полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » we're searching for the truth in the lost and found


we're searching for the truth in the lost and found

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

квартира Джейсона | 1 ноября | 6 часов утра

Jadwiga Kowalski & Jason Terizla
https://i.imgur.com/seQVSWt.png

То чувство, когда лезешь в кровать к чужому мужику, полностью уверенная, что кровать твоя и никакого мужика там нет...

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-10-29 07:35:24)

+6

2

Жить одной - замечательно, чудесно и волшебно. Нет никого, кто бы сказал: не кури пьяная в постели. Нет никого, кто выкинул бы все таблетки счастья в унитаз, а после вылил початую бутылку очередного терпкого алкоголя. Нет никого, кто бы... проявил заботу и не дал сдохнуть? Сомнительная мысль, потому откидываю ее за ненадобностью. В очередной раз, запрещая себе признаваться в том, что скучаю по моментам, из которых состояла наша жизнь. А теперь даже некому дверь открыть, когда забыла, но скорее потеряла, ключи от дома.
Я. Закрытая дверь. Ранее утро.
Будь во мне хоть немножечко от поэта, написала бы очередной стих в приливе безудержного вдохновения, но вместо этого выворачиваю сумку, рассматривая содержимое. Перелопатила вдоль и поперек, будто в небольшую сумочку провалилось пол Китая, а вторую - растеряла по пути домой. Помада-блеск-духи-билет на концерт-кошелек-расческа-подводка-салфетки-телефон.... список продолжается, но, где, блять, ключи?! Содержимое на пол по всей лестничной клетке, а сумку - потрусить, будто из пятого измерения сейчас точно вывалится ключик, соскользнувший с массивного брелока, который, кстати, зажат в руке.
Вызывать сейчас владельца квартиры или слесаря, чтобы помогли попасть внутрь, сродни подвигу, слишком рано, а я - слишком не в себе. Зато мне весело. Зато мне не хочется лежать безвольным телом в углу, размотанным всеми проблемами мира. Впервые за последние пару месяцев я не думаю о проблемах, бывших, настоящих и будущих мужиках, не ощущаю себя виноватой перед всеми и каждым. Я счастлива настолько, насколько это вообще возможно. И в моем счастье - тлеют угли кострища, горевшего всю ночь. Рецепт моего счастья прост: чудесная белая маленькая таблетка, которую подогнал барыга, а сверху ром. Не спрашивала, как долго протяну, если так часто - читай через день - буду улетать. Единственное, что действительно интересно: ощущение невесомости.
К утру попускало.
Но не отпускало полностью.
К утру все становилось проще, но только не внутри меня.
Каждое утро, я давала себе клятву бросить таблетки и алкоголь и остаться трезвой.
Каждый вечер я ее нарушала.

Любой нормальный человек, позвонил бы соседям по лестничной клетке и перешел по общему балкону пожарной лестницы к своему окну. Допустим, замена стекла дешевле, чем ремонт выломанной двери. Любой - да, но не я. Жопа ищет приключений, а потому находит. Вместо соседней двери, выбирает путь в обход. На мусорные баки, с них - на опущенную лестницу, выше - на балкон второго этажа. Удивительно, что в моем состоянии не сорвалась, упав в соседний контейнер с отбросами, эпично закончив вечеринку в Хэллоуин. Не сорвалась, а полезла выше. Первый этаж, второй, третий. Железо отзывается гулким дребезжанием и стуком на каждый шаг. Замираю, звук опаздывает на доли секунды. Резко обернусь, как будто кто-то точно замер за спиной. Никого.
Город медленно просыпается, улицы еще пустынны и тихи, но уже буквально через час наполнятся всевозможными звуками, запестреют одеждой и колесо жизни разгонится до небывалых скоростей. Только и успевай... который день теряю себя в этой круговерти.
Каменные джунгли разрослись не только вширь, но и в высь. Здесь обитают птицы иного толка. Они не поют по утрам, а зарываются в подушки и одеяла, чтобы проспать весь день. Их песни и танцы только для ночных обитателей мегаполиса. Когда же я успела стать одной из этих птиц?..
Добравшись до нужного этажа, остановилась, обернулась на город, на солнце, что лениво поднимается на горизонте, подсветив сизые облака изнутри. Голова кругом. Легкость и ощущение полета. Пара шагов - и даже можно ощутить полет, впрочем вниз и последний. Падение. Закрываю глаза, железные перила холодят озябшие пальцы, но я крепко держусь, отдавая себе отчет, что сегодня была слишком прекрасная ночь, чтобы заканчивать ее так. Теряюсь в себе и пространстве, а когда открываю глаза, совершенно не понимаю, какое из окон - мое. Выбор невелик и труден, но в любом случае, это выбор и я иду налево, потому что окно слегка приоткрыто. Потому что не нужно выбивать, а только изо всех сил потянуть вверх и путь открыт. Будь я чуть больше в себе, а не в веществах, подумала дольше пары секунд над тем, что я стою с противоположной стороны от входа, а значит и выбор - зеркальный.
Думать буду потом, желательно даже не раньше обеда, сейчас я хочу снять высоченные каблуки и нырнуть в теплую постель, а потому готова закрыть глаза на то, что квартира как будто моя и не моя в тоже время. Черт бы побрал эти типовые съемные квартиры с одинаковой зеркальной расстановкой. Черт бы побрал алкоголь и желание забыться настолько, насколько выдержит организм, чтобы при этом остаться на ногах. Но пока что черт забирает лишь меня. Ослепляет, оглушает и вводит в заблуждение. Мне нравится просто плыть по этому течению. Мне так приятно быть в этом моменте: копытца остаются у раскрытого настежь окна и ноги впервые за десять часов чувствуют легкость.
Удивляюсь, не обнаружив на кухонной тумбе кувшина с водой, но недолго, отвлекаюсь на силуэт бутылки с водой. Утолив жажду, забываю и о кувшине и о прочих мелких не состыковках, которые уже должны вызвать вопросики. Голова отказывается думать, ее кружит, а в ушах после восьми часов громкой музыки разливается прибоем белый шум.
Маска зайца остается на кухонном столе. По-хозяйски раскидываю свои вещи, даже не ожидая хоть какого-то подвоха. Будто бы не ощущаю, что здесь даже пахнет иначе. Сигаретный дым за ночь забил все обоняние, оставив меня слепой и глухой в окружающей действительности. Устало массажирую пальцами виски, а после - глаза, оставляя на подушечках серебряные блестки макияжа. Узкое платье с тугим лифом-корсетом, за ночь так надоело, что пытаюсь избавиться от него как можно быстрее. Вот только если с обувью проще, то платье расстегнуть, а потом еще и стащить с себя - целое приключение. Хорошо, что в коридоре от кухни до спальни такие приятные устойчивые стены. Опираюсь о них то попой, то боком, то рукой. На пол летит платье, за ним избавляюсь и от чулков. По пути от окна до кровати теряю все предметы гардероба, кроме трусиков-танго. Неплохо было бы завернуть в душ, но сил нет ни на что. Потому упасть лицом в мягкую кроватку и завернуться в одеяло, как в кокон - лучшее, что со мной происходит за последнее время.
До меня не доходит даже сейчас, что мое постельное совсем другое и на ощупь, и на цвет, и на запах... а еще почему-то спокойно отношусь к тому, что постель теплая. Нагретая чужим телом, у которого я так беспардонно забираю одеяло, скручиваясь на краю постели в подобие кокона-бабочки. Мне хорошо, а все остальное... разве имеет значение? Дайте мне три секунды и я усну.
раз
два
три...

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-11-06 01:51:50)

+8

3

Ты сидишь, прислонившись головой к запотевшему стеклу машины, настукиваешь согнутыми пальцами по колену ритм музыки, что доносится из радио, и c лёгкой полуулыбкой отмечаешь, что у водителя хороший вкус. Мимо проносятся магазины с яркими неоновыми вывесками и тематическими украшениями, фонарные столбы, да редкие компании пьяных людей в нарядах, кто на какой горазд. На часах половина шестого утра. Прикрываешь глаза, облизываешь пересохшие губы, сжимаешься весь, обняв себя руками, и пытаешься не уснуть. На лице остатки клоунского грима, который впопыхах сделала одна из девочек, потому что: «негоже в такой праздник вообще без образа», а таксиста твоё состояние нисколько не смущает - ты такой за сегодня не первый и, скорее всего, не последний.
За одной песней следует другая, ты согреваешься, веки тяжелеют, а в голове образовывается приятная пустота. Кажется, что проходит всего секунда, но на деле...   
 — Хей, чувак, уже приехали.
Едва вздрагиваешь, крепко жмуришься, моргаешь. Пару мгновений пытаешься сообразить, где находишься. Ловишь долгий взгляд водителя, как бы говорящий: «просыпайся, мне ехать надо». Ловишь осознание, вяло киваешь и неспешно покидаешь салон. На улице холоднее, чем в машине. Ты недовольно морщишься, ёжишься, натягиваешь капюшон и поплотнее кутаешься в кожаную куртку, чтобы добежать до поезда и не потерять марево сна. Поднимаешься по ступенькам, достаешь из кармана связку ключей, вставляешь один в замочную скважину, но провернуть не получается. Хмуришься, пробуешь ещё раз. «Какого хрена?», пролетает мысль в голове, раздражённо дёргаешь ручку. Пробуешь снова. Мозг от толики стресса в конце концов просыпается и даёт понять: «дебил, переверни ключ». Раздраженно материшься, переворачиваешь и, о чудо, дверь открывается. Переступив порог, вздыхаешь, тянешь дверь на себя, чтобы закрыть и стаскиваешь с ног ботинки, пытаясь не сильно клониться к полу. Квартира встречает тебя приятной тишиной и умиротворением. То, что нужно, после галдежа бара.
В утреннем полумраке идешь на кухню - решаешь сначала покурить, прежде чем ложиться спать, желательно часов до трёх, не меньше. Шумно втягиваешь носом воздух, откашливаешься и открываешь окно. Ветер лениво скользит по лицу заставив издать недовольное мычание. Достаешь из кармана початую пачку сигарет, вытаскиваешь одну и зажимаешь губами бумажный фильтр; чиркаешь пару раз зажигалкой и наконец затягиваешься приятным сплетением никотина с обещанной «дисклеймером», скорейшей смертью.
  —  Блять...
Это заключение дня вырывается из тебя невольно. Не хочешь думать, что делать со своей жизнью дальше, но мысли настойчиво лезут в голову, создавая неприятное ощущение тревожности. Всегда немного тревожно, когда всё идет хорошо. А день был хороший.
Нервно цыкнув, мотаешь головой. Не сейчас, не в утреннюю срань, решать стоит ли в очередной раз попытаться начать сначала. Да с какого, блять, начала и когда будет конец, Джейсон? Определись или опомнись. Все твои попытки разбиваются вдребезги стоить жизни хоть немного пойти по пизде. Это твой защитный механизм – переходить в режим полутрупа сброшенного с моста в реку. Приехали, ебать. Десять минут назад всё было нормально, а сейчас вдруг загоняешься. Тебе уже давно не семнадцать и даже не двадцать пять. Подбери сопли и иди спать. Заебал. Завтра на работу.
Выбрасываешь бычок в старую консервную банку из-под макарон, приспускаешь створку окна, благоразумно позволив свежему воздуху и дальше гулять по квартире; скидываешь на стул куртку. Достаешь из холодильника бутылку воды, делаешь несколько жадных глотков и оставив пластиковую тару на кухонной тумбе, уходишь в спальню, где скидываешь небрежно с себя всю одежду, чтобы упасть на кровать, накрыться одеялом, и насилу нормально поспать.

Но поспать столько, сколько планировал ни черта не удается. Просыпаешься оттого, что холодно, а ты лежишь не накрытый, да ещё и сжавшись словно зверёк. Заведя руку за спину сонно пытаешься нащупать одеяло рукой, хлопаешь по свободному месту рядом с собой, а оно... не свободно. Резко поворачиваешь сначала голову – видишь силуэт под одеялом – переворачиваешься уже весь. «Чё за?»
Точно знаешь, что это не сон – не так много выпил, чтобы не помнить, что происходило несколько часов назад. «Какого хуя?!», думаешь ты и резко одергиваешь одеяло. Видишь девушку. Голую девушку. Голую девушку в твоей постели, с которой ты не приходил. «Тогда откуда она взялась?! Нет, серьезно. Это, блять, кто? Че за, сука, магия?!»
Ты, опешив, поспешно встаешь с кровати, находишь на полу треники, надеваешь их и обходишь кровать, чтобы рассмотреть её получше. Прищурившись и глупо приоткрыв рот, вглядываешься в спящее лицо – нет ни одной догадки, кто она такая. Взяв незнакомку за плечо, осторожно пытаешься растормошить: — Эй, дорогая, ты какого хрена здесь забыла?
Девчушка практически не реагирует, только вяло стонет и предпринимает попытку развернуться на другой бок. Пытаешься прикинуть: если сейчас постараться разбудить её с большей силой, она будет орать? Потому что, если она будет орать, соседи вызовут копов, а тебе никак не хочется привлекать внимание полиции к своей уже сидевшей заднице. «И чё тогда делать?», спрашиваешь себя, застыв на месте. Мозг подкидывает идею вначале покурить. Соглашаешься с ним. Идешь на кухню преисполненный ахуем и вопросами. Первое что бросается в глаза – окно открыто полностью, а ты помнишь, что закрывал. И вещи валяются. Не твои. Начинаешь злиться. Все знают: Теризла спросонья далеко не душка. «Нет, блять, так дело не пойдет. Это моя квартира, здесь мои вещи и какого-то черта чужой человек. Это не нормально». Уже на эмоциях принимаешь окончательное решение и, развернувшись, топаешь назад.
Эй, а ну, вставай! – залетаешь в спальню грозной тучей, хватаешь незнакомку за руку и одним рывком заставляешь подняться. — Ты хуле здесь делаешь, кто ты?!

Отредактировано Jason Terizla (2021-10-29 23:52:56)

+8

4

Падаю в сон, как в руки матери: так же мягко, безопасно и тепло. Как же я давно не обнимала ее. Два года в США изменили мое отношения к близости. Хочется бросить все и вернуться в Польшу, нырнуть под крыло матери и не выбираться оттуда пока не затянутся все душевные раны. Каждый раз, когда возникает желание убежать, напоминаю, что прошла слишком долгий путь, чтобы теперь повернуть назад.
В детстве меня очень пугал соседский пес. Он всегда жил на цепи, но один только его взгляд пугал до дрожи. Он будил такой животный страх бежать и прятаться, что несколько раз я даже возвращалась домой в слезах. Тогда меня обнимала мама, убеждала, что он никогда не причинит мне зла. В день, когда пес сорвался с цепи, я пряталась под одеялом и боялась не просто выйти на улицу, а даже ступить дальше порога своей комнаты. В детстве меня очень поддерживали и берегли родители. Как же тогда было просто, только теперь - я уже взрослая и прятаться под одеялом, не выход. Потому вместо даже банального созвона с родными, обниму себя сама, полежу-поплачу, найду сто и одну причину почему нужно встать и пойду дальше. Жизнь - это ведь не конечная точка, в которой каждого ожидает счастье. Жизнь - это путь, я сама наполняю его счастьем, болью или силами справиться с любой проблемой.
я сама
Без мужа стало легче - хоть и не признаюсь в этом даже себе. Без Томаса - тяжелее, но и этот этап прошла, заменив человека наркотиками, беспорядочными связями и постоянными попытками написать шедевр. Шедевр не получался. Картина за картиной - лишь жалкое подобие того, что действительно хотелось показать миру. Вывернуть наизнанку себя, расписать все кровью, согласиться /кажется/ даже на продажу души ради одной картины, при взгляде на которую, становилось бы больно: физически и морально. Той единственной картины, после просмотра которой, захотелось бы вскрыться от осознания, что лучше уже не будет. Лучше и хуже.
Дни летели, не принося облегчения, только затягивая все глубже в калейдоскоп непрекращающейся боли, я настолько потеряла в этом всем себя, что по неосторожности даже забрела на чужую территорию. В мире всегда сильнейший жрет/трахает/уничтожает слабейшего. Получает все, чего другие не потянули. Люди - те же животные, только законы жизни еще более жестокие.
В мире зверей гризли бы уже доедал зайку, вначале придавив тяжелой лапой, а после - откусив голову. На один зуб, меха больше, чем мяса. Разодрал и сожрал. Потому что нельзя вторгаться в жилище хищника, даже спящего. Но, в мире зверей зайка бы и не жрал наркоту, запивая алкоголем, то ли в приступе отчаянья, то ли в желании расширить сознание настолько, насколько того сознания и не хватит. Потому заяц был бы в безопасности, а медведю - стоило бы потрудиться, чтобы добыть зайчатинки.
В мире людей, попади в таком состоянии к человеку с низкой социальной ответственностью, то, как минимум, проснулась бы изнасилованной, а как максимум - не проснулась. Везет. С какой стороны посмотреть, да? Сплю насколько крепко, что даже аккуратная попытка разбудить заканчивается неудачей. Чувствую холод и сквозь сон слышу мужской голос. Сложно сказать, кем мне представляется он, но забитый за почти сутки без сна мозг, разогнанный вначале до первой световой, а после опущенный в блаженный спокойный сон, отказывается разбираться. Бормочу: - еще пять минуток. - Тело инстинктивно сжимается, подтягивая ближе колени и руки. Как только прекращают тормошить, падаю еще на один уровень сна глубже.
Кажется, именно здесь начинаются кошмары...

Самое неприятное чувство, это ощущение падения во сне. В детстве ты как будто летаешь, говорят, растешь, а уже более взрослом возрасте срываешься вниз. Пальцы судорожно сжимают воздух, пытаясь удержаться за что-то. Держаться за воздух - так себе идея.
Я падала.
Мне казалось, это будет продолжаться вечность.
Хотелось кричать или проснуться, не получалось ни того, ни другого.
Все это длилось настолько долго, что когда я приземлилась - тело казалось защемило от напряжения во всех мышцах. На лбу выступила испарина. Сердце колотило в бешеном ритме. Чужой голос заставил открыть глаза, но это не принесло должного облегчения. Сон как будто продолжался и становилось только хуже. С каждой отпущенной нам минутой.

Разве этот сюр - имеет шанс оказаться реальностью? Только мурашки, пробежавшие по телу из-за холода и боль в руке, за которую меня подняли, ощущались вполне реальными. Любая другая бы испугалась и смутилась: постороннему человеку в квартире, собственной наготе. Так много факторов ощутить себя неловко. Ощутить себя в уязвимом положении и сбиться, растеряться, не найти нужных слов и реакций. Любая другая, но не я. Моим первым порывом оказалась злость. В полумраке не получается сразу понять, кто передо мной, потому почему-то все бывшие сливаются в одного огромного бывшего, который сейчас стоит тут и что-то требует.
Я - возмущена.
Как минимум на такое жесткое пробуждение, как максимум на то, что ко мне вторглись без предупреждения. - Zdjąłem moje ręce*! - Дергаюсь, чтобы отступить и освободиться от прикосновений. Сознание медленно, но верно возвращается в тело, прорываясь сквозь состояние дурмана. Фокусируется на парне, и приходит к просто фантастическому выводу: он не один из бывших, а кто-то совершенно незнакомый. Кажется, что я его видела раньше, но когда и где - не вспомнить. За почти два месяца жизни в новой квартире с соседями познакомиться так и не получилось, а в состоянии максимального шатания, я даже забыла английский. Впрочем, вместе с пониманием происходящего, возвращается и базовый навык владения языком, - не трогай меня, - несколько шагов назад, пока ноги не коснуться дивана. Не удержусь на ногах, сяду на кровать и инстинктивно натяну одеяло, закрывая грудь.
Х о л о д н о.
- Я - у себя дома, а вот кто ты и что здесь делаешь - вопрос... я сейчас копов вызову! Или буду кричать! Не подходи! - Угрозы, конечно, так себе. Больше из-за испуга и непонимания. Еще и позиция заведомо проигрышная - навис надо мной скалой. Весь испещрен рисунками, в лабиринте которых теряюсь. Страшно. Самую малость, но страшно. Дальше - больше. Взгляд цепляется за постельное, за несколько изменившийся интерьер, хоть и максимально схожий с привычным. Стоило бы спросить: где я?, но вырывается только: - куда ты дел мой мольберт?! - Самое ценное, не волнует ни плазма, ни макбук. Самое главное - мольберт и незаконченная картина на нем. Мозг пытается найти наиболее краткий путь к решению проблемы, а потому даже не предполагает, что это его закинули в новое пространство. Самые невероятные объяснения порой самые очевидные. Только, стоит ли говорить, что я в них ни верю, ни на грамм? Что, блять, происходит?
_______________
*руки убрал

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-10-29 23:52:27)

+6

5

Неожиданная гостья в мгновение просыпается, – немудрено, ты ведь едва не подкинул её, дёрнув со всей силы – ругается на незнакомом языке. Ты убираешь руку, хмуришь густые брови, но стараешься себя успокоить. «Ладно-ладно, это очень странная хуйня». На задворках прежде замутнённого злостью сознания понимаешь, что перегнул. Стоило принять первоначальный план и покурить. «Да в ней же всего килограмм сорок». Халк Хоган, блять. «Надеюсь, ничего не сломал».

Не трогаю, – поднимаешь ладони в защитном жесте. Твой голос уже более тих и менее злобен. Девушка выглядит такой же растерянной, возможно, она, как и ты не ожидала увидеть в постели чужого человека. Неловко прокашливаешься, отводишь взгляд, пока она не скрывает обнажённое тело одеялом. Вспомнил-таки правила приличия, да? Хотя ты и правила приличия так далеко друг от друга, что даже стыдно. «Господи, чё происходит?», – с этой мыслью переминаешься с ноги на ногу, пытаясь в собственной комнате найти себе место.

Ой, блять, давай без этого, – почти болезненно морщишься, стоит незнакомке пригрозить тебе полицией. — Ты не у себя дома. Это моя квартира и у меня где-то лежит договор аренды. Я вообще нихуя тебе доказывать не обязан, – ситуация становится всё более комичной. Даже для байки под пиво не канает, настолько трудно поверить в происходящее.

Какой мольберт? – спрашиваешь с явным недоумением, нервной усмешкой. — Мне откуда знать? Иди к СЕБЕ домой и там его ищи, – с этими словами вновь окидываешь взором девчушку: на первый взгляд кажется обычной, даже очень симпатичной – аккуратные черты лица, чуть пухлые губы, красивые большие глаза. Но только один чёрт знает, с какой больницы могла сбежать. Что ж… тогда надо звонить в скорую помощь, или куда там звонят, когда находят отбившихся от стайки? «Окей». Хочешь найти свой телефон, но в следующую секунду здравый смысл подкидывает ещё один вопрос: «Интересно, а ей хоть восемнадцать есть?», и ты резко останавливаешься. «Стоп!», – замираешь. Одна секунда. Две секунды. Три секунды. «А если нет? Выглядит же молодо». Загрузка завершена. Поздравляем, возможно, вы в жопе. «Тво-о-ю ма-а-ть!».

О-ох, ебутся мишки! – восклицаешь, взявшись за голову. «Блять, Джейсон, это пиздец. ТОГДА это пиздец». Тебе такие проблемы нахер не нужны. — Так, блять, – за пару шагов преодолеваешь комнату, распахиваешь дверцы деревянного шкафа и выуживаешь какую-то старенькую, но чистую синюю футболку с логотипом Led Zeppelin. Бегло осматриваешь, кидаешь в сторону девушки, следом летят спортивные чёрные штаны. — Мне ещё проблем с малолетками не хватало. Одевайся, и чтобы духу твоего здесь не было через пять минут! Я хуй копам и твоим родителям докажу, что я с тобой ничего не сделал. Я серьезно! Мне поебать, откуда ты взялась, что с тобой произошло, и нахрена ты залезла в мою квартиру через окно. Бери шмотки, можешь не возвращать, забудь, сожги, но уебывай, – делаешь глубокий вздох, чтобы голос был менее нервным и добавляешь, – пожалуйста. Шмыгаешь носом. — Хуй с тобой, я даже дам деньги на автобус, – почти беспомощно смотришь на неё с твоими вещами в руках. – Господи, девочка, да что с тобой не так?! Ты меня слышала?

Ты себе мирно существуешь, не ищешь проблем, работаешь по ночам, спишь до обеда, а потом БАЦ! Вселенная решает пошутить и нагнуть раком. Причём в самой изощрённой форме. И ты, взрослый мужик, паникуешь как уснувшая на вписке девочка, которую бросили «подруги». Потому что, знаешь: сейчас откроется кружок рукоделия и тебе не понравится.

Отредактировано Jason Terizla (2021-11-12 13:36:05)

+6

6

Алкоголь уже почти отпустил, сознание почти адекватное, но именно этого "почти" хватает на то, чтобы верить в совершенно необоснованную и глупую теорию о подмене. Как будто ложась спать у себя в квартире, просыпаюсь там же, но кто-то потрудился сделать все, чтобы я почувствовала себя не на своем месте. Это пугает, но недостаточно сильно, чтобы подтолкнуть к недоверию собственной теории. Только крепче к себе одеяло и смазанным взглядом по совершенно другому интерьеру. Расстановка мебели и даже сама мебель - те же, как из инкубатора. Цвет обоев, размер комнаты. Но ощущение, словно все неправильно: отзеркалено. И я сама - Алиса. Не стоило прыгать за Дэсом в очередную нору, не понятно где приземлилась на этот раз.
Комкая одеяло нервными движеньями пальцев, даже не замечаю, как по коже пробегает рой мурашек. Это даже не холод, а страх и рождающееся недоверие. Не доверять себе - худшее из чувств, которые я когда-либо испытывала. Как можно довериться кому-то, если даже собственно сознание подводит?
Макияж, размазанный по лицу не придает мне лет, наоборот, как будто бы скидывает. Двадцать четыре? Да нет, если бы. На вид шестнадцать, семнадцать? Телосложение школьницы не добавляет ни возраста, ни веса. Парень смотрит на меня так, будто не видит девушку, в его взгляде и на лице нет и мимолетной мысли, что он видел меня голой. Даже хочется немножечко оскорбиться. Немножечко - потому что стыд все же сильнее, чем возмущение. Я скрываю его, а парень - отводит взгляд, как будто в состоянии прочитать мои мысли.

Около года назад перебирая коробки при переезде студии с одного места на другое, нашла старую видеозапись, на ней оказалась наша свадьба. Даже не так, на ней были отрывки из тура, и одним таким отрывком стала свадьба. Джейсон тогда подошел и сказал: - давай поиграем в одну игру? - И протянул зажатые кулаки, - выбирай. - Я положила палец на левый кулак, он перевернул руку и показал кольцо. - А во второй что? - Спросила, ожидая, что он скажет "ничего", но он сделал тоже самое, что и с первой рукой. Еще одно кольцо. - У меня нет выбора?.. - Мужчина улыбнулся, и пожал плечами. - Выбор есть всегда.
Иногда, я очень сожалею, что в тот момент приняла правила игры. Сожалею, а потом выбираю другие игры, других людей и другие правила. Вот только игра продолжается: меняя, меняя, меняя меня.

- Что за игры? - Ощущение, как будто меня опять втягивают во что-то. Незаметно щипаю себя за руку, проверяя не снится ли мне достаточно сумасшедший сон. Хмурюсь, то ли от боли, то ли от непонимания происходящего. Лицо не теряет при этом своего юного вида, что в совокупности дает совсем не тот эффект. Я как будто школьница, которая то ли под дождь попала, то ли опробовала прелести жесткой ебли. В любом случае, в следующий раз стоит запомнить - туш нужно брать водостойкую.
Парень продолжает гнать меня из дома, и я все меньше верю, что действительно оказалась там, где думала. Мелкие детали не могут остаться незамеченными. Например, на косяке двери отсутствует царапина, оставленная пуфом, который я передвигала из одной комнаты в другую и не вписалась в поворот. И так куда не глянь. Одно дело поставить новые, но за какую-то ночь убрать старые - фантастика. Делаю как будто последнюю попытку возразить: - но я и так пришла к себе. - Голос, правда, тише. Неуверенность - это самая настоящая болезнь, и сквозняком меня продуло. Заражена, но еще есть немножечко сил с этим бороться.
Где-то у кровати или все-таки под(?) лежит мобильный. Включаю, взгляд скользит на время, список сообщений, которые пришли пока я спала, и сеть домашнего вайфая. Подключение есть - это хорошие новости, а плохие, что полоска всего одна, значит роутер находится достаточно далеко и этого не может быть, потому что в спальне всегда самая лучшая связь. Блять... а тот ли этаж? Мысль приходит неожиданно, и тут же вылетает, отвлекаюсь на возглас парня. Он уже у шкафа, кидает в меня футболку, штаны, как будто я телка, которую он трахнул и теперь пытается выгнать. Не так быстро! Тем не менее футболку надеваю, игнорируя штаны. А зачем они, если футболка как раз по длине, как тоже самое платье, кстати, где оно? - Чего разорался?! Да не малолетка я. - Конечно, паспорт я с собой не ношу, иначе потеряла бы его в ближайшем заведении, но у меня есть кое что получше: фотка паспорта. Впрочем, сейчас не до него. Подхожу быстро и совсем близко - в самое лицо экран телефона, на котором четко и понятно горит моя домашняя сеть вайфая. - Смотри! - Доказательство так себе, конечно, но лучшего нет. - Это пятый этаж? - Просто уточняю, даже не сомневаясь, что - да. Конечно, я могла промахнуться и забраться выше/ниже, но тогда сеть могла ловить лучше или вообще не ловить. Не доводилось проверять раньше, насколько добивает роутер.
Как будто доказав мужику, что я здесь не просто так, разворачиваюсь и направляюсь в кухню, попутно собирая свои вещи. Платье, чулки, сумка - все на полу. Беззастенчиво свечу попой каждый раз, наклоняясь за чем-то. Мне так плевать, что тот мужик, который идет за мной сзади, пялится. Возможно, будь у меня чуть меньше отходосы, то даже задумалась насколько привлекательный вид, но сейчас мне больше все же плевать. Просто хочется домой. Подойдя в кухне к стенке, за которой расположена другая квартира, с удовлетворением вижу, как палочки вайфая загораются одна за другой. - там! - Говорю с каким-то даже торжеством в голосе, поворачиваюсь к парню, будто он точно все должен понять.
Возвращаться на железный холодный балкон босиком не хочется, потому обуваюсь, чувствуя как недовольны ноги, не успевшие отдохнуть за те пару часов, что таки удалось поспать. - Извини, я ключи то ли забыла, то ли потеряла, думала к себе лезу. - Теперь то уже можно через дверь.

Забываю на столе маску зайца. Забываю попрощаться. Забываю сказать спасибо. Но худшее, забываю, что мои окна закрыты. Пробую их открыть, но все без толку. Не пробраться. Хорошо еще, что это обычные стеклянные, а не стеклопакет, который не пробить, легче уж сразу дверь выносить.
Выбить стекла - не проблема, но сейчас я уже более трезвая и потому вряд ли решусь лезь через осколки с голыми ногами. Себя я люблю, а приступами мазохизма не страдаю. Возвращаюсь к соседнему окну, стучу в него, хоть оно и открыто. - Не поможешь? Я что-то переоценила свои силы... - За те несколько минут, что меня не было, парень не успел уйти из кухни, и, кажется, не успел поверить, что все могло закончиться так быстро. И не закончилось.

+7

7

— Чего разорался?! Да не малолетка я.

Закатываешь глаза. Конечно, так ей и поверил. Слова без доказательств – пустой звук. Это ты давно чётко уяснил. Да и не орал вовсе. Не слышала она ещё, как орёшь.

На что смотреть? – вскидываешь бровь, когда девчонка сует в лицо свой телефон. Доступные Wi-Fi сети тоже ни о чём не говорят, даже вникать не собираешься. «Бред какой-то», – осторожно убираешь её руку, зажимающую устройство. Утешаешь себя только тем, что теперь она не твоя проблема. Она уходит. И не стоит думать, что ты мудак какой-то. Собирался ведь позвонить в больницу, как порядочный человек, но без документов, извините-простите.

Мне поебать, честно, – качаешь головой. — А этаж, да, пятый.

Но незнакомка, кажется, не обращает внимания. Уходит из спальни, а ты как отвязанный ишак неукоснительно следуешь за ней. Потому что, блять, это твоя квартира. Мало ли что. Может, кому-то это покажется смешным. Или глупым. Или твоя реакция дебильной. Но были ли они в такой же ситуации? Что-то подсказывает – нет.

«Потолок охуенный», – иронично проскальзывает мысль, когда девчонка нагибается, чтобы поднять платье, а ты рефлекторно возводишь взгляд вверх, чтобы не пялиться на открывшийся вид. Молча идёшь на кухню, тактично ждёшь, пока соберёт все свои манатки. Скрещиваешь руки на широкой груди, вздыхаешь. «Спать хочу, пиздец», – потираешь пальцами глаза, а в следующее мгновение слышишь:

— Там!

Словно очнувшись, убираешь руку от лица, смотришь на стену. Затем на девушку. Потом снова на стену. Уже даже не злишься, сочувствуешь. Вежливо решаешь промолчать. Ты действительно не понимаешь ход её мыслей и, причём тут Wi-Fi, ты устал, тебя возвели в степень ахуя, а теперь просят в чём-то разобраться. Увольте. Но на твоё счастье незнакомка вдруг начинает обуваться, – «наконец-то, блять», – а потом говорит что-то про ключи и вылезает в окно. «Чё серьезно?!»

Дверь, ёб твою, можно через дверь! – раздраженно кидаешь ей вслед и в очередной раз за это утро, вздыхаешь. «Пиздец, сумасшествие какое-то», – потираешь переносицу и, мотнув головой, делаешь пару шагов в сторону электрического чайника, чтобы включить. «А есть ли вообще смысл ложиться?», – нажимаешь на кнопку, прозрачный чайник загорается синим светом. Стоишь как дебил, смотришь на начинающую пузыриться, воду, а потом слышишь стук тонких пальцев по стеклу и оборачиваешься. «Срань господня, ты ещё не ушла», – мученически прикрываешь глаза, в пору начать молиться.

— Не поможешь? Я что-то переоценила свои силы...

«Окно, что ли, открыть?!»

Ты, блять, шутишь? – подходишь к ней, осторожно обхватываешь руками за талию, насильно затаскиваешь внутрь. За утро успел заебаться так, как за рабочую смену не заёбываешься. Нужно покончить с этим раз и навсегда. Ставишь дурынду на пол, рывком закрываешь окно. — Ты себя слышишь? Помочь тебе взломать окно? Откуда мне знать, что это действительно твоя квартира? Буду честен, пока что, ты производишь впечатление больной на голову дурочки. Правда, я думал в больницу позвонить, – разводишь руками, мол «прости, но что ещё мне думать?!». Отодвигаешь стул, жестом велишь незнакомке садиться. Очень настаиваешь. — Это для тебя сейчас все легко и просто. Просто залезла в чужой дом, в чужую постель, просто ушла через окно, просто попросила помочь взломать чужое. А на деле всё нихуя не просто. Я не знаю, сколько тебе лет, я не знаю, твоя ли это квартира, я не знаю кто ты такая! Я только проснулся, я за эти тридцать минут исчерпал свой словарный запас на месяц, – проводишь кончиком языка по чуть сомкнутым губам, задерживаешь дыхание. Нервно смеешься с собственной глупой шутки. Решаешь. Решаешься.

Давай так, объясни мне, какого чёрта происходит, докажи, что тебя не ищут санитары, полиция, родители и ты действительно моя соседка и, хорошо, так и быть, я помогу тебе попасть домой. Даже окно ломать не надо будет.

Смотришь в каре-зеленые глаза, будто пытаешься найти все ответы на вопросы прежде, чем услышишь их. Между тем чайник начинает шуметь, закипать, наконец, щелкает и понемногу затихает. На кухне воцаряется тишина, нарушаемая только дыханием.

+1

8

Все выглядит так, будто я окончательно выбесила парня. Страшно ли мне, когда вместо "че те надо", он затаскивает в дом? Скорее нет, чем да. Он всего лишь возвращает туда, откуда я ушла меньше нескольких минут назад. Здесь все привычное - синоним слова безопасное. Другое, но привычное. Оглядываюсь, словно в поисках заветных "съешь" и "выпей", что-то одно из этого определенно поможет. Стану больше, сильнее, бестрашнее или меньше, тоньше, хитрее. Выходов всегда больше одного, это я уяснила еще с самого детства. Что-то поможет, - так я думаю, почему-то даже не перенося это в плоскость на кого-то. Все просто: парень не входит в диалог, а падает в штопор собственных мыслей и волнений. Он что серьезно думает, что я сошла с ума?.. еще чуть-чуть и мы сойдем оба.
о б е щ а ю
Делаю шаг назад: - похоже, что я шучу? - Разрываю дистанцию не потому, что парень меня пугает, а исключительно из желания не задирать головы в диалоге. Она еще тяжела, а комфорт в некоторые моменты важен, чтобы уместить свою картину мира в чужое сознание. - Ты меня вообще слушаешь? - В голосе даже как-будто отголоски обиды. Все мои слова вылетели в форточку и вот мы вновь по кругу. Мне не вернуть их, ему - не постичь, приходится выдумывать другие, более понятные, долгие и нудные. - Когда взломаем - сам убедишься, или думаешь, я договор об аренде в трусиках ношу? - Понимаю, что все выглядит очень странно, мне тоже здесь - не сахар. Если в узком латексном платье на вечеринке выглядеть как шлюха нормально, то перед незнакомым парнем уже не то пальто. Мне немного странно и неловко. Его футболка не то, чтобы очень длинная. Не то, чтобы длиннее на три пальца от края закрывая низ зада, делают образ более целомудренным, но чужие штаны надевать - спасибо, нет. - Не безумнее тебя. - Наркота во мне уже заткнулась, еще отзываясь в теле легкой расслабленностью, но ничем иным. У меня даже получается чувствовать что-то, кроме желания послать все к черту и пойти обратно в спальню - спать. Представляю выражение лица мужчины и улыбаюсь, это явно довело бы его до ручки. Ладно, - мысленно соглашаюсь, что диалог сейчас действительно важен. - Все, что я могу тебе показать, это свою домашнюю сеть вайфая. Она вон там, за стенкой. Логично, что я там живу? - Не особо логично, но другой возможности доказать хоть что-то нет никакой возможности.
Забираюсь на стул с ногами, скрещивая их таким образом, чтобы максимально закрыться от чужого взгляда. Удобно и можно не делать вид, что совершенно не волнует чужое мнение и реакция на мой счет. - Не волнуйся так, сейчас я проясню ситуацию хоть чуть-чуть. Дай минутку, ладно? А потом - можешь и психушку вызывать заберут тогда нас обоих за ложный вызов. - Улыбаюсь и утыкаюсь в телефон, в поисках одной очень важной фотки. - У меня с собой нет документов, но у меня есть кое что получше. - Перед глазами все плывет. Это как вертолеты, но которые уже не обещают тебе вывернуть желудок наизнанку, а скорее медленно падают за горизонт, увлекая за собой и тебя. По ощущениям - на троечку.
Отыскав фотку, вскакиваю со стула, подхожу к нему и вручаю телефон. - У меня есть фотка паспорта. Ну, как? - В моем арсенале был целый ворох документов, основной - паспорт гражданина Польши, загранпаспорт, виза, разрешение на работу и даже вид на жительство. Сфотографированы правда только паспорт и официальная регистрация на жительство здесь. После смерти мужа появились некоторые проблемы, но государство закрыло на это глаза, пока идет процесс вступления в права наследства. Все эти разборки - самый худший период жизни. После того, как Джейсона не стало, не хотелось никаких денег, никакой Америки, только бы отстали. Оставили в своем горе хотя бы на какое-то время. Это тот самый период, когда пытаешься пережить потерю целого мира. Отвращение от самой себя догнало, когда узнала, что утешалась я все это время в объятиях убийцы собственного мужа. Мерзко. Жутко мерзко от себя.
- Доволен? Хочешь точно узнать, что я там живу - помоги попасть внутрь. - Чайник закипает, выключаю пока сосед рассматривает фотку паспорта. - Есть кофе? Я сейчас умру, отвечаю. - Пока парень решает что-то для себя на мой счет, я беззастенчиво беру две чашки, делаю себе кофе, благо, он стоит на видном месте и не приходится рыться по всем ящикам. Как-то по-хозяйски: - тебе кофе или чай? Кстати, я - Ядвига. - Наглость второе счастье и сейчас мне не до реверансов, так что... мир, дружба, выбиваем окно?

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-11-26 17:17:29)

+1

9

Держишь в руке телефон, последовательно рассматриваешь фотографию паспорта: фото, имя, возраст. «Полячка? Вот оно что», – косишься на девчонку, что по-хозяйски решает налить себе растворимый кофе – чертовски молодо выглядит. Сверяешь цифры пару раз, вскидываешь брови так высоко, словно своим же глазам не веришь. «Двадцать шесть. В самом деле», – знавал барышень в таком же возрасте, совсем иначе было. Но с широких мужских плеч падает тяжелый груз возможной статьи и на душе становится легче. «Хорошо, одним блядским непониманием меньше. Осталось выяснить про квартиру». Правда, тебе вроде как пытались показать что-то, объяснить, но ты же тупенький с утреца как сапожок. Хотя, почему только с утра? «Ой, блять», – вздыхаешь мысленно, хочешь убить собственный внутренний голос, но нет, это дерьмо с тобой навсегда. Смирись. Ты попал в странное положение и уже успел проявить себя как человек не умеющий принимать правильные решения. Может, поверишь названной соседке на слово, раз уж взялся помочь? Признай, Теризла, ты не вывозишь. Навёл кипиш, а теперь не знаешь, что с этим делать. Расслабься. Вдох-выдох, переволновался старый. Удивительно как тебя штормит из одного эмоционального состояния в другое. Братик, надо с этим что-то делать. Это действительно похоже на старческое. А ты вроде как претендуешь на звание папочки. Правда, не с твоими финансами, но претендуешь. Соберись.

Есть там, в шкафчике, – оборачиваешься, вместе с тем осторожно кладёшь смартфон на стол, экраном вниз. Девчонка здесь, на твоей кухне, словно Белоснежка, что попала не к семи гномам, а к охотнику-неудачнику. Бедная дурёха, что же с тобой приключилось?

Кофе буду, – прислоняешься спиной к стене. — Ах, так вот как произносится твоё имя. Приятно познакомиться, если это можно так назвать. Кстати, я Джейсон, – говоришь с лёгкой полуулыбкой, продолжаешь рассматривать польское стихийное бедствие с выглядывающей из-под футболки задницей. Теперь, вроде как, можно. «Симпатичный ураган», –  скользит мысль как бы невзначай, но ты прогоняешь её. Девушка тебе чужая, даже не вздумай. «А может…», – щуришься, но сам себя обрываешь. «Не надо». Прикусываешь губу по излюбленной привычке, отталкиваешься спиной от стены, подходишь к девушке и демонстративно забираешь свою кружку, наполненную дешёвым кофейным напитком, чтобы показать кто в доме хозяин. Просто потому что, хочется сделать именно так. Делаешь аккуратный глоток, а изучающий взгляд от девушки не отводишь. Головоломка потихоньку складывается.

Что ж, Ядвига, поведаешь – что такого в себя закинула, чтобы к чужому мужику в кровать залезть?

Добрее надо быть, знаешь, но резкие слова вырываются быстрее, чем успеваешь подумать. Если это была попытка флирта, то больше так не делай. Не твой конёк. И не твоё дело – лезть в чужую жизнь. Даже если лезут в твою. Кончики ушей едва заметно краснеют, ставишь чашку с характерным стуком на кухонную тумбу, садишься на корточки у ящиков, сосредоточенно выдвигаешь один за другим, в поисках инструментов. Лучше тебе, как и всегда, молчать и создавать впечатление умного человека. Хоть и поздно. Можешь спасти положение заявленной хозяйственностью, но тут главное не облажаться и не курить каждые пять минут. Хотя, казалось бы, какого хрена ты начал об этом переживать? Неужели и правда, положил на девчонку глаз? Сказал же себе: не надо. Забудь.

Сейчас выйдем, покажи, где твоя дверь и иди назад, нечего по подъезду полуголой расхаживать. А я попробую замок взломать, – на пол складываешь снасти: наждак, завалявшийся напильник, пару отверток, плоскогубцы и молоток. «Что ещё может пригодиться?», – задаёшься мыслью, но в итоге решаешь импровизировать на месте. Пообещал же, что пройдёт без шума и пыли. Главное, чтобы остальные соседи не вышли.

Отредактировано Jason Terizla (2021-11-25 08:53:00)

+1

10

Кофе - напиток богов. Какие боги, такой и кофе. У соседа дешевый и растворимый, у меня - буквально за стеной - капсульная кофемашина. С большим бы удовольствием все-таки проснулась у себя дома. Если бог в современном мире кроется в машине, то здесь его точно нет. Только мы с малознакомым парнем. Я кидаю большую ложку порошка в чашку, туда же сахар, размешиваю и ловлю себя на мысли, что с удовольствием добавила чуть-чуть холодной воды, превратила эту смесь в кашу и съела бы. Как в детстве.
Заливаю все водой, пытаясь казаться хоть чуть-чуть нормальной. Получалось и до этого плохо, но я старалась изо всех сил. Как будто в этом был хоть какой-то смысл. Сосед и так уже собирался вызывать психушку. Хотя, я совершенно бы не противилась, попасть в конечном итоге в больницу в утро Хеллоуина, как открыть ачивку в игре. Выполнено. Погнали дальше.
Наливаю воду себе, потом - соседу. Когда он представляется, разве что чайник не роняю. Рука дрогнет, разливая кипяток по столешнице. Вдох, выдох, и даже могу улыбнуться. Напоминаю: прошлое прошло. Отставляю чайник и быстро вытираю воду. Будто бы не имя вызвало тремор, а принятые накануне вещества. - Можно, просто Ядди. Значит, будем знакомы, Джей-сон. - Это имя стоит комом в горле. Я и кричала его, и шептала, и скулила, и стонала. Столько всего было, что теперь произнести его также тяжело, как и пройти по канату между двух горящих зданий. Сорвусь. Хорошо, что можно найти другое прозвище, придумать, заменить и забыть об имени. Хорошо, что иногда можно позволить себе молчать в моменты, когда хочется кричать навзрыд.
Мужчина подходит ближе, приходится поднимать голову чтобы не потерять визуальный контакт. Говорят, взгляд первым всегда отводит более слабый. С каких-то пор, я перестала прятать глаза или отводить их. С каких-то пор, я смирилась с тем, что разрушаю жизнь любого, кто оказывается рядом.
Усмехаюсь, словно не мне был задан вопрос. Словно кого-то другого уличили в чем-то постыдном. А после очень расслаблено и даже с некоторым вызовом отвечаю: - а это у меня такое хобби. Совращать, развращать и в кровати к чужим мужикам залезать. В трезвом уме и твердой памяти, между прочим. - Конечно, сосед, которого я вижу впервые, не тот человек, которому бы я созналась, что нарочно уже который месяц миксую алкоголь с препаратами, в тайне надеясь на скорую смерть. Смерть не наступала, а вот угрызения совести жрали изнутри с завидной регулярностью. Жрали, разрывали на части, и только ненасытнее становились с каждым днем.
Может показаться, что я даже флиртую, а не огрызаюсь. Хотя, я сама не уверена: флиртую или огрызаюсь.

Отхожу обратно к столу, сажусь с ногами на стул, грею пальцы о кофе. Хочется согреть душу, но что есть, то есть. На вкус он не так уж плох, как мог быть, но все равно это не кофе. Одно название, даже запах совсем не тот. Смотрю перед собой, но по ощущениям, как будто внутрь себя. Утро навалилось на плечи, как я ни сопротивлялась, и напомнило, что в реальной жизни существовать достаточно больно. Лучше сочинить себе идеальную вселенную вот в ней и жить. Было бы все настолько просто. - Ага, - кто я такая, чтобы спорить, верно? Чем быстрее мы с этим покончим, тем всем станет лучше.
Убеждаю себя, делая очередной глоток кофе. Курить хочется теперь даже больше, чем лечь и продолжить спать. Понимаю, что очень может быть, меня просто вывернет даже от одной затяжки. На душе скулят псы. Щерятся, рычат и скулят, натыкаясь на мой тяжелый взгляд. Нет времени на лишние сантименты. В мире так много Джейсонов, так что из-за каждого теперь убиваться?
или только из-за этого?
Сосед тем временем собрал необходимые инструменты. Оставляю недопитый напиток, так опрометчиво названный кофе, на столе и иду к двери. В общем-то, разрешения в этой жизни мне ни для чего не нужно. Сидеть, лежать, стоять или прыгать - решать только мне. Это все - моя попытка показать миру, но в первую очередь Джейсону, что на мой счет ошибочно считать: не вывезу. Муж мертв, а я все еще ему что-то доказываю... уже даже не смешно.
Показываю на дверь, рядом с той, из которой мы вышли. Даже цвет одинаковый. Не домик, а набор из лего. - Ну, я пойду, развлекайся.

Пока сосед колдует над дверью, заворачиваю в ванную и умываюсь. Тщательно смываю потеки, но на деле только больше развожу их. Косметика требует средство для снятия, а вода и мыло - плохие помощники. Голова шумит, как вода по трубам. Засовываю ее под теплый поток воды, становится легче. Не обращаю внимания на то, что я в общем-то в гостях. Зато вертолеты не разбились. Сели за горизонтом сознания и больше не жужжат. Выключаю воду, только когда слышу стук в дверь. Выкручиваю волосы в раковину, оставляя в ней несколько голубых волосинок. Смотрю на себя в зеркало: - о, теперь я мокрая шлюха. Прогресс на лицо. - Вздыхаю. Ну, почему его зовут Джейсон? Чтобы я смотрела и каждый раз думала, какая я сука? Спасибо, Вселенная, троллинг зачтен. Собираю последние силы в кулак и выхожу из ванной, фактически натыкаясь на мужчину. - Ну, получилось? - Соглашусь уже даже выбить эту злополучную дверь, только бы попасть в свою кроватку. - Убедишься, что моя квартира? - Это моя попытка пригласить на кофе с... чем бы у меня там не полнился холодильник. Не помню, когда крайний раз готовила, но доставка всякой полезной еды регулярна больше для собственного успокоения. Другое дело, что на весы уже давно не становилась - боюсь, зная, что нервная анорексия это дело наживное. После всего произошедшего, не удивлюсь, что она у меня в комплекте с завещанием и одиночеством.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » we're searching for the truth in the lost and found


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно