полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » средства войны


средства войны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/3BMPWBy.png
на войне, говорили они, все средства хороши
и для сердца дельны будут, и для души
только вот сердцу на деле желалось её
а душе - навеки забыться в стыдливом "уй йё....!"

+1

2

Это условие.
Оно не покидало тёмной головы Карго уже достаточно времени, следуя за ним на его работу, возвращаясь с ним в его небольшую комнатушку, которую он занимал под самой крышей дома. Он совершенно чётко помнил слова, которые оставил ему Дорн, оказавшийся Эллом, когда мог просто отнять жизнь.
Карго жил с этой мыслью, как с любовницей, достаточно времени вместе. Просыпался, засыпал, ел, ощущая её присутствие.
Найти его, узнать и показать свою верность.
Оно ему было не нужно. Только...
Одновременно с тем это условие очень походило на то, за что Карго брался с желанием и рвением. Оно походило на заказ, пусть и не предполагало убийства. Однако...
Элл, кажется, заказал ему самого себя.
Карго жил с этой мыслью достаточно времени. А после однажды сообщил, что больше не будет выходить на работу. Отдал вдове друга больше денег, чем обычно, и попросил не рассчитывать на то, что он вернётся. Он чувствовал, что может не вернуться. И не из-за гибели.
Хотя и из-за неё тоже.
Он слушал, смотрел, искал. Он был тенью, шорохом копошащейся под плащом чужеземца, ещё одним столбом в таверне: таким же непримечательным и отстранённым, - грязью, мешающейся под ногами, которую не чурались пнуть, а иногда и избить, вымещая злость и открыто, с остервенением рассказывая о том, что наболело. Он цеплялся слухом, впивался в аршханов, что позволили допустить мысль, зародиться неуверенному чувству о том, что им довелось увидеть то же - или, вернее, того же, - кого видел он. Впивался и не отпускал, пока не получал всю информацию. И держал иногда мёртвой хваткой.
У него более не было дома, зато были намётки, зацепки, которыми он и жил. И, Духи тому свидетели, ему нравилось. Он получал удовольствие, заводясь от этого как от азартной игры. Он шёл, медленно подкрадывался, как хищник, но был совершенно точно уверен, что однажды его ожидания, его терпение будут вознаграждены, и он, не примеченный в высоких кустах, никем не обнаруженный, совершит финальный прыжок, вонзаясь жертве в шею...
Он собирал картину из мелких, почти невидимых кусочков, что другие принимали за мусор. Только вот аршханы не могут пропасть бесследно. Не могут. Они не умеют растворяться в воздухе, не создав портал. Они не умеют остаться невидимыми, не применив сил души или не накрыв себя барьером. А любое действие провоцирует отклик. И Карго искать именно их, отклики, ежедневно выходя за ними на охоту.
Он точно знал, что Элл сменил внешность, поскольку знал, где обрывается история Элла как Дорна. И теперь ему предстояло понять, кто теперь являлся его целью. И в этом уже состояла проблема.
Карго был уверен, что Элл не сможет "пересидеть бурю" в роли, не имеющей никакого влияния. Это он, Карго, мог быть невидимкой, принимаясь за грязную работу, соглашаясь на несолидную подработку или вовсе бродяжничая. Когда же он мысленно перебирал уже имеющуюся информацию об Элле, то предполагал, что тот будет пытаться взобраться выше. Может, неосознанно, может - намеренно. Однако он не сможет довольствоваться мелкой, незначащей ролью. По крайней мере в то время, когда страна, подобно судну в штормящем море, кренилась из одной стороны в другую.
Карго искал. Он зацепился за собственное предположение и искал любую информацию об изменении в административном составе. Наблюдал за появившимися из ниоткуда советниками градоначальников. Прощупывал их прошлое и совсем скоро отказывался от них в пользу другой цели. Он изучал отличившихся воинов, чья карьера внезапно начала идти вверх. Он слушал и по первому зову двигался в наблюдения, собирая информацию до тех пор, пока не мог сделать точного вывода. По крайней мере для себя.
Он потратил на поиски слишком много времени, чтобы отступать. Он рыл, искал неотступно, самозабвенно, с каким-то рвением, что нравилось ему самому, разгадывая ту загадку, что была не по зубам никому другому.
Он не был уверен, что найдёт. Но не допускал возможности того, что прекратит свои поиски.

Карго сидел за угловым столиком в таверне, опустив лицо над миской с отдающей кислинкой блёклой похлёбкой, которую ему принесли, по-видимому, решив, что ему и такое сойдёт. Он не жаловался, понимая, что своим видом заслужил такую похлёбку: одежда износилась и едва ли выглядела достойно для чего-то большего, чем похода на рынок или в замызганную забегаловку. Карго, правда, никогда и не умел одеваться красиво. Когда-то этим заботилась его жена, открывая для Карго, что он может выглядеть и совсем иначе. Волосы сильно отросли за время странствий мужчины. Укорачивать их хотя бы до привычной длины он отчего-то не торопился, как и не вёл за ними должного ухода: ему бы хвостом их сзади завязать, а он позволял им свободно болтаться перед лицом, не чувствуя оттого дискомфорта.
Однако в таверну он пришёл не ради похлёбки, которую теперь ковырял ложкой. Его внимание и слух были обращены к соседнему столику, за которым ели отнюдь ни кислую похлёбку, а прожаренные мясные стейки с кругляшками запечённого картофеля. За столом сидели два аршхана, что обсуждали военное положение страны. И дела, происходящие в военном штабе.
Карго уже давно поглядывал на штаб, зная, что в руководящем военном составе произошло сразу несколько интересных изменений. Он слышал слухи, он находил им подтверждение, а после вновь искать информацию, которая позволила бы ему обзавестись полной уверенностью.
Штаб был бы хорошим местом для Элла - ни раз думал Карго. Сам Элл близок к военному делу, оттого было бы не удивительно, выбери он следующим своим амплуа кого-то, связанного именно с этим направлением. Конечно, у Карго были и другие варианты, не связанные со штабом. Только вот вся душа будто требовала внимания именно к этой идее, к этой возможности. А Карго привык себе доверять. Себе и своим чувствам.
Он сидел до последнего, вслушиваясь в диалог аршханов. Они жаловались на нынешнее устройство дел, обсуждали какую-то женщину, занимающую высокую должность, а после начали говорить про новеньких, и вот тут-то Карго и навострил ухо. Он выделял для себя пятерых аршханов, что потенциально могли быть Эллом. О некоторых из них он бегло услышал от общающихся, о некоторых - не услышал ничего. Полученная информация в основном повторялась за исключением незначительных подробностей, которые ничего не значили даже для Карго. Он поднялся с места и закутался в меховой плащ. Придётся узнавать самолично.

Он пробивался через сугробы, точно зная направление, но не видя из-за снежной стены ничего дальше собственного носа. Жалел, что не заколол волосы, что теперь, пропитавшись влагой его дыхания, свисали перед лицом неподвижными ледышками.  Он шёл, не имея никакого представления о том, как будет поступать на месте, в самом штабе. Однако ощущал необходимость прибыть туда. Карго был сообразительным, он умел придумывать на ходу и анализировать ситуацию. Оттого он не боялся и не тушевался. А в случае чего - всегда сможет уйти в тень.
По-видимому из-за холодов, штаб располагался в самом городе, что было на руку Карго: в такую метель он через город-то шёл с большим трудом, что уж говорить о выходе за его пределы. Сверившись с мысленной картой, что чётким оттиском отпечаталась в сознании, мужчина перелез через забор, почти полностью скрытый в снегу, не имея возможности найти калитку, и двинулся по той части города, что в иное время была бы почти пустынной. Однако сейчас он чувствовал жизнь, исходящую из домов, стоящих на окраине города. Конечно. Ведь штаб был в них.
Он свернул к первой двери, попавшей в зону его видимости. Вытряхнул снег из ворота, оббил ботинки о порог и вошёл внутрь, вдыхая полной грудью протопленный воздух и ощущая внутреннее, будто щекочущее душу возбуждение: он на месте.

[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 990y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

3

Это издевательство! Без всяких шуток и прикрас: самое настоящее издевательство! Начиная с этого дурацкого платья и заканчивая тупыми взглядами, которые были сосредоточены совсем не на карте – где, собственно, их очень и очень ждали – с расположенными на той актуальными ориентирами местонахождения каждого из определенных разведчиками вражеских войск. Где же они все находились? Конечно же, на идиотском вырезе, за которым, кажется, могло уместиться что угодно, но только не способность управлять как одной армией, так и целым объединением таковых! Ни тебе рассуждений относительно необходимости временно отложить любые военные действия на северо-западной границы из-за значительного ухудшения погодных условий. Ни тебе здравых и очень актуальных предложений по распределению продовольствия, стоит отметить, весьма ограниченного в количествах из-за проблем с поставкой – с этим тоже необходимо было разбираться в самом ближайшем будущем – между лагерями вдоль их границы. Ни тебе идей по переформированию оперативных групп в связи с изменением условий ведения боя – в первую очередь, с появлением на пороге нового рода противника, против которого прежняя тактика являлась максимально бесполезной. Иначе говоря: прекрасное, находящееся буквально в шаге от предела мечтаний собрание руководствующего состава войск центральной страны!

На тяжелом, многозначительном выдохе, на который никто так и не обратил внимания – лишь на груди, аппетитно набухшие в упругом корсете, временный главнокомандующий армией скрестил руки, на тот момент ещё не сознавая необдуманности данного действа, и мельком бросил прожигающий, полный то ли искренней любви, то ли лютой ненависти взгляд на единственного стоявшего в стороне мужчину. Того самого, что ютился у дальней стены, всячески стараясь не привлекать к себя внимания, и давился смехом в плотно прижатую ко рту ладонь. Благо, ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы ощутить, кажется, чуть ли не на физическом уровне направленный к его скромной персоне интерес. Ожесточенной игре взглядов долгой оказаться было не суждено: белобрысый друид довольно быстро пожал плечами и с открытой усмешкой развёл руки в стороны, как бы говоря «испепеляй сколь угодно долго, но я тебе здесь ничем не помогу: всё, чем мог тебе испортить кровушку, я уже сделал». Не сказать, что в данных обстоятельствах требовалась конкретно помощь, однако и от неё - исключительно адекватной и уместной в имеющейся ситуации, а не как третий олений рог, вросший в отсутствующий мозг, друиду приказывал! - главнокомандующий не отказался бы, имей она место быть. Вместо неё же… Одно сплошное издевательство, чтоб всем низшим духа до золотого поноса икалось!

– Отпускать Лойюрскую впадину крайне неблагоразумно, Госпожа. – наконец, послышалась членораздельная речь, пусть и по-прежнему лишенная всякого - хорошо, как минимум нужного - смысла. Упомянутой Госпоже потребовалось совершить огромное усилие, чтобы поступить ровно как полагало по статусу: внимательно выслушать, взвесить все доводы за и против, а после принять беспристрастное решение, которое бы позволило ещё на шаг приблизиться к долгожданной победе. Если не к ней, то как минимум к прекращению военных действий и заключению договора о ненападении.
– Тогда какого будет ваше предложение? – судя по тому, как исказилось лицо подчиненного, женщина вопросила настолько непозволительную глупость, что её должно было в этот же миг разжаловать до уборщицы отходных комнат в каком-нибудь Духами забытом производственном центре, где о чистоте и порядке разве что легенды складывали, да и только.
– Следовать уже отданному приказу и не…
– Хорошо, – главнокомандующий резко всплеснула руками, вынуждая прерваться. Им не хватало войны? Они хотели ещё и с ней побороться, наивно полагая, что им на то хватит своих ресурсов? Что ж... Да простят Духи. Вызов принят! – Следуем за мной, - с этими словами женщина уверенным шагом, на первых двух лишь чудом не подвернувшись на непривычно высоких каблуках, двинулась в сторону двери. Отворив последнюю и окинув взглядом присутствующих в небольшой комнатушке, куда двумя часами ранее умудрились втиснуться одиннадцать аршханских туш и ещё одна друидская, она заметила, что все лишь смотрели на неё – никто даже не думал двигаться следом. Тогда, собрав всю злость в голосе, женщина уточнила, процеживая приказ сквозь плотно сжатые губы: - Все.

Стены, кажется, ещё вибрировали эхом, когда помещение опустело: всем на удивление хватило ума для того, чтобы поднять свои задницы со стульев, выйти в коридор, взять тёплые накидки и уже с ними пойти за главнокомандующим. Обратно им едва ли придётся возвращаться, потому как собрание было практически закончено: оставлять вещи, а после делать за ними лишний крюк выглядело перспективой не самой радостной. Тем более что её можно было с легкостью избежать, взяв верхнюю одежду с собой сразу. Как совсем скоро выяснилось: сделано то было совсем не зря.

Преодолев коридор и спустившись на первый этаж – при этом чуть не сбив кого-то с ног – женщина уверенно распахнула входную дверь в здание и вышла на улицу. В одном единственном платье, поверх которого она – её наверняка её уже нарекли полоумной, так что чего уж, надо, как говорится, соответствовать – не надела даже легкого плаща. Зайдя по грудь в сугроб, остановилась, будто с удовольствием вдохнула морозного, слишком морозного воздуха, и развернулась к толпе, что стояла на пороге. Воистину жалкое зрелище: все съёжились как один от холода. Что, говоря на чистоту, было не мудрено. С ветрами к ним пришли холода, не естественные для данной местности и с учетом повышенной влажности значительные даже для аршханов. И что самое главное, температура только-только начинала понижаться. Можно было не сомневаться: через пару суток на улицу выйти сможет лишь взрослый, успевший пожить аршхан, способный за счёт энергии души контролировать теплообмен в собственном организме. Только для того, чтобы в первый же час пребывания на «свежем» воздухе не замёрзнуть насмерть. Что ждало каждого, даже самого закаленного, кто планировал в такую погоду не только выйти на прогулку, но и спуститься в низину…

Разведя руки в стороны, главнокомандующий задала вполне закономерный вопрос:
– Свежо, Господа, не правда ли? – говорила она громко и…беспощадно. – Господин Моран, вы всё ещё убеждены в необходимости следовать прежнему плану по захвату северного рубежа? – и немая, замерзшая тишина была ей ответом. Что ж, не гордая, и так продолжит. – Если вы готовы отправить своих бойцов на верную гибель – я попрошу вас быть в их первых рядах. Вы же не думаете, что сможете отказаться, правда?
– Духов ради, зайдите уже в дом, Госпожа!
– Заткнитесь!.. – так, спокойно. Главное, вовремя успевать вовремя вспоминать о приличиях. – Господин Оилар. Вы все отказались слушать меня в тепле и уюте, так что послушаете здесь. – тем более что крик в открытом пространстве воспринимался гораздо легче. Крик, на который женщина медленно, но верно переходила. – Если вы не знаете, что вас ждёт в ближайшие сутки, то я вам объясню. Сейчас… Да-да, Господа, сейчас на дворе стоит прекрасная погода, а вы уже дрожите как пуганные дворовые псы перед случкой с титулованной вертихвосткой! Через несколько дней температура упадёт в лучшем случае градусов на двадцать, в худшем – в три раза больше. И что же вы от меня в таком случае хотите? Чтобы я отправила своих аршханов украшать местность ледяными статуями из собственных тел? Не бывать этому! Ясно?!
– Госпожа…
Госпожа посмотрела на друида. Тот, на прежнем веселье поджав губы, с намёком склонил голову на бок. Пришлось мысленно выругаться. И выдохнуть.
– У вас есть сутки на приведение своих мозгов в порядок. Завтра утром жду отчёты по каждой боевой единице, находящейся сейчас в поле.

Покончив с указаниями, женщина кивнула в направлении жилых домов, призывая разойтись. Мужчины, ещё с несколько секунд помявшись на месте, вышли на улицу и принялись спешно разбредаться каждый в свою сторону. Стоять остался только друид. Наплевав на него и его внимательные, слишком внимательные взгляды, аршханка задрала подол платья, который донельзя мешался в движении по сугробам, и принялась пробиваться сквозь снег к дому. Тонкая бледная мужская рука уже потянулась к ней с желанием помочь, когда она отмахнулась, с трудом не послав многоуважаемого Адриарха ко всем низшим духам вместе взятым.

Зайдя обратно в дом, пришлось отряхнуться. После же – осмотреться. И невольно уставиться на заросшее тело, начавшее оттаивать, кажется, после длительной дороги. То было совершенно негодно к опознанию.
– Ты чего тут стоишь, боец? – постояв и с несколько секунд поразмыслив на тем, что сейчас мог дать ответ аршхана, главнокомандующий пришла к простому выводу: со всеми мелочами стоило разобраться позднее – сейчас имелись дела поважнее. – Ладно, это потом. Пойдём, найдём тебе комнату. Холода переживём, а там уже будем со всем разбираться. – поёжившись от неприятного жжения, женщина посмотрела на собственные руки: выходка на улице таки не прошла бесследно. Ничего, разместить бойца и спокойно согреться у себя в покоях. Только… Не успела она и двух ступенек преодолеть, как тут же послышалось со стороны двери.
– Свободных мест нет, Госпожа, – а друид тому словно был только рад. Вон с каким довольством расплывался в улыбке! – Если только вы не желаете его расположить у себя… – растянутое в намёке окончание оказалось встречено враждебным, предупреждающим о худых последствиях взором самой Госпожи.
– Прошу следить за собой. В противном случае уже вам придётся разделить со мной покои.
На этот раз слова прозвучали не намёком – угрозой.
– С превеликим на то удовольствием, Госпожа…
«Собственными руками умерщвлю, засранец!»
– Я, конечно, знал..а, что вы, уважаемый Адриарх, мазохист, но никак не могла подумать, что ваши мысли посещают думы о самоубийстве.
– Скажете, ваши таковые никогда не навещали? – с этими словами друид закрыл дверь и вальяжно на ту облокотился, взглядом так и уточняя: особенно в последнее-то время. Да-да, с того самого момент, когда…
Нет, пора было кончать. Эта стычка, как и всякая другая, могла продолжаться вечно.
Обернувшись к бойцу, по-прежнему стоявшему между ней…ним…ней… Агрх! Старательно взяв себя в руки, женщина махнула аршхану, призывая проследовать за ней.
– Дуй за мной.
И спешно поднялась на второй этаж. От друида подальше.
[LZ1]МАЛЛИЗАРИЯ, 1230 y.o.
profession: временный главнокомандующий армией центральной страны аршханов[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/GG9TAFv.png[/AVA][NIC]Mallizaria[/NIC]

+1

4

Несмотря на то, что Карго не позволял своему телу замёрзнуть во время пути, навострив на это дело собственные душевные силы, снег, облепивший одежду, одубевшая кожа, сосульки вместо прядей волос, расположенных ближе к лицу, превращали его в сомнительного вида аршхана. Потому, оказавшись в тепле и убедившись, что он не привлёк к себе больше внимания, чем хотел бы, Карго зашёл в смежную комнату, отошёл в угол и принялся растирать руки, что не ощущались замёрзшими, но были таковыми.

Он стоял, оттаивал и изредка кивал, здороваясь, проходящим мимо аршханам, одновременно с тем делая для себя заметки, как по присутствующим, так и по собственному местоположению. Как он понял, войти ему пришлось через помещение, что было больше служебным. Сейчас же он находился в комнате с парадным выходом на улицу. Карго приметил лестницу на второй этаж, заполняя мысленную карту помещения, ещё одну смежную комнату и коридор, куда, впрочем, у него пока не было желания идти, пока его внешний вид больше тянул на сугроб, чем на живого аршхана.

Стоило чуть усилиться шуму, что дал знак о том, что сюда кто-то приближается, Карго сделал ещё один шаг назад, отступая ближе к стене. И принялся ждать, наблюдая за обстановкой. Сперва послышалось тихое мужское "ой" и сбивчивые шаги, будто тот едва устоял на ногах. А после - появилась женщина, за которой дружной толпой шли рослые аршханы. Карго усмехнулся в намёрзший на усы лёд от комичности картины. Кучей военных мужчин заправляет женщина. Где такое видано? Аршхан даже вспомнил подслушанный в таверне разговор, в котором как раз фигурировала женская фигура на командующей должности. Не об этой ли тогда шла речь? Всё же таких обычно не много...
Распахнутые двери вновь напустили в помещение холод, который безжалостно ворвался, задувая внутрь порывами ветра снег. А Карго уже начал было забывать о морозе. Что же, ему не дали то сделать окончательно. Мужчина проследил за тем, как аршханка вышла - даже сверху ничего не накинула, - и заметил, как в дверях столпились мужи, глядя на своего командира.
Карго, убедившись, что его фигура никому не интересна, аккуратно пристроился позади всех, и разок взглянул на женщину, что стояла в сугробе и глядела на своих подчинённых не самым весёлым взглядом. Даже по позвоночнику Карго прошёлся электрический разряд, напомнивший об этом ощущении, когда руководство глядит на тебя подобным взглядом. Впрочем, Карго сейчас не был провинившимся подчинённым, а потому, вновь позволив себе усмешку от развернувшегося спектакля, вернулся на своё место и обратился в слух.

Он слушал, более не глядя ни на мужские спины, ни пытаясь выхватить взглядом женщину, что наверняка так и стояла на лютом морозе. Он просто слушал. И восхищался подобранным словам, реакции, которую те производили, предельной лаконичности, что, в то же время, имела потрясающий эффект. Видимо, перед этим разговором, женщина не могла прийти к согласию с аршханами.  Сейчас же, слушая, как она пользовалась ситуацией мороза, оборачивая её в свой коронный аргумент, Карго пропитывался уважением к той, что сейчас была на улице. Не каждый мужчина так поставит на место. Здесь же речь шла о женщине, что смогла себе подчинить других.

- Это что там за шум? - с любопытством спросил один из мимо проходящих аршханов, попутно попытавшись выглянуть наружу.
Его напарник тоже выглянул в просвет между мужчинами:
- Эко как Госпожа Маллизария разбушевалась! Пошли отсюда.

Госпожа Мализзария, значит?

Карго не двинулся с места и когда подчинённые стали расходиться. Не двинулся и когда в помещение вошла та самая женщина, на которую теперь аршхан опустил более долгий взгляд, пропитанный интересом, что был продиктован восхищением. Аккуратно, ненавязчиво и не привлекая к себе лишнего внимания, осматривал. И отвёл глаза, когда в его сознании отпечаталась точная картинка. В груди зародилось приятное чувство, что, в прочем, продержалось там не долго, быстро отойдя на второй план. Карго же не стал придавать тому значения, интересуясь больше другим: так вот, значит, как выглядит женщина, что так умело заправляет здесь? Что же, он будет знать.
Мужчина вновь вернулся к собственным мыслям, когда прозвучал вопрос:
- Ты чего тут стоишь, боец?
Он не сразу понял, что тот был обращён к нему. Когда же вместо ответа того самого бойца прозвучала тишина, Карго интереса ради поднял взгляд и тут же выпрямился, поняв, что вопрос был предназначен ему.
Аршхан стряхнул с себя местами успевший оттаять снег, придавая одежде более-менее сносный вид, и двинулся за Госпожой, послушно следуя на второй этаж.

Он шёл молча, но отчего-то думал о необходимости что-то сказать. Сам тому удивлялся, понимая, что обычно предпочёл бы уверенную тишину неуверенному слову. Однако душа будто требовала, подгоняемая каким-то приятным щекочущим внутренним чувством, что так и не было опознано Карго.
Ведь не было смысла говорить что-то, когда к нему не обратились с вопросом.
Только вот это дурацкое несносное чувство...
Ох, что б его Духи, он же всё сам себе попортит.
- Вы очень... - наконец обратился он к впереди идущей и призадумался, подбирая нужный эпитет, - достойно отстояли своих воинов, - и Карго сам себя осудил за сказанное: как она ещё могла отстоять их, будучи на командующей должности? Но язык чесался, не находя спокойствия. Да и взгляд цеплялся за движения женщины, что шла впереди. За движения лопаток от взмахов рук на шагу; за движения бёдер, что не отпускали мужской взгляд. Нет, правда, чего это он?
Карго откашлялся в кулак и отвёл взгляд в сторону. Кажется, он тут по делу. Разве что...
- Я Карго, Госпожа, - представился он, отчего-то желая, чтобы и она знала его имя. Сам понимал, что не запомнит, когда были имена более значимые. Сам не понимал, зачем представился собственным, когда мог подкинуть какое-то другое, выдуманное, что было бы неплохим прикрытием. Он же сам себе спутывал карты.
И где-то на чувственном уровне был удовлетворён собственными действиями, когда мысленно не понимал, какого низшего Духа он творит.

[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 990y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

5

Разговор успешно подошёл к концу, имея лишь незначительные шансы к возобновлению, тогда как сам друид с каждым шагом становился всё дальше, судя по количеству следующих за спиной шагов, не намереваясь нагонять и оставлять за собой последнее, максимально дерзкое, вызывающее, но одновременно с тем культурное, не выходящее за рамки приличия слово. Безобидное слово. что при должной фантазии, позволяющей в полной мере прочувствовать сокрытый в том подтекст, буквально будоражило душу. Несмотря на маячащие в поле зрения перспективы, которые не только не радовали, но и отдавали опасностью, Госпожа, уверенно – но будто со злостью – отбивающая каждую ступеньку, к счастью, крепкой лестницы, испытывала дюжее облегчение. Сейчас, она разместит – наверняка без комфорта, но хотя бы с крышей над головой и камином под боком – новоприбывшего бойца и сможет выдохнуть, расслабиться. По крайней мере, на сегодня: температура на улице достигла своего пика и наверняка не снизится до утра, так что ожидать докладчиков стоило лишь в том случае, если вдруг ситуация станет критической и не сможет потерпеть ни малейшего отлагательства.

Успокаивая себя данной мыслью, женщина вышла на второй этаж и двинулась вдоль коридора, в какой-то момент почти позабыв о том, что за ней кто-то шёл. Кто-то, кого она должна держать во внимании, ровно как и его слова откровенного восхищение её работой: то же, нашёл чем дивиться, честное слово. Откуда только такие впечатлительные бойцы нынче пошли?..

По пути проверив одну из комнат – единственную, что могла быть свободной, - Госпожа с разочарованием отметила про себя, что Адриарх всё же не врал: последним вариантом размещения новенького являлись её собственные покои. Впрочем, если он не храпел и не доставал бесконечными расспросами – она вполне могла его потерпеть ровно до того момента, когда из города уйдёт хотя бы одна из боевых групп: после этого ей не составит труда избавиться от него без каких-либо жертв, причём с обеих сторон.

Маллизария остановилась подле нужной двери и уж было толкнуло рукой последнюю, как вдруг слух резануло имя. Карго. По позвоночнику будто прошелся электрический разряд. Она резко остановилась и всего через пару секунд вытянутой по струнке спиной почувствовала столкновение. Кажется, вышеупомянутый индивид не ожидал столь кардинальных изменений в движении, в результате чего не смог предотвратить удар. Не сильный, но достаточный, чтобы оставить хотя бы намёк на потерю равновесия. Однако даже наличие высоких каблуков не поспособствовало тому, чтобы главнокомандующий пошатнулся. Со стороны могло создаться ощущение, что женские плечи в тот момент вовсе не изменили своего положения, будто принадлежали не живой аршханке, а мраморной, совершенно бездушной статуи, которую зачем-то воздвигли у всех на пути прямо внутри разваливающегося домишки.

- Кто? – переспросила Госпожа голос как минимум на тон ниже, пред тем не предприняв ни единой попытки лишить свой образ враждебности. То есть, значит, вычислил? Маллизария плавно обернулась к аршхану, возвышаясь над ним как положением как статусным, так и духовным, пусть и уступая ему в росте даже при наличии туфель; смерила грозным взглядом, будто выжимая из бедолаги ответ, тогда как на деле всего лишь выиграла себе время для оценки ситуации. Внимательно осмотрела мужчину, назвавшегося донельзя знакомым именем и нашла в нём лишь отдаленные черты того аршхана, с которым ей довелось однажды познакомиться. Точнее говоря, не ей, а… Чтоб его! Впрочем, обращение к характеру души стоявшего перед главнокомандующим бойца отмело всякие сомнения относительно правдивости слов последнего. И правда: нашёл. Только…кого? Женщина наблюдала и никак не видела в аршхане того, кто после длительных, многолетних поисков всё же достиг поставленной цели и нашёл искомое. Может, Карго не более чем напал на след, который ему показался наиболее верным и, говоря грубо, подходящим? Друид пусть и был тем ещё плутом, но своё дело знал, а за свои слова – уверенно отвечал. Если только это не являлось его очередной попыткой пошутить.

За что? Да простят сквернословного отрака Духи, но… Дохлые араки, за что?!

- Ты не ошибся городом, боец? У меня нет информации о твоем прибытии к нам, - отчеканила Маллизария, скрещивая руки под самой грудью. Само собой, в  очередной раз не допустив и мысли о том, что настоящая форма её тела разительно отличалась от реальной или предыдущей, а сейчас ещё и подчеркивалась упругим, донельзя тяжелым корсетом, из которого женщина сама бы с радостью вылезла, имей такую возможность. Тогда как некоторые части стеснением не обладали и выпирали во всём своём откровении.

Быстрого ответа не последовало. Госпожа задумалась. Гораздо проще будет держать Карго поблизости и контролировать его действия, чтобы предотвратить тот итог, за которым он явился в пограничный городок, нежели утопать в бесконечных сомнениях и предположениях относительно успехов его поисков. В таком случае…

- Ладно, - женщина резко пресекла все попытки оправдаться или же выдать душераздирающую историю о том, каким тяжелым выдался путь. Освободила грудь от собственных оков и взялась за дверную ручку. Замерла, подняв взгляд на Карго, сильно отличающегося от того, кто запомнился многими годами – десятилетиями ранее; не без задоринки ухмыльнулась, оценив своё влияние. Впрочем, от такого аршхана, как Карго, ничего другого ожидать не приходилось. – Всё равно тебя уже никуда не отправишь. Поживёшь здесь, пока всё не прояснится. Включая погоду, - заметил главнокомандующий и с силой толкнул увесистую дверь, заставив принять на себя волну холодного воздуха: засов одного из окон в какой-то момент – судя по стоявшему в комнате морозу, очень давний – перестал справляться со своими обязанностями. – Чего стоишь, Духи тебя дери? Заходи давай. – Госпожа рукой подтолкнула аршхана внутрь, зашла следом и быстро закрыла за собой дверь. Остановилась на несколько секунд, наблюдая за Карго. Тот, судя по всему, что-либо делать не торопился. – Слушай, ты это, растаивай, родненький. Тебе здесь не под мамкиной грудью греться предстоит. Теоретик или просто впервые в пекло направили? – Маллизария говорила уверенно, не теряя время зря и сразу же занявшись делом. Закрыла окно, одним ударом вбив деревянный брусок под основание стыка обеих рам, вернула слетевший засов на место, набрала нарубленных брёвен, кучей наваленных в углу комнату, закинула в камин и умело их подожгла. Почувствовала дискомфорт. Вновь обратилась к Карго, на сей раз всё же надеясь получить максимально быстрый и вразумительный ответ, тем более что вопрос без каких-либо подвохов: - Есть хочешь?
[LZ1]МАЛЛИЗАРИЯ, 1230 y.o.
profession: временный главнокомандующий армией центральной страны аршханов[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/GG9TAFv.png[/AVA][NIC]Mallizaria[/NIC]

+1

6

Карго завороженно глядел на женщину, шагающую впереди него. На движение её тела под тканью одежды, на элегантную поступь, что лишь украшалась необходимостью двигаться на высоких каблуках. Глядел и не узнавал себя - обычно столь мало интересующегося окружающими его аршханами, а теперь будто попавший в ловушку.
Ведь, если подумать, он никогда не обращал особого внимания на аршханок после гибели своей жены. Он помнил ту, которой помогал после смерти друга. Однако несмотря на понимание, что она была женщиной, не воспринимал её в полноте смысла этого слова. Он видел молодых аршханок, зрелых красавиц, что заманивали его взглядами, игрались юбками, когда он глядел в их сторону, но не ощущал никакого душевного беспокойства, что оставалось после их ухода. Сейчас же беспокоилась не только душа. Беспокоилась вся его сущность.

Он, сам не понимая зачем, пытался говорить с Госпожой. Он зачем-то, дурень этакий, представился. Какого низшего Духа он вообще творил? Карго не понимал, что им руководило, внезапно ощутив предательство от того, в ком он никогда не сомневался ни на секунду - от себя самого. И ведь не зря. Стоило войти следом за Госпожой в помещение, как от той прозвучал вполне логичный для главнокомандующего вопрос. Мужчина на некоторое время задумался, активно генерируя самый что ни на есть удачный вариант в условиях имеющихся обстоятельств. Нашёл несколько таковых. Наскоро обсудил их с самим собой и уверенно поднял голову, встречаясь с женским взглядом и будучи готовым сообщить Маллизации о своих причинах нахождения в этом месте. Он правда был готов. Ровно до тех пор, пока взгляд не соскользнул несколько ниже женских глаз, и не столкнулся с тем, что так привлекало мужской пол и было воистину женским достоинством. И Карго замер, привлечённый вроде таким низким, но при этом настолько возвышенным, что... Из головы тут же выпали все идеи, которые он был готов уверенно объявить. Вид подрастерял боевую готовность, являя нечто крайне растерянное собственным положением. Карго прилип глазами к женской груди, что в вырезе подчёркивалась корсетом, а теперь ещё и приподнималась в тугой хватке пухлых женских рук. И он был бы рад их отвести, высшие Духи ему свидетели, но... не мог. Просто не мог.

Мужчина вошёл внутрь за Маллизарией, всё ещё пытаясь найти на себя управу. Наконец, когда женщина занялась делом, получил временную свободу от созерцания её форм и отвернулся, срочно пытаясь вернуть себя в чувство, с какой-то злостью реагируя на собственную слабость. В конце-концов, он пришёл сюда с чёткой целью. И не был готов сходить с пути из-за женщины. Однако стоило вновь обернуться к Маллизарии с былым настроем, как тот снова бесследно пропал, теряясь в любовании женщиной.

- Теоретик или просто впервые в пекло направили?
Нет, ну ответить же всё-таки нужно было. А то ещё посчитает его тряпкой какой неспособной. В каком-то смысле позиция выгодная в сложившихся обстоятельствах. Однако с другой стороны...
- Я... эм... - в какой-то момент мужчина ощутил, как его лицо стало гореть. Не от лихорадки - он не сомневался. Однако щёки, шея залились краской, потея от окутавшего их жара. Что б это всё. Не сумев ответить, Карго скрестил одну руку на груди, когда вторую подтянул ко рту, прикрыв тот пальцами. Лучше уж он тактично промолчит, не позорясь. Но всё же до чего интересная эта Госпожа...

- Есть хочешь?
Очередной вопрос, а Карго молчит, ощущая себя как никогда растерянным. Убрал руку ото рта. Раскрыл последний, но так и не смог выдавить ничего членораздельного. Тогда, окончательно на себя разозлившись, подошёл к камину, возле которого и стояла женщина, бегло взглянул на неё, коснувшись глазами её красивых черт лица, тут же отвёл взгляд и, резковато подхватив котелок, торопливо двинулся прочь из покоев, попутно пробубнив что-то вроде:
- Сейчас.

Стоило оказаться за пределами покоев, как мужчина в полной мере ощутил тот комплекс эмоций, которые его одолевали. Сердце ухало в груди, по позвоночнику бегали электрические разряды, щёки полыхали. Будто ему было десять лет, а не сотый десяток, честное слово. Тихо выругавшись, Карго всё же неспешно двинулся прочь от покоев, собираясь набрать в котелок снега. По пути встретил друида, которому молча кивнул, всё ещё не способный покинуть собственных мыслей: о её бёдрах, груди и манящем личике на фоне острых, но безумно привлекающих речей...
[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 990y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

7

Маллизария ... откровенно не поняла действий аршхана. В удивлении вскинув брови она наблюдала за Карго, который сначала изволил благополучно помалкивать, а после, таки сдвинувшись с места, с какой-то несвойственной ему осторожностью подошёл к камину, взял котелок и, будто ошпарившись, выбежал с ним прочь из покоев. Женщина с некоторое время продолжала наблюдать за его уж давным давно простывшем следом, затем перевела взгляд на огромную бадью в углу комнаты, до краёв заполненную родниковой водой, вернулась к распахнутой двери и всё гадала: а что это, собственно, только что было?

- Ты чем так бедного мальца напугала? - главнокомандующему потребовалось несколько секунд, чтобы уразуметь услышанное и осознать наличие в помещении седовласого друида. Обратив на него внимание, едва вскинула голову, а вместе с тем подняла немой вопрос, о чём вообще шла речь. Нежданный и едва ли желанный гость потрудился наскоро объяснить своё волнение. - На нём же лица не осталось. Бежал от тебя так, будто смерть свою увидел.

- Я тоже не понял.., - искренне поделилась своими мыслями Маллизария и нехотя исправилась, когда Адриарх одарил её многозначительным, отчасти требовательным взглядом. - Не поняла я, духи тебя дери, не поняла! - выразительно фыркнула и раздражённо всплеснула руками, в очередной раз за день почувствовав тяжесть и категорическое неудобство висящего на ней корсета. - Ещё один... Закрой уже дверь, а. Хотите дружно отмораживать себе достоинство - валите на улицу, - смерив друида наполняющимся ненавистью взглядом, аршханка отвернулась, подходя ближе к камину, и, заведя руки за спину, разобравшись с завязками платья, попыталась расстегнуть металлический пояс, безжалостно сдавливающий всё от поясницы до солнечного сплетения. С учётом пониженной чувствительности кончиков пальцев и непонимания механизма застёжек у неё получилось разве что разозлиться ещё сильнее и вдарить кулаком по стенке камина, с которой обречённо посыпалась глиняная крошка.

Нет, ну какого?!..

Маллизария уж хотела продолжить снимать нервное напряжение, ещё сильнее сжав руки в кулаки, как вдруг ощутила на спине прикосновения чужих пальцев. Думала развернуться и заменить камин друидом, но вместе с осознанием, что ловкие пальцы Адриарха освобождали её от ненавистного корсета, пришла благодарность; от предыдущих намерений в мгновение ока не осталось и жалкого следа. С грохотом более двух пудов металла об пол по комнатушке разлился стон истинного удовольствия. Вместе с непередаваемым облегчением. Наконец, после нескольких суток избавившись от увесистого груза и свободно расправив плечи, женщине показалось, что она даже стала чуточку выше обычного. Снятие туфель и то не избавило от этого откровенно окрыляющего чувства лёгкости.

Стянув с себя окончательно верхнее платье и подняв валяющийся на полу корсет, аршханка уложила все вещи и аккуратно сложенной стопкой на комод камин. Куда-то дальше их убирать не было смысла - совсем скоро они уже наверняка понадобятся снова. За это время друид прикрыл дверь, пусть не так плотно, как хотелось бы, и принялся беззаботно расхаживать по покоем главнокомандующего. Последний же слишком хорошо знал белобрысого и не сомневался: тот чего-то ждал.

- Выкладывай уже, - равнодушно бросила Маллизария и присела возле камина, привычно широко расставив ноги - тем более что более ничто не сковывало в движениях - и занявшись поддержанием начавшего угасать огня.
- Ты чего-то не поняла, - начал на тихой и, кажется, серьёзной ноте Адриарх, сначала обратившись взором к окну и только потом вернувшись им к Госпоже; на тот момент - к её склонившейся над горящими древесными обрубками спине. - Помощь нужна? Ты лучше других знаешь, чем может обернутся твоё непонимание.

Упомянутая спина на тяжком выдохе сгорбилась.

- Знаю. Как тут забудешь, - недовольно нашептала себе под нос аршханка и поднялась, разворачиваясь к друиду. - Это Карго, - махнула в сторону двери и скрестила руки на груди, откидываясь плечом к углу камина. Судя по выражению лица Адриарха, тот едва ли понимал, о ком шла речь. - Мы с ним пересекались в прошлом и... - Госпожа не знала, как кратко и одновременно с тем ёмко описать ситуацию, в которой умудрилась оказаться то ли по собственной глупости, то ли благодаря чужим стараниям. Сейчас это не играло особого значения; важным оставалось лишь то, что до окончания игры, в которую они все изволили - исключительно на добровольных началах - ввязаться, явившийся в пограничный пункт наёмник ни коим образом не должен был узнать, кто в самом деле занимал пост временного главнокомандующего армией. Из-за чего перед аршханкой вставал трудный выбор: оставить Карго в городе, под своим надзором, или как можно скорее от него избавиться, как от потенциальной угрозы разоблачения. - Он сильно изменился с тех пор. Как будто сам не свой.

- Он тебя узнал?
- Не похоже, - пожала плечами Маллизария и вновь покосилась на дверь. - Жаль, конечно. Дельный мужик был.
- От чего-то мне кажется, что всё с твоим мужиком в порядке - проблема совсем не в нём.
- В каком смысле?
- В прямом. Одеться не хочешь? Вдруг твой дружок наберётся храбрости и вернётся?
- Он...меня боится? - вопросила Госпожа, не веря в данное предложение: Карго никак нельзя было назвать трусом, даже если брать в рассмотрение новую должность, при которой ей приходилось в настоящий момент находиться.
- Ну, - протянул друид, поджав губы, - что-то вроде того, - ни тон, ни голос Адриарха аршханке категорически не понравились, но продолжать рассуждение у неё не было ни сил, ни как такового желания. Если Карго настолько сильно изменился за время поисков, которыми, возможно, не занимался вовсе, а их сегодняшняя встреча - чистейшей воды случайность, то ей ничего не оставалось, кроме как с негодованием обратиться к прошлому и упущенным перспективам в будущем. Не более того. - Давай помогу.

Маллизария не имела ничего против: с платьями она всё никак не могла найти общего языка с быстро справляться с ними самостоятельно. Отыскав повседневный вариант такового, женщина уверенно передала его друиду. Стоя перед ним в ожидании, когда он разберётся со всеми завязками, которые зачем-то нужно было завязывать после снятия, аршханка задумалась, всё глубже погружаясь в тревожащие мысли. Что должно было произойти, чтобы Карго столь кардинально изменился? Или же она допустила ошибку, когда обращалась к его душе? Нет, такого точно не могло случиться. С кем угодно, но точно не с ней. Тогда что? Почему обладатель некогда тёмного взора и грузной жизненным опытом походки теперь убегал с поджатым хвостом и будто избегал зрительного контакта?

Друид услужливо вывернул расстегнутое платье и растянул его так, чтобы было удобно вступать в образовавшееся кольцо. Маллизария, прибрав подол нижнее одеяние, сделала шаг, оказываясь в ободе чистой ткани, переняла верхнюю часть и с усердием, без которого действие скорее всего совершить не удалось, влезла в рукава и плавно, дабы не упасть, запутавшись в жутких, пусть и немногочисленных юбках в пол, развернулась спиной к Адриарху, который тут же принялся аккуратно затягивать и плотно затягивать болтающиеся шнуры.

Погрузившись в раздумья, аршханка быть может и обратила внимание, но не придала тому достаточного значения, чтобы сделать друиду как минимум замечание: тонкие мужские пальцы иной раз заходили слишком далеко, проскальзывая подмышки и далее - под самые груди; другой - спускаясь туда, где завязки отсутствовали за как таковой ненадобностью. Когда же с завязками на спине было покончено, друид не стал обходить женщину, плотно прильнул к ней сзади - кажется, она кожей шеи ощущала его удивительно горячее дыхание - и по-свойски обвёл руками стройную талию, оставляя за собой идеально ложащийся пояс, который Адриарх быстро - пожалуй, слишком быстро для мужчины - завязал, не спеша отнимать бёдра от смирно стоящего подле него женского тела.

- Всё? - без всякого интереса вопросила Маллизария и, получив сомнительный, но положительный ответ, проследовала к стулу, на который, собственно, и опустилась, развернув тот к камину. Подперев одной рукой голову, совсем скоро аршханка отметила, что вторая также была занята: покоилась в ладони друида, который ко всему прочему медленно, с какой-то отвратительной нежностью поглаживал её запястье. Медленно подняв на Адриарха полный нескрываемой угрозы взгляд, женщина изволила всё же поинтересоваться. - Ты что делаешь? - в воздухе так и повисло невысказанным оскорбление. Какое именно, Маллизария так и выбрала. Тогда как друид, не избегая, скорее наоборот, будто окончив поиски её глаз, самодовольно ухмыльнулся. Что ж. Сучий арак, возможно, вполне бы подошёл…

- По-прежнему не понимаешь?
- Что я ещё должен…

- Ч-ш-ш, - бледный палец примкнул к приоткрытым пухленьким губам аршханки, которая, говоря откровенно, взаправду продолжала ничего не понимать. - Ты же женщина, так ведь? - женщина, которой приходилось в недоумении наблюдать за тем, как стул вместе с ней наклоняют спинкой до самого ребра стола, что стоял неподалёку; сами же - обходят спереди, одной рукой поддерживая угол мебели, второй же - занимаясь завязками спереди, но отнюдь не завязывая их - избавляясь от них полностью. Мужское же колено плавно тянуло подол платья вверх, тогда как сам друид с каждым произведённым действием становился всё ближе, а ощущения от его прикосновений - теплее. - И нужно, дражайшая Госпожа, чтобы никто в том не сомневался, - загадочная ухмылка и вопрос во взгляде друида: действительно ли она был готова пойти на всё, чтобы сохранить свою новую личность, только благодаря которой имела достаточно власти для преследования уже сугубо личных целей? Маллизария, в свою очередь, не отступала: женщина не намеревалась отступать несмотря ни на что, пусть сейчас, чтоб всем низшим духам икалось, она взаправду не понимала, о чем ей пытался сказать Адриарх. С другой же стороны, пытался ли?.. Или же просто издевался?

Когда же вырез верхнего платья стал непозволительно откровенным, руки друида плавно, но настойчиво скользнули под него. Мужское колено продолжало свой путь, заставляя раздвинуть ноги чуть шире - стать чуть более раскрепощенной. Аршханка касалась кончиками пальцев пола и прислушивалась к чувствам - одним за другим отзывалось её тело, - вполне знакомым чувствам, но сейчас по какой-то причине кажущимся чужими и совершенно неестественными...

Неожиданно за дверью послышались неспешные шаги. Адриарх, покосившись в сторону источника шума, усмехнулся, предвкушая, и издал томное, продолжительное, исключительно довольное мычание - стона из своей подопечной он все равно наверняка бы не добился. Друид прислушался: приблизившись к комнате, стали ещё медленнее. Тогда он вновь обратился взглядом к Маллизарии. Они оба прекрасно понимали, что через оставшуюся в проёме щелку их непременно заметят при...не самых подобающих обстоятельствах. Аршханка попыталась вернуть стулу вертикальное положение, но основной рычаг давления находился в опорной ноге Адриарха, так что успехом её попытка не увенчалась. Когда же она ослабила напор, мужчина наклонился к ней ещё сильнее.

- Дождись только, Адриарх, - на угрожающе сладкой ноте прошептала Маллизария, - и я убью тебя.
- Ради этого - непременно дождусь, - проворковал друид, массируя женскую грудь... - Теперь ты поняла?
- Что?..
- Меня не волнует твоя должность. Твоих же подчиненных это вынуждает придерживать штаны на талии и убегать, если вдруг те начинают спадать. Ты женщина, Маллизария. Пора бы уже запомнить.
- Я... - начала было аршханка, но осеклась, постепенно переваривая услышанное, а вместе с ним - встречу с Карго, который... Стоп. Что?!
- Ты ещё поблагодаришь меня за это, - самодовольно заключил Адриарх и оставил на женских губах жар поцелуя. Уверенного, властного - такого, который бы исключал возможность укусить его, как говорится, на самом интересном месте.
- Адриарх! - злобно прошипела Маллизария, отталкивая от себя друида и резко поднимаясь со стула. Оказавшись позади мужчина, она с душой стукнула ему по задней стороне колена, заставив на несколько секунд потерять равновесие и обняться на сей раз со столом, после чего спешно принялась завязывать все шнурки на груди. Настолько туго, насколько это было вообще возможно.
- Кто там стоит под дверьми? Заходите. Госпожа свободна, - и уже тише, но недостаточно, чтобы остаться неуслышанным: - И надеюсь, осталась довольна, - Маллизария обернулась к уже успевшему выпрямиться друиду, буквально расплывающемуся в ухмылке. Стиснула зубы - на щеках заходили желваки. Адриарх поднял руки. - Хорошо-хорошо, я ухожу. Зовите снова, если вам вновь понадобятся...мои услуги, - и он скрылся за дверьми, в которых вновь стоял Карго. И вновь никак не мог зайти.
- ДВЕРЬ!
[LZ1]МАЛЛИЗАРИЯ, 1230 y.o.
profession: временный главнокомандующий армией центральной страны аршханов[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/GG9TAFv.png[/AVA][NIC]Mallizaria[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-11-04 16:16:59)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » средства войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно