Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » desert storm


    desert storm

    Сообщений 1 страница 14 из 14

    1

    Остин, Техас | октябрь 2021

    George Holland (нпс Damon Fox), Lisa Clover
    https://c.tenor.com/YOnJvnjvmsIAAAAC/mad-max-sand-storm.gif

    war inside

    Отредактировано Lisa Clover (2021-12-07 22:12:22)

    +3

    2

    Энди Райт отправляет ей личное сообщение в мессенджере фэйсбука. Лиза некоторое время смотрит на мелкий круглый аватар, но даже в этой слепой миниатюре она узнает его. Сколько они не виделись? Она уехала из Остина, когда ей исполнилось восемнадцать, а после нескольких неловких и вообще невесть зачем отправленных смс угасло и общение. Лиза, правда, не теряла Энди из вида: поступление в университет, помолвка с Дженни, затем свадьба с Дженни, первый ребенок. Она сталкерила его много лет, его страница до сих пор у нее в закладках. Открывать ее время от времени было все равно что трогать пластырь на порезе и проверять: зажило или нет, зажило или нет? А потом Лиза как будто отпустила и забыла: слишком много всего произошло в ее собственной жизни, что в конце концов затмило первую любовь. От Энди осталось только его имя на ее плече, но даже оно стало как будто просто рисунком безо всякого значения.

    Теперь Энди Райт отправляет ей сообщение, и Лиза медлит, прежде чем открыть его. Она и вовсе могла смахнуть его в удаленные, это просто, и она даже почти так сделала, но отпустила палец. <<Привет, Лиза! Диана приезжает в Остин, она открывает здесь свою балетную школу и хочет собрать класс на ужин. Ты помнишь Диану? Ты приедешь? Я подумал, что в любом случае нужно тебе написать. Как твои дела?>> Лиза поджимает губы, официантка приносит ей кофе. Кэтрин опаздывает на встречу, но она сообщила об этом слишком поздно, так что совместный завтрак задерживается.

    Конечно, Лиза помнит Диану, эту фарфоровую куклу из музыкальной шкатулки. Ее черные как смоль волосы всегда были затянуты в такой тугой узел, что, казалось, ее глаза становились чуть раскосыми. А может быть, ее отец был азиат, кто знает? Просто Лиза видела рядом с нею только мать, такую же Диану, только старше и красивее. Это была гиперопека родительницы, желавшей своей дочери продолжения ее собственной карьеры. Значит, все задуманное сбылось? За Дианой Лиза не следила. Она не следила ни за кем, кроме Энди, и ни с кем не поддерживала отношений. Впрочем, ее однокласснички наверняка в в курсе, чем все это время жила она. И Энди тоже. Он действительно думает, что она приедет?

    Она спрашивает об этом Кэтрин, которая наконец приезжает, счастливая и голодная. Кэтрин говорит: поезжай и покажи им всем. Лиза смеется: при желании они все уже видели. Ну, конечно, Лиза понимает, о чем речь. Подруга в курсе ее нелюбви к Остину и она также в курсе, почему: Кэтрин не напоминает о матери и о том, что та, может, еще жива, и Лиза могла бы найти ее. Кэт все знает, но говорит: поезжай. Предлагает: хочешь, я поеду с тобой? Лиза хочет, и, когда отвечает так, то вдруг понимает, что она приняла решение. <<Привет. Окей. Пришли мне время и место встречи.>> Ее сообщение Энди Райту отмечается как прочитанное через несколько секунд после отправки. Ответ Энди ставит ее перед фактом, что ехать нужно уже послезавтра. Они покупают билеты между подачей блинчиков и десерта.

    А потом Кэт заболевает, и Лиза думает, что, может, стоит отменить поездку вовсе. Она думает об этом, пока едет в аэропорт и даже после прохождения стойки регистрации. Не, если подумать, в назначенное время она еще может отказаться выходить из отеля, в котором останавливается. Просто Остин не изменился, а Лиза зачем-то приехала днем раньше. Думала: понадобится время привыкнуть. Оказалось: понадобится время смириться со своим решением.

    У нее нет чувства ностальгии, у нее во всем городе нет мест, куда она хотела бы пойти и вспомнить себя маленькой. Эти воспоминания причиняют дискомфорт, вызывают тошноту словно запах плесени. Пожалуй, Лиза может найти только один адрес, который был для нее скорее отдушиной, чем душегубкой. Она вызывает такси и едет за город, на тридцатый километр, к заправке, где когда-то было кафе "У Криса", в котором она подрабатывала. Оно осталось на месте? Оно осталось на месте. Она прогуглила, что даже название не изменилось. И владелец. Лиза чувствует, что старика Кристофера она бы, пожалуй, была рада увидеть: он был к ней добрым просто так, без попыток присунуть.

    ...До закрытия забегаловки пара часов, Лиза входит, осматриваясь. Клиентов немного, это как обычно дальнобои и задержавшиеся в пути. Они занимают дальние столы у больших окон. За кассой какой-то парень торчит в телефоне, но подрывается, когда над Лизой звенит колокольчик. Кристофер протирает стойку, и та уже наверняка скрипит, но он помешан на чистоте. Из местных унитазов вообще можно пить. Мужчина тоже поднимает голову на Лизу, смотрит через большие круглые очки. Узнает. Она по серым уставшим глазам видит, что узнает. Кристофер медленно обходит стойку, идет к Лизе, подходит вплотную и вдруг обнимает. Крепко, с запахом вафель в мягком свитере. И они говорят, говорят, говорят. Он рассказывает о том, что бизнес идет плохо и что в конце концов его место купит какая-нибудь Вендиз или другая сеть, но что он надеется умереть раньше. Его сейчас контролируют какие-то мексиканцы и вроде не обижают. Все его сыновья женились, старший из них живет в Остине, а остальные разъехались. Его жена умерла несколько лет назад.

    Мать Лизы жива.

    Лиза пьет колу со льдом, она никак не реагирует про новость о матери. Она рассказывает о себе, но ее рассказ не такой уж богатый. Кристофер знает, что она снимается в порно, ему рассказывали. Говорит, что не смотрел. Не врет. Лиза усмехается. Нет, она не замужем, и вряд ли будет. Кристофер качает головой, но тут появляется компания клиентов и спасает ее от расспросов. Это семья с детьми, они сломались и, пока ждут эвакуатор, пришли отдохнуть и поужинать. Хозяин оставляет Лизу одну, ее заказ - за счет заведения. Лиза смеется и остается с собой наедине, пишет Кэтрин, что все хорошо и что она пока не думает сбежать. Может, кстати, зря, потому что колокольчик над дверью едва ли не рвется. В залитую светом кафешку вваливается пьяный мужик, его лицо перекошено в прямом и переносном смысле. Оно искажено шрамами, но кажется Лизе смутно знакомым. Или она просто не хочет встречать никого из прошлого раньше времени, и поэтому воображение играет с нею злую шутку?
    Он падает на стойку, просит пиво. Кристофер что-то говорит ему и указывает на Лизу. Один из сыновей Кристофера учился с нею в одном классе, так что старик знает их всех.

    +5

    3

    I dream of rain
    I dream of gardens in the desert sand
    I wake in vain
    I dream of love as time runs through my hand

    Снова, снова, снова... Капли крови на раскаленном песке... Оскаленные оскалы замученных досмерти людей, в последней попытке сбежать сжимающие бесконечный песок... Их много... Выколотые глаза, снятая кожа... Брошенные в пыль, как падаль, без всякого почтения к смерти... Тот, кто это сделал, не испытывал ни мук совести, ни чувства вины за отнятую жизнь... И улица, по которой стекает река крови... Над ней кружат крупные мухи, и этот гул преследует спустя годы, заставляя отмахиваться...

    Деймон закричал, просыпаясь абсолютно мокрый от приступа паники во сне. Сердце безумно колотилось, руки тряслись, а встать на ноги не было никаких сил - их словно не существовало ниже колен. Он знал, что стоит закрыть глаза, и эта картинка вернется снова, и снова, и снова, не давая ни минуты покоя, ни секунды отдыха...

    Ему требовался алкоголь, чтобы притупить сознание. Да, он по прежнему будет видеть все то же самое - горящих сослуживцев в взорванном танке, горящих заживо, не в силах выбраться из ловушки металла. Чувствовать сладковатый запах горящего мяса, отчего спустя много лет так и не начал есть ни стейки, ни бургеры, придя к вегетарианству абсолютно другим путем, никак не связанным с защитой животных или планеты.

    Но виски, пусть самый дерьмовый, не давал сознанию бунтовать. Сохранялась хоть какая-то трезвость рассудка, как бы глупо это ни звучало. Да, после возвращения из Ирака Фокс прошел обязательного психиатра... И получил результаты: поздравляем, вы попали в статистические 6% военнослужащих, кто приобрел ПТСР после службы. Вы это, обращайтесь, если что, окей?

    Через год после возвращения, когда ни кошмары, ни панические атаки, ни приступы флешбеков и агрессии не пропадали, не утихали, и снова и снова притягивали молодого парня в пески пустыни, мать заставила лечь его в психушку. И он без всякого удовольствия присоединял свой голос к ночным воплям заключенных в этих белых стенах...

    I dream of fire
    These dreams that tie two hearts that will never die
    Near the flames
    The shadows play in the shape of the man's desire

    В школе Деймон был Королем всех балов. Очаровательный, с черными глазами и темными волосами, парень блистал в спортивных мероприятиях, был активным участником школьного совета, да и вообще, ему пророчили хорошее будущее, даже не смотря на то, какая у него была семья. Точнее, насколько эта семья отсутствовала. Фокс презирал алкоголь, всегда был только за трезвость разума, и стремился выбраться из гребанного Остина, из вечной нищеты, однотипной жизни и вот этого вот всего...

    Пока его не мобилизовали в Ирак. Никакого колледжа, ни до, ни после. Нет работы - кто возьмет психованного алкоголика, регулярно уходящего в запой? Никаких отношений - обычные девушки отворачивались, увидев его шрамированное лицо, похоронившее красоту где-то под Багдадом, а проститутки лишь выполняли свою работу, поспешно удаляясь после финала. Мать умерла, оставив его в одиночестве пару лет назад, и никакой семьи тоже не стало.

    Ни-че-го. Только яркие картинки в голове, возникающие от любого триггера. Громкий звук, фейерверки на День Независимости, лай собак, гудок автомобиля - почти все, что составляет обычную бытовую жизнь. Непрекращающийся кошмар. Деймон несколько раз пытался покончить с собой, и дело заканчивалось постыдной истерикой со слезами и соплями. Он сломался окончательно, не в состоянии сделать последний шаг.

    This desert rose
    Whose shadow bears the secret promise
    This desert flower
    No sweet perfume ever tortured me more than this

    В тот день Деймон ввалился в кафе Криса почти под закрытие. Стакан пива - все, что нужно для принятия жизни такой, какая она есть. Хотя бы до полной темноты - тогда наступит время кошмаров. Вроде день прошел не так плохо, как обычно, Фокса почти не мучали флешбеки, да и паническая атака была всего три раза. Он даже успел заработать на выпивку, а не брать ее в счет долга, как обычно.

    Кристофер всегда шел ему на встречу, и Деймон пытался всегда как-то отплатить за его доброту. Что-то чинил, где-то таскал, разгружал продукты... Что-то, что находилось сделать в кафе, пока сыновья Криса были заняты. Где-то краем сознания Фокс осознавал, что ему нужно что-то делать, через немогу, через себя, иначе темнота и яркость песчаной пустыни поглотит его окончательно, оставив в кошмарах кровавых рек и горящего мяса.

    Владелец указывает на девушку за столиком, и парень пытается приглядеться, осознать, кто это, и почему ее лицо кажется знакомым. Из прошлой жизни. Где было все солнечно без перебора, все ярко, но без крови. Так давно... Боясь напрягаться, опасаясь любых видений, Деймон подхватил бокал, и направился к знакомой незнакомке нетрезвой походкой.

    Сев напротив нее, парень наклонил голову, прищуриваясь... Так годы легко слетали с лица девушки, превращая ее в достаточно хорошую знакомую.

    - Лиза! Ого! Какими судьбами в нашем захолустье?! - Деймон развел руками, показывая, что конкретно имел ввиду под этим захолустьем. Он всегда знал, чем она занимается. Более того, неоднократно проводил время в ее обществе и после отъезда Кловер из Остина. Через Интернет, разумеется... А потом война, и стало вообще не до этого. Сейчас это была всего лишь старая знакомая, с которой можно было поговорить о "тогда". Когда все было хорошо.

    And now she turns
    This way she moves in the logic of all my dreams
    This fire burns
    I realize that nothing's as it seems

    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТС[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    Отредактировано Eva Black (2022-04-10 18:35:44)

    +5

    4

    Узнать Деймона Фокса трудно, однако не непосильно. И дело не в том, что его прежде смазливое школьное лицо сейчас порезано и поросло шрамами, но в том, что Лиза не видела его около пятнадцати лет. Собственно, и вспомнить бывшего одноклассника получается только потому, что они когда-то крутились в одной компании: она спала (для шестнадцати или семнадцати лет это равносильно понятию встречаться или мутить) с Тайлером, капитаном школьной команды по футболу, в которой Фокс тоже играл. Однако, в отличие от того же Тайлера, Фокс получал хорошие отметки своим умом, а не только в счет горы мышц и спортивных показателей в честь школы. Вернее, горы мышц у него не было, но заслуги были. По нему ссались девчонки всех возрастов, он нравился всем – и мелким сестрицам своих переполовзрелых к старшим классам школы приятелей, и даже некоторым из их молодящихся мамаш-домохозяек. Он был похож на принца Каспиана. Можно было бы сравнить его и с другими принцами, но, пожалуй, не с Гамлетом, например, потому что Лиза не читала Шекспира, а то, что слышала про всем образованным людям известного датчанина, создавало впечатление, что он был какой-то бледный и нудный тип с трудностями самоопределения и принятия решений. Это все, что Кловер поняла из уроков литературы, на которых жевала жвачку и рисовала в тетради черепа под завывания миссис Джинджер: «Бедный Йорик! Я знал его, Горацио: это был человек с бесконечным юмором и дивною фантазией!» Миссис Джинджер, помнится, руководила школьным театром, и Фокс в нем даже что-то играл. Не Ромео ли? Короче, Лиза знала типа, который теперь подвалил к ней и сел напротив, крепко держа в руках запотевшую бутылку местного пива.

    Фокс таращится на нее: черный взгляд скользит по ее белому каре и обрывается с ним на уровне плеч. Всматривается в лицо. Кловер смотрит в ответ в легкой полу-усмешке. Она не пялится на его шрамы, потому что повидала за жизнь достаточно уродов, и дело не всегда было в их физиономиях. На их мордах вообще могло не быть никаких изъянов, они даже могли быть охуенно красивыми.
    – Привет, Фокс! А ты не в курсе? – цедит колу через трубку, та как всегда приторно сладкая: такой здесь у нее вкус, как будто для Остина специально досыпают сахара, чтобы скрасить тоску от жизни здесь. – Получила приглашение встретиться. Диана, наша прима-балерина, собирает класс на ужин, – в свою честь, разумеется, как бы это мероприятие ни преподносилось. – И я заехала проведать Кристофера и поесть на халяву по старой памяти, – салютует старику своим стаканом. Тот улыбается и качает головой.

    Она думает о том, что, пожалуй, местные ребята, кто остался в Остине, в курсе того, что Фокс безвозвратно растерял прежнюю свежесть и, похоже, обзавелся проблемами в куда большем количестве, чем порезов на лице и волос в многодневной щетине. Поэтому он и правда может быть не при делах и ничего не слышать о внезапной встрече выпускников. Где же его так помотало? То, что сегодняшнее его состояние в принципе каждодневное его состояние, сомнений нет. Лиза в этом кое-что смыслит, ей не надо быть Шерлоком, чтобы по брызгам синей краски на его куртке определить, что на внешний вид и шмотки ему плевать. – А жизнь тебя помотала, да? – спрашивает Кловер. У нее в голосе нет ни жалости, ни пренебрежения. Просто вопрос. – Чем занимаешься?

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    5

    Он приподнимает бровь, изображая заинтересованность, чего ему неизвестно. Ему многое неизвестно, на самом деле. Кто с кем спит, кто сейчас президент... Ему даже неизвестно, в какую сторону вращается Солнце - этот факт никак не влияет на вращение его самого по этой чертовой планете. Если бы об этом кто-то узнал, может, более романтично настроенные барышни назвали Деймона Шерлоком, которому тоже было глубоко фиолетово, что вокруг чего вращается: Солнце вокруг Земли, или Земля вокруг Солнца.

    Правда, Фоксу было далеко до разума детектива. Годы алкоголизма не прошли даром, зацикленность разума лишь на одном эпизоде тоже не способствовали развитию мышления... Дей остался с той информацией, что у него была в школе, больше не развиваясь ни чтением, ни искусством, ни спортом... Хотя, из-за тех же мучительно-тяжелых физических работ, которыми по первой парень себя убивал, его тело стало суше, чем даже в армии, а там было не до набирания жира, и от стресса, и от палящего солнца.

    Только не находилось желающих раздевать Фокса по собственной инициативе. Да и он не страдал от нарциссизма, чтобы разглядывать себя самого в зеркало, одетый он, или раздетый. Единственное, что помнил и принимал как аксиому, нельзя вонять. Нельзя категорически. Да, одежда могла быть испачкана в строительных материалах, но душ Деймон принимал порой несколько раз в день, натирая свое тело до красной кожи.

    Это было еще одним проявлением ПТСР. Фокс видел, как вшивели и покрывались болячками те, кто по жаре игнорировал требования гигиены. Он видел, что на раздраженную потную кожу нападали слепни, и могли отложить свои личинки. Ты просто чувствовал укус... На жаре любой необработанный порез мог привести к ампутации. И Деймон мылся, каждый раз возвращаясь в старенький дом - наследство от матери. Да, вода так же смывала и алкоголь, и он трезвел, и снова плакал, но не мог остановить этот порочный круг.

    Дей хрипло рассмеялся во весь голос на предположение Лизы. О да, еще как помотала! Мордой об асфальт, о песок, об оружие! Так, стоп, нельзя намеренно об этом думать! Сделав пару медленных вдохов и выдохов, как когда-то давно учила психиатр, парень выпил пару глотков холодного пива, прежде чем вообще открывать рот.

    - Я был в Ираке. И вернулся не весь, - и пусть понимает, как хочет. Для себя Фокс определил, что оставил в той стране свою восточную внешность, молодость, сон, крепкие нервы, оптимизм, разум... И не получил ничего взамен, кроме безостановочных кошмаров, алкоголизма и панических атак. Ну, и бонусом - беспросветную тьму без малейшего лучика надежды на светлое будущее.

    - Как ты видишь, я сейчас не очень общительный. И вряд ли сучка-Диана снизойдет до того, чтобы позвать МЕНЯ в свою прекрасную жизнь, - он снова усмехнулся, салютуя бутылкой.

    На удивление, в отличии от многих, пострадавших в войне вообще, Деймон никогда никого не винил. Он не спрашивал "За что мне это?! Почему я?!", не обвинял правительство, власть, начальников армий - ничего. Не завидовал тому, что его жизнь пошла под откос, а одноклассники, да и вообще, все окружающие, чего-то достигли. Тех же банальных материальных ценностей общества, вроде машины, дома, работы, семьи, детей, собаки, белого, мать его, заборчика...

    Он слишком был поглощен своим безумием, чтобы обращать внимание на жизнь кого-то еще. Тут бы сохранить разум хоть насколько бы нибудь, не получить статус "шизофрения" в и так пухлой медицинской карте, не загреметь по принудиловке в психушку... Уже нет матери, которая возьмет его под свою опеку, никто не вытащит его из тех белых стен. А возвращаться туда по доброй воле Деймону ой как не хотелось!

    - А ты как, красотка? Все так же радуешь мужчин? Ты была прекрасна, отдаю тебе должное! Следил за каждым роликом, - Фокс салютует снова бутылкой, изображая подобие улыбки. Для него это был действительно комплимент, без каких-то заигрываний, пошлостей, мерзости... Он не старался ее унизить или оскорбить - ему ли об этом думать? Но он хоть кому-то мог сделать пусть и корявый, но комплимент! Дей считал, что это особенное событие в его жизни, и даже стоит отметить его в календаре: день, когда он просто разговаривал с человеком.

    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТСР[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    +4

    6

    Фокс смотрит на нее взглядом человека, который раздумывает о том, а не достать ли пушку и не расстрелять ли праздно шатающихся американских граждан, выбравшихся семьями в парк аттракционов в погожий воскресный день. За гулом механизмов, музыки и воплей с горок мало кто сразу обратит внимание на хлопки и крики: вдруг это реакция на представление. Лиза, к слову, лет сто не бывала на аттракционах, ей их вполне хватает в жизни. Карьера в порно и вовсе наделила слово «паровозик» иными смыслами. Она, кстати, может быть, потому и ненавидит уродливые детские паровозы в торговых центрах.

    Кловер смотрит на Фокса и думает, что он сильно повредился головой. Обретя для себя это знание, боится ли она его теперь? Нет. И это не от какой-то там природной смелости, а просто так, от пофигизма. Ну, подумаешь, мелькнуло что-то у Фокса в глазах, что может сорвать его внутреннюю чеку, и что теперь? Вряд ли она успеет спрятаться, нужно просто быть наготове. – Ирак? Пиздец, – отвечает Лиза. Что такое Ирак, она в курсе, хотя смутно представляет, где он находится. Впрочем, один из их президентов путал Австрию с Австралией, а у него не одна только средняя школа за плечами. В чем именно Фокс вернулся, по его словам, не весь, Кловер предпочитает не спрашивать. Обе руки у него на месте, к тому же он вроде бы не хромал – значит, что и ноги сохранились. Может, ему вырезали почку? Отрезали часть печени? Или, что не менее ужасно, лишили члена или яиц? Ну мало ли какие могут быть ранения. В любом случае уточнять не стоит. А если он про порядок в своей голове, то тем более.

    – Ну вообще-то ты очень общительный, ведь это ты подсел ко мне, – усмехается Лиза. Нет, она не против его компании. У нее нет других кандидатов. – Ну отчего же, она могла бы пригласить тебя, чтобы на твоем фоне ее прекрасная жизнь была еще более прекрасной, – пожимает плечами, подносит колу ко рту и фыркает в стакан: – А то, боюсь, моего фона может оказаться недостаточно! – покоцанный ветеран войны и порноактриса – чем не отличная пара паршивых овец? Парадокс, правда, что его-то положение заведомо выигрышней: он герой, он защищал страну и демократию и пострадал за это, а она расшатывала традиционные ценности этой самой страны. Они, между прочим, на консервативном Юге, и хорошо, что миновали времена, когда на нее давно бы уже повесили алую букву. Ей бы не пошло.

    Видимо, ее шуточки действуют на Фокса благотворно. Он больше не похож на без пяти минут массового убийцу, и даже его тон становится малость беззаботным. Ну, насколько это возможно. Он, оказывается, ее большой фанат. Кловер улыбается. Искренне ли – вопрос. В любом случае, и в неудовольствии ее нельзя обвинить. Стыд тоже не про нее. – Если ты следил за каждым моим роликом, то когда же ты успевал воевать? – смеется. Ну а что, ее видеография весьма обширная, это факт. Все-таки пятнадцать лет в индустрии. Иногда (или же очень часто) ее посещают дурацкие мысли. Например, что если бы заветы хиппи исполнились, и все бы занимались любовью, а не войной, ну или за неимением пары – смотрели порно? Некогда было бы вести войны, все бы работали на производстве бумажных салфеток и вибраторов и смотрели кабельное, а не CNN. Что была бы за жизнь!

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    7

    Деймон смеется вместе с ней, так, словно сбрасывает с себя эти пятнадцать лет поражений, словно на минуту оказывается вновь подростком, перед которым вся жизнь впереди. Нет, а что? Красивый, общительный, обаятельный, умный, да еще и спортсмен! А как играл на сцене Ромео! Все девочки бегали за ним, только бы он изобразил сцену с поцелуем...

    А сейчас на ум постоянно приходила другая фраза из той же трагедии: "Так посоветуй, как мне бросить думать.". Выключить мозг хоть на пару минут, ничего не анализировать, не шугаться от звуков и людей, не вспоминать ничего... Вообще. Это практически невозможно, нереально. Выпьешь слишком много - твой организм начнет тошнить, погружая в еще ярче фантазии-флешбеки. Слишком мало - это не поможет от слова совсем.

    Где эта чертова грань, Фокс пытался понять уже много лет. Может, ему просто требовалось переключаться на кого-то менее безразличного к нему самому? Например, написать в общество "Жен зеков", каких-нибудь, к нему бы приехала монашка, и стала за ним следить? Ну да, конечно... Мечтать не вредно.

    - Знаешь, Кловер, если бы твои ролики смотрели не только мы, войны вообще бы не было, - его признание такое же, словно перед ним сидела обыкновенная актриса. Та же Меган Фокс, или Сара Джессика Паркер... Совсем современных Дей не знал, ну, кроме самой Лизы, конечно. Ему как-то не до походов в кинотеатр было... - Лучше бы все трахались друг с другом, чем с оружием...

    Вздохнув, поморщившись, так как совершенно не хотел больше касаться этой темы, парень отпил из бутылки и приподнял ее, оценивая содержимое на количество. Сделать еще глоток сейчас, или растянуть на такое увлекательное общение еще?

    Занятый бутылкой, Фокс не обращал внимание на троих мужиков через несколько столов от них. А вот они как раз поглядывали на своеобразную парочку, причем с неодобрением. Видя, что девушка реагирует без энтузиазма на реплики пьяного Деймона, мужчины поднялись с места, и все втроем подошли к столику бывших одноклассников. Потом Фокс признал, что сам поступил бы так же, наверное, будь хоть немного потрезвее.

    - Эй, пьянчуга, мы с тобой разговаривали уже, берешь выпивку - бери, а к честным девушкам приставать не смей! - грубо заговорил стоящий совсем рядом с Деем мужчина, и Фокс недоуменно перевел взгляд с бутылки на него. Затуманенному мозгу требовалось время, чтобы понять, откуда они взялись, нахрена вообще, и где тут честная девушка, чтобы к ней начать приставать.

    - Ты про Лизу сейчас? - вполне вежливо уточнил Деймон, а потом оказался в воздухе, поднятый за плечо достаточно крепким мужиком. - Эй! Оставь меня в покое!

    Его расстроила утрата бутылки, которая выпала из руки при неожиданном перемещении в пространстве. Стекло не выдержало встречи с крепким столом, и раскололось, выливая остатки пива на всю столешницу.

    - Пойдем поговорим, я научу тебя вежливости! Еще и намусорил! Совсем страх потерял, пьянчуга!

    Пользуясь своими габаритами, мужик продолжил за плечо вытаскивать Фокса из кафе в принципе, не смотря на его вялые сопротивления. Деймон не мог понять, что происходит, было неудобно перед Кристофером за разлитое пиво, перед Лиз за то же самое... А еще этот алкоголь...

    Фонарь на парковке ударил в глаз при выходе из здания, и Фокс потерялся в реальности. Снова флешбек, снова он в Ираке, и на него напали, пытаясь сделать то же, что и с менее везучими однополчанами. Его сейчас будут мучить, вырезая по коже ритуальные символы, отрезая палец за пальцем, пока не перережут горло, чтобы он чувствовал каждую утекающую каплю крови из собственного тела...

    Захрипев, с совершенно безумным видом, Фокс перебросил через плечо схватившего его мужика, налетая сверху и принимаясь ожесточенно избивать его кулаками. Он не позволит себя убить!

    Его отбросили двое товарищей упавшего, уже потерявшего все зубы от крепких кулаков Деймона. И если пару ударов бывший военный на одних инстинктах, без всякого зрения, смог заблокировать, то после одного пропущенного согнулся, а потом и вообще упал, закрывая лицо и живот руками. Кровавая пелена ушла, оставив темноту и пустоту.

    - Нет, ты посмотри на него, что он сделал с Генри! - где-то вдали, в другой реальности, раздались голоса, и Фокс откашлялся, пытаясь восстановить дыхание. Во рту был привкус крови, такой знакомый и привычный... Решив, что пока полежит, потому что торопиться некуда, Деймон замер в том же положении эмбриона на пустой парковке. Трое напавших мужчин уехали на пикапе в больницу, причитая, что у Генри не хватит страховки на такое количество зубных протезов. А Фокс просто наслаждался влажным асфальтом под своей щекой, радуясь, что это не раскаленный песок...

    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТСР[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    +1

    8

    В какое-то время Фокс как будто стряхивает с себя свое безумие, и, хотя он пьян, его слова звучат вполне вменяемо. Не по выражению, а по смыслу. Да, вряд ли все могут ни с того ни с сего начать трахаться друг с другом, они ведь не герои фильма «Парфюмер» и даже не участвуют в съемках чешской порно-оргии на сотню с лишним человек. Просто в его тоне чувствуется горечь. Или это все от пива, кто знает? Лиза пожимает плечами, думает сказать, что лично она бы, может, предпочла повоевать, потому что уже заебалась в прямом смысле, но решает, что Фокс ее шутку может и не оценить. Ну, ладно.

    Видимо, компания каноничных байкеров, наблюдавшая за ними, решила, что ее заминка – это свидетельство ее утомления собеседником. Эта троица, завернувшая в кафе только что, похожа на чуваков из «Сынов Анархии», только уже потрепанных жизненным опытом. Не Чарли Ханнэмы, короче, но еще вполне бодрятся и способны удержать под собой байк, хотя, возможно, за ночь встают поссать уже почаще одного раза. Кловер посмотрела на них только раз, а вот они на них с Фоксом, очевидно, нет, потому что вдруг решили совершить подвиг и спасти ее. И может быть, что она сама уладила бы ситуацию и дала понять, что не нуждается в защите, но только выпад Фокса в ответ на честную девушку провел черту под чужим решением ему вмазать. Ей только остается закатить глаза, потому что известно, как события будут развиваться дальше.

    – Эй, эй, ребята, оставьте его! Вы что, не видите, что он просто пьян? – Кристофер пытается вступиться, но эти трое не местные, так что авторитет опрятного старика им ни по чем. Один из них бросает что-то типа: успокойся, папаша, мы просто с ним поговорим, проведем воспитательную беседу. И они встряхивают Фокса как куклу, не очень-то деликатно вытаскивая из-за стола, а потом быстро – на улицу.
    – Я вызову полицию! – кричит Кристофер, а Лиза соскакивает со своего места и жестом показывает ему, что не надо этого делать. И хватать из подсобки ружье, которое наверняка всегда там, как и раньше, тоже. Зато она ныряет за прилавок кассира и хватает оттуда биту. Что же, в кафе и правда ничего не изменилось, разве что бита новая, без зазубрин, которые она могла на них оставить давным-давно, лет эдак двадцать назад.

    За все время, пока они были в кафе, на парковке не появилось новых тачек, кроме пикапа. Минивэн семейства стоит на своем месте. То есть эти ряженые в косухи мудилы – мудилы? Лиза стучит битой по капоту, привлекая внимания тех, кто пока не занят выбиванием духа из Фокса. Он, впрочем, тоже не сдается, и звуки драки как всегда отвратительны. Вмешаться в это Лиза не может – ее просто прихлопнут, не заметив, но зато на нее обращают внимание. – Еще раз ударите его, и я разъебу вам тачку и скажу, что вы хотели меня изнасиловать, а он вступился! – хорошенько замахивается, как будто готова отразить самый важный бросок чемпионата. Мужики смотрят на нее, дурную, на своего приятеля без зубов, на скорчившегося на асфальте Фокса и решают, что с них всех хватит. Они предпочитают ретироваться, а Кловер подскакивает к Фоксу. – Да не дергайся ты! – оглядывается. На пороге кафе стоит Кристоф, остальные пытаются что-то рассмотреть сквозь окна. – Принеси аптечку! – возвращаться внутрь в таком виде – плохая идея. – Дай посмотрю, – берет его лицо. – Ну, хуже твоя физиономия не станет, – им вообще повезло. Все произошло быстро, пиздец. – Отделаешься царапинами. Садись.

    Кристофер приносит аптечку, полотенце и ее сумку. Освещения в целом хватает, чтобы вытереть салфетками лицо Фокса и обработать раны. Лиза, правда, тот еще лекарь, поэтому щедро льет антисептик и клеит пластырь без соображений красоты. Просто чтобы надежно. – Надо тебя отвезти домой, хватит приключений, – говорит Лиза. – Вызову такси. Согласен? – даже если и нет. Она собирается выгрузить его на пороге дома и так посчитать свой долг выполненным. Откуда, к слову, он, этот долг, ей вообще достался? Недостаточно, разве, что приехать сюда – уже подвиг с ее стороны? – Можешь встать? Мы не на поле боя, я тебя не потащу, Фокс.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +1

    9

    Вот только пострадать никто ему не дал. Дернувшись от чужих прикосновений, все еще в режиме "защиты", Фокс взял себя в руки, понимая, что это Лиза примчалась выручать его. Да, стоило этого ожидать, если прикинуть, что за пятнадцать лет в характере девушки не много чего и поменялось.

    Кловер всегда отличалась какой-то задиристостью. Возможно, жизнь приучила защищаться нападением, потому что по-другому налетят и сожрут. Вот и атаковала первой, иногда и заранее. Заблаговременно - вот это словечко из бывшего лексикона первого ученика школы.

    Пока старая знакомая пыталась привести его в хоть какой-то, относительный, порядок, Деймон смотрел на нее и гадал - как так жизнь повернулась? Не он вступается за нее перед ребятами, защищая, посмотрите-ка, честь девушки. А она с битой кидается на трех мужиков, чтобы защитить его.

    Фокса посетило еще одно воспоминание, на удивление и радость, никак и никаким боком не связанное с Ираком и песком. Им было по шестнадцать, и Лиза только начала "встречаться" с парнями. Те, на перекурах за трибунами, гордо хвастались, "как глубоко берет эта сучка", и строили планы, чтобы еще с ней сделать. Почему-то пацаны искренне верили, что если Кловер делает минет, то и дальше будет подчиняться в безумных постельных планах, вставая во все те позы, что могут прийти в голову лишь озабоченным подросткам.

    Деймон именно поэтому (ну, почти только поэтому) никогда не прибегал к "услугам" Лиз. Правда, потом отрывался за просмотром ее роликов, но это совершенно иное, не так ли? И тогда, стоя за трибунами вместе со своей командой, он в ультимативной форме потребовал, чтобы Кловер оставили в покое, и если он узнает о насилии над ней, то разберется лично с теми, кто это сделал. А он - обязательно узнает.

    Для него это был лишь способ выжить. Точно такой же, как его решение пойти в армию по контракту, потому что мать заболела и требовалось лечение. И не было возможности заработать денег как-то еще, по-другому - они были нужны прямо сейчас. И армия дала эту возможность. По сути, Деймон обменял свое здоровье на мать. И опять же, вот по этому поводу никогда не переживал. Все случилось так, как случилось. Толку-то от соплей?

    Задумавшись, Фокс даже не сразу услышал требование Кловер подняться на ноги, но с трудом его выполнил. При детальном внимании, ноги, хоть и дрожали от переизбытка адреналина в крови, пострадали не так явно, как то же самое, многострадальное, лицо. Да и защищался Деймон привычно, давным-давно зная на рефлексах, как сберечь самые ценные органы и не допустить оглушающих ударов, отправляющих в долгий нокаут.

    - Спасибо, - просто высказал парень, стараясь не сильно надавливать на девушку, пока они с ее помощью шагали поближе к крыльцу, откуда подниматься в машину будет проще. - Адрес... Угол 3-й и Брукс.

    Дей тяжело сел на ступеньки, встряхнув головой, как промокший пес. Антисептик попал в глаза, и пришлось тщательно вытирать лицо руками, чтобы прекратило так сильно щипать. Душ, ему просто жизненно необходимо требовался душ. Аж все тело зачесалось от страстного желания оказаться под теплой водой.

    - Спасибо тебе, - Фокс не знал, почему так важно было поблагодарить Кловер, которая в принципе не была ему ничем обязана.
    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТСР[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    +1

    10

    Глаза Фокса черные и бездонные и как дыры, никакого романтического момента в том, что Кловер таращится в них дольше всякого условно положенного времени, нет. Она просто проверяет, в себе он или отсутствует. Если второе, то хер пойми, что с ним делать. Не звонить же в больницу или в психушку. Или звонить? Блядь, ну за что ей так везет на таких – попадающих в передряги? Однако Фокс все-таки на ней фокусируется и благодарит. Хорошо. Связь с реальностью установлена, так что все остальное будет уже половина дела.

    Черт побери, это же Деймон Фокс! Один из первых красавчиков школы, неглупый и не гондон, что вообще большая редкость. Когда боженька в материнском эмбрионе шпиговал его талантами, то он, похоже, нарушил баланс, иначе как объяснить то, что теперь с ним сталось? Или красавчик успел в чем-то провиниться? Страшно нагрешил? Кловер хлопает его по плечу, типа: вот и славно, значит, домой. Хватит с них обоих приключений. Они так и остаются на улице, пока Кристоф вызывает им такси, но как назло никто не едет. Ловить попутку тоже не вариант – кто их с такой физиономией Фокса рискнет посадить к себе без опасения быть порезанным? Вид у них обоих еще тот. Кловер, конечно, выглядит весьма привлекательно автостопски, но вдвоем они больше похожи на компанию каких-нибудь преступников. Тогда Кристофер говорит, что сам отвезет их, а в кафе оставит за старшего парня на кассе. За час ведь, говорит он, ничего не случится. О, Лиза бы поспорила о том, сколько всего может произойти, но молчит. Пожалуй, это самое лучшее решение в их ситуации.

    Старик знает, где живет Фокс, поэтому Кловер просто полагается на него. Она едет на переднем сидении его не менее старого мустанга, и, к ее удивлению, тачка еще жива и очень даже бодро рычит. Они переговариваются о всяком, а Фокс то ли дремлет, то ли просто залипает сзади. – Проверю, что он улегся, и поеду в отель, – говорит Лиза Кристоферу. – Возвращайся, я справлюсь, – отвечает на его предложение остаться самому. Оборачивается, просовывается между кресел и толкает Фокса. – Приехали, приятель. Выгружайся.

    Он то ли продремался немного, то ли, пока его били, ему немного поправили мозги (надолго ли?), но Фокс стоит на ногах потверже, чем с полчаса назад. Он плетется по дорожке к крыльцу своего дома по относительно ровной траектории, шарит в горшке с пожухлым цветком у двери и достает ключ. Лиза заходит в дом следом и зажигает свет, потому что Фокс шарашит дальше на автопилоте.

    – Ну, как ты? – дом как дом, весьма даже чисто, без коробок из-под пиццы, по слоям из которых можно было бы определить год, или батареи пустых бутылок. Однако, судя по фотографиям на стенах, это дом его предков, а не его собственный, поэтому он сам кажется здесь каким-то чужеродным. Он его и не обжил под себя толком. И не похоже, что старался. – Если я оставлю тебя, будешь вести себя хорошо и ляжешь спать, а не отправишься на приключения? – спрашивает громко, потому что Фокс пропал из вида. Словно испарился.

    ...Кловер застает его в дверях ванной. Он привалился спиной к деврному косяку и со всей сосредоточенностью пытается расшнуровать ботинки. – Так что скажешь?

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +1

    11

    Связь с реальностью иногда пропадает - все каналы перекрывает желание оказаться в ванной. Чтобы не застонать от этого, Дей даже прикусывает язык, и понимает, что это было ошибкой - там слишком тонкая кожа из-за многочисленных прикусываний, и рот снова наполняется кровью. Кровь - душ, душ - кровь, и снова, и снова, и снова по кругу... Упираясь локтями в колени, парень закрывает лицо, снова обращаясь к дыхательной гимнастики. Медленный вдох, медленный выдох, не давать себе думать о чем-то еще. Вдох, выдох... Темнота.

    С закрытыми глазами он послушно садится в машину, и не открывает их даже после приезда. Вдох-выдох, ни единой мысли нельзя, иначе это обернется приступом. Воспоминаний, боли, или чего угодно - Фокс это знает, и на автопилоте идет к дому, открывает дверь... Все так же - с закрытыми глазами.

    И - вот она ванная. Уже можно открывать глаза и держать в голове мысль на повторе "Я в ванной, сейчас приму душ". Слова прошедшей за ним Лиз не трогают, и не отвлекают от методичного обнажения. Нет ни стыда, ни совести, он просто расправляется аккуратно с ботинками (ставя их по линеечке вдоль коврика), стягивает куртку, майку... На его шее видны продолжения тех же шрамов, что и на лице, которые заканчиваются на уровне сердца. Великолепный пресс, на века высушенный в Ираке, не поразило ни одним изъяном, и если прикрыть лицо - можно сказать, что Деймону снова лет 18.

    - Я не лягу спать, - до его сознания доходит вопрос Лиз, и он мотает головой, не глядя на Кловер, переключаясь на ремень джинсов. - Мне нельзя спать трезвым.

    Справившись с застежками трясущимися руками от предвкушения вожделенного душа, Фокс наконец-то полностью голый залезает в ванну, включая воду. Он даже застонал от удовольствия, почувствовав потоки на своем теле. Успел, не сорвался, не схватил приступ... Его действия не несут какой-то показательный характер, он не делает это соблазнительно для наблюдателя, потому что не помнит ни о ком вокруг. Сейчас есть только вода, которая смывает кровь с его тела, жесткая мочалка и привычно пахнущее мыло.

    Сквозь закрытые веки, Деймон вспоминает о возможном присутствии девушки в своем доме. Вот оно, воздействие воды - он трезвеет, рассудок становится кристально-чистым, и в такие моменты хочется верить, что он не только чистый, но и единый. Как правило, это продолжает до первой попытки заснуть на трезвую голову...

    - В холодильнике пиво. Если не торопишься, мы могли бы продолжить встречу выпускников, - громко, перебивая шум воды, сообщает Фокс, не глядя по сторонам. Она могла давно уйти, и это было бы логично. Тогда бы Деймон все равно нашел ее завтра, уже более нормально поблагодарив за сегодняшнюю заботу. Но почему-то хотелось наивно верить в то, что Лиз дождется его из душа, и они еще хоть чуть-чуть поговорят. О чем угодно, хоть о погоде. Фокс цеплялся за внезапно появившегося собеседника, который не смотрел на него как на полного опустившегося пьяницу. Она помнила его другим, и сейчас, под целебной водой, хотелось соответствовать себе-другому. Он же мог это сделать? Притвориться на один вечер, что его жизнь не такое дерьмо, каким является? А она?

    Почувствовав, что на теле нет ни одного неочищенного участка, Дей вздохнул и выключил воду. Привычно ступил на коврик, привычно обернул полотенце вокруг бедер, привычно не посмотрел на свое отражение в зеркале. Там был не он - а украшенный шрамами мужик. И кто сказал, что шрамы украшают мужчину? С другой стороны, Деймону еще повезло - при таком разрыве гранаты, под который попал он, обычно либо не выживают, либо лишаются глаз, носа, ушей... А у него всего лишь посечено лицо, шея и часть груди. Глаза на месте, и видят все так же хорошо - лишение зрения тоже было возможным...

    Усмехнувшись своей "везучести", Фокс пошлепал босиком в сторону кухни, задумываясь над тем, сидит ли там Кловер с пивом, или уже нет никого.
    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТСР[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    Отредактировано Eva Black (2022-04-17 11:04:37)

    +1

    12

    Она глядит на Фокса, не краснея и не спеша отвести глаза. Телесное, собственное или чужое, давно перестало иметь для нее какое-то значение. Лизу Кловер сложно смутить наготой, у нее взгляд, каким смотрят, возможно, врачи, и обратная сторона этого оборачивается тем, что она забывает, что сама может заставить кого-то чувствовать неловкость. Однако ее бывший одноклассник, а теперь черт пойми кто, как будто и сам не обращает на нее внимание. Он сосредоточен то на борьбе со своими шнурками, то с ремнем. Трудно понять, действительно ли Фокс так пьян, что испытывает трудности с координацией, или дело в полученных тумаках, слегка повредивших его и без того несчастливую голову. И вряд ли он на войне приобрел способность читать мысли, но тем не менее, как будто сделав это, отвечает Кловер, что не ляжет спать, потому что трезвый. Бессонница от трезвости ей знакома, вряд ли тут могут возникнуть какие-то вопросы, и аргументация не требуется.

    Лиза наблюдает, как Фокс исчезает в душе и задумывается о том, что дальше: дождаться его или уже свалить. Собственно, первый вариант не имеет необходимости. Она ведь вроде как выполнила свой долг перед ним: доставила домой, и ее совесть может быть чиста. Однако Кловер отчего-то стремно, и источник этого ощущения непонятен. Блядь, а если она свалит, и Фокс, чистый и белый после душа, возьмет да и застрелится? Или повесится? Она ведь пробудет в Остине еще пару дней и успеет узнать об этом, потом будет считать себя виноватой. Ну, типа, он может очень сильно огорчиться, что его не пригласили на ужин выпускников, а жизнь у него и так не поездка в Диснейленд. У него ведь с головой не все в порядке, мало ли что может стать последней каплей? Лиза закатывает глаза. Ей очень часто хочется выдрать саму себя за сердобольность или типа того. И да, она не торопится.

    В холодильнике действительно есть пиво, а еще какая-то колбасная нарезка, половина булки и масло. Ничего, кроме пива, ей не интересно, и Кловер достает упаковку на шесть банок целиком. Выцарапывает себе одну, открывает и приземляется на диван. Подумав, укладывает ноги на край журнального стола. На нижнем ярусе лежат, кажется, порножурналы. Горячие азиатки икс-икс-икс. Эти голые тела ее не занимают тоже. К тому же Фокс уже взрослый мужик, живет один и, если у него нет приобретены проблемы с потенцией, то не прятать же ему смачное чтиво под кроватью как в пубертате? Кловер снова принимается рассматривать гостиную. Ничего особенного, правда, даже на второй взгляд тут нет. Школьные фотографии Фокса выглядят как рекламные подложки, кажутся какими-то нереальными и не про него. Особенно те, где он в шапочке выпускника школы. Рядом, очевидно, мать. У него, что, не было подружки?

    Ее размышления прерывает сам Фокс, нарисовавшийся перед нею. Чистый и свежий, да. Заполировать бы эти шрамы, и пиздец бы каким он снова стал красавцем. – А с кем ты мутил в школе? – спрашивает Кловер, отпивая из своей банки. – Не могу вспомнить, – да и не то чтобы она интересовалась, если подумать. Но вот сейчас ей вдруг стало любопытно. Ну, типа, что с этой зазнобой теперь? Он в курсе? Завидует? Фокс сам сказал, что они продолжат встречу выпускников.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +1

    13

    На удивление, Лиза все еще там, и даже нашла пиво, вполне комфортно устроившись в гостинной. Даже Деймон так себя тут не чувствовал. После смерти матери он был в прострации, и дом, в котором вырос и прожил всю жизнь, воспринимал... декорациями. Бутафорией. Чем-то ненастоящим. Словно сейчас кто-то может прийти и выгнать его. Хотя по документам все было в порядке, мать успела переоформить недвижимость на сына, а ипотеку выплатили давным-давно. И служба в Ираке дала возможность не пользоваться закладными... Сейчас бы Фокс мог потерять дом, не в состоянии стабильно оплачивать взносы.

    Принеся с кухни упаковку пива полностью, парень поставил ее на журнальный столик около ног Лиз, не сказав ей ни слова по поводу позы, и рухнул в кресло, открывая банку и себе. Выдохнув после первого же глотка, удовлетворенно прикрывая глаза, Деймон перевел взгляд на одноклассницу.

    - С кем я мутил? - внезапный вопрос, выбивающий из режима эйфории и расслабленности. Дей посмотрел по сторонам, словно в поиске того, что могло сподвигнуть девушку на подобный интерес, и натолкнулся на школьные фотки, развешенные по стенам. Ну, конечно...

    - С Дианой, - хмыкнул Фокс, отпивая пиво. - Еще была Трейси, Гвен, и... - парень нахмурился, пытаясь вспомнить последнюю. Ведь она обещала его ждать, провожала в розовом платьице на аэродроме, все как в кино... Они еще вместе играли "Ромео и Джульетту". А когда она увидела его после ранения, в бинтах, то растворилась в темноте и красном свете, окружающих Фокса с тех пор почти на постоянной основе.

    - Черт, как же ее звали? Блондинка такая, как кукла. Джульетту со мной играла в школьном театре... Это помню, ее розовое платье - помню, что губы не закрывались, потому что пухлые такие - помню, а вот имя выпало. Мда... Слушай, где-то была ее фотография...

    А если бы Лиза не спросила, он бы и не вспомнил про этот эпизод своей жизни. А ведь Деймон делал ей предложение, и договаривался о свадьбе после его возвращения. Мать тогда только хмыкала на это. Говорила, что они слишком юные для свадьбы. Наверное, поэтому и нет ни единой совместной фотки на стенах, хотя мать любила фиксировать любое его важное событие в жизни... До войны. Наверное, поэтому и на первый взгляд, жизнь в этом доме, да и в голове самого Фокса застыла на уровне старшей школы.

    Хмурясь, парень поставил банку пива и присел перед шкафчиком под телевизором. Он убирался в доме, регулярно, это было так же важно, как принимать душ, все должно было быть чистым и на своем месте, вот только эти места установила еще мать. Дей не переставлял ничего вне своей комнаты и холодильника. Да и там, как заведено, яйца - на верхней полке слева, колбаса посередине справа, молоко - на дверце. Когда они были, конечно.

    Найдя нужный альбом, Фокс сел на диван к Лиз, и раскрыл на первой же странице. Школьный альбом, не те, которые выдавались после каждого года, а его личные фотки, снятые иногда непрофессионально, иногда мутно, но... Они были живыми. Очень много фотографий было от периода "муток" с Дианой - ее богатый папа не следил за количеством трат, и у нее у первой появился цифровой фотоаппарат и принтер для печати. А Диана гордилась своим красивым парнем... И усиленно делала вид, что его не существует, когда красота потерялась под шрамами.

    - А, вот же она! И я все равно не помню ее имя! - на одной из общих фоток класса Фокс тыкнул пальцем в пухлогубую блондинку, только сейчас понимая, в чем разница. В то время она казалась ангелом, херувимом... Сейчас же на него смотрела профессиональная актриса порно-фильмов. Даже не смотря на то, что вообще-то, такая актриса сидела рядом с ним. Но... Лиз не воспринималась как стереотипная "та-на-кого-можно-передернуть".

    - Хм. Теперь я понял, почему мать ее не любила... - усмехнулся Деймон, делая глоток пива.

    [LZ1]Деймон Фокс, 35y.o.
    profession: разнорабочий;
    relations:ПТСР[/LZ1]
    [NIC]damon fox[/NIC]
    [AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8520/444934.jpg[/AVA]

    +1

    14

    Вопрос о сердечных делах застает Фокса врасплох. Он переспрашивает и звучит так, как будто и удивлен (С кем я мутил? Со значением: я ни с кем никогда не мутил, как ты могла обо мне такое подумать), и поражен, что Кловер не помнит (С кем я мутил? Со значением: со всеми, что за сомнения насчет моей популярности) одновременно. Вообще-то реально сложно вспомнить, потому что ей было неинтересно, и к тому же вокруг него вилось столько девок, сколько ночью слетается мотыльков на зажженный фонарь. И тем не менее ответ про Диану удивляет. Лиза даже пропускает глоток, открывая рот буквой «о». – Серьезно? Диана? – охуенно. А теперь та даже не вспоминает о нем, чтобы пригласить на ебучий ужин бывших одноклассников. Или, наоборот, как раз-таки очень хорошо вспоминает? Интересно, она чувствует разочарование в отношении себя? Ну, что делала ставку на чувака, по итогу оказавшегося неудачником? Просто ведь ее мог взбесить торчащий из гладко прилизанной прически волос или морщина на выглаженной блузке, что уж говорить о неидеально выбранном объекте любви? Однако они смотрелись бы красиво, кстати. Если Фокса приодеть в костюм и причесать, то он все такой же охуеть красавец. Представить это нетрудно, потому что он в данный момент почти раздет, и примерить на него можно что угодно. Впрочем, похоже, их интрижка была короткой.

    – Ты хотя бы успел ей присунуть? Ну, Диане, – спрашивает Лиза. Да, она испытывает сладостное ощущение возможной сплетни о всегда безукоризненной королеве, блядь, всего. Та всегда держалась особняком ото всех, снобизма ей было не занимать. – Или у нее там как у фарфоровой балерины – гладкое нихуя? – фыркает. О Трейси и Гвен таких вопросов у нее не возникает, потому что Кловер уверена в положительных ответах так же, как и в том, что хочет вторую банку пива. Они тоже были в группе поддержки. Те еще сучки, кстати.

    Между тем Фокс пытается припомнить свою четвертую пассию, но ее имя никак не всплывает в его голове. Лиза присвистывает: – Когда ты успевал? – хотя, вряд ли ему приходилось напрягаться, потому что девки вешались на его шею сами. Удивительно, что они вдвоем ни разу не перепихнулись даже по пьяни. Или как раз не удивительно, потому что в старших классах Кловер мутила с его приятелем, капитаном команды – чертом и по жизни хуйлом Тайлером Бойсом? И безответно сохла по Энди Райту, звезде класса и школы по олимпиадам и всякому такому дерьму, но это оставалось за кадром. Для всех между ними была просто странная дружба отличника и оторвы, которая чудом переросла детство и от которой несчастный хороший мальчик никак не мог отделаться по соображениям совести. Та же Диана считала, что Энди просто чувствует социальную ответственность и говорила ему, что лучше бы он взялся быть шефом приюта для животных – больше толка. Энди рассказывал Лизе.

    Фокс лезет отыскивать альбом, и, когда находит, то садится рядом с Кловер, открывает его и заодно – врата в ад. Память – это реально ад, она в курсе. На страницах приклеены и просто лежат между ними фотографии многолетней давности из другой жизни, на которых Лиза, к своему удивлению, узнает всех, но при этом удивляется себе. Это она – угловатая, всегда натянутая как тетива? Она. Лора Питерс, в отличие от нее, сдобная в самом сочном смысле этого слова. – Лора Питерс, – отвечает Кловер, цепляя снимок и рассматривая ближе. Та стоит рядом с Энди Райтом, в пол-оборота к нему. Смешно, что заметно, как Энди старается дистанцироваться от ее сисек. – Кто она теперь? Секретарша в мини-юбке у какого-нибудь пузатого босса? – Лора всегда была глупой. Правда, без камня за пазухой. Конечно, может, Кловер неправа, и экс-Джульетта стала успешной владелицей салона красоты, кто знает? Просто хочет сделать Фоксу приятное: не у всех все сложилось в жизни, он не один такой.

    На другом снимке Фокс и Энди сидят за столом в школьной библиотеке, и перед Энди – толстенная книга Достоевского. Он пиздец как его обожал и даже делал какой-то большой проект о нем. – А ты что читаешь? Портрет Дориана Грея? – усмехается Лиза, отрывая взгляд от Райта. Смотрит на Фокса, но не на фото, а вживую, и спотыкается об один из шрамов на его физиономии? Запоздало думает, что, может, неудачно пошутила. Да и кто тогда мог знать, какая херня с ним приключится?

    А с ней? 

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » desert storm


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно