Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » одной левой


одной левой

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ленюсь оформлять

Отредактировано Johnny Smith (2021-09-30 22:01:14)

+2

2

Они снова ссорятся. Дженни кричит, что больше так не может, что это выше ее сил. Они скандалят по поводу и без, сегодня причиной становится грязная посуда - если раньше на этот пустяк ни он, ни она не обращали внимание, то сейчас они оба отстаивают свои точки зрения. Он кричит, что много работает, предоставляет ей эту квартиру и вообще мужик, который не должен связываться с бытовыми обязанностями, она взрывается и сообщает ему избитое: «я женщина, а не посудомойка», припоминает, что они живут в двадцать первом веке и вообще-то она тоже работает. Они кричат так, что соседи начинают долбить по батарее, но они будто б не слышат. Дженни припоминает ему все возможные грехи, которые он только совершал за последние полгода, он не отстаёт и вываливает на ее голову огромный ушат претензий. Самая основная заключается в том, что уже три месяца между ними ничего нет. Совершенно ничего, ему, дескать, как мужчине, такое невдомек. Мол, как это так? Дженни язвит и говорит, что всему виной его отношение, хотя сама же прекрасно знает, что раньше это самое отношение было таким же. Просто изменилось ее. И больше она не купается в том флере романтики, который ранее сглаживал все острые углы.
В итоге все заканчивается скверно: он грубо хватает запястье и припечатывает своим телом к стене так, что затылком Дженни бьется о стену. Искры, полетевшие из глаз удивительно, что не воспламеняют квартиру. Девушка бесится, ее раздражает и сам факт того, что он посмел так поступить и то, что она абсолютно беззащитна. Царапаясь и ругаясь, она выбирается из его зажима, кричит какой же он уебан и, перехватив ручки сумочки, выскакивает за дверь.
Та с отвратительным скрипом закрывается, оставив его наедине со своим мерзким мировоззрением.

Это происходит не в первый раз. Ровно, как и то, что Дженни сидит на кухне своей подружки и всеми эпитетами окрещивает Тома, вываливая своё негодование. Крис говорит: - Ну так уйди от него, - от чего Дженни моментально захлопывается в своей раковине, пробурчав, что не все так просто.
Она опустошена, пуста и отчаянна - Дженни кажется, что она окончательно запуталась в паутине, она липко обвивает все тело, сковывает и тормозит. Ей хочется бы закричать, позвать на помощь или разорвать самой, но путы сильнее врезаются в кожу, оставляя на ней такие же следы, какие оставил сегодня Том. Синяки потихоньку начинают проявляться на темной коже и Дженни маскирует их блестящими браслетами и длинным рукавом водолазки.

В итоге Крис решает вывести подругу в люди, но не находит ничего лучше, как сводить ее на бои. Они периодически уже посещали этот клуб, поэтому своими личиками в блёстках никого не удивляют, ни на входе, ни в целом. Дженни, одурманеннная косяком и эйфорией, стреляет глазами и смеётся. Какие-то два парня говорят, что ее блёстки - это лучшее, что они видели в своей жизни. Гроу хохочет и отвечает: - Какая же скучная у вас жизнь, мальчики! - как будто ее [жизнь] сплошное веселье.
Они спрашивают на кого девочки поставили, Гроу ведет плечиком, мол, не раскроет этого секрета и неистово врет про то, что знает здесь каждого. Мол так часто бывала, что успела выучить практически всех до единого, но по факту не помнит ни одного из тех парней, на которого они с Крис ставили в прошлые разы. Парни кивают, Дженни вглядывается в их лица и костюмы, не понимая, что вообще клерки делают в таком месте. Вообще она привыкла видеть таких ребят как раз у себя на рабочем месте, голые женщины привлекают таких сильнее, чем голые дерущиеся мужики.

Наконец, всё внимание привлекает организатор, он говорит о том, что сегодняшний вечер открывает не кто иной, а сам владелец, мол, прочувствуйте пафос. Кто-то оживляется, видимо, многие знают его и его заслуги, раз за спиной разносится шорох. Что конкретно шепчут, Дженни не понимает, но весь её интерес направлен на ринг, Крис ёрзает, с её азартностью удивительно, как она вообще удерживается на одном месте. Однажды в Вегасе от отчаяния она связалась с русской мафией - настолько у неё сносит голову от азарта.

Двое выходят в центр, Дженни с улыбкой фокусируется сначала на первом, а когда переводит взгляд на второго, от неожиданности ахает. Перед глазами моментально всплывает сцена их поцелуя под фонарем, Дженни ошарашенно прожигает в нем дыру, не понимает - как так, что он владелец бойцовского клуба? В тот вечер он казался даже романтиком. В толпе он не видит её лица, но для Дженни вмиг эта толпа перестает существовать, как будто бы в помещении их только двое.
Двое начинают драться, что выводит Гроу из своеобразного ступора. Она наклоняется к подруге и шепчет: - Давай подойдем поближе? - та не против и они оказываются на первой линии в ту секунду, как её знакомый незнакомец укладывает соперника на лопатки. От этого зрелища Дженни моментально возбуждается.

Организатор объявляет победителя, он оглядывает толпу и только тогда взгляды пересекаются. Дженни улыбается и поднимает руку, чтобы помахать пальцами.
Организатор объявляет о втором раунде, Гроу шлёт ему воздушный поцелуй на удачу.
Все её мысли кружатся от боя к тому поцелую и сказать, что она заведена - не сказать ничего.

+2

3

Вечер субботы лениво тянулся к полуночи в компании нескольких ребят из клуба за парочкой бутылок пива.
Вокруг нас постоянно сменялись люди, появлялись какие-то девушки, официанты, глупые шутки заставляли нас громко смеяться, смешиваясь в такт с какой-то безызвестной кантри-музыкой.
- Знаешь, кто мне вчера звонил? - в какой-то момент, между рассуждениями об обязательной вакцинации от коронавируса и пересказом сути видео о корове, которая десять часов танцует под польскую музыку, заговорщицки подмигивает мне Рикки, организатор боёв, чем вызывает лишь единственное предположение, что какая-то из его бывших "опомнилась" и захотела снова отменно потрахаться. - Рамирес, помнишь такого? - не желая ломаться, как первокурсница, тут же вываливает на меня информацию, не совсем соответствующую моим предчувствиям, и затем выжидающе впивается в меня заинтересованным взглядом. - Ну, тот, которого ты вырубил полгода назад. Хочет реванш, - Рикки, словно только что предложил мне миллион долларов, победительно откидывается на спинку дерматинового диванчика и ухмыляется, чем заставляет всех присутствующих парней обратить на меня своё внимание. Но во мне это вызывает лишь липкое негодование. - Серьёзно, этот любитель мамкиной юбки? Ему что, в прошлый раз не хватило? Мне даже не интересно... - хмыкаю, замечая, как тут же разочаровано меняются в лицах присутствующие. - Джонни, на твоём месте я бы подумал. Рамирес уже вовсю ведёт подготовку у себя в инстаграме. Даже опрос выставил: согласишься ли ты на реванш, - удивленно вскидываю бровь, будучи совершенно далеким от активной социальной интернет-жизни. - И что? Какой результат? - спрашиваю надменно, пытаясь сделать вид, что мне совершенно безразлично. - Шестьдесят семь процентов думают, что ты откажешься, а Рамирес это преподносит, будто ты испугался его полугодовой подготовки, - хмыкает Рикки, понимая, что почти зацепил меня на крючок. - Ага, если все эти полгода он готовился только в инстаграме, то у него нет шансов. Ладно, валяй. Скажи ему, что я согласен.
И вот, спустя неделю, я сижу у себя в кабинете в компании всё того же Рикки в ожидании начала боя. - Бля, чувак, ты бы видел, сколько там собралось народу. Мы срубим столько бабла, что тебе и не снилось, - парень почти что визжит от удовольствия, как студентка, которую позвали на вечеринку. - По ставкам ты пока лидируешь, у Рамиреса коэффициент 3, так что не подведи, иначе обанкротимся так же быстро, как сегодня разбогатели, - хлопает меня по плечу, одновременно что-то щелкая у себя в телефоне. - Пора, - кивает мне и тут же подрывается на ноги, показывая, что сегодня мне явно не стоит заставлять публику ожидать.
Первый раунд, как того и стоило ожидать, заканчивает спустя двенадцать минут моей победой. Рамирес что-то матерится на испанском, пока пытается встать с лопаток, сплевывает кровь, а я тем временем рассматриваю людей в первом ряду, слегка задет, но не сломлен, на кураже и азарте, готовый к дальнейшему бою и уверен в своей окончательной победе. Эта первая схватка далась мне настолько легко, что на мне едва появятся синяки - так, всего лишь несколько царапин, да спутавшиеся волосы.
- Espera, gilipollas, - рычит Рамирес, наконец-то оказавшись на прямых ногах, но я лишь язвительно улыбаюсь, ни черта не понимая из его ебучего испанского. Затем бросаю на него ещё один взгляд и снова обвожу этим взглядом толпу, пока, чёрт подери... не натыкаюсь глазами, буквально под сценой, на неё - малышку Гроу. Она, очевидно, узнает меня немного раньше, потому что, как только наши взгляды встречаются, машет мне рукой и посылает воздушный поцелуй. Ухмыляюсь. С момента нашей встречи прошёл уже почти месяц. Я пытался найти её в инстаграме, но моих умений в поиске для этого, увы, не хватило, а больше я о ней ничего и не знал. Но я рад её видеть сегодня, поэтому киваю, улыбаясь, чтобы показать, что я её узнал и заметил, после чего рефери объявляет о начале второго раунда.
И, блять, пропускаю удар в нижнюю челюсть буквально на второй минуте, заставляя Рамиреса возликовать, а толпу восторженно заорать, довольную таким зрелищем.
Но расслабляться нет времени, поэтому, рыча, я тут же в отместку бросаюсь на противника, куда с более сильной агрессией, чем в первом раунде, и даже, чем в первом нашем совместном бою. Мне совершенно, блять, не хочется облажаться перед Дженни, поэтому, едва не потеряв крышу, я закалачиваю до тех пор, пока он не сплевывает зуб и побежденный вскидывает руку, прося об окончании боя.
Толпа ликует, парни уже подсчитывают заработок, а я только и могу смотреть, что впереди себя - на место, где всё так же продолжает стоять малышка Гроу, улыбаясь своей обаятельной улыбкой. Поэтому, когда судья оглашает об окончании поединка и вызывает на ринг следующую пару участников я тут же, пролезая между веревками, спрыгиваю в толпу, стараясь совершенно не обращать внимания на кинувшихся ко мне некоторых из болельщиков. Сейчас у меня был единственный интересующий меня болельщик, и я не мог снова её упустить.
- Привет, - ухмыляюсь, запуская пятерню в мокрые от пота волосы. - Как тебе бой, понравился? - это я хочу услышать комплимент в свой адрес. - Я - Джонни, владелец этого клуба, - а это уже к подружке, стоящей рядом с Дженни, не отрывая взгляда от последней, кроме момента пожатия рук с этой самой подружкой. - Хотите ещё посмотреть? Или выпьем у меня в кабинете. Я позову Рикки, это организатор. Ему будет что сказать, - подмигиваю, но на самом деле просто выявляю остатки любезности, давая Дженни возможность не оставлять свою подружку наедине, а то знаю я, как у этих девчонок бывает. Но лучше бы она, конечно, пришла одна - уверен, мы бы уже целовались где-то за углом, настолько обалденно крышесносяще она сейчас выглядит.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » одной левой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно