Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » телефон — игнор, baby so fuck you


телефон — игнор, baby so fuck you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

что с твоими глазами?

https://i.imgur.com/eSf4hEw.png https://i.imgur.com/CkihOyg.png

рико // сону, лето 2020
левая вписка, общие знакомые

каждый должен знать свое место
ты в моем доме, а значит точно будет тесно
честно

Отредактировано Sunoo Lee (2021-10-09 22:20:07)

+2

2

в своей жизни рико ненавидит только две вещи — страх и своего отца, но они так крепко сплетаются между собой, что рико даже прекращает обращать на них внимание и разделять; в своей жизни рико любит только свободу в своих действиях — он любит спорт, он любит ипподромы и, конечно же, любит быть везде первым. кажется, он даже не помнит уже, когда на его ключице оказалась татуировка с цифрой один — вечное напоминание о том, что он не может просто взять и облажаться. вечное напоминание — никто никогда не должен быть лучше тебя; отец всегда где-то рядом, стоит смертью позади него, в спину дышит и косу свою заносит, но рико точно так же заносит и на поворотах, когда он на лучших тачках гоняет, когда он посещает мероприятия, когда он ведет стримы. он прекрасно знает — на него смотрят так же, как когда они выступают с командой на соревнованиях

а еще рико ненавидит быть не в центре внимания, хотя сегодня этого точно не хотелось. сегодня, когда он оказывается в этом место, он лишь хмыкает. не то, чтобы рико ненавидел обилие людей и алкоголя, просто сегодня были другие планы, хоть они и поменялись. ну, как поменялись. просто ему позвонили и сказали, что будет весело, а ему нужно было бы развеяться и он просто отменил стрим и пошел туда, где обещали все самое лучшее. о том, что здесь будет совершенно иначе — он даже не думал, ведь музыка, стоило ему зайти, била по ушам, в доме пахло травкой и чем-то еще, где-то уже заперлись парочки, кто-то сосался прямо в коридоре и никому не было дело до того, что рико пришел к ним сюда. никто не обращал внимания и он мог быть просто парнем, а не капитаном. он мог больше не думать про репутацию, надеясь лишь выпить и уйти.

у жизни на все имеются свои идеи и собственные представления, иначе он никак не может объяснить то, каким чертом он оказывается уже с пятым стаканом чего-то; он точно не может сказать, кто и зачем его поцеловал и кто и, главное, зачем ему пихнул таким блядским способом таблетку — рико сглатывает рефлекторно, давится на мгновение, вкус химии ощущает и морщится. ему нельзя принимать ничего запрещенного, потому что сдавать кровь, а быть наркоманом нельзя. у рико утром тренировка, ему еще надо на нее успеть, ему нужно успеть еще и заказ забрать, но все становится таким неважным, когда тело ватным начинает быть, когда зрачки расширятся и вселенная, кажется, тоже.

рико не помнит, как оказывается где-то в толпе, как в чьи-то волосы зарывается пальцами, как в его тоже пытаются, но он сжимает руку чужую — никому не позволялось трогать его просто так. морияма прекрасно знал свои границы, прекрасно знал, какого это — хранить их, и он старался, правда старался, и не важно, что все это оказывается таким неважным в один момент; он совершенно точно не помнит, как и почему к нему кто-то прижимается и трется о него, совершенно не помнит, как смех становится чуть громче, как все играет совершенно яркими красками, к которым он не привык; рико втягивает запах травки, позволяет себе растянуться на каком-то диване и снова опрокидывает в себя чертов стакан с алкоголем, пока взглядом за всеми следит, пока чувствует, как его уносит

— а ты кто еще такой?, — он шепчет это в чужие губы и совершенно точно не понимает, когда оказался на чьих-то коленях, как и когда положил чужие руки на свою задницу и почему все выходит из под контроля. но рико умеет брать себя в руки — сползает, моргает пару раз слишком тупо и заторможенно, а после хмыкает, — собственно, мало важно, знаешь ли.

и ему правда не так и важно, кто это и зачем. просто он видит того, кто ему симпатичен; — кажется, я пиздец пьян, — ему бы сказать обдолбан, но он сожрал лишь одну таблетку и чувствует, как ему не то плохо, не то слишком хорошо. он не может все еще понять до самого конца, хмыкает тихонько и качает головой. ему, кажется, будет так же похуй, если его возьмут сейчас и увезут куда-то.

— хочу подышать воздухом и ты идешь со мной, — пальцами вокруг чужого запястья обвивается, цепляется, тонет за собой. у рико силы все еще есть, хоть он и спотыкается где-то по пути пару раз и точно не доходит до двери, когда вжимается в стену и чужое тело в себя вжимает, — и как ты еще никого не склеил?, — он смеется пьяно, понимает все еще, что доебался до какого-то рандомного человека, но все так н а с р а т ь, что он не собирается даже думать об этом, лишь глаза прикрывает.

— стоять тяжело, знаешь ли. очень тяжело. — он покачивается, головой стукается о стену позади и снова посмеивается, когда пытается чужие черты лица уловить, — а ты красивый. я бы тебе дал., — и склоняет голову свою, веснушки в темноте прячет и улыбается так возбужденно, чувствуя, как в горле пересыхает.

+2

3

— я буду называть это социальной инженерией.
— глупое сравнение. это ведь что-то связанное с киберхуйней, да? к чему ты это начал?
— это метафора, придурок. я про выстраивание отношений. в универе важно не быть аутсайдерами.
— мы в одиночестве курим травку, пока все остальные играют в бир-понг и трахаются по комнатам на втором этаже. это и есть быть аутсайдерами, ноа

входная дверь балкона кажется хлипкой: натужно скрипит под чужим весом и совсем не спасает от битов, доносящихся откуда-то из глубины дома. лицо у друга преисполненное и одухотворенное, у него в руках бонг, а где-то под ногами забыта банка дешевого светлого пива. тишины как таковой нет: люди периодически входят и жадно глотают теплый ночной воздух, боязливо посматривая в окно. сигаретные окурки постоянно пролетают мимо пепельницы, вытягиваешь ноги на мягком кресле и брезгливо морщишься: на кроссовках пепельные хлопья.

друг передает тебе бонг.
ты послушно забираешь его. делаешь глубокую затяжку; вспотевшие пальцы оставляют на зеленом стекле уродливые кляксы.

— это вечеринка, сону. твой траурный вид навевает скуку.

на колени прилетает зиплок. растерянно всматриваешься в мутный полиэтилен, на самом дне лежат две таблетки. ярко-зеленые, кислотные. у тебя перед глазами невольные ассоциации с гринчем. друг вспоминает о пиве, делает глоток, голову чуть назад запрокидывает и с блаженной улыбкой смотрит в потолок.

— в девятнадцать это не вреднее парочки энергетиков натощак. не парься, думаешь я стал бы угощать тебя палью?

логика в словах не прослеживается, но она там наверняка есть. возвращаешь бонг ноа, укладываешь таблетку на язык; ощутимо сводит скулы горечью. приходится торопливо выцепить из рук друга банку с пивом и сделать глоток. ощущения смазываются. вкус насыщенно-химический, хотя до этого момента ты плохо себе представлял сам процесс. слишком прозаично. даже как-то грустно от этого. страха не ощущаешь вовсе: привык получать информацию эмпирическим путем, объебаться на сомнительной вписке — achievement unlocked.

/

вы с ноа теряетесь минут через двадцать. он салютует тебе банкой пива и растворяется в толпе, явно намереваясь повысить градус. ты мнешься у одной из лестниц, в каком-то интимном полумраке и в одиночестве. легко покачиваешься в такт музыке, укладываешь ладони на талию девчонки, призывно вертящей бедрами, но все происходит в полнейшей [ между вами двоими ] тишине. она бледная и высокая. танцует, высоко вскидывая тонкие руки. браслеты звенят подобно кандалам. отливают холодным блеском.

и ты бы рад её угостить, отвезти домой, раздеть и избавить от этой пластмассовой улыбки, что никак с лица не стирается

но,

чужая ладонь обвивает запястье, тянет прочь, ты даже сопротивляться не успеваешь. / а хочешь ли вообще? /

думаешь, словно беспардонный нарушитель спокойствия — заскучавший ноа, а потом в холодных мазках яркого цвета различаешь чужое лицо. его профиль потрясающий, как на скульптуре: прекрасный, но из ледяного мрамора, каким бы мягким и податливым не казался. хочется зациклиться в моменте и поскорее отыскать в скетчбуке пустую страницу, детально прорисовывая созвездия веснушек и пухлость чужих губ.

жмешь его к стене абсолютно неосознанно. он цепляется  — ты послушно пальцами впиваешься в талию, словно боишься, что сейчас растворится бледным маревом, растает под горячими касаниями.

слова застревают в горле клочками мокрой бумаги, царапают нёбо. а он болтает, улыбается, виснет на тебе.

и он по-прежнему парень. красивый, тонкий и не совсем адекватный. в зрачках напротив ты видишь антрацит, тактильный голод и оттенки химического счастья. ты сам мало от него отличаешься. поглаживаешь подушечками совсем бессознательно, хочешь помочь, облечить.

потому и тянешь его в сторону улицы, позволяя на себя облокотиться. практически волочешь, мысленно чертыхаясь.

— ты тоже ничего. был бы только чуть трезвее. помнишь, где живешь? куда тебя отвезти? если брошу тут - разложат в первой же пустой спальне. я для тебя такого не хочу.

помогаешь ему спиной опереться на стену, сам закуриваешь сигарету и достаешь из кармана джинс телефон.
дистанция между вами по-прежнему ничтожная.

говоришь себе — это просто помощь
а сам носом втягиваешь чужой запах.

Отредактировано Sunoo Lee (2021-10-11 10:12:27)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » телефон — игнор, baby so fuck you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно