полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » house[hold]


house[hold]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

35 Pine St, Cold Spring, NY

Aleida & Morgan & 35 Pine St
https://i.imgur.com/2pEOGrm.gif https://i.imgur.com/oKrMC5I.gif https://i.imgur.com/gSr5oPy.gif https://i.imgur.com/f3E5L6e.gif
Как изменяется брошенный дом? Что происходит, когда он стоит пустым слишком долго?
Какие мысли роятся внутри него? О чем грезят эти стены?

[NIC]Morgan van de Scheur[/NIC][STA]local long distance relationship[/STA][AVA]https://i.imgur.com/jmx9rb6.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/NomaRBg.gif https://i.imgur.com/Vo0Er7a.gif https://i.imgur.com/nD8kHJr.gif[/SGN]
[LZ1]МОРГАН ВАН ДЕ ШЕР, 36 y.o.
profession: редактор New Yorker Magazine;
wife: Aleida[/LZ1]

Отредактировано Camelot Humphrey (2021-10-28 18:05:31)

+5

2

Седан плавно скользил по разбитой дороге, то и дело, ловя колесами небольшие кочки. Двое находились в машине, один из которых дремал на переднем сидении, подобрав под себя стройные ноги. Алеида успела утомиться за несколько часов дороги из центра города, чтобы оказаться в этой небольшой деревушке, по слухам в которой жили всего пара семей. Менять жизнь в мегаполисе, в постоянной и бесконечной суете на пустынное село. Здесь возникало много вопросов, но каждый мог ответить на него четко и спокойно. Ида чуть повела плечом, открывая глаза. Из-под ресниц она смотрела на соседнее сидение. За рулем сидел ее муж, прямо устремляя взгляд и сжимая пальцами руль автомобиля. Девушка долго, не отрываясь, наблюдала за ним, и как только мужчина уловил ее взгляд, тут же закрыла глаза, чтобы не быть замеченной. Они ехали к высокому двухэтажному дому, который очень давно опустел по причине того, что бывшие хозяева покинули его, сменив место обитая на город. Как удивительно бывает. Кто-то бежит из деревень, кто-то из городов.
    Алеида снова открывает глаза, знает, что Моргану нужно вести машину, а значит, все его внимание должно быть обращено на дрогу. Взгляд скользнул по знакомому профилю, перешел на руки. Они уже давно не носили обручальных колец, и не начинали мило улыбаться, когда говорили о семейной жизни. Все было слишком сложно. Пожалуй, именно от этой сложности они оба и бежали. Ида вышла замуж, когда ей едва исполнилось двадцать лет. Она была поглощена первыми чувствами, которые накрыли ее с головой. Она была полностью погружена в мужчину, который казался ей идеальным. Он невероятно красиво ухаживал, умел позаботиться о ней, в любой ситуации. Ида ощущала себя в полной безопасности рядом с ним. Их брак можно было назвать идеальным, пока не случилась трагедия. Замершая беременность прозвучала каким-то ударом по семейному счастью, по ним обоим. Ударом наотмашь, который потянул за собой череду событий, чуть не разрушившие семью. Алеида винила себя в том, что произошло, ведь это она не смогла выносить ребенка. Многие месяцы депрессии, она до сих пор видела во снах народившегося ребенка. А ведь он уже шевелился в утробе матери, она пела ему песни и знала пол ребенка. В своем собственном горе Ида совершенно забыла о Моргане. Она даже думать не могла, что имеет право на дальнейшее счастье. Она ощущала настолько сильную вину, что ее выворачивало лишь при мысли о том, чтобы снова лечь в постель со своим супругом. Время шло, и только через полгода Али поняла самую страшную ошибку – мужчина переживает данное немного иначе, а вот ее отрешение от супруга поставило жирную точку, словно забивая последний гвоздь в крышку гроба. Измену мужчина даже не скрывал, он прямо говорил о том, чего ему не хватало, Алеида лишь кричала, даже не пытаясь его понять.
     А вскоре наступил и ее черед. Девушка оправдывала свою измену тем, что должна была поступить так же. Долгих несколько часов она отмывалась  от чужих прикосновений, пытаясь стереть из своей памяти все, что произошло. Она просто не понимала, почему так поступает, не понимала, что дальше делать и как остановить этот ком событий, которые происходили с непреодолимой скоростью. Скандалы, взаимные упреки, крики, слезы, кольца, которые пылились на дальней полке, развод… Но до официального развода они не дошли. Остановились, практически сделав последний шаг. А ведь они когда-то любили друг друга.
     Машина медленно остановилась, и теперь Ида сделала вид, что только проснулась, медленно открывая глаза. Она улыбается супругу, вытягивая ноги, и только потом поворачивается в другую сторону, чтобы увидеть их новый дом. Решение было принято быстро и необдуманно особо. Они оба поняли, что нужно бежать. Бежать от этой суеты, бежать от людей вокруг, от того что было в прошлом, в другой жизни. Уделить внимание себе, лишь только друг другу. Дом выкупил Морган, остальные подробности Алеида даже не знала. Она толкнет дверь, чтобы выйти на прохладный, свежий воздух, обнимая себя за плечи. Сейчас было раннее утро и в воздухе витали невероятные запахи. Где-то в траве трещали насекомые, словно приветствуя новую семью. Алеида внимательно всматривается в дом, который показался ей таким одиноким. Здесь действительно не хватало именно их.
    Смотрит по сторонам, понимая, что на далекое расстояние от них нет ни одного дома. Более того по левой стороне располагалась лесная гуща, которая сейчас буквально манила своей красой. Словами было невозможно передать все, что чувствовала сейчас Ида. Она протянула руку Моргану, который подошел к ней, выходя из машины. Не так много времени прошло с последних событий, в памяти все еще болью отзывалось все, что они вместе натворили, но Ида пыталась вычеркнуть все из своего сердца. Забыть обиду, забыть боль и отвращение к самой же себе. Начать все заново, как они и хотели. Тонкие пальцы крепко ухватились за мужскую ладонь, глаза встретились, на ее устах появилась мягкая улыбка.
   - Он прекрасный, Морган. – Художница выдыхает медленно, дабы наконец-то сбросить нарастающее напряжение. Дом ей действительно нравился, он был настолько уютным и…тихим, что хотелось оказаться внутри и рассмотреть все подробнее. Вся мебель была уже перевезена, супруг видел несколько раз этот дом, занимаясь его покупкой. Сама же Ида была здесь впервые. Своего рода некий сюрприз, который ей невероятно понравился. Здесь было огромное пространство вокруг, можно было разбить свой сад, заняться землей. Художница в Алеиде тихо застонала от предвкушения.
      Заходите же, скорее.
- Пойдем в дом. – Словно эхом Ида отзывается своим мыслям, немного нахмурившись, словно эти самые мысли были ей продиктованы.
  Скорее.
     Я вас так долго ждал.

[NIC]Aleida van de Scheur[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8UUTiwe.1634983305.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o2_250.1634983463.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o3_250.1634983503.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o4_250.1634983514.gif[/SGN]
[LZ1]АЛЕИДА ВАН ДЕ ШЕР, 29 y.o.
profession: художница в редакции;
spouse: Morgan[/LZ1]

Отредактировано Telma Ortega (2021-10-23 13:06:11)

+3

3

А может, мы сбежим ото всех?

Когда-то это была их шутка, отражение самонадеянности молодых любовников. Он – начинающий публицист, которого наконец-то заметили “настоящие” издательства. Она – студентка и художница, “самая красивая девушка в мире” для него. Они шутили о побеге, обещая друг другу, что ничто в мире не встанет между ними. Да как вообще эта идиллия могла бы закончиться? Опьяненные молодостью и чувствами, они считали, что этот мир всегда будет у их ног.

Время отрезвляет. Жизнь, сумбурная и непредсказуемая, вторглась порывом морозного ветра и принесла зиму между влюбленными сердцами. Ван де Шеры пережили многое, каждый наделал ошибок, каждому было о чем жалеть – только они не знали, как это остановить. В суматохе дней они снежной лавиной неслись вниз, с каждым годом все дальше от тех двоих, что когда-то влюбились до беспамятства. Где эти двое? Вместо них лишь два человека с общей историей – почти незнакомцы друг другу.

Страшась катастрофы, очередным утром Морган взял свою супругу за руку и был серьезен как никогда:

Ида, нам нужно бежать”.

Бежать, прочь от суматохи Нью-Йорка, разрастающейся паутины обид и ошибок. Куда-то, где ничего не будет напоминать о прошлом – ведь человеческая память удивительно крепко держится за воспоминания, привязанные к локациям. Прочь от городской суеты, избавится от всего лишнего. Чтобы только они вдвоем и чистый лист, один на двоих.

Из желания сбежать у Моргана родился план.

Пайн-стрит 35 он нашел зимой – настоящей зимой – и сразу влюбился в это место. Дом располагался на краю небольшого города (скорее даже крупной деревни), он стоял чуть в отдалении от главной дороги в компании сосен.  Только Пайн-стрит 35 еще предстояло вернуть к пригодному для жизни состоянию: уже много лет как хозяева забросили этот участок.

Своей заброшенностью и одинокой беспомощностью дом напоминал Моргану забытого на улице котенка, которого так и хочется забрать себе, согреть и уберечь. Как-то раз он принес одного такого в семейные апартаменты. Маленький комок рыжей шерсти – Мико – попался ему на глаза, когда Морган возвращался домой из редакции. Котенок был настолько слаб, что едва мог пищать; под тем ноябрьским ливнем он бы явно не дожил до утра. Морган забрал его с собой, надеясь, что забота о крошечном существе сможет вытащить Иду из той ямы, в которую она закапывалась все глубже и глубже.

Домом ван де Шер занимался без помощи супруги. Она знала о плене, соглашалась с ним, и все же, Морган ни разу не показывал ей их будущую резиденцию пока там шел ремонт. [Уж не потому ли, что Ида отвергла Мико, и на третий день пришлось отнести котенка в приют?]

Слишком рано”, отмахивался Морган. Он хотел, чтобы дом был полностью готов прежде чем он привезет туда Алеиду.
Покупка и реставрация заняли всю зиму и половину весны. Для некоторых работ пришлось нанимать рабочих, а чаще брать инструменты в собственные руки. Морган не мог отделаться от мысли, что он должен восстановить семейное гнездо сам, что только так дом получится как надо. Впрочем, даже в одиночку, без опыта, работа шла сносно. Один раз мужчина поймал себя на мысли, что дом помогает ему с ремонтом. Морган списал это на бурную фантазию и перенапряжение – дома ведь не живые. А им самим движет забота пополам со страхом. Чего только не сделаешь, чтобы спасти брак?

К началу мая все наконец-то было как нужно, все готово. Ну, ладно, почти все: не хватало кое-чего очень дорогого сердцу Моргана. Точнее кое-кого.

Вот она, спит на переднем сидении его седана. Ида. Морган давно уже приглушил музыку и вел авто под аккомпанемент тихого рокота двигателя и шелеста шин. Мужчина не отрывал взгляда от дороги, совсем не желая рисковать – даже на такой пустынной дороге как та, что вела в Колд Спринг. Его супруга и так напоминала фарфоровую куклу, спящей же Алеида казалась невыносимо хрупкой: так и хотелось прикрепить к ней ярлык “обращаться с осторожностью”.

Глаза на дороге, они высматривают – когда же между деревьев покажутся знакомые очертания? Скоро. Скоро.

Терпение, Морган.

Да, пожалуй, он немного нервничал. А кто бы сумел оставаться совершенно равнодушным? К счастью, вскоре знакомое здание прорезалось через деревья. Морган надеялся, что Ида признает это место домом.

Вот они уже поворачивают на площадку перед зданием; мужчина останавливает авто, глушит двигатель. Алеида тем временем просыпается от дремы и оглядывается. Приехали.

Морган выходит следом за супругой, он обходит седан не торопясь, дает ей время, чтобы осмотреться. Он замечает, как глаза супруги прыгают с детали на деталь, узнает это состояние – художница рассматривает нечто красивое. Давно он не видел подобного взгляда на её лице.

Я старался”, улыбнулся он в ответ, слегка сжимая женскую ладонь в своей руке и приобнимая супругу за талию.

Мы.

“Мы”?

Неважно. Это, наверное, от волнения. [Морган и его оправдания]

Мужчина вдыхает прохладный воздух полной грудью и старается сохранить этот момент в своей памяти: он, она, дом. И больше никого.

Когда Ида предлагает войти внутрь, Морган начинает улыбаться. Улыбаться как мальчишка, который что-то надумал. И ведь действительно:

Держи”. Он вложил ключ от входной двери в ладонь супруги а в следующий момент подхватил её на руки, обернулся вокруг своей оси и уже после поднял Иду по ступенькам веранды, внутрь, домой.

Добро пожаловать”, мужчина опустил Алеиду на ноги в большом зале на первом этаже. Здесь все еще больше пустого места, чем мебели – полноценно обживать дом им придется вдвоем. Морган лишь сделал первые шаги вроде новой мебели и избранных безделушек из старой квартиры: только те, что были до… всего, что случилось между супругами. Из зала легко было попасть в остальные части дома: кухня, кабинет, резная лестница на второй этаж.

Наверху наша спальня и там еще несколько комнат пустуют. Я не трогал их, подумал, что будет лучше, если мы вместе решим, что там будет”.

У него уже были определенные идеи, что именно можно разместить на втором этаже. Моргану казалось, что нужно будет обязательно заполнить свободное пространство: для них двоих этот дом поистине огромен. Только мужчина всегда прерывал собственные мысли, как только в них прокрадывалось слово “детская”, словно боялся, что Ида слышит его мысли. “Рано” – твердит себе Морган, считая, что Ида ещё не готова к такому разговору.
[NIC]Morgan van de Scheur[/NIC][STA]local long distance relationship[/STA][AVA]https://i.imgur.com/jmx9rb6.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/NomaRBg.gif https://i.imgur.com/Vo0Er7a.gif https://i.imgur.com/nD8kHJr.gif[/SGN]
[LZ1]МОРГАН ВАН ДЕ ШЕР, 36 y.o.
profession: редактор New Yorker Magazine;
wife: Aleida[/LZ1]

+4

4

Что-то внутри трепетало, переворачивалось и сжималось от предвкушения невероятной радости. Им обоим удалось перешагнуть все то, что они пережили и начать с чистого листа. Сейчас Ида пыталась не думать о чем-то кроме этого дома. Да у нее все и получалось, разве можно думать о каких-то тревогах, когда ты стоишь рядом с таким местом. Тебя обнимает твой мужчина. Плевать, что произошло между ними, они приняли стойкое решение, которое не подвергалось сомнению. Пальцы мужские сжимают ее хрупкие, и сердце начинает биться сильнее. Взглядом девушка цепляется за каждую деталь их нового дома, ловя себя на мысли, словно он ей улыбается, показывается с самых прекрасных сторон, хотя, конечно же, здесь были и негативные нюансы. Обшарпанность, что выдавала возраст дома, но на это совершенно не было обращено внимание. Входная дверь манила, словно языки сладкого пламени, что притягивает к себе своей красотой.
    Он старался, эхом в голове. Ей хочется закрыть глаза и простоять так вечность. Не вспоминать, не думать. Просто близость и нежность его тела, родной запах, который она так любила. Ведет щекой по его плечу, носом утыкаясь в шею, мягко касаясь губами кожи. Ей так не хватало его… Столько времени. Теперь они вдвоем. Втроем. Чуть мотнет головой, улыбаясь, ловя пальцами ключи от их дома, чуть вскрикнув, когда мужчина подхватил ее на руки. Как давно он этого не делал, как давно на его губах не играла такая довольная и искренняя улыбка. Они утонули в быте, в трагедиях, что произошли, в этой ненависти и непонимании друг к другу, а на пороге дома словно обрели былое счастье.
    Алеида встает на дрожащие ноги, открывая дверь. Ее словно в спину толкает порывом ветра, и она забегает вперед. Следом заходит мужчина, и тем же ветром захлопывается дверь. Молодые люди не замечают ничего, они наслаждаются тем, что их окружало. В этом доме было невероятно уютно тепло. Было ощущение, что стены дышат вместе с ними в унисон, подстраиваясь под ритм. Они источали живую энергетику, которую Ида тут же ощутила, прикасаясь пальцами к обоям. Она изучает дом, ласкает его мягкими касаниями теплых пальцев, каждый сантиметр. Взглядом цепляет какие-то мелочи, которые Морган успел сюда привести. Все остальное потом, вместе, как он и говорит. Что-то в груди колет, когда речь заходит о пустых комнатах. Она прекрасно понимает, о чем умалчивает супруг, но тут же переключается на изучение дома, словно он сам пытается привлечь к себе внимание
   - Оставишь мне одну комнату под мастерскую? – Она поворачивается к супругу, сверкая глазами. Очень давно Морган мог видеть такое вдохновение в жене. Со времени их знакомства и замужества девушка всегда рисовала. Кистями, красками, мелками, простыми карандашами. Она изучала техники рисования руками, однажды как-то принесла картину домой, что была нарисована собственной обнаженной грудью. Морган долго смеялся, а потом жадно целовал ее губы. Они жили и наполняли друг друга любовью. Алеида знала, что мужчина согласится, просто она должна была спросить. Ей нравилось это – быть за мужчиной.
    Ида забегает через коридор на кухню, где располагалось огромное окно. От самого потолка до пола, отсюда же выходила на двор веранда, где стояли два плетеных стульчика. Она жадно прижимается к стеклу руками, оставляя на идеальной поверхности след от своего горячего дыхания.
   - Как здесь красиво. – Бормочет, задыхаясь от возбуждения. Нахлынуло такое счастье, что было просто невозможно с ним справляться, словно его подпитывали чем-то. Да я красивый. Это все я. Алеида ощущает присутствие супруга рядом, близко, за спиной. Буквально молниеносно разворачивается на пятках, тут же оказываясь в его руках. Прижимает ее к поверхности стекла, от чего мурашки бегут по коже. Обвивает руками шею мужчины, всматриваясь в глаза. – Морган… - Шепчет, тут же прильнув поцелуем к губам. Как давно она не ощущала их вкус, как давно поцелуи не были наполнены слезами и болью. Льнет ближе, делясь теми эмоциями, которые сейчас разрывали душу. Стоном дышит в губы, в какой-то момент, ощущая ответный, но не супруга. Словно дом вместе с ними наполняет воздух желанием, тихо выдыхает расслабленно. Он не один.Я не один. - Спасибо тебе....
[NIC]Aleida van de Scheur[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8UUTiwe.1634983305.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o2_250.1634983463.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o3_250.1634983503.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o4_250.1634983514.gif[/SGN]
[LZ1]АЛЕИДА ВАН ДЕ ШЕР, 29 y.o.
profession: художница в редакции;
spouse: Morgan[/LZ1]

+4

5

Конечно”, выдыхает он без раздумий.

Морган не мог найти в себе место для другого – для того чтобы сказать ей “нет”. Да и не хотел искать, в общем-то. Алеиде не нужно было даже спрашивать о мастерской: он организовал бы место для неё в любом случае.

И все же, он был рад услышать вопрос. Для ван де Шера вопрос Иды прозвучал как хорошее знамение. Он был рад, что она думает о мастерской; рад видеть, как глаза супруги загорелись живым блеском. Художница вернулась в семью.

Чтобы понять чувства Моргана в этот момент нужно представить все что случилось между этим днем и… инцидентом как путешествие в далекую и холодную страну. В той стране все не те, кем они были на родной земле. Мужчина был счастлив снова взглянуть на свою супругу и увидеть девушку, в которую он когда-то влюбился. Как будто он вернулся домой из длинного путешествия.

Наконец-то дома, Морган.

Он расстегнул воротник своей рубашки: ему кажется, или здесь как-то непривычно тепло? Возможно, Морган просто включил отопление и забыл проверить его, прежде чем уехать за Идой – ему стоит проверить. Потому что одна из маленьких странностей дома в том, что даже под припекающим апрельским солнцем внутри было холодно. Очень холодно.

А может быть ощущения мужчины никак не связаны с домом – может быть все дело в возвращении Иды. Было в ней, как художнице, что-то ненасытное. Всегда в движении, всегда в поиске, всегда прощупывает и экспериментирует. Жизнь с ней напоминала жизнь с ребенком – особенно когда натыкаешься на разбросанные тут и там мелки и карандаши. Разве что ребенок не принесет с игривой улыбкой картину, нарисованную грудью… Так вот, у Иды была эта удивительная способность оживить любое помещение своим присутствием. Только она так давно ушла в себя и замуровалась стеной, что Морган почти и забыл об этом даре. Если честно, иногда он украдкой думал о том, что Алеида не вернется, что она вложила всю себя в беременность и когда…

Морган был счастлив оказаться неправым. Она вернулась, она никуда не уйдет – Не смей – и все как будто горит вокруг неё. Ван де Шер не возражал против того, чтобы быть опаленным ею.

Чувство восторга лишь усиливалось по мере того, как он следовал за супругой. Как будто её восхищение было заразительным: из-за одобрения Иды их новое жилье нравилось Моргану ещё больше.

Их путь через дом остановился на кухне. Эта комната была меньше зала, впрочем, все ещё огромная по сравнению с той кухней, что была у них в Нью-Йорке – в их новой кухне места хватит на целую семью. Морган остановился в дверном проеме, взгляд прикован к Иде, рассматривающей задний двор через ростовое окно. Между ними целых пять шагов. [В старой кухне места было всего для двух] Только Морган помнит, как делает всего один навстречу супруге. Как будто само пространство говорит, иди, возьми Ее.  [Ах, как часто желание искривляет перспективу!]

Всего один шаг (для него), всего один поворот (для неё) и вот они уже в руках друг друга. Некое чувство напряжения, забытое за долгие месяцы беременности и зимы. Возбуждение, страсть. Практически столкновение – как будто что-то толкает их друг к другу. Её руки на его шее, его прижимают ее лопатками к стеклу. Глаза в глаза, ее горячий шепот на его губах, поцелуй с неизбежностью автокатастрофы.

“Спасибо тебе”, говорит Ида. “Останься со мной, не уходи”, думает он. Не смейте, вы оба. Это она льнет к нему или что-то толкает её? Морган не замечает разницу. Губы заняты ответным поцелуем, руки стремятся заново открыть топологию Иды: прикосновения следуют от изящных рук вниз, к бедрам, на талию, выше?

Может быть? Не останавливайся.

Морган останавливается. Способность сказать “нет” представилась самостоятельно, как обычно. Он хочет её, просто не так, не здесь. Он отпускает супругу и делает шаг назад: что-то кажется неправильным. [Казались ли неправильными объятия чужой женщины, Морган?] Может быть позже, когда момент будет подходящим.

Это ощущение неправильности лишь усиливалось с каждым мгновением. Как будто что-то было разочарованно, как будто мурашки побежали по спине. Хотя нет, мурашки-то действительно пробежали.

М-м-м…” Морган отвел взгляд в сторону и почесал затылок – как всегда, когда ему хочется отвлечься от чего-то неприятного. “Кофе?

Нам же нужно чем-то опробовать все это кухонное добро”, сказал он, направляясь к кухонной стойке. Остановился он около шкафчика, где сложил кофемолку, зерна и кофейник. Ему определенно сейчас не помешала бы кружка кофе – точнее даже пауза, ментальное пространство, связанное с нехитрой варкой кофе. Что-то, о чем не нужно думать, ведь все уже доведено до автоматизма: намолоть зерен, высыпать в кофейник, залить водой, поставить на огонь, довести до кипения и разлить в две кружки. Всегда две – привычка, которую Морган подобрал их долгой зимой. Он всегда делал одну для себя, другую для Иды – даже когда она забывала разговаривать с ним целыми днями. Один из множества маленьких способов сказать, что он всегда рядом без того чтобы орать ей на ухо. По крайней мере, сегодня она слушает.

Ручка из бакелита у кофейника не должна нагреваться. Морган знает это нутром и потому бездумно хватается за нее, когда содержимое кофейника закипает. Все это он повторял уже тысячи раз.

Впервые ручка обжигает его ладонь. “Сукин!..” – рука невольно отпускает кофейник и в следующий миг кипящая черная жидкость расплескивается по белому кафелю между плитой, Морганом и стойкой. Он озадаченно смотрит на собственную ладонь, на след от ожога, на кофейник, затем на Иду. И ещё раз, по кругу, все те же.

Этого не должно было произойти. Это же невозможно, верно?

Морган открывает кран и опускает обожженную ладонь под струю холодной воды и чувство возвращается: разочарование. Если бы ты слушался меня, Морган.

[NIC]Morgan van de Scheur[/NIC][STA]local long distance relationship[/STA][AVA]https://i.imgur.com/jmx9rb6.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/NomaRBg.gif https://i.imgur.com/Vo0Er7a.gif https://i.imgur.com/nD8kHJr.gif[/SGN]
[LZ1]МОРГАН ВАН ДЕ ШЕР, 36 y.o.
profession: редактор New Yorker Magazine;
wife: Aleida[/LZ1]

+4

6

От него пахнет горечью и нотками хвои. У него сильные и властные руки. Только вот Ида позабыла об этом в своем горе, в своем коконе, который плотнее закрывался с каждым днем. Вычеркнуть всю эту боль из души невозможно, да и не стремились – понимали, что над этим придется работать слишком долго. Но разве можно все перечеркнуть одним движением? Совершено много страшного, непозволительного, но разве они были столь слабы, что бы так просто сдаться? Не смели. Не могли себе этого позволить.
    Грубые ладони скользят по талии, пальцы с силой сжимают кожу, говоря о том, как ее не хватило. Ида задыхается от нахлынувших, давно позабытых чувств и эмоций. Безумная страсть, которая кружит голову. Она перестала видеть своего супруга, пелена перед глазами не давала. Горе, вызывающее отторжение и тянущее за собой все остальные последствия… Сейчас ее кружил его запах, касания, дыхания у самого уха. Поцелуи, что жадно сминали губы, вызывая толчками из груди тихие стоны. Тугой узелок внизу живота стягивается сильнее.
   Афродизиак, который растекается по венам. Хриплый шепот в голове, словно подпаяет эмоции. Тяжело дышать. Ты любишь его. Хочешь, желаешь.
Мысли путаются. Алеида запрокидывает голову, горячо глотая воздух губами.
Морган сделает лишь шаг назад, словно щелчок. Не смей.
Ида прячем лицо под волосами, ощущая как пылают ее щеки. Чувство, словно они только познакомились и непристойно себя ведут для первого свидания. А ничего, что эти двое давно в браке? Нет, они давно позабыли о том, что такое испытывать страсть друг к другу. Все смешалось в единый круговорот быта и проблем, каждый позабыл, за что полюбил другого. А ведь раньше других вокруг и не было. Они утопали друг в друге прямо, как сейчас, не в силах отлипнуть и днем, и ночью.
Идиот.
   Что это, откуда? Почему в голове эти мысли? Ида тряхнет головой, чтобы прийти в себя, выровнять дыхание, выдыхая через чуть припухшие после поцелуя губы. Следит из-под ресниц за действиями супруга, мягко улыбаясь. Она отодвинет стул, развернет его мягким движением, что бы тут же усядется на него как на лошадь. Алеида любила сидеть когда-то именно так, и всегда ругалась, когда не могла себе этого позволить. Потому что живот был уже довольно большой…
   Здесь мы вы будете счастливы.
- Здесь невероятно красиво, у меня слов нет. Поверить просто невозможно, что кто-то смог покинуть этот дом.И бросить меня… - Здесь так тепло и просторно.Потому что вы греете. На самом деле Алеида даже не догадывалась, что на самом деле здесь всегда было жутко холодно. И это ощущение тепла принесли именно они, словно своей любовью согревая стены одинокого дома.
    Тик-так. Тик-так.
  Ида ведет головой, показалось? Нет, на втором этаже тикают часы. Но почему она не слышала их при входе. – Ты оставил висеть настенные часы? – Спрашивает, потому что знает – Морган ненавидел это тиканье и обязательно бы позаботился о том, чтобы его не было в доме.
    Резкий вскрик, Ида подрывается на ноги, стул падает с грохотом на пол. Горячая коричневая жидкость растекается по белоснежной плитке. Она успевает отскочить, что бы жижа горячей лавой не коснулась ее босых ног. Что-то пронзило холодом до костей, обдавая потом. Моментально оказывается рядом с супругом, который уже включил воду. Холодная хлынула на обожженную кожу, наверняка больно. Ида морщится, пытаясь понять, как и чем может помочь. Знает, что если вытащить руку, будет жечь сильнее. – Подожди, машине есть аптечка. Там был порошок от ожогов. – Заботливо и волнительно проговаривает, быстро выбегая в коридор, затем дергает ручку захлопнувшейся двери. Закрыто.
   Не выпущу.
Снова дергает, и только потом дверь поддается. Ида на мгновение недоуменно замирает, но потом волнение за супруга толкает ее вперед. Она выбегает на улицу, к машине, даже не накидывая на себя теплые вещи. Аптечка нашлась быстро, снова метнулась в дом.
    Вернулась.
На кухню, заставая Моргана в том же положении. Манит его к столику, поднимает стул, усаживая. Как давно она не заботилась так о мужчине. – Клади руку на стол, я сейчас обработаю. Как ты так ухватился за горячее? – Недоумевает, доставая порошок. Надо меня слушать.

[NIC]Aleida van de Scheur[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8UUTiwe.1634983305.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o2_250.1634983463.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o3_250.1634983503.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o4_250.1634983514.gif[/SGN]
[LZ1]АЛЕИДА ВАН ДЕ ШЕР, 29 y.o.
profession: художница в редакции;
spouse: Morgan[/LZ1]

+4

7

Она уходит.

Морган достает обожженную ладонь из-под струи, закрывает кран. Боль от ожога почти утихла, а может быть мужчина просто слишком занят, чтобы обращать внимание на физическую боль. Ведь в его внимание вторглось что-то чуждое, подавляющее своим криком все остальные мысли:

Она уходит от меня!

Мужчина принимает мысль за свою. В каком-то смысле, она действительно принадлежит ему. Только в нормальных условиях Морган совсем не думает об этом, ведь это темный и липкий страх, который прячется где-то в глубинах бессознательного. Впрочем, это не значит, что страх не руководил им – из-за страха за состояние отношений ван де Шер и купил Пайн-стрит 35. План простой: в такой глуши Иде просто не к кому будет уйти.

Только именно это она сейчас и делает.

Страх резонирует – именно поэтому он сейчас подминает под себя все мысли – с чем-то внешним, чем-то снаружи самого Моргана. Положив ладонь на кухонную стойку, мужчина был готов поклясться, что на миг почувствовал, как резонируют сами стены дома: не выпущу.

Да она же просто за аптечкой пошла”, проворчал Морган, пытаясь взять себя в руки. “Ида сейчас вернется. Она никуда не уходит”.

Кажется, сработало – беспорядок в голове затих. Морган сосредоточил внимание на мыслях о том, что Ида сейчас вернется и что все будет в порядке. Это оказалось сложнее, чем можно было подумать – что-то сопротивлялось его воле, пыталось задавить своей. Стоя так, мужчина отчетливо почувствовал каждую чертову секунду отсутствия Алеиды. Тик так. Как будто что-то действительно отстукивало время, что было решительно невозможно: антикварные часы на втором этаже были неисправны. Морган проверял их собственными руками и планировал даже в скором времени избавится от этого архаичного барахла.

Наконец-то Ида вернулась с аптечкой в руках, её появление разрядило напряжение между Морганом и… стенами? Мужчина облегченно вздохнул и разжал ладони – оказывается он все это время простоял, сжимая их до побелевших костяшек. Удивительно как волдыри от ожога не полопались.

Ван де Шер сразу же попытался забыть об этой сцене, как только Ида отвлекла его, указав на стул, и взялась за раненую руку. Наверное, это просто стресс после долгих ссор. По крайней мере, такое оправдание он выбрал для себя: как человек рациональный, Морган прекрасно владел даром рационализации всего необъяснимого.

Понятия не имею…” Мужчина ответил он на вопрос супруги, отводя взгляд в сторону. Может быть, стоит все-таки об этом подумать?.. Нет, он все-таки сделает вид, что ничего не произошло.

Наверное, я просто такой неловкий”, – пожал он плечами. Было что-то приятное в том, чтобы признать собственную беспомощность в руках любимого человека.

[Только Морган всегда был ловким и осмотрительным мужчиной]

Вскоре волдыри были засыпаны порошком от ожогов и спрятаны под белой повязкой. Когда Ида закончила, Морган поймал её ладонь и поцеловал пальцы супруги: “спасибо”.

Какой же беспорядок, ей-богу”, вздохнул мужчина, возвращаясь обратно к кофейнику на полу. Ручка на нем теперь была ледяной. Морган поставил кофейник в раковину, намереваясь воспользоваться им снова, после того как наведет порядок на кухне.
Следующая попытка сварить кофе прошла успешно. Морган даже специально взял кофейник ладонью в кухонной перчатке. Это было излишне.

Остаток дня и вечер прошли спокойно. За изучением их нового жилья супруги даже, кажется, совсем забыли о неудачном инциденте с кофе.

Над ужином решили не заморачиваться – размороженные полуфабрикаты, разве что поданные при свечах и с вином. Как будто первые годы их совместной жизни. Нет, естественно теперь они уже могли позволить себе нормальный ужин, они ведь уже давно не голодающие художники. Просто ван де Шеры не были в настроении покидать дом.

Второй бокал вина закончился поцелуем, затем еще одним. И ещё. В этот раз страсть зародилась постепенно – урок усвоен – и вскоре пара двинулась на второй этаж, в спальню.

Этой ночью Ида и Морган наконец-то были вместе. Вместе под крышей одинокого дома на Пайн-стрит.

Несколько дней спустя

Седан вновь скользил по дороге, ведущей к дому. Морган сделал последний поворот: еще две минуты и он дома. В очередной раз он оглянулся в зеркало заднего вида, только не для того чтобы посмотреть на дорогу. Морган изучал собственное отражение на протяжении почти всей дороги домой.

Ничего не было. Ничего”, – повторил для себя.

Да, ровным счетом ничего – только короткая поездка обратно в Нью-Йорк, подписать некоторые документы в офисе. Проще было съездить, чем ждать доставку или возится с подключением к Сети. Всего лишь рабочая поездка, ради которой пришлось насильно оторвать себя от дома – ведь последние несколько дней были как будто второй медовый месяц.

Тогда из-за чего он так нервничает?

Дело в том, что в кафе, где Морган всегда брал свой ланч, он наткнулся на Рейчел. Впрочем, не удивительно: здесь же они и познакомились когда-то. Оглядываясь на события дня, понятно было, что стоило уйти, как только их взгляды пересеклись. Только в тот момент Морган думал о том, что будет невежливо отмахнуться от разговора с коллегой. Все-таки Рейчел была художницей в издательстве. Разговаривать с коллегами это в порядке вещей, верно? Если бы только Рейчел не была его гребанной любовницей.

Морган не рассчитывал на долгий разговор. Он-то уже все сказал ей в их последнюю встречу: больше никаких “мы”. Это была ошибка – он любит Иду и не собирается бросать её. И у него наконец-то есть шанс восстановить некогда счастливый брак.

Проблема в том, что Рейчел заговорила именно о том, чего он не желал слышать. “Ты же понимаешь, что она – невозвратные затраты?” – спросила экс-любовница, накрыв ладонь Моргана своей. “Неужели тебе нужно ещё три года чтобы понять это?

А затем эта очаровательная брюнетка потянулась вперед и поцеловала его в щеку – вот о чем говорил Морган самому себе. Ничего. Он ничего не почувствовал. [Так ли?]

Она разобьет тебе сердце. Снова”, – последние слова Рейчел раскаленным железом прожигали путь через мысли Моргана. Мужчина твердил себе, что Рейчел врет. В конце концов, художницы всегда сносные лгуньи.

И ещё один взгляд в зеркало, в этот раз, перед тем как выйти из салона авто. Морган проверял, есть ли на щеке следы губной помады. Хотя он умылся как минимум четыре раза в туалете, ему все равно казалось, что помада оставалась на щеке. “Ничего не было”.

У дверного проема ван де Шер задержался на мгновение – ему удалось открыть дверь без труда. Это удивляло потому, что последние несколько дней двери и окна постоянно заклинивали, как только супруги пытались их открыть. Морган не мог понять в чем дело, ведь он поменял все петли и замки перед тем как привезти сюда Иду. Дополнительная смазка ничему не помогла: выйти из дома всегда требовало усилий. Но вернуться, почему-то, совсем не сложно.

Морган, ты вернулся!

Милая, я дома!” – мужчина подал голос, закрывая дверь за собой. Морган выдохнул, а затем принюхался: кажется, Ида что-то готовила. Оставив пиджак в коридоре, он направился на кухню. Ван де Шер и не задумывался о том, что дом делает сейчас то же самое: принюхивается к нему. И он почувствовал блеклый след чужих духов на его воротнике.

Где ты был, Морган?

Расскажешь ли ты ей?

Нет. Ничего ведь не произошло. Ни-че-го.

Ида, он лжет!

[NIC]Morgan van de Scheur[/NIC][STA]local long distance relationship[/STA][AVA]https://i.imgur.com/jmx9rb6.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/NomaRBg.gif https://i.imgur.com/Vo0Er7a.gif https://i.imgur.com/nD8kHJr.gif[/SGN]
[LZ1]МОРГАН ВАН ДЕ ШЕР, 36 y.o.
profession: редактор New Yorker Magazine;
wife: Aleida[/LZ1]

+1

8

Эти дни были наполнены радостью и счастьем. Вот так просто спросите вы? Нет, для этих двоих ничего не было таким простым, как могло показаться. Взрослые люди умеют прощать. Они переступают через свою гордость, чтобы быть с теми, кого любят. И даже если кажется, что все чувства угасли, то стоит попробовать сохранить то, ради чего когда-то они одели друг другу кольца на пальцы. Ведь развестись, бросить все и разрушить куда проще, чем сохранить. В большинстве случаев семейные пары именно так и поступают, не желая понять другого, не желая принять его с теми ошибками, которые были совершены. Может быть, дело еще было в том, что они оба замарали руки в изменах и постоянных скандалах. Не было того. Кто предал и того кого предали. Они оба чуть не разрушили то, что с таким трепетом строили. Вечер новоселья был потрясающий, впервые за долгое время Ида почувствовала себя нужной, желанной, а не просто предметом мебели в квартире и то не всегда. Супруг был нежен как никогда, его прикосновения вызывали бурю эмоций, которые уже казалось, никогда не появятся в сердце девушки. Она отзывалась, плавилась под этими прикосновениями, отдаваясь полностью тому, что чувствовала. Казалось, что все вокруг подпитывает это чувство любви, желания и страсти. Кажется, что само это место пылало вместе с ними в первую совместную ночь.Последние несколько дней были пропитаны тем самым чувством. Алеида ощущала себя странно, но восторженно и вдохновлено. Словно допинг пустили по венам, словно и не было всех трагических событий. Удивительно, но дом словно окутывал их двоих, убаюкивал в своих объятиях, лишая памяти и воспоминаний о том, что они оба натворили. Как маленьких детей окружая и закрывая от всех невзгод
Скоро вы перестанете помнить, скоро мы будем вместе счастливы.
Втроем.
    Громко грякнула тарелка, и Ида вскинула голову. Мыла грязную и чуть не разбила, когда поверхность скользнула по влажным от пены пальцам. Кажется, хлопнула дверь. Значит вернулся Морган. Да знала, что мужчина еще утром отправился в город, дабы закончить некоторые рабочие дела. Не было никакого напряжения, в животе все еще порхали бабочки, и девушка немного странно улыбалась.
Морган вернулся!
   - Милый это ты? – Голос мужчины тут же отозвался практически в унисон. Ничего удивительного в последнее время. Ида готовила ужин, пахло потрясающе, наполняя домашним уютом этим стены. Казалось, что они буквально вибрировали от наслаждения. Холод, который был здесь до их заселения, навсегда развеялся. Алеида то и дело подталкивали, заставляли улыбаться сильнее, подойти к супругу ближе. Странное ощущение, но противиться ему не было совершенно никаких сил. Да и зачем?
Я укрою вас от всех печалей. И больше никуда не отпущу.
   Сладкий шепот. Но, кажется, это просто мысли в голове. Ида не задумывается, откуда они берутся. Она привыкла жить с ними эти дни, думая правдиво о том, что это все в ее голове. Она отряхивает руки, вытирает о полотенце и спешит повернуться к Моргану, тут же обнимая его руками за шею. Льнет к нему слишком близко, никогда такого не делала. Носом ведет по обнаженному участку шеи, жадно втягивая запах. Обожает его запах… Что-то щелкает в голове, заставляя тело натянуться струной.
Где ты был, Морган?
   Снова голос в голове. Ее голос? Она медленно отстраняется, где-то на втором этаже, кажется, хлопнули ставни плотно закрытого окна. Что это? Сердце бьется под ребрами сильнее, в глотке моментально пересохло. Это вой на втором этаже, или в голове такой шум, что не слышно ничего. Холодно. Моментально становится холодно. С запахом мужчины в ноздри пробирается слишком знакомый запах. Эти духи она узнает из тысячи, ведь как часто Морган возвращался домой, весь пропитанный духами любовницы.
Где ты...был?
   Руки начинают дрожать, она медленно опускает их, делая шаг назад, не отрывая взгляда от мужчины. Ее не обмануть, она слишком хорошо его знает. Частое дыхание, щиплет в глазах, но не от боли, а от злости, которая словно цунами поднимается толчками к горлу.
- Где ты был? – Хрипло произносит уже вслух свои мысли. Едва заставляет себя выплюнуть этот вопрос, выдавая разом интонацией все, что чувствует. Она никогда не умела притворяться и что-то скрывать. Тем более то, что касается эмоций. Стены вибрируют, кажется, все вокруг начинает менять очертания, словно дом…оживает? Ярость поднимается все выше, сдавливает сильнее. От легких, по гортани, дробя кости. Частым дыханием и сорванными связками.
- ГДЕ ТЫ БЫЛ, МОРГАН? ГДЕ ТЫ БЫЛ, МОРГАН?

[NIC]Aleida van de Scheur[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8UUTiwe.1634983305.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o2_250.1634983463.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o3_250.1634983503.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o4_250.1634983514.gif[/SGN]
[LZ1]АЛЕИДА ВАН ДЕ ШЕР, 29 y.o.
profession: художница в редакции;
spouse: Morgan[/LZ1]

Отредактировано Telma Ortega (2021-11-17 15:00:46)

+2

9

Вот она: Ида. Оставляет кухонную стойку и подходит ближе к Моргану. Так близко, что её можно обнять и прижать к себе. Нужно. На кухне тепло и уютно, в воздухе витают ароматы корицы и мускатного ореха. [Морган, которому нечего скрывать, надеется, что запахи кухни перебивают все остальные] Это ведь все, чего мужчина хотел: чтобы супруга снова была рядом, чтобы все было так, как раньше.

Морган чувствует дыхание Алеиды на своей шее. Понимает, что она вдыхает его. Ему вспоминаются первые дни их любви – когда ему хотелось, чтобы эта очаровательная художница поглотила его целиком. Неважно как, просто быть часть её. Воспоминания о прошлом невольно вызывают улыбку. Так и хочется стоять здесь, быть ее воздухом, это ли не…

Идилия?

Улыбка замирает на губах, оборачивается фальшью: что-то не так.

Расскажи ей, где ты был.

Этот шепот, он чужой. Возможно, это голос совести, выбравшейся из-под лавины грехов и оправданий, этот голос пробивается, чтобы потребовать воздаяние. Морган справился бы с ним, сделать как всегда: твердить себе, что Ида это единственное решение, которое всегда будет правильным.

Только Ида снова становится чужой.

Супруга отпускает его, отстраняется и прячется за стеной холодного отчуждения. На кухне действительно становится холодно.

Где ты был?” В воздухе повисает столь знакомый, болезненный вопрос. Морган надеялся, что дни, когда Ида произносит эти три простых слова так, словно бьет ножом, позади. Они должны были остаться в Нью-Йорке, остаться там, где Алеида замкнулась и перестала пускать его к себе.

Из-за этого ведь все и началось: зачем было возвращаться домой, если там холодно? Что делать с ледяным изваянием, в котором едва-едва проглядывался образ любимой женщины? Морган не знал и потому сбегал из дому. Сбегал на работу и почти никогда не возвращался к ужину.

Где ты был, Морган? Работа. Где ты был, Морган? Рабочее совещание затянулось, Ида. Где ты был, Морган? И так до тошноты, пока очередным вечером Морган признает то, о чем уже давно кричат чужие духи на его теле.

Где ты был, Морган? Трахал твою бывшую одногруппницу.

Ван де Шер хотел оставить все это в прошлом. Он пытается! Подумаешь, любовница поцеловала: она сама к нему полезла! Морган-то продолжал верить, что Ида – единственный правильный выбор.

Он смотрит на Иду, видит как нервно вздымается её грудь. Частое дыхание выдает кипящую в его любимой супруге ярость. Неужели она не понимает?

Неужели они не понимают? Ида и что-то/кто-то ещё. В крике супруги отражается еще один голос. Мой. Что-то, что тушит плиту и хлопает дверцами шкафчиков, пытаясь передать ту же ярость и… отвращение?

Обиду?

Где ты был, Морган!?

Он должен обратить все это вспять, заставить Иду понять. Или эти стены раздавят его, а возможно и Алеиду заодно. Морган не мог этого допустить.

Я был в городе”, шаг вперед, мужчина хватает Иду за её тонкие предплечья и крепко сжимает их. Не отпущу. “Как я и говорил: дела в редакции”. Не врет. “Во время ланча я столкнулся с Рейчел”. Все еще не врет. “Она хочет, чтобы я бросил тебя. Я ей говорил, что люблю только тебя”. Морган толчком встряхивает Иду: слушай меня, я ведь не вру!

Рейчел пыталась меня поцеловать. Я не хотел этого”. Хватка на предплечьях Иды становится ещё крепче: Морган ведь не сколько её пытается убедить, сколько себя.

Отпусти её, урод!

Против воли Моргана что-то выдирает Иду из его рук и тащит его самого прочь. Дистанция между супругами не просто увеличивается, она становится физической: это дрожащие стены кухни расширяются. Они расползаются в стороны, растягивают комнату так, словно это воздушный шар, надуваемый всеми ошибками и обидами, что ван де Шеры накопили. 

Когда стены прекращают двигаться, кухня оказывается размером с футбольное поле. Остается только удивляться: неужели эти двое настолько чужды друг другу?

Морган делает глубокий вдох и замечает, как выдох обращается паром. Он вздрагивает: на его конце поля очень холодно.

Ида!” – он пытается привлечь внимание крошечной фигурки на другом конце своим криком и взмахами рук. Видит ли она его?

Морган пытается бежать к ней, только Алеида не приближается к нему ни на дюйм.

Ида! Прости меня!

Снова.

[NIC]Morgan van de Scheur[/NIC][STA]local long distance relationship[/STA][AVA]https://i.imgur.com/jmx9rb6.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/NomaRBg.gif https://i.imgur.com/Vo0Er7a.gif https://i.imgur.com/nD8kHJr.gif[/SGN]
[LZ1]МОРГАН ВАН ДЕ ШЕР, 36 y.o.
profession: редактор New Yorker Magazine;
wife: Aleida[/LZ1]

+2

10

Как больно. Ударами по щекам, под дых, сломанными ребрами. Хочется вопить в голос, но воздуха не хватает в легких. Словно кости пронзили мягкую ткань, заставляя корчиться в агонии боли. Не было так сильно невыносимо как в этот раз. Что-то подпитывало эту боль, толкало в грудную клетку ярость, ненависть и желание уничтожить. Или это ее эмоции, вытащенные на поверхность, наконец-то распространившиеся за пределы ее разума? Поднеси спичку, и все вспыхнет холодным пламенем, уничтожая то последнее, что осталось у них. У них ли?
   Его голос. Он пытается что-то сказать. Глупые отмазки. Снова? После измены Алеида ничего не скрывала. Она хотела, чтобы супруг узнал. Она хотела, чтобы ему было так же противно и мерзко. Ей были ненавистны эти отмазки и отговорки. Она сама поцеловала. Словно у мужчины не было рук ее оттолкнуть. Она хотела встретиться. Словно у него не было разума развернуться и уйти при ее встрече.
Или ты хотел ее трахнуть? Хотел ощутить запах духов, которые приносил на себе каждый божий день. КАК СЕЙЧАС????!!!
    Она не хотела слушать, она не пыталась даже слушать. ОНИ не слушали. Это ложь. Очередная притворная ложь, с которой пора заканчивать. Она пыталась все забыть, она попыталась перевернуть жизнь с новой страницы. Но он снова во всем виноват. ВИНОВАТ ТЫ, МОРГАН!
Мужские пальцы на плечах, сжимают так сильно, словно хочет переубедить физически. Н да ничего не видит перед собой, слезы застилают обозрение, и хочется лишь одного – уничтожить. Сделать больно физически, раз уж морально ему на все наплевать. Я сделаю ему больно, раз ты просишь.
    - Не трогай меня!!! – Ее собственный крик разносится по дому, отзывается собственными мыслями в голове Моргана. Или это кто-то вторил ей. Толчок и супружескую пару оттаскивает друг от друга, словно огромным взрывом. Алеида с огромным махом падает на пол, ударяясь лопатками о стену, которая оказалась мягкой, но достаточно, что бы выбить вес «дух» из легких. Стона застрял где-то в горле, и девушка пытается восстановить дыхание. Ни черта не получается. В голове перемешались мысли, словно. Ее, Моргана, другого существа.
Кто ты?
Я твой защитник.
Или погибель!?
    Холод. По коже ползет иней, становится жутко холодно. Перед глазами темно, что это? Алеида пытается открыть глаза. Вот она открывает, веки поднимаются – но все равно темно. Отчаянный крик пронзает нескончаемое помещение. Она не видит, как сильно расширились стены дома, она не видит ничего. Вы предали меня! Предали! Отчаянный крик в голове, у него не мужской голос и не женский. Он словно в сознании для каждого свой. Толчок, и Иду, швыряет вперед так сильно, что она отесывает себе ладони, которыми успела упереться в пол. Он зовет тебя, слышишь. Зовет. Он не достоин быть здесь с тобой! Я убью его!
    - Нет! – Алеида отчаянно кричит, не понимая, что происходит. Это страшный сон, это не может быть правдой. Ее как тряпичную куклу швыряет из стороны в сторону, то расширяя стены, то моментально оказываясь вблизи, сжимая ее, от чего она отчаянно кричит в агонии страха. – Морган!
   Она отчаянно зовет супруга. Он должен объяснить, что происходит, он должен.
Ты хочешь видеть его? Хочешь видеть этого предателя?! Ты слепая Ида. Слепая дура.
    Ее снова толкает вперед, но теперь она налетает на мягкое тело, которое источает тепло. Морган? Она судорожно пытается найти пальцами его лицо, понять. Она ничего не видит. – Морган, это ты. Господи, Морган, помоги мне. Что здесь происходит? – Она только снова тянется ощутить его, прижаться, обвить руками за шею, как ее снова оттаскивает в сторону. Крик, на этот раз боли. Лопатками ее впечатывает в край стола, который больно полоснет по коже, даже через одежду раздирая ее.
Вы не посмеете меня бросить! Я убью вас, и вы навсегда останетесь со мной!
     Стол сдвигается со своего места, дергается в сторону и острым обрамлением впечатывает Алеиду в стену. Края медленно, но безостановочно врезаются ей в грудную клетку. Перед глазами все вспыхивает кровавым заревом, возвращая зрение. Больно. – ПОМОГИТЕ!

[NIC]Aleida van de Scheur[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8UUTiwe.1634983305.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o2_250.1634983463.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o3_250.1634983503.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nqjtrnQzpb1uz2b92o4_250.1634983514.gif[/SGN]
[LZ1]АЛЕИДА ВАН ДЕ ШЕР, 29 y.o.
profession: художница в редакции;
spouse: Morgan[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » house[hold]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно