полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » одной левой


одной левой

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/M4Qdp1H.gif https://i.imgur.com/xsoBvdT.gif
2021
джонни и дженни: снова знакомство или что-то большее?

Отредактировано Johnny Smith (2021-12-21 22:56:03)

+3

2

Они снова ссорятся. Дженни кричит, что больше так не может, что это выше ее сил. Они скандалят по поводу и без, сегодня причиной становится грязная посуда - если раньше на этот пустяк ни он, ни она не обращали внимание, то сейчас они оба отстаивают свои точки зрения. Он кричит, что много работает, предоставляет ей эту квартиру и вообще мужик, который не должен связываться с бытовыми обязанностями, она взрывается и сообщает ему избитое: «я женщина, а не посудомойка», припоминает, что они живут в двадцать первом веке и вообще-то она тоже работает. Они кричат так, что соседи начинают долбить по батарее, но они будто б не слышат. Дженни припоминает ему все возможные грехи, которые он только совершал за последние полгода, он не отстаёт и вываливает на ее голову огромный ушат претензий. Самая основная заключается в том, что уже три месяца между ними ничего нет. Совершенно ничего, ему, дескать, как мужчине, такое невдомек. Мол, как это так? Дженни язвит и говорит, что всему виной его отношение, хотя сама же прекрасно знает, что раньше это самое отношение было таким же. Просто изменилось ее. И больше она не купается в том флере романтики, который ранее сглаживал все острые углы.
В итоге все заканчивается скверно: он грубо хватает запястье и припечатывает своим телом к стене так, что затылком Дженни бьется о стену. Искры, полетевшие из глаз удивительно, что не воспламеняют квартиру. Девушка бесится, ее раздражает и сам факт того, что он посмел так поступить и то, что она абсолютно беззащитна. Царапаясь и ругаясь, она выбирается из его зажима, кричит какой же он уебан и, перехватив ручки сумочки, выскакивает за дверь.
Та с отвратительным скрипом закрывается, оставив его наедине со своим мерзким мировоззрением.

Это происходит не в первый раз. Ровно, как и то, что Дженни сидит на кухне своей подружки и всеми эпитетами окрещивает Тома, вываливая своё негодование. Крис говорит: - Ну так уйди от него, - от чего Дженни моментально захлопывается в своей раковине, пробурчав, что не все так просто.
Она опустошена, пуста и отчаянна - Дженни кажется, что она окончательно запуталась в паутине, она липко обвивает все тело, сковывает и тормозит. Ей хочется бы закричать, позвать на помощь или разорвать самой, но путы сильнее врезаются в кожу, оставляя на ней такие же следы, какие оставил сегодня Том. Синяки потихоньку начинают проявляться на темной коже и Дженни маскирует их блестящими браслетами и длинным рукавом водолазки.

В итоге Крис решает вывести подругу в люди, но не находит ничего лучше, как сводить ее на бои. Они периодически уже посещали этот клуб, поэтому своими личиками в блёстках никого не удивляют, ни на входе, ни в целом. Дженни, одурманеннная косяком и эйфорией, стреляет глазами и смеётся. Какие-то два парня говорят, что ее блёстки - это лучшее, что они видели в своей жизни. Гроу хохочет и отвечает: - Какая же скучная у вас жизнь, мальчики! - как будто ее [жизнь] сплошное веселье.
Они спрашивают на кого девочки поставили, Гроу ведет плечиком, мол, не раскроет этого секрета и неистово врет про то, что знает здесь каждого. Мол так часто бывала, что успела выучить практически всех до единого, но по факту не помнит ни одного из тех парней, на которого они с Крис ставили в прошлые разы. Парни кивают, Дженни вглядывается в их лица и костюмы, не понимая, что вообще клерки делают в таком месте. Вообще она привыкла видеть таких ребят как раз у себя на рабочем месте, голые женщины привлекают таких сильнее, чем голые дерущиеся мужики.

Наконец, всё внимание привлекает организатор, он говорит о том, что сегодняшний вечер открывает не кто иной, а сам владелец, мол, прочувствуйте пафос. Кто-то оживляется, видимо, многие знают его и его заслуги, раз за спиной разносится шорох. Что конкретно шепчут, Дженни не понимает, но весь её интерес направлен на ринг, Крис ёрзает, с её азартностью удивительно, как она вообще удерживается на одном месте. Однажды в Вегасе от отчаяния она связалась с русской мафией - настолько у неё сносит голову от азарта.

Двое выходят в центр, Дженни с улыбкой фокусируется сначала на первом, а когда переводит взгляд на второго, от неожиданности ахает. Перед глазами моментально всплывает сцена их поцелуя под фонарем, Дженни ошарашенно прожигает в нем дыру, не понимает - как так, что он владелец бойцовского клуба? В тот вечер он казался даже романтиком. В толпе он не видит её лица, но для Дженни вмиг эта толпа перестает существовать, как будто бы в помещении их только двое.
Двое начинают драться, что выводит Гроу из своеобразного ступора. Она наклоняется к подруге и шепчет: - Давай подойдем поближе? - та не против и они оказываются на первой линии в ту секунду, как её знакомый незнакомец укладывает соперника на лопатки. От этого зрелища Дженни моментально возбуждается.

Организатор объявляет победителя, он оглядывает толпу и только тогда взгляды пересекаются. Дженни улыбается и поднимает руку, чтобы помахать пальцами.
Организатор объявляет о втором раунде, Гроу шлёт ему воздушный поцелуй на удачу.
Все её мысли кружатся от боя к тому поцелую и сказать, что она заведена - не сказать ничего.

+3

3

Вечер субботы лениво тянулся к полуночи в компании нескольких ребят из клуба за парочкой бутылок пива.
Вокруг нас постоянно сменялись люди, появлялись какие-то девушки, официанты, глупые шутки заставляли нас громко смеяться, смешиваясь в такт с какой-то безызвестной кантри-музыкой.
- Знаешь, кто мне вчера звонил? - в какой-то момент, между рассуждениями об обязательной вакцинации от коронавируса и пересказом сути видео о корове, которая десять часов танцует под польскую музыку, заговорщицки подмигивает мне Рикки, организатор боёв, чем вызывает лишь единственное предположение, что какая-то из его бывших "опомнилась" и захотела снова отменно потрахаться. - Рамирес, помнишь такого? - не желая ломаться, как первокурсница, тут же вываливает на меня информацию, не совсем соответствующую моим предчувствиям, и затем выжидающе впивается в меня заинтересованным взглядом. - Ну, тот, которого ты вырубил полгода назад. Хочет реванш, - Рикки, словно только что предложил мне миллион долларов, победительно откидывается на спинку дерматинового диванчика и ухмыляется, чем заставляет всех присутствующих парней обратить на меня своё внимание. Но во мне это вызывает лишь липкое негодование. - Серьёзно, этот любитель мамкиной юбки? Ему что, в прошлый раз не хватило? Мне даже не интересно... - хмыкаю, замечая, как тут же разочаровано меняются в лицах присутствующие. - Джонни, на твоём месте я бы подумал. Рамирес уже вовсю ведёт подготовку у себя в инстаграме. Даже опрос выставил: согласишься ли ты на реванш, - удивленно вскидываю бровь, будучи совершенно далеким от активной социальной интернет-жизни. - И что? Какой результат? - спрашиваю надменно, пытаясь сделать вид, что мне совершенно безразлично. - Шестьдесят семь процентов думают, что ты откажешься, а Рамирес это преподносит, будто ты испугался его полугодовой подготовки, - хмыкает Рикки, понимая, что почти зацепил меня на крючок. - Ага, если все эти полгода он готовился только в инстаграме, то у него нет шансов. Ладно, валяй. Скажи ему, что я согласен.
И вот, спустя неделю, я сижу у себя в кабинете в компании всё того же Рикки в ожидании начала боя. - Бля, чувак, ты бы видел, сколько там собралось народу. Мы срубим столько бабла, что тебе и не снилось, - парень почти что визжит от удовольствия, как студентка, которую позвали на вечеринку. - По ставкам ты пока лидируешь, у Рамиреса коэффициент 3, так что не подведи, иначе обанкротимся так же быстро, как сегодня разбогатели, - хлопает меня по плечу, одновременно что-то щелкая у себя в телефоне. - Пора, - кивает мне и тут же подрывается на ноги, показывая, что сегодня мне явно не стоит заставлять публику ожидать.
Первый раунд, как того и стоило ожидать, заканчивается спустя двенадцать минут моей победой. Рамирес что-то матерится на испанском, пока пытается встать с лопаток, сплевывает кровь, а я тем временем рассматриваю людей в первом ряду, слегка задет, но не сломлен, на кураже и азарте, готовый к дальнейшему бою и уверен в своей окончательной победе. Эта первая схватка далась мне настолько легко, что на мне едва появятся синяки - так, всего лишь несколько царапин, да спутавшиеся волосы.
- Espera, gilipollas, - рычит Рамирес, наконец-то оказавшись на прямых ногах, но я лишь язвительно улыбаюсь, ни черта не понимая из его ебучего испанского. Затем бросаю на него ещё один взгляд и снова обвожу этим взглядом толпу, пока, чёрт подери... не натыкаюсь глазами, буквально под сценой, на неё - малышку Гроу. Она, очевидно, узнает меня немного раньше, потому что, как только наши взгляды встречаются, машет мне рукой и посылает воздушный поцелуй. Ухмыляюсь. С момента нашей встречи прошёл уже почти месяц. Я пытался найти её в инстаграме, но моих умений в поиске для этого, увы, не хватило, а больше я о ней ничего и не знал. Но я рад её видеть сегодня, поэтому киваю, улыбаясь, чтобы показать, что я её узнал и заметил, после чего рефери объявляет о начале второго раунда.
И, блять, пропускаю удар в нижнюю челюсть буквально на второй минуте, заставляя Рамиреса возликовать, а толпу восторженно заорать, довольную таким зрелищем.
Но расслабляться нет времени, поэтому, рыча, я тут же в отместку бросаюсь на противника, куда с более сильной агрессией, чем в первом раунде, и даже, чем в первом нашем совместном бою. Мне совершенно, блять, не хочется облажаться перед Дженни, поэтому, едва не потеряв крышу, я закjлачиваю испанца до тех пор, пока он не сплевывает зуб и побежденный вскидывает руку, прося об окончании боя.
Толпа ликует, парни уже подсчитывают заработок, а я только и могу смотреть, что впереди себя - на место, где всё так же продолжает стоять малышка Гроу, улыбаясь своей обаятельной улыбкой. Поэтому, когда судья оглашает об окончании поединка и вызывает на ринг следующую пару участников я тут же, пролезая между веревками, спрыгиваю в толпу, стараясь совершенно не обращать внимания на кинувшихся ко мне некоторых из болельщиков. Сейчас у меня был единственный интересующий меня болельщик, и я не мог снова её упустить.
- Привет, - ухмыляюсь, запуская пятерню в мокрые от пота волосы. - Как тебе бой, понравился? - это я хочу услышать комплимент в свой адрес. - Я - Джонни, владелец этого клуба, - а это уже к подружке, стоящей рядом с Дженни, не отрывая взгляда от последней, кроме момента пожатия рук с этой самой подружкой. - Хотите ещё посмотреть? Или выпьем у меня в кабинете. Я позову Рикки, это организатор. Ему будет что сказать, - подмигиваю, но на самом деле просто выявляю остатки любезности, давая Дженни возможность не оставлять свою подружку наедине, а то знаю я, как у этих девчонок бывает. Но лучше бы она, конечно, пришла одна - уверен, мы бы уже целовались где-то за углом, настолько обалденно крышесносяще она сейчас выглядит.

Отредактировано Johnny Smith (2021-11-01 22:03:39)

+3

4

На Дженни короткая юбочка в красно-серую клетку и длинная черная водолазка, красиво оттененная блестящими браслетами, сочетающимся с блестками под глазами - Дженни выглядит обалденно крышесносяще на все сто миллионов процентов.
И прекрасно об этом знает.
После очередного скандала она всегда прихорашивается - это своего рода тоже месть и в первую очередь самой себе. Нанося макияж, поправляя непослушные косички и вкалывая в них заколки со стразами, она напоминает себе о своей же красоте - за столько лет выматывающих отношений Том совершенно позабыл, как делать комплименты, как доказывать ей о привлекательности. Таким образом, вроде бы по-детски, но она ловит вайбы от посторонних, от самой себя в зеркало и оживает, наплевав на его обидные слова, насилие и безысходный итог этой совместной жизни, что маячит на горизонте.
Гроу выглядит прекрасно и уверенно, чем несказанно рада.

Это как желание встретить бывшего на порше и разбрасывая за собой деньги, только вместо бывшего её таинственнй незнакомец -  нереализованная фантазия, мечта и прекрасные секунды поцелуя, такого нужного крепкого и чувственного, что Дженни удалось жить этими воспоминаниями целый месяц. Она подпитывалась ими, фантазировала, думала, ей придавал сил тот факт, что кто-то считает её привлекательной.
Не сексуальной - ей на работе за это платят.
Ей хочется быть интригующей и притягивающей.

У него начинается второй бой, Дженни наблюдает за происходящим с восторгом. Честно говоря, ей никогда раньше не было дело до парней на ринге, ей больше нравился сам процесс и прикалывало ходить с подругой на пару, её азарта хватало на обеих. Но, как только ты видишь на ринге человека, одним вечером вскружившего тебе голову, к тому же отмечаешь его силу, мощь, шикарное тело, то всё внутри начинает кипеть. От восторга, от адреналина, от самого зрелища. Она даже подаётся вперёд, чтобы лучше разглядеть в какое месиво превращается лицо его соперника - в прошлый раз блодин не показался таким сильным, сейчас он кажется ей брутальней не куда.
Он побеждает. Поднимает глаза и смотрит прямо в её - если бы в эту секунду можно было приласкать себя, она бы кончила за минуту - настолько возбуждена.

[float=left]https://64.media.tumblr.com/b10035de1cf9c2fd399fd87554c6d888/tumblr_inline_o0isbyQwmi1td0o6h_100.gifv[/float] - Привет, - ухмыляется в ответ. Демонстративно откидывает косички за спину, мысленно чуть ли не пища от происходящего. Джонни (оказывается его так зовут!) пахнет потом и силой, Дженни от этого запаха дуреет, сильнее, чем от лучшего парфюма диор. Вида же не показывает, ответив ему в свойственной себе игривой манере: - Скажем так, если бы я видела это раньше, то ни за что бы не сбежала двенадцатого, - никто кроме них не знает, что конкретно было в тот вечер, но Гроу греет тот факт, что между ними уже есть своя тайна. Крис от нетерпения фырчит сбоку, но Джонни будто чует и уделяет ей своё внимание, представляясь. От неожиданности та вскрикивает: - Так это ты!!! Я на тебя поставила!!!! - и поворачивается к Джен, возмущаясь: - Как ты мне раньше не сказала, что знакома с владельцем??? Дженни таинственно улыбается и говорит: - Я сейчас так же, как и ты только узнала.

Джонни предлагает уединиться от толпы, Гроу кивает. Крис же начинает ныть: - Нет, нет, я поставила и на следующих! И конечно я хочу поговорить с организатором, - Дженни делает несколько шагов, чтобы перейти на сторону Джонни и прошептать: - Займи её организатором, - а затем громче, чтобы Крис тоже услышала: - Давай мы тебе ангажируем Рикки, с которым ты и бабки получишь и наобсуждаешься, а мы почирикаем в кабинете? - Крис кивает, соглашаясь без проблем. Крис абсолютно всё равно на то, чем кто и когда будет заниматься, её настолько завлекает азарт, что она не в силах оторваться от ринга.

Они следуют к кабинету, по пути Джонни с кем-то здоровается, люди здороваются с ними, он объясняет Рикки как выглядит девчонка, которую срочно необходимо занять и обласкать внимание. Дженни даже не запоминает их лица. У неё настолько горит от нетерпения остаться с ним наедине, что она еле сдерживается, чтобы не накинуться на него до того, как захлопнется дверь. Но, как только та отрезает их от шумной толпы, Гроу требовательно заставляет его наклониться и впивается в его губы своими.
В сущности между ними один - один.

Отредактировано Jenny Grow (2021-11-15 12:45:41)

+3

5

Кажется, Дженни Гроу рада меня видеть.
Улыбается, откидывает косички назад и, по-моему, не может отвести от меня взгляда, жадно впитывая каждый проблеск стекающей по лицу капли пота.
Говорит, что не сбежала бы в нашу первую встречу, если бы знала, что я так классно дерусь, в ответ на что я лишь снисходительно улыбаюсь, думая о том, сколько ещё классных вещей обо мне она не знает. Её подружка что-то визжит по поводу своего выигрыша, а потом сообщает, что собирается его удвоить, а то и утроить, но для этого ей надо остаться здесь у ринга, чтобы воочию убедиться в мастерстве (или отсутствии такого) своих фаворитов.
Я киваю, даже не пытаясь придать лицу разочарованный вид, а после сразу хватаю Дженни за руку и, не отчитываясь, тяну сквозь толпу в сторону своего кабинета.
По пути нам встречается Рикки. Я в двух словах объясняю ему, какую даму стоит немного развлечь, а после, возможно, и развлечься, после чего подмигиваю, сообщая, что объект вполне в его в кусе, и ещё несколько мгновений наблюдаю, как вдруг выравнивается его осанка и пружинится хода по пути в зал.
Спустя эти несколько мгновений я снова возвращаю внимание обратно к своей спутнице и, не желая больше ни на что отвлекаться, спешу буквально нырнуть за дверь своего кабинета, тут же ограждаясь от шумной толпы одним поворотом ключа.
- А ты... - оказавшись в тишине, хочу кое-чем поинтересоваться, но не успеваю, потому что неожиданно даже для меня самого, я вдруг ощущаю на своих губах губы брюнетки, и совершенно охуев от удовольствия, не церемонясь, незамедлительно запускаю свои руки ей на спину.
На вкус она сладкая, слегка смешавшись с солёным привкусом пота на губах и горечью засохшей во рту крови. От неё пахнет какими-то пряностями и цитрусом, а у меня в кабинете пахнет горькой древесиной и табачным дымом. За окном уже темнеет, на окнах - слегка приоткрытые жалюзи, и сумрак в комнате развеивается лишь проблесками уличных фонарей.
Мы целуемся, может, вечность, а, может, какой-то жалкий оборот секундной стрелки, но когда наконец-то отрываемся друг от друга, я отчетливо слышу, как под давлением дыхания шумно вздымается женская грудь напротив.
- А ты на кого поставила? - щурю глаза и ухмыляюсь, словно пытаюсь прочитать на лице брюнетки что-то, что она никогда не скажет мне своим ртом.
- Я тебя искал... - выдыхаю, не отрывая взгляда, будто прямо сейчас готовлюсь нырнуть, да что там - утопиться в топленом шоколаде её взгляда.
А её взгляд внимательный и игривый одновременно, манит и ведёт за собой, зазывая.
А я слабый и безвольный, преклоняю голову перед её шармом.
Она изыскана, лёгкая и вовлекательная, и я с удовольствием поддаюсь на её несуществующую провокацию.
Разговор не клеится.
Потому что рот неожиданно [или вполне ожидаемо] оказывается занят другим.
Мой рот снов находит её, и я без разрешение с напором снова проталкиваю в него свой язык.
Руки спускаются на бедра, подхватывают их, пальцы впиваются в её мягкую плоть.
Ещё несколько шагов и мы оказываемся на диване.
Я не спешу, пытаясь балансировать на грани приличия, хотя все приличия, как мне показалось, остались за дверью этого кабинета.
Я слегка наклоняю её, укладывая на кожаную обивку, сам наклоняюсь сверху.
Отрываюсь.
Скольжу по ней дыханием.
Наслаждаюсь.
- Я рад, что ты здесь, - шепчу, улыбаюсь.
И, чёт подери, совершенно охуеваю от стремительности происходящего.
Но тестостерон во мне после случившейся победы и сладкий женский вкус на языке - делают своё дело.
Я не даю ей возможности ответить, и наши губы снова встречаются в жадном поцелуе.

+3

6

В комнате ты, в комнате я.
В воздухе ночь.
Между мной и тобой горит тишина.
Горячая кровь.

Дверь закрыта, они отрезаны от реальности. Мир сосредотачивается в этой комнате, сминается под гнётом стен целиком и полностью. Там, за стеной, ревёт толпа, но здесь оглушительная тишина, разрываемая тяжёлым дыханием и тихими стонами.

Я хочу ближе и ближе к тебе.
Чтобы слышать и слушать, как дышит любовь.
И в корень в тебе растворятся, губами касаться.
По коже, под кожу рукой.

Чтобы доставать до его рта приходится повиноваться и подпрыгнуть, обхватив мужское тело ногами. Дженни прижимается, вжимается в блондина, как будто боится, что он сейчас испарится, исчезнет, окажется сном. Она целует его губы, скулы, шею, вдыхает аромат крови и пота и это впервые, когда такой отвратительный коктейль запахов сносит голову настолько, что она забывается. Дженни сейчас - сплошной инстинкт, воплощение похоти, она ведёт бёдрами, чувствуя как он возбуждён и подпитывается этим.
Джонни шепчет, что искал, в голове Гроу взрываются фейверки.
Она так оголодала по тому, что кто-то может хотеть её искать; она так корила себя, что как дура возвращается мысленно к тому вечеру и…: - Я ждала тебя за тем столиком, - ходила ведь, в надежде, что он частый гость именно на этой точке. В конце концов, в надежде, что он - не фантазия одинокой девушки. Одинокой, будучи в отношениях. Отвратительный парадокс.

Под действиями крепких рук она оказывается на диване, поддаётся, прогибается, позволяя ему насладиться видом, прижимается крепче.
В голове - сплошная пустота, по телу разливается наслаждение, Дженни окунается в него с головой.

Давай займёмся любовью.
Мы будем плыть по небу.
Как будто в первый раз.
Давай займёмся любовью.
Хочу любить твое тело.
Любить тебя сейчас.

Меняет позицию, садится на него сверху. Снимает водолазку, улыбается, стоит, освободившись от ткани, взмахнуть косичками; те ударяются о его тело, оказываются на плечах, словно змеи окутывают и привязывают к ней. Медленно заведя руки за спину, снимает лифчик, слегка прогибается волной, зная, что от подобного мужчины дуреют. Наклоняется к его лицу, покрывает поцелуями щеку, шепча: - Ты просто невероятно сексуален на ринге, - переходит на другую сторону, от правой щеки уходит по шее ниже до ключицы, оставляя на коже слова: - И как же ты красив, - Дженни не верит, что комплименты нужны только женщинам, Дженни совершенно не жалеет отдать их все ему. - Это было потрясающе…

Руками высвобождает член из-под плена шорт и отодвигает белье, снимать его нет ни желания, ни времени. Единственно, на что отвлекается - это на презерватив в сумочке. Ей требуется пара секунд, чтобы разобраться с ним и с выдохом девушка вводит его в себя, прикрыв от наслаждения глаза. Упирается лбом в его плечо, медленно садится до конца затем медленно начинает движение, губами расстилая паутину поцелуев по его коже.

У Дженни никогда не было секса так быстро: её список партнёров довольно короткий и ограничивается всего тремя пунктами. Дженни ведёт себя неестественно, непривычно, но она делает то, что хочет и берет кого хочет. Дженни даже не сомневается - всё дело в его чертовом магнетизме, он разливается через край, притягивает девушку к себе так, что не оторвать. Никто другой не вызывал в ней такого шквала эмоций, ни от одного другого парня она не заводилась, как кошка, как обезумевшая желанием суккуб.

В дверь начинают стучать и что-то говорить, на секунду она отвлекается, но всего на минуту, перехватив его лицо в ладонях, заглядывает в глаза, после чего накрывает его губы своими, не давая ничего ни послать непрошенных гостей, ни попросить минуту.
Дверь закрыта, они отрезаны от реальности и Дженни не хочет, чтобы он отвлекался.
Пусть весь мир подождёт.

В комнате я, в комнате - ты.
Это не сон.
Наши тела, обнажены и в унисон.
Я буду ближе и ближе к тебе.
Чтобы слышать и слушать, как дышит любовь.
И в корень в тебе растворятся, губами касаться.
По коже, под кожу рукой.

+4

7

Она сводит меня с ума: своим поведением, желанием делать, что хочется, тем, что она позволяет себе делать, что хочется.
Она сводит меня с ума собой.
Садится сверху, избавляется от одежды, взмахивает косичками и целует так, что хочется взвыть от подкатывающего к горлу комка желания.
Дышать тяжело.
Задыхаюсь.
Запускаю ладони ей под юбку, впиваюсь грубыми пальцами в мягкую плоть. Не хотя отпускаю, когда слезает с меня, чтобы порыться в сумочке.
Она не рядом всего каких-то жалких несколько мгновений, но всё это время я ощущаю блядские холод и пустоту.
Пока она снова не оказывается на мне. С презервативом меж длинными пальцами.
И я ухмыляюсь.
Эта девочка точно знает, чего хочет.
А я хочу её.
И в следующее мгновение я наконец-то оказываюсь в ней. Член проскальзывает внутрь, как ключ входит в подходящую замочную скважину. Она теплая, влажная, пульсирующая и принимающая.
Я не спешу. Даю ей время свыкнуться.
Она осыпает меня комплиментами, заставляя расплыться в улыбке, совершенно неподходящей под всю эту накалившуюся атмосферу вокруг. Но я позволяю себе минутную слабость, позволяю себе посмотреть на неё другим взглядом, прорываясь сквозь застилающее разум желание. Всего лишь несколько коротких секунд мы смотрим друг другу в глаза, будто пытаясь зачерпнуть что-то из самой глубины души, будто она сейчас не сидит на мне верхом голая.
Но потом она делает одно неосторожное движение
и
я
п р о п а д а ю.
Совершенно не слышу, говорит ли она что-то ещё, не обращаю внимания, как кто-то стучится в дверь.
Единственное, что я ощущаю -  как мне неистово хочется овладеть ею до последнего её стона, брошенного с высоты накрывшего тело оргазма.
И я перехватываю заданный ею ритм. Впиваюсь пальцами в неё ещё сильнее. Начинаю двигать бедрами навстречу, ладонями будто притягивая её к себе ещё ближе, насаживая на себя, желая оказаться в ней ещё глубже.
Ещё,
ещё
и  е щ ё...
Одной рукой накрываю её аккуратную грудь, ловко захватывая розовый сосок между шершавыми пальцами.
Я ощущаю её тепло. Снаружи и внутри.
Тело реагирует на это моментально. Тянется к ней ещё сильнее, умоляя меня о кульминации.
Понимаю, что в таком положении конец близко, поэтому я снова одним ловким движением подминаю её под себя и, не прекращая ритмичных движений, запускаю ладонь между её ног. Клитор нахожу быстро, затем осторожно на него нажимаю, не упуская возможности словить в её взгляде мольбу не останавливаться. После аккуратно начинаю водить подушечками по кругу, член в это время входит напористо. Но плавно.
Шепчу, какая она охуенно красивая.
Улыбаюсь хищно.
Шепчу, как она блядски срывает мне крышу.
Ощущаю, что в башке и правда готовится запуск фейерверка, но настойчиво испытываю желание пропустить даму вперёд.
Из меня тот ещё хуёвый джентльмен, но увидеть, как она кончает кажется мне сейчас высшей из возможных наград, достойной за заслуженную победу.
И я не упускаю ей возможности об этом сообщить.
- Хочу, чтобы ты кончила, - хриплю едва слышно и в последний момент успеваю словить её затуманенный взгляд.
Взгляд, направленный на меня.
Взгляд, преисполнен желанием, чтобы этот момент не заканчивался.

Отредактировано Johnny Smith (2021-12-20 20:01:18)

+3

8

Дженни Гроу никогда так не делала.
Она не была героиней романтичных событий или страстных отношений, ей никогда не были доступны срывающие крышу свидания. В её жизни было всего три мужчины, с третьим и последним она встречается последние шесть лет, отрезав себя от мира внезапных знакомств и узнаваний друг друга в горизонтальном смысле; в том человеке, кажется, она узнала все, что могла. И теперь ей скучно, ей тяжко, что то, что она узнала - совершенно не соответствует ожиданиям, не является тем, с чем она хочет связать свою жизнь или на что стоит тратить лучшие годы. Только вот Дженни связывает. И тратит. Потому что не умеет говорить нет, потому что боится перемен. И, выйдя сегодня от Джонни, она непременно испугается, что натворила и во что это может вылиться.
Но сейчас, растворяясь в его руках, тая от поцелуев, она не в состоянии жалеть, не может думать о чем-то другом, кроме его рук, тела и запаха, одурманившего лучше любых феромонов, разрекламированных косметическими средствами.
Дженни Гроу никогда так не делала, но несмотря ни на что, она навсегда запомнит этот вечер и то, как же ей было чертовски хорошо.

Джонни долбит её знатно; кто-то долбится в дверь громко.
Дженни думает: если он сейчас оторвётся, отвлечется и встанет открывать, я умру.
Но он, кажется, даже не замечает стука, целиком и полностью сосредоточенный на ней; от этого осознания сносит голову и накрывает тёплой волной удовольствия. Потому что Дженни хочет, чтобы ему было также хорошо.

Ей настолько хорошо, ей срывает голову от каждого его движения, что даже не стоит выставлять оценки - этот секс она в последствии окрестит лучшим в своей жизни.
Он ласкает пальцами, она выгибается грудью на встречу; он заставляет тело дрожать, она подвинутся и выгибается навстречу оргазму с громким стоном; он следом кончает, падая на неё всем телом, Дженни смыкает руки на груди, проводя пальцами по мокрой от пота спине. Ей не тяжело, ей ахуенно, она бы с удовольствием ему об этом сказала, да в горле ком и говорить она не в состоянии.

Они лежат так минуту? Час? Вечность?
Когда видит, что в какой-то момент он хочет что-то сказать, останавливает, нежно касаясь губ, после чего накрывает их своими. Ей кажется, что слова уничтожат, убьют момент, потому что она боится услышать то, что ей может не понравиться.  Мужчины вообще имеют фееричную способность разбивать вдребезги моменты. Дженни смотрит на него со слепым восторгом и проводит подушечками пальцев по скуле. Впервые разглядывает его лицо в деталях, как будто старается запомнить каждую мелочь, каждую чёрточку, сохранив в памяти. Не говоря уже о том, что кайфует от того, насколько он разный - там, на ринге и здесь, в её объятиях, приписав себе ачивку укрощения зверя.
- Так вот какой ты, Джонни, коварный срыватель поцелуев и одновременно моя внезапная компания на день рождение, - говорит с лёгкой хрипотцой, когда он ложится на спину.
Неистово хочется курить, девушка тянется за сумочкой и, вытащив оттуда пачку, предлагает: - Будешь? - она не злостная курильщица, по после такого-то грех не расслабиться никотиновой заразой.
- А когда у тебя день рождения? - прикурив, приподнимается на локте.

+3

9

Она кончает.
Выгибается в спине, прижимаясь ко мне грудью. Громкий стон застывает на её губах, как последняя исповедь. Её пальцы впиваются мне в кожу, импульсом передавая скопившееся в ней напряжение.
И спустя мгновения я кончаю вслед за ней, неуклюже заваливаясь вперёд в попытке не задавить её своим весом и продлить сладкий момент забвения, пулей пронзивший моё затуманенное подсознание.
- Ты супер, - только и могу прохрипеть в сладкой агонии, прежде, чем окончательно решаюсь попрощаться с её восхитительным телом, растратив всё тепло её прикосновений в попытке избавиться от презерватива. После нескольких незатейливых жестов во имя гигиены перекатываюсь на бок, и ещё несколько длинных минут мы лежим вот так молча, просто смотря друг другу в глаза.
Кажется, в дверь снова кто-то стучит. Кажется, я игнорирую их уже не в первый раз, давая себе возможность насладиться малышкой Гроу ещё хоть несколько минут. Почему-то к горлу подкатывает стойкое ощущение, что она снова от меня сбежит. Но нет, вот она рядом со мной - расслабленная и умиротворенная.
И я позволяю себе не думать о том, что будет дальше.
- Так вот какой ты, Джонни, - говорит, когда я переворачиваюсь на спину, но в девичьем голосе отчетливо слышу, в какой снисходительной ухмылке расплывается её лицо прежде, чем в следующий момент она тянется за сигаретой. - Только если с тобой напополам, я же спортсмен, как ни как, - хмыкаю в ответ на её предложение закурить вместе, вскидывая руки в побежденном жесте, и тут же тяну ладонь к женским губам, чтобы отобрать сигарету и сделать с неё несколько тяг.
Так, мне кажется, мы станем с Дженни ещё хоть немножечко ближе.
- У меня день рождения 15 февраля, приглашаю отпраздновать вместе, - отдаю Дженни её табачную палочку и слегка поднимаюсь на локтях, вглядываясь в её лицо, загадочно скрывающееся в полумраке комнаты. - У тебя кто-то есть? - тут же вываливаю следом, потому что если и есть, то он на празднование не приглашен.
Понимание того, что вопрос - блядски неуместен приходит немногим позже: типа, какого я о ней мнения, если мы потрахались, раз у неё кто-то есть.
Но я не собираюсь её винить. Мне по большому счету всё равно.
Вот она сейчас рядом со мной. И оргазм она испытала от моих прикосновений.
- Можешь не отвечать. Просто, если есть, то он сраный дебил, - качаю головой и понимаю, что легкость момента безнадежно упущена. - Пора возвращаться? Твоя подружка, наверное, уже разволновалась, - выдавливаю из себя легкую ухмылку и тянусь за трусами. Ещё несколько мгновений, и я полностью одет - словно ничего и не было.
И лишь терпкий аромат состоявшегося доселе секса всё ещё маняще дразнит ноздри, создавая ощущение того, что я чертовый придурок.
Опять.
- Как на счёт познакомиться с остальными ребятами? Или узнать, сколько удалось срубить бабла за сегодня? И тебе, и мне... - в этот раз голос звучит уже более легко, не отдавая горькой ноткой разочарования. Я снова настроен на хорошее продолжение вечера. И организовать его для этой малышки тоже - вполне в моих силах.
Лишь бы не отказалась теперь...

Отредактировано Johnny Smith (2021-12-28 20:16:04)

+3

10

В крови бешенный коктейль - косяк, оргазм, эйфория.
Дженни смотрит в его глаза и нежится, как кошка в лучах полуденного солнца. Жалко, что он не чешет по пузику, так можно было бы словить настоящий приход. Своим мыслям она ухмыляется, а после ещё раз, когда он говорит, что спортсмен. Дженни ласкает взглядом идеальное тело и думает сколько же лет он занимался спортом, что добился такого результата? Спросить про возраст вроде как неловко, но у неё впечатление, что он намного старше ее самой.
— Это твой основной заработок? — спрашивает, слегка перевернувшись. Он уже одевается, а ей пока не хочется даже двигаться, слабость налилась в мышцы, окутала своим коварным коктейлем. Какое-то странное, почти забытое чувство, Дженни так давно не получала оргазм в постели, что уже успела отвыкнуть. — Я имею в виду ставки. Или днями ты менеджер среднего звена? — крайне сложно представить его работающим в офисе и приносящим контейнеры на обед, но а вдруг!

— Ага, водолей! — в свободное время Джен любит почитать про гороскопы и посоставлять натальные карты. Всех друзей она изрядно этим заебала, но остановиться никак не может! — Ты знаешь, что львы и водолеи неплохо сочетаются между собой? Я — огонь, ты — воздух и прям самый топ, — зачем ему эта информация она не знает, но надо!!!!
Уже собирается рассказать ему все-все-все про совместимость знаков, но тут он задаёт вопрос, от которого Дженни моментально захлопывается. Внутренне, внешне — кремень; когда столько лет работаешь стриптизершей врать в ответ на этот вопрос практически как проф деформация. Она просто говорит: — Нет, Скрывая за этим всю обиду на человека, который так ужасно с ней обошёлся несколько часов назад.

Джонни говорит, что он странный дебил, а Дженни думает, что сексом с ним отплатила сполна за все те обиды и рукоприкладства, которые этот дебил посмел на неё выплеснуть за несколько лет. — А у тебя? — спрашивает с лёгким прищуром. Кажется почти невозможным, что у такого красавца нет сотни девиц; таким красивым не надо даже ходить в стриптиз за имитацией женской ласки, Гроу уверена, что за то, чтоб обласкать такое тело многие готовы бы подраться. Уж она-то знает сколько пузатых идиотов ошивается в округе.

Когда он начинает одеваться, Дженни смиренно выдыхает. Поднимается с явной неохотой: она бы с удовольствием осталась с ним вдвоём, напрочь ограничив себя от мира людей, но увы и ах. — но только если с вами весело! С одной стороны она думает, что ему по статусу положено быть сейчас с другими, с другой обидчиво считает, что ему просто не хочется проводить время вместе, как и любому мужику после секса. Вслух мысли не озвучивает. Первым надевает белье, после водолазку и последним штрихом юбку. Поправляет непослушные косички-змеи и лукаво подмигивает ему. Прерывает зрительный контакт, чтобы поднять сумочку [то, что из неё выпала блестящая коробочка с помадой даже не замечает, а после окрестит это, как знак вернуться] и выходит за ним следом, предварительно ущипнув за ягодицу. Ну а кто сказал, что только мужчинам такое позволено, игривые кошечки тоже имеют право!

Стоит им завернуть за угол, как буквально натыкаются на того мужика, которому было велено развлекать Крис. Тот сразу накидывается на Джонни с криком и предъявами, недовольный, что тот как будто растворился. Дженни, как истинная виновница пропажи лишь самодовольно ухмыляется, но не гордится собственной победой. Говорит только: — Мы с Крис будем ждать вас возле выхода, оки? — и, юркнув в толпу, цепляет подругу, говоря, чтобы собиралась. Обещает, что будет весело — в любом случае, они после собирались идти спать, так почему бы не потусить вместо этого?

+3

11

Время тянется неспешно, будто плавленый воск стекает по основанию свечи. Мы с Дженни перекидываемся ничего не значащими фразами о том и о сём. Я отвечаю, что клуб - это мой основной заработок, давая понять, что не буду вдаваться в во все окололегальные подробности его существования. Она это принимает и, смеясь, переводит тему на совместимость знаков зодиака. Я её выслушиваю со снисходительным выражением лица - и то лишь потому, что мне просто нравится её слушать, а не потому что меня интересуют гороскопы. Затем она решает в ответ спросить меня о спутнице жизни, но я лишь качаю головой. - Ну, у меня есть тут одна любительница соуса "тысяча островов", а так... - обрываю фразу на полуслове и многозначительно ухмыляюсь, потому что в следующее мгновение мы ныряем в звонкий шум обезумевшей толпы, и разговор теряется между бликами прожекторов.
- Где тебя, блять, носит, - тут же, словно из ниоткуда, прямо передо мной появляется Рикки, краем глаза успевая заметить ускользнувшую от меня Джен. - Всё с тобой ясно. Ты снова за старое... А работать кто будет? - ворчит, набивая себе цену и спешит утянуть к парням. - У меня есть гораздо более приятная компания для нас, чувак. Тебе ещё долго? - перехватываю его за предплечье и заставляю остановиться. - Ну, вообще-то я уже всё закончил... пока ты развлекался, - не упускает возможности уколоть, - а что, ты предлагаешь ночку с теми девоньками? - уже более сговорчиво, - это уже как сам справишься, дружище.
Ночь на улице бодрящая. Прохладный воздух тут же пробирается за шиворот и скользит по всё ещё разгоряченной коже. Я осматриваюсь по сторонам в поиске Джен и её подружки. - Вот вы где... Ну что, погнали? - даже не даю им возможности подумать и тем более отказаться, просто снимаю рядом припаркованную тачку с сигнализации и кивком показываю, чтобы садились. - В шестом квартале кстати, сегодня гонки. Участвует Алекс. Он нас приглашал, - говорит Рикки, как только мы оказываемся внутри салона. - Так вот, почему я его сегодня не видел... - изрекаю задумчиво, а затем оборачиваюсь к девчонкам. - Вы как? Не против ещё одной дозы адреналина? Обещаю места в первом ряду.
И прежде, чем успевают поступить возражения, я выруливаю на дорогу и прибавляю громкости в проигрывателе.
Оттуда звучит какая-то новая модная композиция.
И в такт ей я без промедления вдавливаю педаль газа в пол.
Спустя минут двадцать мы наконец-то въезжаем в шестой квартал на окраине города.
Здесь уже собралась толпа [очередная] и кое-какие ребята возле своих тачек готовятся к началу заезда.
Мы останавливаемся недалеко, и как только оказываемся на улице, я хватаю Дженни за руку и притягиваю к себе. - Девчонки, держитесь рядом с нами... Никуда не уходите - говорю вполне серьёзно и строго, чувствуя свою ответственность за то, что притащил их сюда, затем киваю Рикки, чтобы следил за подружкой Джен. И лишь только потом позволяю себе немного расслабиться и окунуться во всееобщую атмосферу.
- А теперь пойдём лучше познакомимся с Алексом, он занимается у нас в клубе... Пожелаем ему удачи перед началом гонки.

+3

12

Любительница соуса тысяча островов сверкает улыбкой и смотрит на него из-под полуопущенных ресниц. Он красив, как один из этих актеров с картинок, что способны одним взглядом увлажнить трусики девиц в радиусе семи километров. Дженни только понять не может, отчего же до сих пор одинок - такое красивое лицо разве не собирались захомутать? Все девицы этого мира старательно захватывают красавчиков с той целью, чтобы после нарожать от них красивых детей, так как же получилось, что он - свободен? Либо безбожно врет и у него есть жена с тремя детишками, либо придется после пытать его на тему бывших отношений, чтобы подробно разгадать эту тайну.

Теплый осенний ветерок не отрезвляет, а наоборот пьянит. Или всему виной состояние после оргазма?
Крис довольна так, что, кажется, светится ярче солнца. Гроу улыбается ее восторгу и в ответ на вопрос о том, кто это вообще такой, отвечает заговорщицки: - Это тот самый с Макдоналдса, помнишь? Крис ухмыляется и окрещивает его "чертовым счастливчиком"; Джен довольно кивает и блаженно потягивается.

В машину залезать не боится - если бы Джонни хотел что-то с ней сделать, то мог бы просто чиркнуть по горлу в своем кабинете, а не тащить с собой и своим другом их куда-то. Дженни нет-нет, да хоть что-то понимает, например, ясно знает, что тачку предполагаемого преступника обследуют вдоль и поперек, а, значит, их следы точно найдут - она в курсе благодаря полицейским сериалам, а те вообще-вообще не врут!!!

- Мы только за! - девчонки переглядываются. Перспектива развлекаться с ними намного лучше той, что они могли бы тухло просидеть в баре под неуёмные попытки идиотов подкатить свои яйца к таким красоткам. Девчонки подпевают музыке и веселятся на заднем сидении, давая понять, что с ними ребята точно скучать не будут - они не те самые "тошнотворно правильные", что с надменными лицами смотрят на все вокруг, а после на очередной кухонной посиделке не могут понять какого хера до сих пор одиноки.

Когда подъезжают к эпицентру гонок, Джонни паркуется, они вываливаются из тачки. Дженни разминает косточки и расправляет юбку, когда к ним подходит в развалочку какой-то тип. Он выглядит важно и здоровается с мужиками за руку, после чего кивает девицам - Дженни оскорбляется, что его челюсть не отваливается от такой красоты, но мужик, оказывается, подходит к ним по другому поводу.
По какому-то там чему-то там просит переставить тачку чуть подальше, Дженни заглядывает в лицо Джонни, чтоб понять его настрой, но тут же вписывается Рикки и обещает переставить, забирая ключи. Гроу равнодушно пожимает плечами и провожает взглядом двоих, пока в какой-то момент не оказывается втянутой за руку в разношерстную толпу. С удовольствием разглядывает незнакомые лица и как губка впитывает всеобщий движ.
Все кажется просто роскошным и ярким на адреналин, пока истошный вой сирен не настигает всех молниеносно, а со всех сторон не вылетают полицейские тачки, практически собирая гонщиков в кольцо. Видимо, планировали эту облаву, раз так точно сработали.

- Бляяя, - срывается с ее губ и с губ многих, стоящих рядом. Она, как и все, понимает, что окажись сейчас втянутой на допросы, потом не отмоешься от этой записи в личном деле. У нее итак уже два привода, Бог, конечно, любит троицу, но в Бога Дженни всё же не верит. Бросает на Джонни беглый взгляд и, сильнее сжав его за руку, бросает: - Бежим!
Начинается шумиха и паника, Дженни поддается вперед и тянет его за собой - куда, даже сама не знает, но перспектива оказаться в обезьяннике смущает её невероятно. О машине не беспокоится, может, и удачно получилось, что их попросили перегнать тачку и сейчас Рикки сможет вырулить даже быстрее, чем те, кому необходимо добраться до своих машин и завести их.
Бежит, каблуки стучат в такт сердцу, они пробирается между тачками, сначала бегут по улице, после сворачивают в подворотню. Дженни смотрит на баки, кивает Джонни: - Давай перепрыгнем с них через этот забор? - за спиной слышится беготня, Джен оборачивается, завидев ещё двоих бегунов, за которыми бежит черный мент и моментально взбирается на баки. Перескакивает сразу после него, оказываясь в крепких мужских руках и продолжает бежать.
Сердце, кажется, вырвется из груди, но она не позволяет себе остановиться, чтоб отдышаться. Они теряются в проулках, Дженни никогда больше не вспомнит проделанный путь. Перед одним из поворотов, из какой-то рабочей кухни выходит мужчина в форме повара с пакетом, судя по всему мусора, Дженни придерживает дверь и влетает в неё. Под визги персонала перебегает через кухню, после и через сам зал. На них оглядываются посетители, как в плохом кино она задевает что-то и роняет какие-то вилки. С грохотом те впиваются в паркет, но Дженни даже не останавливается, бежит за Джонни.
Выскакивают на освещенную улицу. Дженни оглядывается в машет рукой в сторону Макдоналдса - господи, Мак, наверное, их судьба.

Они залетают в зал, проходят мимо стоек и усаживаются в самый дальний угол, спиной ко входу.
Гроу тяжело дышит и смотрит на него практически одурманенно: всей ситуацией, азартом, адреналином.
- Боже, с тобой точно не соскучишься, - говорит со сбивчивым дыханием и смеется искренне и легко.

+3

13

Всё идёт не по плану с самого чертового начала. Сначала мы паркуемся слишком близко к гоночному треку, и нас просят переставить тачку в другое место, что выдается не совсем возможным, учитывая, что мы приехали к самому началу соревнований. К счастью, Рикки берет эту задачу на себя, рассчитывая, видимо, позажиматься с подружкой Дженни по пути к укромному местечку.
Мы на какое-то время расходимся, каждый довольный подобным исходом.
Но тут, откуда ни возьмись, приятный полумрак стритрейсерской тусовки разрезается острыми лезвиями цветных полицейских сирен.
- Бежим! - Дженни успевает среагировать быстрее, чем я, и мы ныряем сквозь толпу ещё до того, как всеобщая паника и суматоха перекрывают все пути к отступлению.
Бежим, не оглядываясь. Девичьи каблуки стучат в такт моему сердцу. Про себя успеваю отметить, как моя новая подружка ловко управляется со спортивными нагрузками в таком виде - почти не отстает. Ещё несколько минут, один забор, два мусорных бака, с которых мы его перепрыгиваем, упругие девичьи бедра в мои руках, пока я по-джентльменски помогаю Дженни спуститься, парочка интуитивных поворотов в городские проулки, работающая кухня какого-то ресторана, десятки заинтересованных взглядов и наконец-то укрытые в виде Макдональдса.
Ловко проскальзываем сквозь механические двери, ещё пара минут и ныряем за самый дальний столик в углу комнаты.
-Я уже думал, придётся тебя хватать на руки. Вообще не представляю, как ты управилась на таких каблуках, ты молодец, - запыхавшись, ещё раз заглядываю под стол, будто хочу удостовериться, что десятисантиметровые шпильки - не плод моего воображения, но они так же реальны, как и подол юбки, соблазнительно оголяющий бархатную кожу ног.
Отличный ракурс.
- Черт, - поднимаюсь обратно и растеряно улыбаюсь, на короткое мгновение забыв, что должен был сказать, но потом встряхиваю головой и снова сосредотачиваюсь. - Ах да, сейчас напишу Рикки. Может, они нас подберут…
Но Рикки в ответ шлет мне эмоджи сирены, и я не понимаю: то ли он всё ещё удирает от копов, то ли это сигнал бедствия из-за длинных ног его новой спутницы у него на плечах.
Чертыхаюсь.
Откидываю телефон в сторону, и он ловко скользит по лакированной столешнице. Запуская пятерню себе в волосы и жмурю глаза. Вдох-выдох. Открываю.
- Тебе как обычно? - ухмыляюсь, типа запомнил, а ещё даю понять, что ближайшим временем нас никто не заберет. - Ты вообще никуда не спешишь? - спрашиваю, уже поднявшись на ноги, словно даю путь к отступлению, но на самом деле эгоистично преграждаю его своей тучной фигурой. - Перекусим, а потом я могу провести тебя домой, идёт? - и не дожидаясь согласия, как само собой разумеющегося, я ухожу к кассам, а затем возвращаюсь с подносом с едой, в том числе с двумя коробочками соуса "Тысяча островов".
- Тоже решил попробовать, - "...чтобы лучше понять, что тебе нравится", но вслух окончание фразы не произношу, а просто разворачиваю бумагу с бургера и принимаюсь жадно его есть.
Ещё где-то полчаса мы сидим в Макдональдзе, о чём-то болтаем, я искрометно [как мне кажется] шучу, рассказываю пару баек с предыдущих гонок и обещаю таки сводить на нормальные, если Дженни не испугалась.
Потом мы выходим на улицу, решаем закурить одну сигарету на двоих, опять смеемся, но в целом ощущается, будто просто оттягиваем момент расставания.
- Так что, прогуляемся? Здесь вроде недалеко, - если представить, что девушка живёт в районе заправки, где мы познакомились. - Или вызвать такси? Не замерзла? Могу одолжить куртку, - сама галантность, пока в голове уже вовсю представляю, что сказать, чтобы напроситься "на чай".
Но в целом у принцессы есть выбор, пускать ли дракона в замок.
И дракон даже готов его принять.
Правда, в случае положительного ответа - не факт, что всё не сгорит к чертям от вырывающегося из ноздрей дракона пламя.
В перспективе...

+2

14

Работа стриптизерш видится всем чем-то таким легким и незамысловатым: подумаешь, красуется возле шеста, да разве такое сложно? разве не в кайф за пляски получать столько бабок, что не успеваешь вытряхивать их из трусов?

Когда Дженни была маленькая, она всегда удивлялась, почему мама часто грустит и почему в их комнате то и дело на столе лежат мазь и бинты. С тех пор, как начала танцевать - прекрасно поняла мать: её отчаянную тоску в глазах, её усталый вид и дрожащие от напряжения руки. Каждый раз втирая в кожу мазь, она возвращается к прошлому, к тем болючим вопросам, которые тогда ей задавала и считала себя правой.
Потому что танцы на шесте - это далеко не про блеск и романтику, это совершенно не релакс. Когда целыми днями приходится кружить на шесте, начинают отекать ноги, спина то и дело норовит сломаться от неверного прогиба. Ей не надо ходить в зал и изнурять себя силовыми - все удается скинуть на остановках новых танцев, в том числе и тренировать дыхалку и общую выдержку. Капризные девицы, устающие после второго же выступления никому не нужны, а конкуренция в её мире и без того велика.

Поэтому она без нытья бежит, не останавливаясь, ведь находится в хорошей физической форме. Любая другая бы не справилась и сдохла бы на первом повороте, но Джен себе подобного позволить не может. Тем более, когда бежит рядом с таким спортсменом - не может же она проиграть ему так просто?!

Джонни наклоняется, чтобы отдать комплимент каблукам, Дженни улыбается и ведет бровью. Якобы стыдливо съезжается коленками, чтобы сделать из себя вид тотальной скромницы, а после тут же этот вид рушит, дерзко сообщая: - Я много чего этими каблуками могу, но тя даже не представляешь как красиво они смотрелись бы под твоими ладонями, - шутка немного не получается так, как задумана в голове, но это не имеет значение - с ним легко и просто, как будто они знакомы вот уже сто лет.
Джонни рассказывает байки, Дженни с удовольствием слушает, после чего рассказывает немногочисленные свои: - На самом деле я ничерта не умею водить, но однажды мы с коллегами устроили свою гонку - притащили из соседнего супермаркета тележки и катались на них по всему офису - начальство нас тогда чуть не покарало, но что поделать, когда нам чертовски надо было понять кто из нас величайший гонщик в четыре утра!!! - несмотря ни на что, она очень любит Рио и своих коллег, с которыми каждая пьянка превращается в очередной пиздец.

Они оказываются на улице, Джен, счастливая от этого вечера, сверкает глазами в какой-то одурманенной эйфории. Меняя сигарету из одной руки в другую, она, как счастливая кошка идет вслед за ним, постукивая каблучками. И говорит после очередного поцелуя всё о них: - Знаешь, ты такой высокий, что мне придется надевать каблуки повыше, иначе моя шея не выдержит столько с тобой целоваться! - у неё никогда не было таких высоких мужчин и Гроу впервые сталкивается с подобной проблемой! Надо признаться, при все неудобстве - чертовски сексуально.

- Не, я сегодня ночую у Крис, я так как не ожидала таких поворотов судьбы, даже не взяла с собой ключи, - раскрыв маленькую сумочку, копошится в ней, чтобы точно в этом убедиться. - Настолько спешила, что даже помаду забыла! - хохотнув, добавляет: - Ей так нетерпелось идти на ставки, вот она и торопила меня у выхода, - о том, что потеряшка у него в кабинете не имеет ни малейшего представления. Вытаскивает старый, потрепанный мобильник с треснутым стеклом [между туфельками и новым телефоном, она всегда выберет туфельки!!!] и скидывает подруге геолокацию с смс. После чего, снова прильнув к нему в свете фонаря, говорит: - Но так как ты такой галантный и пока мы ждем этих двоих, можешь безостановочно меня греть, чтоб я забрала с собой частичку твоего тепла, - говорит прямо в губы, обе руки закинув ему за шею.

+2

15

Увы, мой план терпит крушение.
Не то, чтобы мой корабль сразу идёт на дно - но безоговорочно отклоняется от курса, заставляя закатать губу обратно и оставить мечты о продолжении совместного вечера как-то на потом. Сегодня Дженни всецело посвящена своей подружке Крис, с которой они вместе пришли в клуб, и которая на какое-то время решила отвлечься на моего друга Рико. Хоть кому-то сегодня повезло.
Почему малышка Гроу не решила последовать примеру своей приятельницы - лишь одному Богу известно. Ах да, возможно, потому, что один оргазм она мне сегодня уже подарила. Так что стоит закатать губу второй раз и просто насладиться остатком этого приятного вечера.
А вечер несомненно приятный, потому что вот даже так просто прогуливаться с ней по шумным городским улицам, а потом неожиданно нырять в тихие переулки - сродни медитации после всего пережитого ранее. И голос её - как бальзам, стекающий по нутру, успокаивающий - что бы ни говорила. Говорит, что я слишком высокий? Смеюсь. Говорю, что не против видеть её на каблуках, а потом добавляю, что не против видеть её каблуки у себя под ладонями, вторя брошенной невзначай до этого шутке. Хочу добавить, что ещё лучше это каблуки смотрелись бы у меня на плечах, но решаю оставить своё остроумие к другому более удобному случаю - или лучше даже к его воплощению.
Затем Дженни предлагает её согреть, пока мы останавливаемся, чтобы подождать Рико и Крис. Как раз в это время мне приходит сообщение с просьбой скинуть геолокацию нашего местонахождения. Управляюсь с гаджетом за считанные секунды и, отрапортировав новой подружке о предпринятых действиях, таки решаю сгрести её в охапку на предшествующее предложение обменяться частичками тепла. Возможно, делаю это слишком резко и напористо, закидывая руку барышне за шею и ловко притягивая к себе, но, когда её ладони проскальзывают мне под куртку, длинными пальцами сквозь футболку впиваясь в ещё не остывшую кожу - ничего другого больше не имеет значения.
А когда опять накрываю девичьи губы своими - понятие значения теряется, как константа. И я теряюсь в этом мягком прикосновении наших душ.
Рико подъезжает ещё где-то спустя минут десять.
Мы меняемся местами в автомобиле, и я наконец-то снова оказываюсь за рулём своей ласточки.
Предлагаем девчонкам подвезти их к Крис домой. Кажется, на этом моменте лицо Крис выдаёт легкое сожаление, что домой она отправляется не с Рико, и самодовольная улыбка последнего лишь подтверждает моё предположение.
Но затем, воссоединившись, девчонки напрочь забывают о нашей компании и тут же начинают обмениваться впечатлениями о побеге от копов.
Про себя улыбаюсь, выворачиваю руль. Потом снова.
А потом мы неожиданно оказываемся в пункте назначения, и мою душу трогает легкая тоска.
- Так что, я наберу тебя на днях, крошка? - напыщенно-игриво бросаю сквозь опущенное окно водительской дверцы, пока девчонки переминаются с ноги на ногу в ожидании как можно скорее оказаться уже в теплой квартире.
Дженни кивает мне. Крис кивает Рико, но предшествующее от него предложение осталось вне моего внимания. Моё внимание всецело сосредоточено на малышке Гроу.
Малышка Гроу заливисто хохочет, разворачивается на своих каблучках и, взмахнув косичками, под руку с подружкой уже спустя несколько мгновений скрывается за входной дверью, оставляя меня один на один со сладким послевкусием от сегодняшней встречи.
Как хорошо, что я точно обещаю себе, что не последней.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » одной левой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно