Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Гал. 5:14


Гал. 5:14

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

квартира Лизы / квартира Кристофа / Сакраменто | июль 2020 |

Kristof Mor, Lisa Clover
https://i.imgur.com/v4NzFYl.gif

"Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя" [Гал. 5:14]

- предыдущий эпизод: 3Мак 7:18 -

Отредактировано Lisa Clover (2021-10-18 00:07:49)

+2

2

Лиза, казалось бы, давно уже привыкла, что люди в ее жизнь приходят и уходят, не задерживаясь подолгу. Причины тому разные: от изначального расчета на непродолжительное знакомство до смерти из-за неизлечимой болезни или пропажи без вести. Пожалуй, за последние дохуя лет только ее агент Пимп был постоянной единицей, гвоздем удерживающей ее в реальности. Он как будто задавал систему координат, в которой появлялись точки большей или меньшей значимости. Одна из них - это Кристоф Мор: точка, которая оказалась поярче прочих из-за комичности обстоятельств их знакомства, но в конце концов и она должна была раствориться в общей пестроте. Когда утром следующего дня после своего вторжения в ее квартиру он ушел искать себе жилье, Лиза думала, что они увидятся от силы еще раз: наглый проходимец оставил у нее свои вещи, так что должен был за ними вернуться. Ну, допустим, на этот раз она хотя бы была готова к его появлению, а он пришел вечером и остался.

Он пришел вечером и остался, - звучит так, словно много лет спустя Лиза делится с детьми или внуками историей начала большой любви, но как бы не так. Он остался, конечно, но конкретно в ее квартире - ненадолго: до момента, когда была бы приготовлена к сдаче квартире этажом выше. Оказалось, что итальянцы, к которым Лиза отправляла Мора читать послание Павла римлянам, экстренно съехали через несколько дней после ее заселения. Поэтому никто больше не ругался над головой и стало тихо, и хозяин даже не успел выставить объявление об аренде в интернете, а только оставил заметку на доске объявлений внизу, у почтовых ящиков. Ему только требуется неделя, чтобы перестелить полы и сделать ремонт в ванной, и они с Кристофом ударили по рукам. Лиза, выслушав скорбную историю о необходимом ожидании, говорит Мору: - Хорошо, оставайся, но едой обеспечивай себя сам, а за постой заплатишь уборкой. Иисус был плотником и не гнушался физического труда.
Она, блядь, слишком добрая, это пиздец какой-то. Впрочем, Лиза не дает себе задуматься, почему согласилась и дала ему возможность перекантоваться у себя. Может быть, потому что когда-то ей самой дали такую возможность и оказалось, что это было именно то, что спасло ее? Типа, возврат кармического долга. Пусть так. Она не верит в эту хуйню, но Тринити верила, так пусть это будет память о ней.

Мор остался. Ни на другой день, ни на третий между ними не возникло никаких терок, ну, за исключением словесных перепалок насчет некоторых черт характера друг друга. Впрочем, они были скорее развлечения ради, чтобы скрасить вечера. Чем Мор занимался днем, Лиза была не в курсе. Она просыпалась поздно и уходила: маникюр, педикюр, косметолог, массаж, бассейн. На четвертый день она улетала в Майами на съемки. Чем занималась Лиза, Мор тоже был не в курсе. Она не распространялась, а он не спрашивал. Может, и без вопросов уже нафантазировал себе всякого, похуй. Кстати, когда встал вопрос об отъезде, в сожительстве с ним оказался плюс: не пришлось отдавать Сорвиголову на передержку. Они к тому же поладили.

...Лиза возвращается из Майами во всех смыслах заебанная. Пимп уже написал ей о новых предложениях, но она не включала телефон и тупила всю дорогу в журналы. Прежде, чем войти в парадную, она докуривает сигарету, и в этот момент на вечернюю пробежку выходит ее соседка снизу, их квартиры расположены ровно друг над другом. Это пересушенная безликая вобла с волосами, затянутыми в конский хвост. Ее муж, наоборот, рыхлый, круглый и с вечно блестящим от испарины лбом. Мадам сразу дала понять, что они живут здесь очень давно, и поэтому претендуют на некоторое главенство.
- Боб в курсе, что у тебя появился сожитель? - спрашивает она, останавливаясь. Трусит на месте.
Лиза выдыхает дым в сторону, но точно по слабому ветру в ее сторону.
- Боб сдает мне квартиру с кроватью, а кого я в нее кладу, договора аренды не касается.
Вобла поджимает губы. Она-то в курсе, кто такая Лиза Кловер, потому что озаботилась поиском информации о новой соседке и хотела предоставить ее Бобу, но тот все уже знал.
- Надеюсь, вы будете вести себя тихо. Не хочу слушать ваши стоны.
- Подарить вам беруши?
- Что?
- Что? - Лиза тушит сигарету и не прощается: - Вы надолго на пробежку? Не терпится громко потрахаться в ваше отсутствие, - показывает средний палец и поднимается к себе.
Она открывает дверь своим ключом. Надежды на то, что за три дня ее отсутствия ремонт в бывшей квартире итальянцев закончился, не приходится. Соседей Лизы по этажу в день ее отъезда снова оттуда пролило. Ее, к счастью, не зацепило.

- Привет, соскучились? - роняет сумку у двери, скидывает туфли и проходит в гостиную, падая на диван. Пять минут на передышку, а затем обязательно в душ смыть с себя самолет и такси.

Отредактировано Lisa Clover (2021-10-11 16:57:53)

+2

3

Лиз не должна была узнать о том, что эту ночь (и утро, и день) он провёл не один. Нет, эти мысли не из соображений религии и подобной бурды, как высказывалась женщина в начале их знакомства, а хотя бы из уважения не срать там, где живешь. Особенно если место обитания в целом не принадлежит тебе. В этой квартире всё, что Кристоферу принадлежало по праву - была, разве что, зубная щетка, которая уютно устроилась в стакане с щеткой Лиз. Её всё равно не было уже три дня, и Мор уверен, что вернется та лишь к ночи. Потому не теряя времени, он все прошедшие дни откровенно кутил в баре неподалеку, подсняв в итоге весьма привлекательную даму. Она не задавала вопросов, а он не хотел бы отвечать, потому они довольно быстро нашли общий язык. И не только его. Покинула она пределы квартиры минут за двадцать до прибытия хозяйки оной с договоренностью встретиться через пару дней, а Крис только-только вынырнул из душевой, едва успев запахнуть полотенце на бедрах, когда ключ повернулся в двери с характерным щелчком. Оставшись стоять не двигаясь, чисто интуитивно пробежал придирчивым взглядом по гостиной, отметив в похыхах снятую одежду валяющуюся то тут, то там, два десятка окурков в том числе женских, тонких сигарет с остатками губной помады, а презервативы? Блядь, он же додумался выкинуть их, а не оставил валяться на полу? Не то что бы мужчине было стыдно за примитивные желания трахаться, но лично по отношению к Лиз это было довольно нечестно, учитывая тот факт, что она активно разводила его на секс. Он ломался как девственник, но его пиздеж был бы все равно вычислен рано или поздно. Коротко поднял взгляд на потолок, прикинув, что лучше бы не скрипеть полом, когда переедет жить этажом выше. Интересно, там заменят только напольное покрытие или капитально со сменой деревянного настила?

Напустив на лицо маску отстраненности, посмотрел на женщину, снимающую обувь и направившуюся в гостиную; наливает в кружку кофе и достаёт заботливо вторую для Лиз. -Привет, Элизабет, - нет, он никогда не перестанет её подтрунивать на этот счёт. Может быть, когда земля сойдет с орбиты и врежется, допустим, в марс. -Могла бы позвонить, я бы забрал тебя с аэропорта, - и хотя бы успел за собой убрать следы пребывания в квартире постороннего человека. Лиз выглядела уставшей, но при этом, когда она появилась в квартире, энергетика резко изменилась. Стало… комфортно, что ли, будто именно она тут должна была быть, а не кто-то другой. Мор не знал, в чем заключается её работа и куда она летала на самом деле. Девушка поставила его перед фактом, а он лишь пожал плечами и обещал выгуливать Сорвиголову чуть чаще, чем раз в один день. Блядь, возвращаясь к кличке, это был один из самых любимых американских супергеройских телесериалов, хотя Marvel Comics не вызывало восторга у мужчины. Может потому, что он уже вырос из подобной херни. Однако чувство юмора оценил, потому что пёс, как и главный герой, оставался слепой и весьма смешливый в своем недостатке. Иногда он впихивался носом в край дивана, но довольно ловко суетился под ногами умудряясь ни разу не стукнуться. Наверное, он ориентировался по слуху или чуткому собачьему нюху, но Кристоф действительно проникся к этой собачонке. Хорошо, что Сорвиголова не умеет говорить, иначе бы выдал нелицеприятные подробности происходящих в квартире дел. Мор улыбнулся своим мыслям и пустым яйцам, наливая горячий кофе в кружку и жестом пригласил Лиз усесться напротив за барной стойкой. -Тебя там били? Что за синяки под глазами? Будто не спала ночами, а трахалась, - кривится, убирая со столешницы пустые бутылки и прихватывая пепельницу с окурками и скуренным косяком, ловко отправляет содержимое в мусорное ведро. -Кстати об этом, тут ко мне пристала твоя соседка, я пообещал, что мы обязательно её уведомим письменно в трех экземплярах, когда соберемся трахаться, - он оскалился в полуулыбке, оголяя зубы, ведь сегодня соседям было явно тошно слушать высокочастотные звуки с утра до вечера с перерывами на перекур. -Сложилось впечатление, что она недурно так завидует твоей сексуальной жизни, - сощурился довольно и протянул по комнате, приоткрыв окна, впуская в вечерний смог в прохладу квартиры, вместе с тем выгоняя специфический запах табака ранее выкуренной сигареты. -В холодильнике есть вок с морепродуктами, если ты голодна, - Крис любил азиатскую кухню, а снятые деньги со счёта могли позволить лишние траты, хотя эти деньги всё еще пахли кровью.

Мелодия звонка резанула по ушам и коротко извинившись, еще влажными ступнями прошел до дивана, усевшись и уставившись на номер входящего. На минутку ему показалось, что эта звонит та…как её? Беверли, Бренда…Брук? Ой, в общем не так важно, потому что цифры были как раз агентства, явно с хорошим новостями, потому что обещанная неделя это и так слишком долго, для того, что бы привести в порядок квартиру. Агент по недвижимости объяснила, что косметический ремонт сделан и можно, в целом, въезжать сегодня вечером, но ключи можно получить и утром, смотря как удобнее. Кончено, блядь, удобно, он живет этажом ниже и перетащить пару сумок явно не составит труда. Взглянув на Лиз и её откровенно говоря уставший вид, проникся состоянием и попросил привезти ключи сейчас, что бы наконец дать женщине отдохнуть от присутствия посторонних в своем гнездышке. Крис хоть и был мудаком по большей части, но преисполнен толикой уважения к строптивому характеру Кловер, за которым пряталась робкая девочка (это не точно) с добрым сердцем. Мор вот, например, не позволил бы постороннему гаситься в его квадратах, особенно в таком темпе поспешного знакомства. Скинув звонок, уселся за барную стойку, закинув телефон рядом. -Хорошая новость, через час привезут ключи от квартиры, - улыбнулся и сделал глоток кофе. -Сходи в душ, я погуляю с собакой что бы ты легла спать раньше, уже и так довольно поздно.

+2

4

Не соскучились, иначе бы Лиза не спрашивала. Кловер настолько привыкла жить одна, что любые изменения в пространстве, которое она организует вокруг и под себя, чувствует кожей. Съемные стены значения не имеют, потому что в других она никогда не жила (ебаный трейлер, в котором прошло ее сраное техасское детство, не в счет). Присутствие Кристофа Мора, конечно, создает некоторые помехи в фоне, но они недостаточны для того, чтобы понять: в ее отсутствие здесь еще кто-то был. Все три окна распахнуты настежь, но Лиза шкурой ощущает, что он приводил гостей. Очевидно, гостью, но об этом она догадывается без дедукции, просто потому что наклоняется поймать в руки Сорвиголову и вынимает из мелкой пасти пожеванный блистер с неиспользованным гондоном. Резинка не из ее коллекции из тумбочки и спасибо, что целый. Использованные она потом увидит в урне в туалете.
- Блядь, я рада за тебя, чувак, но если ты трахался в моей кровати, я тебя убью, - говорит она. Ее эта его выходка должна бы, наверное, задеть. Взбесить. В конце концов, это, что, нахуй, за наглость? Но Лиза странным образом равнодушна, и, собственно, равнодушие только и вызывает в ней хоть какой-то отклик - удивление. Наверное, будь у нее собственный дом, то Мор уже летел бы вниз по лестнице к двери их дражайшей соседки снизу, с которой он, оказывается, успел познакомиться. Теперь, кстати, ее замечание насчет громкости по ночам, становится понятным.

Лиза поворачивает голову, смотрит на него. Он мокрый после душа, сидит за столом, подпоясанный полотенцем, и пьет кофе. Довольный пиздец, но вид все равно нашкодивший. У Лизы нет котов, но на мемах из инстаграма они выглядят очень похоже. Она встает, принимает его приглашение и садится рядом. Кофе, правда, не хочется.
- Ну, и кого ты притащил? Скажи, что просто очень скучал по мне, а Сорвиголова не подцепит блох, и, может, я не насыплю тебе в твой вок слабительного, - Лиза закуривает, стряхивает пепел в поспешно опустошенную им пепельницу. Его слова о том, чем она все это время занималась, как и о том, что он мог бы забрать ее из аэропорта, если бы знал, она пропускает мимо ушей. Очень милая забота: кривит губы. Она бы сказала еще что-нибудь, но Мора отвлекает телефонный звонок, и он шлепает за телефоном, отвечает на вызов и падает на диван. Лиза наблюдает за ним из-за стола, но не вслушивается в разговор. Ей не интересно, она думает о том, какой у него охеренно паршивый шрам на груди. Вообще-то она бы должна уже к нему привыкнуть - видела, но все равно менее паршивым он не становится. Не бывает красивых шрамов, они никого не украшают. Все это пиздеж для романов. Ее мысли разорваны по этой линии, головная боль принимает такую же форму. Может быть, после душа и правда станет лучше?

Лиза уже докуривает, когда Кристоф заканчивает телефонный разговор и сообщает, что уже сегодня ему привезут ключи от квартиры и он наконец съебется от нее. Эту радостную новость он запивает кофе, а Лиза тушит в пепельнице. - Когда я смогу привести к тебе приятеля, чтобы поебаться в качестве реванша? Не хочешь пустить меня первую как кошку на счастье? Чтобы бабы не переводились? - интересуется, подставляя ладонь под тяжелую голову. Он весь благоухает. Довольный пиздец. - Твою мать! Она только что свалила, да? Недавно? Ты поэтому такой... охуевший? - Лиза щелкает по столу, словно в азарте взяла сложный вопрос в телевикторине. - Надеюсь, ты ничего у меня не украл, потому что, похоже, на твои же заповеди ты кладешь хер! - ее это неожиданно веселит. Если он гнал, что священник, то она разочарована. Если нет, то это, блядь, сущий восторг! Лиза обожает тех, кто ебет моральные нормы в рот. Ей даже становится лучше.

+1

5

Сорвиголова, конечно, тот ещё предатель, однако мало ли откуда он вытащил этот гондон со вкусом вишни. Может быть пес гурман и любит фруктовые запахи, а может на вкус он и вовсе не как резина, прущая латексом. Крис глазами сожрал собаку, жаль что он не может послать сигнал и сказать, что он уёбок. Блять, может погавкать на него? Впрочем, Лиз и без того весьма наблюдательна и в два счёта смекнула, что тут была женщина и ушла совсем недавно. Мор долго на неё смотрит, пока говорит по телефону, хотя слушает в пол уха об условиях аренды, пытаясь в архинедовольном лице женщины разглядеть сверхъестественные способности. Ладно, он мог бы убрать все улики, если бы знал точное время приезда, но хозяйка квартиры не удосужилась проявить такт и предупредить, что возвращается. Из этого следует, что его наглость встала в одну линию с её и они могли бы составить друг другу неебическую конкуренцию. Только вот вид Лиз не настраивал на споры, а внутри шелохнулась, наконец, совесть. Она, правда, была придавлена виски все эти дни, а теперь, относительно трезвым, это всё и правда выглядело чуточку уёбищно. И все же синяки под глазами женщины выглядели не лучше. Они, кстати, с какой-то равнодушной отстраненностью, рассматривали шрам на груди мужчины. Кловер даже не пыталась скрыть своего взгляда, и в нем явно не читался восторг. Что же, Мор тут бы согласился, хоть и пулевое ранение не было таким уж большим, но операция проходила слишком стремительно, чтобы заботиться о внешнем виде. По большей части всё портил ярко-багровый шов, который со временем станет бледнее и почти не будет заметен. Но… сейчас то заметен. И это чертовски раздражало, особенно когда его так неприкрыто разглядывают. Лучше бы целовала, раз на то пошло.
Кажется, не в этой жизни.

Новость, что он сегодня съедет, кажется, мелькнула в зеленоватых глазах радостью и в них на секунду появился блеск. Не то что бы Крис был плохим гостем и мешал ей существовать, учитывая, что 80% времени Лиз проводила вне дома, но доставлял дискомфорт заметный. Можно было её понять, потому он просто опускает взгляд на то, как женщина тушит окурок. Нервно. Лиз недовольна, но слишком уставшая, похоже, чтобы что-то говорить. Тут он прокололся, потому как следующее, что она сказала, заставило его удивленно поднять брови. Только вот что конкретно его удивило – то, что она собирается отдать должок в виде горьковатой мести, или что он вдруг стал охуевший будто до этого не, или все же обвинение в краже так задело? -Я не кусаю руку, которая меня кормит, Элизабет, - вдруг севшим голосом отозвался, пожав плечами. На что конкретно был ответ, пусть думает сама.

Сделав финальный глоток кофе, слез со стула и обойдя барную стойку, поравнялся с сидящей за ней Лиз, взяв её лицо в ладони и погладив большими пальцами скулы. Мягко приподнял и поцеловал в лоб. -К твоей кровати никто даже не приближался, я в том числе. Спасибо за гостеприимство. Пойду гулять с собакой, - отстранился и поплелся в ванную, прихватив свою одежду. Следующие пол часа проведет с ушастым предателем, мысленно его обвиняя в излишней верности к хозяйке. Растянется на лавочке недалеко от дома и на приличном расстоянии от дороги на случай, если пёс вдруг решит сигануть под машину и успеть его сцапать раньше, чем колеса оставят на шерсти след, выдавливая кишки через пасть. Закурит, потом ещё раз. Как раз к тому моменту подъедет агент по недвижимости и предложит пойти в квартиру, но Мор откажется, потому что прекрасно знает, где она расположена. Да и в поздний час не хотелось как-то беспокоить даму вождением его по уже и без того знакомому подъезду. Взял Сорвиголову под мышку на манер как это делает Лиз, потому что иначе они еще минут двадцать будут возвращаться назад. Максимально медленно поднимется на этаж, рассматривая ключи переданные ранее. Очень хотелось верить, что он там будет жить один. Вернувшись уже в знакомые стены, спустил собаку на пол и прошел, взглянув на женщину, которая, очевидно, уже смысла с себя пыль дорог. -Вещи соберу, - мягко улыбнулся и прошелся по квартире, собирая разбросанную одежду, затем в ванную, закинув в сумку бритвенный станок и щетку. Взгляд скосился на мусорное ведро и с тихим «бляяядь» увидел использованный в нем гондон. Нет, матерится не потому, что он там лежит и явно уже обнаружен Лиз. Проблема в том, что второй где-то валяется. Где, сука? Раздражённо вышел, выключив свет. -Поднимаешься со мной и побудешь кошкой на счастье, или ну нахер? – обувается, под тихий скулеж суетящейся под ногами собаки.

+1

6

Нет, Лиза не думает, что он может что-то у нее украсть: у нее, на самом деле, мало чем можно поживиться. Про воровство она говорит для усиления эффекта уличения Мора в нарушении заповеди о запрете прелюбодеяния. Его, похоже задело. Лиза закатывает глаза. Ну посмотрите на него, невинный агнец Божий! Очевидно же, что не невинный. Он удаляется, чтобы одеться и пойти прогуляться с Сорвиголовой, и Лиза остается одна. Некоторое время она стоит посреди гостиной, закрыв глаза и опустив плечи. Хочется то ли разораться, то ли рассмеяться. Не происходит, впрочем, ни то, ни другое, только вздох. Лиза обводит взглядом комнату и ей неожиданно становится жаль, что чертов Кристоф Мор съебется раньше. (Или не раньше, а все-таки в срок?) Когда она ловит себя на этой мысли, то решает, что мигрень в ее голове прогрессирует в припизднутую опухоль, начиненную усталостью, которая не позволяет ей думать здраво и проталкивает в мозг какие-то ну совсем странные идеи. Она ведь наконец станет снова предоставлена сама себе, без неожиданных (потому что не с нею) использованных презервативов в мусорке и чужой зубной щетки в ее стакане. Это ли не счастье?

Лиза идет в душ и стоит под теплой водой столько, что плечи нажинают гореть под сильной и частой дробью капель. Зато получается отличный массаж головы, он приятно расслабляет и вымывает из черепной коробки всю накопившуюся за утомительный перелет тяжесть. В салоне ехала очень громкая женская волейбольная команда. Лиза надеется, что им надерут зад в первом же матче. Достали.
Когда она выходит, значительно посвежевшая, то Мор и Сорвиголова еще не вернулись с прогулки, а заваренный для нее кофе, остыл. Лиза брезгливо трогает напиток губами и отправляет чашку в микроволновку на пару минут. Смотрит, как тусклом свете за черным стеклом та вращается, и гудение ее не раздражает: похоже, головная боль отступила. На нее так благодатно подействовала новость о том, что сегодня вечером ее диван будет только ее? Но на кого тогда складывать ноги, на правах хозяйки включая телик на дискавери? С горячей кружкой в руках Лиза подходит к окну, ставит ее на подоконник и смотрит вниз. Отсюда открывается вид на улицу - на угол дома напротив и на сквер. И на вход в парадную, у которого, развалившись на лавочке, сидит Кристоф и наблюдает за тем, как Сорвиголова тусит на газоне. Он курит, когда подъезжает незнакомая тачка и ему передают, очевидно, ключи. Разговор, как и телефонный прежде, короткий. Лиза не слышит, о чем именно идет речь, просто смотрит и пьет кофе. Мор с Сорвиголовой под мышкой выглядит нелепо и очень мило. На этой мысли Кловер одним глотком допивает кофе, словно это шот водки. Морщится из-за недоразмешанного сахара на дне. Губы становятся сладкими. Нельзя привязываться к людям, это Сорвиголове с нею повезло, а вот ей с людьми не очень. Когда она вошла и увидела в квартире чужие вещи, то подумала, что это объявился А. Тогда показалось, что на нее накатил страх, но теперь - что радость.

Лиза оборачивается, встречая Мора. Он окидывает ее беглым взглядом. На ней майка и белые шорты, вид безобидный. У нее влажные волосы. Он говорит, что соберет вещи. Да уж, не мешало бы, потому что порыв страсти, похоже, был сопоставим по мощности с ураганом. Хорошо, что не разбило окна. Лиза усмехается. У него мало пожитков, поэтому сборы не занимают много времени. Сорвиголова чувствует неладное, мотаясь за ним по пятам, и вдруг принимается скулить. - Пожалуй, мы сходим проверить и убедиться, что ты точно там останешься, - говорит Лиза поднимая пса на руки. Шерстяной тут же облизывает пальцы. Звучит, как будто ей не терпится выставить Мора, а на самом деле ей, кажется, не очень нравится перспектива остаться вечером одной. По пути из Майами Лиза как будто бы уже свыклась с мыслью, что вечер пройдет за теликом, соленым попкорном и препирательствами, пока их наконец не сморит сон, и она не уйдет к себе, а он останется на своем дурацком спальном комплекте. У нее тоже невысокое мнение о его выборе постельного белья, кстати. - Ничего не забыл? - интересуется. О, презерватив она найдет, блядь, позже. И он об этом узнает незамедлительно.

Квартира, которую теперь снимает Мор, находится частично над ее собственной, но только она чуть больше. Планировка в целом аналогичная. Лиза и правда проскальзывает внутрь первой, осматривается и, выдержав паузу, заключает: - Ну, что же, похоже никакая одинокая женщина здесь не обитает. Даже не знаю, будет ли тебе из-за этого здесь комфортно, - произносит с наигранным соучастием. В глазах самую малость блещет насмешка. - Ну, разве что спонтанно заведется какая-нибудь, - усмехается. В целом вариант неплохой. Нет, не появление женщины, а жилье. Есть необходимая мебель, даже чайник есть. Кловер садится на диван, сажает Сорвиголову себе на колени. Не знает, что еще сказать, у нее такое бывает, кстати, редко. - Ладно, окей! Ты мне нравишься, я даже немного рада, что ты съебся недалеко. Не придется возить к тебе его, - она чешет псу за ушами, - на другой конец города. Не хочу, чтобы он скучал. Только не смей зазнаваться!

+1

7

Пес когтями цокает по полу, кинувшись на руки к хозяйке, виляя хвостом, стоило ей присесть и вытянуть руки вперед. Кажется, он уже точно знает, что сделает хозяйка и думает о повторной прогулке по душному летнему вечеру. Слова Лиз заставили улыбнуться, пока Кристоф стоит на одном колене и завязывает шнурки на обуви. Такая, не спортивная, но и не классика. Что-то среднее, будто помесь крокодила с бегемотом, но зато удобно на повседневку. Поднимает взгляд, когда женщина встала перед ним и выжидательно наблюдает, пока без пяти минут бывший сожитель справится с такой незатейливой задачей, а Мор неприкрыто пялится на татуировки. Видел их ранее, но особо не разглядывал, потому что был вынужден смотреть в телевизор, слушая возмущения Лиз о том, что было бы веселее, если бы зебра была пятнистой, а жираф в полоску. Ко всему прочему в погоне гепарда за антилопой она всегда болела за первого, хотя обычно люди жалеют жертву. Кловер вообще выкидывала иногда странные мысли вслух, что сначала больше раздражало, а потом, через пару дней, он даже скучал без юморных замечаний и комментариев к той или иной передаче. Лиз ела соленый попкорн, но Крис любил сырный, однако об этом он всё равно ей не скажет. -Такие красивые ноги и так испорчены татуировками, - выдохнул, выпрямляясь и вместе с тем вытягиваясь над девушкой. На голову ниже, а снизу смотрит так, будто он ей денег должен. -Ничего не забыл, а если и так, занесешь завтра, - пожал плечами надеясь, что она с утра не восстанет с кровати что бы отнести ему использованный презерватив, который обязательно найдет где-то в квартире. Ну, вообще это было бы в её стиле. -Пойдем, - берет сумку, закидывая на плечо и выходит из квартиры следом за женщиной, закрывая дверь и передавая ей ключи. Будет не честно, если дубликат оного останется у Криса. Молча поднимаются, он ловко откроет дверь и делает полушаг назад, позволяя Лиз проскользнуть под его рукой, держащей дверь, первой в квартиру. Что за характер; затем закатит глаза, но не злобно и улыбнется, заходя и включая свет. Тут пахнет ремонтом, таким характерным специфическим запахом стройматериалов и новой мебели. Наверное прошлые жильцы угробили квартиру в хлам, потому что первое, что бросается в глаза – новый диван. Значительно больше, чем у Лиз, но и сама гостиная казалась много шире вкупе с кухней, так же разделенной барной стойкой, переходящей в подоконник и далее к гарнитуру. Встанут вдвоем, вертя головами в молчании, которое первое нарушит Лиз, выдвинув свой вердикт про женщину здесь, мол, нет её. Крис снова бесшумно рассмеялся, кивнув. Тут действительно никто не живет, и это уже отличная новость. Еще одной строптивой дикарки его нервная система точно не выдержит. -Ну, думаю я привыкну к тишине, потому что своей компанией ты меня не разбаловала, - выжидательно смотрит и отстраняется, проходя в дверной проем, отделяющий комнату, что тоже была чуть больше. -И заводятся спонтанно только блохи, а я слишком брезгливый, чтобы рисковать, - конечно блохами он назвал вшей и то только потому, что ранее она говорила о блохах и это казалось забавным. Мор был не уверен, что женщина его поняла. Включил свет и комната сразу показалась довольно скучной – кровать, шкаф во всю левую стену, две тумбы и телевизор. Аскетичненько. Хотя Мор не особо привереда, даже такого в церкви нет. Максимум платяной шкаф, дубовая кровать и распятие напротив. Постельного белья не оказалось, а матрас ещё покрыт прозрачной пленкой. Видно хотели показать, как позаботились о новом жильце, или попросту старый продавили или прокурили. Повисло молчание, пока Крис разыскивал хотя бы подушку, о которой не позаботились. Он, между прочим, тоже не обзавёлся таковой. Вздыхает, думая, попросить Лиз одолжить или ну нафиг, поспит снова на подлокотнике дивана? Выглянул в гостиную. Во-первых, подлокотников на нем не было, во-вторых, Лиз выглядела слишком растерянной. Или это так у неё усталость проявляется? Зеленоватый взгляд из-под ресниц уставился куда-то в пол под ногами или на Сорвиголову, принюхивающегося к новым запахам и довольствующийся мягким поглаживанием между ушей. Щелчок выключателя и Мор заходит назад в гостиную, когда женщина выпалила свою радость по поводу его переезда, прикрывшись собакой. Сорвиголова действительно лояльно относился к человеку, пусть и незнакомому, но и злобным этот комок шерсти не выглядел уж точно. Вспомнилось, что он тоже хотел завести пса, но всё пошло по пизде. Как и его убытие из Сакраменто. Почему он так рвался уехать отсюда?

     -С хера ли бы? Я что, нянькой твоей собаке устраивался? – возмущен, но в голосе улыбка. Проходит мимо с целью рассмотреть ванную. Она тоже чуть больше и тут не нужно было заходить по очереди, чтобы почистить зубы. И раковина большая, что не может не радовать. Единственный грустный факт в том, что в гостиной нет телевизора. Закончив обход своих временных владений, уселся рядом с Лиз и забрал пса к себе на колени, который сразу же потянулся облизываться и вилять хвостом. Наверное в прошлой жизни он любил целоваться, не иначе. Закинув одну руку женщине на плечи, рывком притянул к себе, переложив ладонь на голову и ткнулся на пару секунд в макушку, втянув уже привычный аромат шампуня. -Ты чего раскисла? Если устала, можешь идти спать, а если не очень, можем поехать за пивом и посмотреть дискавери. В прошлый раз мы остановились на размножении крокодилов и мне чертовски интересно, что будет дальше. Они яйца откладывают или живородящие? – улыбнулся и приятельски похлопал по плечу, вспоминая, что забыл своё полотенце на перегородке душевой в квартире Лиз. Очень хотелось верить, что она не отыщет в ворсе ткани лобковые волосы и не сделает какую-нибудь куклу-вуду.

+1

8

Лиза улыбается: Мор точно не против изредка становиться нянькой для ее слепого пса. Между прочим, его она тоже подобрала - такая вот она дохуя сердобольная, как оказалось. Его - в смысле, Сорвиголову. Тоже - потому и Кристофа она приютила. И прямо сейчас эти двое образуют комбо, за которым Лиза уже следила ранее из окна. - Вот предатель, - фыркает она, наблюдая, как мелкий топчется по чужим коленям. Ну, он проще сходится с людьми, кстати. Может, потому что слепой и не видел всего? Лиза вот зрячая. Насмотрелась разного. Она откидывается на спинку дивана - отличного, новенького дивана, надо сказать, и Мор вдруг обнимает ее. От неожиданности Лиза даже цепенеет. Трудно поверить, однако такие вот жесты приводят ее в ступор. Простые, без подтекста. Обычные. Так обнимают, наверное, друзья. Или близкие. Так в последний раз ее обнимал Энди, в которого она была влюблена, как сама думала, до смерти. Ошиблась. Энди в Остине, а ее здорово помотало. Все, что осталось в воспоминании - его имя на ее плече, на котором сейчас лежит ладонь Кристофа.

Ей привычны другие прикосновения. Постановочные - потому вполне ожидаемые и терпимые, оплаченные - тоже. Намерения этих прикосновений ей понятны, потому что они примитивны. В них нет ничего сложного, чистая похоть. В том, как сейчас ее обнимает Кристоф Мор, с которым они знакомы с неделю и провели под одной крышей и того меньше, потому что она моталась в Майами, Лизе не понятно примерно все. Положи он ладонь ей на колено, она бы не удивилась. - Я не раскисла, я думаю о том, что у тебя новый диван, а на моем ты трахал какую-то лахудру, - кривится Лиза. - Разумеется, лахудра была без татуировок, - о, она в курсе его мнения насчет рисунков на ее теле. Комплимент ее ногам, впрочем, все равно не пострадал. Ну а что, у нее правда охуенные ноги, должен же у нее быть повод для гордости! Да все ее тело целиком - этот повод. У нее талия как у осы, задница вообще отвал всего. И да, ее тип - не кукла Барби, а скорее ведьма из страшных сказок. Но разве Малефисента не соска? В детстве Лиза была угловатой, в подростковом возрасте ее тело начало ломаться, переформировываться и в итоге сложилось наилучшим образом. Допустим, у нее не пышные сиськи, но у нее нет и ни одного лишнего килограмма. Она может есть все, что угодно, и когда угодно. Бешеный метаболизм и конституция - это все гены. Гены - единственное, что досталось ей от матери, помимо тумаков и ебаных первых шестнадцати лет жизни, за что можно быть благодарной. - Ты угощаешь? - поворачивает к нему лицо, смотрит в упор. Тоже странно - такая близость, а его язык не метит ей в рот и наоборот. Чудеса. Она точно вернулась в Сакраменто, а не сдохла в Лидсе из-за свернутой А. шеи? Может быть, она лежит сейчас в его квартире и мумифицируется, уставившись бесцветными глазами в потолок?

- Поехали. А потом посмотрим про крокодилов. Они откладывают яйца, кстати! Чему только тебя учили в твоей этой школе при церкви? Что новых крокодилов каждый третий день до сих пор создает бог? - толкает Кристофа в бок. Лиза не помнит последовательность актов сотворения мира, так что он может ее поправить: четвертый, может, день или какой там. - Но этого приятеля оставим дома, - она поднимается, забирает Сорвиголову. - Через пять минут у твоей тачки, - собственно, больше ей и не нужно, потому что она остается в том, в чем уже одета. Ее ноги, кстати говоря, большинству нравятся и со всеми татуировками. Так они привлекают только больше внимания: на кассе, пока Мор пробивает пиво, поп-корн и чипсы, два типа со зрачками едва не шире радужек пялятся на нее, переглядываясь. Можно запускать обратный отсчет до подката. Лиза лопает жвачку, рассматривая мелочевку, которую маркеты обычно предлагают дожидающимся очереди. Цепляет упаковку презервативов и бросает к поп-корну. Парни гогочут, а она обнимает Кристофа, прижимаясь к его спине. Он так и расплачивается с нею в прицепе. Кассирша тут же перестает строить ему глазки, а писк на штрихкоде гондонов получается как будто злой. Ну, сорян. Зато Лиза избавляет себя от лишних подкатов поздним вечером: Мор создает впечатление чувака, с которым связываться не стоит. А что до кассирши, то обойдется без флирта, пусть сначала обновит облупленный маникюр.

...Вечерний Сакраменто даже приятен, жара незначительно спадает, и становится не так утомительно находиться на улице. Лиза с удовольствием вдыхает воздух: здесь у маркета высажены цветы, и поэтому пахнет какой-то приятной хероборой, - а затем падает на переднее пассажирское сидение. - Надо же, такой вечер... И ты даже его не портишь своими библейскими цитатами, - говорит она, оборачиваясь и протискивая туловище между сидениями. Выискивает в пакетах упаковку резинок и возвращается, чтобы затолкать ее в бардачок. - Мой тебе подарок на новоселье, - смеется. Правда, в бардачке есть кое-что и поинтереснее. Лиза двумя пальцами вытаскивает скрученный косяк. Не тронутый. Пахнет тоже отменно, даже лучше клумбы. Она хмыкает: - Типа, божья благодать? Давай раскурим? Мать говорила, она потомок чероки. А ты, наверное, из миссионеров, отвечаю. Будет наша трубка мира! - у нее дома тоже есть трава, которая помогает ей расслабиться. Если бы Лиза сегодня возвращалась в пустую квартиру, то точно выкурила бы самокрутку.

+2

9

Он погладит её по плечу так по-дружески, заметив в ответ мурашки, скользнувшие по шее следом за стопором, будто палку проглотила. Дома не холодно, значит ей страшно? Не привычно? Он же ничего такого не делал. Хотя, да, возможно всему виной вечно ледяные руки, что-то там с кровообращением и прочее. Обещали, что восстановится, но, увы, греться он может только на солнце или под чьей-нибудь футболкой, держась за грудь, например. —Ну, во-первых, не только на диване, - заискивающим голосом добавляет, потому что скрываться бессмысленно. Так он смягчит удар, когда Лиз найдет… Блядь! Под диваном надо было посмотреть, этот гондон точно там валяется. Встрепенулся аки птенец, но быстро нашелся и накинул на лицо маску равнодушия. Надо пробраться в дом Лиз до того, как её разорвет от возмущения и она, возможно, вцепится ему в лицо ногтями, особенно если будет не в настроении. Представил и передернул плечами, потому что это наверняка очень больно. —А во-вторых, трахать я буду и лахудру с татуировками, - закатил глаза. Лиз изначально встретила нового сожителя с колкостями, потому тыкать ей на сплошь татуированное тело почти вопрос принципа. К нему в этом отношении не придраться – Церковь не приветствует, да и какой-то специфической тяги к подобному никогда не возникало. Во время службы если только машинкой самодельной тыкал себе между пальцами на руке, потому там осталась черная точка. Вообще-то не приятно, когда игла с чернилами попадает под кожу, пусть не так уж и глубоко, однако ощутимо. Сослуживцы били себе имена любимых, ждущих дома, а Кристофа никто не ждал. В целом, где-то глубоко в душе надеялся, что его там убьют. Но он оказался куда живучее многих.

     —Конечно угощаю, спрашиваешь, - Кловер смотрит на него во все глаза, словно только о баночке пива и мечтала весь вечер, а тут он со своей любовницей все планы испортил. Страшно представить, если бы та задержалась. Наверное, Лиз бы выцарапала девке глаза и не потому, что она с ним трахалась, а потому, что нехуй на её территории разбрасывать феромоны с нижним бельем в придачу. Ещё и Крис своих наследников по квартире раскидал, это, верно, жутко раздражает, но Лиз только отшучивается и картинно оскорбляется. —На шестой, - довольно промурлыкал, щурясь от удара локтем в свой бок. Вообще-то ему больно, но это он, конечно, он женщины скроет, сощурившись. —В шестой день творения Бог создал животных, живущих на земле, и человека, по образу и подобию Своему, - неохотно отпустил собаку со своих коленей, хотя Сорвиголова был совсем не против отправиться на руки хозяйки, неуверенно болтая хвостом из стороны в сторону. Глаза-бусинки грустно посмотрели на мужчину, перекочевывая в свои владения, а они забились с Лиз встретиться через пять минут. Проводив девушку взглядом, выход то где находится она знала, добрался до обезболивающих, запив их водой из-под крана. Затем отыскал свежую футболку, пусть чуть помятую, но всё же, последовал одеколон что бы придать "вид" максимальной свежести, хотя тот красные линии на нижних веках от недосыпа точно не замаскирует. Надо будет спиздить у Лиз её гель для душа, он неебически вкусно пахнет ни то йогуртом, ни то чем то подобным, сладким. Мор имел весьма жирную галочку на запахи и, верно, ведётся на них больше, чем только на визуальный фактор.

Спустился вниз, встретив спускающуюся Лиз, которая облик менять свой не стала. Ему, в целом, всё равно. Закинул ей на плечо руку, притянув, так спускаясь. —О, пивка попьем, заебись. Давно я не пил что-то слабее сорока градусов, - расползся в довольной улыбке, пропуская женщину на пассажирское сидение своего мустанга. Тот довольно заурчал и быстро вывел своих неебически охуенных всадников на дорогу вечернего Сакраменто. В этом районе города не так что бы много магазинов, но ближайшие мини-маркеты знал уже по пальцам, изучив вдоль и поперек район за минувшую неделю. Это Лиз там работала, а он исследовал место своего расположения на ближайшие пару месяцев. Отыскав пристанище авто на маленькой парковке, как торнадо прокатились по маленькому магазину, собрав всё необходимое. Мор не особо пялился по сторонам и находился в степени крайней задумчивости, когда из неё вытянула упавшая на ленту пачка презервативов. Уставился на неё, не сразу сообразив, но Лиз даже не позволила задать вопрос, пристроившись сзади и обняв, сцепив пальцы в замок на животе. Приподнял руку, посмотрев под неё, затем через плечо, заметив хитрую улыбку и сверкающие зеленые глаза с больно упирающимся подбородком между своих лопаток. Поднимет взгляд и встретится им с недовольным двух типов, стоящих не так далеко. Кажется, они не особо счастливы этим объятиям, а кассирша и вовсе останется, в итоге, без внимания. Взяв пакет, выходя из маркета бросает взгляд назад и демонстративно обнимает женщину за плечи – черт, Лиз такая удобная в плане своего роста, что просто грех на неё не облокачиваться.

Уселись в машину, как сразу следует едкое замечание про библейские цитаты. Мор даже не закатывает глаза, потому что, кажется, стал привыкать к дозированному яду из этих уст. Кажется, он же в небольших количествах, типа, лекарство? Крис, если подумать, после встречи с Лиз стал куда меньше хандрить, хотя вот пьет всё так же. Конскими дозами, будто сдохнуть захотел в первой подворотне. Или на её диване, но не получилось, не фартануло. Повернул ключ и машина довольно затарахтела, как краем глаза замечает просочившуюся между креслами девушку, выуживающую из шороха пакета пачку гандонов. Своей изворотливости она точно похожа на змею, или кошку. Голову поворачивает и удивленно поднимает брови. —Я думал ты себе купила, - будто оскорбился. —У меня своих пачка есть, и в документах ношу на всякий, мало где припрёт, - учитывая тот факт, что Кловер казалась полной оторвой и атеисткой, с ней было довольно просто в этом плане, как оказалось. Конечно, его смутило её внимание, когда она узнала о том, что сосед типа наместник Бога и всё такое прочее, но её вообще не остановило. Без тормозов, что ли. И после сегодняшнего рассекречивания она даже в лице не изменилась, потому заработала десять баллов из десяти к доверию. Оно почти пошатнулась, когда она открывает бардачок и выуживает косяк. Крис даже в лице изменился, потому что хуй пойми как она к этому относится. В его окружении не особо приветствовали подобные способы расслабления и удовлетворения. Что уж говорить, они были против всего, что их приносило – алкоголь, секс, азартные игры, ночные гонки, стрельбу, мастурбацию в конце концов. В общем всё, что когда-то приносило ему это до травмы. Хотя накинуть от руки она особо не мешает, если подумать. —Хорошая идея, - удовлетворенно кивнул на предложение покурить вместе. —Но давай поменяем место на что-то более симпатичное, чем стены серого супермаркета и постоянно слепящие в глаза фары проезжающих машин, - со знанием дела заявил, вырулив на дорогу. Учитывая, что Сакраменто с двух сторон разрезали реки Фетер и Американ-ривер, то Кристоф через несколько кварталов вывел машину на не облагороженную набережную. Тут не было толпы гуляющих, и выложенной камнем тротуара вдоль побережья не было тоже. Только невысокие кустарники и раскатанная колесами узкая дорога, ведущая куда-то в подлесок, граничащий с жилыми постройками и заселенным районом дальше. Впрочем, в это время уже собак всех выгуляли, а молодежь предпочитала кутить где-то ближе к центру. —Пошли, присядем на капот, не будем же как сычи в машине сидеть, будто мамка спалит как мы курим, - улыбнулся, выходя прихватив с собой пару банок пива и пачку чипсов. Крис с запасом набрал всего, так что хватит и на вечер, и на ночь, и на утро, смотря как пить и сколько раз ходить в уборную. Закурить позволил девушке первой, открыв банку пива и сделав пару глотков живительной влаги, поставил на металлическую поверхность капота. Блядь, Крис почти забыл этот вкус. А вот в нос ударил вполне такой знакомый запах травки. Лиз, к слову, выглядела асом в раскуривании и кажется была вполне лояльна к ней. Черт, а есть ли вообще что-то, что ей не нравится? Может она гомофоб? Надо будет спросить. Приняв самокрутку, затянулся так славно, что легкие зажгло. Раз, второй. И это было чертовски охуительно. —И всё же я вот думаю, ты не смотришь на меня через призму Церкви, лояльна к вредным привычкам, алкоголь, курение в том числе. За секс с незнакомым человеком тоже всеми конечностями, как понял, да и пирсинг в довесок, - затянулся прищурившись, задержав дыхание. Пододвинулся ближе к Лиз, так же облокоченной на капот, приподнял руку и мягко ухватившись за подбородок, подтянул лицо к себе с таким выражением, будто делает абсолютно невинное движение, больше похожее на то, что сейчас поцелует. Губами остановился в сантиметре может, или чуть ближе, мягко выдыхая плотный дым. Знала ли она, что его следует втягивать или сообразила на ходу, Крис наверняка не ведал, хоть и склонялся к первому варианту. Она выглядела ловкой в раскуривании. —Так вот, - невесомо погладил большим пальцем по скуле. —Может ты террористка или гомофобка? Ммм… или в секте какой состоишь? Плетешь бисером? Или делаешь куклы-вуду? Должно же быть что-то более неправильное, - сощурился в улыбке. —Или правильное, как посмотреть.

+1

10

Если Бог создал человека по образу и подобию Своему, то Бог не без изъяна, думает Лиза. Бог, если угодно, даже жесток, потому что, получается, он карает муками Ада за то, в чем повинен сам, к тому же лицемерно раскладывая грешников по кругам с девятого по первый. Впрочем, Лиза также уверена, что в Библии или у священников есть какие-нибудь хитровыебанные обоснования, почему все на самом деле правильно, а Всевышний в конечном счете непогрешим. Люди сами виноваты в своих бедах. Вот так просто и удобно, а главное - убедительно. Между тем, ее мысли лишены еретического, она не собирается подрывать ничью веру: Лиза размышляет о религии как о сюжете краем глаза увиденного кино и пролистанной книги. Будь Мор каким-нибудь толкинистом, то точно так же она рассуждала бы о Властелине колец. Она видела кино, так что при желании могла бы придумать вопросы и на этот счет. Ее голова как будто бы не отдыхает вообще никогда, и в этом смысле Лиза даже круче Бога из Библии Кристофа. Тот хотя бы на седьмой день взял себе выходной, а в ее голове только за какие-то прошедшие полчаса роилось полно всего.

Например, ее первая мысль была о том, что этот говнюк, похоже, водил чьей-то жопой по ее столу или, может, по подоконнику. Однако Лиза и теперь не взрывается, она думает: я запомнила, ты так просто не отделаешься. Ну и еще: охерел, - с нотой некоторого одобрения. Вот чтобы ее не выдать, она и промолчала.

Вторая мысль Лизы была о том, что, похоже, Мор не собирается останавливаться на сегодняшней победе, а, значит, с ним не все потеряно. Нет, не в смысле, что этой лахудрой с татуировками может оказаться она сама, а в том, что церковь не так уж сильно его сцапала, и что он еще может начать жить нормальной жизнью без своей этой религиозной бурды. Зачем ему вообще все это сдалось, если, очевидно, что мирская жизнь ему вполне по вкусу?

Ее третья мысль о том, что он реально крепко пьет, но все равно как будто вхолостую. У него всегда имеется, чем дозаправиться - бурбон или виски, обязательно что-то огненное. И он как будто не пьянеет, а только притупляет боль. Так водой иногда притупляют аппетит. Ее четвертая мысль: в его жизни произошел пиздец, о котором она не спрашивала, но, может, спросит.

Пятая мысль Лизы Кловер - это наблюдение: она слишком много думает о серьезном вместо того, чтобы уже сейчас открыть одну из банок пива и освежиться.

Шестая: они, похоже, могут стать приятелями.

В Сакраменто у нее нет друзей, вообще никаких: ни близких, ни средних, ни дальних. Да, остались знакомые, но даже с семейной парочкой этажом ниже о своем личном она говорит чаще, чем с кем-либо. Можно же считать едкие комментарии насчет стонов и скрипа кровати личными разговорами? В ее ситуации - вполне. Хоть кто-то интересуется ее жизнью и имеет о ней мнение. Качество мнения значение не имеет. Вот такие дела.
- Слушай, я не поверю, что ты реально священник, пока ты не покажешь мне сутану, - говорит Лиза. - Хотя, и тогда не поверю, наверное. Вдруг ты актер-неудачник, который провалил пробы в "Поющие в терновнике"? Для служителя церкви ты живешь слишком активной половой жизнью, - она выдерживает короткую паузу, но не может, да и не хочет сдерживаться: - и, что примечательно, не с детьми, - смеется.

Конечно, есть вероятность, что Мор прямо сейчас решил увезти ее на пустырь, убить и там же прикопать, и только маскируется предложением про выбор лучшего места для того, чтобы раскурить косяк. Лизе, в общем-то, похер. Это ее седьмая мысль: ей, в общем-то, похер на то, как она кончит свою ебаную жизнь.

Она выходит из тачки и тут же закуривает. Делает это с наслаждением, как будто ударно потрудилась и заслуживает отдых. Мор же выносит пиво и чипсы, устраивает на капоте мустанга стол. Лиза передает ему косяк, приваливается к теплому железу. Дым проникает в легкие и в мозг, щекочет изнутри. Расслабляет славно, хорошая трава. На Мора действует так же, он и сам становится ленивым как кумар, текущим из его рта в ее рот. Он спрашивает, откуда она такая взялась, терпимая к чужим грехам. Не потому ли, что сама грешница? Лиза улыбается, открывая банку с пивом. Легкий щелчок и шипение как будто не только звуки, но и что-то материальное: они ощущаются на пальцах приятной прохладой. Лиза делает глоток. - Я не террористка, не гомофобка, не сектантка. И можешь не бояться, я не насыплю тебе бисера в кровать, чтобы ты всю ночь чесался, - смеется. - Хотя, если подумать, идея интересная, - нет, этой мысли уже не хватает места в ее голове: в ее голове - дым и больше ничего. Пустота как перед первым днем творения. - Забористая трава. Где ты ее достал? - забирает у него косяк, делает быструю дозаправку и возвращает. Зажмуривается. - И кукол-вуду я не делаю, я могу сглазить и без лишней возни. Я тебя успокоила?

Она смотрит на него, улыбаясь. Потягивается, потом забирается на капот с ногами, снимает белые конверсы и ставит рядом с собой, усаживается по-турецки. Ночь отличная, и здесь, вдали от городских огней, как будто даже можно рассмотреть звезды. Некоторые даже очень близко, правда, они не из астрономического атласа, а из Зала славы Adult Video News. - Я веду некриминальный образ жизни, снимаюсь в порно.

+1

11

Недоверие со стороны Лиз о том, что он священник, абсолютно оправдано. Не жеманный, вполне себе обычный мужик каких миллионы, без выдающихся способностей и даже не то, что бы красив, что бы девок за собой укладывать штабелями. Его речь хоть и сквозит пусть библейскими цитатами, но девяносто процентов речи он озвучивает вполне себе нормально, хотя иной раз мозг щекочет пиздануть что-то эдакое. Кловер это не особо по вкусу, потому Мор сдерживается. Он в целом весьма терпелив, если ему выгодна такая позиция. —Это моё любимое произведение, - довольно щурится. —Я про «Поющие в терновнике», - коротко поясняет, наградив женщину брезгливым взглядом за её домыслы касательно детей. У неё пунктик, что ли? Делает глоток пива, потом затягивается, пропуская дым в легкие. Он дурманит разум, но будто по лайту, не смешивая восприятие как кокаин, или, допустим, героин. Будто проблемы и переживания отходят на второй план, прикрывая полупрозрачной ширмой тревогу. Даже мыслить становится проще, только появляется некоторая лень, нерасторопность даже. —Я люблю детей, но не так, как ты это себе нафантазировала, - сунет в рот чипсы, захрустев и следом запивает. Пиво отдает в нос как газировка и совсем не пьянит, скорее шлифует состояние, сглаживая последние оставшиеся углы. —До того, как в меня стреляли, я курировал один из приютов и часто проводил там время с ребятишками. Только вот никак не вспомню, почему я так рвался уехать из Сакраменто, - жестом показал у виска, мол, сумасшедший, но этим хотел визуализировать спутанность воспоминаний. —Врач обещал, что вспомню позже, вот, жду, - не самый верный способ, потому что доктор действительно так сказал, но при этом выписал рецепт формата А4 на лекарства и добавки, что бы помочь мозгу восстановиться после массивной кровопотери и чего-то там ещё. Ох уж эти медицинские термины, в рот их еби.

Снова затягивается, передавая косяк девушке. Она щурится, когда курит, видимо едкий дым попадает в глаза, но от того выглядит как довольная кошка, слопавшая пол ведра сметаны. Взглядом соскользнул вниз, рассматривая татуировки – имя, очевидно возлюбленного, потому что абы кого на своем теле так не запечатлевают, затем по надписи расположившейся чуть ниже. Больше рассмотреть не удается, потому что ему толкают обратно косяк, а Крис его принимает. Да и мрак, опустившийся окончательно на город, мешал изучению. Здесь, у реки, действительно было очень тихо и душевно, только шум воды и шелест листьев в кустарниках неподалеку. Незаметно улыбнется на вопрос о том, где достал траву, делая глоток пива. —У меня есть хороший источник, могу поделиться, если надо. Херню не подсовывает, - Мор взаправду относился серьезно к этому, ровно как и к хорошему алкоголю, к качественным вещам и прочим мелочам жизни. —Ну а касательно бисера, то сначала тебе в мою квартиру попасть надо, что бы сотворить такую пакость. Знай, что в таком случае я буду максимально скрипеть кроватью и, возможно, топать как слон, мешая тебе спать,  - правда вероятность, что Лиз в эти моменты будет дома, довольно мала.

Кловер уютно забирается на капот, будто это не металл, а мягкий диван. Повисла короткая пауза, пока Мор делает заключительный глоток пива из банки под признание, чем всё же Лиз занимается. Жидкость, попав в рот, стекает явно не туда и закашлявшись, стучит кулаком по груди. На глаза навернутся слёзы, возможно, это пиво выходит через все отверстия, потому что к такому откровению Кристоф был не готов. В голове сразу всё представление о женщине переворачивается в секунду, и мозг начинает воспроизводить все факты их знакомства в хронологическом порядке. По крайней мере это объясняло игрушки для взрослых, хранящиеся в прикроватной тумбочке кровати и перелет, типа командировки. Надавив пальцами на закрытые веки, еще пару раз бугыкает, выдавливая из горла алкоголь, одновременно сминая в свободной руке жестянку. Ошарашенно поворачивает голову и предполагает, что Лиз снова шутит в своей манере. Однако в ответ абсолютно непроницаемое лицо и серьезный взгляд, с тонко зажатыми в линию губами. Это не женщина, а просто кладезь удивительных фактов. —Ну нихуя себе, - хрипло говорит, при том не ощущая какой-то брезгливости или около того. Ну, блядь, у всех свои фетиши. Можно ли назвать тех, кто мастурбирует на камеру, порно актерами? Сейчас он в свете последних событий чуть иначе смотрел на самую обыкновенную женщину, какой она казалась. —Мне следует взять у тебя автограф? – улыбается глазами, отчего у внешних уголков глаз появились морщинки. —Выходит, я много потерял, когда отказался от твоего приглашения потрахаться? – беззвучно смеется в своей манере, доминая жестянку, превращая в подобие блина.

Встает на ноги, обходя машину и, взяв новую, возвращается под характерный щелчок ring pull. Кинув под ноги искуренный косяк, затопчет, и снова облокотится на капот, подавшись ближе к Лиз. —Однажды у меня на исповеди была девушка, которая тоже говорила, что снимается в домашнем порно. Ты то уровнем повыше, полагаю? В общем, у меня сложилось тогда впечатление, что она пришла похвастаться и подразнить молодого священника. Нимфоманка и полнейшая атеистка. В тот раз был первый раз секс втроем, у неё очаровательная подружка с изумрудными глазами и волосами до задницы, - усмехнулся, понимая, что до признания Лиз напрочь забыл об этом приключении. —Я через месяц её венчал с суженным, такой вот парадокс. Кажется, это был единственный раз, когда знали о том, кто я. Впрочем, обе сохранили секрет и это было просто… ммм… разнообразия ради. Еще некоторое время был подписан на её канал, кажется, впоследствии она нашла подходящего партнера и завязала. Влюбилась, может. Хрен разберешь, - сунет в рот чипсы, посмотрев на девушку. —Но вообще, тебе, думаю, идет этот образ. Как ты попала туда? Тоже нимфоманка? Расскажи мне свою занимательную историю, вдруг стало интересно, - кивает в подтверждение слов, только сейчас разглядев на левом запястье и предплечье Лиз весьма занимательную фразу. Протянул руку и ухватил за пальцы, подводя ближе к глазам что бы убедиться, что не показалось. —Я никогда не думал быть тем, кто убережет тебя от тьмы, и я взвалю на себя эту ношу — я стану святым, - выпустил руку девушки, перекинув в неё холодную банку пива. —Мне нравится их репертуар, ну так? Вернемся к твоей жизни. Время охуительных историй.

+1

12

- Это Поющие в терновнике тебя испортили? - Лиза театрально удивляется, открыв рот в очень выразительной форме "О". - Ты прочитал в детстве о Ральфе де Брикассаре и все, поплыл? - охуеть, она даже помнит имя! Книгу, разумеется, не читала, но смотрела сериал. В салоне красоты в Остине, где Лиза подрабатывала поломойкой в возрасте лет четырнадцати, стоял пузатый телик с видеомагнитофоном, и хозяйка крутила на нем дурацкие сериалы типа Гордости и предубеждения, Джейн Эйр и вот - Поющих в терновнике. История про ученую девчонку из благородной, но бедной семьи Лизу тогда не впечатлила. Про бедную, но тоже умную, однако к тому же обиженную жизнью, тоже. На их фоне Поющие выглядели интереснее, она даже помнит рисунок на коробке из-под кассеты: главная героиня в своем то ли нежно розовом, то ли коралловом платье в объятиях священника. Можно ли считать, что Лиза смотрела Поющих ребенком? Нет, ей было четырнадцать, и она знала, чем именно главная героиня и священник занимались на райском острове (ах, падре, вот он рай, да?). В четырнадцать Лиза уже спала с парнями.

Однако факт, что она лишилась девственности в четырнадцать лет, не идет ни в какое сравнение с теми сведениями, которые о себе накидывает Мор. Оказывается, он любит детей (да, Лиза в курсе, что он не педофил!). Еще оказывается, что у него не только огнестрельное ранение, но и провалы в памяти. - Ты пьешь таблетки для того, чтобы поправить мозги? - спрашивает Лиза. Ну, это ее карма - находить отбитых на голову, и в переносном, и в прямом смысле. И свой вопрос она задает безо всяких реверансов, не думая, уместно это или нет. Она держала его за яйца в присутствии копов, так что уж про пилюли, которые он запивает алкоголем, точно может спросить. К тому же они наедине. - Что с тобой не так? - Лиза даже подается чуть вперед, словно силится прочитать в его глазах что-то, что он ни за что не произнесет вслух. - Пиздецовый шрам, пулевое, башня набекрень... Это все на военной службе или на церковной? А то я уже ни в чем не уверена.

Их соседство точно не будет томным, гарантия сто процентов. Лиза хмыкает. Если бы соседка с первого этажа была в курсе биографии нового квартиранта на третьем, то сошла бы с ума. Может, поставила бы на дверь дополнительный замок. И перестала бы выпускать мужа из квартиры одного, без ее присмотра. Бедный и так трясется чуть что, а тут еще такой альфа. Хорошо, что они живут не на одной площадке. - А ты, что, не будешь меня к себе пускать? Я думала, мы друзья! - делано обижается, дует губы. Он, кстати, в курсе, что окно, ближайшее к зоне кухни, выходит на внешнюю лестницу, по которой можно не только спасаться в случае пожара, но и перемещаться между этажами просто так? Достаточно по рассеянности оставить его открытым. Впрочем, пробраться к Мору - это не самое уязвимое место потенциального плана. Лиза в душе не ебет, есть ли в Сакраменто магазины для рукоделия, и где они находятся. Иначе как она найдет бисер? - О, скрипом кровати меня не отвлечешь, - и вряд ли у Кристофа есть основания сомневаться, что это не так, особенно после того, как она признается ему, чем зарабатывает себе на жизнь.

Признание, надо сказать, производит на него впечатление. Мор закашливается, поперхнувшись пивом, и Лиза дает ему возможность самому побороться за жизнь. Иначе глупая была бы кончина: пережить вспоротую скальпелем грудину, но подавиться слабоалкогольным пойлом. Все реагируют по-разному. Конечно, все так или иначе удивляются, поражаются, но выражение всегда имеет индивидуальные оттенки. Кто-то ухмыляется, окидывая ее оценивающим взглядом, а кто-то поджимает губы, запоздало пытаясь не выдать брезгливость. Кто-то сразу не верит. Кристоф скорее относится к последней категории, это читается в его взгляде. В ее ответом можно прочитать: нет, я не шучу. Если честно, то Лиза скорее ожидала, что он скажет что-то типа: "Блядь, да ладно!" - и что-то в его отношении к ней изменится. Не в лучшую сторону. Откуда у нее основания так считать, если Мор сам далеко не святоша, хотя как раз должен бы им быть? Хер знает. У него же есть какие-то представления о приемлемом и не приемлемом, так что съемки в порно вполне могли бы относиться к не приемлемому. Как проституция или как еще многое из того, что подразумевает отсутствие у человека самоуважения и чувства собственного достоинства.

- Как знать, может, и потерял, - Лиза пожимает плечами. Его шутка засчитана, но она не улыбается. Кристоф же продолжает говорить, и неожиданно делится историей об одном из своих похождений. Падре полон сюрпризов, просто охуеть. Его сексуальных приключений, похоже, хватит на небольшой мужской монастырь, если бы все эти аскеты прожили заурядную мирскую жизнь, рано женились и провели остаток жизни со своими избранницами, изредка похаживая налево разнообразия ради. Так вот, падре полон сюрпризов, ведь помимо того, что он кладет хер на обеты и вкладывает его же в баб, он еще неплохо разбирается в музыке. По крайней мере, он вдруг продолжает "когда я услышу твой крик с мольбой о жизни, я буду рядом" с оборота ее руки другими строчками из той же песни. Лиза смотрит удивленно. Приятно удивленно. Кристоф просит рассказать ему историю о том, как она попала в порно. Ну, хорошо, ее подкупает его музыкальная осведомленность. Возможно. - Я не сказала, что я снимаюсь в домашнем порно, - морщится, но, разумеется, никакого оскорбления из-за сравнения ее с какой-то приебнутой девицей, нет. - Мой уровень повыше, - показывает язык. Ее телефон остался в тачке, на кресле. - Дай мобильник, - протягивает руку. Мор достает его из кармана, снимает блокировку, протягивает. Лиза открывает сафари, вбивает в поисковик - Тэйлор Дип. Поиск услужливо выдает хулиард результатов, в топе находятся ссылки на порнхаб. В изображениях - не менее впечатляющая галерея скриншотов. - Чтобы ты наверняка не сомневался, - возвращает. - Моя мать - полоумная пизда, уже с шестнадцати лет я моталась по чужим хатам, мотелям, где придется. А когда подрабатывала в придорожной кафешке, меня заметил Пимп, мой агент. Предложил подзаработать, а я готова была съебаться. История, конечно, не Водяновой, - усмехается. - И не такая охуительная, как ты наверняка рассчитывал. Дай закурить.

Косяка больше нет, но она и просит обычные. Он курит крепкие, ей нравятся.

- Слушай, мне интересно, почему ты до сих пор в сане? Ты же в сане? Ну, в смысле, ты в рот ебешь все требования, но к тебе же ходят исповедоваться. Прошмандовки не в счет, ходят ведь и реально верующие, кто думает, что ты посланник Бога на земле, чистый и непорочный и все такое. Тебе не стремно перед ними? - спрашивает Лиза. - Или ты как и я просто не знаешь, что с тобой будет, если ты оставишь это дело? Но я-то за чужие души не отвечаю. Я сама по себе.

+1

13

Даже немного в восторге от того, что женщина в курсе об этом произведении, которое весьма специфично и объемно. Фильмы смотрел тоже, сделав вывод, что они куда более компактны, чем книга. В последней очень много лишнего повествования, но это личный стиль автора для полного погружения в атмосферу Австралии тех лет. —Читал я уже в сознательном возрасте, а Ральф де Брикассар далеко не простой герой, если подумать, - хмыкнул. —Амбициозный, даже жадный до своих целей, не брезгуя воспользоваться богатством Мэри Элизабет Клири Карсон, подбившись к ней на закате лет. А в итоге? В погоне за тем, чтобы быть идеальным священником, его страсть и желание Мэгги делают его таким же мужчиной, как и все остальные. Чего он, собственно, не очень то и желал. Мэг эгоистка, но на войне, как говорится, все средства хороши, - пожал плечами. —Его выбор в отношении церкви был изначально предрешен, но женщинам так нравится… фантазировать, - усмехнулся, сделав глоток пива. —Проблема взаимоотношений, корысть, религия, вера, обман – там есть всё с основной задумкой – Господь не любит, когда его наёбывают и пиздят семя наместника в лице Ральфа. Хотя может рождение Дэна была та самая благодать для побитой жизнью Мег? Кто знает, кто знает, - улыбнется, удивляясь тому, насколько Лиз сообразительна. Кажется, губы Кристофера слишком ярко показывают своё расположение к женщине. Он не говорил о том, что служил, но хоть раны этому и противоречат, можно найти определенную закономерность – Мор любил влазить в передряги. —Ты проницательна, - кивнул, подтверждая слова о службе, как и о церкви впрочем. —До церкви я служил по контракту, а по увольнению выставлено посттравматическое стрессовое расстройство. Сложное было время. Можно сказать я был на дне, - поднял взгляд на девушку. —Прострелили левое бедро и я чудом остался жив, хотя это повлияло отчасти на дальнейшую службу и в итоге я ушёл, - Крис не стал бы ей рассказывать, что являлось истиной причиной ухода, потому что до сих пор для него это пульсирующая душевная рана с оголенными нервами. —Я убивал людей от мала до велика просто потому, что так нужно было. Таков приказ, надо исполнять, - сжал банку под характерный скрежет металла. —Потом наркотики, алкоголь, любые методы заглушить воспоминания, я плохо спал, легче было после снотворного и я плотно на него подсел. Драки соответственно как итог, одна из которых закончилась ножевым под левую лопатку и в плечо. Думаю тогда я должен был сдохнуть, потому что собаке собачья смерть, - он спокойно смотрел в глаза Лиз, хотя на лице не дрогнул ни один мускул. А внутри вот всё переворачивалось, завязываясь в крепкий узел. Кловер человек временный в его жизни и кажется весьма порядочной в плане того что держит язык за зубами. Наверное люди, хапнувшие дерьма, приобретают этот навык автоматически. —Меня выходил священник, который и призвал найти покой в стенах церкви. Не сразу, но я согласился. Думаю, это были самые спокойные года в моей жизни до некоторого времени, - делится своей краткой биографией, пока передает телефон для того, что бы Лиз нашла себя в интернете. —В начале года влез в передрягу и явно перешел кому-то дорогу, но вспомнить кому и при каких обстоятельствах не могу. Сказали, что воспоминания за несколько месяцев до травмы самые уязвимые, - не сразу понимает что она вводит в поисковике, а потом, когда смартфон перекочевывает в руки хозяина и с экрана на него смотрит ни кто иной, как Лиз под псевдонимом Тэйлор Дип. Женщина что-то говорит совсем рядом у уха, пока взгляд расползается по череде фотографий со стоп-кадрами и скриншотами из порно с ссылками на тот или иной видеоролик. —Знаешь, для нас приготовлен отдельный котел в аду, - тихо сказал под нос; наощупь находит в кармане сигареты и передает девушке, одновременно блокируя экран телефона и возвращая к собеседнице взгляд. Легкий шок всё еще имеет место быть и, подняв руку, подводит огонь к сигарете, сунутой между зубов. Следом подкурит сам, растолкав добро по карманам. Темное пространство между людьми заполняет крепкий запах табака и мелькающие оранжевые огоньки, которые то становятся ярче от затяжки, то тускнеют после. —По крайней мере в отличие от домашних ебарей вы проверяетесь и блюдите не только за здоровьем, но и за эстетической частью секса, - выпустил дым через нос, выпрямившись и усевшись удобней, скрестил ноги в районе щиколоток. Уставился невидящим взглядом на реку. —Лично меня хоум-видео никогда не привлекало, я за верный ракурс, подчеркивающий достоинства, - Мор, откровенно, не хотел отвечать про то, почему он всё ещё в сане учитывая обстоятельства поведения. Едва ли сам находил ответы на вопросы, однако и тут Лиз права по большей части – Крис не приспособлен к жизни и если он снимет сутану, то определенно потеряется. —Посмотри на меня, Элизабет, - то ли в переносном смысле, то ли в прямом. —На что я способен? Пить, курить, трахаться, нюхать дурь. Драться, убивать, это да. Сними с плеч священный сан и я снова опущусь на дно. Меня сдерживает по большей части благодарность старику, который меня с того света вытянул и хотя бы попытался поставить на путь истинный, - снова поворачивает голову, взглянув на Лиз. —Хотя, думается мне, что ты меня недооцениваешь. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я могу жить в комнате, где кроме шкафа и кровати ничего нет, могу молиться весь день, могу общаться с прихожанами и даже слушать их, хотя… мне не очень это по нраву. Я быстро организовываю ежедневные дела прихода, распределяю работу, веду необходимую документацию, езжу по приютам, занимаюсь организацией благотворительных вечеров и не якшаюсь ни с кем из круга моих общений. В методе выбора развлечений я максимально аккуратен, так что подловить меня довольно сложно, да и в данный момент я всё же, вне церкви. Вернусь к осени и постараюсь больше не нарываться на шальную пулю, - усмехнулся, затянувшись дымом почти до фильтра сотлевшей во время разговора сигареты. —Так что нет, мне не стрёмно перед ними, потому что я редко контактирую с мирянами, а если такое и имеет место быть, то стараюсь проникнуться. Не всегда получается. Не думай, я веду себя прилично в божьем доме, - выпустил дым и скинул сигарету под ноги, затоптав. —За нами следят СМИ, люди, которые далеки от религии, мы всем интересны потому что отчасти тема не понятная и запретная. И нет, я не трахался в исповедальне и на территории церкви в целом, если ты вдруг подумала об этом, - усмехнулся, снова сунув чипсы в рот. —Ну а ты? Разве не мечтаешь о крепкой, дружной семье? – сделав глоток пива, отклонился назад, и, буквально, улегся на капот. —Ну, типа это же делает счастливым человека. А с сексом как дела обстоят? Он тебе не претит? Просто интересна даже психологическая составляющая. Например даже если я не в церкви, то могу молиться, пусть молча, могу цитировать библию, а у тебя как это работает? Секс вне порнухи важен не меньше? – вопросы посыпались один за другим, а мысли стали путаться, что бы обо всем поинтересоваться. Поставил банку на капот, закинув руки под голову. Искоса поглядывая на женщину, больше смотрел на затянутое облаками небо, которое нет-нет, да оголит лунное блюдце с россыпью веснушек-звезд. —Правда что вы на самом деле не испытываете оргазма и все постановочно? А партнеры пьют средства для длительного возбуждения? А от анального секса точно геморрой появляется? – беззвучно засмеялся, потому что даже сам себе был похож на ребенка, которому нужно всё знать.

+1

14

- Что, дрочил на нее, признайся, - интересуется Лиза, - на Мэри Элизабет Клири Карсон? - разумеется, нажимает интонацией на Элизабет. Ну, допустим, отца Ральфа де Брикассара она помнила, потому что тетки из салона все как одна текли слюнями, всякий раз отпуская комментарии типа "какой мужчина, красавец". И крестились, словно он настоящий священник, а они своими напомаженными губами только что совершили какой-то грех. Наверное, поэтому в голове Лизы и осталось его имя, однако вот девчоночье почему-то нет, хотя та ей нравилась. Оказывается, та была Мэгги, а не Мэри, но и похуй. Может, Кристоф мечтал встретить богатую старушку и пойти к ней на содержание? В любом случае лучше, чем прозябать в приюте или где он там вырос? - Ты курсе, какой у тебя сексуальный вид, когда ты говоришь про женские романы? - Лиза шевелит бровями, улыбается. - Так ты цепляешь дамочек? Льешь им в уши нектар? - Впрочем, ему незачем охотиться на дамочек самому, они и так должны лететь к нему как пчелы к цветку. Кристоф недурен собой, он выглядит как главный герой из романтических фильмов производства Мирамакс. Типа такой Бен Аффлек из Девушки из Джерси. В нем чувствуется драма, а женщины, все без исключения, любят такое.

Надо сказать, драмы в нем дохуя. Просто ебаная бездна, и он вдруг открывает ее перед Лизой так, словно, сняв с хлипкого крючка, распахивает обычную дверь, а за нею оказывается пропасть. В этой пропасти не бурлит лава, не полыхает огонь. В ней свищут такие ветра, что сносит голову. Может, это все дурман, потому что косяк был крепкий, а может и нет. Кристоф рассказывает о себе кратко, почти бегло, не давая Лизе лишней возможности зацепиться за выступы скалистых стен его биографии. Он говорит о ранениях, выставляя на обозрение явное, чтобы, очевидно, она не смотрела дальше? Мор отвечает на ее вопросы о его сане и его ему полном несоответствии просто и безо всякого лицемерия. Для него в том, каким он должен быть, и какой он является, нет  никакого противоречия. И Лизе, в общем-то, и неважно, заставил ли Кристоф себя в это верить или так думал всегда. У него сделка не с Дьяволом, а с самим собой. Это, наверное, даже посерьезнее, потому что существование рогатого под вопросом, а с собой он засыпает и просыпается каждый день. Получается, сан - его укрытие. Ну что же, если вера спасает его так, то в ней, очевидно, есть какой-то смысл.

В Лизе нет веры ни во что. Мор пробегается взглядом по тому, что показывает ему о ней его мобильник. Лиза курит, смотрит в сторону. Сакраменто мерцает в ночи разноцветными огнями. На западе, у самого горизонта, дотлевает бледная оранжевая полоса, похожая на незатянувшийся свежий шрам.  - Этот котел точно для нас? Если так, и ты будешь мне вечно цитировать Библию, то я, конечно, буду очень мучаться, - усмехается. Она не верит в загробную жизнь, ей бы с до-гробной разобраться. - Эстетическая часть в сексе? - Лиза смеется дымом затяжки. - Ты, очевидно, не смотрел буккаке? - свешивается с края капота, тушит бычок о колесо и щелчком отправляет подальше. У нее кружится голова. - Крепкая, дружная семья? - переспрашивает Лиза. - Это тоже что-то из Библии? Чудо, помещенное между хождением по воде и превращением воды в вино? О последнем я бы помечтала, - она не мечтает о крепкой, дружной семье, потому что не представляет, что это такое. Может, мельком видела в детстве у одноклассников, но теперь это кажется то ли выдумкой, то ли преувеличением.

Кристоф исповедовался, теперь как будто настала ее очередь. Так это работает в жизни: ты открываешься и ждешь, что откроются тебе. Так факелом рассеивают темноту и прогоняют одиночество как волков. Пусть даже только на остаток ночи. Мор задает ей много, очень много вопросов и вытягивается по капоту, приготовившись слушать. Лиза смотрит на него сверху вниз. - Выражаясь понятным тебе языком, после того, как я в исступлении разобью колени в церкви, показывая всем, какая я верующая, я люблю помолиться какому-нибудь святому перед сном не на показ, - блядь, если бы она действительно заебалась так, что секс вне съемок утратил для нее всякую привлекательность, она бы вскрылась, честно. Но лечь с кем-то по взаимному влечению, провести ночь без обязательств - это как сделать глоток крепчайшего виски и почувствовать, что обожженное горло еще способно различать вкусы. - Мы можем испытывать оргазм, но, конечно, не так часто, как показывают. Знаешь ли, когда смена длится много часов подряд, сложно кончать бесконечно, и да, парни пьют таблетки. Ну, если им уже не помогают флафф герлз, - пожимает плечами, ловит его вопросительный взгляд и поясняет: - На площадке есть девочки, которые надрачивают парням перед мотором, чтобы члены стояли. - А над вопросом про анал и геморрой откровенно хохочет: - Не в курсе! Такого опыта у меня нет, - плюет через левое плечо и стучит Кристофу по лбу трижды. - Геморроя, в смысле.

Обувается, соскакивает с капота. Потягивается, разминаясь.
- Поедем домой? Расскажешь по дороге про священника, который тебе помог? Да-да, я поняла, что он тебя выходил, но не входил в тебя, - кривляется. - Просто не похоже, что у тебя много друзей. Кажется, это едва ли не единственный, кто имеет для тебя какое-то значение, - и для кого, похоже, значение имеет Кристоф, но это она не договаривает. - И тебе не страшно оставаться в Сакраменто после всего? Вдруг тебя решат добить? - в этом городе криминал - неотъемлемая часть климата.

+1

15

На пути Кристофа никогда не встречалось настолько откровенных и «оторванных» женщин, которые могут вслух сказать о педофилии и предположить, что он дрочил на персонажа книги. Всё выходило за рамки приличия, но так пошло с самого начала их встречи и иная политика поведения уже не котировалась. Самое что интересное, - обоих устраивало это в полной мере. Ни он, ни Лиз не высказывали дискомфорта ни по уровню прямолинейности, ни по уровню морали. —В своё время я много читал, романы в том числе. Круг общения разный и поверь, говорить о сексе там не принято. Книги, да. Взять ту же Джейн Эйр, например. Произведение цепляющее, но лично для меня поведение главной героини кажется не совсем логичным. Любить мужчину и уйти, скитаясь, только потому что он женат. Хотя, в наше время легко судить об этом, тогда имели место быть совсем иные нравы. Почему женщины всё усложняют, ведь можно делиться чувствами и находиться рядом с тем, кто тебе дорог, при этом не нанося жуткую травму. В случае Джейн – и моральную, и физическую, потому что мистер Рочестер в итоге остался инвалидом. Думается мне, что любил он её в несколько раз сильнее, потому что был готов переступить законы не человеческие, а Божьи, а она сбежала, - хмыкнул задумчиво. —И для чего всё это, спрашивается, если она всё равно вернулась к нему? Думаю не от любви, а скорее от ощущения, что получив наследство, стала ему ровней, ведь для неё было так важно социальное положение, которого её лишили после смерти родителей, - промурлыкал под нос, поощряя тем самым замечание по поводу сексуальности в обсуждении романов. —И кстати, этот нектар не всем по нраву. Женщинам всё больше нравится слушать нечто другое, чем анализ сюжета той или иной прочитанной книги. Большинство дамочек читают только ленту в соцсетях. Говорить с ними, в принципе, и не о чем, - пожимает плечами в своем положении, доставая телефон из кармана. Вытягивает руки вверх и перед собой, вводя в поисковике новое и не понятное слово «Буккакэ». Кончено, это что-то из разряда порно. Групповая мастурбация на лицо женщины. Блядь, он прожил этот день не зря, узнав новое. Щурится от яркого экрана и поспешно его блокирует, возвращая телефон назад в карман как раз тогда, когда Лиз выравнивается, отправляя окурок куда-то в кусты ловким движением пальцев. —Ну, в этом ваше буккакэ есть своя эстетика, если человеку подобное по нраву. Это как минимум возбуждает, если взять верный ракурс и сделать акцент на лице женщины, а не на тыкающих в щеки членах. Последние меня не воодушевляют, хотя конкретно лесбийский секс сознание будоражит больше, - довольным голосом проанализировал свои предпочтения. —И опять же, тут нюансы чисто эстетические и по личному вкусу зрителя, - говорит так, будто ас в этом вопросе. Мор вообще не часто прибегал к такому виду расслабления, потому что и повода особо нет. Зачастую с утра до поздней ночи решал дела Церковные, что ни сил, ни желания на вечер не оставалось. Ко всему прочему покидать комнату к ночи не совсем правильно, потому что приход довольно большой, а слухи расползались как в самом обычном офисе. Кристфер для этого пользовался черным ходом и часто мог улизнуть незамеченным. Да и не принято у таких как он спрашивать и интересоваться мол куда намылился, потому что большую часть времени был грубоват, оттого жители прихода не спешили с ним сблизиться. Многие старались даже не замечать, потому что не спешили нарваться на завуалированное оскорбление. Мор был не изгоем, скорее отшельником.

Про семью и счастливый конец спрашивать Лиз больше не станет, потому что её короткий, но исчерпывающий ответ отпечатался на уровне подкорки. Если подумать, между ними не так уж и велика пропасть с той лишь разницей, что священник ограничивает себя во всём, а актриса её жанра – на всё согласна. Может быть вероятность после порно найти любящего мужа сложнее, чем скинуть священный сан и найти жену. Хотя оба пункта по-своему будоражат фантазию с точки зрения простого человеческого. У всех ведь свои фетиши. —Мне нравится как ты выразилась моим языком, - растянулся в улыбке, но перед глазами уже рисовалась картинка, как при огромной съемочной группе тебе надрачивают, что бы член стоял на другую. Сложно представить, потому как для человека, скажем так, обычного, достаточно одной женщины и секс приятен тем, что куда реже, чем многочасовая съемка. Кажется, это уёбищно, когда наслаждение синоним работы, но вот вместе с тем полная дичь, потому что херу природой не продумано стоять много часов подряд. Это же ебануться какое напряжение, при том когда на тебя смотрит с десяток посторонних глаз.

    —У режиссера там определенно хронический стояк или он хуй к ноге привязывает? – сползает с капота вслед за Лиз, потягиваясь. Где-то в глубине души Кристоф рад, что у неё нет геморроя. Ибо слушать всхлипы в туалете снизу хуже, чем стоны потрясающих оргазмов. Сделав последние несколько глотков, снова сминает банку до размера блина, возвращаясь к машине и закидывая мусор на заднее сидение. Мор был тем ещё чистоплюем, особенно если вопрос касался природы. В случае чего не стал бы даже гондон выкидывать в кусты, это же аморально, что пиздец. В речку хотя бы.

    —Поехали, - коротко соглашается, хотя на некоторое время он забыл, что Лиз уставшая и в отличие от него, выходит, плохо спала последние дни. Если спала вообще, это кажется не очень удобным, когда тебе во все места много часов подряд тычут мулаты свои гениталии. Усаживается на водительское и снова закуривает, открывая окна. Последняя сигарета дотлела, из которой он сделал лишь три или около того затяжек. —Афроамериканцы, - между прочим добавляет, закидывая руку за соседнее кресло и выворачивается, довольно лихо сдавая назад, пялясь в стекло, а не по зеркалам, как это принято. —Чем в сексе отличаются от белых? Только размерами конскими? Помнится нарвался на одно видео, так там от одного вида дурно будет. Хотя, о чем тут говорить, некоторые люди ебутся с животными, - кривится и передергивает плечами, выравниваясь и выводя машину на нормальную дорогу. —Что касается меня, то ты права – у меня нет друзей. Вернее, в широком понимании этого слова. Большую часть времени я в сутане, а значит и с кем-то пообщаться нет возможности. Я не выгляжу приветливым, да и мужчину в таком обличие рассматривают скорее как существо бесполое. Остальную крупицу свободного времени я не растрачиваю на попытки подружиться, потому что выхожу в свет с определенной целью. Бар или клуб, не особо важно, по настроению и как можно дальше. Иногда я уезжаю в другой город, что бы наверняка. Любые знакомства вне этих приключений происходят случайно и так уж завелось – люди из моей жизни уходят быстро. Им не важен мой внутренний мир или травмы, скорее наличие стуаны проводит жирную, черную черту. Последняя, кто бы могла стать подругой, - сворачивает с главной улицы, уводя мустанг между невысокими домами. —Стала свидетелем ранения, она то меня и поддерживала, хотя совсем не обязана. По чистой случайности её не задело, потому как она стояла рядом. Я восхищаюсь её смекалке, она быстро сориентировалась поняв, что это не случайный выстрел и вместо того, что бы отправить меня в больницу, увезла к своему знакомому. Меня прооперировали без какой-либо документации и отправили далеко за город, где я провел довольно много времени. Попади в государственную больницу, меня бы вычислили те, кто пытался убрать. А так просто потеряли, выходит. Уверен, считают что я умер где-то по дороге. Ну а бояться мне нечего хотя бы потому, что смерть меня не страшит еще со времен службы. Да и если бояться, нужно хотя бы знать кого, в моем случае это довольно проблематично, - закатил машину на парковку под подъездом. —Пошли, о том, кто меня спас, я расскажу в следующий раз. Тебе нужно как следует выспаться, - а ему еще созвониться надо с той девкой. Как её имя, там? В целом не критично важно, главное не скрипеть кроватью или лучше вообще передислоцироваться в гостиную. Ожидание вдруг приятно затянуло внизу живота. —Придешь завтра на новоселье? Я закажу еды и подключу телевидение, будем смотреть про крокодилов, сегодня уже не стану тебя добивать. 

+2

16

Как понять, чего в жизни ты был лишен в силу непреодолимых обстоятельств, а чего ты лишил себя сам? Ну, например, ее мать нельзя было заставить стать любящей и внимательной, этому не научить. Однако Лиза могла бы читать книжки, ведь школьную библиотеку от нее никто не запирал и не запрещал ей туда ходить, так что теперь она бы не испытывала это странное ощущение, похожее на зависть. Белую, разумеется. Кристоф читал, ему это доставляло удовольствие. Иногда Лизе кажется, что мимо нее прошло столько мелочей, которые могли бы изменить ее жизнь, но о которых она, тем не менее, не имеет ни малейшего представления. Может, она прочитала бы какую-нибудь удивительную книгу об удивительной женщине, вдохновилась, выучилась и теперь работала бы в приличной конторе? Стала бы юристкой из Костюмов, успешно вела дела и все такое прочее? Для этого ведь не обязательно расти любимой дочкой? Или обязательно?

- Ты мог бы иметь успех в каком-нибудь книжном клубе, в котором собираются домохозяйки или одинокие библиотекарши, - возражает Лиза. - В ночь с пятницы на субботу в баре тебя в компании с Джейн Эйр и правда вряд ли оценят, - судьба бедняжки и ей, если честно, по херу, хотя метания относительно того, подходит она мужчине или нет, ей в целом понятны. Толстая старшая сестрица Энди как-то прошипела ей: ты ему не пара.

Лиза слушает Кристофа с полуулыбкой, его рассуждения забавные, и совершенно не понятно, он говорит всерьез или шутит. У него ведь должен быть отменный опыт рассуждать убедительно о сомнительном, священник все-таки. Лиза никак не комментирует услышанное, ей достаточно сейчас просто звука его голоса. В нем есть что-то приятное, и это что-то точно приятнее, чем говорить о том, как себя ощущаешь, когда твое лицо мнут членами, и какой ракурс для съемки происходящего будет лучше. - Эстетика, Кристоф, это не про порно. Его смотрят не ради чувства прекрасного, а для самоудовлетворения низменных потребностей, - она возвращается в тачку, берет мобильник с пассажирского. Уведомлений накопилось немного - какие-то рассылки, что-то по подпискам, лайки в инстаграме, совпадения и сообщения в тиндере. Лиза смахивает их все, гасит дисплей: она посмотрит позже. А Мор между тем продолжает расспрашивать про порно. У него немерено любопытства, и оно ее даже не раздражает. - Ай, брось, не у всех черных конские размеры, - смеется. - Просто в порно все как на подбор крупные ребята с крупными членами. Знаешь, мне кажется, что мы тоже своего рода фабрика грез, - задумывается Лиза. - Ну, типа, Голливуд показывает картинку красивой жизни и хэппи эндов, а мы создаем мифы о больших членах негров и о том, что сквирт встречается в девяти случаях из десяти. И часто ты смотришь порнушку? - она ее не не смотрит. Ни из профессионального интереса, ни просто так. Она, блядь, знает изнанку, чтобы получать от нее удовольствие. Она, если на то пошло, могла бы пофантазировать за просмотром любой части Будки для поцелуев.

Жизнь Мора тоже похожа на кино. Какой-то совершенно невероятный боевик. Ну, или, может, вероятный, потому что Лиза не смотрит и такие фильмы тоже.
- Слушай, ну ты гангстер, - Лиза присвистывает. Боится ли она находиться рядом? Да ей похуй, она не мнительная, не страдает тревожностью. Уходя из дома, она не перепроверяет по сто раз, закрыла ли окна и заперла ли дверь, не возвращается перепроверить это и не дергает ручку до одурения. Так что соседство с таким субъектом ее тоже не напрягает. - С нетерпением жду рассказа о священнике-спасителе, - ну что же, пусть останется на десерт: ей не хочется, чтобы у них перевелись темы для разговоров. Так ее возвращение в Сакраменто не кажется таким уж тухлым. - Новоселье? Я в деле! - она и не заметила, как они оказались на парковке. Лиза прячет зевок в ладони, быстро моргает. Пожалуй, усталость в ней стала перебарывать травку и подчинять себе. Снотворному эффекту сложно сопротивляться. - Да, пожалуй, мне надо выспаться, - соглашается Лиза. - Спасибо за компанию.

Мор провожает ее до двери. Ну, было бы странно, если бы нет, потому что он теперь живет выше. Лиза взмахивает рукой на прощание и остается одна. Сорвиголова тявкает в темноте, она говорит ему, что она дома, и идет в ванную, чтобы умыться и почтить зубы. На сушилке обнаруживает полотенце Кристофа, думает о том, чтобы завтра отнести его ему, и падает спать. Кровать кажется безумно мягкой, чертовски удобной. Просто лучшей кроватью на свете. Лиза вырубается сразу и, как ей кажется, надолго, но, когда в дверь звонят, и она слепо таращится на едва подсвеченные палки электронных часов на тумбочке, то понимает, что про проспала от силы час.
В дверь продолжают звонить.
- Что за херня? - Лиза идет в одной футболке, босиком. Зевает в полный рот и открывает дверь.
- У меня разрядился мобильник! - капризно сообщает поддатая деваха, тычась ей навстречу. - Не могла тебе позвонить, что задержусь... - дует губы.
- Чего? - спрашивает Лиза, жмурясь. На площадке ярко горит свет.
- А где Крис?
- Крис? - переспрашивает Лиза, не сразу соображая, какого Криса у нее могут искать. - А, Крис! Он живет этажом выше... - уже собирается было закрыть дверь.
- Но... - девица опять суется вперед, силится заглянуть внутрь. - Но это точно его квартира, да и собака! - Сорвиголова трется у босых ног Лизы.
- Подожди, - говорит Лиза, закрывает дверь, идет в ванную и возвращается с полотенцем. Девка не свалила. - Передай ему, он забыл. Он выше, - Лиза все еще сонно тычет пальцем вверх. - Он дома.
- Но...
И теперь она точно закрывает дверь, берет пса и возвращается в кровать. Улыбается, ныряя головой под подушку на тот случай, если эти двое все-таки окажутся очень громкими. Засыпает.

+1

17

Он не был полностью согласен с Лиз на счет того, что порно — это не эстетика. Просто большинство режиссеров самоучки, не иначе. Единственное, на чем можно было заострить внимание, - визуальность больше подходит для легкой эротики. На самом деле странно говорить с Лиз о таком интимном, когда даже родному человеку сложно признаться, что ты дрочишь в ванной под шум падающей в душевой воды. Хотя… о чем это он, родных то у него нет. Однако всё равно бы не признался. —Редко смотрю, как среднестатистический мужчина без партнера, - хитро улыбнулся, скосив взгляд, потому что кто-то тут пиздит. И этот кто-то определенно Крис. —Раз в шесть месяцев? Последние лет пять я не нуждаюсь в нем так, чтобы регулярно, потому спокойно существую и даже яйца не звенят, - пожимает плечами, уставившись на дорогу. Отчасти это являлось правдой, потому ложью уже не назвать. Кристоф не стремился показаться самцом, ведь в этом отсутствовал здравый смысл. Красоваться перед Лиз? Да она за неделю узнала в итоге больше, чем все те, кого он трахал или с кем общался в приходе. Многие не имеют понятия о его прошлом и чем вообще занимался до того, как поступил на службу в Церковь. Черное пятно недосказанности и угрюмого настроения. Если бы по его жизни писали мангу, то он был бы тем самым скрытным типом с чёрной аурой и злобными глазами в тени, как обычно их иллюстрируют. Не антагонист, нет. Вероятней обольстительный сукин сын.

Поднялись наверх и попрощались коротко, договорившись встретиться завтра. Созвонился со своей новой игрушкой, сообщила, что скоро приедет. Вообще он надеялся, что откажется и ему удастся выспаться, но вместе с тем лёгкий флёр возбуждения не давал мозгу отпустить этот вечер. Разобрав одежду и расставив скромные пожитки по местам, завалился на диван и открыл браузер. Любопытства ради на быстрой перемотке поглядел видеоролики с Лиз и кривясь смахнул к хуям собачьим, словно боялся быть застуканным. К удивлению для самого себя, его это не возбуждало. Может причиной стало то, что ему больше интересна та девочка, что прячется внутри, нежели женщина, которая любит секс и зарабатывает на нем? Двоякое ощущение, ведь когда она находилась рядом, ему всё нравилось, но вот стоило уйти, как этот дурман исчезал без следа. Дичь полнейшая. Мор не любит сложности, вот как с Бри, - всё просто. Пришла, потрахались, ушла. У неё, кстати, есть муж и в этом месяце в плотном графике смен у неё будет много…ночных. Миновало уже около часа или того больше, он даже успел попить кофе и перекинуть себя через перила общего балкона с пожарной лестницей, чтобы посмотреть, есть ли свет этажом ниже. Кажется, Кловер действительно завалилась спать. Какая скучная.

Стук в дверь ознаменовал прибытие и открыв её, уставится на недовольное личико девушки. Опустит взгляд вниз, удивленно подняв брови. У неё пылали щёки и не от возбуждения, как можно было бы подумать. Пальцы крепко сжимали знакомую ткань полотенца, которое Кристоф хотел забрать у Лиз. Так, Лиз – Бри. Какого хуя?

     —Ты сразу с вещами пришла? – едко заулыбался, отходя чуть в сторону и пропуская женщину перед собой. Она была на две головы ниже и совершенно миниатюрная, хотя всего младше на год. Выглядит на двадцать пять, особенно в этих обтягивающих брючках и блузке. Взгляд перекочевал на задницу под щелчок закрываемой двери. —Я еще не готов жить вместе, - продолжает издеваться, поворачиваясь. Она смотрит на него из-под ресниц и кажется имеет претензии, но наперед соображает, что её положение заведомо проигрышное.

     —Это передала тебе твоя соседка снизу, к которой я ворвалась сейчас, - вкрадчиво произносит, разуваясь и бросая полотенце Кристофа ему в руки. Он тихо смеется, ловя ткань, потому что это было максимально тупо – совершенно забыл сказать, что переехал выше. Отчитываться, конечно же, не станет. Подойдет со спины и пальцами зажмет заднюю поверхность шеи, вынуждая женщину втянуть голову и инстинктивно поднять плечи. С губ сорвется хриплый выдох с шипением, и больше говорить они не станут. Только вот в полумраке квартиры личико Бри то и дело смешивалось с грубыми, угловатыми чертами Лиз, что даже стало немного раздражать. К слову, в комнату они не добрались, - Мор всячески отводил их оттуда, только часа через три десантировались на постель ради крепкого сна. Утром девушка уехала домой после «ночной смены», а Крис валялся до обеда в кровати. Лиз, бодрая и выспавшиеся, к двум часам дня потянула за покупками, пополнив необходимые запасы для квартиры - кое-какая посуда, подушки и скучный комплект белья для кровати. Кловер заверила, что его с машинками женщин не заводят. Весомый аргумент. Вечером, как и планировали, заказали еды, отметив новоселье. Вообще, оно было первым за тридцать шесть лет. Дома то своего не было никогда.

Следующие несколько дней Мор старался по пустякам Лиз не беспокоить, хотя где-то внутри тосковал по её острым шуточкам и подъебкам. С ней весело обсуждать любые темы начиная от религии и заканчивая погодой, буквально. Это подкупало. Границу дозволенного не переходили, хотя придирчивый взгляд Кристофа все чаще улавливал что-то ему симпатичное, чего ранее не замечал или попросту не хотел. Поворот головы, охрипший голос после смеха, нос с высокой переносицей и такой неуместный пирсинг, который подходил под образ в целом. Особенно ему нравилось, как она курила. Обычно женщинам не особо идёт этот процесс, но блядь, у этой чертовки получается даже примитивные монотонные движения превратить едва ли не в позирование перед камерой. Учитывая, что таковых нет, кроме внимательного взгляда собеседника.

Ещё через день, проведя ночь уже привычно с Бри, уснули значительно раньше обычного. Телефон, оставленный на тумбе, призывно пиликнул. Стоит принять во внимание, что сон Кристофа всегда являлся чутким и редко когда удавалось крепко сомкнуть веки, открыл лениво глаз. Нащупав сотовый, стянул его и уставился носом в неебически яркую подсветку. Сообщение от Лиз. Чего не спит то в такой поздний час? Открыв чат, несколько долгих секунд пялился на геолокацию и не мог сообразить, какого хуя происходит. Вдуматься, впрочем, не успел, как экран чата сменился на входящий вызов. Ведет пальцем по тачпаду и даже не успевает чертыхнуться, как в трубке послышался тревожный голос Лиз, призывающий приехать по сброшенным координатам. Толком не разобрал, что случилось, сев резко на кровати и откидывая одеяло в сторону. Бри неохотно забарахталась, открыв глаза. —Сейчас приеду, - коротко ответил и обернулся, скидывая входящий. —Надо уехать, если не вернусь до рассвета, оставь ключ под ковриком у входа.

Послышится голос с вопросом, куда он собрался, но Мор уже запрыгивает в боксеры и следом в брюки, вытащив из шкафа всю одежду в поиске футболки. Мятая? Ничего страшного, не красоваться едет. Женщина поднялась с кровати и, укутавшись в одеяло, облокотилась о дверной косяк, наблюдая за хаотичным передвижением Криса по квартире. То, что Лиз попала в какую-то жопу было понятно, но вот едва ли по пустяку стала бы выдергивать соседа из объятий любовницы. Её юмор, конечно, пиздец какой, но не настолько же. Схватив с тумбы ключи от машины, выскочил в подъезд и, усевшись в авто, в навигаторе проложил кратчайшую дорогу до точки, отмеченной красным. Дорога пустая в столь поздний час, а по тротуарам шатаются уже выпившие завсегдатаи маленьких баров, раскиданных то тут, то там. Сунув сигарету в зубы, с характерным скрипом шин выскочил на трассу. Мустанг в шоке, Крис в шоке, единичные коллеги по движению в шоке тоже. Давит педаль газа, потому что сегодня он дохуя Бетмен.

Отредактировано Kristof Mor (2021-10-16 19:19:15)

+2

18

На другой день после того, как Кристоф Мор таки перебрался в квартиру этажом выше, Лиза просыпается около полудня и лежит на спине, вытянувшись под одеялом и прислушиваясь к происходящему вокруг. Помимо привычного фонового уличного шума, в квартире тишина. Под рукой мягко сопит Сорвиголова, этот звук привычен тоже. Лиза смотрит в потолок. Интересно, что делает Кристоф? Проснулся или еще валяется? Интересно, как прошла его ночь с этой хорошенькой подружкой? Ну, то, что та и правда хорошенькая, Лиза думает только теперь, смутно припоминая черты ее лица. Она видела их в полусне, но сейчас-то уже вполне проснулась. Вели ли они себя тихо или вполне громко? Лиза спала словно убитая, придавленная собственной усталостью, помноженной на кумар косяка, как первоклассным утяжеленным антистрессовым одеялом из телемагазина.

Она наконец встает и идет в душ, щедро тратит время на бьюти-процедуры, которыми пожертвовала вчера. От души растирает задницу и бедра массажной щеткой, наносит скраб. Делает маску для волос и для лица, долго-долго стоит под водой, потом оборачивается в большое полотенце и завтракает кофе и печеньем. Попутно просматривает не открытые вчера сообщения в чатах тиндера. У нее с десяток активных бесед, их содержание более или менее одинаковое. Есть дикпики, разумеется. Есть ее нюдсы, но с затертыми татуировками: ее собеседники то ли действительно не узнают ее, то ли делают вид. Она во всяком случае в своем профиле называет себя просто Лиза. Ей 33 года, она не ищет серьезных отношений. Ни слова о порно. Радиус поиска в среднем составляет тридцать километров, но этот параметр является своего рода индикатором ее настроения и намерений. К вечеру он обычно уменьшается до пяти километров, а днем, от большой скуки, может отъезжать аж до Сан-Франциско. Джейк, например, из Фриско, он написал ей еще до ее поездки в Майами, но они успели переброситься только парой сообщений. Потом появился Мор, и было как-то не до переписки. Когда Лиза находилась в Майами, обмен стал поинтенсивнее. Может быть, потому что она была немного датая: на съемках алкоголь помогает ей расслабиться до нужной степени. Джейку 31 год. Он тоже не ищет серьезных отношений. Это вся информация из его профиля с десятком селфи. В переписке он рассказал, что занимается программированием, серфит, у него два дога. Когда разговор показался ей нудным, Лиза спросила, пришлет ли он член. В конце концов, сверху до пояса он выглядит неплохо, и после Майами она бы не прочь потрахаться в свое удовольствие. Джейк ответил, что лучше привезет его показать вживую.

Лиза держит палец над окошком с ответом, делает глоток кофе и быстро набивает ему обратно: привози. Сообщение отправлено, доставлено, но еще не прочитано. Реакция не следует и после того, как она просматривает остатки чатов. Там ничего интересного. Ну, кроме члена одного черного парня из автомастерской здесь, в Сакраменто. Лиза задумчиво рассматривает снимок без увеличения. Стрелки на часах приближаются к двум, она вдруг вспоминает о Кристофе. Сворачивает чаты с дикпиками и без них, пишет Мору:

to: Godman [01:24:31 pm]
<<Ты спишь?>>

to: Godbman [01:24:32 pm]
<<Просыпайся>>

to: Godman [01:24:32 pm]
<<У тебя полчаса, поедем купим тебе барахло для квартиры>>

Лиза собирается живо: подкручивает острый как бритва срез каре, наносит макияж. Росчерк стрелок точный как взмах рапиры, это все доведено до автоматизма. Через полчаса она уже стоит у двери Мора и от души жмет на кнопу звонка. У него же нихуя нет, даже подушек. С посудой тоже не густо, хотя, хер знает, готовит ли он. Да и по мелочи. Например, ему точно необходим свежий комплект белья на смену тому, который он спиздил, видимо, еще во время своего воспитания в приюте, иначе как объяснить эти мультяшные тачки? Лиза выбирает скучный, по его меркам, вариант с черной простыней и мятного оттенка наволочками и пододеяльником. Себе покупает утяжеленное одеяло, упаковка которого обещает ей крепкий сон и избавление от стресса. Просто попалось на глаза, и она решила, что это знак. - Так, что нам еще нужно? - спрашивает Лиза, поворачивая к Кристифу голову, когда они лежат в кровати. Перестраивается на бок, подставляет ладонь под щеку, рассматривает его. Другую руку кладет ему на грудь, участливо поглаживает. - Как спалось? - интересуется как бы между делом. Проходящая мимо почтенная парочка смотрит на них с улыбкой. Наверное, вспомнили себя в их возрасте. Лиза улыбается в ответ. Икеа, разумеется, семейный магазин.

Ей с Мором неожиданно легко. И комфортно. И как бы примитивно это ни звучало, ей даже кажется, что они знакомы лет сто или дольше. Он тоже ест пиццу руками, облизывает пальцы и неловко орудует палочками, роняя роллы в соус. Брызги падают на футболку. Лиза закатывает глаза. Знание норм этикета, конечно, прибавляет плюсов к репутации в приличном обществе, но на кухне недавно снятой квартиры во время новоселья на двоих отсутствие всяких норм и правил, наоборот, сближает. И расслабляет. Лиза даже немного опьянела: они мешают ром с колой. - Мегера с первого этажа узнала, что ты живешь теперь здесь, и спросила меня: вы, что, расстались? - говорит, пережевывая острую пепперони. Передразнивает. - Я сказала, что у нас свободные отношения, и мы не против, что каждый может спать с другими. Ее перекосило, - хохочет. В этот вечер она особенно много курит и пьет. Это классное новоселье, Лизе нравится. В какой-то момент лицо Кристофа оказывается как будто слишком близко, и она почти целует его, но отстраняется. Вспоминает кое о чем и показывает ему чат с черным парнем из автосервиса: - Смотри, какой член. По-твоему большой? - смеется. Ей тем временем отвечает Джейк: пишет, что может приехать через пару дней. Лиза с опечатками набирает, где они могут встретиться и во сколько. Он отвечает: окей. Окей. Ничего особенного.

На сообщения Кристофа она отвечает ассортиментом смешных стикеров.

...В Jolly Jack Pub многолюдно. Лиза опаздывает, Джейк уже написал ей, что он на месте. Написал несколько раз. Она, в свою очередь, несколько раз ответила, что уже едет. Просто на полпути она обнаружила, что забыла телефон, и поэтому возвращалась за ним. Это заняло время. К тому же таксист  втыкается в пробку: на очередном перекрестке случилась крупная авария с автобусом.
- Привет, - Лиза приземляется на придержанное для нее место. Джейк пьет двойной виски, она заказывает себе Кровавую Мэри. Ну, он симпатичный, фото в профиле и правда принадлежат ему.
- Привет, - он отпивает из своего стакана, поджимает губы. - Решила проверить серьезность моих намерений? - усмехается. - И терпение?
- Забыла телефон, возвращалась за ним, - отвечает Лиза. Ей не нравится его тон, она, кажется, уже наперед знает, что ничего не получится, однако решает остаться. Ну, может, у него просто был хуевый день, а потом он ехал из Сан-Франциско в Сакраменто и дополнительно заебался. Если он не будет гондонить и сделает ебало попроще, то все сложится. У нее с собой новая упаковка резинок.

В конце концов, это свидание похоже на другие подобные, потому что тиндер - это неиссякаемый источник знакомств на одну ночь. С таким сюжетом том же порнхабе уже полно роликов в жанре "любительское" с заголовками типа "секс с девчонкой из тиндера". Выбор партнера похож на серф по онлайн-магазину. Лиза, кажется, выбрала.

Виски делает свое дело, Джейк в своей манере общения становится полегче, а его язык - мягче. Они довольно многообещающе целуются, когда, расплатившись, выходят покурить. Он говорит, что уже не зря смотался в Сакраменто. Лиза смеется. Пожалуй, что так. Если он продолжит вести себя хорошо, она его не разочарует.
- Поедем, покатаемся? - спрашивает Джейк. Они потрепались, кажется, уже обо всем, так что докатаются теперь уже точно до секса. К себе она не приглашает, подойдет мотель или та же тачка.
- Поедем, - соглашается Лиза. Он пьян, но, блядь, она из тех, кто садится с такими за руль. Дурная.
У него, как и у Кристофа, мустанг. Лиза растекается по пассажирскому, ей кайфово. Джейк кладет ладонь ей на бедро, ныряет между и оставляет там. Она не против. У нее короткая юбка и голые ноги, так что ему есть, чем насладиться, и он наслаждается. Это видно по его глазам. Его отвлекает только телефонный звонок, но Лиза не прислушивается к разговору, смотрит в окно. Он с кем-то ругается сквозь стиснутые зубы. Херово.

Они томозят на выезде из города, под рекламным баннером Нетфликса. Джейк бьет по рулю. Лиза закатывает глаза, собирается выйти из тачки подышать и покурить, пока он остынет. Однако он резко спрашивает:
- Ты куда, блядь?
- Проветрюсь.
- Вернись на место!
Лиза тем не менее выходит, чувствуя, как сомкнулись за краем ее джинсовки его пальцы. Неприятно. Она на всякий случай достает телефон и открывает контакт Кристофа, не выпускает мобильник и закуривает. Джейк выскакивает со своей стороны тачки.
- Какого хуя ты вышла? Поехали!
- Ты сам остановился, реши свои дела и поедем! - отзывается Лиза, сплевывая под ноги прогорклую слюну. Она не очень-то любит виски, после него у нее на языке всегда остается какой-то неприятный горький вкус. Она пила с ним за компанию, он угощал.
- Ты че?! - и у него снова звонит телефон, он снова отвечает и, ругаясь, отходит на десяток метров. Лиза же поднимает голову, смотрит на подсвеченный баннер и отправляет Мору геолокацию.
- Эй, че ты там делаешь? Кому звонишь? - кричит Джейк, он и ругается по мобильнику, и с ней. Цезарь, блядь, недоделанный. Лиза тут же жмет иконку вызова Мору. Происходит какая-то хуйня, и она хочет домой. Просто пиздец как.

Гудки тянутся дольше, чем шаги Джейка, которыми он сокращает расстоянием между ею и собой.
- Крис, приезжай скорее и забери меня! - быстро произносит Лиза, едва слышит сонный отклик Мора. Только это она и успевает сказать, нажимая на отбой.
- Кому ты звонила, блядь? Че за хуйня? Вы че, суки, все сговорились наебать меня?!
Ну, охереть, она нарвалась на очередного ненормального, пиздец. Лиза думает об этом как-то странно отстраненно, без разочарования и без испуга.
- Слушай, да иди ты, а! - она разворачивается и идет в обратную сторону. Может, поймает попутку. Или все-таки не стоит? Ее же в конце концов поймает Кристоф. Лиза уверена, что он приедет, а не уснет. Она его точно разбудила. Ведь так?

Джейк догоняет ее, хватает за джинсовку, дергает и берет шею в тиски. Рывком разворачивает к себе и лепит пощечину. В небо взлетают искры, а чуть пониже - придорожная пыль из-под туфель, которыми Лиза вспарывает землю. Он тащит ее обратно к тачке. Хватка у него стальная, силы - немерено. Он писал, кажется, что занимался гимнастикой, но из-за травмы поставил на карьере крест. Сука. Скотина рывком открывает дверь тачки, толкает Лизу вперед, прижимает ее голову к сидению, а другой рукой лезет под подол платья. Это происходит быстро, пиздец, и Лиза бьется как бешеная. Она боится только, что он ее вырубит.
- Отвали! - кричит во все горло, а потом - еще раз уже от боли: он дергает ее за волосы, чтобы прекратила сопротивляться.
- Не брыкайся! Что, хотела посмотреть мой член? - наваливается на нее всей своей тяжестью, чтобы все-таки поняла, кто сильнее, и присмирела наконец. Лиза снова и снова кричит. Под руками нет ничего, за что она могла бы схватиться. Беспомощность все равно что паралич. - Да расслабься ты! Не выебывайся! Достали, блядь, выебываться!

Отредактировано Lisa Clover (2021-10-16 23:40:04)

+1

19

Скрип шин разрывает тишину города, а на дорогах почти нет попуток. Большинство людей спят, другая часть развлекаются теми способами, к которым привыкли - бары, клубы, рестораны, бильярд или караоке вместо стриптиза. Вывески по обочинам превратились из-за стремительного движения в какую-то одну сплошную яркую, разноцветную линию, пока телефон неумолимо на своем экране указывал, как быстро Крис из точки «А» доберется в точку «Б». Сначала это расстояние показалось огромным и, учитывая, что мозг только за рулем авто проснулся окончательно, оказалось, что это совсем рядом. Сразу за городом на трассе. Блядь, чем Лиз там занимается среди ночи, ей Богу?

То, что Мор увидит позже, даже не могло родиться в его голове без подсказки или "звонка другу". Ему не понятно желание трахнуть женщину через силу, придавив её на полном серьезе к чему-то твердому типа пола или стены. В данном случае к сидению машины. По факту, большинство из барышень добровольно согласны, если в головах уже выветрились розовые пони, бабочки и радуга. Хотя… есть тип людей, которые от сопротивления заводятся куда больше, а это уже патология. Внутри завернулось неприятное предчувствие чего-то сверх понимания Кристофа и чем ближе он подъезжал к точке, тем меньше была освещена трасса, тем реже встречались попутные машины, тем быстрее на языке появлялась горечь какого-то пиздеца. Зачем он выскочил из кровати после секса с очаровательной женщиной, оставив её одну, а сам сломя голову летит спасать Лиз, нашедшую приключения на свой чудный, на минуточку, зад? Желудок снова сворачивает от волнения, а зубы так плотно сомкнуты, как и пальцы на руле, что и те, и другие уже болят. Взгляд скользит по обочине, потому что живых душ за городом видно не было.

Яркий свет фар бьёт вперед, освещая дорогу, когда впереди был заметен зад автомобиля. Взглянув на телефон, лежащий на панели, с досадой осознал, что Лиз (или её телефон) именно там. По всей видимости маньяк нашел свою жертву и, верно, утащил её в лес. Какова вероятность, что уже на утро Мор с полицейскими будет искать все части этого стройного тела по лесу, тянущегося сейчас черной полосой сразу за дорогой. Газ в пол, и на достаточно высокой скорости, как приближался мустанг к своему собрату, мужчина заметил копошение. Прищурившись, липкое осознание действительно захолодило кожу на затылке, просквозив волной колючих мурашек вдоль хребта. Перед глазами проскочила подобная картина, будто нечто подобное он уже видел. Точно, готов биться об заклад. Чувство дежавю вызывает двоякие ощущение, но сконцентрироваться на них не успевает, потому что припаркованный на обочине автомобиль слишком быстро приближался. Свет фар по всей видимости отвлек уёбка, а Мор ловким движением руки ныряет под сидение водителя пальцами, отлепляя Glock от изоленты с характерным звуком клейкой поверхности ленты. Кристоф хорошо стрелял и навык не терял, периодически посещая тир, но ввиду спокойной жизни надобности в глоке и не было. Только вот пришлось вспомнить об оружии и самозащите, ведь на него покушались пять месяцев назад, значит решат добить когда найдут. Когда найдут? Вопрос, потому Крис был готов к любому повороту.
Любому.
Кроме этого.
Не тогда, когда на его глазах разворачивается картина маслом в негативном смысле этих слов. Сердце застревает в глотке и, наверное, это ознаменует уход привычного Кристофа Мора. Злость, негодование отражаются в потемневшем взгляде, а тремор рук сходит на нет. Когда принятие произошедшего доходит до мозга, то он как бравый солдат телу отдает точные приказы. Человечность отступает на второй план, оголяя сущность животного: отвратительного, жесткого, холодного и безжалостного. Нога давит в педаль до упора, пока автомобиль несется по асфальту и уёбок поднимает голову, слепнув от безумно быстро надвигающихся фар. Вероятно, он уже понимает, что это ёбаный провал, но предпринять ничего не успевает – мустанг со скрипом шин, поднимая пыль обочины, равняется с автомобилем почти вплотную под стук отскочивших камней по металлу соседней машины. Крис не снимает пистолет с предохранителя, потому что ничьей смерти сегодня не будет, а жаль. Выскочит из салона и, пользуясь заминкой, пока пидор сучий под ор негодования Кловер натянет на свой член трусы со штанами, - уёбет рукоятью по виску. Очаровательную задницу Лиз, торчащую из мустанга нерадивого насильника, мог бы оценить, потому что вид довольно впечатляющий, но рыкнет что бы вылазила и пересаживалась, дёрнув за подол неебически короткой или юбки, или платья. В темноте не разобрать. О чем она думала вообще, когда такое надевала? Эта длина только и может вызывать желание у мужика трахнуть потому как места для фантазии и не остаётся вовсе. Всё кричит в ней – «Выеби меня!», что злит Кристофа ещё больше. За свою неосмотрительность (или излишнюю осмотрительность, но не в ту степь) ловит подачу кулаком по челюсти и отшатывается, еле сконцентрировав взгляд на мужике. Следующий удар блокирует, делая выпад и нанося ответный. Закрутилась потасовка с попеременным успехом то со стороны Криса, то со стороны, как потом узнается, Джейка. Он примерно той же весовой категории, но уверенности в ударе значительно меньше. Возможно, ходил качаться или занимался каким-то спортом, но самооборону не изучал. Кулаки летели невпопад, но если цели достигали, то довольно ощутимо. Плюсом сыграло то, что в руке Кристофа был пистолет и если он бил в точку, то удар кулаком или металлом значительно отличался по своей силе. Пару раз даже удалось приложить к крыше авто носом оппонента и спустя долгие минуты тот вырубился, рухнув на пыльную обочину.

Задыхаясь и захлебываясь кровью из разбитого носа и губы, склонился и проверил, дышит ли. Дышит. Сунув пистолет за ремень джинс и прикрыв тот футболкой, сплошь покрытой пятнами крови, открыл багажник своей тачки и достал оттуда несколько вещей. Лиз ещё где-то фигурировала на задворках сознания, но Кристоф не видел её потому что и не обращал внимание. Зверь, сидевший под ребрами, приятно потянулся и довольно оскалился, получив свою дозу адреналина. Следующе, что провернет Мор будет скорее показательной казнью. Откроет дверь машины Джейка, снимет до его колен штаны с особой брезгливостью, хотя те и не были закреплены ремнем после внезапного внедрения в не_безупречный план выебать женщину на обочине даже не удосужившись спрятаться целиком в салоне. Податливое тело затолкает на сидение, изолентой и скотчем примотает голову к подголовнику за лоб и переходя на рот, что бы тот заткнуть. Дальше руки – ладони за член и примотает, не жалея скотча. Ноги между собой с такой холодной отстранённостью, будто делает подделку для своего ребенка-дошкольника. Только потом поднимет взгляд на Лиз, коротко, убедившись что она в относительном порядке. Свершилось ли то, к чему шло, точно не знал, но это никак не меняло самого факта. Эту тварь бы закопать, что бы ни одна собака не нашла, но увы, они живут не в то время. А Крис, вроде, должен был исправляться, а не копать себе могилу. Блядь, да у него просто превосходный талант вляпываться в неприятности из-за женщин. Кэмерон тоже попала в ловушку, но там всё было куда менее серьезно, чем сейчас произошло с Лиз. Была ли вероятность, что стреляли в него как раз потому, что так же встал на сторону женщины? Не религию же он отстаивал в круге анонимных атеистов, ей Богу.

Отвернувшись, убедился в том, что жертва его нехитрых махинаций сидит крепко и пошевелиться будет сложно, не говоря об остальном. Взяв телефон Джейка, сделал пару памятных снимков с весьма удачного ракурса и, выделив все контакты в телефонной книге, сделал массовую рассылку с подписью: «Меня анально покарали за то, что я насилую женщин». Затем смартфон был примотан к рулю и Кристофер весьма ловко зашел на сайт порно, включив автоматическое воспроизведение, звук погромче. Придя в себя, он обкончает пол салона не в силах закрыть уши, даже если смотреть не будет. Если встанет после такого его член, конечно. Может пальцами подрочит, если сможет. Забрав видеорегистратор с салона, вытянул карту памяти прежде, чем растоптал на земле. Хлопнул дверью, вернулся к багажнику и, закинув остатки ленты, достал баллончик. Следующее, что будет на машине написано: «Я трахаю белок-летяг и мне это нравится». Коряво, конечно, но довольно разборчиво, если смотреть издалека. Закончив акт мести, всё ещё злой сел в свой мустанг и коротко попросил пристегнуться Лиз, потому что в следующую секунду с проворотом колес на обочине машина сорвалась вперед. Развернувшись чуть дальше, проезжая значительно медленнее мимо тачки, заснял на видеокамеру своё творение. Молча проехав дальше и ворвавшись в границу города, остановился, тоже сделав рассылку, только по новостным пабликам их города. СМИ это стервятники, и уже через десять минут они выскочат из своих кроватей что бы первыми опубликовать сенсацию по местным каналам не только интернета, но и телевиденья.

Мор злился. Это было видно. Сразу вспоминается, за что презирает людей, отчего так сильно не любит все эти лживые исповеди. От кого? Да вот от таких ублюдков в большей или меньшей степени. Всё это время он не смотрел на рядом сидящую Лиз по для себя непонятным причинам. Мотива агрессировать на неё не было, но внутри шевелился страх, что он не успел её вытащить из лап этого уёбка. Тут стоял вопрос даже не желания потрахаться, Кловер имеет право проводить свой досуг как вздумается, а конкретно акт насилия над женщиной в каком бы состоянии она не была. Если не взаимно - нехуй вскарабкиваться и брать своё силой. А как спросить, в общем, о том достиг ли его писюн цели понятия не имеет. Открыл окно, сплюнул кровь и отстегнул ремень безопасности. Так же молча отстегнул и тот, что перекидывался через тельце женщины с голыми ногами. Длина одежды действительно была откровенно вульгарной, демонстрируя татуировки. Притянув Кловер к себе как-то по-отечески, едва ли на положил голову себе на грудь, забыв, что ткань пропитана кровью. Да похуй. Сдавил крепко, вжался щекой в макушку и мягко погладил по плечу, забираясь пальцами в спутанные волосы. Кристоф не говорил, не спрашивал, не интересовался. Еще вчера они могли говорить о порно, анальном сексе и сквирте, а сейчас слова застревают в глотке. Пустая дорога не кажется теперь такой отстраненной, подсвечивая блекло салон высоким фонарем, возвышающимся над трассой. Первым, в череде сотен таких же в самую вглубь Сакраменто.

+2

20

Крохотная, но тем не менее такая ценная сумка, потому что в ней - перцовый баллончик, валяется где-то на полу. Может, улетела под водительское, когда карабин тонкого, переброшенного через плечо ремешка лопнул под натиском. Лиза тщетно шарит рукой, но из-за паники ее восприятие пространства ломается как чуткий прибор при перепаде напряжения. Она словно пытается нащупать дно там, где его нет. Или она уже на самом дне и ничего не понимает из-за кислородного голодания? Джейк, 31 год, не ищущий серьезных отношений, программист и, блядь, ебаный насильник, придавливает ее собой так, что грудная клетка вот-вот треснет. Его локоть упирается Лизе между лопаток, он не отпускает ее ни на секунду, потому что уже попробовал раз, чтобы управиться с ремнем обеими руками. Она тут же вскинулась и ударила ему головой по носу. Следом получила тычок в спину и снова рухнула навзничь. Теперь он все контролирует, превращая все свое тело в хват, и Лиза чувствует, как он расправляется с пряжкой и пуговицей на джинсах, как рвет ширинку вниз. Она знает, что будет, не потому что видела в кино или по рассказам хриминальных хроник, но потому что это с нею уже было. Было по-разному. Она была продростком, мать привела очередного ебаря. Это Лиза помнит очень ясно. Она была все тем же подростком, в их школу пришел новый химик. Лиза мало что помнит, только тяжелое похмелье и кровь на трусах. Школа преподнесла ей один очень простой и памятный урок: "Сама виновата. Такие, как ты, сами напрашиваются". Хуевая у них была психологиня, и приличным девчонкам, которые сами не напрашивались, она так и не помогла. После скандала родители перевели их в другие школы, а то и вовсе увезли из города. Лиза осталась. Потом были угашенные клиенты, но угашенной была и она сама. Это почти забылось.

Сама виновата. Такие, как она, напрашиваются сами.

Когда это тебе говорят другие, то похоже на вылитый на голову ушат ледяных помоев. Когда ты говоришь это себе сама, похоже на удар самой себе в лицо и в живот. Самоизбиение, не путать с самобичеванием. Второе - во имя излечения, первое - из ненависти. И ты в конце концов привыкаешь, дервенеешь: так и Лиза как будто вовсе перестала замечать происходящее с собой гадкое как что-то значимое, потому что незначима она сама. Незначима ни для других, ни для себя. И поэтому, может, она еще не спрыгнула с перил моста, а стоит на нем и копит камни к ногам. Ждет, когда мост под нею обрушится сам.

Сама виновата. Сама напросилась.

Лиза перестает сопротивляться. В ее теле, в конце концов, ведь нет ничего ценного, верно? Она ничья не жена, ничья не мать. И даже не дочь. То, что произойдет, не заставит ее чувствовать себя грязной перед кем-то, а с собой она как-нибудь договорится. Ведь так?

Член упирается ей в бедро, эта скотина не торопится. Может, растерялся из-за ее податливости? Ей плевать. Трещит ее белье. Лиза крепче сжимает веки, до красных и желтых пятен под ними. И вдруг, блядь, достигает нирваны. Она перестает чувствовать чужое тело, она ощущает только свое. Это, однако, не уход в параллельное пространство, это как раз-таки самая настоящая реальность. Лиза подрывается, оборачивается, и, честно, готова разреветься, потому что приехал Кристоф. Он, блядь, приехал. Глаза режет так, словно в них насыпали песка. Слезные железы пересохли. Это ебаный катаклизм, из-за которого у нее слабеют ноги, когда она вскакивает на них, одергивая юбку. Джейк же свирипеет как хищник, которого спугнули от растерзания жертвы, и бросается на Мора. Лиза только и успевает, что нырнуть обратно в салон его мустанга, найти сумку, проверить, что мобильник все еще в кармане ее джинсовки, и броситься в тачку Кристофа. Здесь она оказывается, сука, просто в первом ряду гладиаторской арены. Она, разумеется, видела драки, но не видела в них Кристофа, не могла представить. Выброс адреналина в кровь сродни попаданию в эту самую кровь алкоголя - с ним люди ведут себя иначе, показываются с новой стороны. С Мором так.

Он пропускает несколько выпадов, и Лиза сжимается на месте. Ей, наверное, нужно, придумать, как ему помочь? Но у нее дрожат руки, а сердце за грудиной колотится как бешеное. Не оторвалось бы от питающих его артерий. Да и внезапно все завершается. Кристоф бьет точно и сильно, и Джейк падает словно подкошенный. На проверку оказывается жив. Лиза думает: достаточно, нужно уезжать, - но только Мор иного мнения, и она в оцепенении наблюдает за ним, выходя к нему из мустанга. Сердце повисает за ребрами, а ноги неожиданно обретают крепость. То, что делает Кристоф, совершенно безумно, но, между тем, каждое его действие свидетельствует об обратном. Он понимает, что именно и зачем предпринимает. Кловер смотрит на него так, словно видит впервые, но это все-таки он. Совершенно точно он. Она не говорит ни слова. Только вытирает кровь со своих губ - прикусила, когда сопротивлялась, а заметила только теперь. Это вдруг интересует ее больше всего на свете. И еще то, что расправа над Джейком не вызывает в ней никакого отклика. На языке металлический привкус. Она не тормозит Кристофа, потому что... Потому что он делает все правильно.

Кловер возвращается в мустанг и дожидается Кристофа так, словно он отошел расплатиться за бензин на автозаправке. А он наконец завершает начататое и возвращается так, словно расплатился. Выруливает на дорогу и выжимает газ. Молчит.

Молчат.

Она даже не смотрит на него, а только перед собой, на дорогу и на то, как тачка съедает желтую разделительную полосу. Это, блядь, очень медитативное занятие, пока вдруг движение не останвливается, и Кристоф не сгребает ее в охапку. Второй раз за этот поздний вечер она оказывается в мужских объятиях, но сейчас их посыл иной, поэтому Лиза, едва напрягшись, тут же отпускает тревогу и с нею - остатки самообладания. Она цепляется за Мора и прижимается к нему изо всех сил. Это очередной катаклизм. У нее льются слезы.
- Он не успел, потому что ты приехал, - шепчет она в ворот его запачканной футболки.
А что она сама?

Сама виновата.

Находит его щеку и прижимается губами. Пожалуйста, только ты не говори так. Я все сама знаю.

Сама.

- Спасибо.

Отредактировано Lisa Clover (2021-10-17 15:42:00)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Гал. 5:14


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно