Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Дорога в Сакраменто


Дорога в Сакраменто

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

дорога от Сан-Франциско до Сакраменто | сразу после эпизода "Greed"

Ivo Salvatore, Anthony MacIntyre, Christian van de Velde
https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

Дорога от Сан-Франциско к Сакраменто с остановками. В одной машине едут Энтони и Кристиан, позади, на некотором отдалении следует Иво Сальваторе.

Близится рассвет, небо розовеет, но вокруг еще безлюдно. В городе в этот предрассветный час машин было совсем мало, в основном такси и авто разных городских служб. Потому совсем скоро за окнами промелькнул пригород Сан-Франциско и машины выехали на автостраду.
По трассе в обоих направлениях мчатся редкие фуры с товарами для магазинов и рынков, нечасто попутно или навстречу едут легковушки.
Вокруг захватывающие пейзажи Калифорнии, холмы, облака, еще не открытые придорожные кафе, а впереди уютный Сакраменто.
.

+1

2

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8360/49287.jpg[/AVA]

[NIC]Ivo Salvatore[/NIC]
Охота начиналась! Это было именно то, ради чего стоит жить, именно то, ради чего стоит вообще интересоваться жизнями других людей.
Сейчас Иво чувствовал небывалый прилив сил, волну энергии, которая захватывала его, разливалась по нервам как мощнейший энергетик.
Он вышел в туалет, закрыл за собой дверь кабинки и снова достал телефон. Все работало. Объект был точкой на экране, Иво видел его местоположение на карте Сан-Франциско, мог даже послушать, о чем тот говорит.
А Тони и его собеседники говорили о том, что пора расходится. Очень хорошо, и правда – пора. Хватит сидеть здесь, в людном месте, у всех на виду и испытывать нервную систему мистера Сальваторе на прочность. Его вечер и так был уже слишком напряженным.
Иво вернулся на место, за стойку бара, повернувшись спиной к столику МакИнтайра. Но он слышал, как он прощаются, расплачиваются, собираются.
Объект и его попутчик вышли из бара, сели в машину. Иво подождал около 5 минут. Ему не надо было спешить, ведь он мог не только слушать разговоры объекта и видеть его и окружающую обстановку через камеру, но и отслеживать его перемещения в реальном времени, а также изучать историю перемещений.
Теперь объект был как на ладони.
И охота начиналась… Вызов принят!..
Иво не спал уже почти сутки. Впрочем, он и так часто страдал бессонницей. Теперь он просто заказал еще чашечку крепкого кофе и продолжал ждать. Это было приятное ожидание вроде того, что испытывает хищник, затаившийся в засаде. Именно так Иво и чувствовал себя сейчас. Собственно, он большую часть времени себя так воспринимал. Он – хищник во всех смыслах, и в жизни, и в бизнесе. И внешне. Он находил свою внешность исключительно привлекательной и считал себя внутренне похожим на красивого хищника. Он был пантерой с глазами змеи. Да, именно так! Он улыбнулся про себя – отличное сравнение, надо запомнить. Он – пантера с глазами змеи.
Вообще-то большинство людей, близко знавших Иво, согласились бы с этим определением. Только это существо, придуманное Иво только что, вовсе не казалось бы им красивым, сильным и привлекательным. Скорее жестоким, чем сильным, скорее отталкивающим, чем привлекательным.

Иво неспеша допил кофе. Если его машина будет следовать прямо за машиной объекта, это может показаться подозрительным. Тем более, теперь она будет следовать за объектом довольно часто. Лучше дать МакИнтайру фору, пусть едет вперед.
На улице было еще темно, стояла особая тишина, какая бывает за час до рассвета или около того. Машины МакИнтайра уже не было. Иво потянулся, расправил плечи, покрутил головой, готовясь отправиться в путь.
Сейчас он был вовсе не против этой поездки – возможно долгой, но не исключено, что и нет. Ведь для него это была поездка в неизвестном направлении, дорога в никуда. Иво не прослушивал телефон МакИнтайра постоянно. Ведь так зарядка закончиться быстрее, пусть и ненадолго, но быстрее, а Иво совсем не хотел бы потерять объект сейчас, в тот момент, когда его охватил долгожданный азарт и воодушевление.
Слишком долго он жил тихо и вяло, уже месяца три, с тех пор, как избавился от последнего тела. После этого несколько недель он чувствовал себя совершенно опустошенным, азарт отступил, наступило полное спокойствие, но вместе с ним и апатия. Сперва это состояние нравилось Иво. Первые дни и недели после несчастных случаев с очередным объектом он даже любил. Но теперь это угнетало. Хотелось нового прилива энергии, вдохновения – и вот, он получил его.
Он сел в машину, включил свой телефон и закрепил на пнели. Теперь он видел машину объекта в виде светящейся точки, двигавшейся в направлении Сакраменто. Ох, было бы очень кстати, если бы МакИнтайр и правда поехал в Сакраменто. Иво пошел бы спать прямо домой, в свою комнату на вилле матери. И она была бы рада.
Рядом с матерью он всегда чувствовал себя в наибольшей безопасности. В смысле – в безопасности относительно вторжения в его жизнь чужаков, в том числе полиции. А в целом, конечно, его мать – это как раз тот человек, которого следует по-настоящему бояться. Больше, чем полиции, кредиторов, мафии и прочих. Потому, что, если перейти ей дорогу, явятся и кредиторы, и мафия и, возможно, даже полиция.
И сам Иво содрогался, вспоминая, как распахивается дверь – без стука, без предупреждения, и в комнату входит мать. И это может произойти в любой момент, где угодно, когда угодно. Он вспоминал мать, стоящую в проеме открытой двери, элегантную, спокойную, как всегда. И при этом – сверлящую тебя взглядом. А во взгляде немой вопрос: делаешь ли ты что-то непристойное, сынок? Что-то неподобающее? Противозаконное? Противоестественное?..
Но, когда дело касалось чужаков, то рядом с матерью было безопасно и спокойно. Она никого не пускала в их жизнь, но активно интересовалась жизнями других. Наверное, у Иво это от нее? Только она сама ни за кем не следила, ей это казалось скучным и она жалела времени. Потому она просто покупала нужную информацию. Что ж, у полиции, корпоративных юристов, сотрудников конкурирующих фирм всегда есть товар, если у тебя есть монеты.
Он размышлял: вот если бы его мать была менее подозрительной к нему, если бы больше доверяла, они могли бы отлично сработаться. Он мог бы представить ей не меньше полезной информации о людях, которые ее интересуют. А, может, и больше. Ведь ее шпионы – все жалкие любители, а он – профессионал. И их мучает совесть, гложут опасения, терзает страх. А Иво вообще не знает, что такое «совесть». И «страх», кстати, тоже. Он помнил реакцию своих жертв в критических ситуациях и осознавал, что с ним ничего подобного не происходит. У него как-то все иначе. Он даже размышлял, может именно поэтому бесполезно допрашивать психопатов при помощи полиграфа – их реакции отличаются от реакций большинства, невозможно понять, где правда, где ложь.
А Иво сознавал, что он психопат. Еще в юности доктор говорил об этом его матери, а он подслушал. Но доктор говорил и о том, что в таком душевном складе человека есть не только минусы, но и плюсы.
А потом мама протянула доктору пачку денег, а он ей взамен – медицинскую карту Иво. Тогда они еще были бумажными. И Иво помнил, как мама сожгла ее вечером в камине, несмотря на то, что на улице стояла жара.

Иво притормозил перед одним из последних светофоров в городе на тихом перекрестке, где не было в этот час больше ни одной машины. Цвета на сфетофоре сменялись, горел красный, потому Иво ничего не нарушил, затормозив здесь.
Он просто хотел проверить все еще раз, потому пристально всмотрелся в экран телефона. Да, похоже объект ехал в Сакраменто. Он уже выехал за пределы Сан-Франциско и сейчас двигался по шоссе.
Свет на светофоре сменился желтым. Иво тронулся с места, покатил в направлении Сакраменто.
Он включил прослушку, чтобы узнать, о чем говорят объект и его попутчик. Вдруг там прозвучит что-то о месте их назначения.

Отредактировано Christian van de Velde (2021-09-29 16:10:03)

+1

3

Хлопнув дверцей машины, Энтони замер на мгновение, слушая краем уха, как скрипит материал соседнего кресла, на котором устраивался его друг. Он вгляделся в тёмно-серый асфальт проезжей части, убегающей вперёд, словно бесконечный виток чёрного ковра, затем поднял взгляд на небо, красиво подкрашенное розоватыми оттенками зачинающегося дня. Рассвет всегда казался ему нежнее и трогательнее заката - может быть, потому что всегда ассоциировался с началом чего-то нового, чистым листом грядущего дня, перелистанной страницей, поцелованной на прощание лучами юного солнца, которое только-только показало из-за горизонта свой жёлтый бочок.
Они тронулись; Энтони снова потянулся к магнитоле, чтобы разбавить тишину приятной музыкой, но его рука зависла в воздухе, остановившись на полпути. Он задумчиво опустил её, попытался на ощупь найти коробку с музыкальными дисками - у него имелась целая коллекция на все случаи жизни и под любое настроение, но в машине художника царил такой же бардак, как и во всей его жизни, и с первого раза, естественно, отыскать среди кучи вещей нужную было сложно. Энтони неуклюже нащупал какую-то книгу, которую иногда почитывал, стоя в утренних пробках, и швырнул её на заднее сиденье, перекинув через плечо; как раз под книгой и обнаружилась коллекция тонких прозрачных CD-кейсов с хорошо знакомыми любому меломану именами на корешках.
- Хочется чего-то задорного... бунтарского! - Энтони коротко рассмеялся. - Как насчёт панка, Крис? Послушаем Ramones? "I don't wanna be buried in a pet cemetery"... - он пропел строку из своей любимой у этой группы песни и остановился, чтобы вставить диск в прорезь. - Чувствуешь себя анархистом из 70-х? Лично я ещё как чувствую - сидя за рулём после двух бокалов вина!
Вообще-то после того случая, как Энтони, будучи под кайфом, едва не попал в ДТП, он стал гораздо осторожнее и избегал водить машину в нетрезвом состоянии, осознав, что может навредить своей легкомысленностью не только самому себе, но и окружающим. Стоило вспомнить тот вечер - и художник невольно напрягся; невооружённым глазом было видно, как выступили под кожей хлипкие мышцы. Иронично, но тогда он тоже ехал в Сакраменто... к счастью, сейчас он не один - с ним Кристиан, который, правда, выпил вина за компанию, но почему-то Энтони хотелось верить, что Крис не даст ему натворить глупостей. Он скосил взгляд в сторону друга и почувствовал колоссальное облегчение, костлявые плечи расслабились и вернулись в прежнее положение. Ну конечно Крис не даст ему совершить ничего дурного!
Впереди показался перекрёсток, и Энтони проехал его, а потом вдруг запоздало притормозил, с беспокойством глядя в зеркало заднего вида: он точно выбрал правильный поворот? Сомнения охватили его рыжую голову, и он даже слегка сдал назад, сомневаясь в выбранном пути. Сомневался Энтони добрых несколько минут, пока Крис наконец не встревожился вслед за ним; тогда водитель вынырнул из оцепенения и тронулся, махнув рукой - какая, мол, разница, как-нибудь да выедем, навигатор включим, в конце концов. Вызов принят!
Отогнав сомнения прочь, Энтони даже как-то приободрился и ускорился, благо междугороднее шоссе позволяло, и улыбнулся Кристиану:
- "У каджита есть товар, если у тебя есть монеты" - я тут сейчас подумал, и мне кажется, что такой девиз отлично смотрелся бы на рекламе алкогольной лавки... К слову о каджитах, - он кивнул на магнитолу, которая как раз принялась проигрывать песню про кладбище домашних животных. - Помнишь этот трек? Он звучал на фоне у экранизации "Кладбища домашних животных" пера Стивена Кинга. Хороший был фильм! Первый раз я посмотрел его в детстве, ещё на кассете. Мы с другом укутались пледом, выключили свет и начали смотреть... Сначала нам было весело, мы кидались друг в друга попкорном, как типичные мальчишки, а потом!.. Как началась чертовщина с кладбищем - чуть в штаны не наделали, - Энтони тихо рассмеялся, качая головой. - Ты бы хотел вернуться в своё детство, Крис?
Сам Энтони, пожалуй, ни за что не хотел бы. Пусть он хранил некоторые тёплые воспоминания, такие как детская дружба или тёплые объятия ныне покойной матери, всё же дерьма было больше. Намного больше.
- Слушай, Крис, - неожиданно сам для себя заговорил художник, - я ни одному журналисту об этом не рассказывал, но мой глаз, в котором зрачок не двигается - это не врождённый дефект, как ошибочно считают. Это я в школе в драку ввязался. Лет в пятнадцать. Хотел за друга заступиться... но меня и так в школе не особо любили - ну, можешь себе представить, я был странным задумчивым мальчишкой с карандашом в руке, к тому же, я не умел играть в футбол и писал левой рукой. Словом, максимально отличался от других пацанов. Так вот, меня и так не особо любили, а в тот момент им - старшеклассникам, то есть - вообще как будто крышу сорвало. Накинулись на меня толпой... я три дня в реанимации лежал. Пять операций на глазу было. У меня даже шрам на глазном яблоке есть, представляешь? Так с расстояния не видно, конечно, присматриваться нужно, но он есть.
Энтони сам не заметил, когда успел закурить. Его внимание привлёк не табачным дым, который разъедал лёгкие, не характерный запах от сизоватых клубов, а свежий вечерний ветер, который ворвался в салон через приоткрытое окно.
- Дети бывают удивительно жестоки, правда? Или же... люди бывают удивительно жестоки. К тем, кто от них отличается, - художник немного помолчал, а потом вдруг рассмеялся, но смех вышел какой-то невесёлый, как карканье ворона. - Извини, зря я это... испортил нам обоим настроение. Нервничаю, понимаешь. Выставка скоро, а я никак с картиной не могу совладать. Или она со мной не может... я уже даже и не знаю. Иногда мне кажется, что мои творения своей жизнью живут. Вроде как я их создаю, я творец и создатель, но они надо мной каким-то образом превалируют. Не знаю, как это объяснить. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я. Ты ведь тоже творец, хоть и другой специфики. Чёрт, у тебя, наверное, с экзистенциальными кризисами ещё хуже дела обстоят... я слышал, артистам порой становится совсем тоскливо. А иногда они слишком сильно заигрываются и теряют себя настоящих... да что же я, опять какую-то мрачную тему поднял! Это всё вино, приятель, оно самое, коварный напиток, истинный Дьявол. Но ничего, доберёмся до Сакраменто... Моя квартира тебе точно понравится, я уверен. Гостевых комнат целых две, если что, так что ютиться на диване в гостиной тебе не придётся, выбирай любую!

0

4

Они вышли из бара уже глубокой ночью, сели в машину. Казалось, в баре было совсем не шумно, но, стоило выйти из него, возникло ощущение, будто уши забиты ватой.
Крис подумал, что сейчас очень не хватает музыки. Похоже, Энтони был того же мнения:
- Хочется чего-то задорного... бунтарского!
- И не говори! Было бы очень даже кстати.
- Как насчёт панка, Крис? Послушаем Ramones? "I don't wanna be buried in a pet cemetery"... Чувствуешь себя анархистом из 70-х? Лично я ещё как чувствую - сидя за рулём после двух бокалов вина!
- Это ты меня решил напугать на счет двух бокалов, да? Мы уже на выезде из города. Посреди дороги такой – черт! Я ж пьяный за рулем! – Крис расхохотался. – Но и я после двух бокалов тоже! Так что у нас два выхода – рискнуть и ехать дальше или пойти вздремнуть куда-нибудь в чащу. Ведь спать на обочине автомагистрали опаснее, чем водить пьяным или спать в лесу…
Он всмотрелся в ночь за окном:
-Или что там по дороге будет -  горы? Короче, чем спать черте где. А значит, уже побудем бунтарями, тряхнем стариной и не будем загоняться правилами.

И Тони был с ним в этом полностью согласен:
- Помнишь этот трек? Он звучал в экранизации "Кладбища домашних животных"?
-О, «Кладбище домашних животных»! – заулыбался Крис. – Прямо ностальгия. Мне вообще нравятся саундтреки к фильмам ужасов. Чаще всего там, конечно,  зловещая музыка, но запоминающаяся и атмосферная. Но почему-то особенно хороши именно старые ужастики. Сперва я думал, что старею, но нет! Многим нынешним молодым людям нравится «Кошмар на улице Вязов», например. Или тот фильм про ревнивую машину, помнишь? «Кристина», что ли. И «Коматозники». Даже фан-клубы есть, я их иногда пролистываю. Нынешние дети великолепны! Арты рисуют на Фредди, нарезают на гифки «Пятницу 13-е»... Я даже фанфики видел с элементами слэша с Джейсоном и Крюегорм, Чужим и Хищником… как бы ужасно это ни звучало.
-Иногда по этим фильмам ремейки пытаются снимать, но все не то! Там ведь похуже были спецэффекты. Но зато какое все остальное настоящее! Вся бутафория. Ошейнички на могилках домашних животных, мебель в комнатах жертв Фредди Крюгера и прочее. И как-то более стильно все было. Даже если актеры иногда немножко переигрывали, это как-то было в тему. Современные ужастики смотрю и думаю – что с ними не так? Тот же «Кладбище домашних животных» старый, 89-го года. Ни одной затянутой сцены, ни единого бессмысленного диалога – все работает на сюжет. Даже старые черные комедии – просто шедевры. «Семейка Адамс» особенно.

Крис мечтательно улыбнулся. Видно было, что ему нравится даже просто вспоминать про старое кино.
- А сейчас эти современные режиссеры все пытаются любой фильм сделать философским, вскрывающим проблемы, несущим идею и все такое прочее. В итоге в заурядном ужастике герои внезапно начинают ни с того ни с сего философствовать, и эти их безумные неуместные рассуждения пугают больше всего. Еще и с толку сбивают. Ведь хоррор – это простой жанр. И даже хичкоковский саспенс. Тут в принципе с самого начала должно быть понятно, кто тут хороший, где зло, кто станет жертвой. А сейчас вроде положительный герой, и вдруг изрыгает такое гониво! И думаешь – так он же маньяк! Но нет, маньяк не он, а его рассуждения – это типа высокие материи были. Нет, этого я не принимаю. Это не художественные находки и не какое-то новое слово. Просто не получается у нынешних сценаристов и режиссеров ничего. И уровень продюсеров сильно упал, они вкладывают деньги абы куда. Такое впечатление, что берут просто все, что дают, не глядя. Типа «У каджита есть товар, если у тебя есть монеты».
Кристиан посмотрел в окно и отметил:
-Смотри, выехали за город, довольно долго едем, не встречая ни одного перекрестка! И ни одной встречной машины. Только иногда позади нас далеко-далеко виднеются фары попутных. Одной или нескольких – и не разберешь… В одиночку так ехать – довольно унылое путешествие было бы. И опасное. Я б без музыки в такой дороге вообще заснул…
Но он сразу вернулся к теме разговора:
-Я ведь, как ты помнишь, люблю в выступлениях делать какие-то аллюзии, намеки на классику хоррора, на фильмы или книги. На современные – просто невозможно! В них чаще всего просто вообще нет таких деталей, которые можно использовать как тонкий намек. Либо надо намекать грубо, в лоб, либо никто ничего не заметит и не узнает. А я в лоб не любою, это не художественно. Да и противно как-то это ж не аллюзия, если так – если прям костюм персонажа надо надеть или повторить его реплику – это фактически плагиат… Так что, видишь, прекрасные фильмы нашего детства оказались неповторимы.
- Ты бы хотел вернуться в своё детство, Крис?
-О, нет. В детство обычно хотят вернуться те, с кем родители постоянно возились, и они были в центре внимания. Все их любили, все с ними нянчились. А моя мама была слишком занята. А уж няни – и подавно. Я, помню, первые фокусы выучил, лет в 6-7, чтобы няню отвлечь от телевизора и бесед с дружком по телефону. Не очень приятное время, когда ты вроде как никому не нужен, но тебе при этом ничего нельзя!
Он задумался на пару мгновений, а потом печально произнес:
-Да еще и фокусы у меня тогда совершенно не получались. Руки были такие неловкие, кошмар. Я был никому особо не нужен и к тому же ничего не мог. Вот рисовать у людей обычно с самого детства получается. Во всяком случае, довольно рано видно, что у ребенка талант. И самому, наверное, видно, и приятно, что получается. Надеюсь, твое детство было приятнее моего, ведь ты же рисовал!
Но нет. Кристиан здорово ошибся. Детство Тони не было таким уж безоблачным. Правда, дело было не в его собственных способностях, а в проблемах со сверстниками.
-Я и подумать не мог! Я был уверен, что ты родился с такой особенностью зрения, которую сумел передать в рисунках. Своего рода странный подарок судьбы. И мне трудно поверить, что тебя можно было обижать. Ты не агрессивный и производишь впечатление человека, рядом с которым не бывает драк. А тут – такое ужасное происшествие. Я очень сочувствую. Но, с другой стороны, смотри, как ты смог обратить это несчастье в свою пользу! Чаще всего мы в подобных случаях жалеем себя и ли говорим: «Если это игнорировать, оно уйдет». Оно никуда не уходит. Вот я себе, увы, так говорю частенько. А ты смог преодолеть такое испытание, да еще обратить такую серьезную травму к своей выгоде.
А Кристиан всегда очень любил такие истории, когда человек обращает свои недостатки в сильные стороны, из трудностей извлекает новые идеи и прочее. Что-то такое анти-суперменское.
Сан-Франциско остался далеко позади, скрылся за несколькими поворотами, за холмами и выпуклостями рельефа. Стало совсем темно, яркие желтоватые фонари светили теплым светом, выхватывали из черноты только дорожное полотно.
Кристиан попытался разглядеть, что там вокруг машины, во тьме, куда не достигает свет фонарей. Там были только расплывчатые темные силуэты огромные, как горы и очень близкие. И опять – свет фар далеко позади.

- Извини, зря я это... испортил нам обоим настроение. Нервничаю, понимаешь. Выставка скоро, а я никак с картиной не могу совладать. Или она со мной не может... я уже даже и не знаю.
- Ничего ты не испортил. Вернул к реальности – так правильнее сказать. А реальность у нас в целом не плоха. Муки творчества, конечно, тоже муки, но я не знаю, как бы без них жил. Разбился бы давно, прыгая между зданиями… Я в подростковом возрасте и юности увлекался этим, знаешь. Пока руку не сломал. Потом выбирать пришлось – паркур или фокусы. Но я не сразу выбрал, конечно. Скакать-то проще было, чем придумывать, как заинтересовать и развлечь других, а не одного себя. До сих пор еще думаю: вот если бы я стал, например, акробатом… И думаю, что ничего хорошего в 40-то лет меня бы не ждало.
Естественно, и с живописью все оказалось вовсе не просто. Хотя Кристиану казалось, что в определенном смысле художнику легче, ведь он может хотя бы в общих чертах, в набросках или в первых штрихах на холсте увидеть конечные контуры своей работы. А спектакль, шоу или концертный номер существуют, постоянно меняясь во времени, каждую секунду что-то может пойти не так и никогда не знаешь, чем реально все закончиться… Но и у ходожников все было вовсе не так статично и задано с самого начала.

-Чёрт, у тебя, наверное, с экзистенциальными кризисами ещё хуже дела обстоят... я слышал, артистам порой становится совсем тоскливо. А иногда они слишком сильно заигрываются и теряют себя настоящих... да что же я, опять какую-то мрачную тему поднял!
- Да еще как! И с кучей артистов такое бывало. Особенно если зрителям нравишься не ты, а твое сценическое альтер эго. Тут очень велик соблазн… - он вздохнул, глядя в окно.
Справа было совсем темно, а слева проступили какие-то далекие огни – свет окон, но оказалось, это еще не Сакрамнто. Кристиан обернулся, вдали снова увидел фары одинокого автомобиля. Спать не хотелось, но он чувствовал упадок сил, явно из-за смены часовых поясов.
Энтони понял, что попутчику хотелось бы поскорее оказаться дома. Он заверил Криса:
- Ничего, доберёмся до Сакраменто... Моя квартира тебе точно понравится, я уверен. Гостевых комнат целых две, если что, так что ютиться на диване в гостиной тебе не придётся, выбирай любую!

+1

5

[NIC]Ivo Salvatore[/NIC]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8360/49287.jpg[/AVA]

Иво следовал за машиной объекта, выдерживая приличную дистанцию. В данный момент в сторону Сакраменто ехали только они, да и навстречу попалось всего несколько машин.
Иво пытался припомнить, когда он в последний раз встречал рассвет на природе, в дороге. И вспомнил – когда вез тело Ливерпуля на секретный участок компании, чтобы растворить его в одной из бочек с отходами кожевенного производства, которые были спрятаны там, на заброшенном ранчо.
Он не был в состоянии оценить красоту, атмосферу, настроение природных объектов. В рукотворные предметы эти вещи все как бы заложены, бренды делают это через рекламу и создание имиджа продукта. Иво научился прекрасно различать статусные вещи, дорогие, достойные и то, что не стоит приобретать, если хочешь производить желательное впечатление на людей.
Сейчас сон как рукой сняло. Он открыл окна, наслаждаясь прохладой предутреннего часа. Сперва Иво ехал в тишине – берег заряд обоих мобильных – и своего и телефона объекта. Спустя некоторое время он решил все же включить прослушку.
Сперва они болтали про искусство, это было не информативно и Иво уж думал отключаться, и вдруг дружок МакИнтайра сказал:
-Смотри, выехали за город, довольно долго едем, не встречая ни одного перекрестка! И ни одной встречной машины. Только иногда позади нас далеко-далеко виднеются фары попутных. Одной или нескольких – и не разберешь…
Иво вздрогнул. Речь шла, конечно, о его машине. Он видел, что больше никто в попутном направлении не едет. Он почувствовал прилив адреналина. Его заметили. Но при этом он был в безопасности. Объект и его попутчик не знал ничего о существовании Иво и его планах. Он как призрак следоал за ними. Он узнавал об объекте все больше, а тот не знал об Иво ничего.
Можно было уже выключать связь, но Иво не стал торопиться. И был возногражден. Объект рассказал полезную информацию из прошлого, кроме того, Иво узнал, что какие-то проблемы с глазом, возможно, и со зрением есть у него и сейчас. Он принял это к сведению и решил позднее разобраться подробнее.
Ему нравилось копаться в биографиях людей, пытаясь понять их мотивы и чувства. Ему казалось, что обычно ему это удавалось. На самом деле – нет. Но сбором и анализом информации Иво занимался самозабвенно.
И снова он не стал торопиться выключать звук, хотя дальнейшую беседу слушать было скучно. Просто размышления об искусстве, никаких фактов.
И все же в итоге он снова был вознагражден. Ведь все это время Иво размышлял – а куда, собственно, Иво и его попутчик направляются. Еще в своем магазине, вкратце просмптривая информацию про МакИнтайра он обратил внимание на сведения о мастерской или квартире в Сан-Франциско. И вот, выяснилось, то у объекта есть жилье в Сакраменто. Это были весьма полезные сведения. Выходит, прямо сейчас он сможет увидеть, где объект живет, сможет изучить обстановку. Насколько хорошо охраняется жилье, много ли поблизости посторонних глаз. Нет ли возможности проникнуть внутрь в отсутствие хозяина, чтобы установить скрытые камеры. Иво хотел бы иметь возможность наблюдать не только через камеры гаджетов, ведь так можно увидеть и услышать немногое.
Да и приятно было, что действительно можно будет погостить у мамы.
Иво усмехнулся про себя, продолжая следовать за объектом на некотором расстоянии.

+1

6

Энтони слегка ускорился, когда после поворота машина выехала на ровную, идеально прямую дорогу, и засмеялся, представляя, как юный Кристиан пытается изобразить некую иллюзию неуклюжими детскими ручонками.
- Я ведь тоже не сразу начал творить чудеса на бумаге - что ты, Крис, далеко не сразу! Видел бы ты, какие каракули я рисовал пальцами на песке, когда мы с другом ползали вдоль морского берега... - художник рассмеялся, вспоминая в кои-то веки приятные мгновения из детства, когда они с Брэндоном ползали на коленках по солёному прибрежному песку и дурачились, восполняя прекрасным природным материалом отсутствие большого количества игрушек. Брэндон всегда норовил заняться чем-то вроде строительства, пытался лепить замки с замысловатыми башенками, и Тони ему помогал, но терпения на настоящий замок из песка не хватало ни у одного из мальчишек, поэтому получались строения так себе - зато Тони любил щедро украшать их палочками, узорами и разнообразным морским мусором...
...Энтони так погрузился в забавные воспоминания, что не заметил, как чуть сам себя не выдал. Ведь он любил притворяться столичным франтом, этаким аристократичным денди, напускающим завесу тайны на своё, несомненно, высокоинтеллектуальное, интеллигентное прошлое, потому спокойно врал всем в лицо о том, что родился и вырос в Лондоне, а не приехал туда из глухой деревни. Он врал всем, начиная от журналистов и заканчивая по-настоящему близкими людьми. Крису он тоже в своё время соврал и спокойно придерживался выдуманной истории, не испытывая никаких угрызений совести - ведь что это, в сущности, за ложь? Разве можно посчитать её полноценным обманом? Так, ерунда. Никто не пострадал от того, что Энтони скорректировал себе биографию, значит, не стоит беспокоиться. Вот только в Лондоне моря нет. Зато в Довере есть.
Но Кристиан мог и не заметить оплошность - в конце концов, он европеец и вряд ли наглядно представляет себе географию Соединённого Королевства. И даже если он заметит, Энтони тут же найдёт отговорку - мол, летом они двумя семьями выбирались ближе к побережью, в отпуск, так сказать. Многие британцы так делают.
И пока художник судорожно придумывал потенциально новый маленький виточек своей маленькой лжи, он едва не проскочил нужный поворот и снова вдарил по тормозам со всей дури, не рассчитав слегка затуманенным после алкоголя разумом силу. Резина шумно заскрипела, словно протестуя.
- Боже правый! - нервно вырвалось у водителя; сердце заколотилось о рёбра под адреналиновым напором, руки задрожали, невольно отпуская руль, и он протяжно выдохнул, пытаясь привести себя в порядок. К счастью, к этому моменту машина уже остановилась.
- Кристиан, ты не хочешь махнуться местами? - он издал нервный смешок. - Я угроблю нас обоих, и меня похоронят не как подданного Короны, а как обыкновенного техасского фермера, а ты так и не откроешь свой отель. В результате мы оба вернёмся как призраки, только уже не выдуманные, а самые настоящие, и будем печально завывать по ночам, сбивая с пути случайных проезжих на этом шоссе.
В глубине души художник понимал, что меняться местами с Крисом - пустая затея; Крис выпил примерно такое же количество вина, как и он. Может, немного меньше, но учитывая, что пьёт он редко, воздействие на организм будет не менее сильное. Кристиан может запросто угробить их с абсолютно таким же шансом. Энтони просто неосознанно стремился сбросить с себя ответственность, инфантильно перекинуть её на чужие плечи, потому что с грузом ответственности он всегда справлялся плохо - не было у него необходимой для того силы воли. И вообще никакой силы воли не было.
- Ты не ударился? - Энтони всё же перестал дрожать и повернулся к своему спутнику, с беспокойством разглядывая его лицо. Крови он не заметил, как и гримасы боли, но мало ли? - Чёрт, я больше никогда за руль не сяду. Под алкоголем, я имею в виду, - а ведь Вивиан предупреждал его именно об этом! И он пообещал подобными рискованными глупостями не заниматься! - но нам недалеко осталось, я узнаю места. Обещаю, я тебе всё компенсирую.
Они снова тронулись, очень аккуратно и плавно, и Энтони постарался максимально сосредоточиться на дороге, хоть и продолжал болтать - точнее, рисовать другу красивую картинку, чтобы вместо тревоги тот начал предвкушать компенсацию.
- Я живу в таком... знаешь, что-то вроде элитного жилого комплекса. Не в центре, но это и хорошо; от центра я уже устал. Территория охраняется, не знаю, насколько эффективно, правда, но, кажется, никого из соседей не грабили, и назойливый репортёров в Сакраменто гораздо меньше, чем в Сан-Франциско. И квартира у меня уютная, просторная; хоть и стоит пустая большую часть времени, не пыльная - местная прислуга убирает квартиру каждую неделю, так что там чисто. И вещей полно. Я перевёз сюда добрую часть своей коллекции виниловых пластинок, можем что-нибудь поставить, знаешь, лиричное, неторопливое... как раз перед сном. Кровати в обеих гостевых прекрасные, я лично проверял; уверен, после такого долго дня ты оценишь! Единственное... - Энтони слегка поколебался; ему, как и многим людям в принципе, не нравилось признавать за собой слабости вслух. Одно дело - у себя в голове, и совсем другое - перед людьми... Но Крис? Кристиан и так уже знал все его слабости! И хоть с тех пор утекло много воды, некоторые вещи остаются стабильными до конца существования мироздания. - Ты... помнишь, наверное, что я не выношу кромешной темноты? Я на ночь всегда оставляю в коридоре торшер, не трогай его, пожалуйста. У себя в спальне, естественно, можешь выключать полностью - на твою территорию я не претендую, но в коридоре пусть горит, ладно?
Слово за слово - и пейзаж за окном начал меняться, вместо безжизненных южных степей появлялись маленькие домики, постепенно их становилось всё больше, как и дорог, светофоров... Машин на дорогах не было - и правильно, потому что все нормальные люди в такое время уже спали. Сакраменто как небольшой городок не славился ночной жизнью и прочими развлечениями, и в отличие от мегаполисов вроде Нью-Йорка жизнь здесь не кипела круглые сутки. Спальные районы на окраине давно погрузились в сон, магазины не работали после восьми часов вечера, и никто не удивлялся появлению на улице машины Энтони, потому что удивляться было некому: прохожих в такой час, скорее утренний, нежели ночной, тоже не было.
- Смотри, как здесь тихо, - отметил художник, - Нью-Йорк стоит на ушах двадцать четыре на семь, да и Сан-Франциско с Лос-Анджелесом не отстают... а здесь спокойно. Тихая гавань. И без типичного южного фермерского быдла. Ты можешь тоже жить на несколько городов, как я: на выходные приезжать в Сакраменто, а работать в СФ или ЛА, там, где бизнес будет поприбыльнее. А вон и территория жилого комплекса, - он кивнул на парковку впереди.

0

7

Тони внезапно затормозил, так что Крис даже испугался – не случилось ли чего? Может, какой-то зверек перебегал дорогу или впереди появилось неожиданное препятствие.
Кристиан всмотрелся в участок дороги впереди, освещенный светом фар, но ничего не заметил. Но Тони спросил:
- Кристиан, ты не хочешь махнуться местами? Я угроблю нас обоих, и меня похоронят не как подданного Короны, а как обыкновенного техасского фермера, а ты так и не откроешь свой отель. В результате мы оба вернёмся как призраки, только уже не выдуманные, а самые настоящие, и будем печально завывать по ночам, сбивая с пути случайных проезжих на этом шоссе.
А! Значит, все в порядке, друг просто устал, он ведь тоже не выспался и ему непросто сохранять концентрацию внимания. Тем более, при его особенностях зрения, вождение явно отнимает у него больше сил, чем у прочих людей и требует куда большей концентрации внимания.
-Да-да! Давай мне порулить, - Кристиан даже обрадовался.-  Обещаю не делать ничего экстремального. Признайся, скучаешь без правого руля?
Они поменялись местами, и Энтони указал, куда именно следует поворачивать, чтобы проехать к его дому.
Пригород Сакраменто в предрассветных сумерках производил самое приятное впечатление. Неширокие зеленые улицы отходили от дороги, застройка была довольно разнообразной – частные виллы и многоквартирные дома, архитектура разных лет и стилей и много-много зелени.
Тони показал следующий поворот и пояснил:
- Я живу в таком... знаешь, что-то вроде элитного жилого комплекса. Не в центре, но это и хорошо; от центра я уже устал…
-Неплохо ты устроился! Тут прямо курорт. Я всегда себе так свою старость представлял – в таком милом городе среди приличных людей среднего достатка и выше. В Сан-Франциско все жалуются на районы с наркоманами и всеми вытекающими. Но про Сакраменто я ничего такого не слышал. Действительно, имеет смысл работать там, а жить тут.
Кристиан смотрел по сторонам, изучая дома и пока еще закрытые магазины по обе стороны дороги.
Улицы были еще безлюдными, но машины все же попадались. Уже выехали люди, чей рабочий день начинается очень рано. среди других машин легко затерялся и автомобиль Иво, который по-прежнему оставался незамеченным.
-Красота! Я тоже жил в современном жилом комплексе. У меня в первом этаже был отличный спортзал. Правда, его посетители сильно шумели во дворе. Но это еще не самое худшее. Живут же люди и возле ночных клубов! Мои хоть днем шумели, а не ночью.
В целом и город, и район, в котором жил Тони производили впечатление спокойных и благополучных. Из фильмоы, книг и отчасти из личного опыта Кристиан знал, что под маской такого внешнего благополучия часто скрываются зловещие тайны, а то и преступления. Вот и по этим улочкам может разъезжать лимузин наркобарона, а твой сосед вполне может оказаться серийным убийцей. Но Крис не особенно боялся наркобаронов, ему куда неприятнее были мелкие наркоманы, разбрасывающие везде свои грязные шприцы. А уж наркобаронов он как-то переживет. Ведь никакого интереса для них не представляет. Как, собственно, и для маньяков. Мужчине его возраста вообще остается бояться разве что сварливой жены и собственных вредных привычек. Но Крис на свое счастье не имел ни того ни другого.
И на какое-то время жизни снова показалась ему вполне безоблачной.
Они подъехали к дому, где располагалась квартира Тони:
- У тебя тут такая тишина и умиротворение, - поделился Крис первым впечатлением. – То ли правда соседи спокойные, то ли быстро перепились вчера на вечеринке и еще спят мертвым сном. А мы тихонько проскользнем мимо, они нас не заметят.
Крис припарковался и первым вышел из машины, оглядываясь по сторонам. А тем временем мимо проехала машина Иво. Но он снова остался незамеченным, ведь Тони и Кристиану и в голову не приходило, что кто-то может за ними следить.

+1

8

[NIC]Ivo Salvatore[/NIC]

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8360/49287.jpg[/AVA]

На какое-то время Иво отключил прослушку, там не звучало больше ничего интересного, а болтовня объекта и его попутчика отвлекала Иво от дороги и от размышлений. Он уже планировал, как назначит слежку за МакИнтайром. Все его объекты последних лет жили и работали в Сан-Франциско либо вообще были приезжими. У Иво была своя квартира в Сан-Франциско, да и бизнес он вел в основном там, потому это не представляло проблемы. Но его мать хотела видеться почаще, могла внезапно потребовать его приехать, а то и нагрянуть сама. Это иногда мешало слежке и могло нарушить все планы в неожиданный момент.
Если МакИнтайр живет в Сакраменто, то Иво сможет наблюдать за ним, гостя в особняке матери. Совместит приятное с полезным.
Дорога петляла, фары едущей впереди машины то исчезали из виду, то появлялись снова. Иво старался держаться от нее на одинаковом расстоянии. Он не думал, что его могут заметить и заподозрить в слежке, конечно нет. Объект не знает о нем, потому не способен заметить преследование. Но Иво нравилась эта игра. Держаться на почтительном расстоянии, следить, прятаться.
Но за очередным поворотом его ждал неприятный сюрприз. Машина МакИнтайра была припаркована у обочины, похоже он и его попутчик менялись местами. Это выглядело подозрительно, но включать прослушку, чтобы понять в чем дело, было уже поздно. Иво едва сдержался, чтобы не затормозить. Он ненавидел такие моменты – когда все вдруг идет не по плану. Но он сдержался и не меняя скорости проскочил мимо машины объекта.
Теперь он включил прослушку, чтобы узнать, куда они поедут. Для него не составляло проблемы выследить объект позже, когда тот приедет домой. Иво ведь видел все его перемещения на карте города. И все же приятнее было бы лично проследить, как Объект приезжает домой, поднимается в квартиру. А что если удастся узнать и номер квартиры, и отследить, где находятся его окна!
Иво немного задержался на въезде в город, надеясь, что машина МакИнтайра проедет мимо, и можно будет снова преследовать его.
Так и произошло. Через несколько минут Иво увидел, что точка перемещается по карте. В это время он стоял у тротуара на одной из улиц на окраине Сакраменто. Машина объекта приближалась. Ехала она не быстро, часто притормаживала, видно МакИнтайр показывал попутчику дорогу. А тот бестолковый был, как и ожидал Иво. Так прошло минут 10. После очередного маневра машины объекта Иво понял, что свернул не туда, но все же он находился достаточно близко, и у него еще был шанс продолжить наблюдение. Он завел мотор, не спеша тронулся. И скоро действительно нагнал машину МакИнтайра, снова пристроившись за ней на некотором расстоянии. Теперь машин на улицах становилось все больше, и он оставался незаметным.
Машина объекта остановилась возле одного из домов. Все здесь было в принципе именно так, как Иво и представлял, ознакомившись вкратце с биографией МакИнтайра. Подходящий дом для художника его уровня, ничего неожиданного. Иво проехал чуть дальше, чтобы скрыться из поля зрения объекта и остановился за поворотом у тротуара. При этом он включил прослушку.
Из болтовни между объектом и его попутчиком Иво узнал, что Кристиан здесь ненадолго, он погостит только денек, а потом отправится искать себе жилье. Как это ни ужасно, он хотел осесть в Штатах и даже рассматривал возможность покупки здесь жилья! Здесь – в смысле в Сан-Франциско. Такая перспектива не радовала. Но что уж поделать, хорошо хоть в квартире объекта он надолго не задержится!
Иво клонило в сон, но он продержался до того момента, пока объект и его гость не разойдуться по комнатам. После этого слушать стало нечего, и Иво уехал в гости к матери.
Она не удивилась – в принципе он унаследовал от нее склонность время от времени сваливаться как снег на голову. В принципе она была даже рада тому, что Иво задержался на несколько дней. Все это время он плавал в бассейне, сидел на террасе, уткнувшись в свой телефон или слушал в наушниках музыку. Несколько раз отлучался в спортзал, а потом снова сидел на террасе в наушниках.
Мать Иво чувствовала себя совершенно спокойной только тогда, когда он был на глазах – как сейчас. Она понимала, что от него можно ждать всякого. Когда Иво был еще подростком, его осмотрел очень хороший психиатр и предупредил, что проблемы будут. Иво всегда будет трудно контролировать свой гнев, он не научиться понимать эмоции других людей. И он вполне способен совершить преступление в состоянии аффекта.
Именно поэтому мать и навещала его частенько – совершенно неожиданно. Более того, время от времени она посылала кого-то из своих людей проследить, чем занят Иво. Он знал об этом, ведь и за матерью он шпионил тоже. Более того, всех ее людей он знал в лицо, хотя она об этом не догадывалась.
И сейчас она была совершенно спокойна и счастлива наблюдая, как он сидит, такой спокойный и умиротворенный, играет в телефоне, слушает музыку и не помышляет ни о каких опасных затеях.
На самом деле как раз в эти моменты он совершал преступление – выслеживая жертву и собирая ее личные данные.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Дорога в Сакраменто


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно