Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » run the world


run the world

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

стрипклуб Rio | первая половина октября 2021 | поздний вечер

Lisa Clover, Colette Brandt, Jenny Grow
https://i.imgur.com/ezrbqoH.gif

do business. make money

Отредактировано Lisa Clover (2021-10-05 12:10:34)

+2

2

Макс Векслер - доставщик не только смешных мемов в телеграме, но и, как оказалось, кадров для бизнеса. Он говорит Лизе: слушай, у меня на примете есть девчонка, она танцует в Рио и сказала, что пробует вебкам, но у нее с ним ни хуя не клеится. Предлагает: может, посмотришь на нее? Его рекомендация предельно короткая: тело потрясающее, красотка. И: насколько я знаю, ни на чем не сидит. Лиза не против, ей нужны красотки с потрясающими телами. Ну, и, разумеется, чистые. Именно таких она и отбирает. Ассортимент же для выбора следующий: девушки, на которых падает ее собственный глаз, или с недавнего времени - глаз  Колетт, администратора студии.

Ну, положа руку туда, где предполагается сердце, эта особа является лучшей находкой Лизы, хотя собственно появление перед камерой ради удовольствия клиентов находится вне ее компетенции. Колетт Брандт двадцати восьми лет - превосходный организатор. Ее спокойствие и сдержанность украсили бы работу любой из топовых компаний с многомиллиардными оборотами средств и гладко выбритых мужчин в костюмах от Тома Форда, однако по одной ей ведомым причинам она откликнулась на скромную вакансию администратора вебкам студии без рейтинга и имени. Что это? Протест против родителей? (Похоже, что она из воспитанных, а не приброшенных, как Лиза). Или против общества? (В любом случае у нее как-то уж очень надолго затянулся пубертат). Или же ей просто присуща тяга к саморазрушению (но противно колоть вены, резать себя или цеплять случайных ебарей в подворотнях кварталов)? Впрочем, Лиза не лезет. Ее любопытство сдерживается ее равнодушием. Она никогда никого не осуждает, ей бы с самой собой разобраться. На последнее, впрочем, нет времени (даже если допустить, что Лиза бы его искала), потому что с недавних пор ее жизнь, сделав кульбит, так в нем и вертится. Казалось бы вскользь озвученная идея с вебкамом неожиданно обрела плоть и кровь. (И вполне реальные стены, которые теперь обрастают интерьером, а пространство в них - начинкой). Мартин обеспечил ее воплощение деньгами, Рой - подбором персонала для организации работы и легальной упаковкой в целом, Лиза - товаром. Их тройственный союз как будто вполне жизнеспособен и вполне приятен как секс втроем.

...Она набирает номер Колетт, ждет три гудка, и та берет трубку. На изложение сути требуется меньше нескольких минут: в клубе Рио есть симпатичная девочка, ее можно пригласить к нам, так что, если вечер свободен, то можно совместить приятное с полезным. В Рио все девчонки классные, Лиза в курсе. Насчет того, в курсе ли Колетт, Лиза не осведомлена. Она как будто не из Сакраменто и недавно в городе. На ее положительный ответ уходит меньше десяти секунд: они встретятся на месте.

Лиза приезжает раньше. Таксист клеился к ней всю дорогу, и она ставит ему единицу в оценке качества поездки, но на самом деле это характеристика его искусства заигрывания. Противный. Лицо охранника на входе куда приятнее: оно не выражает вообще ничего, Лиза просто проходит мимо. Сервис пять из пяти.
Внутри людно, плотнее мужской массы у подиумов только дым, подсвечиваемый зеленым и красным. Свет лижет женские фигуры у пилонов, отражается в волосах. Лиза занимает свободное место у барной стойки, бармен улыбается ей. - Хочу секс на пляже, а из коктейлей - кровавую мэри, - говорит она, улыбаясь в ответ. Парень смеется: отличный выбор. Пять из пяти.

Рио - один из нескольких стриптиз-клубов в городе, в котором все вполне достойно. Девочки и правда хороши, на любой вкус. Лиза, пожалуй, могла бы работать в таком месте: она крутится не хуже, чем та мулатка, на которую сейчас смотрят, разинув рты. Это Дженни, она узнает ее по снимку, присланному Максом следом за рекомендацией. Бармен ставит перед Лизой кровавую мэри, она окунает красные губы в красное - ощущение великолепное. Это же не она сейчас на шесте. Колетт появляется чуть позже, Лиза поднимает вверх руку, обозначая свое присутствие.
- Привет. Сегодня я угощаю, - типа, гостеприимство, хотя для нее Сакраменто тоже не родной город, но она как будто уже прожила здесь две жизни.

+4

3

— Привет. — Эхом отзывается Колетт, скользя вежливым взглядом по лицу Лизы, и бесшумно садится рядом. Она заказывает Текилу Санрайз — летний коктейль для города вечного лета. В Гранд-Форксе, думает она, уже отгремели под аккомпанемент осенних гроз похороны лета, а заунывные холодные дожди оплакали его; Сакраменто же с наступлением октября ничем не переменился: всё те же жгуче-красивые рассветы, жаркие дни и томные ночи неоновых огней. Столица Калифорнии никогда не засыпает и никуда не спешит. Ко второму привыкнуть сложнее, однако Колетт старается неторопливо пить лонг-коктейль, изучая женский силуэт, обрамлённый разноцветным дымом, и, повинуясь закону этого города, никуда не спешить.
Она мысленно вырезает мулатку из полумрака и негромкого фона возбуждённых голосов в звукоизоляционную тишину светлой вебкам-студии. Да, светлой; интерьеры в комнатах разные — бежевые, голубые, розовые, сиреневые, — но все, по совету оператора, выполнены в однотонных пастельных тонах, чтобы не забирать внимание от модели и не усложнять настройки камеры. На диваны и кровати, освещённые софтбоксами, кольцевыми лампами и смягчённым дневным светом, пробивающимся сквозь белые жалюзи — точно сцена, ожидающая свою приму, которая покажет все удовольствия мира по доступной цене, — с широких мониторов нацелены камеры Logitech Brio. Прима может одеться «по-домашнему» или облачиться в один из эротических костюмов, и визажист дополнит образ макияжем, а для разнообразия зрелища в студии есть игрушки: дилдо и вибраторы из боросиликатного стекла и силикона, анальные хвостики и скромный ассортимент фетиш-аксессуаров. Но это декорации, а главное в постановке — актриса, и успех пьесы зависит от неё, посему выбирать нужно тщательно. Колетт внезапно обнаруживает, что уже сделала свой выбор: выступление стриптизёрши против воли захватило её, и расчётливое безразличие давно уступило место томлению. Она — эта мысль отдаёт лёгкой брезгливостью — оказалась столь же восприимчивой к танцу, как и пьяные мужчины вокруг. Колетт пьёт коктейль, длинный, как этот вечер, и неуместное чувство растворяется в холодящей кислой сладости с отчётливым привкусом граната.
— Неплохо, — выносит она вердикт, поворачивая голову к Лизе. В её расширенных зрачках тает отголосок мимолётного возбуждения.

Отредактировано Colette Brandt (2021-10-09 19:59:44)

+3

4

Есть специальные породы собак, которых натаскивают на то, чтобы в лесу, среди многообразия растительных и животных запахов, они верно брали след нужной дичи. Лисиц, например, или кроликов. И с теми и с другими им следует быть осторожными, чтобы не повредить шкуру или мясо. Они для этого должны быть умны и деликатны, стремительны и дрессированы. Колетт, кажется, из такой же исключительной породы людей. В ней тоже есть что-то охотничье: в осанке, в посадке головы и в том, как она ведет шеей, выглядывая девчонку, на которую указывает Лиза. Кловер знает этот взгляд, она видела его у других, когда они смотрят на нее. Ну, и она сама не раз примеряла его на себя, когда смотрела на других. В нем не только профессиональный интерес, в нем и нечто личное. Да, возможно, в бизнесе собственные пристрастия и симпатии следует отодвигать подальше и оставлять голову холодной, но в сфере, в которой вращаются они, без понимания чувственного не добьешься ничего. Рациональное не вызывает желание опустить руку между ног, оно его контролирует, и поэтому на нем в их индустрии не заработаешь денег. Рациональное - это о реализации амбиций, чувственное - о получении удовольствия. В первом случае создаются биржи и юридические конторы, во втором - порно и вебкам. И многое, многое другое. Например, стриптиз.

Биржевые маклеры и юрисконсульты капают слюной как слабоумные, когда девочки вроде Дженни Гроу, так зовут эту мулатку, двигают перед ними гладкими бедрами или приспускают бретельки глянцевого блестящего лифчика. И они суют свои рационально заработанные деньги им за кромку белья. Насколько клиенты Дженни сегодня щедры? На десятки или на сотни? Впрочем, кто знает, какой класс торчит сейчас здесь: Лиза не присматривается. Она знает только, что Дженни из тех, кого хотят в равной степени и семейные мороженщики, и холостые топ-менеджеры. И Колетт Брандт, даже пусть и на секунду. Это, если угодно, показатель качества.
- Тогда предлагаю познакомиться с нею поближе, - улыбается Лиза. Время выступления Дженни Гроу не бесконечно, она рано или поздно уступит место какой-нибудь не менее сочной девчонке, но, может, менее интересной. Поэтому Лиза спешит ангажировать ее на приватный танец до того, как это сделает кто-то другой. На чужом месте она бы не мешкала.

Лиза платит наличными, заказывает в приват еще коктейли, ей хочется чего-то сладкого и соленого одновременно. Здесь славный бармен, к тому же. - Идем, - подает Колетт руку, помогая спуститься с барного стула. Необходимости в услуге нет, просто так выходит особенно элегантно. Колетт к лицу стиль. Лиза же женщина иного рода. Она из тех, кого обычно заказывают в такие вот интимно освещенные комнаты с неоновыми губами напротив зеркальной стены. - Она сейчас освободится и придет к нам, - администратор уже шепнул Дженни о заказе.

+1

5

Кисточка мягко касается лица, Дженни улыбается отражению и довольно посылает сама себе воздушный поцелуй.
Перед выходом на сцену пропускает одну сигаретку на заднем выходе с Беном и Максом, те говорят кого из известных частых клиентов уже удалось вывести из здания, а так же рассказывают, что один из них укусил Векслера. Дженни хохочет и сетует, что в страховку охранника не включены уколы от бешенства. Тот забавно куксится и горделиво заявляет, что не готов колоться из-за какого-то придурка и это приводит её в дикий восторг. Гроу обещает ему пойти вместе и держать за ручку этого большого маленького мальчика, пока злой дядя доктор будет своими мерзкими иголками протыкать кожу. Макс вроде как смиряется со своей бедой и с наличием провожатой и, с улыбкой, она уходит от охранников с обещаниями вслед удачного рабочего дня.
В сущности, всё её рабочие дни в этом заведении удачны, то ли руководство Рио в ладах с головой, то ли с удачей, но у неё всегда есть и клиенты и чаевые. В прошлом клубе такого ажиотажа не было, да и мужчины приходили менее денежные, руководство же Рио видимо озадачилось получше, чтобы собрать прибыльную целевую аудиторию.

В свете софитов блестки на её черном теле выделяются максимально выигрышно, Дженни ласкает шест, как лучшего мужчину в своей жизни, не скупясь на откровенную растяжку и внимание публике. Если бы не попытки облапать или необходимость оголяться полностью, это было бы идеальной работой, ведь что ни говори, Дженни нравится внимание и ей нравится танцевать. Как-то раз она даже пробовалась поступить на работу в подтанцовку к певице, но была очень удивлена маленькой заработной платой, не покрывшей бы её кредит и ей в итоге пришлось остаться в стриптизе до лучших времен. Лучшие времена, к слову, не наступают уже третий год.

Администратор сообщает ей о новом привате, как только она спускается с шеста, уступив его другой девчонке.
Администратор шепчет, что в комнате не мужик, а две девушки, это удивляет. Девяносто пять процентов приватов от мужчин - это неизменная статистика. Женщины редко решаются на комнату, где танцовщицей будет девушка, а уж две женщины - это вообще редкость. Дженни удивляется, но не отказывается. Перед выходом проверяет макияж, белый костюмчик, красиво оттеняющий кожу и не смазались ли блестки. Последнее - самое главное в её образе, без блесток она даже работать не начинает.
Заходит в комнату, отмечая двух кардинально непохожих друг на друга девушек. Татуированная блондинка и таинственная брюнетка - интересно, они пара или просто раскрепощённые подружки?
Подходит к шесту, делает оборот вокруг него, чтобы продемонстрировать фигуру. Длинные косички, будто змеи обвивают тело, ударяются из-за каждого резкого движения о кожу. Ей нравится, как всегда они действуют на окружающих, очаровывают с первого взгляда.
- С кого начнем? - спрашивает с игривой улыбкой, хотя сама мысленно уже решает, что первой предпочла бы брюнетку. Взгляд у неё, конечно, будто прожигающий.

В дверь протискивается официант, оставляя коктейли, затем закрывает их на замок, мимолетно шепнув Дженни на ушко, что ангажировали её на двойной приват.

+1

6

Колетт принимает жест Лизы Кловер и отмечает, что рука у неё твёрдая; две женщины проскальзывают через толпу разгорячённых представлением мужчин, и несколько мгновений она обоняет неприятную взвесь крепкого алкоголя, пота и тестостерона, а затем они спасаются от взглядов жгучих пурпурных глаз неоновых матриц в приватной кабинке. Холодный спектр здесь смещается во все оттенки красного — от бледно-розового до багрового, — а музыка из зала течёт по коридору, теряя силу, и слабым эхом пропитывает штору. Полумрак скрадывает размеры и без того небольшой квадратной комнаты, и стены, кажется, интимно обхватывают гостий.
Даже Колетт понимает, что начинать с разговора о работе в такой обстановке — едва ли не кощунственно; сперва углублённое собеседование, затем, если оно не смажет первое впечатление, — предложение разнообразить шест диваном, мутные от пьяной похоти глаза — беспристрастными электронными очами веб-камер, а следящую пушку кольцевыми лампами. Брандт закидывает ногу на ногу, покачивая чёрной туфлёй, и дарит стриптизёрше асимметричную улыбку полных губ:
— Заведи меня. Сможешь? — Колетт изящным насмешливым жестом протягивает к ней руки, будто хочет притянуть, пробуя себя в телекинезе. Но когда из динамика сверху льётся ненавязчивая, незапоминающаяся мелодия, а Дженни Гроу отделяется от шеста и следует её команде, оказывается, что магией притяжения владеет вовсе не она.
Текучими плавными движениям танцовщица то отдаляется, то приближается, сохраняя постоянство в одном: одежды на ней всё меньше. Потом она касается Колетт, и единственное, что не позволяет ей тогда забыть, где она — присутствие Лизы Кловер, которую она видит боковым зрением; когда Дженни садится к ней на колени, ломая схему актриса-зритель, его становится недостаточно, и стриптизёрша, должно быть, слышит бешеный ритм её сердца и бёдрами чувствует пылающую кожу через тонкую ткань брюк. Стены приват-кабинки до неприличного плотно сжимаются вокруг них двоих. Кровь требовательно кипит в жилах, ей хочется действия: впиться ногтями в ягодицы, оставляя красные следы, обнимать за талию, выбивая из груди вдох и прижимая влажную обнажённую кожу к грубой ткани пиджака, скользить белой ладонью вниз по смуглому плоскому животу — кофе с молоком; — но вместо этого она нежным касанием проводит по бедру рукой с купюрой, которая завершает свой путь в сияющих белых трусиках. Смотреть и не касаться — в этом есть что-то извращённо-мазохистское. Когда заканчивается вторая мелодия — Колетт не разбирает не только её слов, но и своих перепутанных мыслей, — Дженни оставляет её и танцует для Лизы, а Колетт замечает, что так и не притронулась к своему коктейлю. Она исправляет это упущение; кровь всё ещё шумит в висках, смешиваясь с непониманием самого странного извращения на Земле.
После завершения приватных танцев они знакомятся.
— Мы пришли не только посмотреть на стриптиз, — признаётся затем брюнетка, откидываясь на спинку кожаного дивана. — Лиза — хозяйка вебкам-студии, а я администратор. Мы хотим предложить тебе работу модели. Студия в особняке за городом — полчаса езды от Сакраменто. Тебя ждёт отдельная комната со студийным светом, хорошей камерой и быстрым интернетом. В особняке есть секс-шоп, гардеробная, кухня, зона отдыха с телевизором и ванные комнаты. Визажист и оператор, — Колетт Брандт перечисляет условия таким тоном, будто приказывает немедленно ей отдаться. — Зарплата — процент от твоей выручки. Работа тебе знакома, а риски столкнуться с действиями неадекватных клиентов ниже. Можем составить график так, чтобы ты не потеряла смены в «Rio». Тебе это интересно? — Замолчав, она смотрит на Дженни потемневшими от полумрака и порочного желания синими глазами — словно хочет сожрать до костей.

Отредактировано Colette Brandt (Вчера 21:21:30)

+2

7

Лиза опускается на мягкий, бархатом обшитый диван. Обивка, очевидно, регулярно обновляется, потому что она совершенно не вытерта задницами постоянных клиентов, и ворс мягок и приятен на ощупь. Это, кстати, дополнительный плюс к репутации Rio: его владельцы не размениваются на экономию там, где это несущественно, например, в отношении выбора мебели. Такой подход весьма незаметно, но подкупает. Бархат богаче кожи, лучше него под ладонями может быть только прекрасное тело. Колетт предпочитает кожу во всех смыслах. (Rio угождает вкусам всех своих клиентов). Лиза думает об этом отстраненно, она наблюдает за тем, как Дженни Гроу демонстрирует свое мастерство. О, девушка в курсе, насколько хороша, и Кловер это нравится. Ее подача себя естественна как дыхание. Она милая. Ей, конечно, говорят: сексуальная. И сексуальная тоже, разумеется. В ней нет порченого. Мужчины это обожают, они такое чувствуют за версту как акулы чуют пролитую в воду кровь. Чувствуют и стремятся тут же этим воспользоваться. Дженни, очевидно, приходится непросто в этих приватных интерьерах.

Официант приносит коктейли и испаряется, мазнув взглядом по Дженни. Лиза улыбается. Официант - это своего рода случайная фокус-группа, у него загорелись глаза, и дело не в освещении. Парень либо работает здесь недавно, а потому не привык, либо это просто магия девушки - не приедаться. Колетт, впрочем, тоже фокус-группа, только иного рода. Лиза же оценивает Дженни и профессионально, и по-клиентски. Каждое движение, каждый поворот головы. Каждый взгляд. Дженни определенно удивилась, увидев в привате двух женщин, и не растерялась. Возможно даже, испытала облегчение. На ее месте Лиза совершенно точно испытала бы облегчение просто из разнообразия. И, возможно, легкое возбуждение.

Первый танец для Колетт, Лиза устраивается поудобнее, глядя на этих двоих поверх бокала с терпким горько-сладким коктейлем. Мескаль и карамельный сироп, идеальное сочетание, от него приятно на языке. Два вкуса оттеняют и усиливают друг друга. Заводят. И Дженни тоже прекрасно справляется с вызовом, который ей был брошен. В глазах Колетт азарт, она и вправду гончая, а под ее безупречной кожей оттенка слоновой кости горячая кровь. Лиза иного сорта. Она принимает Дженни у себя на коленях без огня в глазах, но с блеском. Это одновременно и удовольствие клиента, и внимание профессионала. Выражение ее признательности - сотня за край белья.

Лиза жестом приглашает девушку сесть рядом. Они оплатили час, но танцевать все время Дженни не придется, у них иные намерения, которые Колетт не затягивает объявить. - Мы предоставим все условия, процент тридцать на семьдесят в нашу, разумеется, пользу, но это на старте. Станешь любимицей публики, будет поровну, - ее тон иной, он мягче. Нет, они не плохой и не хороший полицейский, они с Колетт просто разного темперамента, разных моделей поведения. В мире политики Колетт была бы Маргарет Тетчер, а Лиза, пожалуй, Маркизой де Помпадур. - Макс Векслер рекомендовал тебя самым настоятельным образом. Сказал, ты пробовала вебкам, а значит, в курсе изнанки этого дела. Даже если в общих чертах.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » run the world


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно