею, предупреждая вполне понятное, но тщетное в своей наивности желание спрятать от него эту сторону лица. Он, впрочем, держит ее недолго, а потом отпускает. Лиза прячет руки в карманах платья.

- Повздорила с агентом.

Она проходит мимо, падает на диван. Очевидно, что для Мартина это не краткое изложение истории, а ее, блядь, анонс. Лиза смотрит на него, понимает, что притвориться онемевшей не получится, отвлечь его ртом иным образом - тоже. Она передергивает плечами, ее сдает ее нервозность. То ли от того, что ситуация была пиздец, то ли от того, что не привыкла не только к тому, что охуевший агент может ее лупить, но и от того, что прежде ей не доводилось никому жаловаться на обиду. Сейчас эта самая обида как будто подергивает ее скулу нервным тиком, и Лиза рассказывает Мартину все, начиная с первого сообщения от Пимпа. В самых ярких красках, как ее ногти.

+2

4

Раздражение накрывает барыгу моментально, ему для этого много не надо. Это ощущение вмиг разгорается за грудиной таким жаревом, что одежда должна была дымиться. Но никакого дыма нет, только стиснутые зубы, пока Лиза находит, кажется, вполне очевидный ответ. Юль не хотел ее ревновать. Если бы начал, то девке пришлось бы попрощаться с привычным занятием и найти что-то менее телесное. Это сейчас и не только ревность была. Чистое, совершенно незамутненное собственничество. Почему он не трогает бабу, которую ебет, с которой практически живет, а кто-то распускает руки? Это ненормально. Это пиздец. Мартин умел быть охуенно неприятным с людьми, которые ему не нравятся, а сраный Пимп не нравился ему с самой первой, блядь, встречи, когда Юль даже имени его еще не знал. Однажды на Мишу наехали мексы, решившие, что она перебивает им торговлю метом в городе – подожгли трейлер, в котором ее закрыли. Он чудом успел до того, как она задохнулась, но вместе с ней он нашел тело своего ближайшего сподручного тогда. Ебучие мексы. Юль не стал никуда их закрывать. Они с Алленом нашли хуесосов, облили бензином и подожгли, а потом стояли над горящими телами, пока одежда пропитывалась запахом горящего мяса. Пока крики не прекратились, а потом еще какое-то время, чтобы после прикопать тела в ближайшей лесополосе. Настолько барыга не любил, когда трогали что-то, что принадлежало ему.

Впрочем, раздражение, быстро переходит в злость, пока он слушает ее. Слушает о том, как этот санный ушлепок пытался подложить Кловер под какого-то дружка и, в целом, понимает, что эта ситуация, скорее всего, была не единственной за все их плодотворное сотрудничество, что только усугубляет всю эту историю. Он сейчас слабо понимает, что накрутился еще до того, как услышал все это и поэтому вся, пока что только мысленная, злость достается злоебучему Пимпу.
Апогеем история становится, конечно, то, что явилось началом рассказа – удар.
Расслабленность у барыги бывает разной. Злость тоже. Он может рвать и метать зверем, а может довольно сдержанно накручивать ключи от тачки в пальцах, как делал это сейчас, какое-то время глядя на свою руку, пока Лиза не закончила свой стремный рассказ и в комнате не повисла тишина. Конечно, он попутно уже в красках представил, что сделает с агентом при встрече – засунет ему ствол в пасть до упора, так, чтобы засечка прицела вспорола горло, а потом нажмет курок и проследит, как пуля выплюнет кроваво-костное крошево из его тупой башки. Он думает об этом, уже стоя у окна и неосознанно оглядывая парковку, и провожая взглядом прохожих. Думает об этом всего с минуту, но потом резко снова переключается на блондинку, разворачиваясь к ней.

- Я разберусь, не парься, - у него была с собой трава. Она действовала всегда безотказно, но откровенная обида в голосе любовницы казалась сейчас важнее, чем раздумья о смерти ее агента, поэтому барыга подходит ближе и присаживается на корточки у нее ног, заглядывая в глаза. – Хочешь, отрубим ему нахуй руки, мм? – выглаживает  ноги под коленями, где тонкая чувствительная кожа, всматриваясь в светлые глаза. Его собственная радужка все еще поведена сталью, но близость Кловер позволяет отвлечься слегка, и он хочет отвлечься от этого говна, поэтому наклоняется, чтобы ткнуться мордой ей в ляжки, глубоко вдохнуть и вымазаться в запахе ее кожи. Это отвлекает его не хуже травы. Все последние дни были трудными, но думать сейчас об этом уже не хотелось, потому что забитые ладони уже скользнули по ногам, ныряя под юбку платья, а сам он подался вперед с напором, заставляя девку развести ноги, пустить себя вперед. – Завалю, блядь, этого козла, - цепляет блондинку за бедра и сдергивает к краю дивана, чтобы ткнуться губами в круглый лобок, поверх тонкой ткани трусишек. От нее так пахнет, что у него башка едет и становится плавно на все в этот момент. Отстраняется, цепляя тонкую резинку белья, чтобы медленно стянуть ее с бедер, дав девке приподнять задницу. Он блядь настолько на ней сосредоточился, что его прет с того, как ткань съезжает по белой коже. Это как разравнивать дорожки порошка или как забираться в мягкую койку после охуенно тяжелого дня.
Стягивает тряпицу ниже колен и оставляет девке самой вытянуть из нее ноги, пока расстегивает и скидывает кофту, оставшись в майке. Вытягивает оружие из-за пояса и откладывает на столик. Барыга не думает уже ни о ебучем Тахо, ни о ебучем Пимпе, он ныряет обратно между ног Кловер, чтобы жадно вмазаться языком в ее промежность и дав закинуть ноги себе на плечи.

Отредактировано Martin Juhl (2021-09-27 23:13:18)

+1

5

Пока Лиза говорит, Мартин молчит. Ну, не идеальные ли отношения? Да, могли бы ими быть, если бы она высказывала ему за какую-нибудь бытовую хуйню, но что-то такое возможно у пары этажом ниже, а у них возможен только пиздец. Лиза кривит губы в усмешке, вынимает руки из карманов и снова не находит, куда их деть. Обнимает себя за плечи. Она расклеилась и ненавидит себя за это. Осознавать свою уязвимость - паршиво, а показывать ее - вдвойне.

Лиза смотрит на Мартина, он загораживает собой окно. Одно целое и два других - тоже, потому что кажется, будто он поглощает свет. Нет необходимости видеть его лицо, чтобы знать, как крепко пережаты его челюсти. Он в статике похож на атланта, который на своих плечах держит не небо, а собственную злость. Эта злость не появляется сейчас, из-за ее, Лизы, истории, но словно всегда существовала неотделимо от него. Мартин, похоже, с нею родился, иначе как бы он смог столько ее накопить? Лиза ощущает его злость каким-то своим внутренним змеиным чутьем, заставляющим ее всегда держать хвост при себе. И эта злость работает в нем как ебаный радиоактивный уран. Ее энергия может расходоваться в мирных целях. Ее хватит, чтобы питать электричеством город, а Лиза рядом с ним горит с мощностью сверхновой звезды. И эта же энергия может стать оружием против какой-нибудь Хиросимы. Лиза ни за что бы не захотела испытать ее на себе в полную силу и превратиться в отпечаток собственного силуэта на обшарпанной стене.

...Мартин вдруг оборачивается и перехватывает ее взгляд. Лизе на мгновение кажется, что ее застали за чем-то непристойным. Ее. За непристойным. И ей даже как будто неловко. Ну, охуеть. Чудеса неиссякаемы: то она теряется и не может дать сдачи, потому что ей съездил по лицу не кто-нибудь, а ебучий Пимп, так теперь еще это. Лиза улыбается, но безо всякого выражения. Наблюдает за тем, как Мартин сокращает расстояние между ними и оказывается перед нею, присаживается напротив. Ладно, окей, теперь она улыбается иначе. Легче. Искреннее. О Пимпе можно забыть.

Мартин говорит, что со всем разберется. Лиза качает головой: - Забей. - Она пожаловалась ему не для того, чтобы он вступился за нее. Она, если подумать, вообще ничего не рассказала бы, если бы он не появлялся еще несколько дней. К тому времени синяк бы уже сошел, а ее переживания обесцветились вместе с ним. К тому же Лиза давно привыкла, что если кому и есть до нее дело, то только ей самой, и то не всегда. Ей просто не у кого было учиться заботе о себе. Ебаные детские травмы. Может, ей стоит пойти к психологу и ныть на диване в его кабинете, а не мотать сопли на кулак на своем?

Нахуй, у нее есть антипсихолог.

Мартин не собирается лечить ей душу, у него иные намерения и другие способы переключить ее внимание. И какое счастье, что он не профессионал, иначе за то, что он с нею теперь делает, его лишили бы лицензии. Лиза быстро наклоняется к нему и целует, легко бодает своим лбом его и тихо смеется: - Хочу, и ноги тоже, - на самом деле она уже забыла, о чем речь. Терапия Мартина работает. Его прикосновения горячие, этими ладонями он мог бы плавить лед и превращать его в фигуры. Лиза - не лед, она субстанция иного рода. Хуй знает, с какой планеты ее происхождение, но ей нравится все, что Мартин с нею делает. Он трется о ее бедра как внезапно понежневший зверь, и каждое его прикосновение оказывается неожиданно мягким, но не оставляющим возможности не подчиниться. Лиза послушно приподнимается, помогая ему стянуть с нее белье. Он обещает завалить Пимпа, но в это самое время в ее мозг перестает поступать достаточно кислорода, чтобы она могла соображать: кровь стремительно приливает к низу живота. Он же не серьезно? Ведь нет? - Дьявол, да... - Лиза вздыхает через сжатые зубы, чтобы не захлебнуться всем воздухом в этой комнате сразу. Болт в языке Мартина цепляет ее кольцо над клитором, и, сука, высекает искры. Еще один такой раз и она точно кончит. Или нет. Лиза растягивается на подушках, ее ноги ложатся Мартину на плечи - его злости придется потесниться.

- Блядь, ладно, если цена этого - получить по лицу, я напрошусь еще, - стонет она, глядя на него. Вид охуенный. Он, вылизывая ее, словно проверяет чувствительность ее нервных окончаний. Лиза поджимает пальцы от удовольствия, выгибает спину. - Черт... - задирает платье, стаскивает с себя, бросает на пол. Облизывает пальцы и тянет себя за соски. В них тоже пирсинг, идеальный проводник электричества и возбуждения. - Зайдешь послезавтра? - у нее съемка и, конечно, Пимп будет там. Ему не обязательно присутствовать, но он приедет, потому что это, типа, нейтральная территория. Он предпочитает именно такие, словно только так чувствует себя уверенно. Ебаный импотент.

Лиза могла бы все отменить, но это стоило бы ей вытраханных мозгов и чека. К тому же через неделю ей нужно продлить аренду квартиры, а хозяин поднял цену. Он охуел и помимо этого вдруг начал гнать на Сорвиголову. Ну, подумаешь, мелкий взялся грызть новое кресло. Может, предыдущее нравилось ему больше? В новом он даже не сидит. Лиза думает о псе, потому что видит его. Он застыл в дверях из спальни и принюхивается. Ведет ушами, тявкает: узнал Мартина и поэтому тут же снова прячется. У них не очень ладятся отношения. Может, из зависти, что Юль не кастрированный. К ее счастью! - Сука! - Лизу подбрасывает. Если надолго задержать дыхание, то можно задохнуться. Если сдерживать стоны - тоже. А она очень хочет жить, просто невыносимо.

Отредактировано Lisa Clover (2021-09-28 22:08:05)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » gacho


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно