Карие глаза галериста, светской львицы и дочери миллиардера, смотрят на него из экрана монитора у него в офисе. Так он знакомится с ней впервые, заочно... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » коэффициент поражения поражает воображение


коэффициент поражения поражает воображение

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/tp6tV10.png
оливер оддвай & фиби оливер
#teamdoubleoliver

недалекое (как и мы) будущее;
сюжет вместе с последними сапогами отобрал бывший муж;
за свитер и двор стреляю в упор;
p.s. ни один вентилятор не пострадал, никакой провокации никакого конфликта никакого суицида.

+2

2

третий день в сакраменто стоит невыносимая жара.
я, если честно, даже не знаю, что лучше – пережидать эту жару в собственной квартире-студии со сломанным кондиционером, который починят в ближайшее никогда, но зато в приятном одиночестве, или же – в местном баре, где с вентиляцией также очевидные проблемы, но легче достать прохладительные напитки. пока не успевающий выдавать заказы бармен предлагает к моему коктейлю еще и картошку фри в качестве извинения – я выбираю второе. тем более одиночество становится менее приятным, когда алкоголь заканчивается, похмелье начинается и приходится вспоминать что к этому одиночеству подвело.
бесплатная еда – отличная компания. не то что бы мне еда бесплатно достается часто, я обычно плачу исправно. не своими деньгами правда.
для определения этого существует много терминов с негативной окраской – воровство. жульничество. мошенничество, возможно. мне не нравится. я называю это развлечением. пара сотен, украденных из чужого кармана, для меня лишь способ ускорить процесс – я не вижу существенной разницы между теми сотнями, которые незнакомец бы отдал добровольно за те коктейли, которые бы удержали меня в его компании на чуть более длительное время, и наличными, которые я забираю сама – напрямую. я прекрасно знаю, что даже проведя с человеком время, все равно ничем ему не обязана, а вот у многих мужчин, как выяснилось, с пониманием этого большие проблемы – и если я все равно в конечном итоге оставлю их недовольными своими выборами [моей неудавшейся компании], то пусть у них хотя бы будет существенный повод.
существенный повод: воровство это ведь плохо.. наверное? не знаю, для меня черта, которая раньше будто бы несмываемым маркером была проведена, уже давно размыта. бракованный маркер оказался – если что, никакого каламбура тут нет. я сама мечтала на себе прелести жизни в браке ощутить, в том самом, которому так старательно многие стремятся придать романтичные черты. все бумажки подписала не глядя, стоило только именинному торту вместить в себя восемнадцать свечей. и не то что бы мой супруг, всего на два года меня старше, успел за два года форы набраться больше опыта в жизни, но на его банковском счете на тот момент определенно было больше денег, - оказалось, песни, которые он исполнял, иногда даже вживую, если был достаточно трезв, неплохо продавались. это «неплохо» измерялось в хорошем адвокате, который, воспользовавшись моей детской влюбленностью, сформировал брачный контракт таким образом, что после развода я еще и осталась должна рок-музыканту, чье состояние оценивалось миллионами долларов, денег. мне бы радоваться, конечно, что он оказался отчасти «благородным человеком», или хотел таким казаться, что вероятнее, и оставил мне квартиру в сакраменто – скромное местечко, которое в редкие всплески продуктивности использовал для записи песен – но радоваться как-то не получается. пока что получается лишь сдерживать рвотные позывы, но кто знает, как долго я смогу сдерживаться – подписывайтесь, что бы не пропустить уведомления, и все такое.
…………………..
этому бару определенно стоит перестать экономить на персонале, думается мне, пока я заинтриговано наблюдаю, как бармен пытается раздать заказы, то и дело путая их между собой. сегодня действительно ненасыщенный событиями вечер, по крайней мере для меня, потому что, кажется, уставшее печальное лицо работает лучше любых устных отказов, и я, за неимением более интересного нарратива, даже пытаюсь вникнуть, у кого из посетителей непереносимость лактозы, до тех самых пор, пока моя порция картошки фри не оказывается в чужих руках.
чужие руки – это действительно первое, что я отмечаю, хотя не по той же причине, по которой делаю это обычно – наличие или же отсутствие обручального кольца [к слову, его нет], меня совсем не интересует в тот момент, когда эти самые ручонки тянутся к порции картошки, которая предназначалась мне. мне сложно винить бармена в очевидной ошибке – бедняга настолько запутался во всех этих закусках в качестве извинения за медленное обслуживание, что подал моему новоиспеченному неприятелю к напитку закуску прямо в срок – а тот и хватает бездумно все, что так хорошо легло под руку.
хмурю брови, и, преодолев расстояние в пару шагов и пару неудобных стульев, вырываю из рук незнакомого мне мужчины небольшую пластиковую тарелочку. – если хочешь, нужно просить вежливо, – совсем не назидательным и не спокойным тоном произношу я, который в данной ситуации подошел бы больше, – очевидно, это моё, – говорю я серьезно, будто все эти фразочки – не вырезка из плохого рекламного ролика сока для всей семьи, и, уже не пытаясь оправдать собственные действия какой-либо мотивацией, сажусь на стул рядом с парнем – не сомневаюсь, если бы он начал возмущаться, я бы сумела убедить его, что и место это давно было зарезервировано мной, но он предусмотрительно молчит. – как предлагаешь решать эту возмутительную ситуацию? – спрашиваю я, стремясь выглядеть – что удается плохо, и звучать – что удается еще хуже, - максимально серьезно.
незнакомец же, к моему разочарованию, извинения бормочет какие-то невнятные. ему бы стоило взять пару уроков у работников этого заведения и купить даме картофеля; я даже не уверена, извинения ли это на самом деле – и в других обстоятельствах меня бы это разозлило, но сегодня, почему-то, веселит. кажется, мы с этим парнем оба вытащили счастливый билет, вот только он так и норовит положить его на самую дальнюю полку за ненадобностью. его слова, кажется, не тянут ни на романтический жест – обидно; ни на зачин для будущей перепалки – неинтересно; благо, моего энтузиазма хватит на нас двоих. он на эту игру-квест приглашения не просил, а места я уже забронировала. при должном подходе это действительно может быть весело, а я сделаю всё, дабы только снова не утонуть в жалости к себе.
нет, приятель, так не пойдет, – и здесь было бы идеальное место для критики навыков извинений у моего нового знакомого, но я вовремя прикусываю язык, не желая терять крупицы его внимания, и решаю пойти другим путем. выглядит он настолько незаинтересованно, что я едва ли не скрещиваю пальцы на удачу – не знаю, зачем мне все это надо, но это уже выглядит как вызов. даже если мои тщетные поползновения к флирту с ним похожи на попытки слепить что-то из пластилина с истекшим сроком годности – но мы попробуем еще. – совершаешь подобное вероломство – так и извиняйся соответствующе. я требую возмещения, – я даже улыбаюсь, почти что не нервно, но если что-то и заставляет его продолжить наш разговор, это вряд ли моя улыбка. не уверена, что он вообще смотрит на меня, и это немного задевает мою гордость; хотелось бы, что бы благодаря этому все отголоски совести – где-то, на минимальной громкости, – заткнулись окончательно и позволили мне получить от этого парня возмещение за оскорбление моей самооценки, но на минуту мне даже становится его жаль. благо, когда эта минута истекает, словно в песочных часах, я уверенно протягиваю ему руку. – я пайпер.
какое-то время мы даже честно пытаемся построить диалог, и из честного здесь действительно лишь эти попытки, потому что лично я вру напропалую. мой затуманенный алкоголем мозг как-то умудряется вспомнить о том, что если мой новый знакомый наткнется на визитку с фотографией моего лица, все остатки моей карьеры пойдут на выброс, поэтому я рассказываю потрясающую историю про брошенный колледж и неудавшуюся карьеру модели, и делаю это настолько красочно, что мне даже самой в какой-то момент становится интересно, чем все закончится. однако крупицы трезвости не могут спасать меня на постоянной основе, поэтому я все же проговариваюсь о прошлых неудачных отношениях, предусмотрительно, правда, заменив действительное «муж» на придуманное «бывший жених». тонкая работа.
кажется, ему на минуту становится меня жаль, а мне от этого – по-настоящему тошно; во всю эту историю не стоило добавлять образ воображаемого жениха, с которым я то схожусь, то снова расхожусь, особенно если у этого воображаемого жениха вполне себе реальные черты. видимо, что-то действительно искреннее проскальзывает в моем голосе, раз мой новый знакомый резко смягчается по отношению ко мне, но тут не поддаюсь уже я, и, в отчаянном стремление перевести тему, заставляю его пообещать, что когда мы поедем к нему, я не найду у него никакой второй семьи.
я прикусываю язык, стоит вот этому нелепому «когда мы поедем к тебе» вырваться, но мой спутник, кажется, не замечает в должного подвоха. брошенная фраза не звучит нелепо, и это – лучшее, что я смогла в найти в сложившейся ситуации. подобное предложение звучит совсем не романтично, и это печалит – даже если ничего романтичного я и не подразумеваю.
всю дорогу до квартиры мой, кажется, неудавшийся кавалер, не делает никаких попыток получить демо-версию того, что рассчитывал развить в собственных апартаментах. не пытается меня поцеловать, обнять, да он едва ли смотрит на меня. он кажется мне слишком адекватным, совсем не таким, с какими я без всяких угрызений совести привыкла иметь дело, и я уже начинаю задумываться, не окажется ли все это розыгрышем, но горе-джентльмен действительно довозит меня до собственной квартиры, помогает снять куртку – и больше вообще не трогает. на расстоянии социальной дистанции он вежливо предлагает мне осмотреть квартиру, пока он сам отойдет, и я моргаю, переставая понимать, к чему это все вообще ведет. – ты будто пытаешься продать эту квартиру, – отмечаю я, – ты иди, а я пока проверю, не прячешь ли ты здесь кого, – все эти попытки сделать вид, что у нашего постоянно прерывающегося диалога есть хоть какая-то связующая нить, выглядят жалко, и это понимаем мы оба. наверное, именно поэтому он лишь задумчиво кивает, доверительно оставляя меня одну – и это бесконечно мило. но зря.
когда он скрывается из поля моего зрения, я с горьким сожалениям осознаю, что мне действительно совестно его обкрадывать – кажется, там, где должно быть сердце, что-то еще осталось. наш с ним местами слишком личный диалог действительно пробудил во мне сочувствие, и это безумно обидно – уж не знаю, как связаны человеческая симпатия и желание унести все что уместится в руках, но в конечном итоге я ограничиваюсь лишь парой мятых купюр, найденных в карманах его пальто, – их на первый, пусть и не очень трезвый взгляд достаточно для такси бизнес-класса прямиком до дома и для порции картофеля фри. все почти что честно, он бы, наверное, и так утром вызвал бы мне такси.
мой теперь уже бывший знакомый не торопится снова оказаться в моей компании, поэтому я успеваю спокойно собраться и окинуть прощальным взглядом коридор. мой взгляд будто специально цепляется за вентилятор небольшого размера, стоящий на комоде, который определенно – несомненно! – идеально поместился бы у меня в сумке, а подсознание услужливо подсовывает воспоминания о сломанном кондиционере и прогнозе погоды на неделю.
заприметив на древесном комоде еще и блокнот с хаотичными записями, я оправдываю свой порыв желанием оставить прощальную записку – что бы бедняга, который, вполне вероятно, просто отключился по пути в ванную, на утро не подумал, что так уж сильно перепил, что ему привиделась вся эта ситуация.
поэтому я и записку пишу максимально аккуратным почерком, – моя мать с ее филологическим образованием мною бы гордилась, – и вентилятор забираю, – как прощальный подарок, будем считать так.
не знаю, как так получается, но я спокойно дожидаюсь уведомления о приезде такси, выходя на улицу в одиночестве. мне удается мирным шагом уйти, даже не встретившись с моим новым знакомым – и я не знаю, радоваться ли мне тому, что он не застал меня со своим вентилятором в руках и мне не пришлось срочно придумывать оправдание, которое мой пьяный мозг навряд ли смог бы сгенерировать, или же обидеться, что я его, видимо, настолько не интересовала, что он решил поиграть со мной в прятки в собственной квартире.
как бы там ни было, я никогда не узнаю об его версии происходящего. поэтому всё, что мне остается, это собирать крошки веселья от мысли, что когда он все таки соизволит выйти из своего прибежища, он найдет на комоде прощальную записку, изрисованную кривыми сердечками.
…………………..
«прости, тебя не было слишком долго, меня мой жених отпускает лишь до двенадцати – ну, ты знаешь. хорошей тебе ночи».

Отредактировано Phoebe Oliver (2021-10-18 03:07:25)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » коэффициент поражения поражает воображение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно