Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в отражениях искаженных зеркал


в отражениях искаженных зеркал

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/73Azag7.gif

https://i.imgur.com/taGHgUQ.gif

Steven Black

&

Rebecca Moreau

апрель 2020. Сакраменто, Калифорния.

все сходства абсолютно случайны.
случайны ли?

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-25 16:45:54)

+1

2

Его рабочий день каждый день зависит от того раздастся ли звонок.
По закону подлости каждый звенит он в самый неподходящий момент.

Это обычно происходит, когда ты занят другими делами, у тебя наконец-то пришло вдохновение на бумажную работу, откладываемую уже лет сто или ты на свидании с красивой девушкой, а приходится ехать на место происшествия вместо того, чтобы оказаться в ее квартире и постели. Стивен каждый раз чертыхается, стоит перевернуть экран и увидеть на нем наименование звонящего. Чёртовы операторы, они как будто чувствуют. Как собаки, которые чувствуют страх, так и операторы, будто следят за жизнью и подкидывают ему работенки ну вот тогда, когда совсем не надо!
В этот раз это происходит спозаранку. В такое время приличный хозяин даже собаку выгуливать не пойдёт, а звонок уже трещит во всю, оповещая каждое живое существо в его квартире о свершившемся убийстве. Стив лениво тянется за мобильником и прочищает горло перед тем, как ответить. Сопеть в трубку все-таки не профессионально (даже не смотря на то, что многие уверены об отсутствии в нем профессиональности в принципе).

- Стивен Блэк.
- Убийство на пересечении Четырнадцатой и Грин Авеню. Труп молодой девушки, криминалистам сейчас дозваниваемся. Вставай, Соня!
- Вызов принят. А ты, Минни, в следующий раз не могла бы начать с чего-то более приятного! Разве прилично начинать звонок с таких отвратительно сухих фактах? - перевернувшись на другой бок, он потирает щетину и представляет себе, как морщится аккуратный носик собеседницы напротив.
- Доброе утро тебе будет делать кто-нибудь из твоих одноразовых девиц, я тут работу работаю вообще-то! - она отчитывает, несмотря на то, что голос у неё мягкий, а между словами улавливается улыбка. Стив улыбается в ответ, несмотря на то, что видит его разве что его пёс и поднимается с постели.
- Да ладно тебе, я не такой!
- Да конечно. Ладно, мне надо дальше работать, а ты торопись!
- Давай. Но в следующий раз жду как минимум пожелание доброго утра!
- Посмотрю на твоё поведение!

Стив отключается и тут же поднимается на ноги. Его работа не позволяет капризничать или оттягивать время - это все-таки не офисное перекладывание бумажек. Он тратит около пятнадцати минут, чтобы сходить в душ и собраться и вылететь из квартиры к рабочей машине. Плюхнувшись на сидение, заводит тачку, от чего из колонок тут же начинает доноситься песня какого-то современного исполнителя. Три года назад его племянница ехала в этой машине и что-то сделала с проигрывателем из-за чего оттуда раздаётся только одна единственная песня Гарри Стайлза по кругу. Постоянно. Вечно. Первое время она раздражала, потом бесила, потом Стив начал напевать, а сейчас уже не реагирует. Иногда правда приходится объяснять новым людям, что это не у него такой вкус, но обычно всем оказывающимся в этой машине глубоко насрать на то, что играет из колонок.

Подъехав к месту преступления, берет в рядом стоящем вагончике с кофе картонный стаканчик с напитком и делает глоток. Сразу же и силы находятся и настроение улучшается, но вот если бы в этом кофе был бы коньячок, то он бы уже плясал от счастья.
- Ну что тут у нас? - пересекает желтую оградительную линию, чтобы подойти к трупу и...
- Это не она, - наверное, по его лицу отчетливо виден шок, иначе почему патрульный так скоро бы отреагировал и ответил. Стив наклоняется, чтобы рассмотреть девушку и присвистывает: - Ну ничего себе, - на самом деле виной всему то, что труп просто невероятно похож на одного из судебных экспертов. Стив даже оглядывается, чтобы осмотреться и увидеть её, но либо она пока ещё не подъехала, либо сегодня не ее смена. Вряд ли хоть кто-то был бы рад увидеть своё отражение в крови и на земле. Стив осматривает тело. только при более детальном взгляде понимаешь, что перед тобой всё-таки не Ребекка: другие губы, немного более широкий подбородок, разрез глаз. - Личность известна? - но ответить ему не успевают, так как подъезжает и паркуется знакомый автомобиль. Стив поднимается на ноги, переглядывается с коллегами и идёт на встречу к блондинке.
- Привет, Ребекка, - наверное, он впервые такой серьезный с той самой минуты, как им впервые друг друга представили. - Я думаю тебе не стоит этим заниматься, может, сегодня за тебя приедет кто-то другой? - говорит, при этом преграждая ей путь и старательно закрывая женщине обзор.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

+1

3

Привычно не получается нормально поспать: просыпается посреди ночи с твердым осознанием двух неизбежных фактов: вряд ли снова уснет и грядет очередной приступ мигрени, в последнее время участившиеся до неприличия. Бекка списывает все на стресс и гормональный сбой, а после выпивает таблетку триптана, запивая оставшимся с вечера вином в бокале, хотя не особенно и верит в то, что это поможет. Это скорее привычка — попытка ухватиться хоть за что-то стабильное в своей жизни, чтобы не думать о том, как остальная часть летит под откос, подобно съехавшему с рельс поезду, когда тот проезжает мост над обрывом. Фидий просыпается вслед за ней, сонно мяукая и потираясь пушистым боком о ее голые ноги: маленькому эгоистичному созданию невдомек, что хозяйка встает не ради того, чтобы наложить в миску порцию влажного корма со вкусом индейки. Он мурлычет и облизывает ее пальцы, прежде чем начинает есть так активно, точно до этого не ел с неделю. Бекка смотрит на кота, пока тот ест, забираясь с ногами на стул и лениво завтракая бананом: от головной боли подташнивает для более существенной пищи.
Звонок от диспетчера застает ее в душе, куда всегда берет с собой телефон. Фидий сидит тут же на коврике, внимательно наблюдая за тем, чтобы хозяйка не утонула случайно. Выключает воду и наспех вытирает мыльную пену с рук, прежде чем ответить на звонок. Влажная кожа мерзнет, но голос у нее твердый и спокойный. — Доктор Моро, — привычно представляется, выслушивая про найденное тело и адрес, куда нужно приехать [ хотя туда ее все равно отвезет патрульный ]. У нее, на самом-то деле, и так есть чем заняться, не считая нового убийства, но все равно бы приехала на работу до начала рабочего дня, так что быстро заканчивает принимать душ и успевает разве что наспех замазать синяки под глазами да пройтись тушью по ресницам, чтобы не выглядеть слишком мертвой даже на фоне трупов. Она умеет быстро собираться, хотя невозможность подкрутить волосы иррационально раздражает: все равно потом кудри уберет в пучок, чтобы не мешались. На прощание целует Фидия прямо в мокрый нос, улыбаясь тому, как тот забавно фыркает в ответ, и берет свой рабочий чемоданчик, который на всякий случай держит у себя дома специально для подобных случаев.
Патрульный из новеньких, так что молчит — только изредка поглядывает в зеркало заднего вида. Моро смотрит в окно: вид мелькающих мимо сонных зданий успокаивает. Таблетка немного помогает, и голова лишь фоново ноет, но хотя бы не пульсирует так, словно вот-вот взорвется. Он заранее закалывает волосы заколкой, чтобы не мешались, и, когда они приезжают на место, ровным голосом благодарит своего водителя и выходит из машины. Рассвет вступает в полные права. Ей неожиданно становится прохладно в тонкой белой блузке и черном приталенном пиджаке. Низкие каблучки лодочек отстукивают уверенный ритм, пока Бекка направляется к заградительной ленте, готовая показать карточку эксперта, как ее перехватывает детектив Блэк.
— Доброго утра, Стивен, — по давней привычке старается как можно меньше задействовать мышцы лица, чтобы не так бросалось в глаза, что левый уголок губы не двигается из-за легкого пареза. Из-за этого выражение лица кажется высокомерным и холодным — в работе это только помогает: меньше пристают с глупостями. Детектив непривычно серьезен, и это настораживает. Моро чуть щурится, пытаясь сделать шаг вперед, но ей не дают даже посмотреть в сторону лежащего на асфальте тела. Блэк говорит что-то о том, что ей не стоит видеть труп. Мозг молниеносно предполагает самое худшее: Айзек каким-то образом сбежал из очередной лечебницы, и теперь лежит там, потому что кокаин его окончательно доконал, и... Бекка делает глубокий вдох и чуть поджимает губы. Едва ли Стивен знает, как выглядит ее брак, а фамилии у них разные, чтобы отсекать только по этому признаку, следовательно, дело в чем-то другом. В чем именно, пока не знает, но в любом случае предпочитает убедиться лично. — Слушай, у меня совсем нет времени на твои шутки. Меня в холодильнике дожидаются два мертвых наркомана, сейчас шесть утра, я уже на месте и сомневаюсь, что там лежит труп какого-нибудь моего близкого родственника или друга, чтобы у тебя была объективная причина заменить эксперта, так что отойди и не мешай мне работать: чем больше времени с момента смерти, тем сложнее определить причину, — жестким и непреклонным тоном отвечает, в итоге обходя мужчину и подныривая под заградительную ленту. Патрульный, стоящий возле трупа, смотрит на нее с каким-то непонятным страхом.
  Криминалисты делают снимки: ее работа начнется только после того, как они закончат, но бегло посмотреть на тело может, чтобы понять, в чем, собственно, дело. Уголок губы непроизвольно дергается, когда видит лицо. Ладно, это действительно странно: девушка выглядит очень похожей на нее — такое же бледное, неживое выражение видит по утрам в зеркале. Наверное, она точно так же могла выглядеть, если бы лежала на месте этой девушки. Вот только смерть меняет людей. Мышцы сначала расслабляются, а после коченеют, отчего порой родственникам даже сложно опознать тело, — это может быть совпадением. Да, мало ли кто на кого похож. Это не должно отражаться на качестве ее работы. — Серьезно? В этом дело? Похожий на меня труп? — брови иронично взлетают вверх, когда она смотрит на Блэка, отходя в сторону, чтобы дать криминалистам больше места и надеть одноразовый защитных костюм во избежание засорения места преступления своим ДНК. — А если бы там лежал белый мужчина тридцати трех — тридцати шести лет среднего роста с черными волосами, небольшой растительностью на лице и любовью к дурачеству, то попросил прислать другого детектива? — фыркает, поправляя рукава задравшегося под костюмом пиджака. Моро чувствует себя практически оскорбленной: что он думает о ее профессионализме, если считает, что ее застанет врасплох необходимость работать с телом женщины, похожей на нее? С таким бы усердием ограждал от трупов, находящихся на стадии гнилостного разложения: вот уж когда начинаешь задумываться о выборе профессии.

+1

4

Несмотря ни на что, сходство просто завораживает. Кто-то там говорил, что у каждого человека есть двойник, Стивен смотрит на труп и понимает, что у Ребекки его больше нет. За спиной перешептываются коллеги, кто сонно, кто напряжённо, кто недоверчиво. Обычно на месте преступления стоит рабочий гул и никто не пускается в долгие беседы, лишь бы поскорее уехать, но сегодня по определённым причинам то и дело слышатся восклицания: «ну ничего себе», «как будто близнец». Несмотря на то, что копы, криминалисты и судебные эксперты не являются друзьями и не могут себе позволить прибухивать каждую пятницу в баре, они все равно очень часто видятся и достаточно много общаться, чтобы как минимум обратить своё внимание на произошедшее и ощутимо поморщиться. Но не от отвращения, скорее от нежелания когда-нибудь оказаться на месте Ребекки.
Которая, к слову, когда приезжает, привлекает всеобщее внимание.
Стив уверен, что все присутствующие не сводят с них взглядов, он все ещё преграждает ей видимость, несмотря на холодное выражение лица и крайнюю неспособность шутить у Моро. Выслушивает ее слова - да, она определённо права и никаких оснований у него задерживать эксперта и не допускать до работы нет. Никаких законных оснований. И пусть Ребекка всегда выглядела профессионалом и в ее компетентности сомневаться он никогда не мог, тем не менее, она такой же живой человек, как и все и может отреагировать по-разному. А истерик на месте преступления ему совершенно не хочется.
- Хорошо, хорошо, но я все равно считаю, что это не лучшая идея, - способность промолчать в него не заложена производителем, поэтому Блэк не считает нужным держать своё мнение при себе, когда женщина огибает его и, проскочив под лентой, подходит к трупу. Он внимательно смотрит за ее реакцией, готовый кинуться в ту же секунду, чтобы оттащить ее от трупа или среагировать на любую эмоцию. Но Ребекка молчит и лишь дёрнувшийся уголок губы заставляет его понять, что до неё тоже дошла причина всеобщего беспокойства.

В конце концов она иронично приподнимает брови и закидывает его вопросами. Внутреннее кольцо напряжения разжимается, Стив неопределенно пожимает плечами и ведёт головой. Патрульный в отличие от Блэка все ещё продолжает смотреть на Ребекку с каким-то безумным напряжением, как будто увидел не труп, прохожий на женщину, а как минимум приведение с ее лицом и успел пройти сквозь него. Стив бросает на него осуждающий взгляд, будто просит расслабиться и обращается к Моро: - Слушай, ну все равно ситуация так себе. Мало ли это твоя троюродная сестра или ещё кто-то, мы же не знаем твоей биографии. Вот если бы ты не игнорировала все мои приглашения на кофе, то я бы все знал и не нервничал, - она успокаивает его своей реакцией, заставляя вернуться в привычное балбесническое настроение. - И вообще, вряд ли бы у кого-то поднялась рука убить такую красивую мордашку, как мою! - нет, он правда считает, что самый красивый на свете и не зря тратить кучу времени на тренировки в зале полицейского участка, чтобы поддерживать отличную форму. - Но в любом случае, сохранять спокойствие было бы не так-то просто, - ему не хочется говорить про то, что «ну ты же женщина». Во-первых, Стивен далёк от сексизма на работе, а во-вторых, ему с ней ещё долго и нудно работать, поэтому с мед экспертом лучше оставаться в хороших отношениях. Об этом даже говорят на первой неделе обучения в академии! А, во-вторых, если бы здесь лежал труп, похожий на него, хоть другого детектива Блэк бы и не требовал, но вряд ли прыгал от такой схожести от радости и рвался бы в бой.

Стивен снова оглядывает место преступления, труп и окружающие здания, как только криминалисты прекращают свою работу и позволяют им с Ребеккой подойти к телу. На девушке хорошая одежда, не похоже, что она могла оказаться в таком районе по собственной воли, но визуально он и не видит следов борьбы. Отставляет  серый стаканчик с кофе подальше и присаживается рядом с трупом, сообщая ей то, что успел узнать, пока она ехала на место преступление: - Личность пока опознать не удалось, при себе не было документов. В кошельке лишь скидочные карты, но деньги и драгоценности, - указывает на серьги и золотую цепочку, - на месте. Орудия преступления рядом с трупом или окрестностями не найдено, гильз тоже. Видимо, он забрал их с собой, что говорит, что это умышленное убийство. Патрульные опрашивают бомжей, они обычно спят в этом здании, - кивнув на заброшенное здание, поворачивается к ней, чтобы услышать ее профессиональное мнение.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-22 09:22:37)

+1

5

Чужие пристальные, настороженные взгляды напрягают: судя по всему, не один Блэк волнует из-за схожести трупа с ней, а потому они все пялятся — патрульные, оцепляющие периметр; криминалисты, продолжающие снимать место преступления в первозданном виде до того, как его начнут затаптывать, а труп двигать для осмотра. Ей не нравится такое внимание: от него лопатки сводит в нервном напряжении, когда  непроизвольно пытается держать спину такой прямой, какой только физически возможно. Им стоит уделять столько внимания мертвой девушке, а не ей: ради чего они тут все в принципе собрались? Сжимает зубы чуть сильнее, на скуле обозначаются желваки, когда бросает холодный взгляд на одного особенно впечатлительного патрульного, продолжающего смотреть на нее, как на призрака, но хотя бы Стивен, кажется, расслабляется. Не выглядит непривычно-серьезным и снова начинает говорить глупости в своем типичном стиле. Как ни странно, это даже успокаивает: если детектив Блэк начинает мусолить старую тему про кофе, то у них совершенно обычный вызов на совершенно обычный труп. Ничего нового.
— Это не моя троюродная сестра. Если придется делать тест ДНК для опознания, то я обязательно предъявлю тебе результаты, — едва заметно хмыкает, но лицо уже не кажется таким уж напряженным: главное не обращать внимание на тех, кто продолжает пялиться и перешептываться. Это ведь практически, как в суде или во время выступления на музыкальном конкурсе: делаешь свое дело, не заботясь о зрителях. Латексные синие перчатки натягивает на руки с легким хлопком, продолжая давнюю традицию игнорирования темы кофе: списывает все на манеру общения. Все знают, что детектив Блэк любит вести себя, как раздолбай, едва представляется возможность. Впрочем, на качество работы это, на удивление, не влияет. — Думаешь, не поднялась бы рука? — скептически прищуривается и чуть наклоняет голову набок, чтобы изучить лицо коллеги, — с таким же взглядом всматривается в лица трупов, когда проводит внешний осмотр. — Мне кажется, я пару месяцев назад вскрывала парня, похожего на тебя. Его раз пятнадцать ножом пырнули, — продолжает говорить равнодушно и спокойно, но во взгляде на несколько мгновений вспыхивает смех, тут же пропадая.
— Слушай, это свежий труп. Он не гниет. Это самое главное, — в тоне сквозит легкая усталость: когда они тут уже все отпустят момент их схожести. Благо криминалисты заканчивают фотографировать тело, позволяя ей уже заняться делом, чтобы можно было сконцентрироваться на действительно важных вещах. Садится рядом с телом и открывает свой чемоданчик, начиная работать, пока Стивен говорит. Ощупывает подозрительно чистое тело, особенное внимание уделяя температуре в районе подмышечных впадин, груди и живота. После начинает изучать на ощупь подвижность нижней челюсти, шеи и головы: трупное окоченение начинается обычно с этих мышц. Меньше суток. Переходит к рукам, но те еще относительно подвижны: ниже подвижность тем более есть; ногти целые и не содранные, на первый взгляд чистые, но соскобы все равно стоит взять. Осторожно переворачивает труп набок, задирая блузку и осматривая синюшно-фиолетовые пятна на спине, которые исчезают при надавливании. Меньше четырнадцати часов. Заодно смотрит на спину, замечая несколько мелких хлопьев свернувшейся крови в волосах на затылке. Трогает рану — на перчатке остаются алые следы свернувшей крови и мозговой жидкости. — Смотри, — отодвигает светлые волосы, демонстрируя выходное отверстие от пули. — Входное, предполагаю, может располагаться во рту, но это я тебе точно скажу после вскрытия: челюсть окоченела, а убирать окоченение на месте не рекомендуется, — снова укладывает труп обратно. Глаза у трупа закрыты: намеренно или она сама их закрыла? Пятна Лярше исключаются, но Бекка все равно осматривает глаза с помощью фонарика. Голубые, как у нее. Достает из чемоданчика атропин, закапывая в глаза и наблюдая за тем, как расширяется зрачок,  прикидывая, за сколько секунд это происходит. Достает пилокарпин и повторяет манипуляцию, отсчитывая пять секунд. Делает вывод, что смерть наступила не менее двух часов, но не более пяти-шести.
— Чувствуешь запах? — внезапно поднимает глаза на детектива. — Лаванда. Можно предположить гель для душа, но, возможно, не обошлось без аромасел, чтобы заглушить первые запахи разложения. Возможно, он мыл ее: волосы слишком чистые, хотя затылок прострелен. И тело тоже выглядит чистым и ухоженным. Ногти целые: она не защищалась. Судя по трупному окоченению, реакции зрачков и трупных пятен на стадии гипостаза, смерть была порядка пяти часов назад. Может, шести. Скорее это случилось этой ночью, — выдает сухие факты без личностной оценки или предположений: предположениями занимаются детективы, тогда как задача эксперта оперировать объективными данными. О том, что сама пользуется лавандовым гелем для душа и прокладывает постельное белье, хранящееся в шкафу, саше с сушеной лавандой, не рассказывает — очередное совпадение. Многие любят лаванду: она успокаивает. — Я вытащу с тела максимум, криминалисты снимут отпечатки с пальцев, благо, те хорошо сохранились. Но если ее действительно омыли после смерти, на многое не рассчитывай. 

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-22 10:30:34)

+1

6

Вероятно, эта тема будет ещё долго мусолиться по коридорам. Не сам труп, конечно, а именно его сходство с Ребеккой. Стопроцентно коллеги ещё долго будут обсуждать, как крипово было увидеть её там на земле и как самой Ребекке потом было не дико вскрывать свое отражение.
Но в целом, когда работаешь в оперативной группе, к трупам привыкаешь: первое время, конечно, очень сложно абстрагироваться, но потом относишься к ним, как к чему-то само собой разумеющемуся. По началу трупы видятся в кошмарах, особенно изуродованные или расплывшиеся. Они преследуют перед тем, как уснуть, забираются даже в самые яркие и беспечные сны, рушат всю картину. Это происходит часто в первые дни, особенно ярко удаётся запомнить трёх первых зверски-убитых. Дальше, когда видишь четвёртый, седьмой, десятый и последующие они сливаются. Становится абстрактно беспечно, как будто перед тобой всего лишь кукла, подвергаемая тщательному анализу. Единственная проблема многих профессионалов в том, что из-за специфики работы, к трупам родных начинаешь относиться также. Так было, когда умерла его мать, альянс родственница и коллега. Стивен видел вместо потерянного человека куклу и уже начал считать, что никогда больше не сможет относиться к смерти с болью, пока не увидел в гробу единственного сына. Именно тогда он понял, что всё ещё может что-то чувствовать к смерти - отчаянную тоску добраться до убийцы и дойти до истины в деле любой ценой. Даже, если порой приходится жертвовать личным временем и идти напролом там, где никто ничего не понимает.
Блэк об этом никогда не говорил, но именно это и делает его одним из лучших детективов в участке, кто бьется именно за справедливость, а не за количество закрытых дел в оценке профессионализма сотрудника. Несмотря на его характер и весьма противоречивое поведение порой на месте преступления или в ходе расследования. Быть серьёзным постоянно ему просто невмоготу, легче отвлекаться на всякие глупости, чем снова и снова возвращаться к травмирующим воспоминаниям.

Поэтому, когда Ребекка говорит про анализ ДНК, он улыбается. Парирует: - О! Так я помимо вашего не_родства узнаю о твоих болячках и особенностях. Говорят, что в тесте ДНК можно узнать практически вс о человеке, может, там найдётся ответ почему ты так категорически отрицаешь возможность попить кофе с прекрасным человеком, - добавлять кто именно этот прекрасный человек, Стив даже не видит никакого смысла. Его улыбка говорит сама за себя и освещает пару близлежащих кварталов. - И ты врешь! Вряд ли эта земля способна сотворить сразу двух красавчиков! Тем более, я знаю практически все трупы, что через тебя проходят, - по крайней мере криминальные.

Когда она принимается осматривать труп, то здесь шуточки уже, конечно, отходят на второй план. Стив достаёт блокнот, открывает на новой странице и принимается писать на чистом листе всё то, что она подмечает. - Похоже, девятимиллимитровая, прошла насквозь, - записывает свои догадки, пока она проделывает манипуляции с глазами. - Как думаешь, он сам их закрыл? Обычно это свидетельствует о том, что убийца не просто знал жертву, но был с ней в каких-то отношениях.
Пока она пальцами в латексных перчатках скользит по коже, отмечает что трупное окоченение ещё не наступило полностью - это хорошо, чем меньше времени прошло с убийства, тем лучше.
В каком-то сериале Стив видел, как герои снимали отпечатки пальцев с век - такая чушь, конечно. Обычная киновыдумка, которой так не хватает в реальной жизни. Будь у них подобные технологии, удалось бы расследовать преступления в три, а то и в четыре раза быстрее.
- Так, погоди, ты думаешь он омывал её уже после смерти? - нахмурившись, записывает про лаванду. - По ходу он знал, что делает. Как думаешь, он сменил одежду или это та, в которой она к нему пришла или с ним встретилась? Судя по тому, что нет ни признаков сопротивления, ни драки, думаю, они были знакомы. Может, даже, состояли в отношениях. Сможешь проверить на признаки сексуального насилия особенно тщательно? Не похоже, что это просто убийство, слишком личный способ убийства - вставлять пушку в рот, а затем омывать её, к тому же гелем с ароматизаторами и маслами. Может, мы столкнулись с некрофилом.... Иначе зачем ему приглушать запахи разложения?

Поднявшись на ноги, поворачивается к экспертам. Те сообщают о следах шин и о том, что никто из опрошенных не смог ничего рассказать, что могло бы приоткрыть завесу тайны над этим делом. Стивен хмурится, черкает сведения в блокнот, затем поворачивается на Ребекку: - Позвонишь, как только будет готово? Я сразу же приеду, - этот труп не похож на обычные преступления, слишком много вопросов. Обычно все намного банальнее и проще, здесь же целый набор странностей. Блэк делает очередной глоток кофе и отвлекается от медицинского эксперта на остальных, чтобы собрать у них всю информацию, которую удалось выяснить. И, прямо-таки сказать, не густо.
Напоследок, перед тем, как уехать, он ещё раз оглядывает тело, задумчиво проводит ладонью по щетине, понимая, что здесь придётся попотеть и уезжает в участок, чтобы сделать бумажную работу и начать пробивать всё, что получится по этому делу - от данных по пропавшим людям, до камер видеонаблюдения в этом районе.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-22 12:07:13)

+1

7

— Посмертное насилие, досмертное насилие, даже специально для тебя и спецов по баллистике сделаю препарат с раневым каналом, оставленным пулей в голове, — терпеливо перечисляет Ребекка: в ее работе все проверяется с особенной тщательностью — все возможно, пока не доказано обратное. Заканчивает первичный осмотр — остальное уже нужно будет делать в морге, где больше ресурсов — и встает. — Может, ему не нравится этот запах. Или наоборот нравится лаванда. Или он чувствует вину. Или у нас начало новой серии, — пожимает плечами, избавляясь от перчаток и жестом показывая работникам коронерской службы, чтобы тело можно перевозить. — Я танатолог, а не психиатр, — бурчит уже себе под нос, пока снимает одноразовый костюм, когда Блэк отвлекается на криминалистов. Смотрит на часы: ее рабочий день фактически еще даже не начался, но уже есть срочный труп, требующий вскрытия и как можно быстрее. Распускает волосы, чтобы заколка не давила на затылок: голова по-прежнему немного ноет, и не хочется, чтобы эта боль усиливалась. — Сообщу, как только будет что рассказать, — говорит вместо прощания [ присутствовать на вскрытии не зовет: ей больше нравится заниматься аутопсией, когда никто не стоит над душой и не пытается бороться с рвотным рефлексом ] и идет к фургону, где будут перевозить труп, чтобы те заодно подвезли до работы и ее.
Не успев дойти до рабочего места и даже переодеться, пересекается с начальником: доктор Лейсманн тоже любитель приходить на работу пораньше, и пока санитары подготавливают труп для внешнего осмотра, они пьют кофе за обсуждением неожиданного свалившегося на голову нового дела, из-за которого несчастным наркоманам в холодильнике придется подождать [ их все равно находят поздно, налицо все признаки передозировки, и хоть к тому моменту, как она сможет уже ими заняться, токсикология мало что покажет, если они были накачаны синтетикой, то причину смерти определить точно получится ]. Вот только о своей внешней схожести с жертвой умалчивает: это все еще не относится к делу. Разговаривать о работе с Отто ей нравится: опытный взгляд человека, всю жизнь посвятившего судебной медицине, никогда не бывает лишним, а уж истории из практики в принципе могут лечь в основу книги, которые в последнее время становится модно писать. Но санитар оповещает о готовности, и кофе приходится допивать уже спешно, за пару глотков, однако кофеин помогает уменьшить головную боль — неплохой бонус.
Обнаженное тело под ярким светом бестеневых ламп выглядит иначе, чем на асфальте в тусклом свете фонаря: оно кажется качественно слепленной восковой куклой. Бекка вставляет в одно ухо беспроводной наушник с оперой "Тристан и Изольда" авторства Вагнера и включает диктофон, чтобы записывать все сделанные по ходу осмотра выводы, предпочитая обходиться с без помощников, когда это возможно. Сейчас, находясь в стерильном одиночестве прозекторской, может позволить себе замереть рядом с головой трупа. Девушка выглядит так, точно спит. Девушка выглядит так похоже и одновременно не похоже на нее, что от этого становится не по себе. Моро протягивает руку в перчатке и касается чужого левого виска, ощупывая тот. Никакого шрама, спрятанного в волосах. Проводит кончиками пальцев по тонким губам. Носу. Скулам. Это кажется чертовски странным, точно смотрится в собственное искаженное отражение. А после чуть щурится, замечая кое-что необычное. Наклоняется ниже, рассматривая колумелле и замечая на ней тонкий шрам в виде перевернутой буквы "М". Открытая ринопластика? Мысленно думает о том, что придется покопаться еще и в носу, чтобы понять, есть ли внутри следы от швов, соединяющих купола хрящей.
Описывает все, что видит: прическа, цвет волос, телосложение, антропологический тип, опускаясь с головы ниже, а после судорожно сглатывает, когда добирается до левой руки. В тусклом освещении на месте преступления это не было так заметно, но здесь видно четко: тонкие линии немного светлее общего тона кожи все еще видны — можно даже различить буквы. Бекке не нужно видеть их все, чтобы понять, что нам написано. — Сведенная татуировка на левом запястье. «Fear is the mind-killer», — голос все же не дрожит, когда продолжает надиктовывать. Шрифт несколько отличается от шрифта ее татуировки, и под буквами нет шрама от открытого перелома, чтобы делать однозначные выводы, значит, нет никаких причин отказываться от проведения вскрытия. Она заканчивает с описанием и вызывает санитара: ей нужна банальная физическая помощь с тем, чтобы открыть рот жертвы, скованный трупным окоченением.
Когда завершает аутопсию через несколько часов, то звонит детективу Блэку, приглашая заглянуть в гости, чтобы увидеть кое-что своими глазами, пока в висках бьется пульс. Руки не дрожат, несмотря на легкую тревогу, растущую в ней по мере того, как анализирует состояние тела жертвы, и сортируют пробирки и препараты с образцами, которые следует отправить на дальнейшие исследования: биопсия, токсикология и прочее. Мозг пока маринуется в специальном растворе, чтобы затвердел и можно было сделать качественный срез для баллистической экспертизы. В ушах продолжает реветь оркестр: опера играет по второму кругу, и Бекка вздрагивает, когда хлопает дверь, ведущая в прозекторскую, резко поворачиваясь в сторону звука, но обнаруживая там только Стивена. На ней все еще надет хирургический костюм, а вымытый резиновый передник висит отдельно. — Пока это только предварительные данные, оформление для бюрократов сделаю сегодня вечером, — привычно комментирует и жестом приглашает подойти коллегу ближе к телу, чтобы показать результаты своих поисков, так сказать, наглядно. Выключает наушники и меняет перчатки. Делает глубокий вдох, пока стоит к нему спиной, а после с привычным хладнокровным профессионализмом начинает.
Тело действительно мыли. Никаких следов насилия: ни сексуального, ни физического, ну, не считая того, что ей заснули дуло в рот и выстрелили, — отодвигает нижнюю челюсть, чтобы показать на задней стенке горла следы от пороха и отпечаток дульного конца оружия. — Сделала соскобы для баллистики, но пистолет засунули глубоко. Да, похоже на сорок пятый калибр, но точнее скажу, когда смогу разрезать мозг и измерить раневой канал. Далее, в последние полгода была открытая ринопластика, — указывает на найденный шрам на колонне носа. — Обычно эти шрамы очень быстро рассасываются, потом уже и не найти. Еще есть следы пластических операций: веки, импланты на скулах, — указывает на шов, спрятанный в естественной складке века и едва заметные линии на лице. — Все относительно свежее. Никаких серьезных патологий больше не нашла. Токсикология покажет, была ли чем отравлена или накачена, однако общих признаков наличия большого количества наркотиков нет. В целом это была среднестатистическая женщина своих лет. Только, — впервые заминается, а после берет левую руку трупа и поднимает, демонстрируя внутреннюю часть запястья. — Свежие следы от сведенной татуировки. Но не это главное, — переворачивает свою руку аналогичным образом, демонстрируя вязь черных букв на коже. — Там та же фраза. Шрифт только другой, — на скулах от напряжения начинают ходить желваки.

+1

8

Он приезжает в участок аккурат к официальному началу дня. Коллеги только-только успевают отвесить верхнюю одежду в шкаф и пройти к рабочим местам. Стив здоровается с теми, с кем хорошо общается, парой слов перекидывается о новом трупе с напарником, но о сходстве с их судмедэкспертом пока ничего не говорит. Во-первых, скоро об этой сенсации узнаёт каждая муха в участке, а во-вторых, потому что особо нет времени. Утренняя текучка - обязательное мероприятие, на которое должны явиться всё и на котором каждого детектива заслушивают о проделанной работе. Там не до обсуждения подобных вещей, тем более, что Стив до конца не уверен ни в чем, что касается этого дела.
Пока начальник фиксирует о событиях произошедших в работе других детективов, он пролистывает ленту сообщений в чате отдела. Помимо разных информационных вбросов, натыкается на имя нужного эксперта и, перейдя в личную переписку с ним, пишет короткое сообщение с просьбой проверить пальчики их утреннего трупа как можно скорее. Учитывая и без того странный характер дела, хочется не терять ни минуты и поскорее узнать о таинственной девушке. Таинственной мертвой девушке, взбаламутившей весь отдел.

Когда рабочая пятиминутка заканчивается, Стив вместе с напарником подходят к доске, на которой всегда записывают какие-то мелочи по делу. - Итак, девушка, возраст от тридцати трёх до тридцати пяти. Пулевое отверстие в голове, приблизительное время смерти - сегодня в час ночи. Личность пока не установлена, но хорошо одета, вряд ли случайно могла прогуливаться по такому району. Всё остальное пока на уточнении у экспертов, сняли отпечатки шин, пальчиков и проводят вскрытие. Надеюсь сегодня получить какие-либо вменяемые результаты. Нам надо отследить ближайшие камеры, может удастся посмотреть по парковкам и определить что-то по камерам с видео-регистраторов тех машин, которые стояли всю ночь на парковке. И посмотри всех пропавших за последние полгода, может там есть что-то.
- Это правда, что она очень похожа на Моро, судмедэксперта нашего?
Стив кивает, а затем неопределенно пожимает плечами.
- Ребекка сказала, что они не дальние родственники, так что просто видимо похожи. Но проверить надо, предварительно по её словам её омыли уже после смерти и использовали арома-масла, чтобы скрыть первые запахи разложения. Надо понять почему это всё.

Они разъезжаются на стульях на колёсиках по разным сторонам к своим столам, Кевин запрашивать информацию по камерам и парковкам, Стивен же звонить экспертам, чтобы узнать что ещё им удалось найти. Спустя несколько минут ему приходит информация об имени жертвы и досье, Блэк тут же открывает, начиная читать:

Джессика Ричардсон, 31 год, в разводе.
Место рождения: Авалон, Калифорния.
Не судима, 3 штрафа за превышение скорости.
Проходила подозреваемой в деле по хранению наркотиков, но до суда дело не дошло из-за недостатка улик.
Ближайшие родственники мёртв, бывший супруг - Мэтт Ричардсон, в настоящее время проживает в Мексике.
Сведений о работе за последние полгода нет, последнее место работы: няня в детском саду.

Нахмурившись, перечитывает всё снова, а затем открывает фотографию с прав, которая есть в системе: с экрана на него смотрит совершенно непохожая брюнетка. Судя по всему с фотографии прошло лет пять, а также несколько операций. Стив хмурится и, выйдя в соц сети, начинает пробивать её имя, чтобы найти там быстрее более свежие фотографии. Спустя несколько страниц тёзок наконец-то находит нужную страницу, на которой всего несколько фотографий. Самая поздняя датирована тремя месяцами назад, но там из изменений она только блондинка с другим разрезом глаз. Нос и скулы всё ещё такие, как на предыдущих фотографиях и изображению с прав.
Решив пока ничего никому не говорит, печатает фотографию, чтобы взять с собой в морг и спросить, может, Ребекка её знала ещё до изменений?

Время до звонка Моро он тратит на то, чтобы расспросить бывшего мужа и работодателя о девушке. Информации получает немного, но и на работе и бывший супруг сообщают, что последние полгода она практически не выходила на связь ни с ним, ни с бывшими коллегами. Однажды вскользь упомянула о том, что у неё есть мужчина, но никаких подробностей никому не рассказала. Патрульные, расспросив у соседей, ничего толкового тоже не узнают: согласно информации от соседей, те ни разу не видели, чтобы к ней приходил мужчина после развода, но, что примечательно, каждое утро она уходила, будто бы на работу и также возвращалась, да и арендную плату вносила в срок.
Стивен делает пометку в виде вопроса: откуда у жертвы деньги, если уже полгода нет никакой информации о её трудоустройстве?
Он просит Кевина запросить ордер, чтобы добыть информацию по счетам и, как только от Ребекки приходит весточка о возможности явиться в морг, летит сразу туда.

Как только заходит, сразу отмечает, что она напряжена - это не к добру.
Ребекка - профессионал и все сведения сообщает с присущей ей холодностью и спокойствием, однако последнее вызывает у него стойкое понимание - это совсем не простое дело. И лучше бы вскрытием реально занимался кто-то другой. - Ага, спасибо, что позвонила сразу, - говорит, фиксируя её слова.
- Жертву зовут Джессика Ричардсон, тебе знакомо это имя или она сама? - вытащив из кармана свернутую фотографию, передаёт эксперту. Обычно медицинскому эксперту не надо знать ни имя убитого, ни любые другие сведения о ходе расследования, но сейчас, наоборот, Стив понимает, что ей как раз и нужно всё сообщить. - И как ты видишь полгода назад она была совершенно на тебя не похожа, - его тон серьёзен, больше он не предлагает выпить вдвоём кофе. - Все, кого мы опросили, говорят, что последние полгода как раз и были у неё подозрительные. Плюс она уволилась с работы... Может, ты когда-то видела её, она к тебе приходила... Изменения внешности - это одно дело, но в совокупности с татуировкой точь-в-точь, как у тебя, уже другое, - он записывает к себе в блокнот фразу с татуировкой, может, удастся выяснить у кого она делала. - Должно быть, она видела тебя не раз и не два, чтобы запомнить расположение татуировки, надпись. Но видимо не так хорошо знала, чтобы угадать ещё и шрифт... Как давно ты её сделала?

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-22 21:18:05)

+1

9

Ей не нравится все происходящее. Игнорирует внезапно накатившую тошноту, скорее всего, являющуюся реакцией на стресс, и, укладывая руку мертвой девушки обратно на хромированный стол, берет фотографию, что протягивает ей Стивен. Внимательно всматривается в лицо, кажущееся ей знакомым только потому, что с новой его версией провела несколько часов наедине под аккомпанемент Вагнера. Переводит взгляд с трупа на фотографию и обратно, а после качает головой, возвращая снимок детективу. — Нет, я не знаю ее. Не знала до того момента, как она оказалась мертва, — чуть поджимает губы, думая о том, что уж теперь отлично знакома с этой девушкой. Буквально вдоль и поперек излазила весь ее внутренний мир, взвесив все внутренние органы и препарировав их, точно лягушек на уроке биологии. Сглатывает горечь, внезапно появляющуюся во рту: если игнорировать это проявление вегетативных реакций, оно непременно уйдет. На ее опыте были куда более неприятные ситуации, а значит, не имеет права потерять хладнокровия. Только татуировку на руке прикрывает ладонью, чувствуя успокаивающую бугристость шрама под черной вязью букв. Она знает, что нельзя было промолчать об этом совпадении, однако часть ее хочет, чтобы об этом никто не знал. Чтобы на нее сейчас не смотрели с какой-то пристальной тревогой яркие глаза детектива Блэка: черт, весь участок будет обсасывать подробности этого дела с ней в главной роли, будто мало ей треклятых сплетен о том, куда делся ее поклонник, что до этого несколько месяцев подряд регулярно присылал белые розы на работу.
— У меня профессиональная память на лица, и я не встречала эту девушку раньше: ни до операций, ни после, — еще раз, более жестким тоном повторяет, смотря детективу прямо в глаза. Она на работе, это не допрос, и у нее есть все основания для того, чтобы не устраивать паники, даже если совпадения кажутся слишком четко подходящими друг другу, чтобы быть случайностью. Однако ее работа базируется на фактах, которые пока неоднозначны. Нет никаких причин для волнения. — Или где-то увидела эту фразу и решила, что она ей нравится: я не сама ее придумала — еще подростком где-то увидела и запомнила, — тоже вбрасывает свое предположение Моро, потому что если они тут начали играть в угадай-ку, то почему бы ей тоже не поугадывать. Вызов принят. — Лет восемнадцать назад. Первый курс колледжа, раздражающий шрам от перелома — выбрала шрифт, набила, года три назад в последний раз обновила чернила, а так делаю это раз в пять лет: обычная практика, — отвечает с легкой задумчивостью, как-то мимоходом отмечая, что, пожалуй, еще года через два нужно будет повторить процедуру: с калифорнийским солнцем они вечно выгорают. — Набивала в Сан-Диего, обновляла последние пару раз здесь, — опережает потенциальный вопрос, а после скрещивает руки на груди в невольной попытке как-то защититься от суровой реальности. — Ты что, думаешь, это все действительно связанно именно со мной? Эта девушка была моим сталкером? — кивает в сторону трупа под ярким светом ламп и снова смотрит на такое похожее на нее лицо. Немного хмурится.
— Дай мне снова ее фотографию, — берет снимок в руки и кладет рядом с головой трупа, склоняясь на таким похожим на нее лицом. — Веки, чтобы исправить разрез глаз. Открытая ринопластика, чтобы внести существенные изменения в форму носа. Форма скул. И губы. Губы, возможно, немного подкачены, вряд ли именно пластическая операция — скорее косметическая процедура. Нижняя губы, — отодвигается, чтобы дать детективу убедиться в том, что ее предположения обоснованы разницей между старой фотографией и нынешнем состоянием лица. Ей даже становится интересно, а был ли у жертвы парез лицевого нерва? Судя по улыбке на снимке, не было. Да и как-то сложно слишком лишать работоспособности определенный нерв без того, чтобы не нажить гору других проблем. — Все равно это полный абсурд, — накрывает тело одноразовой простыней, чтобы не смотреть на него: и без того кажется, что такое похожее и одновременно не похожее на нее лицо отпечатывается на внутренней стороне век. — Я скажу своему начальнику о наличии этих странных совпадений, однако для того, чтобы отстранить меня от этого дела, нужно будет что-то более существенное, чем одинаковые татуировки и пластические операции, — упрямо заявляет, чувствуя необходимость узнать, кем же именно является эта Джессика Ричардсон, точно ответственность за установление истины лежит на ее плечах, а не на плечах отдела по расследованию убийств в целом и детектива Блэка в частности.
— Вы что-то еще нашли? Хочу понимать готовиться мне к допросу или нет, — фыркает, пытаясь играть на опережение. Если быть уверенной, то страх не успеет занять свое удобное место. Если давить первой, то на тебя не успеют надавить в ответ. — А то потом еще решите, что, раз у меня есть разрешение на хранение и использование Beretta 92 сорок пятого калибра, то я ее ей в рот и засунула, — с иронией заканчивает, перекрещивая руки плотнее и вцепляясь пальцами в собственные предплечья. Если думать о том, что нет нужды бояться, страшно не будет?

+1

10

Он думает: что же случилось за последние полгода, что она вдруг решила кардинально изменить жизнь и стать совершенно другим человеком? Причем в буквальном смысле.
Как бы отчаянно ему не хотелось, чтобы всё это было совпадением, Стивен понимает, что чего случайного в данном деле нет. Совпадения - вещь неоднократная и рандомная, здесь же вполне профессиональная, тщательная работа, чтобы превратиться в Ребекку. Поэтому, вторым вопросом в его голове тут же вспыхивает: почему именно в Ребекку? нет, безусловно, она умна, красива, сам Стив неоднократно подкатывал к ней свои драгоценные яйца. Но почему эта девушка не пошла по тому же пути и просто не подкатила? Двадцать первый век, да и Моро ни разу не ответила согласием на его предложения, может, именно потому что ждала женского предложения? Почему необходимо именно становиться ею? И кто тогда её убил? Стивену отчетливо кажется, что изменения и убийство связаны между собой - это на каком-то странном, подсознательном уровне. Он не озвучивает ничего Ребекки, но вряд ли она в скором времени сама не дойдет до аналогичного вывода.
Но в любом случае - так не бывает. Не бывает такого, что кто-то вдруг просыпается и решает измениться, нет, это решение обычно принимается не просто так. Либо ты фанатеешь от человека, либо... Других либо он, честно говоря, не знает, но это только пока.

Он смотрит оригиналу в глаза. Она напряжена и раздражена, Стивен видит это и понимает. Это именно то, что он, собственно, и ждал - вполне адекватная реакция. Пусть женщина не продемонстрировала её на месте преступления, она все равно наступило. Было бы подозрительно для него, отреагируй она спокойно. Ровно и непринужденно. В таком случае первым же делом он стал подозревать её в отчаянном желании создать себе двойника. Мало ли у какого какие причуды - однажды он спал с женщиной, ведущей новости по телику, так во время секса та обожала включать собственные передачи и смотреть на себя. Может, Ребекка тоже нарцисс, фанатеющей от собственной внешности?

- Нет, вряд ли это такое совпадение, что вы вдвоем услышали где-то и решили набить одну и ту же фразу на той же самой руке, похожим шрифтом и на том же месте, - Стив говорит прямо. Будет глупо врать ей сейчас и убеждать в чем-то. - Другой вопрос - как долго сводятся татуировки? Вряд ли это за один сеанс можно сделать... Может, она почему-то передумала с ней ходить... - задумчиво оглядывает руку снова и поворачивает своей рукой так, чтобы рассмотреть едва отчетливый след. Если бы она послушалась на месте преступления и вскрытие проводил кто-то другой, то, может, они бы никогда об этой зацепке и не узнали бы. По крайней мере он не в курсе, чтобы Моро была замечена с кем-то из коллег в более интимных связях. Иначе уже точно вызвал бы подлеца на дуэль из-за того, что это он пьет с ней кофе, а не сам Стив!

Когда Ребекка повторно всматривается в лицо, чтобы рассказать о проделанных манипуляциях с лицом, он записывает каждую. Видно, что работа не одного дня. И если бы не тату, ещё можно было подумать, что все эти незначительные процедуры, которые, к слову, делают многие другие девушки, делались ею исключительно с целью стать красивее. Мол, надоела собственная внешность, решила кардинально измениться. Но татуировка - мощный звонок, практически бой в колокол о том, что всё это - не просто так. - Как ты думаешь, сколько по времени мог занять подобный комплекс перемен? Понятно, волосы покрасить из черного в белый можно за час, а вот нос, губы, скулы... Мы знаем, что её жизнь разительно поменялась полгода назад, мне надо хотя бы примерно понимать сколько она уже ходит так и как давно начала меняться, - он не говорит "копировать тебя". По Ребекке видно, что она раздражена, не за чем лишний раз действовать ей на нервы.

- Нет, стоп. Погоди, - задумчиво прищурившись, скользит взглядом по накрытому телу, затем возвращается взглядом к Моро. - Мы пока ничего не нашли толком, добиваемся ордер на вскрытие квартиры. Не говори пока никому, в том числе твоему начальнику ничего, пока мы не обыщем квартиру. Как только тебя отстранят или вся жта информация просочится, все будут стоять на ушах и обсуждать только это, а руководство будет истерить. Ты же знаешь, - каждый раз, когда случается что-то, затрагивающее оперативную группу, их руководство впадает в панику и старается всячески помогать. На деле же они только мешают - извечная проблема начальников и подчиненных. - Давай я сначала найду хоть что-то ещё, чтобы понять хотя бы примерную причину происходящего, а уже потом ты придешь к руководству с фактами или не придёшь вообще? - ему не хочется, чтобы к этому делу было повышенное внимание, чем тише они с ним разберутся, тем лучше будет для обоих: ей не придется сталкиваться с бог-весть-какими-взглядами персонала, а ему не придется отвечать на миллион бесполезных вопросов от тех, кому не чем заняться на рабочем месте. - А пока, расскажи мне, не случалось ли ничего странного за последние полгода - месяцев восемь? Не было ли у тебя каких-то странных знакомств, свиданий, может, были встречи со старыми знакомыми, или какое-то повышенное внимание... Телефонные звонки, сообщения? Всё, что раньше могло показаться незначительным.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-22 22:00:14)

+1

11

Тема разговора неприятная: намного проще обсуждать убийство людей, когда сам никакого непосредственного или косвенного отношения к этому не имеешь — всего лишь сторонний наблюдатель, высказывающий свое субъективное мнение, к которому даже не обязательно прислушиваться, если не хочется. Но когда они говорят на полном серьезе о том, что кто-то мог намеренно пытаться изменить свою внешность, чтобы быть похожей на нее, это вызывает дискомфорт. Бекка не хочет думать о том, что ей страшно, потому что от страха хочется забиться в дальний угол и сидеть так, пока все не закончится. Однако сейчас она не маленькая девочка, подслушавшая разговор матери с полицией, приехавшей сообщить о смерти отца, и даже не подросток, пойманный в темном переулке какими-то ублюдками. Сейчас она доктор Моро, лицензированный судебно-медицинский эксперт и член американской ассоциации судебно-медицинских экспертов, а потому остается стоять на месте и продолжать разговаривать, объяснять и предполагать: обычные будни работы в полиции.
— Если она делала операции у хорошего врача, в хорошей клиники, а, судя по качеству работы, то в принципе процесс реабилитации заканчивается за одну-две недели: отек спадает, швы заживают — в пластике часто используют саморассасывающиеся швы, даже снимать их не нужно. Если были какие-то осложнение, то максимум месяц. Думаю, все эти вмешательства вполне могли сделать за две операции максимум, но, наверное, вполне могли и уместиться в одну, если у нее были хорошие анализы и у врача была уверенность в том, что такое хирургическое вмешательство организм выдержит. По-хорошему нужно более профессиональное мнение пластического хирурга. Заодно может кто-то из их среды узнает работу коллеги: у тех, кто занимается косметической пластической хирургией, высокая конкуренция — они следят за достижениями коллег, — потирает левый висок, который начинает болеть сильнее: стресс совершенно точно не помогает с избавлением от головных болей. Отходит к столу с пробирками, в задумчивости убирает с края книгу по судебной медицине, видимо, оставленную кем-то из новеньких помощников судмедэксперта.
Идея не говорить доктору Лейсманну о происходящем ей не нравится: она доверяет начальнику и даже подумать не может, что тот способен на что-то подобное. Однако слепое доверие — это не самый рациональный вариант. Моро поправляет выбившуюся прядь, убирая ту за ухо, и смотрит на Стивена. — Хорошо. Я не скажу доктору Лейсманну ничего, но только пока. Едва у тебя будут более существенные улики, я попрошу снять меня с этого дела, потому что иначе будут проблемы у прокурора в суде с этим делом, — старается и дальше держаться холодно и отстраненно, точно это единственный способ справиться с ситуацией: игнорирование и абстрагирование всегда были ее коньком.
— Не считая твоих приглашений на кофе? — брови снова иронично поднимаются: не самая удачная ситуация для шуток, но удержаться, конечно, сложно. В задумчивости невольно кусает нижнюю губу. Теперь еще начнутся копания в ее жизни — лучше бы это, конечно, была очередная дурная затея Блэка, вот только вряд ли бы даже он опустился до такого. — Я большую часть времени провожу на работе, общаюсь с одними и теми же людьми. Ночами мне никто не звонил и в телефонную трубку не дышал. Не думаю, что были какие-то странные происшествия, — замолкает в нерешительности, думая о расставании с Демианом около месяца назад. С одной стороны, он точно не причастен, но Стивен точно решит до него докопаться, потому что бывший — отличный подозреваемый. С другой стороны, разве ей стоит говорить всю правду? По крайней мере сейчас, когда все еще есть слабая надежда на то, что все происходящее — идиотское совпадение. От раздумий ее отвлекает стук в дверь, что тут же открывается и в нее просовывается голова их токсиколога: кажущегося неловким и странным с вечно растрепанными русыми волосами.
— Эм, я хотел забрать образцы: слышал, что у нас тут новый труп, — чуть мнется на входе, но все же заходит, здороваясь с детективом Блэком, однако пристально смотрит на Ребекку, точно пытается по ее лицу понять, о чем они тут говорят. — Я не помешал? — спрашивает все еще у нее, точно больше никого в прозекторской нет. Моро коротко улыбается: этот парень чем-то напоминает Айзека, а потому затрагивает в ней глубинные материнские инстинкты. — Уилл, я сама занесу их позже, не стоило волноваться, — она начинает было возражать, но парень уже подходит ближе, забирая со стола подставку с пробирками и бланк заявки на определенные анализы. — Эти же? Я скажу, когда закончу. Сделаю в первую очередь, — широко ей улыбается, но тут же смурнеет, когда поворачивается к Стивену. — Детектив, — прощается кивком и выходит из прозекторской. Бекка ждет, пока дверь закроется, и снова трет висок: ей стоит поесть и хоть немного размять плечи — вдруг поможет.
— Я месяц назад рассталась с парнем. Но это не он. Я знаю, что ты возразишь, но это не он, — заканчивает фразу с нажимом и уверенностью. — И, само собой, ты не станешь трепаться об этом в участке. Думаю, с меня пока хватит их внимания.

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-22 22:39:21)

+1

12

Стивен ничерта не знает о пластике и о том, зачем люди вообще к ней прибегают. Слишком много плохих результатов, чтобы доверять чужим людям свое лицо - Блэк бы никогда и ни за что не доверился. Во-первых, потому что природа его всё же наградила, а не наказала, а, во-вторых, потому что никогда не знаешь что конкретно сможет понравится. Например, некоторые девушки делают себе пластику и считают, что с новой формой носа они смотрятся на все сто, а на самом деле эта форма носа их только портит. С прошлой лицо выглядело симпатичнее и милее, с этой дерзким и странным. Не говоря уже о том, что некоторые, делая себе сиськи, мечтают круто изменить себе жизнь, а в итоге те взрываются и жизни после в общем-то нет никакой. Короче, Стивен Блэк крайне негативно относится к пластическим операциям и этого же всем советует.

В том, что девушка плодотворно поработала над собой сомневаться не стоит. Ребекка говорит о том, что все это произошло точно не больше полугода назад. Опять эти загадочные полгода - у него даже ни единой мысли, что такого должно случиться, что она вдруг резко решила себя поменять. Даже если представить, что ничего связанного с Моро нет и это действительно просто рандомные изменения, но не бывает ничего так, должна была причина из-за чего она стала меняться. Или из-за кого.

- Нет, проблем не будет, - уверяет он блондинку, причём говорит серьезно. Ему самому не нужны проблемы, тем более, что это дело явно пахнет чём-то очень резким и нехорошим. Стивен потирает щетину, задумчиво наблюдая за тем, как ведет себя Ребекка. - Это ведь и мое дело тоже, поэтому не в моих интересах делать так, чтобы оно рассыпалось на суде, - статистика вещь важная, особенно, когда от неё зависит твой годовой бонус. Чем больше ты раскрываешь дел, тем больше у тебя потом циферок на банковском счете, аккурат перед праздниками. А кто бы что не говорил, но получать бонус хочется самый большой!

Когда она спрашивает про предложения о кофе, он ненадолго выходит из своего серьезного выражения и ухмыляется, покачав головой. - Ах значит ты считаешь, что они были странными? Не говоря уже о том, что кофе как такового и не было! - на самом деле, ей стоило бы задуматься над тем, чтобы встречаться с нормальными, адекватными людьми, в таком случае не попадаешь в подобные ситуации.
Дальше она говорит про то, что практически все время проводит на работе. Стивен думает, что это как минимум странно - такая красивая женщина и тратит большую часть жизни на работе. А потом понимает, что сам он так же не имеет ничего более существенного, чем работа. С другой стороны, у него есть крайне уважительная причина, из-за чего он практически все время своё спускает на исполнение обязанностей, а у неё? Почему лучшие годы она не старается украсить чем-то более существенным? Муж? Дети? Собака?

Их общение прерывает стук в дверь, Стивен оборачивается, чтобы понять кто потревожил их уединение, но взглядом встречается с неприметным работником морга. Тот пришел за образцами и для него не имеет никакого интереса. В это время он достает мобильник, чтобы просмотреть есть там что-то новенькое и читает сообщение от Кевина, что он сумел достать ордер на вскрытие квартиры убитой. Это безусловная новость и как нельзя своевременно. Чем быстрее они окажутся в этой квартире, тем быстрее он сможет найти хоть какую-то зацепку, способную вывести на убийцу. А в том, что это случится, Стивен не сомневается. Ещё никому не удавалось совершить идеальное убийство - люди всегда ошибаются, это базовая настройка, заложенная господом, инопланетянами или эволюцией, в зависимости от того, кто в какую теорию верит.
Парень уходит, Блэк убирает телефон, а Ребекка решает наконец сказать ему кое что важное. Ему понятно стремление скрыть этот факт от него и общественности, но сейчас перед ним стоит крайне важная задача не вестись на субъективность и проверить всё непредвзято. Поэтому он достает свой блокнот и, перевернув исписанную страницу, делает пометку на чистом листе о её расставании. - Я обещаю, что эта информация не будет известно кому-либо ещё в целях сохранения твоей личной жизни, но ты ведь понимаешь, мне мне нужно имя.
Он прекрасно понимает, что вряд ли ей в кайф сейчас разговаривать о личной жизни. Моро всегда демонстрировала исключительный профессионализм и ни разу им не была замечена в какой-либо компашке по перемыванию сплетен, как своих, так и чужих. Даже он сам порой мог опуститься до каких-то глупостей и рассказать Кеву о том, с кем познакомился в баре, но Моро уж точно до такого никогда не опускалась.

Его мобильник вибрирует, Блэк достает снова из кармана и узнает, что Кев уже в квартире жертвы и там все вверх дном. Отключившись, говорит Ребекке: - Прости, мне надо идти. Как только что-то будет известно, я тебе сообщу, а ты все это время сохраняй спокойствие и не показывай вида, что что-то не так, ок? - и, решив не говорить куда конкретно идет, растворяется в коридоре. Впрочем, она не глупая девочка и, вероятно, понимает куда направился.

От морга до дома жертвы ехать около пятнадцати минут, за которые он снова и снова смакует ситуацию. Все светофоры на его пути оказываются зелеными, хотя бы что-то не препятствует этому делу и в итоге он паркуется рядом с автомобилем напарника, отмечая, что дом среднего класса. Вопрос о том, как же она платила аренду все эти полгода всё ещё актуален.
- Эй, ну что тут? - спрашивает, когда пересекает порог комнаты. Повсюду разбросаны вещи, видимо что-то искали. Кевин вкратце посвящает в суть дела, рассказывая, что удалось выяснить. Задолженности перед собственником нет, более того, за квартиру заплачено за три месяца вперед, так что если бы её убили здесь, то целых три месяца никто не пытался бы вскрыть квартиру.
Стивен оглядывается: ничего здесь необычного на первый взгляд нет, если отбросить тот факт, что все вещи раскиданы. Мебель, пледы, одежда все это массового производства, наметанным взглядом он не отмечает ничего элитарного. Проходит в кухню, где разбита посуда, несколько осколков сметает ботинком. - Либо они дрались перед тем, как он убил её, либо он что-то искал и что-то маленькое, что можно спрятать даже в кружке, - указывает на осколки с изображением спанч-боба. - Нет, убил он её явно не здесь, видимо что-то искал, - Стивен думает, что единственное, что он мог бы искать в посуде - это что-то такое маленькое, вроде флешки. И задумывается успел ли найти. - Попроси криминалистов обыскать здесь всё основательно. Вероятно у нее были сведения или вещи, которые имеют отношения к убийце.
Он проходит в спальню, смотрит на кровать, на истерзанные подушки. Переводит взгляд на стену, где висят фотографии её прошлой, рассматривает их, затем подходит к столу. В ящиках ничего, Стивен собирается отвернуться, как его внимание привлекает белый кусок бумажки между стенками. Если бы не блик, он бы даже его не заметил. Подтаскивает сначала ногтем, потом пальцем. Получается с трудом, приходится применить силу, чтобы вытащить из стола полку и ящик и в итоге удается подцепить глянцевую бумагу. С которой на него смотрит Ребекка Моро, сомнений быть не может, так как фотография сделана в морге. Судя по позе понятно, что она не подозревает, что кто-то фотографирует, да и смотрит в другую сторону.
- Бля... - на его ругательство откликается Кев, Стив прячет фотку в кармане и говорит, что ему написали по банковским счетам жертвы и надо поехать в участок. Напарник обещает, что разберется с остальным сам и Стив уходит.

Только вот в участке появляется лишь мимолетно. Чтобы, воспользовавшись положением, узнать адрес Ребекки и поехать сразу туда. Сказать сейчас руководству о находке у него не получится - уже глубокий вечер и капитана нет в участке, поэтому он принимает решение рассказать завтра, а сегодня последить за её квартирой.
Подъехав на нужную улицу, паркует свою машину в нескольких кварталах. Затем обходит её дом, отмечает количество подъездов, квартир и расположение пожарных лестниц. Заем заходит в подъезд, изучает пролеты, подходит к нужному этажу и квартире, разглядывая дверь, стены, фикус, стоящий в коридоре на предмет камер или прочих средств слежки за ней.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

+1

13

Ситуация словно становится все хуже — или дело в том, что она наконец начинает понимать ее серьезность, словно в голове вся полученная информация укладывается не сразу, а постепенно, оттого ощущение медленного увеличивающегося снежного кома, грозящего в конце концов свалиться на нее подобно лавине. Она отлично справляется с подобными трудностями с помощью игнорирования, но, пока в прозекторской торчит детектив Блэк со своими вопросами, отвлечься на работу не получается. Или на ланч. Да, ланч сейчас был бы очень кстати. И какое-нибудь обезболивающее. Или хотя бы кофе.
— Демиан Линд. Но давай ты все же не станешь сразу копать под него, — просьба кажется глупой даже ей, потому что, если вдруг предположение о том, что сходство убитой девушки с ней не случайно, верно, то нельзя отказываться ни от каких версий и подозреваемых. Хотя в то, что в этом хоть как-то замешан ее бывший все равно не верит: в конце концов это он ее бросил, а не наоборот. Бекка поджимает губы, пытаясь понять, сколько еще продлится этот неофициальный допрос, однако впервые за день вселенная оказывается благосклонна к ней, когда Стивена отвлекает телефонный звонок. Не вслушиваться в слова его собеседника не получается, — в полупустом и тихом помещении с этим в принципе не возникает проблем — но, судя по всему, услышанное не приносит облегчения никому из них. — Хорошо. Если я вдруг что-то странное вспомню, то позвоню тебе, — кивает на прощание, снова отворачиваясь к лабораторному столу. Уилл забирает образцы для токсикологии, но ей все еще нужно провести биопсию и навестить коллег из цитологии, само собой, принеся им очередную срочную работу, точно в их деле есть хоть какие-то не требующие расторопности задачи. За спиной все еще лежит тело Джессики Ричардсон, чьи мотивы для становления похожей на нее до сих пор остаются неясными, как непонятно, кто и почему мог убить ее. Моро делает глубокий вдох и трет ладонями щеки: сохранять спокойствие и не показывать вида — что может быть проще? Она просит санитара убрать тело обратно в холодильник: даже если вдруг появятся родственники, в ближайшее время им не выдадут труп для захоронения, учитывая, во что превращается расследование, а так же тот факт, что в любой момент придется заменять судебно-медицинского эксперта, которому в свое очередь придется проводить повторное вскрытие, чтобы впоследствии отвечать перед судом за собственные выводы — двойная работа для бюро.
Но вот за что Ребекка любит свою работу, так за возможность утонуть в ней, отвлекаясь от любых проблем, а потому в итоге следует наставлениям Блэка и ничем не выдает свое волнение — разве что выглядит чуть более задумчивой во время обеда, но даже это не особо настораживает коллег: она никогда не считалась душой компании, вечно сконцентрированная либо на работе, либо на внутренних переживаниях, о которых предпочитает не распространяться. Есть свои плюсы в том, чтобы считаться местной Снежной королевой, чье сердце сделано из хирургической стали. Стивен так и не звонит, и, наверное, это может считаться хорошими знаком: они ничего важного не нашли при осмотре квартиры. Ничего, что бы могло связать жертву с ней, — по крайней мере именно в это ей хочется верить. Вот только легкий страх, поселившийся где-то под ребрами с того момента, как видит следы от татуировки на руке трупа, становится все сильнее с приближением конца рабочего дня. Моро привычно задерживается, дописывая предварительный отчет для Блэка, и, пожалуй, с радостью осталась ночевать в кабинете, где чувствует себя в безопасности, если бы не Фидий: бедный малыш и без того слишком много времени проводит в одиночестве, всегда чрезвычайно радующийся, стоит вернуться домой. С легким разочарованием прощается с коллегами, остающимися на дежурстве, и вызывает такси, думая, что все-таки не стоит идти домой пешком, хотя прогуляться стоило бы: голова гудит от перенапряжения, а после ее еще и укачивает в машине, отчего, едва добравшись до квартиры и открыв дверь, садится на пол прямо в коридоре. Соскучившийся кот тут же подбегает и начинает яростно мурлыкать, потираясь о ноги и требуя почесать себя за ушком. Бекка берет его на руки и целует в мордочку, параллельно воркуя с ним на французском.
В квартире привычно тихо и одиноко. Дверь, ведущая а комнату брата, плотно закрыта: она обычно не заходит туда — только для того, чтобы убрать пыль, — и ничего не меняет в обстановке, точно Айзек когда-то давно умер, а она застревает в стадии отрицания. Возможно, он в некотором роде и правда мертв: пока что ни один врач, ни одна клиника не помогают — кокаин до сих пор оказывается сильнее. Накладывая Фидию влажный корм в миску, параллельно достает из холодильника противень с лазаньей, чтобы разогреть: не может избавиться от привычки готовить на двоих, а потому несколько дней ест одно и то же. Тщательно смывает косметику, обнажая темно-синие, практически черные синяки под глазами, переодевается в домашние лосины и растянутую старую серую футболку, вечно спадающую с одного плеча, и открывает бутылку Бордо. Просто потому что бокал вина за ужином не может быть лишним. Кот забирается к ней на колени, пока она ест, и в тишине пустой квартиры его мурлыканье кажется оглушительно громким. Под ребрами по-прежнему ворочается страх: что, если и ее постигнет судьба той женщины? Кто тогда присмотрит за Фидием?
Поужинав, идет в коридор, намереваясь вытащить из сумки документы, которые взяла домой, чтобы просмотреть, если снова нападет бессонница, и слышит шаги за дверью. Все внутри точно обрывается, хотя, казалось бы, что в этом такое? Бекка смотрит в глазок, но видит лишь темную фигуру: на лестничной площадке опять не работает лампочка, или скорее арендодатель никак не может ее заменить. Фигура не заходит ни в одну из квартир — осматривается вокруг, точно что-то ища, и это уже ненормально. Хватает на руки кота, продолжающего ходить за ней хвостиком, и весьма грубо запирает того в ванной комнате, на что выслушивает недовольное мяуканье и возмущенное царапанье двери. Сердце начинает биться быстрее, точно пытается выпрыгнуть из груди через глотку, и каждый удар отзывается ноющей болью в висках. Спешно набирает код на дверце сейфа в шкафу в спальне, доставая оттуда пистолет и снимая предохранитель: никогда не пыталась даже выстрелить в живого человека и очень сомневается, что сможет, но может и не придется, если достаточно напугает одним видом оружия. Снова смотрит в глазок: фигура все еще на месте. Ей кажется, что колени трясутся, но тренированные руки совсем не дрожат. Осторожно поворачивает замок на двери, чтобы не спугнуть, и резко открывает дверь, тут же вскидывая Беретту, которую для верности обхватывает обеими руками. Свет из коридора озаряет часть лестничной площадке.
— Какого черта, — удивленно произносит, узнавая в человеке перед собой детектива Блэка. Недовольно поджимает губы, медленно опуская пистолет. — Что ты здесь делаешь? — голос звучит сурово. Впрочем, ответ напрашивается сам собой: проверяет ее дом — неужели все настолько серьезно? И почему он не позвонил ей сначала? Щелкает предохранителем. На лбу появляется озабоченная морщинка: Стивен не из тех детективов, которые так просто отказываются от своих планов, так что вряд ли он перестанет делать то, что делает, даже если она любезно попросит, а потому… — Заходи. Нечего пугать соседей, — беспрекословно произносит, кивком головы указывая на свою квартиру, и, пока мужчина топчется в коридоре, кладет пистолет на стол в кухне и вытаскивает из ванной комнаты недовольного кота, которого тут же цепко берет на руки и начинает гладить. Фидий все еще недовольно мяучет, пока не видит незнакомца и не замирает, пристально всматриваясь в него с легким любопытным прищуром.
— Я так понимаю, капитан не в курсе, чем ты занимаешься, — скорее утверждает, чем спрашивает, поправляя кота, чтобы тот не выскользнул из рук. — Знаешь, человечество придумало мобильную связь не без причины, — говорит все еще строго, но тут же чмокает Фидия в макушку, чтобы сидел спокойно. — Вы что-то нашли, да? Или ты настолько хочешь выпить со мной кофе?

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-27 15:32:20)

+1

14

Несмотря ни на что, ни на какие первоначальные сомнения и надежды, его чутьё его не обмануло с самого начала. Это получилось само собой, но он сразу понял, что дело пахнет керосином и пока любой даже самый малозначительный факт его убеждает в собственной проницательности. Такое бывает, иногда смотришь на труп и какая-то неведомая чуйка подсказывает детали или что необходимо сделать в первую очередь. Стивен не знает что это и откуда в нем вообще [вернее, искренне считает, что это он просто такой умненький], но это ни раз и не два помогало ему в расследовании и именно из-за такой полезной интуиции он считается одним из лучших детективов в своём участке.
В данном случае самое главное сейчас не упустить ни единой зацепки. Пусть даже все они формируют в голове исключительно вопросы, а не догадки, тем не менее, стоит трезво сесть и пораскинуть мозгами.
Но для начала проверить кое-что.

Пока он ехал в тачке к дому Моро из участка, то успел подумать о многом.
Первым, естественно, в его голове была мысль о том, что Моро и сама может быть причастна. Как бы он к ней не относился и не считал супер-профессионалом и просто красивой женщиной, он в первую очередь детектив и должен действовать максимально непредвзято. Именно поэтому он стал прикидывать о её возможной вовлеченности: мало ли собиралась сделать себе двойника, чтобы тот ходил за неё на работу, пока она нежится в ванной с пенкой. Блэк думает, что хорошо бы проверить её алиби, да и в целом попытаться разузнать о ней побольше. Её амплуа Снежной Королевы в данном случае не идет во благо, будь она более сговорчивой, то он бы знал о ней намного больше с самого начала расследования. А будь она ещё и раскованнее, то, может быть, это он был бы её алиби на эту ночь.
Кто знает, кто знает!
С другой стороны, ракурс фотографии максимально странный. Зачем просить кого-то сфотографировать себя так, где практически ничего не понятно, если с помощью современных айфонов можно замутить себе такую фотосессию, закачаешься. Тут он сам себе возражает: вдруг были и другие фотографии, просто эта самая неудачная, но аргумент слабый. Да и Ребекка, вряд ли не изуродовала бы лицо у трупа, зачем так глупо подставляться: помыть, помыла, а лицо не смогла обезобразить, чтоб никто не узнал? Знала ведь, что коллеги приедут, знала даже, что сама приедет и лишнее внимание привлекать бессмысленно. А у жертвы новых фотографий практически нет, да и при другом раскладе все вряд ли обратили бы внимание на фотографии в соц сетях.
Вторым он, конечно же, думает о её парне. Кто бы что не говорил, сколько бы не возмущались, но парни, мужья, жены всегда будут на первом месте в списке подозреваемых. Стивен видел столько макрухи из-за отношений, разбитых сердец и не выдержавших от разлуки товарищей, что уже автоматически подозревает бывших, настоящих, планируемых будущих. Любовь и страсть могут вскружить голову и порой не стоит недооценивать насколько.
Конечно, у него в голове не укладывается, что кто-то вот так просто мог соглашаться, чтобы из тебя сделали копию бывшей. Это какой-то максимальный уровень безвольности, при котором ты полностью перекраиваешься ради его комфорта. Стивен знает, что отношения бывают разные, ровно, как и требования к отношениям, но чтобы настолько?..
Единственное, что у него не ложится ни на одну из идей - это фотография. Страшно представить, что замешан кто-то из своих, кроме того ещё все расследование будет через жопу, так как пока не выявишь крысу, то не сможешь никому доверять...

Всё это кружилось в его голове в дороге, во время парковке, пока он поднимался по лестнице. Есть замечательное правило - если игнорировать это, оно уйдет, так вот в данном случае ничего никуда не уйдет и игнорировать Стивен не может, ни как профессионал, ни как любопытная Варвара. Именно поэтому он и роется в фикусе. Занятие максимально странное, неудивительно, что когда Ребекка распахивает дверь, то в её руках пистолет. Он разворачивается, схватившись за свой, но рука тут же расслабляется, стоит встретиться глазами с её ледяными. Скорее всего, женщина какое-то время стояла под дверью и наблюдала прежде, чем так внезапно обрадовать его своим присутствием.
- Никакого черта, всего лишь я, - парирует с улыбкой. Честно говоря, он и не думал, что слишком громко шуршит, но, с другой стороны, она максимально сейчас напряжена, чтобы не заметить любые звуки за дверью. - Как видишь, исследую территорию, - пошутить бы сейчас про то, что пришел на свидание, но увы-увы. В любой другой ситуации он был бы даже рад пересекать этот порог, но повод, конечно, так себе. Стив заходит в квартиру и оглядывается на предмет других людей. - Если бы я сказал про то, что в сумке у меня бутылка вина, а за пазухой цветы, ты была бы приветливее? - спрашивает, осознав, что они вдвоем. Втроем, ведь она вытаскивает из ванной крохотный пушистый комочек. Надо же, оказывается она не такая уж и снежная королева и умеет любить, просто не Стивена Блэка!
- Ага, то есть у тебя уже есть защитник и мне не стоило приезжать? - хмыкнув, протягивает руку, чтобы сначала дать ему понюхать пальцы, а потом почесать за ушком.

Её квартира светлая и уютная, к тому же обставлена со вкусом. Совершенно не идет ни в какое сравнение с его холостяцкой берлогой, которую он смог позволить себе после развода. Он рассматривает стены, мебель, все, что криво лежит. Квартира прекрасно отображает хозяйку, ибо представить её в квартире, где стены красные, синие или вообще цвета фуксии, а с потолка свисают секс-качели, он не может. Хотелось бы, конечно, но нет. Слишком хорошего о ней мнения.

- Когда я приехал, капитана уже не было в участке, - пожав плечами, просто говорит. Не поедет же он к нему домой, чтобы рассказать сведения о деле. - Иииии, в общем да. Нашли. Вернее я нашел. Как бы мне не хотелось выпить твоего кофе, но дело в другом, - Стив не проходит дальше прихожей, не раздевается - у него-таки есть знания о правилах приличия и, пока хозяйка не пригласила, он не будет врываться в её быт. Вытащив из кармана фотографию, он сначала держит её лицом к себе, чтобы она не увидела ничего и решает первым делом рассказать о своей находке вслух, а уже потом показать. Она итак на взводе - это понятно из не_теплого приёма. - На самом деле, в квартире ничего особенного нет, ничего страшного и никаких кукол с твоим лицом в полный рост, тотемов или прочей ереси. Единственное, что я нашел - это эта фотография. Я решил не показывать её никому, так как судя по всему, наш убийца или жертва связаны с твоей и, соответственно, моей работой. Итак половина сотрудников гудит, а если бы я начал поднимать шумиху вокруг этой фотки, то моментально бы спугнул того, кто замешан. Поэтому, собственно, я и не стал звонить капитану из участка, я поговорю с ним завтра тет-а-тет, - передав ей глянцевую карточку, наблюдает за реакцией. На фотке в общем-то ничего особенного, скорее всего это привычный рабочий день, она в форме, никаких календарей или опознавательных деталей, по которым можно определить дату. Тем не менее он всё же спрашивает: - - Нет идей, когда эта фотка могла быть сделана? И кем?

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-27 19:22:12)

+1

15

— Что я могу сказать: он больно кусается, — Фидий недовольно царапается, снова извиваясь в ее руках, но Ребекка просто игнорирует все попытки выбраться, уже привыкшая к тому, что порой кот бывает слишком активен в силу юного возраста. Стивен, конечно, не помогает успокоить маленькое пушистое чудовище, просто-напросто соскучившееся по играм с живыми людьми, а не с разнообразными игрушками, разбросанными по квартире, когда протягивает руку и, давая обнюхать пальцы, чешет малыша за ушком, отчего тот тут же начинает мурлыкать подобно небольшому трактору. Пожалуй, в этом вопросе ей стоит признать свое поражение: крайне дружелюбный Фицуильям Генрих Альберт Фидий III ничего против нового знакомого не имел [ хотя этот проказник не имел ничего против любого, кто будет так любезен поиграть с ним, потому что хозяйка постоянно пропадает на работе ].
— Все равно стоило предупредить. Если бы я не заметила тебя, мог бы заметить кто-то из соседей и вызвать патруль, — с легким осуждением в голосе произносит, недоговаривая весьма логичное и понятное развитие событий, в котором она бы могла случайно его пристрелить. Пусть Моро и сомневается в своей способности действительно выстрелить в живого человека, однако страх зачастую заставляет совершать странные поступки. Но это не та тема, которую стоит развивать: в конце концов Блэк, вроде как, взрослый мужчина, способный проанализировать свои действия и подумать о возможных их последствиях, даже если иногда его поведение заставляет думать об обратном. Фидий снова недовольно мяучет, и она все же выпускает его, позволяя радостно отбежать в кухню и спрятаться за дверью, подглядывая из этого не самого удачного укрытия на гостя: хитрая мордочка с кремовой шерстью то и дело выглядывает и зорко смотрит в ожидании удачного времени для нападения. За неимением возможности занять руки, она снова скрещивает их на груди и смотрит на детектива крайне сосредоточенно. Ей не нравится, в каком направлении начинает снова развиваться беседа, и хоть не идет речи о каком-то алтаре имени ее, наличие фотографии настораживает еще больше, вызывая очередной приступ панического страха, заставляющего желать просто запереться в комнате и не выходить оттуда, пока не закончится, мол, если игнорировать это, то оно уйдет. Если бы только все проблемы можно было решить таким простым способом. — Эм, спасибо, что не стал делать это еще большей сплетней. Правда, — абсолютно искренне произносит, когда берет из рук Стивена найденную в квартире убитой фотографию. Возможно, в ее голосе звучит совсем немного удивления: детектив Блэк частенько создавал ощущение человека беззаботного и легкомысленного. Или просто она слишком много паранойила из-за потенциальных сплетен, которые ненавидит еще лет с шестнадцати, когда произошедшую с ней трагедию обязательно нужно было обсудить всему району и всей школе [ мать, обожающая подливать масла в огонь любовью поговорить о том, какое горе случилось в семье, положение совершенно не спасала — разве что усугубляла ].
— Не совсем уверена, — задумчиво хмурится, всматриваясь в фотографию. Изучая любые детали своего облика, чтобы понять, как так получилось, что кто-то ее сфотографировал, а она даже не заметила. Однако суть ее профессии в том, чтобы быть внимательной к каждой мелочи, так что вызов принят: обязана обнаружить хоть что-то. — Пойдем на кухню. Только осторожнее: на тебя нападут, — в легкой задумчивости следует на кухню, не отрывая взгляда от снимка, пока Фидий и правда бросается на ногу Стивена, едва тот подходит слишком близко к кошачьему укрытию, и тут же убегает, прячась под стулом, на котором чаще все сидит Ребекка и возле которого стоит недопитый бокал вина. На краю все так же лежит Беретта: ее она не трогает, но убирает на подоконник книгу Дафны дю Морье — "Моя кузина Рэйчел" — которую в последнее время перечитывает, когда не хочется спать. Поправляет подушку на сидении стула, садясь на него, задирая одну ногу и обхватывая собственное колено, разворачивая фотографию к себе вверх ногами и указывая Стивену на свои сережки. Как и говорила: профессиональная внимательность к мелочам. — Фото сделано где-то с середины февраля по апрель. Я больше не ношу эти серьги: подарок бывшего на день рождения, — словно в подтверждении своих слов убирает белокурую прядь за ухо, демонстрируя небольшие золотые колечки в ушах, тогда как на фотографии на ней надеты серьги-капельки с сапфирами: Демиан никогда не отличался скупостью. — Судя по стенам, это зал для совещаний в бюро. Там проходят планерки, совещания начальников разных отделов. Там же мы иногда общаемся с юристами, прокурорами, детективами, родственниками умерших или сотрудниками ритуальных агентств: кто угодно мог быть в этом месте и сделать это фото. Я часто бываю там, — снова трет левый висок, а затем одним глотком допивает вино, предчувствуя, как из-за нервного перенапряжения не сможет нормально поспать этой ночью.
Фидий тем временем смелеет и снова предпринимает попытку нападения на Стивена, и Бекка неожиданно смеется: глупая выходка кота вкупе с напряженной атмосферой, внезапно возникшей за столом, лишает ее возможности полностью контролировать свои эмоции. "Quel imbécile" 1 , ласково бормочет себе под нос, а после поднимает горящие от смеха глаза на Блэка, но тут же беря себя в руки и становясь строже. Неловко. — Не предлагаю тебе вино, но могу сварить кофе. Ты ведь явно любишь кофе, как я могу судить, — пожалуй, подкалывать его со злосчастным кофе ей нравится, точно сражается со врагом его же оружием. Не дожидаясь ответа, встает и отходит к плите, доставая из верхнего шкафа турку и молотый еще с утра кофе. Фидий продолжает играться с детективом, так что, когда заливает в турку с кофе воду, вытаскивает из выдвижного ящика хрустящие подушечки со вкусом индейки и кладет на стол перед Стивеном. — Его зовут Фидий. Ему нет и полугода, так что он очень любит играть и вкусненькое. Только осторожнее: он и правда больно кусается, — поясняет, когда отворачивается к плите, делая вид, что крайне сосредоточенно наблюдает за процессом образования пенки на поверхности воды, и даже не замечает, как поднимает левую ногу и прижимает стопу к колену, вставая на манер цапли, как всегда любит стоять, пока готовить.
— Черт, стоило тебя послушать утром и вызвать другого эксперта, — раздраженно произносит и трет глаза. — Ты скажешь капитану о находке. Он сообщит доктору Лейсманну, придется заменить судебно-медицинского эксперта на этом деле, которому придется проводить повторное вскрытие, потому что мой отчет ни один прокурор не примет, а при повторном вскрытии уже сложнее обнаружить некоторые детали или нюансы. Столько мороки, — все же разворачивается лицом к Блэку. — И если фото сделал тот, кого я точно встречала, то кто? Я не знаю, кому может быть нужно меня тайно фотографировать. А та женщина? Зачем это было нужно ей? Я всего лишь рядовой судебно-медицинский эксперт. Бред какой-то, — в ее голове и правда совершенно не укладывается, что кто-то может решить, что стать ее копией — хорошая идея. Знали бы, каково жить в ее шкуре, точно бы в нее не лезли.


1 — "Какой дурачок" (франц.)

+1

16

Он не может не заметить различие: в квартире, в этом домашнем одеянии она совершенно другая. Такая уютная, не такая ледяная, какой видится постоянно на работе. Этот образ очаровывает, особенно подкупает котёнок, делающий её автоматически мягче, как визуально, так и додумано в голове. Жесткие люди не заводят животных - Стивен живет именно по этому мироощущению. У него появляется сиюминутное желание признаться в собственных наблюдениях и сказать, что такой её образ ещё более привлекателен, чем тот, который он постоянно зовет пить с собой кофе, но Блэк во время останавливает себя. Во-первых, это не_этично, если вспомнить почему он оказался в её личной квартире, во-вторых, он не знает, как женщина отнесется к такому комплименту. Все предыдущие она отметала запросто, даже не дослушивая порой, сейчас тоже может разозлиться, а ему этого совершенно не надо.
Поэтому он никак не акцентирует внимание на этом различие и сосредотачивает его на словах и котенке. Делит его практически пополам: ну разве можно игнорировать эту кроху?

- Ну уж с патрулем я бы как-нибудь разобрался, - усмехается Стив. Практически все патрульные в этом городе хоть раз, да встречались с ним. Так как работа патрульных связана практически всегда с тем, что именно они оказываются первыми на месте преступления, а после докладывают об обстоятельствах, то он сумел бы найти общий язык с ними. Да и забирать его по сути не за что, он ничего не нарушил, пока просто осматривался. Вот если бы нарушал общественный покой, то да, а так... - Или ты думаешь, что я бы дал себя такого красивого арестовать? - стоит ли вообще говорить, что оказаться за решеткой  не хочется, обычно там если и сидят женщины, то очень страшные и продажные, Стив таких не любит. А если оказываться там не из-за женщины, то из-за чего вообще?
- Да и хотелось как минимум осмотреться, понять, не установил ли кто камеру у тебя напротив двери. Не говоря уже о том, что если убили ту девушку, то мы не знаем что происходит и оставлять тебя одну... мне не хотелось. Не подумай, конечно, что я весь такой рыцарь... хотя нет, я-таки рыцарь, практически из сказки про красавицы и чудовища, - бравады про себя любимого - это так по-блэковски, если честно! - Но как бы то ни было, без одобрения капитана я не могу поставить наблюдателей за твоей квартиры, - добавляет, просто пожав плечами. Блэк за всей своей напускной дурашливостью хороший человек и не может позволить себе оставить человека в беде. Даже, если бы они никогда не общались или конфликтовали в участке, он всё равно шуршал бы под дверями квартиры, руководствуясь принципом: лучше предотвратить убийство, чем его расследовать. Тактика: если игнорировать это, оно уйдет, хороша только для идиотов, а таким он уж точно не был.

Когда она благодарит за сохранение тайны о фотографии, он молчаливо кивает. Пообещал ведь не компрометировать её, да и в целом, скажи даже Райану о фотографии, то моментально поползут сплетни по отделу, будут отвлекать и путать. Ему наоборот, особенно теперь надо, чтобы никто, ни единый таракан в их отделе не узнал о происходящем. Чем меньше информации распространится, тем лучше для него самого - быстрее сможет понять кто убийца и обезвредить его до того, как он навредил оригинальной Ребекке.

Моро приглашает войти, внимательно рассматривая фотографию по пути к кухне. Предупреждает о том, что на него нападут, Стив ухмыляется, пока снимает обувь и проходит внутрь. Из укрытия действительно вырывается зверь и больно кусает за пятку, ему хочется поймать неукротимое животное и потискать, но тот убегает в укрытие. Усмехнувшись ещё раз, детектив переводит внимание на блондинку, всё ещё изучающую снимок. Сам он ничего не смог понять из него, но вдруг. Вдруг, собственно и происходит, она называет временной промежуток и даже конкретное место, где была сделана фотка. Удивленно, но одновременно одобряюще кивнув, он запоминает. Способность женщин по сережкам определить время, конечно, ошеломительна, но сейчас полезна, как никогда. - Кто-то из детективов, прокуроров, адвокатов и всех, кого ты перечислила, к тебе проявлял повышенное внимание? Кроме меня, конечно, - разведя руками, улыбается. Вообще он подозревает, что таких людей как минимум больше трех - Ребекка все-таки красивая женщина, было бы странно не проявить к ней внимание. Другой вопрос, что чьи-то знаки могли быть странными, специфическими или дурными. И здесь ему придется долго анализировать: всему виной то, что человек идиот или именно он сделал снимок и как-то замешан в расследуемом убийстве.
Он садится на стул с мягкой подушкой, предварительно поправив её так же, как это сделала хозяйка.

Пока они обсуждают снимок, котёнок смелеет и предпринимает попытку второго нападения. Ребекка на удивление смеется, её смех так искренен и красив, что Стивен невольно улыбается, как будто увидел классную сцену в кино. Сцена, правда, тут же обрывается, ей становится неловко, он решает её не смущать, ничего не говорит, лишь опускает лицо, чтобы она не  могла заметить восхищения в глазах. Одной рукой поднимает котёнка к себе на колени и принимается с ним играть, тот бесится от восторга, кусает пальцы и старается зацепится острыми когтями за вздутые вены. Стив ухмыляется и потирает их большим пальцем, когда отвечает на колкость о кофе: - Ой, как ты догадалась! Я думал в отделе никто не знает об этой моей страсти! - наверное, если посчитать в совокупности количество его попыток выпить с ней кофе, то хватило бы на целый сборник поражений. Можно ли назвать победой этот раз, учитывая, что все происходит слишком вынужденно для обоих и по крайне неприглядному поводу? - Но то, что ты зажмотила мне вино я запомнил.

Когда она начинает задавать вопросы, Стивен злится, но не на неё, а из-за того, что не знает ни одного ответа на поставленные вопросы. Ему бы хотелось ей ответить, хоть как-то успокоить, но получается только пожать плечами. Перенимает кружку с дымящимся кофе и делает глоток. - Я не знаю. Я вообще не понимаю как она соглашалась и каким образом она замешана, но судя по тому, что на её странице есть фотки с изменениями, вряд ли она была ими недовольна. Больше всего меня волнует, что это всё как-то связано с нашими коллегами и с тем, что она сама, видимо, бывала в участке. Или тот, ради кого она это делала. Скорее всего у них был какой-то план... Ну или он просто влюблен в тебя настолько, что создал себе копию... - он делает ещё один глоток. - Вообще удобная тактика, влюбляешься в кого-то, она тебя отшивает и ты делаешь себе из на-всё-согласной копию той, что отшила. Только вот копия на-всё-согласна и у тебя нет ни проблем, ни забот... - конечно, если вдуматься, то это скорее похоже на какой-то отвратительный сдвиг по фазе, но если не вдумываться и рассматривать исключительно с позиции мужика, осуществившего свою мечту, то он практически красавчик. - Но вот что странно, если у неё была твоя фотография, то она знала, что ты существуешь. Не говоря уже о том, что осознанно шла на изменения... Как вариант... Может, она перестала это делать и он этого не вытерпел... Если долго привыкаешь к тому, что человек танцует под  твою дудку, а тут он резко останавливается, то это отличный мотив для убийства.

[NIC]Steven Black[/NIC] [STA]арестую твоё сердечко[/STA] [ava]https://i.imgur.com/jXF1c7o.png[/ava] [SGN] max, the murderer!, спс[/SGN] [LZ1]Стивен Блэк, 35 y.o.
profession: детектив убойного отдела;[/LZ1]

Отредактировано Roy Vexler (2021-09-30 23:48:48)

+1

17

Весьма удобно отвлекаться на кофе, за которым нужно следить, чтобы вовремя снять с огня; чтобы не смотреть на Блэка, потому что наверняка выглядит сейчас напуганной и встревоженной — не тот образ, который старается год за годом демонстрировать на работе, чтобы избегать ненужного флирта, скабрезных шуток или попыток сплетничать. Правда, против того же Стивена ее обычная холодность действует мало, но в принципе не то чтобы при этом он серьезно переступал личные границы — разве что очень настойчиво звал выпить кофе, словно не смущаясь из-за регулярных отказов, как если бы те только подстегивали его настойчивость, однако в конце концов это стало чем-то вроде их странной традиции. По крайней мере Моро старалась думать именно так, едва ли способная однозначно решить, было ли в этом что-то еще, всегда со сложностью определявшая флирт, направленный в ее сторону. Вот только кофе потихоньку закипает, и она переливает его в чашку, выставляя перед детективом на стол, заодно теряя возможность избегать зрительного контакта при разговоре. Так что просто садится напротив, забираясь на стул вместе с ногами, как-то забываясь в домашней обстановке, что находится на кухне не одна [ упирается стопой в сиденье стула и укладывает на колено локоть ], с легкой тревожной задумчивостью слушая ответ Блэка, и тянется к открытой бутылке вина, чтобы долить то в бокал. Нет, ей совершенно точно не повредит еще один бокал — вечер давно перестает быть томным, а день в принципе попахивает сюжетом какого-то странного триллера про маньяков.
— Твоя теория звучит странно. И жутко, — после недолго молчания признается Моро, медленно болтая бокалом в своей руке и наблюдая за тем, как темно-алая жидкость омывает прозрачное стекло. Фидий продолжает играться с руками Стивена, явно довольный, что с ним в принципе играют: наверное, ей стоит уделять куда больше внимания животному, но слишком занята попытками убежать от собственной эмоциональной подавленности в работу, чтобы чаще находиться дома. — Если предположить, что твоя теория верна, ну... с влюбленностью, — последнее слово произносит с большим сомнением, — то получается, что у этого человека должны быть проблемы с психикой, — ей кажется странным, что кто-то может влюбиться в нее настолько, чтобы пытаться найти или создать ее копию, — абсолютно ненормальное занятие, если так подумать. Если быть честным, в настоящий момент ей в принципе кажется странным, что кто-то может в нее влюбиться: ее было недостаточно, чтобы сохранить свои отношения, так почему ее должно быть достаточно, чтобы вызвать романтическую привязанность? Тем более, судя по всему, у кого-то из коллег, с которыми всегда держалась весьма отстраненно — кто-то мог бы сказать, что это даже было высокомерно и грубо. Один из детективов в принципе точно скажет, что она чокнутая идиотка, потому что однажды, еще в самом начале ее работы в полицейском департаменте, тот решил, что будет забавно — попробовать подойти со спины и напугать новенькую помощницу судебно-медицинского эксперта, когда у той в руках скальпель [ чудом не лишившись кончика носа, все еще не передумал, что идея была дурацкая, однако выводы о Бекке сделал и даже поторопился поделиться ими со всеми коллегами; впрочем, это сыграло только на руку той репутации, которую она пыталась создать ].
— И если ее принуждали к подобным изменениям, значит, и у нее тоже были проблемы. Кто станет намеренно себя изменять ради того, чтобы сохранить отношения? — произносит, а после осекается, все же делая глоток вина, причем довольно большой. Иронично, что весьма лицемерно осуждает мертвую девушку за попытки сохранить отношения путем притворства, тогда как сама поступала точно так же и не раз, думая, что если будет вести себя как-то иначе, все в конечном итоге не развалится. Только все всегда разваливается, как бы ни старалась стать той, с кем в конечном итоге останутся. Наверное, это даже весьма предсказуемо, что ложь никогда не помогает в личной жизни — или помогает, но весьма недолго. Впрочем, с правдой [ в ее случае ] тоже ничерта не работало. Возможно, все дело изначально было в ней, как дело в ней и сейчас: человек может быть мертв, потому что кто-то может быть влюблен в нее достаточно ненормально, чтобы пойти на крайности.
— Но она ведь свела татуировку, так? — внезапно вспоминает и вскидывает голову, смотря на Стивена прямолинейно, как когда делится результатами вскрытия на работе. — Ты сказал, что ее могли убить за то, что она перестала подчиняться. Она свела татуировку. Что если это и было причиной? — к горлу подступает тошнота, которую тут же заливает еще одним глотком вина, пусть это не помогает в той мере, в какой ей того хочется. — На теле не было никаких следов насилия или драки. Она точно знала того, кто это сделал. Она должна была доверять ему, чтобы не сопротивляться. Чтобы просто открыть рот и позволить вынести себе мозги выстрелом. Это была казнь — не просто убийство. Ее словно наказали, — голос немного дрожит, и Бекка поджимает губы, чтобы успокоиться. Гораздо проще вести себя хладнокровно, когда находишься на работе [ и когда чужая смерть не касается тебя лично ], но в домашней атмосфере все предрасполагает к тому, чтобы позволить себе быть слабой. В конце концов, во многом именно такой она и была — чертовой слабачкой.
— И теперь может наступить моя очередь, не так ли? — усмехается как-то обреченно, но смиренно; почему-то паника не наступает, пальцы не дрожат, но сжимают ножку бокала чуть сильнее обычного. — Только не ври, что ты не думал об этом: что если где-то там есть какой-то псих, который может быть зациклен на мне, то после смерти копии он переключится на оригинал. На меня. А там никто не знает, чем это все закончится, — бессмысленная ложь: они оба знают, чем это закончится — видит во взгляде Блэка это четко и ясно. В конце концов и в ее рту окажется дуло, ее тело после помоют, обмажут лавандой и выкинут на каком-то видно месте, чтобы нашли до того, как начнется самая неприятная стадия разложения. Вот только не получается избавиться от ощущения вины: он бы мог начать именно с нее. Убить ее — не какую-то другую девушку, в чьей смерти смерти чувствует теперь свою опосредованную ответственность.
— Но я не могу ничем тебе помочь. В плане подозреваемых. Я не знаю, кто мог бы быть настолько зациклен на мне. Это в принципе не укладывается в моей голове, почему это должна быть именно я, — пожимает плечами, отчего с одного из них футболка сползает еще ниже. Черт, да она в принципе едва ли может понять, когда кто-то проявляет к ней интерес, не то что способна определить, когда у кого-то может возникнуть к ней более глубокая привязанность. — У меня нет и не было интрижек с коллегами. И, хочется верить, не даю поводов думать, что они могут быть. Я не знаю, кто мог сделать то фото, — сжимает пальцами переносицу, снова вздыхая. Голова опять болит, так что снова доливает себе вина. — Точно, ты же можешь быть голодным. Будешь лазанью? Раз уж ты и так тратишь свободное время на то, чтобы устроить допрос фикусу у моей двери, — несмотря на то, что явно подкалывает его, в голосе сквозит благодарность.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в отражениях искаженных зеркал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно