Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » осталось лишь несколько тезисов


осталось лишь несколько тезисов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[ дёрнуть себя на петле гистерезиса ]
кей х сону // октябрь 2021 //  дом ли   
https://i.imgur.com/LzFmw3m.png
( ? )


я ищу в себе те рычажки, чтобы выключить мозг и себя ликвидировать
я бегу, я у края почти ищу доступ к тебе
но замок закодирован

Отредактировано Sunoo Lee (2021-09-29 22:53:29)

+5

2

ледяной тяжестью цепей_рук по твоей шее скользят пальцы, чужие, запах вишневых, блядских, сигарет. терпеть не можешь вишню. с чужих губ это сладость вызывает приступ тошноты.
плевать на имя, возраст, комплименты твоим глазам, скука;
в районе солнечного сплетения — дробь холодного оружия, сводишь лопатки вместе от неприятного контакта с колонной, все тело вибрирует от бита, подстраиваясь под сердечную мышцу.
покрытую корочкой, что сорвать хочется ка пластырь, снова и снова;

снова этот клуб оставляет неоновые дорожки по шее, влажные следы чужих губ, парень который угостил выпивкой выше тебя на голову, его смуглая кожа цвета кофе со сливками. остывшая карамель.
все, что с сахаром — отвращение в обсидиановых глазах.
твоя майка в сетку поверх короткого пиджака, что стягивает парень с тебя типа_ненавязчивыми движениями. зачем согласился на эту авантюру, зачем ты пытаешься убежать от правды, кей?
знакомая тень прослеживается в чужих лицах, в бармене (твой знакомый), который ставит на вылизанную стойку тонкий бокал твоего любимого коктейля — "между простынями".

тебе сейчас, в буквальном смысле, не мешало бы оказаться между ними, одному, в одиночестве крепости_студии, в холоде тяжелого одеяла и уведомлений телефона.
листать ленту, пока глаза не устанут, и отрубиться.
но ты здесь, прижимаешься к какому-то парню, пускающего руки в волосы, вниз по позвоночнику, от него пахнет каким-то дешевым парфюмом, сексом, сомнениями, ядовитый смог пущенный по горлу развязным поцелуем.
чувствуешь, наблюдаешь боковым зрением чей-то внимательней взгляд.
осуждение, любопытство, слишком далеко, слишком близко, слишком в тебе намешано дряни;
разобраться почему незнакомец уже больше двух минут не отводит взгляд не хватает терпения и сил;
стоит у барной стойки, в его стакане кола и растаявший лед;
его прищур, тонкие запястья, осторожность в движениях.

снова ты пытаешься перебить этот внутренний вой громкой музыкой, чужими ласками, играми в поддавки, уже сам хватаешь парня за шею, царапая загривок и целуешь, показательно, к чему этот цирк, кей?
некому доказывать что-то.
а он продолжает смотреть. моргаешь — парень исчезает, словно мираж твоего подсознания,
— отвали. я домой. один.
на ожидаемое отголосок "шлюха" в ответ средний палец, поправляешь пиджак и вызываешь такси, в котором чуть не отключаешься, откинув голову назад. заработанный сегодня ночью кэш идет на утренний энергетик.
холодная кровать, пыль на кончиках пальцах, печатающих что-то в три ночи.
лучше способа отметить очередную годовщину смерти брата не находишь, засыпаешь без встреч с ним, один, никаких разбирательств с утра и приглашений на кофе, свидание — это успех_катастрофа.

катастрофа по имени ёнкей мун, вталкивающий себя в сиреневую толстовку и любимые кроссовки, на плече рюкзак и короткое голосовое "я в пути".
у тебя никогда не бывает похмелья, допиваешь энергетик на автобусной остановке, прячешься в капюшоне. с джису знакомишься в кафе, она хотела заявить в полицию за украдкой сделанную фотку, а она просто показалась тебе красивой, запоминающееся черты лица;
за подобное уже не первый раз прилетало, но ничего не можешь сделать с этой привычкой: тянуться к камере всякий раз, когда что-то привлекает тебя в этой бесконечной веренице, кривых линий чужих судеб и попыток спрятаться от окружающих, но эмоции найдут выход всегда, а твоя цель — успеть, поймать, охотник;
джису тогда выглядела расстроенной, а еще от нее прекрасно пахло; эрл греем и хвоей.
не так часто тебя зовут в гости, поэтому гостинцы скромные: коробка пирожных из местной пекарни, перехваченная по пути маска милого парня, приличного, не танцующего по ночам в гей-клубах прикола ради.
кэш в заднем кармане джинс с разрезами на коленях — мотивация сомнительная;
но осуждением здесь занимаешься только ты сам.

знакомый прищур встречает тебя у входной двери в чужой дом, младший брат? джису его, кажется, упоминала..
— здравствуйте. я ёнкей. друг джису. приятно познакомиться и извините за вторжение, — низкий поклон перед женщиной,  выкрашенные в розовые волосы, смущенно округленные глаза кажутся еще больше, блеск пробитых ушей, резанные джинсы, запах пирожных, а еще пристальный взгляд младшего не оставляет тебя до самой гостиной.

Отредактировано Youngkei Moon (2021-10-02 07:11:48)

+5

3

делаешь глоток и морщишься: слишком долго крутил бокал в теплых пальцах, потому лед успел раствориться и теперь твоя кола больше похожа на водянистую и чуть подслащенную газировку. друг рядом вздыхает тяжело. его немое осуждение ты распознаешь даже под плотными музыкальными басами, но голову не поворачиваешь, скорее наоборот: в легком раздражении ведешь плечом и на автомате прихватываешь кромку бокала губами. глоток так и не делаешь, просто ощущаешь необходимость чем-то себя занять. выстроить некий барьер между собой и множеством сплетенных на танцполе тел.

воздух горячий и спертый, ноздри щекочет терпкость аниса и жженый сахар.
отмираешь и наконец смотришь на друга, неожиданно притихшего.
устало потираешь переносицу пальцами свободной руки: отвлекся на пару минут, а этот придурок уже приготовился заливаться абсентом.

я не планирую нянчиться с тобой, ты ведь в курсе? передам прямо в руки любому желающему. можешь заранее назначить цену за свой девственный зад. возможно, я даже немного поторгуюсь за тебя, да?

в ребра прилетает чужой локоть. ощутимо острый, чего и следовало ожидать: ноа маленький и хрупкий, словно ещё не сформировался до конца. наверняка вас принимают за пару, ведь на протяжении вечера он послушно трется рядом, в панике избегая любой возможности установить с кем-нибудь контакт.

ноа говорит, словно он толерантен и максимально не заинтересован в чужой ориентации, но выглядит нервным.
тебе правда хотелось бы оказать ему моральную поддержку, но взгляд постоянно цепляется за странную парочку поодаль. рука на автомате тянется к нагрудной сумке, но сегодня вместо скетчбука там лежит пачка сигарет и упаковка леденцов без сахара.

влажный блеск чужих глаз ты замечаешь даже с большого расстояния. неоновые блики исчезают в темноте зрачка. он лижет губы: сначала свои, потом чужие.

ты морщишься с самым очевидным отвращением, но внутренности трепещут в каком-то сладком предвкушении.
визуально контраст двух парней кажется тебе до одури правильным. хочется перенести их на бумагу, хочется запечатлеть дрожание чужих ресниц и молчаливую обреченность этих настойчивых прикосновений.

ноа рядом смеется и ты вздрагиваешь, снова возвращая другу внимание. рядом с ним стоит какой-то парень: двигает в сторону робкого мальчишки бокал и кладет руку на талию. ноа, захмелевший и непривычно ласковый, улыбается и представляет его как своего нового друга.

чертыхаешься.
вот кретин.

хватаешь ноа за руку и молча тащишь его к выходу, с тоской отмечая, что та странная парочка постепенно из памяти выветривается.
слишком много деталей, слишком мало времени.
дерьмо.

//

насыпаешь в глубокую миску порцию хлопьев и щедро заливаешь все это молоком. джису ласково обнимает со спины и оставляет укус на лопатке. говорит про друга что сейчас заглянет, просит быть мягче, просит быть вежливее.

удивленно приподнимаешь брови, явно не понимая, когда успел заслужить статус недовольного младшего брата.

дверной звонок разграничивает жизнь на до и после.
кромсает реальность на лоскуты.

просьба джи — как глупая насмешка.
чувствуешь себя полным придурком, когда на пару секунд залипаешь, взглядом провожая фигуру в массивной толстовке до гостиной.

в раздражении отмечаешь, что сестра обнимает парня слишком крепко. видимо, он действительно хороший друг, вот только тебе это совсем не по душе. хочется уберечь джи от этого сомнительного персонажа, потому что ещё ночью его губы вылизывали чужую глотку, а сегодня оставляют на светлой щеке сестры поцелуй.

мама привычно гостеприимная. приглашает всех разместиться и уходит на кухню, дабы приготовить чай.
ты занимаешь кресло и поджимаешь под себя одну ногу. на пижамных штанах остается несколько капель молоко, ибо держать миску на весу не очень удобно, да и аппетита вся эта ситуация у тебя уже не вызывает.

я сону. а ты, значит, друг?

поджимаешь губы и оставляешь тарелку на кофейном столике. прищур у тебя недобрый, взгляд джису настойчиво просит этот цирк прекратить.
но ты, вообще-то, ещё даже не начинал.

надеюсь, мы подружимся тоже, кей.

+5

4

комфорт с джису, ее улыбка, запах эрл грея, — одно из важных открытий за полгода, насыщенность событий которого можно пересчитать по пальцам. а главное все максимально прилично_ не циничным с ней кажешься ты, отмираешь и когда впервые джису замечает улыбку на лице напротив говорит емкое, но выбитое татуировкой на внутренней стороне твоего черепа: вау. делай это почаще.

в отношении противоположного пола ты максимально аккуратен; общение, покупка кофе, учеба, съемка в студии. иногда даже прикасаешься к ним словно объектам вне твоего понимания;
поправляешь волосы, лямку, по линии челюсти почти невесомое касание длинных пальцев, для тебя они будто красивые манекены, раз за разом говорят, что твой взгляд пожирает даже через объектив.

несмотря на тот отпечаток с ногтями цвета тысячелетнего ледника общения с матерью_его отсутствие, унисон вашего дыхания, вздох за вздохом, через два целомудренный вопрос, как дела с учебой, ёнкей? когда последний раз звонил отцу, ёнкей?
ёнкей, ёнкей, ёнкей, шлюха, шлюха, шлюха.

несмотря на это, как скрежет металлический по твоим нервным окончанием и бесконечный мерзкий шум в голове, мысли, откусывающие от тебя кусок за куском, словно зомби, джису говорит, что все понимает, и не обижается, что ты не отвечаешь на ее внезапный поцелуй.

на фоне замиксованый в бите японский, сладкий лимонад для нее, черный кофе со льдом в твоем стакане, руки дрожат. говоришь про брата, про свою собаку, предлагаешь поехать как-нибудь вместе в Корею на уикенд.

больше не поднимали тему поцелуя, не мешали между вами алкоголь, провожал девушку до дома, отрицал перед ребятами со своего потока, что вы встречаетесь;
никакой неловкости, по-прежнему тебя обнимает, а ты без всякой задней мысли целуешь джису в щеку, правда, уже на глазах у младшего брата. кажется, намечается какая-то игра.
придя на чужую территорию, побеспокойся о защите, контр-нападение могло ждать в любой момент, — приятно познакомиться, сону. я тоже надеюсь, что мы подружимся. у меня не так много друзей-корейцев.

немного обидно, что на родном языке в этой семье почти не разговаривают, но это их выбор, их жизнь, в которую ты не смеешь лезть. рассказываешь как познакомились с джису ее матери, любезно приготовившей зеленый чай, жасминовый, твой любимый.
не обращаешь внимание, как начинают чесаться запястья и нос, и то как сону норовит взглядом просверлить в тебе дыру в районе солнечного сплетения. или схватить за шею и большими пальцами вдавить адамовое яблоко глубже, дабы вышло с другой стороны.
ворошишь вчерашний день, но никогда этот взгляд младшего брата тебе не пересекается, пустота, даже не помнишь лицо парня, с которым вчера целовался в клубе. пересечение неоновых полос еще где-то бьется под пульсом;
чем же ты не угодил сону?
самое время подыграть.
— сону, а где ты учишься? как жаль, что не в одном университете. могли бы чаще видеться. и можешь звать меня хён.

джису начинает нервничать, но твоя любезная полу-улыбка не вызывает у нее подозрений, во отличие от сону. его поза так и говорила, что тебе здесь не рады. единственный мужчина в доме, оно и понятно.
— точно. я принес фотографии. как и обещал и скажите, пожалуйста, у вас дома есть... кошка? — три раза ты чихаешь в изгиб собственного локтя, извиняешься и округляешь глаза, когда ответ на вопрос возникает в дверном проеме с четырьмя лапами, хвостом и милой мордашкой.
кажется, в твоем рюкзаке должны быть таблетки, ищешь в суматохе и горячим чаем запиваешь, — я забыла тебя предупредить, господи, кей, тебе плохо? вызвать скорую?

машешь руками в поклоне матери, неловкость перекрывает кислород, как и воспоминание из детства; мяуканье, пальцы в шерсти, белый потолок, синяки на руках из-за капельницы;
— все в порядке, мне просто нужно подышать воздухом.
спасение на балконе, держишься за перила и наклоняешься назад, жадно хватая воздух, должно обойтись. под закрытыми веками взгляд сону, чувствуешь спиной, резкий оборот, стоит перед тобой.
— заставил я поволноваться твою матушку. неловко вышло... сону, мы раньше нигде не встречались? твои глаза.
обрывая фразу, в цвете глаз презрение и что-то еще, вытянуть бы на свет и рассмотреть под лупой как пойманную бабочку.
продолжая крепко держаться за перила, делаешь шаг чуть назад, инстинктивно, парень подходит ближе, едва ли выше тебя, кошачий разрез и запах сладких конфет-леденцов ударяет тебе в нос.
— наверное мне лучше уйти.

Отредактировано Youngkei Moon (2021-10-09 17:10:04)

+4

5

киваешь в какой-то странной прострации, даже не пытаясь вникнуть в суть диалога, который безуспешно пытаются выстроить сестра и мама. от сладости их голосов становится до странного тошно: почему вы решили любезничать именно с ним?

[ растрепанные волосы, подвижные бедра, чуть приоткрытые навстречу амбалу губы, обтягивающие шмотки и костлявые запястья ]
( кажется, словно в отдаляющейся какофонии ты слышал только тяжесть чужого дыхания )

ДЕШЕВО ДЕШЕВО ДЕШЕВО ДЕШЕВО 

да, да, конечно
да, да, свали из моего дома, клоун

хён?

прокатываешь по языку, словно пытаясь распробовать новое для себя слово. горчит. глаза напротив слишком темные; отражают блики комнаты, но эмоций попросту не передают. смотришь прямо, не скрываясь. хочешь, чтобы он ощущал дискомфорт, поскольку трепетно беречь собственную территорию ты привык с самого детства.

сестры хрупкие. за внешней уверенностью ты всегда видишь тонкую паутинку трещинок. отсутствие отца, перманентная усталость и переработки матери, отличная от большинства наружность, мягкое воспитание и неумение давать отпор.

ты цепным псом у чужих ног с тех самых пор, как научился сжимать кулаки.

мы не в корее, так что не думаю, что такое обращение необходимо. или тебе просто хочется покрасоваться перед джи? если да, то как друг я вполне могу уступить, но ты будешь должен мне, хён, идет?

часть вопросов ты пропускаешь мимо ушей. мама напряжения не распознает: подливает парнишке чай, задает осторожные вопросы про семью, улыбается, когда тот с лаской смотрит на дочь.

у этих двоих — робкие переглядки и локальные шутки, которые вы с матерью не понимаете. злости пока нет, но раздражение медленно окрашивает день в оттенки красного: карминовый и яркий, кровью по костяшкам и мазками у чужака на лице. ты не можешь поверить, что все на самом деле так просто. это лишь отшлифованная картинка и удобная для кея правда. то, что он держит на поверхности, не давая остальным погружаться в собственные червоточины с головой.

осторожно облизываешь пересохшие губы, опуская взгляд на ворсистый ковер. случайно замечаешь напряженную позу джису: плотно сведенные колени, нервно сцепленные пальцы. видимо, перебор.

срываешься следом за беглецом, перекрывая тому путь к отступлению. плотно закрываешь балконную дверь, в спину ударяется встревоженная просьба матери: позаботься о нем.

во взгляде напротив тебе видится арктическая беспомощность. его слова лишены агрессии и подобраны осторожно. не заметил заинтересованности, зато у тебя сцены вчерашнего вечера мелькают перед глазами разрозненными флешбеками. собрать цельный вариант никак не получается, с жадностью поднимаешь со дна памяти мельчайшие подробности, но те фантомными образами скользят прочь.

на бумагу такое не перенести.

великое множество просьб крутится на языке. странных, неуместных.
покажи - покажи - покажи

как прошла ночь? выглядишь ты хуже, чем вчера. не успел подвести глаза? или все блядские шмотки пришлось отнести в химчистку? видимо, твой вчерашний дружок хорошо постарался.

пальцами цепляешься за чужое плечо. держишь крепко, не даешь возможности вырваться, хотя кей, похоже, даже не пытается.

свали от моей сестры. не знаю, какого хера ты возле нее трешься, но я против. ты не самый лучший выбор друга, ничего личного. в цветастых тряпках и с чужим языком во рту ты выглядишь явно лучше, чем в моей квартире, рядом с моей семьей. 

усмехаешься, явно не понимая, насколько двоякой была последняя фраза.
твоя цель — уязвить побольнее. укусить и впрыснуть побольше яда.

Отредактировано Sunoo Lee (2021-10-09 23:16:13)

+3

6

— ночь?

переспрашиваешь, тихо и незаметно вставляя это в обвинение парня, в косую непонимания выстреливая своими обсидиановыми глазами, в упор глядя на сону, что обрамляет ядом каждое слово, точно по грамму.

он словно берет тебя за руку, тянет во вчерашний день, оставивший не выветренный алкоголь в крови, майку в сетку всю в затяжках какого-то хера.

в реальности сону берет за тебя плечо и сжимает, медленно переводишь взгляд на чужое запястье, значит, он был там вчера..

— ага. вот почему твои глаза мне показались знакомыми.
раздражающее спокойствие, тебе нечем крыть сказанное, нет смысла увёртываться от правды, джису прекрасно знает, где ты был вчера.
знает, что у тебя ничего не было с тем парнем. знает сколько стоит усилий.
интересно, а знает ли она как сону провел вчерашний день?

    ... сосредоточенность и крепкая хватка стакана с колой.
  ты будто считывал каждое мое движение, сону.
для человека, испытывающего отвращения,
тебе запомнилось слишком много деталей.

— во-первых, ты мне никто, чтобы я оправдывался за свои поступки. мы почти незнакомы.

не знаем друг-друга, но первое впечатление остается мазком яркой дряни, стертым лаком на безымянном, мятной конфетой, красными глазами парня ёнкея, наконец-то убирающего руку от себя, на секунду другую задерживая в воздухе пальцы на чужом запястье.

— ничего личного, хах. джису сама выбирает с кем ей дружить, а не ты. это во-вторых.

забота в своей лучшей агрессивной форме. последнюю фразу долго смакуешь на языке, вертишь со всех ракурсов острых углов, почему тебя это так задело, сону?
возможно, он никогда не видел целующихся парней, кто-то, кажется вчера он был с другом, взял его на слабо? никто не назовет тебя педиком за любопытство, никто не осудит, если отвернешься, не захочешь смотреть..
но ты слишком четко помнишь сей взгляд, не подходящий под вторую категорию.
но сону сейчас был прав: ты находился на чужой территории и следует быть деликатней.

что-то подсказывает тебе, что это не последний твой визит.

— я понимаю, что ты волнуешься за сестру. и первое впечатление обо мне очень тебя.. впечатлило и запомнилось в таких деталях.

и здесь ты ломаешься, дергаешь плечом, будто тяжесть чужой ладони опять давит, создавая угол, полшага вперед дабы поравняться с сону,

— я не собираюсь лезть куда меня не просят. а джису пригласила меня сама в гости. знаешь зачем? с тобой познакомить, чтобы ты нашел себе нового друга. она может и не учла какие-то факторы, но посыл ее был весьма благородный.
да и навязываться тебе не входит в мои планы.

шарик в языке стучит о верхний ряд зубов, словно подает знак, шанс уловить фальшивую ноту, за бездонным цветом глаз ухватиться за доказательство того, что ты врешь.
сону вызывает у тебя любопытство, склоняешь голову на бок и лицо озаряет улыбка, когда джису заходит на балкон, намеренно громко открывая дверь.
взгляд взволнованный, она же не думала, что вы будете здесь драться?

— все в порядке. мне уже лучше, правда. и ты была права. твой брат тот еще милашка.

ловишь боковым зрением закипающего сону, возможно не будь рядом сестры, он бы ударил тебя. так что носом хлынула бы кровь, подкосились колени. все ради того, чтобы дать мальчику почувствовать свое превосходство;
увидеть больше.
гнева, обрамленного выразительными азиатскими чертами.

возвращаешься в гостиную, где закидываешь в себя еще таблеток от аллергии на всякий случай.
вручаешь джису флешку с фотографиями. тебя настигает по дороге в прихожую заботливая мать семейства, просит внезапно остаться на ужин, не так часто она принимает гостей.
брат с сестрой обмениваются красноречивыми взглядами, затем твои глаза встречаются с джису, один из вас точно не уверен, что вечер пройдет гладко.
для тебя быть не желанным гостем и тревожить обведенные цветным ярким мелом чужие границы привычное дело, осторожный шаг, назад, горечь во рту и неприятный ком в горле; сейчас уже забытое ощущение. сейчас ты наблюдаешь внимательно за тем, при каждой возможности, как меняется лицо сону, который в свою очередь следит за каждым твоим шагом.
вы оба готовы перегреться как батереи и тянете шею для лучшего ракурса наблюдения.
намеренно не касаешься джису лишний раз, а когда никто из дам не видит, с твоего лица слетает странная улыбка, мелкие нервные импульсы по загривку осыпаются мурашками: следствие реакции на взгляд сону, который невольно хочется запечатлеть на пленку, — позвольте мне помочь с готовкой, я хорош в этом.

Отредактировано Youngkei Moon (2021-10-18 15:17:04)

+2

7

день как страница из скетчбука: сегодня — истрепанный по краям и несколько раз сложенный. россыпь тонких трещинок ровно на линии сгиба. пожелтевшая фактурная бумага, впитывающая события, словно капли мутной акварели.

кей клякса.

а у тебя в пальцах огрызок клячки. тереть бессмысленно, рисунок и без того получается грязным.

у парня приятный голос, который ему будто совсем не подходит. ты невольно вслушиваешься в каждое слово; пальцы давят на выразительные костяшки слабее, но на лице по-прежнему цветет тенью напряжение. семья это особенное. семья это самое важное. мысль о том, что джису сама в состоянии выбирать себе друзей, тебя отчего-то не тревожит.

хочешь как лучше.
будто знаешь заранее, что на уме у таких улыбчивых. это, если честно, немного утомительно. постоянно ждать от окружающих подвоха, анализировать острые взгляды, случайно задержавшиеся на двух ли [ джи и сохён ]

сестры красивые. настолько, что порой их даже рисовать сложно: оригинал всегда на порядок лучше. с динамикой исчезает весь цвет. зарисовки выходят сухими, недостаточными. невозможно объять необъятное, да?

ты же красоту видишь в небрежности и неаккуратности. у кея слабый след на лице, явно оставленный подушкой — и это красиво. отзывается в тебе легкой дрожью, ровно так, как вчера. как, интересно, его воспримет твое вдохновение? будет ли его профиль цепляющим, запоминающимся?

мнешься, потому что раздражение как-то странно нивелируется.
даешь парню крохотный шанс и позволяешь проскользнуть мимо себя, однако смотришь по-прежнему прямо. одобрительно хмыкаешь, когда осознаешь, что кей намеренно блюдет дистанцию.

сегодня готовлю я.

перебиваешь маму неосторожно; она смотрит на тебя с явным удивлением, потому что ещё пару часов назад ты упрямо заявил, что перед работой возиться с продуктами не хочешь совсем. она все интерпретирует иначе:

/ вежливый сын хочет наладить контакт с другом сестры.
смягчить углы. 

пойдем, хён, я покажу что нужно делать.

...джи вздыхает вам вслед немного обреченно.

кухня большая и светлая. ты двигаешься по заученному маршруту холодильник — раковина — небольшая стойка посреди комнаты, которую вы привычно используете для готовки.

будет обычная овощная паста. по вторникам мы не едим мясо, так что надеюсь ты потерпишь какое-то время без, ну знаешь, белка. или вчера не наелся?

ухмылка у тебя кривоватая. киваешь кею в сторону нависных шкафов и показываешь где находится посуда, потому что его зоной ответственности ты обозначаешь спагетти. фыркаешь тихое 'не перевари'. кожей чувствуешь, что селитра на кончиках пальцев от близости парня вот-вот даст реакцию.

откровенно понтуешься, в спешке кромсая болгарский перец большим ножом. следом — немного томатов, цукини, шпинат и замороженную цветную капусту. пространства между вами становится меньше, когда приходит время для жарки.

ты открываешь рот первым.
как ожидаемо.

ну так где твой вчерашний дружок? мне показалось, вы здорово спелись. он так откровенно лапал твой щуплый зад. любишь, значит, здоровяков, да?   

кей что-то говорит, но взгляд у тебя упрямо цепляется только за одно: крохотный серебряный шарик, всего на пару мгновений сверкнувший меж чужих губ.

ты даже не помнишь, зачем с таким упорством жмешь парня в кухонную тумбу бедрами.
даже не осознаешь, что с силой давишь на чужие щеки указательным и большим, дабы открыть чужой рот.

не замечаешь, что в глазах напротив впервые видится что-то живое, лишенное привычной статики.

высунь язык.

шепчешь тихо.

вода для спагетти идет рябью.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » осталось лишь несколько тезисов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно