полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » truth, be told


truth, be told

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/lpXfVkg.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
https://i.imgur.com/t2tec2E.jpg
andy x sam
Hogwarts School' 1977

+1

2

[NIC]Andy Hwang[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/5eGDLS1.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭНДИ ХВАН, 16 y.o.
faculty: слизерин'6;
[/LZ1]
[SGN]av by Love[/SGN]

Снег большими хлопьями падал на землю, укрывая ее пушистым одеялом. Отсутствие ветра позволяло в полной мере насладиться этим великолепием. Но, кажется, кроме меня никто не хотел оценить красоту танца снежинок, что, медленно кружась, опускались плавно и мягко. Все спешили поскорее найти крышу над головой и устроиться поближе к камину, согревая руки о чашку с горчим шоколадом. И сейчас мне это было как никогда на руку. В этой суете никому не было дело до того, как одинокая фигура отделяется от общего потока студентов и уходит с главной улицы Хогсмида. Тихими маленькими, я бы даже сказал, миниатюрными, улочками и проулками я шел к окраине деревни, подняв повыше ворот пальто. И не то, чтобы я скрывался от непогоды, скорее - от любопытных глаз. За пять с половиной лет в школе, (где хоть и было полным полно учеников, почти все были на виду, и даже если ты не знал всех по именам, не было того, кто казался бы тебе "незнакомцем"), к моей экзотической внешности привыкли. Разве что первокурсники таращились как на диковинную зверюшку случайно столкнувшись со мной в коридоре, факультетской гостиной, или большом зале. Для остальных же я стал такой же обыденностью, как совиная почта по утрам. Но вот волшебная деревушка близ Хогвартса была исключением, поскольку выбирались сюда мы не так часто, учитывая неспокойное время, что сковало ужасом магическую Британию где-то там, за пределами детства. Здесь я как и прежде ловил заинтересованные взгляды местных, что скользили по моему лицу. Но не сегодня. Как мне хотелось верить.

Я шел не торопясь, разглядывая домики, что уже были украшены к близящемуся Рождеству. Я искал маяки, способные указать, что мой путь верен. Когда я оказался в Хогсмиде в первый раз, я, разумеется, наведался в "Сладкое Королевство", "Зонко" и "Три метлы". И несколько последующих раз тоже, потому как мне казалось, что я не успел изучить там все. Но со временем маршруты начали расширятся, и в какой-то момент я понял, что это место куда больше одной улицы и нескольких магазинов. Здесь жили простые люди, как в Косом переулке или Лондоне. У них был свой быт, свои вкусы и привычки. Например, миссис Нельсон занималась разведением шишуг, а из-за того, что зверьки бывали шумными и лаяли, у женщины случались конфликты с соседями, в связи с чем пополз слух о ее скверном характере. Но то ли это были просто злые россказни, то ли просто мне повезло, но на мой взгляд это была чудесная волшебница, отличающаяся добротой. По крайней мере к братьям нашим меньшим. И когда она выгуливала своих питомцев, с ними всегда можно было поиграть. Чем я иногда пользовался, особенно в прошлом году перед сдачей СОВ, когда нужно было расслабиться. Дома мне не позволяли заводить животных, потому что у дяди Саймона была аллергия. Да и в целом он их не любил из-за грязи. Даже почтовые совы жили в специальном совятнике за домом на максимально возможном расстоянии, чтобы не мешать своим уханьем.

Я решил обойти дом миссис Нельсон, боясь случайно оказаться в поле ее зрения. Мне не нужны были свидетели, или те, кто помешает добраться до цели, пусть и неосознанно. Поэтому свернув в очередной проулок я оказался у изгороди, что воскресила в памяти не самые приятные воспоминания из прошлого похода в Хогсмид. Именно на этом месте девушка, которая была мне почти другом, призналась в чувствах. И несмотря на то, что я постарался как можно мягче ей объяснить, что не испытываю того же, расстались мы не очень хорошо, из-за чего я даже почувствовал себя виноватым. Словно был в силах что-то изменить. Но, черт возьми, не обязан же я отвечать взаимностью, ведь правда? На мой взгляд куда хуже было бы, если б я стал обманывать девушку и играть с ее чувствами. Не этому меня учил отец. И мысли быстро изменили направление, перейдя к семье, выводя перед внутренним взором сменяющие друг друга картинки. Что-то вызывало улыбку, иное же отзывалось болью, напоминая о цели моего нынешнего здесь пребывания. Мотнув головой, я пошел дальше, ускоряясь, поскольку уже была видна пристройка, к которой я так желал сегодня добраться.

Я осмотрел дверь, которая, что не удивительно, была заперта, после чего проверил наличие волшебной защиты. Ничего не обнаружив я усмехнулся. Люди часто мнили себя умнее других, из-за чего пренебрегали банальной осторожностью. Направив палочку на замок я прошептал - Алохомора. - Раздался негромкий щелчок, после которого я потянул за ручку, приоткрывая дверь. Оглядевшись и никого не увидев, я проскользнул внутрь. Меня встретила лестница, уходящая вниз, в темноту. - Люмос. - Я зажег свет на конце волшебной палочки и начал медленно спускаться, не зная, что меня ждет внизу. Но боялся я, кажется, напрасно. Меня не ждали ни монстры, ни ловушки, ни злой хозяин помещения, которое от этого не стало менее мрачным. Достаточно просторный подвал был отделан камнем и деревом, в нем не было окон, а вдоль стен тянулись стеллажи и шкафы с какими-то мешочками, шкатулками, склянками и прочим барахлом. Но прежде чем я успел приблизится хоть к чему-нибудь, я услышал, как скрипнула последняя ступенька лестницы. Бежать было поздно, да и некуда. Поэтому я повернулся к вошедшему, попутно стараясь придумать правдоподобное объяснение собственного присутствия. Но когда свет моей волшебной палочки озарил лицо человека напротив, мои брови поползли от удивления вверх. Уж кого-кого, а эту занозу я точно не ожидал здесь увидеть. Да встреча с горным троллем была бы и то вероятнее, чем присутствие в подвале гриффиндорки. - Аккерман? Ты что тут делаешь? - Но мгновенно поразившая меня догадка заставляет тут же сменить выражение лица. Я начинаю хмурится, понимая, что это не может быть простым совпадением. - Следишь за мной? - Это было явно не к добру.

Отредактировано Daniel Benoit (2021-10-25 20:44:42)

+2

3

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/lpXfVkg.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
И угораздило же меня выйти в одно время из школы с недисциплинированной четверкой семикурсников - гриффиндорцев. Я нарочно замедлила шаг, чтобы ребята обогнали меня и умчались далеко вперед. Настроение под стать погоде – такое же пасмурно_тоскливое, мне грустно и не хочется ни с кем разговаривать. А всё дело в том, что я за завтраком в большом зале  получила почту от родителей, в письме говорилось о том, что мы не сможем провести Рождество вместе из-за их срочной командировки. Улыбка исчезла с моего лица и, кажется, в ту минуту солнце, что своими лучами слепило учеников, спряталось за свинцовые тучи. Я не сердилась на папу с мамой, совсем - нет. Такая уж у них серьезная и очень ответственная работа. И ничего с этим не попишешь. Вероятно, чтобы скрасить горечь разлуки, которая продлится еще Мерлин знает, сколько времени, они вложили свою колдографию, на которой папа беззаботно улыбался во весь рот и махал рукой, а мама, подмигивая, посылала воздушный поцелуй. Глядя на родителей, я могла думать только о том, чтобы они не подвергали себя излишнему риску. Аккерманы - опытные мракоборцы, лучшие из лучших в британском Министерстве магии. Я восхищалась ими как одаренными волшебниками и гордилась их достижениями. Но... Было одно весомое "но", что всегда омрачало мои мысли, мне уже не шесть лет, я прекрасно осознавала опасность их работы. Рождество - светлый и волшебный праздник. Ничего плохого не должно случиться с родителями, ведь правда? 

Впервые за шесть лет я проведу свои каникулы в стенах школы. Что-то мне подсказывало, что всё будет не так уж скверно. И мне сейчас так хотелось верить своему предчувствию.

Из мысленного водоворота вырвал ком снега, что рассыпался белой крошкой по моим медным волосам. Шапка оказалась на снегу. Ремус опередил меня, подняв головной убор первым. — Прости, — извиняющимся тоном произнес парень, стряхивая с моих волос снег. — Я не в тебя целился, а в... — Он не договорил. Ему прилетело снежком в спину от Сириуса. Ремус на секунду прикрыл глаза. — Ты просто м-ааа -зила, — не унимался кудрявый, сверкая голубыми глазами в нашу сторону. Люпин натянул на мою голову шапку и улыбнулся, а я стояла как вкопанная и хлопала ресницами, глядя в его доброе лицо, он ждет, что я ему что-то отвечу? Да, надо сказать: — Кость у меня крепкая, не волнуйся. — И как бы в подтверждение своих слов я постучала костяшками пальцев по вязаной бордовой шапке. Кажется, моя шутка пришлась ему по душе. Ремус улыбнулся еще шире. И пока ему или мне не прилетело снова, я решила покинуть место снежной схватки.

Вывеска "Сладкое Королевство" привлекла мое внимание. Вот туда то мне и нужно! У отца послезавтра  день рождение у меня глубоко заранее был куплен основной подарок - это подарочное издание книги о сборной Англии по квиддичу. Осталось прикупить мятных жабок, которых он так обожает и можно будет сразу отправить посылку через местное совиное отделение. Конечно же, я не ограничилась только сладким подарком для папы, а еще накупила всяких вкусняшек для себя и друзей. Мармеладки всегда поднимали мне настроение. Выйдя из магазинчика на улицу, я уже было хотела двинуться в следующий пункт, но тут кто-то перехватил меня, подхватив меня за локоть, тем самым сбив с курса.
Ой! — я повернула голову вправо, чтобы посмотреть на того, кто на этот раз нарушил мое уединение. — Элизабет, ну, нельзя же так подкрадываться!
Мне показалось, что ты меня заметила, — рейвенкловка пожала плечами.
Ты что-то хотела? — спросила я, цепляясь пальцами за ремешок сумки-почтальонки, надеясь на то, что мой вопрос не прозвучал слишком грубо. Мы не были подругами, но общались по -приятельски хорошо. Не хотелось ее обижать вот так на пустом месте.
Позвать тебя в "Три метлы" на сливочное пиво, — непринужденно отозвалась Лиззи.
Извини, но у меня нет на это времени сегодня.
Жаль. Очень жаль. Я и Энди приглашала составить компанию, но у него тоже нашлись дела поважнее.
Поймав мой вопросительный взгляд, она продолжила: — Смотри - смотри, он уходит! И какие у него могут быть дела в той стороне, м? Когда я с ним говорила, он показался мне нервным и дерганным. Скрывает что-то? Не знаю, что и думать. Но что-то определенно здесь нечисто.

У меня был четкий план от которого я не должна была отклоняться. Задерживаться в Хогсмиде было никак нельзя, ведь нам задали кучу домашнего задания, которое я не успела переделать за одну лишь субботу. Ноги приняли решение за голову, ничего не сказав Лиззи, я стартанула в погоню за блондином. Знаете, я - совершенно не злопамятный человек, но тот случай на уроке зельеварения оставил отпечаток в моей памяти ярким болезненно_унизительным пятном. Мой первый неуд вышел стараниями этого слизеринского мальчишки. В том, что представители Слизерина играют грязно, я к сожалению, убедилась на собственном печальном опыте. И как ему было только не стыдно поступить так со мной тогда? А после сдачи СОВ стало всё еще хуже, поскольку я вижу его чаще, чем это было прежде из-за того, что мы не сговаривались выбрали одни и те же предметы. И он не прокалывается; всегда правильно отвечает на поставленные вопросы, и я не припомню случая, чтобы он пришел без домашнего задания и у него всегда всё получается. Да, в усердии ему не откажешь, но как же это злит. То, что он вышел безнаказанным из той истории - неправильно.

Наглый, надменный, высокомерный, беспринципный. И это еще не весь список ярлыков, что крутился едкой каруселью у меня в голове. Я благоразумно выдерживала расстояние, дабы слизеринец меня не заметил. Идеальный мальчик в глазах преподавателей... На деле не такой уж и идеальный? Мне не терпелось выяснить, что скрывается за той дверью, в которую он вошел. Выждав от силы секунд тридцать, не раздумывая, нырнула во мрак следом за ним.
Я бесшумно спустилась на несколько ступенек вниз - последняя скрипом выдала мое вероломное вторжение. Впрочем, я была уже готова к нападению. Мы скрестились взглядами, мой подозрительно-враждебный и его недоумевающий.

Не ожидал, что тебя поймают, да? — я с вызовом гордо задрала подбородок. — Что это за место, Хван? — в тон ему ответила я, и в ту же минуту повернула голову обратно, в сторону двери. Она со скрипом закрылась. И это не проказы ветра. Сегодня вообще стояла безветренная погода. Я метнулась по ступенькам вверх и по инерции выставив правое плечо вперед вмазалась со всего маху в дверь, она не поддалась. Несмотря на то, что на мне была теплая одежда, которая должна была смягчить удар, менее болезненным он не вышел. Чуть звездочки из глаз не посыпались.
Кол лоп ортус, — сбивчиво произнесла я, держась за плечо и оседая на корточки. — И кто этот тролль, что это сделал…

Отредактировано Love Taylor (2021-09-30 00:03:07)

+1

4

[NIC]Andy Hwang[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/5eGDLS1.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭНДИ ХВАН, 16 y.o.
faculty: слизерин'6;
[/LZ1]
[SGN]av by Love[/SGN]

- То, что ты не отрицаешь, уже о многом говорит. - Холодно отрезал я, окидывая девушку оценивающим взглядом. Я был предельно осторожен и внимателен, но тем не менее гриффиндорке удалось остаться незамеченной. И подобное мастерство вызывало уважение. Говорить я ей об этом, конечно же не буду, но это впечатляло. И хоть беглый осмотр не дал каких-то зацепок к иным талантам Аккерман, недооценивать ее явно не стоило, ведь, как известно, видимость часто бывает обманчива. Второй вопрос меня повеселил и я усмехнулся, с сарказмом отвечая, - моя летняя резиденция. - Я развел руками в стороны, словно говоря "добро пожаловать". И с чего она взяла, будто бы я здесь частый гость? Потому что я - слизеринец, а, по слухам и школьным легендам, нас привлекают подобные места, словно нам тут медом намазано? Или она просто дочь своих родителей и, как это свойственно мракоборцам, сделала поспешные выводы, не желая разбираться в ситуации, веря тому минимуму улик, достаточных, чтобы повесить на человека ярлык "преступник и негодяй"? Мое знакомство со служителями правопорядка волшебного мира оставило неизгладимые впечатления отвратного характера. И мое отношение к ним, несмотря на хвалебные оды, которые писали в "Пророке" героям и защитникам магического сообщества, борющимся со злом, оставалось не слишком приятным и радужным после того, как они упекли за решетку моего отца, несмотря на то, что он был невиновен. Но кто станет слушать ребенка, верно? Сейчас мы жили в мире, где людям нужны были хорошие новости о том, что очередной злодей, убийца и кровопийца отправлен в Азкабан. И мне становилось страшно от мысли, что ради этого мнимого спокойствия населения под горячую руку попадали безобидные, ни в чем не повинные волшебники. Сколько их там, на растерзании дементорам? Все для того, чтобы создать иллюзию, будто власти держат ситуацию под контролем и уверенно идут к победе в этой войне. На деле же почти все их слова и кната ломаного не стоят. Так какого же понимания ждать со стороны человека, перед глазами которого такие яркие примеры для подражания? Но прежде, чем я собрался с мыслями для высказывания своего "фи", раздался легкий стук закрывшейся двери. Я замер, ожидая, что к нам спустится кто-то еще, ибо, будь я владельцем подвала, то так бы и поступил. А вот моя собеседница, очевидно, была другого мнения, поэтому ломанулась вверх и звонко впечаталась в дверь. - Типичный гриффиндорец. - Заметил я, неспешно подходя ближе. "Слабоумие и отвага" - как нельзя лучше характеризовали львиный факультет, ореолом окружая большинство его представителей. Порывистые, импульсивные, привыкшие действовать, а думать (или не думать вовсе) потом. Из-за чего и получали травмы и штрафные очки. - Ты волшебница, или где? - Я многозначительно покачал перед девушкой своей волшебной палочкой, что по-прежнему была у меня в руке. Слова про тролля вновь повеселили меня, учитывая, что я подумал именно о нем, когда увидел в подвале Аккерман. Я не знал, обладала ли она способностью проникать в чужое сознание и читать мысли, или же это оказалось занятным совпадением, но промолчать я не смог. - Я думал, что это ты. - И прежде, чем гриффиндорка успела среагировать, направил на нее палочку, произнося обезболивающее заклинание. Мало мне проблем, не хватало, чтобы еще приписали нападение на человека. А слухи могут поползти разные, учитывая репутацию моего отца.

Но заострять внимание на таких мелочах я не стал, поскольку впереди стояла преграда посерьезнее. Обычной "алохоморой" дело явно не решилось бы, но не попробовать было бы ошибкой, ибо иногда самый простой ответ является верным. Жаль, что не в нашем случае, но если совсем не выйдет, я буду знать, что пытался и сделал действительно все. Однако деликатный метод не сработал. Я удивился бы, будь иначе, поскольку другого не ожидал. "Значит, план Б". - Подумал я, без зазрения совести применяя к запертой двери взрывное заклинание "бомбарда". Наше с Аккерман положение и без того было незавидным, так что сломанная дверь, как мне казалось, оказалась бы меньшим из зол. Однако преграда не вздрогнула. Даже после того, как я произнес усиленную формулу предыдущего заклинания. А вот это было действительно дурным знаком.

- Нет. Кажется тут что-то другое. - Произнес я задумчиво, стараясь скрыть беспокойство. "Бомбарда Максима" способно пробить дыру в каменной стене, а на простой деревянной двери даже царапины не появилось. Тут было что-то нечисто. Но вот что? Предположения одно другого безумнее крутились в моей голове, желая найти разгадку. Может, это защитные чары против воров? Но почему они не сработали сразу? И почему, в таком случае, нет звукового сопровождения? "Разве что хозяин помещения не хочет шумихи". А, может, это ловушка для меня или Аккерман, или обоих сразу? Но кому это могло быть выгодно? Или мы просто попали не в то место не в то время, и все это предназначалось не для нас? Тогда что может последовать дальше? Очевидным было только одно - нам не выбраться. По крайней мере без помощи. И не видя других альтернатив, я постучал кулаком в дверь. - Там есть кто-нибудь? Это не смешно. Откройте. - Терять в любом случае было нечего. Либо нас найдет владелец подвала, либо тот, кто все это учинил. И сомневаюсь, что встреча будет приятной. Поэтому сидеть тихо, как мыши, не имело смысла. Проблем все равно было не избежать, как мне казалось. "Вот влипли." Но ответом мне была тишина, хоть мне и померещилось, будто снаружи заскрипел снег под подошвами чьей-то обуви. "Померещилось ли?" Как бы там ни было, мы остались одни. От досады я пнул дверь. К сожалению, ничего не произошло. - Все было хорошо, пока ты не пришла. - Заметил я, присаживаясь на верхнюю ступеньку. - С чего ты вообще решила сюда прийти? Зачем шпионила? Может, я просто гулял. - Я подозрительно покосился на девушку. Не верю я в такие совпадения.

Отредактировано Daniel Benoit (2021-10-25 20:45:53)

+1

5

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/lpXfVkg.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
Я уловила иронию в его голосе. Охренел? Боль в травмированном плече отошла на второй план. Мерзкий слизеринский гаденыш. И вместо слов благодарности, Хван по какой-то непонятной причине решил помочь мне, я зло бросила: — Да я последний человек в Хогвартсе, кто остался бы с тобой наедине по своей воле! — сжав пальцы в кулочки, я сдвинула брови к переносице, в моем колком взгляде сквозила давняя неприкрытая обида и упрек. — После того, что ты сделал!
Не нужно было мне подаваться искушению навести на него справки. После того как слизиринец произнес заклинание, которое должно было сработать, но почему-то не сработало - стало понятно, что мы здесь застряли один на один. Когда у наших факультетов случался совместный урок, заходя в класс, я первым делом искала глазами светловолосую голову негласного противника, чтобы выбрать место подальше от той парты за которой он сидит. Благодаря собственной осмотрительности я больше не попадала под шквал критики от преподавателя по зельеварению в свой адрес. Я до сих пор помню дословно всё то, что мне тогда сказали... И своё красное как спелый помидор лицо. Моя прямая обязанность быть лучшей по всем предметам, чтобы родители могли мной гордиться. И вот я с парнем, который мне, как кость в горле, в тесном помещении без окон и без, меня обуяла слабая надежда, а вдруг? Вдруг есть вторая дверь, что ведет из подвала в дом? Наблюдая за Хваном, я приподняла правую бровь, но никак не прокомментировала его отчаянные действия. По крайней мере, мне очевидно, что он ни с кем не в сговоре и не пытается меня нарочно напугать, разыгрывая дешевый спектакль. Ну, или он хороший актер. Я бы предпочла, чтобы это всё оказалось глупой шуткой с его стороны.
"Пожалуйста, пусть здесь будет еще одна дверь" — подумала с замиранием сердца я, засовывая правую руку в карман за палочкой.

Люмос Максима, — спокойно произнесла я, и в тот же миг стало не нужно напрягать зрение. Беглый осмотр стен ни к чему не привел, не за что было глазу зацепиться - бездушные кирпичи не таили в себе никаких секретов, я от досады топнула ногой и метнулась к стеллажу с книгами, озаренная предположением, что он отодвигается в сторону и за ним спрятан выход. Даже, если и так, рычаг все равно по ту сторону. Даже, если бы мы вдвоем навалились сбоку на шкаф - ничего бы не вышло.  Можно было бы применить то заклинание, что использовал Хван на деревянную дверь, но что если там нет того, что я хочу видеть? А это книжное богатство дорого настоящему хозяину подвала? Как-то не хочется испытывать судьбу, ведь потом придется отвечать за последствия.  Я сегодня на своем опыте убедилась в том, что каждый необдуманный как следует шаг,  влечет за собой плачевный исход. Глядя на полку, что находилась на уровне глаз, я обреченно уставилась на паутину, по которой бежал по своим делам маленький паучок. Скверное положение. Как из него выбираться? Запущенность "уютной" комнатки не внушала радужных перспектив на скорое возвращение владельца. Может так статься, что он сюда раз в месяц приходит, а то и в два. Я вздрогнула, чуть не выронив палочку, когда слизеринец обратился ко мне.

Да, что ты говоришь, — огрызнулась я, мысленно радуюсь тому, что голос не выдал моего внутреннего смятения, и повернулась к нему лицом. Если взглядом можно было убивать как непростительным заклинанием, то слизеринец бы уже лежал плашмя на ступеньках. Как он смеет меня упрекать? Да, если бы не его подозрительное поведение, не вяжущегося с образом идеального ученика и старосты факультета, мы бы не оказались в этой мрачной обстановке. Лично я, даже за школьными стенами присматриваю за своими - как бы они чего не натворили, а не шатаюсь по подворотням Хогсмида. — Апчхи, — громко чихнула я, надышавшись пыли. По этим заставленным полкам как минимум год никто не проходился влажной тряпкой. — А все слизеринцы такие грязнули? — не смогла удержаться, чтобы не съязвить, проведя указательным пальцем по корешкам книг, демонстрируя запачканный палец. Мысль о том, что всё это спланированный розыгрыш, рассыпалась как сухие частицы пыли с моих пальцев.

Я... — Ну, что вот ему ответить? Думаю, после моих слов, он и сам догадался, с какой целью меня заинтересовало то, куда он направился, отделившись от толпы. — Знаешь, твой шаг нельзя было назвать прогулочным.  Давай тему сменим, — я невольно в защитном жесте скрестила руки на груди и отвела взгляд в сторону. — Ты знаешь, кому на самом деле принадлежит подвал? — я перешла на нейтральный тон. Нам нужно действовать сообща, а не ссориться, если хотим решить общую проблему с темницей. — Плохая новость состоит в том, что у нас имеется общий недоброжелатель. Есть идеи, кто это может быть? Я, правда, еще не знаю, как эта информация сможет нам помочь, — бросив на Хвана вопросительный взгляд, я начала мерить помещение шагами, нервно заламывая пальцы.

"Не может быть - хуже некуда. Должно быть что-то такое, что я опускаю. Важное."
Я резко остановилась и подпрыгнула на месте, хлопнув в ладоши, при этом удерживая палочку. — Элизабет Беркли видела как — я сделала короткую паузу, мне нужно было подобрать правильные слова, чтобы не сдать своего осведомителя, — В общем, она пригласила меня в паб, но я отклонила её предложение, она видела в каком направлении я ухожу. Нас будут искать! Мы услышим шаги и позовем на помощь. Нужно только немного подождать.
"Слава Мерлину, мы будем спасены". — Огонек надежды вновь замерцал в мыслях.
Дойдя до противоположной стены, облокотившись спиной, села на корточки и спрятала лицо в ладони. 
Я не хочу здесь с ним находиться. Я хочу обратно в школу.

0

6

[NIC]Andy Hwang[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/5eGDLS1.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭНДИ ХВАН, 16 y.o.
faculty: слизерин'6;
[/LZ1]
[SGN]av by Love[/SGN]

- Я тебе больше скажу, ты - последнее живое существо в Хогвартсе, с которым я бы хотел остаться наедине. - В тон гриффиндорке отвечаю я на ее выпад. "И никакой тебе благодарности. Вот и делай после этого людям добро." - Да я бы с кошкой Филча охотнее посидел взаперти. - Я тоже нахмурился, но, как оказалось, ненадолго. От необоснованных обвинений моя левая бровь от удивления поползла вверх, тем самым породив странную и, как мне казалось, забавную гримасу. "А что я сделал?" Я действительно не понимал с чего вдруг Аккерман на меня взъелась. Наши "подколки" сопровождают наше общение (вернее сказать, составляют большую его часть) с первого курса, и никогда не вызывали в моей собеседнице такой ярости. Я, как мне казалось, никогда не был груб, и не переходил на личности, и при прочих условиях это можно было бы назвать почти дружескими забавами. Но похоже я что-то упустил из виду, и это было неприятно. Но прежде, чем слова слетели с моих губ, девушка решила осмотреться. Или же что-то поискать. Или же просто занять себя чем-то, чтобы не разговаривать со мной и даже не смотреть в мою сторону. "Да что с тобой не так?" Мой вопросительный взгляд еще с мгновение буравил ее спину, после чего я уставился в пол.

- У домовиков нынче выходной. - Без заминки ответил я на очередные претензии. Можно подумать, что весь Хогвартс был бы в идеальном состоянии, если бы не орды эльфов, что день и ночь трудились на благо школы. Правда, у нашей семьи ни одного домовика не было, да и вряд ли бы кто-то из них захотел бы нам служить. Мы не были чистокровными, да и род наш не был древним, как у некоторых, кто не забывал этим хвастаться при любом удобном случае. Мы не владели фамильным поместьем, да и богатств, которые можно было бы отдать в Гринготтс под стражу драконов, у нас не имелось. Так что первых домовиков я увидел только здесь. Эдакая диковинная местная фауна. Хотя, конечно, они отличались разумностью, и, как я читал, у них была своя магия, которой им не очень-то разрешалось пользоваться, сложно было их воспринимать как другой народ. - Странно, что тебя удивляет легкая небрежность, учитывая, что ты учишься на Гриффиндоре. - Хмыкнул я, парируя ее высказывание в адрес моего факультета. В конце концов, если брать хотя бы внешний вид, слизеринцы в большинстве своем следили за собой, и выглядели опрятно и аккуратно, в отличие от тех же гриффиндорцев, некоторые из которых выглядели так, словно упали с метлы, или только что проснулись. - Уверен, зайди ты хоть на секунду в спальню к мальчикам, испытаешь культурный шок, принцесса. - Насмешливо обронил я, считая, что так оно и есть. Изнеженная и избалованная. Наверняка единственный ребенок в семье, которому ни в чем не отказывали.

- А ты давно за мной наблюдаешь, чтобы определить какой у меня шаг прогулочный, а какой нет? - Не сменяя тона поинтересовался я, внимательно наблюдая за Аккерман, которая предпочла сразу же сменить тему. "Занятно" Правда новый вариант разговора мне не очень нравился, потому что я не был уверен в том, что гриффиндорке следует знать все подробности. Как известно, любопытство сгубило кошку. А мне не хотелось, чтобы кто-то посторонний совал нос в мои дела. Да, доверять людям у меня никогда не получалось. - Понятия не имею. - Ответил я буднично, как если бы был на уроке, что было правдой лишь отчасти. К счастью, ни по тону, ни по мимике или жестам нельзя было определить, что я не до конца откровенен. Я не знал имени этого мужчины, но мне удалось выяснить, что он занимался контрабандой и сотрудничал с теми, кто называет себя "Пожиратели смерти". И почему-то я сомневался, что эта информация успокоит Аккерман, и чем-то ей поможет. - И снова - понятия не имею. - Кому мы могли перейти дорогу я представить не мог. У меня, как мне казалось, не было врагов ни на учебном поприще, не на спортивном. Никаких стычек, дуэлей или драк у меня не было. А последний человек, который повел себя со мной агрессивно, как бы не было странно, стоял напротив. И я бы мог предположить, что она сама попала в яму, которую рыла другому (то бишь мне), вот только, коли она следила за мной, то вполне могла бы запереть меня, не подставляясь. Так что этот вариант я вынужден был отмести сразу.

Но пока я был в раздумьях, мой товарищ по несчастью внезапно словил озарение. "Лиззи?" Я удивленно, и в некоторой степени с сочувствием, посмотрел на Аккерман. - С чего ты взяла, что нас будут искать? - Поинтересовался я, желая понять ход мыслей девушки, прокручивая в голове воспоминания, связанные с Элизабет. Рейвенкловка была той, кто знала о моем желании наведаться в этот подвал сегодня, она была свидетельницей того, как я это помещение нашел, вместе с его хозяином, и именно она призналась мне в чувствах, которые я отверг. "А это, если подумать, неплохой повод для мести..." - Если вы пришли не вместе, то откуда ей знать, что ты не вернулась в замок? - Я начал рассуждать вслух, стараясь выстроить логическую цепочку, и помочь гриффиндорке снять "розовые очки". - Если, конечно, она за тобой не проследила. Но, в таком случае, было бы понятно кто нас запер. - Я пожал плечами. Скверно все это выглядело. Мне не хотелось думать плохо о Лиззи, но учитывая, что она - единственная, кто знает о нашем местоположении, это делает ее идеальным кандидатом в виновные. - И рассчитывать на ее помощь не приходится, как не крути. А когда нас хватятся, то первыми это будут друзья, или соседи по комнате. Начнут ли они бить тревогу и сообщать об этом преподавателям? - Я лично в этом сомневался, поскольку слышал, как не так давно один семикурсник рассказывал о своих ночных похождениях, так что вряд ли кто-либо, по крайней мере из моих однокашников, будет обеспокоен моим отсутствием. - Так что, как мне кажется, в лучшем случае, искать нас начнут к обеду, когда мы пропустим занятия, и преподаватели выяснят, что нас никто не видел, и никто не знает где мы. - На моей памяти таких ситуаций не было, так что стопроцентной уверенности, что все будет именно так, никакой нет. - Но на твоем месте, я бы сейчас беспокоился не об этом. - Я указал пальцем вверх, над головой Аккерман, где на паутине медленно прямо на нее спускался здоровенный паук. А что-то мне подсказывало, что эта неженка такому соседству не обрадуется еще больше, чем моему.

+1

7

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/n1RPA71.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
Больше всего на свете мне хотелось сейчас заснуть, а проснуться тогда, когда откроется эта чертова дверь наружу. Я знаю, что даже, если очень захочу, то не смогу провалиться в сон. Мысли, мысли, мысли... На первый план вышла бессмыслица, связанная напрямую с моим сокамерником. Несколько минут назад слизеринец своим вопросом, словно выбил весь воздух из моих легких, я открыла рот, чтобы ответить, но в итоге не издала ни единого звука. Я замерла и смотрела на него, растерянно хлопая глазами, ощущая как сердце в груди забилось часто - часто. Я и Энди Хван - соперники, меня устраивал такой расклад отношений. Или же нет? Может быть, я перестаралась в своей настороженной наблюдательности за ним? Не хочу думать о слизеринце. Я помотала головой из стороны в сторону, насупилась и положила подбородок на колени.

С каждым разумным вопросом от Хвана мне становилось яснее, что я поторопилась радоваться. Моя иллюзорная надежда на скорое спасение пала. Я начала зубами терзать нижнюю губу. — Ты точно не знаешь, кому на самом деле принадлежит это место? — упадшим голосом переспросила я, хотя он мне уже сказал, что не знает. Можно ли ему доверять? Не знаю. Слизеринцы не блистали моральными качествами и к тому же мы не друзья. С чего бы ему со мной любезничать да откровенничать.

Меня разрывали сомнения. В то, что нас запер именно недобрый хозяин подвала, верилось мне как-то больше, чем в то, что к нашему заточению приложила руки Элизабет. Какой у нее может быть мотив, чтобы устроить такое? Кроме успехов в учебе меня и Хвана совершенно ничего не связывало. Завтра контрольная по трансфигурации. Она, разумеется, покажет лучший результат, если нас не будет. И всё же, у меня просто в голове не укладывалось, что во -первых, ученик с факультета рейвенкло способен на подобную подлость, а во -вторых, в то что всему виной учебная конкуренция. Моя мысль резко оборвалась, я подняла голову и посмотрела сначала на слизеринца, а потом подняла глаза вверх, мои зрачки тут же расширились от ужаса. Паук!!! Мозг лихорадочно начал искать решение. И времени у него было максимум полминуты. Я ухватилась за первую вспыхнувшую идею: уменьшить до размеров того маленького, что обитает в книжном шкафу. Однако, я не смога взять палочку, она осталась лежать на каменном полу, мои пальцы дрожали в ознобе и не хотели сгибаться, а все потому, что я бессознательно опустила руки и упиралась ладонями в холодный пол, сбитая столку мыслями о блондине. Страх толкнул меня в спину, и я успела увернуться от его мохнатых лапок. Бояться членистоногих по -детски, я знаю. Но ничего не могу с собой поделать. Я заняла стратегическую позицию спиной к столу со склянками, сложив руки лодочкой, я поднесла их ко рту, чтобы согреть своим дыханием. Паук застыл около моей палочки. Уставился на меня своими бисерными глазками. Мне показалось или паук потер передними лапками?!

"Убирайся. Убирайся. Убирайся" — мысленно взмолилась я. Мне совершенно нечем защититься, если паук вздумает бежать на меня. Я бы могла покидаться в него пробирками, колбами и чашами, но что потом скажет хозяин помещения, когда увидит гору битого стекла? Мда, лучше не рисковать из-за ползучего гада. Пока что, таинственный владелец имущества, который мог оказаться кем угодно пугал меня больше. А вдруг паук ядовитый? Час от часу не легче. Чувствую, что этот выходной мне запомнится надолго, как худший за шестнадцать лет моей жизни. Он так похож на паука из моих детских воспоминаний. И кошмаров, что снились мне время от времени, с участием этих восьминогих чудовищ. Да, именно чудовищ, в последнем дурном сне, пауки были размером с дом лесничего. Я почувствовала, как по моему позвоночнику пробежал холодок. В тот злополучный знойный летний день, в августе 67го, когда родители решили, что мы останемся на ночевку в лесу, мои вылазки на природу закончились. Мне повезло, что моя мама сильна в колдмедицине, иначе я не знаю, что со мной стало, может быть, я вообще здесь не стояла. Я читала о том, что большинство пауков неопасны для человека, но я же просто магнит для неприятностей.

Чтобы как-то себя отвлечь от гипнотической игры в гляделки с пауком, который так и не отполз от моей волшебной палочки, я обратилась к слизериицу. — Это, конечно, не мое дело, но в каких ты отношениях с Элизабет? — Я перевела взгляд на Хвана. И почему-то глядя на него испытала облегчение, что они уж точно не вместе как пара, но возможно были? Тогда мне бы стало понятно: она держит в себе обиду (мне ли не знать, что ситуация может не попускать месяцами) и решила, зная как я к нему отношусь, моими руками с ним поквитаться. Подло, но расчетливо по - рейвенкловски умно. Я раздраженно скрестила руки на груди и отвела взгляд в сторону. Допустим, с Хваном прозрачно, но я то ей чем насолила? Не понимаю.

Ты прав, — Постойте! Я что это вслух сказала?! Теряю самообладание, наверное, из-за холода. — Элизабет нам не поможет, — поспешила добавить я, засовывая руки в карманы. — Но, ведь действительно, наши друзья... У тебя есть лучший друг? Вот у меня да. И она точно забьет тревогу! — Перед моим мысленным взором появилось счастливое лицо Мии Мерфи. Она не пошла сегодня в Хогсмид потому, что Френк, её парень, решил ей устроить свидание - сюрприз. Перед тем как покинуть гостиную, она склонилась над моим правым плечом, заглядывая в мое эссе по травологии, прошептала, что поделиться во всех подробностях о том, как они проведут время. И, как всегда, не забыла пожурить меня за то, что я много времени провожу над учебниками да пергаментами. И совсем не интересуюсь мальчишками. А то бы сейчас заметила, что Брайан, закадычный друг Френка, то и дело бросает на меня заинтересованные взгляды. По словам Мии, он не решается ко мне подойти, поскольку я все время хмурая. Я не хмурая, а сосредоточенная! И дескать, мне нужно чаще улыбаться. Да, не буду я ему улыбаться! Цели в жизни у нас с Мией совершенно разные. Она хочет поскорее выйти замуж за Френка, в следующем году у них уже будет помолвка. После окончания школы, она переедет к нему в родовое поместье. Для того чтобы стать хорошей домохозяйкой - не нужны отличные оценки по учебе. А мне нужны. Я хочу пойти по стопам родителей. Не вижу себя в иной деятельности. Тем более, в роли радушной хозяйки. Но, сейчас не об этом, Мия не обнаружив меня в трех возможных местах, побежит к декану - только если вернется не слишком поздно. Такое уже было! Парочка чудом не попалось на глаза Филчу и его кошке. Остается надеется, что близкий друг слизеринца не такой гулена.
"Интересно, а у Хвана сейчас есть девушка?"
"С чего это мне должно быть это интересно?" — отдернула я саму себя.
Нужно было переключить внимание на что-то еще. Бросив взгляд исподлобья на паука, я шагнула к книжному шкафу, и вновь заговорила: — Я не успела доделать домашние задание. Здесь столько книг. — Сначала я не обратила внимание на то, что они стоят в два ряда. — Ты не хочешь посмотреть? Жаль, что здесь пергамента нет. Можно было бы дописать работу. Наверняка, здесь найдется книга по травологии.

0

8

[NIC]Andy Hwang[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/5eGDLS1.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭНДИ ХВАН, 16 y.o.
faculty: слизерин'6;
[/LZ1]
[SGN]av by Love[/SGN]

Я вздохнул, едва не закатив глаза, на очередной вопрос о моей осведомленности. В целом, девушку с ее сомнениями можно было понять. И, наверное, я сам бы вел себя так же на ее месте. Особенно зная, что со мной не до конца честны. Но сейчас я не был готов сдаваться вот так запросто, поэтому только развел руками, словно бы говоря "увы". К тому же у меня не было причин доверять Аккерман и выкладывать на стол сразу все карты. Даже частично доверившись Элизабет я не обрел ничего хорошего. И чем больше я думал о рейвенкловке, тем больше склонялся к мысли, что она каким-то образом причастна к нашему заточению, даже если и не она закрыла дверь. Ее в этой истории было как-то слишком много.

Между тем, как я и предполагал, моя собеседница, испугавшись паука, подскочила как ужаленная, поспешив сменить свое расположение. И было бы лукавством сказать, что я не испытал некое удовлетворение от увиденного. Не потому что я был садистом (я совсем не такой, нет), который наслаждается страданиями других, но потому что я чувствовал свое превосходство, а это мне нравилось. Я прекрасно понимал, что все люди разные, и у каждого есть страхи, и в иной ситуации я, может быть, посочувствовал бы гриффиндорке. Но когда кто-то боится (или не знает) того, чего не боишься (или знаешь) ты, начинаешь чувствовать себя на голову выше. А в нашем с Аккерман некоем учебном противостоянии это было лучшим ощущением из всех. Я хмыкнул, отводя глаза в сторону, словно у меня самого не было страхов. Когда мы изучали боггартов, некоторым пришлось показывать свои умения на практике. До меня, к счастью, очередь не дошла, но я тогда подумал, а кем бы этот дух стал для меня? Мне казалось, что на тот момент я боялся очень много всего. От чего-то детского и, как я теперь понимаю, глупого, вроде потери зубов, до более серьезных вещей, таких, как смерть близких. И, наверное, последнее было самым ужасным, особенно, когда ты - ребенок. Вот только никто от этого не застрахован, в чем мне пришлось убедиться лично, когда я разом все потерял. События той страшной ночи до сих пор приходят ко мне в кошмарах, лишая сна и вытаскивая из постели. Мучительные видения будто протягивают ко мне ледяные пальцы и сдавливают горло. Я не хочу об этом думать, но из раза в раз кадры из прошлого встают перед глазами, заставляя вскакивать в холодном поту. Спасение я нашел в книгах, погружаясь в них с головой до тех пор, пока солнце на небосклоне не сменит луну, а топот обитателей дома Слизерина не возвестит о начале нового дня. Иногда компанию мне составлял гигантский кальмар, проживающий в Черном Озере. Проплывая мимо он иногда задевает щупальцем окно, у которого я имею привычку сидеть. Не знаю, совпадение ли это, или эта зверюга действительно видит человеческий силуэт, но это стало почти традицией.

Из раздумий меня выцепил голос Аккерман. Несмотря на то, что я думал о своем, я не утратил связь с реальностью, и краем глаза видел ее, отмечал ее действия, и потому не пропустил мимо ушей ее слова о том, что она собирается сунуть нос в, как она выразилась, не свое дело. - Определенно, - я не смог промолчать, констатируя факт, что ее это не касается. Я внимательно посмотрел на гриффиндорку пытаясь понять, что она ожидает от меня услышать. Сопливый рассказ о несчастной любви и разбитом сердце? Что я негодяй, в чем она, наверняка, не сомневается? Мой крестный любил говорить, что во всем виноваты женщины. Мне даже казалось, что в аресте моего отца он винит мою же матушку, за убийство которой, собственно, его и посадили. И уж если речь заходит о парне и обиженной девушке, то первая причина, приходящая на ум, разумеется, дела сердечные. - Скажем так, - задумчиво произнес я, подбирая слова, чтобы не показаться слишком скрытным и недоверчивым, но вместе с тем не сболтнуть лишнего, - ты не единственная девушка, на меня обиженная. - Я встал и отряхнулся, словно бы подводя черту, и обозначая тем самым, что считаю ответ исчерпывающим без лишних подробностей. - Кстати, раз об этом зашла речь, я был бы крайне признателен, если бы ты мне все-таки рассказала, а что я такого тебе сделал? - Я перевел вопросительный взгляд на Аккерман, надеясь, что она в нем прочитает о том, насколько я не в курсе произошедшего, и нам удастся избежать всех этих угадываний по типу "а то ты сам не знаешь". Меня раздражала в людях эта склонность полагать, будто другие умеют читать мысли и обязательно знают все ответы на свои вопросы. Меня же учили иному - если тебя спрашивают, значит, хотят получить ответ. Ты можешь ответить честно, можешь соврать, или сказать не все, но если вопрос задан - с этим нужно считаться. - Если ты ведешь к тому, могла ли Лиззи желать мне такой участи, - я обвел руками помещение, - то да, могла бы. Только мне кажется, что это не в ее характере. Впрочем, кто из нас знает друг друга по-настоящему? - Я пожал плечами, подходя к столу и рассматривая склянки и банки. Люди зачастую сами себя не знают, что уж говорить о других. И если Лиззи действительно приложила свои руки к нашему заточению, то при чем тут была моя "сокамерница"? Просто оказалась не в том месте? Или же именно там, где нужно? Я снова и снова прокручивал в голове наш диалог. Гриффиндорка, казалось, была бы рада меня "прищучить", поймать с поличным за каким-то нарушением, как, например, проникновение в чужие владения. Но она не могла знать куда и когда я пойду. Я задержался в замке за завтраком, потому что писал ответ на полученную с совиной почтой посылку (гостинцы из дома), которая до сих пор была в моей сумке, ибо я решил не тратить еще больше времени на возвращение в спальню. Поэтому территорию школы я покидал в числе последних, среди которых Аккерман не было, "но была Элизабет..." Выжидать гриффиндорка вряд ли бы меня стала, поскольку гарантий, что я приду, не было никаких, а это значило, что... "Кто-то подсказал," - меня осенила внезапная догадка. - Уж не она ли тебе сказала, где меня искать? - Я с интересом посмотрел на Аккерман. Со мной-то понятно, но чем она могла насолить Элизабет? - И раз на то пошло, в каких с ней отношениях ты? Постоянно ходите вместе в паб, или это была разовая акция? - У меня почему-то не складывалось впечатление о том, что две эти барышни были закадычными подругами. По крайней мере, они не ходили везде под ручку и не шептались на переменах, как многие.

Я хмыкнул, когда девушка признала мою правоту. Это было естественно, ведь я был прав в девяносто пяти процентах случаев, и всегда гордился своим аналитическим умом. Хотелось верить, что мне это поможет в будущем, поскольку мне казалось, что лишь став мракоборцем я смогу оправдать отца и найти настоящего убийцу. В дальнейших планах было полное амбиций желание занять руководящую должность в отделе магического правопорядка в Министерстве, а там, если потребуется, то занять кресло Министра. Ведь я ничем не хуже прочих...

Слова про друга меня повеселили. Я усмехнулся, представив, как Конрад в панике носится по замку, а потом бежит к декану, с криками "Энди пропал!" Я бы на это посмотрел. - Друг есть. - Я кивнул. Когда мы были младше, то он был моим извечным напарником по всем практическим заданиям, сейчас же наши занятия несколько отличались, поэтому мы на занятиях пересекались реже, но за столом в Большом зале всегда сидели вместе, делясь впечатлениями. Сегодня он отбывал наказание за то что пытался пробраться в Запретный лес, поэтому в Хогсмид не пошел, впрочем, как он уверял, ему не очень-то и хотелось. По крайней мере в этом году он не посещал деревушку ни разу. Мне казалось, что он что-то скрывал, не только от меня, но ото всех, но я к нему с расспросами не лез, хоть мне и было любопытно. Я думал, что он мне сам расскажет, когда будет готов. Ну, а если нет, то в конце концов, это не мое дело. Оставалось надеяться, что он не связался с плохой компанией. Потому что если Конрад встанет по знамена Того-кого-нельзя-называть, а я добьюсь успеха в своих целях, вполне возможно, что нам в таком случае придется столкнуться. "Попытается ли он меня убить? Не дрогнет ли моя рука?.." - Вот только... - Я задумчиво протянул, не зная как правильнее выразится, чтобы слова мои не прозвучали двусмысленно. - Я не всегда ночую в своей постели. - Не вышло. Друг знал о моих проблемах со сном, но и без того я нередко засиживался допоздна в гостиной, делая домашнюю работу, или изучая дополнительную литературу, поэтому когда я приходил в спальню, все уже видели десятый сон. А вставал я, как правило, раньше всех. Когда живешь в подземельях, куда не попадают солнечные лучи, становится непросто сориентироваться во времени, поэтому я мог запросто подняться на ноги за час до всеобщего пробуждения. Так что, как мне казалось, соседи по комнате привыкли, что моя постель может пустовать.

- Тергео, - я поочередно направил волшебную палочку на две пустые баночки, чтобы убрать из них пыль и грязь, после чего в каждой зажег ярко-синее пламя. Если уж мы тут застряли, то пусть хотя бы будет чем согреться. Пододвинув одну из банок Аккерман, я посмотрел на книжный шкаф, который изучала девушка. Ее слова заставили меня усмехнуться. - Ну, конечно, мы же в библиотеке, - насмешливо заметил я, после чего добавил, - у человека, который держит в подвале заспиртованного в банке детеныша мантикоры наверняка должна найтись книга по травологии. - Я легонько постучал пальцами по упомянутой вещице, которая в отблесках огня выглядела весьма зловеще, словно эта тварь вот-вот распахнет свои глаза и набросится на нас. - Но ты попытай счастье, вдруг тебе повезет, - я пожал плечами, извлекая из сумки свиток чистого пергамента и протягивая его гриффиндорке. Сумку я взял, чтобы вынести из этого подвала какие-нибудь улики, которые я надеялся здесь обнаружить, но устраивать обыск на глазах у свидетеля, было бы верхом идиотизма. Так что кроме чернильницы, пары перьев и свитков, кошелька и посылки из дома там ничего не было, поскольку я не планировал задерживаться. - Вингардиум левиоса, - я применил заклятие левитации  к пауку, краем глаза наблюдая за реакцией Аккерман, после чего отправил паука в полет в дальний угол, а затем манящими чарами "призвал" волшебную палочку девушки. - Волшебник без палочки - что снитч без крыльев. - Произнес я назидательно, возвращая инструмент владелице.

+2

9

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/n1RPA71.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
Я начала перебирать книги одну за другой. Это отчасти помогло, потому-что паук в мыслях был задавлен толстенным фолиантом, который чуть не выпал у меня из рук. Между моих бровей залегла мрачная морщинка, и я нервно сглотнув подкативший тревожный ком, поджала губы. В начале учебного года я получила заветную декановскую подпись на разрешении к посещению запретной секции в библиотеке. N- количество книг мною было пролистано в целях подготовки домашнего задания по защите от темных искусств, да и для повышения эрудиции. Мне как можно больше хотелось подчерпнуть полезной информации. Знаниями не пресытишься, а чем больше знаешь, тем легче выйти победителем, да чего уж там, выжить. Пригодиться в будущей работе. И что я здесь вижу? Дубли тех книг, что находятся в школе. Прежде чем вернуть книгу на место я тяжело вздохнула, думая о том, что когда нас обнаружат - нам крышка. Вот они неопровержимые доказательства! Целый стеллаж! А это я еще не рассматривала, что там на столах творится, как следует. Да, и даю руку на отсечение, что в выдвижных шкафчиках найдется еще много чего интересного. Стянутые в тугой узел нервы начали робко подрагивать. У меня чуть было из груди не вырвался нервный смешок, но я вовремя прижала руку ко рту. Вероятно, что в одной из этих книг найдется заклинание, способное разбить чары, что наложены на дверь. Предложить слизеринцу поискать вместе? Я замялась. Ведь он зачем-то снова попытался меня разъярить, задав вопрос, на который прекрасно сам знал ответ. И я предпочла молча проглотить издевку (а как это еще назвать?), позволив ему беззастенчиво наслаждаться триумфом. Однако где-то в подсознании зашевелился червячок сомнения. Слизеринец смотрел на меня так, словно и вправду не знает. В это сложно поверить. Не стирали же ему память, в конце концов. Я окончательно запуталась.
Как мне казалось до сего дня я не совершала фатальных ошибок; а я -то думала, что вижу людей насквозь, однако, Элизабет заставила меня усомниться в этом.
Но, может, может совершила одну раньше и если не отвечу - не узнаю.
Правда, глядя на слизеринца в непосредственной близости, мне вдруг стало не по себе, даже в жар бросило. Узнать правду страшно, но еще страшнее будет продолжать жить в неведении, и держать обиду. Мне нужно еще несколько минут, чтобы собраться с духом.
Элизабет не просто обижена, она смертельно — я интонацией подчеркнула последнее слово, а после пятисекундной паузы повторила: — обижена. — От холода вперемешку с волнением мой голос сорвался на хрип. — Обрекла нас на неизвестность. — Я обняла себя за плечи и покачала головой. Когда Лиз планировала поквитаться, она действительно желала нам смерти? Мы ведь действительно в опасности. И это не шутки. — У меня не осталось никаких сомнений. Она нарочно подкараулила меня возле магазина, чтобы сказать про тебя, зная, что, к-хе, к -хе, — тут я осеклась и фальшиво кашлянула в кулак. Всё внутри меня запротестовала, требуя еще отсрочки. — В общем, мы с ней не подруги, но общаемся постольку поскольку. Поэтому я не понимаю, почему я здесь. Мы не ругались. Ничего такого, — я всплеснула руками, не зная, что еще добавить. Можно же всё решить с помощью слов, а не решать вопрос радикальным способом, в глубине души я надеялась, что она этого не хотела - запереть нас/избавиться от нас. Упрекаю Элизабет за то, что она не захотела поговорить, прежде чем наломать дров, а сама чем лучше? Анализируя ситуацию, я будто в кривое зеркало посмотрела, что отразило мою неправоту в прошлом. Мне надо было сразу же поговорить с ним после урока. Видимо, мне действительно нужно было здесь застрять, чтобы понять это. Моя гордыня когда-нибудь меня погубит, если я не найду способ ее обуздать.
Не понравилась мне усмешка слизеринца, и я отвернулась к книгам. Ни на Мию, ни на его друга нельзя положиться, мы предоставлены сами себе. Я поняла, о ком он говорит. Конрад. Этот парень чем-то зацепил мою подругу. Как-то за ужином, она рассорилась с Френком и ткнула пальцем в сторону слизеринского стола, показывая пальцем на парня, что сидел рядом с Хваном, мол, если он сейчас же не прекратит, она уйдет к Конраду. Мне аж поплохело тогда, ибо я не пережила бы, если бы она стала крутить шашни с другом Хвана. Френк видимо тоже испугался, что она может воплотить угрозу, и принялся извиняться. Я хотела у нее узнать: почему именно Конрад? Но там момент был упущен.

Я коснулась пальчиками очередного корешка, и тут Хван  по руку выдал, что не всегда спит у себя. Книга полетела вниз, а я не успела ее подхватить. И падая на каменный пол, открывшись, как пронзительно завизжит. Я отпрыгнула от неё, закрывая уши руками. Так и оглохнуть можно! Прежде чем подступиться к книжке, я с укоризной посмотрела на блондина, у меня чуть сердечный приступ не случился.  Это из-за него я уронила эту проклятую книгу. Мог бы, и умолчать об этом факте. Ух. С другой стороны, я теперь знаю, что у него кто-то есть. А разве могло быть, иначе? Глупо было даже задаваться этим мысленным вопросом: есть ли у него девушка или нет? Ладно. И глупо отрицать очевидное, ведь слизиринец был чертовски хорош собой. А еще он играл в квиддич, а игроки пользовались популярностью у девушек. Я упала на колени рядом с книгой и закрыла её. — Давай обойдемся без подробностей о твоей личной жизни. — Зачем я это вслух сказала? — Не смогла сдержаться, чтобы не усложнить еще больше наше и без того напряженное общение.

Сначала огонь, потом пергамент с пером и чернильницей, затем моя волшебная палочка. Конечно, крайне мило с его стороны, но я почувствовала себя совсем уж какой-то беспомощной. А эта характеристика никак не вязалась в моей голове с образом мракоборца. Вряд ли мое раздражение осталось не подмеченным. Я смотрела на ту щель, в которой скрылся паук, как только его отбросили. Мне было совестно поднимать глаза на слизеринца. Я и в правду была ему благодарна за внимание и помощь. Нужно было как-то поправить ситуацию. Решение нашлось! Услужливая память подсказала мне, что у меня есть мармеладки. Я убрала палочку в карман и залезла в сумку. — Смотри, что у меня есть, — я извлекла два мешочка, в одном были жабки, а в другом фруктовое ассорти. — Угощайся, — сама того от себя не ожидая, я улыбнулась, протянув ему лакомства. Полноценный ужин в большом зале нам сегодня не светит, хотя бы так подкрепиться - силы нам нужны. — И спасибо за, — я высвободила одну руку и похлопала себя по карману, затем перевела взгляд на стол, где лежал пергамент и горел в стеклянке огонек.

"Сейчас или никогда", — подумала я и посмотрела слизеринцу в глаза. — Я как-то обмолвилась Элизабет, что ты испортил мое зелье на уроке. И она знала, что я сильно обиделась на тебя из-за этого. Лиз грамотно воспользовалась информацией. И вот я здесь, с тобой в одной ловушке, — я нервно облизнула губы, — я хочу узнать причину. Зачем ты тогда подбросил в мое зелье лишний ингредиент?

+1

10

[NIC]Andy Hwang[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/5eGDLS1.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭНДИ ХВАН, 16 y.o.
faculty: слизерин'6;
[/LZ1]
[SGN]av by Love[/SGN]

Я не мог понять, всерьез ли Аккерман решила найти что-то похожее на учебник, или просто хотела себя чем-то занять, чтобы успокоиться и не думать о той ситуации, в которой мы оказались. Ожидая ответ, я наблюдал за ней, пока она медитативно разглядывала книги, и чем дальше заходил процесс, тем отчетливее было ощущение, что ей не нравится содержимое. Но девушка молчала. То ли обдумывала свои слова, то ли попросту игнорировала вопрос. И если это было так, то далеко нам "не уехать".

- По всей видимости, наше с ней общение было более близким, - произнес я, размышляя вслух, стараясь скрыть раздражение. Гриффиндорка словно специально акцентировала внимание на том факте, что я ее обидел, о чем знали другие, и, видимо, по ее мнению, не мог не знать я. "Ох, Мерлин, девчонки порой такие невыносимые создания." - И за все то время, что мы, как мне казалось, дружили, у меня ни разу не сложилось впечатления, что она способна причинить людям вред. И если она действительно ко всему этому причастна, то я думаю, она не хотела для нас ничего такого. - По крайней мере мне хотелось в это верить. Ошибаться в людях обидно, тем более что оступившись однажды, начинаешь с подозрением относиться к остальным, и любые проявления доброты воспринимаешь как попытку втереться в доверие, чтобы что-то забрать взамен. Бескорыстие превращается в миф в твоей собственной голове. - В любом случае, когда мы выберемся, - "если выберемся", - думаю, стоит спросить обо всем у нее лично. - Я пожал плечами. Наши домыслы не приведут нас ни к чему хорошему. Если она в обиде, то неплохо было бы расставить все по своим местам, и разобраться. Но вдруг мы ошиблись? И ни за что, ни про что повесили ярлык "предатель" на человека, который ни в чем не виноват?

Когда же Аккерман выронила книгу, я удивленно вскинул брови. Я не был специалистом в подобных вопросах, но даже мне было понятно по выражению лица девушки, по этому неловкому движению, и укору в глазах, что ее зацепили мои слова. Вернее, ее собственные домыслы по этому поводу, ибо, как я и предполагал, она подумала не о том. А все, как известно, думают в меру своей испорченности. Наши мысли характеризуют нас, а не других людей. И я бы усмехнулся, если бы не громкий, резкий и неприятный звук, вылетевший из книги, заставивший меня поморщиться и закрыть ладонями уши.

- Если после этого сюда никто не прибежит, то нас спасет только чудо. - Произнес я, когда гриффиндорка закрыла книгу. От такого воя, как по мне, должна была ужаснуться вся округа. Мне даже казалось, что в Визжащей хижине призраки и то тише себя ведут. Хотя я этого никогда не слышал, а лишь опирался на слова местных. - А ты, как я погляжу, любительница поспешных выводов. - Я не удержался и хмыкнул. Занятно. - Странно, что тебя это волнует. - Заметил я очевидное, и не давая девушке возразить добавил. - Но моя личная жизнь здесь совершенно не при чем. Я же не сказал, что ночую в чужой постели. - Не знаю почему, но мне понравилась мысль, что моей собеседнице не все равно. И будь я кем-то другим, то непременно начал бы хвастаться, чтобы повысить свою значимость в ее глазах. Но я, тот, который есть, с не меньшим желанием хотел объясниться. Причин чего тоже не понимал. - Просто иногда меня мучает бессонница, и я читаю книги вне стен спальни, чтобы не мешать другим. - Я потер уши, в надежде, что не оглох.

Предложенное угощение стало полнейшей неожиданностью, и я даже опешил, с недоверием покосившись на сладости, словно ждал подвоха. Впрочем, его и ждал. Мне казалось, что я не сделал ничего такого, что могло бы вызвать в моей сокамернице столь благородный порыв. Но из моего сегодняшнего наблюдения мне удалось сделать вывод, что либо девушка хорошая актриса, либо очень плохо умеет скрывать свои эмоции и чувства. Поэтому ее улыбка после недовольства выглядела странно, но правдоподобно. И чтобы не обидеть ее, я взял пару мармеладок в виде фруктов. - Спасибо. - Произнес я, осторожно отправляя яблочную вкусняшку в рот. О чем тут же пожалел, поскольку дальнейшие слова Аккерман заставили меня поперхнуться. "Что?" Зелье? Я нахмурился, стараясь припомнить о чем гриффиндорка говорит. Впрочем, долго напрягать память не пришлось. События такого масштаба обычно не уходят глубоко, а ярким пятном блуждают где-то в закоулках памяти, пока не потребуются, и радостно бегут на зов. Я невольно усмехнулся, припоминая подробности того дня.

- Да, знатно тогда полыхнуло. - И тут же постарался вернуть своему лицу серьезность. - Но как бы тебе ни хотелось в это верить, я этого не делал. - Я пожал плечами, задумавшись. У меня не было весомых доказательств собственной невиновности, кроме моих слов. Впрочем, у Аккерман не было фактов, чтобы их опровергнуть. И тем не менее, ситуация была неприятной. Кому понравится быть обвиненным в подлости, которую не совершал? Я хотел все объяснить девушке, и при том не выглядеть оправдывающимся, что, как мне кажется, лишь усилило бы ее подозрения. - Сама посуди, зачем мне это нужно? Просто чтобы сделать гадость ближнему? - Я вновь усмехнулся. Репутация факультета опережала любого из нас. Даже сегодня при разговоре мы не раз упрекали в этом друг друга. Скользкий слизеринец, и взбалмошная гриффиндорка. "Чего же ждать от других, коли сам такой же?" Подумал я невесело, понимая, что с этим сложно бороться. Стереотипы, застрявшие в голове переступить непросто. - Тогда что мне мешало сделать это раньше? У нас была масса совместных занятий и прежде, в том числе и зельеварение, и возможностей, как мне кажется, для подобной подлости было больше. - Я вспомнил урок по уходу за магическими существами, когда мы изучали флоббер-червей, и один из ребят с Гриффиндора, я уже не помню кто, отлевитировал одного из ползучих гадов на голову Сильвии Монтгомери. Так девчонки поднял такой визг, что профессор Кеттлберн, которого, кажется, контузило на одно ухо, назначил им недельное наказание по уборке загонов. - Но, честно говоря, я не вижу в этом смысла. - Я пожал плечами, сделав паузу, стараясь подобрать слова, хотя то, что вертелось на языке, даже в моей голове звучали несколько высокомерно. Но правда есть правда, а из песни, как известно, слов не выкинешь. - Предлагаю поговорить объективно и начистоту. - Я искоса взглянул на собеседницу, чтобы увидеть ее реакцию и понять, насколько она готова меня услышать, после чего продолжил, - ты - умная и способная, хорошая ученица и сильный соперник на учебном поприще, - я не пытался льстить, или отвешивать комплименты, я действительно так думал, только никогда не считал нужным в этом признаваться вслух, да и по большому счету, мне этого не очень-то хотелось. Но в больше мере мне не хотелось слыть негодяем и отвечать за чужие преступления. И раз Аккерман решила быть со мной откровенной, я подумал, что для достижения компромисса (а иначе мы тут того и гляди перегрызем друг другу глотки) следует ответить взаимностью. К тому же, как мне виделось, это был единственный вариант, чтобы убедить девушку в моей невиновности. - Но я более успешен, талантлив и дисциплинирован. Поэтому занимаю лидирующую позицию в глазах преподавателей. - Без хвастовства заявил я, потому что на мой скромный взгляд так оно и было. По крайней мере, свое домашнее задание я сделал, а не пытался сейчас запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. - И на твоем фоне мои достижения выглядят более весомыми и значимыми. - Продолжил я изложение своей логической цепочки. - И подставлять тебя, вставляя палки в колеса, значит умалять собственные успехи. А оно мне надо? - Задал я риторический вопрос. - Я не смогу гордиться своей победой, если в соревновании по бегу буду тягаться с человеком без ног. - Я развел руками, подводя итог. - Так что повторяю, я не портил твое зелье. - Произнося эти слова я посмотрел Аккерман в глаза. Я не любил этого делать, потому что, как говорят, глаза - это зеркало души, и они могут рассказать слишком многое. Но сейчас в них могло отразиться только одно - "я не лгу". И мне хотелось, чтобы гриффиндорка это увидела. - Но странно, что ты рассказала об этом Элизабет, словно ее там не было. - "А что, если?.." - Она стояла через две парты от того места, где были мы. И если бы она использовала волшебную палочку, то могла бы подбросить что-то в котел тем же способом, каким я недавно избавился от паука. - Задумчиво произнес я, сводя брови к переносице. А если это и правда была Лиззи? То зачем она это сделала? - К тому же, чтобы эффект был именно таким зрелищным, каким мы его увидели, нужно было использовать определенный ингредиент. А это нужно знать. Чем мало кто может похвастаться из наших однокурсников. - Речь шла о чешуе саламандры, которая в принципе в рецепте не фигурировала, но давала яркую реакцию с настойкой полыни, цветами шиповника и крысиными хвостами, смешанными в зелье и доведенными до кипения. - Элизабет об этом было известно. Возможно, она давно точит на тебя зуб, о чем ты даже не знаешь. - Озвучил я свои мысли, добавив в конце, - как, например, я не знал о твоей обиде, потому что я не делал того, в чем ты меня винишь. Может, и тут так же? - Я посмотрел на огонек в банке, который танцевал свой причудливый танец, извиваясь и отбрасывая пляшущие тени. Вид пламени меня успокаивал, потому что какими бы не были мотивы поступков рейвенкловки, она перешла черту.

+1

11

[NIC]Sam Ackerman[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/n1RPA71.jpg[/AVA]
[LZ1]CЭМ АККЕРМАН, 16 y.o.
faculty: гриффиндор'6;
[/LZ1]
Что и требовалось доказать. Всем свойственно ошибаться. Да, меня это огорчило, однако в корне ничего не меняет. Мы как были соперниками так ими и остаемся. Я начала забываться, кто мы есть друг для друга, но блондин встряхнул меня как следует своими словами. Ощущение такое, словно на меня ушат ледяной воды вылили и выставили на мороз. Я ожидала услышать лаконичный ответ на свой прямой вопрос; слизерениц в свою очередь посчитал нужным подробно пояснить свою не причастность к моему публичному провалу. Оскорбительные аргументы, что он, дескать, лучше меня по всем дисциплинам особенно хороши. Я хмыкнула про себя. Душевных сил на то, чтобы разозлиться, не было. А следовало бы. И поставить наглеца на место снова. Просто он мог не вести сейчас себя как самовлюбленный кретин. Но, видимо, против природы не попрешь. В ту минуту, когда палочка оказалась у меня в руках, я допустила мысль, что мы, возможно, сможем найти общий язык и поладить. Готова поклясться на чем угодно, первое что пришло на ум - герб факультета, что нашла бы в себе силы простить его, если бы это был он всё-таки. Папа говорит: прошлое должно оставаться в прошлом. К советам взрослых, которые желают тебе исключительно добра стоит прислушиваться. 

Однако это был не слизеринец. Отлегло от сердца, но из-за того как он преподнес информацию вместо радости я почувствовала на кончике языка горечь разочарования. И у меня нет ответа на вопрос: почему мне так больно сейчас. Переживают обычно ведь из-за обидных слов близких, друзей или людей, которые небезразличны. Но... но он не вписывается, ни в одну категорию, что я перечислила в мыслях. Ерунда какая-то.
Хрупкое мгновение, что возникло между нами, в которое можно было что-то поменять - под шквалом колючих слов разбилось вдребезги. Слизеринец мог бы сделать шаг мне навстречу, но решил оставить всё как есть. Впрочем, его право. Пропасть между нами, словно стала еще шире. И оттуда веяло холодом, его холодом. Не нужно мне это показушное снисхождение от него. Ничего не нужно. Я бросила взгляд на письменные принадлежности. Рука, в которой были зажаты кульки - затряслась. Я чуть не выронила мармеладки, но всё обошлось – засунула, обратно в сумку, не рассыпав. Не только на злость сил не осталось, но и на спасительное хладнокровие. У него на глазах рассыпаюсь на части от усталости и накатившего отчаяния. И ничего не могу с этим поделать.

Глаза предательски защипало и я незамедлительно так, что шапка слетела с головы, отвернулась к книгам. Кислорода в этом замкнутом пространстве предостаточно, а мне вдруг стало нечем дышать. За честность, да, пожалуй, за неё стоит преисполниться к нему хотя бы толикой уважения. И постараться нормально поддерживать разговор. Я закрыла глаза и снова поднесла замершие пальцы ко рту, чтобы согреть их своим дыханием. Мне во что бы то ни стало нужно было взять себя в руки. Чтобы я не чувствовала, я все еще в заточении, поэтому не время и не место поддаваться эмоциям. Нужно сосредоточиться на том, как выбраться отсюда и... Всё. Что я там хотела сделать? Ах да! Попытаться найти что-нибудь полезное. Только вот без его участия.
Слизеринец только один способ испробовал. "А что если?" — Идея вывела меня из оцепенения.
Пауза с моей стороны затягивалась. Благо её можно было списать, собственно как и мой резкий поворот на то, что я разволновалась и мне, мол, нужно было обдумать его догадку касаемо того, что и там Элизабет приложила руку, а точнее палочку; покопаться в собственных воспоминаниях и поискать возможные мотивы мести, которые толкнули Беркли к решительным действиям. Несмотря на то, что он мнит себя умнее меня, думаю, что до истинной причины не догадается. 
   
Д-да, всё сходится, — подала я голос и, обернувшись через плечо, взглянула на слизеринца. Я бы не решилась его рассматривать (он стоял так близко!), если бы не видела, что он в своих мыслях и не обращает на меня никакого внимания. Я внезапно поймала себя на мысли: мне хочется поправить светлую прядку, чтобы не падала на его лицо. Со мной явно творится что-то не ладное.

"А вдруг?" — на меня снизошло нелепое, по моему мнению, озарение.
"Нет, дело точно не в этом", — я покачала головой и отвернулась, пока он не заметил, что я на него смотрю. И смотрю.
Если бы речь шла о Мии, моей лучшей подруге и первой красавице факультета тогда да, наверное, даже было бы вообще без вариантов. Парни головы сворачивают едва не пуская слюни, когда она идет по коридору. Френк вечно ее ужасно ревнует. Того гляди, когда-нибудь точно наброситься на случайного воздыхателя. У меня вырвался нервный смешок. Лиз мог нравиться парень с её факультета, и она вдруг узнает, что ему нравлюсь я. Мне смешно оттого, насколько это абсурдно. Не знаю, что там, в голове у Элизабет, но мальчишки здесь точно ни причем. Да, и если так подумать, то сама Лиз была хороша собой и по моему наблюдению со стороны, легко находила общий язык с ребятами. Чего, к примеру, не скажешь обо мне, друг Френка прав, лицо у меня действительно не дружелюбное. И я к тому же не считала себя красивой, чтобы парни с других факультетов обращали на меня внимание как на Мию. Вот умной - безусловно. И то у меня случались провалы. Вот взять сегодняшний день, с того момента как я побежала вслед за слизеринцем.

Я не знаю, но очень хочу узнать: чего это она ко мне прицепилась?! И чтобы там ни было, прощения точно просить не стану! — я стукнула кулаком по раскрытой ладони. — И что здесь все оглохли что ли? Дом не жилой? Книга вопила как ненормальная, — я замолчала. Эта оглушительная тишина начала действовать мне на нервы, потому что голову осаждали плохие мысли. Да еще и рядом не друг. И нельзя снова демонстрировать свой страх, ведь мне было до чертиков жутко здесь находиться. Я схватила книгу по зельеварению и склонила голову чуть набок, читая название той, что стояла во втором ряду. Правый уголок моих губ приподнялся вверх. Та, книга, что мне нужна для того, чтобы доделать домашнее задание. Но, фиг с ней, с этой работой по травологии. Не поднимая глаз на блондина, я повернулась на каблуках, посмотрела на лестницу, однако решила сесть все-таки рядом с книжным шкафом. Я вытянула ноги и положила книгу на колени. Из кармана достала палочку и посвятила сначала за шкаф, чтобы удостовериться в том, что там не прячется еще один большой и страшный паук, а также в противоположную сторону.

Картинки в книге просто жуть. Я быстро пролистывала страницы пока не дошла до взрывчатки. Видимо, это злачное место не только живых существ отталкивает, конечно, кроме пауков, но и удачу. Тот, что меня напугал и пошел бы на взрывчатое зелье, но ингредиенты все равно есть не все. Я убрала книгу с коленей. Глаза устали до такой степени, что буквы начали плыть перед глазами. Я убрала книгу в сторону и подтянула ноги к груди. Наверное, если бы я была здесь одна, то не смогла бы сдержать слез. Закусив внутреннюю сторону щеки, я опустила голову на сложенные на коленях руки. "У Энди бессонница", — в мыслях мне впервые захотелось назвать его по имени. "Бессонница - это, конечно, плохо" — и сердце вдруг в груди вздрогнуло. "Но, чтобы я почувствовала, если... Нет-нет, хватит о нем думать" — я не хотела спать, я думала, что не смогу уснуть, но мои глаза медленно сомкнулись против моей на то воли. И утомленное сознание погрузло меня в темноту.

Отредактировано Love Taylor (2021-11-11 23:21:49)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » truth, be told


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно