полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » без лишних глаз


без лишних глаз

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

сука-преподавательница и хуевый студент
https://i.imgur.com/cMHUP34.png https://i.imgur.com/qoa7dit.png

без лишних глаз

[10.12.2021 11:33:12 p.m.] + 1 413 193 28 88
как ваш день, мисс О'дэйр?
[10.12.2021 11:35:18 p.m.] sexy super bowl
Спросите у меня завтра на лекции. Спокойной ночи
[10.12.2021 11:35:52 p.m.]  + 1 413 193 28 88
спрошу. и на дополнительном спрошу. ректор уже вас обрадовал дополнительной работой?
[10.12.2021 11:36:28 p.m.] sexy super bowl
Ах это вы, Грейвс! Я вижу, вам нечем заняться. Подготовьте мне эссе к завтра. Три листа.
И включите проверку грамотности, говорят, она помогает ))
[10.12.2021 11:37:12 p.m.]  + 1 413 193 28 88
ух, бинго, мэм. кстати, жена у ректора моль по сравнению с вами
[10.12.2021 11:37:22 p.m.]  + 1 413 193 28 88
вы очень горяча, мисс о'дэйр
[10.12.2021 11:37:58 p.m.] sexy super bowl
Не сгорите. И садитесь писать, иначе к утру не успеете.
[10.12.2021 11:38:34 p.m.] sexy super bowl
Бросайте вашу манеру писать такие вещи преподавателям. Перепутаете меня с тренером, и он мало чего потом о вас подумает.
[10.12.2021 11:39:55 p.m.]  + 1 413 193 28 88
планирую, хуй забить на эссе. вы меня накажете?
[10.12.2021 11:40:10 p.m.]  + 1 413 193 28 88
тренеру я не пишу, мэм. мужики не в моем вкусе
[10.12.2021 11:41:01 p.m.] sexy super bowl
Как жаль. Вам бы пошло. Присмотритесь все-таки к тренеру: эффектный мужчина!
[10.12.2021 11:41:42 p.m.] sexy super bowl
Я с вами не  стану заниматься, а ведь вас это безумно расстроит, не так ли?
[10.12.2021 11:43:10 p.m.]  + 1 413 193 28 88
вы спали с ним тоже? хотя, думаю слишком мелко для вас
[10.12.2021 11:43:22 p.m.]  + 1 413 193 28 88
и станете, мэм, станете
[10.12.2021 11:44:50 p.m.] sexy super bowl
А вас что, ректор не обрадовал? Я дала  согласие на занятия  только при условии выполнения всех заданий. Одно пропущенное - мы закончили.
[10.12.2021 11:45:23 p.m.] sexy super bowl
Ну так что? Завтра я все же заканчиваю в пять? Или вы пойдете в ворд?
[10.12.2021 11:46:11 p.m.]  + 1 413 193 28 88
мне кажется это вас ректор не обрадовал, вы почему такая без настроения? не кончили?
[10.12.2021 11:46:39 p.m.]  + 1 413 193 28 88
на счет завтра - давайте оставим интригу, мэм
[10.12.2021 11:47:47 p.m.] sexy super bowl
С вашей фантазией вам бы не футболом заниматься, а писать книги. Уверена, старшеклассницам очень понравилось бы.
До свидания, грейвс. И часы моей работы с 9 до 20. Больше я не стану отвечать вам так поздно.
[10.12.2021 11:48:26 p.m.]  + 1 413 193 28 88
вы никогда не хотели потрахаться с студентом?
[10.12.2021 11:50:37 p.m.] sexy super bowl
https://rt.pornhub.com/view_video.php?v … 1f651a5654
[10.12.2021 11:51:01 p.m.] sexy super bowl
Еще вопросы есть?
А теперь попытайтесь уснуть спокойно, мистер Грейвс.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-10-31 23:36:54)

+8

2

11 октября
— Твой отец говорит у тебя проблемы с английским, — после «передайте, пожалуйста, спаржу» и с миской в руках, произносит Дэвид Нортон, старый закадычный друг Грейвса старшего и декан факультета, на котором учится Грейвс младший.
— Да, я записан на курс к мисс О'Дэйр, а Вы знаете какая она… — Джексон вовремя запнулся и вроде как не специально хотел назвать её сукой, а будто сам себя одернул, хоть и все поняли что подразумевалось, — требовательная.
Мистер Нортон медленно кивнул головой и, отдав миску со спаржей своей жене, со всем возможным желанием помочь, прогудел в ответ:
— Что же, Вы выбрали не самый легкий курс, но, знаете, думаю я смогу Вам помочь найти с Вашим преподавателем общий язык, — на этом моменте Джекс как раз набрал в рот лимонада, и чуть было им не подавился из-за нахлынувшего комка смеха, застрявшего в его горле. Грейвсу так и хотелось заметить, что ну вот вы-то точно знаете, как с ней общий язык находить. У себя во рту. Но только поперхнулся и получил ласковое поглаживание по спине от матери с её вежливо-участливым «аккуратно, Джексон».
— Было бы круто, если выйдет, — такой вежливый, что пиздец, прямо пора его дорисовывать на семейный портер из которого был когда-то исключен в виде наказания, — а то знаете столько предметов, а у меня футбольный сезон, честь университета и тренер давит, — вздыхает, — очень всё сложно.
Мистер Нортон заверил ещё раз, что скорей всего сможет уладить вопрос. Джексон же в это время думал совсем не о курсе и своих оценках, а представлял как голый Нортон на коленях выпрашивает у мисс О'Дэйр повысить Джексону Грейвсу итоговый балл. От этих садомазо картинок в стиле госпожа-раб Джекса опять потянуло на ржачку, будто он хорошо так затянулся косячком. Воистину этот званый ужин был самым веселым из тех, которые когда-либо проходили у них в доме.

Часом позже, когда отец показывал Нортону недавно купленный на аукционе древний деревянный («ох, это клен» – говорит Нортон, «нет, представь, это ясен!» – возражает Грейвс старший, «кусок сухого дерьма это блять» – думает Джексон) арбалет, Джекс нырнул рукой в пиджак декана и достал его телефон, чтоб оттуда в коридоре по-быстрому перекинуть себе номер телефона Эллен О'Дэйр. Он ещё сам не знал зачем было ему это делать, но действительно обрадовался, когда получилось незаметно всё провернуть.
— Вы прекрасно выглядите, миссис Нортон, — вежливо отвесил Джексон жене мистера Нортона комплимент, когда помогал одеть сверху легкий плащ. Он почти не соврал, как на пятидесяти двух летнюю женщину та выглядела весьма прилично и ухожено.
Но ей было далеко до Эллен О'Дэйр. И в какой-то мере Джексон даже понимал Нортона.

То есть понимал бы, если бы не считал его самого слишком дряхлым уже для преподавательницы. Наверное, именно на этом моменте Джексону стоило бы задуматься над вопросом с хуя ли ему не похуй? Но Грейвс предпочел не заморачиваться над таким сложным для его ума самоанализом. И уже этим вечером, лежа в своей комнате в родительском доме он смотрел на номер телефона Эллен О’Дэйр и размышлял над тем поехал ли к ней после ужина Нортон, трахает ли её прямо сейчас или же она одна лежит в своей кровати. Ему бы хотелось, чтоб одна, и чтоб в каком-то белье поразвратней, а еще ему представлялось, что ей бы понравилось будь сам он там с ней. По мере того как фантазия раздевала Эллен догола, кровь с силой прибывала к члену и Джексону ничего не оставалось как приспустить боксеры и начать себе надрачивать, открыв её страницу в фейсбуке.

12 октября
Мистер Нортон похлопал его по плечу в коридоре и изрек:
— Я обо всем договорился, - дальше добавляя, что завтра у него на 17:00 дополнительное занятие с мисс О'Дэйр, она любезно согласилась помочь ему подтянуть его оценку, чтоб ничего его не отвлекало от успешного футбольного сезона.
Джексон хмыкнул, ну ещё бы она отказалась. Впрочем, Нортону он сказал только «спасибо», растягивая вежливую улыбку и добавляя, что очень благодарен и, конечно же, обязуется сделать все для того, чтоб исправить свой итоговый балл. Остаток дня Грейвс провел в приподнятом настроении, ведь пока что все шло именно так как ему и надо было, приближая его к трофею. И он точно знал, что трахнуть её по ощущениям сродни тому, что получить супербоул. А он не зря очень хорошо умел играть.

Вечером того же дня, Джексон перед сном таки отправил сообщение ей. Ничего лучшего чем спросить, как у неё дела не нашелся, впрочем, по итогу диалог вышел весьма занятным. Чего-чего, а ссылку на порнхаб от предательницы он точно не ожидал получить.
— О нихуя себе, мисс О’Дэйр, — проговорил он вслух, смотря на входящий месседж и прижимая кулак к губам в рефлекторном движении из-за легкого охуевания от происходящего. Сразу же хотелось ответить что-то самонадеянное в духе «спорим со мной кончите лучше, чем с деканом», но стер и просто нажал на линк, ведущий на порноролик. Уже, досмотрев до конца, практически как прилежный студент, получивший задание изучить видеоматериал, Джекс отправил ещё одно сообщение:
«я думаю Вы любите жестче, чем в видосе»
Оно осталось непрочитанным.

13 октября, 17:06
После душа, с еще мокрыми волосами, Джексон постучал в дверь аудитории и не дождавшись разрешения пнул дверь. Размашистой уверенной походкой с широко расправленными плечами, он пересек дистанцию к её столу и бросил на него скрепленные вместе листы А4.
— Пардоньте, мэм, задержался, — смотря на неё сверху вниз, — эссе стоит двести пятьдесят зеленых, обещали, что хорошее. – если купленное значит его, если его, значит он выполнил условие. Джексон растягивает улыбку на лице, думает - насколько сильно её сейчас ебнет?

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-01 12:51:55)

+10

3

12 oct 2021

— Ты же знаешь, что я не смогу им теперь отказать.
Эллен встает с колен, вытирая рот.
— Жаль. Потому что я могу отказать тебе.
— Милая... Я обещал.
— А что ты пообещаешь мне?
— Мое место. Через шесть месяцев.

Ее такой вариант устраивает.

Каблуки Эллен О'Дэйр раздаются гулом в коридоре, пока студенты привычно расходятся по сторонам. Эллен не смотрит на них, как и не обращает внимание на шепот, провожающий ее фигуру.
Им всем ее не достать.

Своенравная, самодовольная, хищная. Эллен умела ебать так, что даже закоренелые студенты-атеисты бежали отмаливать свои грехи в церковь, каялись священнику, обращались к богу. Она вызывала страх. И уважение. И снова страх.
Лучшая комбинация из всех.

Но только если ты хочешь власть.

Если ты хочешь секс, эта комбинация работает наоборот. Подставить ему горло, чтобы он его сжал, руки - чтобы скрутил. Нортону приходилось указывать на то, как она любит и что любит, чтобы получить хороший результат. Направлять. Как тех, кого она учит во время лекций, но только с меньшим вниманием. И процент формальности уменьшен.
Она объясняла ему, как именно с ней следует обращаться. Какие подарки дарить. Как оказывать знаки внимания. Когда можно было ей звонить, а когда - нельзя.
Подыгрывала, будто так страдает от его брака.

Эллен было настолько феерически насрать на то, кого он мог трахать, кроме нее, потому что ее волновали только бенефиты, которые  она получала.

Джексон Грейвс замаячил в тот момент, когда было нужно меньше всего.

Она недовольно вздыхает, когда видит его в аудитории, но не фокусирует взгляда, проходит плавно дальше. Этот самоуверенный болван что-то придумал, и единственное, что ее раздражало - она совершенно не знала что.

Теперь это оказались занятия. Ебучие занятия. Он, наверное, представляет, как поставит ее раком над учительским столом. Она поджимает губы, поворачиваясь к студентам лицом — ни-ху-я.
Она не лишится всего ради третьесортного перепихона с мальчонкой, который захотел претворить в жизнь сюжет из порнофильма.

Красные ногти открывают лаптоп.

Эллен отводит три лекции, сворачивает все свои вещи, садится в машину и возвращается домой. Параллельно пишет Нортону, что им нужно перенести встречу: она слишком занята отчетами, планами, тестом знаний для ее новоявленного экстра-студента. Прикрепляет разводящий руки эмодзи-смайлик — редко их использует, но хочет его наказать. Мол, прости, сладкий, я бы с такой радостью, но ты сам испортил себе этот вечер. И три точки. Ебануть эти три точки, чтобы он подавился каждой из них.
Потом дописывает: Я хотела в театр. На Шекспира. Купи мне билеты, возьму кого-нибудь с собой.

О'Дэйр не просит его пойти.
Он попросит её сам.

Она улыбается, и людям кажется, что это нежность. На деле, улыбка Эллен О'Дэйр — это оскал. Нельзя вырасти в нищете и остаться доброй. Особенно, когда твой отчим — конченый наркоман. Впрочем, она никогда и не старалась быть другой.
Была только той, что получалось.

Телефон вибрирует, она на него отвлекается и всматривается в сообщение. На часах — за одиннадцать, ей редко кто так пишет. Обращение — формальное — это какой-то студент. Закрывает глаза. Открывает.
Только бы не Грейвс.

Когда получает ответ — гребаный Джексон Грейвс. Кто же ещё.

Он её бесит, а её мало кто бесит, и ей не нравится, что от разговора становится интересно. Что ей хочется ответить ему остро и колко, как она и привыкла, без верхней оболочки правильной преподавательницы английского языка. Что она облокачивается на локти, присаживается на постели и включает свет, чтобы было удобнее ему писать.
Что пальцы как-то сами неосознанно двигаются, и вместо того, чтобы просто закрыть диалог и закончить это всё, копирует и отправляет ссылку на порнхаб, где декан трахает училку.

О чёрт.
Это ее следующая мысль.
Fuuuck.
Это уже произнесется вслух.

Следующее его сообщение («я думаю Вы любите жестче, чем в видосе») читает в предпросмотре уведомления, телефон откидывает в сторону, свет резко вырубает. Ложится спать.
Сниться ей будет он.

Эллен проснется заведенной. Так и начинается пиздец.

13 oct 2021

О'Дэйр проведет полдня на нервах и дерганой, с трудом выдавливая улыбки и не отправляя на экзекуцию каждого, кто безбожно тупит. Иногда она искренне задавалась вопросом: какого хуя эти отморозки вообще тут делают? Зачем? Скачиваете ТикТок, танцуете херню под такую же херовую музыку, и не мешаете тем, кого природа одарила хоть небольшим количеством мозга, развиваться дальше.
Всё же ведь просто. Разве нет?
Но, к сожалению, богатые детки не могут остаться без достойного высшего образования, поэтому here we are — ее ждут дополнительные лекции со студентом, которому они даже не всрались.

Эллен ненавидит тратить впустую время.
Джексон Грейвс опоздает на шесть минут.

Ее голубые глаза посмотрят на него прямо, холодно и высокомерно. Рукой покажет, куда ему сесть, от эссе отмахнется.
— Всего двести пятьдесят? Дешево.
Она улыбается.

Цепляется взглядом за его влажные волосы, капли воды продолжали стекать по лбу. Дальше за плечи. Слишком хороши для двадцатилетнего. Еще ниже. И... Стоп.

Скучающе достает лаптоп.

— У вас есть какие-то пожелания к нашим занятиям? Может, темы, которые бы вам, мистер Грейвс, хотелось подтянуть?
О. Она прекрасно знала, что именно он хотел подтянуть. Где. И сколько раз.

Но маленькие мальчики, пусть и такие симпатичные, никогда не были в ее вкусе. Эллен предпочитала их папаш.

(Не дашь мне номерок своего, Джексон?
Я найду тебе готовую потрахаться подружку.
Жаль только, что это буду не я.
)
[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

Отредактировано Lottie Vexler (2021-11-03 22:21:08)

+9

4

Когда она идет коридором, Джексон Грейвс всегда натягивает на лицо самодовольную ухмылку и провожает её раздевающим взглядом, от её шеи, по груди, к бедрам, на заднице останавливается отдельно. Кто-то обязательно ляпнет, только шепотом (страшно же, блять), что она такая сука, ибо давно не была хорошо выебана. Джексон подумает, что она хорошо будет смотреться у него на члене, а сам изречет «не неси хуйни, у таких баб всегда есть ебыри». Другое дело какие.

В поле имени, под её номером телефона, он сначала вводит привычное «miss O’Dair». Потом, зависнув на секунду глазами на введенных буквах, решает, что слишком формально, потому меняет на «miss bitchy O’Dair», а следом и вовсе на «sexy super bowl». Потому что она не просто сучка, она ебаная королева сучек, а для него лично здесь и сейчас – самый желанный трофей. И ему хочется её выиграть и отыграть так, чтоб она стонала под ним как последняя блядь.

Эллен О'Дэйр будет стонать под ним как последняя блядь. Он уверен в этом.

На футбольном поле она появляется, когда он раздает команды своим игрокам - тренер поручил ему выбрать какой розыгрыш будет разыгрываться. И не договаривает предложение, ибо цепляется за неё взглядом, что вызывает желание улыбнуться. Он никогда раньше её здесь не видел и если она не решила трахнуть ещё и тренера (слишком мелко), то по всей видимости пришла посмотреть именно на него. И даже если она так коротает время до их занятия – она все равно идет именно на поле, а не в любое другое место. Джексон не рассматривает других вариантов.

— О, блять, ведьма здесь.
Преподавательница делает фурор, почти все игроки оборачиваются на неё. Джексон встречается с ней взглядами на какую-то долю секунды, улыбка растягивается ещё шире, от неё – ноль реакции.
— Это что она ща будет парить за нашу успеваемость?
Эллен О’Дэйр садится к тренеру Миллсу и проводит рукой по его плечу, улыбаясь.
Значит ему, сука, ты улыбаешься?
Он резко переводит взгляд обратно на команду.
— Заткнулись, Уодроу, Мэдисон. Вспоминайте, что у вас есть яйца и делаем вынос влево.
Джексон хлопает рукой по шлему разыгрывающего, так как тот собирался что-то ещё добавить. Это помогает – он замолкает на полуслове, Джекс продолжает с того момента на котором остановился.
Ему хочется добавить что-то в духе «да ей похуй на вас, уебки», но им полезно порой очковать – лучше играют.

В раздевалке после тренировки шумно – всех волнует вопрос что же там нашипела Миллсу эта змея. Джекс равнодушен, он заматывает на бедре полотенце и расческой проводит по волосам, укладывая их на левую сторону. Рядом стоящий Мэдисон всё ещё не может успокоиться и, чисто как другу, изрекает Грэйвсу чуть тише:
— С ней хуй порешаешь, мои пытались.
Родители Мэдисона подарили университету постройку дополнительного второго крыла исследовательского центра университета, а потому он считал себя ровным Грейвсу, чья семья в свою очередь финансирует такого рода постройки ещё со времен, когда здесь учился дед Джексона.
— Попытайся как-нибудь сам что-нибудь решить, — проводит еще раз расчёской и смотрит на себя в зеркало оценивая, как сам выглядит, — это полезно тебе будет.
Мэдисон застывает с тупым непонимающим его слов выражением лица, пока не выдает «да как, бля, если моим ниче не вышло?»
Блять, ну и идиот.

Джексон смотрит на подаренный папашей ему ролекс на восемнадцатилетие и понимает, что и так уже не успевает, а потому где одна минута, там пять и останавливается покурить. Заодно достает из рюкзака эссе и проходится по нему глазами. Девчонка, у которой он его заказывал абсолютно точно взяла бы лучше хуем в рот, чем баблом, но Джексон предпочитал красивых. А комбинация красивая и умная – была слишком редкой, чтоб удовлетворить его потребности в сексе и разнообразии, потому пункт «умная» обычно уходил на второй план. Просто умным в принципе ничего не светило кроме написания заданий для него по сниженному тарифу.

Эллен О’Дэйр была и красивой, и умной, и что тоже безумно его заводило - с сучьим характером.
Как вообще он мог позволить себе пройти мимо и не завладеть?
Правильно – никак.

— Понимаете, мне девчонки любят делать скидки, — он не уводит от неё взгляда пока она сама этого не сделает, указывая куда ему нужно сесть. Интересно, в сексе она так же командует? Мысль интересная, надо будет потом у неё спросить. Или проверить. Да, определенно практика интересней теории.

Джексон оставляет эссе у неё на столе и садится на то место, которое она "любезно" указала. Рюкзак бросает рядом на стол и откидывается на спинку стульчика, закидывая руки за голову и растягивая вперед ноги. Смотрит на неё с нескрываемым интересом. Наглым упорным взглядом того, кто пришел сюда далеко не пытаться учиться.

— Да, мэм, у меня и пожелание, и вопрос. Вы всем студентам кидаете линки на порнушку или я особенный – это вопрос.

Делает паузу. Уводит взгляд ниже.

— Пожелание - расстегните ещё одну пуговицу на рубашке, у Вас же красивая грудь, зря прячете.

Джексон знает, что предсказуем и знает, что она не расстегнет. И даже не засмущается от его слов, но ему просто хочется сказать это ещё с того момента, как он увидел её полураздетой с пыхтящим возле неё Нортоном. А ещё, что она ошибается и что ей гораздо больше пойдет молодое тело на ней, а если ещё точнее - в ней.

— Вы всегда трахались со стариками только?

Джексон прячет одну руку в карман, а второй проводит по мокрым волосам, смотрит на свою же ладонь, теперь влажную.

— Я думал о Вас в душе.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-04 17:27:29)

+10

5

Она не вписывает его номер телефона в список контактов, потому что считает, что больше переписок не будет. Диалог при этом не удаляет. В конце концов, будет проще в дальнейшем контролировать ситуацию, если перед глазами существует возможность оценить происходящее заново.
О порнухе, скинутой студенту, она волнуется первые часа-полтора, как проснется. Потом решит забить, потому что если что и дойдет до декана Нортона (часто бывающего под ней Нортона), то она покажет предшествующему этому сообщения.
И останется в выигрыше.

Потому что Эллен всегда побеждает.

Она пересекает часть поля, приближаясь к тренеру. Бросает взгляд на команду, растягивает в улыбке губы. Салютует им. Эллен прекрасно в курсе, что они думают и о чем шепчутся: когда ты не потакаешь их прихотям, они называют тебя змеюкой. О'Дэйр любит подчеркивать: разве что королевской коброй. Потому что любит ясность во всем.

Кроме игры.

Присаживаясь рядом с коучем, она смеётся и наклоняется к нему ближе. Ее рука на его плече, она бросает фразу о том, что ее настораживает успеваемость всей команды.
Глаза Джексона сосредоточены на ее фигуре. Эллен не нужно этому подтверждений, она прекрасно чувствует его на себе.
Чувствует, как постепенно по телу проходится жар. И это явно не от старого тренера, пусть и выглядящего вполне прилично для своих лет.
— Больше всего меня напрягает Грейвс. Его поведение вкупе с успеваемостью… Я боюсь, что он протянет в Гарварде ещё недолго, Хафф, — мужчина напрягается, О’Дэйр смотрит на него невозмутимо и холодно. — Будет грустно, правда?
Пальцы поправляют растрепавшиеся волосы.
— Я подумала вчера, что вам не хватает лишних глаз на соревнованиях. Могу составить компанию.

Голова наклоняется в бок.
— По крайней мере, со мной им будет сложнее выкидывать всякое, что после грозит отчислением. Не в обиду. Но ты милый, а я сука. Суки авторитетнее.
— Потому что их хочется выебать?
— Именно. Но это только в мечтах.
 
На обратном пути в корпус Эллен уже ни на кого не смотрит.

От каблуков на поле после неё останутся небольшие следы.

В аудитории она рассматривает Грейвса лениво и снисходительно. Скучающе. Использует этот взгляд как главное оружие, которым можно пронять любого — ведь мужчины не любят, когда женщины так на них смотрят.
Это бьет по самооценке. Заставляет бросить её и пойти дальше.

Эллен ему заявляет: забей на меня хуй и найди себе кого-нибудь подходящего по возрасту и статусу — черлидершу, топ-модель, главную сучку на факультете. Кто там в твоём вкусе? Они быстро избавятся от трусиков. Такие всегда так делают.

Поджимает губу, когда он задает вопрос.

— Это была мотивация к учебе. Ударитесь в академическую деятельность, станете сами деканом, будете ебать симпатичных вам преподавательниц. Чем не цель жизни, мистер Грейвс? Вам подойдет, — хочется пнуть его по ногам, чтобы собрал и поставил их нормально. Руки вытащить из-за головы и положить на стол.
Эллен сама не замечает, как начинает на него злиться. Но улыбается. Улыбается-улыбается-улыбается. Ебаный Джексон Грейвс.

А потом он говорит: Пожелание - расстегните ещё одну пуговицу на рубашке, у Вас же красивая грудь, зря прячете.
Говорит: — Вы всегда трахались со стариками только?
Говорит: — Я думал о Вас в душе.

Эллен делает длинный вдох. Потом выдох. Не переводит глаза на его ладонь, пока он туда смотрит, держит взгляд исключительно на его лице. Улыбка сползает так же резво, как появилась.
Быть скучной. Просто быть скучной.
Она повторяет себе как мантру — чтобы отъебался и пошел дальше.

— О неужели? Спасибо Вам за заботу. Давайте лучше поговорим о вашем бедствующем английском?

В руки берет эссе. От злости пальцы начинает немного потряхивать.
— Оно написано Лорой, я  узнаю ее построение предложений. Можете передать ей мои поздравления — теперь она не получит выше С по моему предмету. Увы. Но вам ведь все равно, не так ли? Это хорошо, — Эллен наклоняется вперед, облокачиваясь на край стола локтями, у нее расстегнуты ровно три пуговицы, чтобы обозначить ложбинку, но не показать ничего больше, — Я не люблю, когда устраивают сцен. Передайте ей это тоже.

Тряхнуть волосами, откидывая их за плечи.
— И давайте больше не будем задавать идиотских вопросов в аудитории. Оставьте их для кого-нибудь, кто больше в подобном заинтересован. Займитесь тем, за чем действительно сюда пришли, — она обнажает зубы. Ровные белые зубы — отгрохала целое состояние, чтобы привести их в порядок. Ну как. Нортон отгрохал, Эллен ему потом старательно отсосала, — Я подготовила для вас тест. У вас есть двадцать минут.

Она откидывается обратно.

Эллен О'Дэйр не будет сообщать ему о том, что сегодня во время ланча разглядывала его плечи и руки на страничке в инстаграме. Внимательно скроллила ленту, останавливаясь иной раз на фотографиях, где он выебывался пуще прежнего.
На записи с виноградником и голой задницей невольно прыснула.
Ума в Джексоне Грейвсе, казалось, было совсем немного, но присутствовала сообразительность, невозмутимость и стойкость. Неприятно было осознавать, но это ей понравилось. В заданиях она использовала не сколько его понимание, сколько логику. Если она поняла его правильно, то он будет должен справиться весьма неплохо. Если же нет, то тогда она сдерет с него несколько шкур, и тренер может забыть о своем любимом квотербеке.
Уж она постарается.

Мальчик так сильно хочет потрахаться? О, Эллен его затрахает. Только не в том смысле, что он бы хотел.
[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

Отредактировано Lottie Vexler (2021-11-08 07:30:16)

+10

6

— Значит я все-таки особенный.

Она громко выдыхает – он ловит это, Джексон переводит взгляд от своей руки на её силуэт, фокусируя зрение на ней теперь – там по прежнему «мисс  суровая преподавательница» прикрепилось к ее миловидному лицу. Он бы сорвал этот слой с радостью, да пока приходится играться с этими вводными данными.

— И что если Вы особенная тоже?

А что если ему не интересны другие даже в каком-то довольно извращенном будущем, нарисованном ею ему только что. Даже там, где наследник фамилии Грейвс вдруг решится пойти в научную деятельность вместо того, чтоб управлять бизнесом, даже в этой квазиреальности ему не интересны другие преподавательницы. Можно пойти дальше, вернуться в реалии, где он студент со смазливой мордой, деньгами, спортивным будущим и списком желающих занять место его девушки хоть на некоторое время. Что если и здесь ему не интересен никто кроме неё? Ведь такой трофей только один, а в случае с ним – она только одна. И турниры местного значения в виде чирлидерш, местных только что поспевших вчерашних королев бал и умниц-красавиц, умевших в горловой минет – он уже даже не рассматривает.

Джексон в очередной раз улыбается. Искренней светлой улыбочкой последнего на этой земле святого ублюдка.

— Что если мне хочется, как Вы выразились, — он делает вид, что пытается припомнить, наклоняет голову в бок и вытягивает руку из кармана, чтоб щелкнуть пальцами, поле того как вроде как вспомнил её слова, — ебать, да. — ещё один щелчок. — Что если мне хочется ебать именно Вас, мисс О’Дейр? Подскажете что мне надо делать? Или может еще порнушку скинете? Только в этот раз такую, которая Вас заводит, договорились?

Джексон вытягивает руку из кармана и обколачивается обеими локтями на стол перед собой, подтягивая заодно и ноги, разводя и подгибая их в коленях. Вроде как готовый слушать всю эту хрень об учебе. Если бы так, если бы. Она что-то ему твердит о Лоре и о том, что теперь ей не светит хорошая оценка, по нему разве не видно, что ему поебать что будет с Лорой, другой любой телкой, которая напишет за него последующие эссе? Джексон задается и ещё одним вопросом – нахуя она это все ему говорит? Если это были попытки взывать к совести или там желание припугнуть, то совесть ушла на перекур, а с испугом у него в принципе сложные отношения. Лора получит хуевую оценку, он скажет ей, что это из-за него, весьма фальшиво извинится, а потом она опять напишет ему очередную работу или другая напишет, who cares. Потому что это он, Джексон Грейвс, он знает как это «получать свое».

— Вы мне не ответили на последнюю смс, — он, конечно, знал почему, но, — я всё ещё думаю, что Вы любите, чтоб Вас трахали пожестче. Подтвердите или опровергнете мою теорию?

И ему все еще интересен ответ на вопрос о стариках, он потом еще раз спросит. Ему нужно узнать откуда у неё тяга к дряхлому телу, а если это тяга только к продвижению по работе, то есть и другие способы. Ну не может же ей нравиться Нортон? Не может. В его голове это не укладывается.

Джексон поднимается, шумно отодвигая стул и, расправив плечи, огибает стол, за которым только что сидел. Опирается теперь на него задницей и скрещивает руки на грудной клетке, смотря в упор на неё. Ловит себя на мысли, что ему приятней смотреть на неё сверху, удобней что ли. И она по-особенному привлекательная, когда снизу. Джексону нравится, хорошая позиция.

— Почему Вы нервничаете? — его взгляд цепляет ее трясущееся руки, когда она берет в руки опять эссе, на секунду думает, что перегнул, но быстро вспоминает кто перед ним. Это не нервы, это злость, и он прекрасно понимает это, но гнуть шарманку заботливости было забавно: — Я Лоре передам, не переживайте так, она обосрется от страха, как все это делают в Вашем присутствии. Вам же именно это и нужно от студентов? Чтоб они Вас боялись, да, мэм? — Грейвс надавливает на слово они, отодвигая себя лично в сторону, показушно не причисляя себя к тем, кто может испытывать страх в её присутствии. Не то что бы Джекс прямо совсем бесстрашный, но инстинкт самосохранения у него хромает – он в открытую об этом ей сейчас и заявляет. Карты почти сброшены. Или нет.

— А давайте уговор, — они опять встречаются взглядами, у неё в глазах что-то между «я не заинтересована» до «боже, что он там уже опять сейчас ляпнет», ну, ему так кажется, — я беру этот ваш тест, затыкаюсь и даже не отмечаю все ответы, вырисовывая там хуй. Хорошая ставка, да? — оставляет паузу, чтоб она переварила, — А Вы, если я вдруг отвечу на 80 процентов ответов правильно, расстегиваете одну единственную пуговицу? — ну мелочь же, — как Вам такое, мэм?

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-10 08:50:23)

+10

7

- Как много вопросов. И как много если. Это не более, чем условная конструкция, мистер Грейвс. Они не живут в реальном мире. Потому что не выживут. Понимаете, Джексон? – она наклоняется к нему в ответ, хоть и находится снизу. Наклоняется, потому что даже так умудряется смотреть свысока, - Все, что Вы говорите – не более, чем фантазия. И пустой звук.
Ее план с оставаться скучной наебывается, но Эллен откидывается на спинку стула, кладет листы бумаги с эссе на стол обратно и смотрит на него прямо и без сожалений.

Она не будет ему врать.

И это сделает ее еще более особенной в глазах молодого мальчишки, который ничего еще не знает об этом мире. И, может быть, сделает вскоре особенным и его для неё. Она откажется это очень-очень долго признавать, потому что не верит в пресловутую особенность.

- Мы с Вами даже похожи, Грейвс. Вы готовы немного полицемерить перед Нортоном, чтобы он назначил Вам со мной занятия, я – сделать что-то еще, чтобы получить своё. Но раз Вы готовы так унижаться перед человеком, которого совсем не уважаете, а, к слову, кого Вы вообще уважаете? Не меня так точно, раз позволяете себя вести так со мной, - она берет ручку и давит ей на его бедро, чтобы он перестал облокачиваться на ее стол, - Отодвиньтесь, черт побери. Это не Ваше место.
Мне на него показать?

Глаза сужаются. Губы слегка поджимаются, выдавая ее злость, - Но давайте поговорим. Я даю Вам 10 минут, а потом Вы уходите. И на этом мы завершаемся.
В принципе. Последнюю фразу она не произнесет ему вслух.

- Я не нервничаю. У Вас проблемы с восприятием реальной действительности, и я советую обратиться к парочке врачей. Уверена, Ваш отец знает лучших специалистов. Касательно Лоры, страха и всей той чепухи, что Вы несете – мне все равно, Джексон. Знаю, что это сложно понять Вашему мозгу, но мне все равно, - светлые волосы обрамляют худое лицо, -  Вы, Лора и все остальные – не более, чем инструмент, с которым мне приходится работать для того, чтобы достигнуть высот на профессиональном поприще. Поэтому можете устраивать любые спектакли, какие Вам пожелается, но в итоге занавес опустится, оваций не будет, и Вам придется уйти. Это не слишком тяжелая аналогия для осознания? Мои слова сумели до Вас дойти?

Эллен О’Дэйр не дает ему ни одного ответа: ни про порнуху, ни про декана, ни про стариков, ни про избранных. Она все пропускает, словно бы не слышит, специально так поступает – подчеркивает отсутствие его значимости.

Она знала, что нужно делать с назойливыми студентами, просто настолько нахальных у неё еще не было, и – разве что совсем немного – не хотела задумываться обо всем, что он ей говорил.

Несчастный квотербек откроет ей глаза на качество ее жизни? Будет пристыживать и взвывать к совести? Ни за что.
Эллен говорит ему нет.
Она говорит ему нет, оставаясь холодной, высокомерной и снисходительной. Говорит ему нет, усмехаясь на каждый вопрос. Говорит ему нет, как заведённая кукла, у которой сбились другие настройки. Специально не смеется – чтобы даже тут сохранять дистанцию. Специально не комментирует лишний раз, чтобы у него возникло ощущение неуместности своего присутствия рядом с ней.

Эллен хочет ему показать: все, что я тут делаю с тобой – просто потому, что он меня ебет.
Он.
А не ты.

В голове стреляет мысль: так ли сильно ты меня хочешь?

Ей было бы совсем несложно это проверить. Достаточно только встать. Или опуститься. Внутри себя О’Дэйр прекрасно знает, что стоит сделать именно, чтобы Джексону очень понравилось с ней.
Навык доставлять удовольствие был лучшим в ее арсенале. Мужчины ошибочно принимали оружие за любовь.
Мужчины в принципе часто в ней ошибались, а она этим пользовалась. Как и многим другим.

Ее глаза закатываются, стоит ему сказать про пуговицу. Потом возвращаются опять на него. Она пристально смотрит в его на протяжении секунд пятнадцати-двадцати, взвешивая ответ. Он у нее есть, просто О’Дэйр прикидывает, насколько будет для нее рентабельно произнести его вслух.

- Хотите еще одну пуговицу, мистер Грейвс? – пальцы поднимаются к блузке, чтобы после опуститься вниз. Дразнят. – Тогда 80 – слишком дешево. Я хочу 100.

Ей всегда хочется всё.

Джексон Грейвс похож на нее больше, чем ей того хочется, пусть и разбалованный жизнью, активами собственного отца и чрезмерно напыщенный. Похож: в уверенности, твердости и жестокости. В выборе самых действенных способов достижения цели. В отсутствии страха перед ней.
Вот только он не способен ей дать ничего: холодный прагматичный мозг Эллен просчитывает перспективы, оценивает вложения в инвестиции, и данный проект не окупится. Ни через год, ни через пять.

Эллен не хочет денег, пусть и остро нуждается в них.
Эллен хочет власть.

Джексон хочет ебать.
(Попробуем заключить сделку?)

[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

+10

8

— Почему Вы не отвечаете? – он знает почему. И знает почему её это всё злит и искренне наслаждается её состоянием, но тем не менее – он хочет знать ответ и повторит свои вопросы, ещё раз и ещё раз. Потому что его увлекает задавать ей вопросы, потому что после них он может получить единственные интересующие его на этом занятии ответы.

Ему нравится как она не отводит взгляд, он тоже держит, как там в природе – кто первый отвел, тот и жертва? Джексон не умеет быть жертвой, он предпочитает охотиться. Но охотиться на тех, кто умеет и может ему противостоять. У Эллен О’Дэйр были все карты на руках, чтоб иметь возможность ударить его в ответ. Он это прекрасно знал и ещё больше от этого хотел.

«Что-то ещё» — это Вы так называете минет? Или что он предпочитает? — еще парочка вопросов, которые она обязательно проигнорирует и не ответит, но ему хотелось, он задавал, вспоминал как стрельнула мысль в голову, что она играла с Нортоном в бдсм ролевую игру. Ну как это не озвучить? — Мне кажется из Вас отличная госпожа Нортона. Типа там эти все приказы: взять, лизать, на колени и прочее. У Вас есть латексный костюм? — он бы сам предпочел ее голой и в подчинении, но вот Нортон, почему-то Нортона он видел только так рядом с ней. Так легче было затмить реальную картинку, которая то и дело всплывала в голове. Его подуставшее тело, дергающееся возле неё - мерзость, ебаная мерзость. Лучше уж латекс и Нортон в роли пса.

— Значит просить ровно унижаться, ок, но почему я не уважаю Вас? — ему всё ещё нравится кидать на неё взгляд сверху, наблюдать за её попытками его выровнять, показать, что она может его нагнуть и из этой позиции. Ему это все интересно, её поведение, реакции и как она неровно дышит, а вместе с тем монотонно злится. — Согласен, Нортона нет, он идиот. Он же Вам нужен только пока он выше Вас по званию, да? Станете на уровне и сожрете. Даже косточек не оставите. — ещё пауза, пока он виснет на её декольте. Ложбинка между грудью интригует. — И вот здесь я ещё раз соглашусь – мы похожи, мы умеем достигать своих целей, — она как раз тянет руку и упирается ручкой ему в бедро, командует, повышает тон. Джексон кладет свою ладонь сверху на её кисть. Его татуированная рука забавно смотрится на её бледной от того кажущейся более нежной коже. — Не бойтесь ко мне прикасаться, мисс О’Дэйр. Я не пес, не подчиняюсь командам, но и есть плюс – не кусаюсь.

Он поглаживает её руку пока она ещё не успела её одернуть и сам забирает у неё ручку.

— Я одолжу, — не потому что у него нет своей, ему просто по-ребячески хочется её. Её ручку. И просто её. Возьмет же в итоге всё.

— Мой отец много чего знает и может. Как и дедушка. Мы же Грейвсы – умеем нагибать, — пауза, — этот мир. Мне кажется скоро эту фразу допишут на наш фамильный герб, - может он сам и допишет, надо только к власти прийти, примерно же где-то такой дичи опасаются от него получить его родственники. А если они боятся, значит обязательно получат даже с добавкой ибо семье ничего не жаль. Джексону нравилось исполнять семейные страхи – мощь взрывной волны прямо таки завораживала. — Могу кстати познакомить с дедушкой, не уверен правда, что Вы сможете его хуй поднять, но попытка-не пытка, а еще даже подарки перепадут. Это того стоит, — Джексон поворачивает свою кисть к себе ладонью и начинает выводить рисунок, пока договаривает, — он член совета попечителей, имеет власть побольше Нортона, — начинает зарисовывать контуры, — правда и дряхлей тоже, но тут уж извиняйте, старость не радость, бабками не заклеить, — говорит это все не отлипая зарисовывая и закончив, улыбается, показывая результат: — смотрите, жопа.

Только сейчас Джексон наконец-то поднимается, загребает лист бумаги с тестом, отпечаток сердца остается на нем, после прикосновения с бумагой чернил на его ладони. Он быстро просматривает вопросы пока медленно идет на место за столом, за которым ему так не сиделось ещё минутой ранее.

— 90 и мы договорились, — не сразу добавляет, - мэм.

Ему  до сих пор кажется, что нарисовать хуй на тесте было бы забавней, но договор дороже его бунтарских наклонностей и желанию удариться в современное искусство. Джексон садится на стул и теперь его очередь натягивать на себя скучающий вид. Вопросы нестандартные, таких он не видел раньше у них на занятиях, но все же это всё ещё был ебаный английский. Никакой порнухи в этот раз, Грейвс. Booooring. Но он заполняет, тест за тестом, сосредоточенно, сгорбившись над столом и зачеркивая ответы левой рукой. Вся та спесь и самоуверенность слегка поутихла, хоть он время от времени и поднимает на неё глаза, чтоб ещё раз нагло улыбнуться ей. Над последним ответом думает дольше всех – к нему вдруг приходит осознание, что облажаться не хочется. Наконец-то выбирает и быстро зарисовывает, бросая после ручку на стол, сразу же как только дорисовывает  линию.

— А давайте теперь Вы ко мне подойдете, — отодвигает от себя лист бумаги, оставаясь на месте и не думая вставать, — я закончил.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-10 15:59:38)

+10

9

- Потому что если перестать отвечать на тупые вопросы, то люди перестанут их задавать. На то расчет. Я молчу – Вы отстаете – мир становится лучше. Но с Вами это не работает, не так ли?

Эллен проводит по лаптопу ладонью, устало вздыхает и поднимает опять на него глаза. В последний раз такое ощущение в чужой твердолобости возникало у нее, пожалуй, когда она сама училась в университете и ее окружала парочка идиотов.

- Но, видимо, легче просто сказать. Отвечаю, - встряхнуть еще раз волосами, взгляд прямой, - Мне насрать на Лору, как и на Вас. Мне нравится, когда я контролирую процесс, в области чего бы он ни был. Я люблю пожестче, но, - отворачивается, чтобы провести языком по губам, поворачивается обратно, - смотреть предпочитаю то, где есть я.

Она складывает руки между собой, скрепляет пальцы, - Ни вы, ни я не являемся особенными. В этом мире нет ничего особенного, он просто есть. Почему я объясняю вам основы философии? Вы не записаны на подобный курс? – одна бровь тоже идет вверх.

Эллен раздражается все сильнее, но теперь оно покрывается слоем осуждения и смеха. Она не чувствует возмущения, она чувствует превосходство.
И интерес.
И немного еще возбуждения.

То, что она испытывает две последние эмоции – вот, что ее выбивает из колеи, но она никому не покажет этого. Для всех людей вокруг – Эллен всегда на коне.
Или же на козле. В зависимости от того, чего ей хочется сейчас больше.

- Меня с пятнадцати трахал отчим. Я не признавалась в этом матери, потому что мне на самом деле все нравилось, - она делает вдох. Следом глубокий выдох.
Следом становится весело.
Нет.

На лице мелькает улыбка, когда она замечает, как что-то дергается в его глазах, - Купились?

Ручка упирается в него, давя сильнее. Ему должно стать больней.

- Вас легко обмануть, Грейвс, а все потому, что Вы тупой. Ужасное расстройство. Может, если бы Ваше лицо было чуть больше обременено интеллектом, я бы позволила Вам себя поцеловать на Ваш выпускной. В качестве прощального подарка. И моего освобождения от Вашего присутствия в моей жизни. А так – мне даже не интересно.

Она улыбается.

Эллен О’Дэйр – сука. Конченая сука. Такая сука, какую еще надо найти.

- Слышите? Мне не ин-те-рес-но. В первую очередь - Вы, - она протягивает по слогам, приближаясь к нему.

Его рука оказывается на ней, она громко фыркает, он сокращает расстояние, которое должно только увеличиваться, - Я не боюсь, а не хочу. Почему Вам так сложно понять довольно очевидные вещи?

Весь их разговор напоминает перекидывание мяча: один вопрос за другим, одна попытка задеть на другую. Кто кого. На стороне О’Дэйр – опыт, время и ум. На стороне Грейвса?.. Что-то внутри Эллен признает: там побеждает страсть.
Напор.
И, всматриваясь в черты его лица внимательнее – к ее превеликому сожалению – тоже ум. Она встречает почти равного себе оппонента, но отказывается позволять ему так думать о себе. Впрочем, он сделает это и без ее разрешения. Как и все остальное потом.

- Может и сожру. А может, не его, а Вас.

Эллен поднимается со стола, он выдергивает у нее ручку и направляется за рабочее место. Она с интересом наблюдает за тем, как в нем борется упорный пафос и желание настоять на своем с интригой, сделает ли она то, на что только что сказала возможное да.
- 90 так 90.

Ей не сложно уступить десять процентов, потому что не верит и в его шестьдесят. Точнее, как: сомневается, достигнет ли он шестьдесят. Ставит на семьдесят. Или семьдесят пять.

- Правда? Жопа? А мне казалось, что вы рисуете свой автопортрет. Поразительное сходство.

Смешок выдавливается сам, она не успевает нацепить на себя серьезное лицо.

В аудитории воцаряется недолгая тишина. О’Дэйр сама не замечает, как ей отсутствие разговора становится дискомфортным.

- Спасибо за увлекательный экскурс в семейное древо. Вы стараетесь ради себя или своего деда? – подбородок оказывается на руке, облокотившейся на стол. Чисто теоретически: если его отвлекать, он не сможет сосредоточенно отвечать. Чисто практически: ей понравилось с ним говорить.
Отвратительное осознание.

- Хорошо.
Ей не сложно к нему подойти, хотя понимает, к чему это было: заставить сделать то, что он сам ей сказал. Эллен поддается просто, чтобы немного раззадорить, удержаться от этого не может.

Джексон Грейвс был в одном прав: с Нортоном было пиздецки скучно, а ей так досаждала скука… Но спать с кем-то еще было слишком рискованно: маленькое тщедушное мужское эго не способно к великодушию и пониманию, что тебя одного может быть мало. Или что ты даешь далеко не всем. При этом, прощать всё себе мужчины очень легко могут. Они, на минуточку, полигамны.
Эллен всегда смеется: никому из них не сравниться с ней.

Потому что, как и во всем другом, у О’Дэйр были огромные аппетиты.
Что-то ей говорило: Джексон сможет это понять.

- Результаты сообщу сегодня вечером, спасибо Вам за занятие. Оно закончено. Следующее будет через неделю. Задание Вам отправлю на почту.

Эллен улыбается и разворачивается назад, направляясь к своему столу. Собирает спокойно и не торопясь все свои вещи. Он же не думал, что она сделает всё прямо сейчас?
О нет.
Всегда нужно ждать. Даже если ты Грейвс.

[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

Отредактировано Lottie Vexler (2021-11-11 10:09:30)

+11

10

Джексон одного пока понять не мог – ее слова нужно делить на два или умножать. В то, что она говорила ровно все так как есть – ему не верилось. Да и с чего бы ей, верно? Он всего лишь еще один хуевый студент, которому на деле позарез нужно исправлять свой балл по английскому, но в нем играли гормоны и желания, которые отключали рацио, но зато очень быстро поднимали хуй. Он тупица, думающий членом, она умница, думающая мозгами и превращающая мужиков в этих самых тупиц, думающих детородным органом. Она ведь именно так считает, даже озвучивает свое мнение на его счет. Ему хочется сказать «не вы первая, не вы последняя такого мнения обо мне, придумайте что-то новое и я послушаю». А пока что Джексону это все мимо пролетает. Единственное, что цепляет на долю секунды – это ее мимолетное откровение об отчиме. Цепляет, потому что что-то новое, что-то о чем он сам не спрашивал, что ему самому не нужно знать. А она выдает. Джексон готов поставить свой диабло на то, что это вранье, но. Но. Это оттуда у нее желание трахаться со стариками? Или че там Фрейд бы пизданул по этому поводу?

— Договорились, мисс О’Дэйр. — он закидывает рюкзак на спину и поднимает ко рту большой палец, чтоб его лизнуть и начинать стирать нарисованное сердце на ладони. На самом деле он доволен всем. Она не ответила и на половину тех вопросов, что он задавал, но он и не рассчитывал. Он хотел, но не рассчитывал и знал, что придется повторить. Он повторит, когда там она говорит занятие следующее? — До следующей недели. — добавляет и открывает дверь, затем ему в голову стреляет мысли и он задерживается в проходе. — На счет поцелуя на выпускной. Мэм, Вы будете стонать подо мной на мой выпускной, а с поцелуями уже как получится.

Джексон ещё раз улыбнется и закроет дверь. Шагая уже по коридору он наберет сообщение Лоре, типа «кобра взьебет тебя, прости» и предложит встретиться через час в «трех слонах», пабе на территории университетского городка. Еще через два часа умница по части английского языка и весьма глуповатая в плане жизни Лора Макналти опустится на колени, чтоб наконец-то получить то, что хотела уже давно.

— Нежнее, Джекс, — мягко и обижено ноет Лора, вытаскивая его хуй из рта. Джексон давит ей на затылок и принуждает взять член поглубже. Ему эта малолетняя шлюха с годичным запасом обожания в его сторону – нахуй не сдалась. Просто блять, ему нужно было спустить пар.
— Заткнись. — на выдохе. И пока она послушно сосет Грейвс на ее месте представляет совсем другую. Лора старается, захватывает как может, он давит еще сильнее и думает – Эллен верняково сосет лучше. И он, сука, это проверит.

Неделя проходит буднично. И скучно. Ему опять предлагает сойтись его бывшая, у которой в аргументах «мы хорошо смотримся в инсте вместе». Он шлет ее нахуй и та на следующий день оказывается на шее у Мэдисона. Ему хочется подойти и сказать «на хуй – это ниже», но он только искренне сочувствует Мэтту, теперь она от него не отцепится, хотя бы потому что будет ждать реакцию самого Джексона, которому в свою очередь глубочайше поебать.

Ждать. Джексон не любит ждать – она же специально это сделала? Джексон подпирая колону в коридоре смотрит как Эллен О’Дэйр щебечет с Нортоном в коридоре, к ним присоединяется еще один преподаватель и теперь это уже становится групповушкой. О чем они пиздят все трое?
— О чем они пиздят, как думаешь? — Джексон повторяет вслух мысль, пока Уодроу опять жалуется на то, что Мэдисон заебал засасываться с этой тупой шлюхой.
— Я ебу, планируют как нас вздрючить сильней?
Они секунду оба смотрят в сторону преподавателей, пока Уодроу не отворачивается и стягивает брови вместе, смотря уже на Джексона.
— Чего это тебе не поебать? — еще секунда и улыбается, — понравились дополнительные с ведьмой, да? — толкает в бок, Джексон грубо его отталкивает плечом, типа «отьебись».
— Ага, блять. Советую. Миллс говорит нам всем надо. Че, попросить её, чтоб ты к нам присоединился?
Уодроу булькочит: «я че совсем ебнутый?»
Джексон думает: «да кому ты сдался». Затем достает смартфон из кармана и быстро набирает смс: «Вам идет эта юбка – у Вас очень сексуальны вид в ней, мэм»
Отправляет и наблюдает за тем как она реагирует на уведомление и блокирует телефон, так и не взглянув в его сторону.
Сука.

Когда приходит день и время их второго занятия Джексон приходит первый, садится сверху на стол, за которым в прошлый раз писал тест и скролит в телефоне ленту инстаграма пока не услышит приближающийся звук каблуков. Поставит последний лайк на фотку с последствиями после вчерашней вечеринки и оторвется от экрана ровно в тот момент как дверь кабинета заскрипит открываясь.
— Вечера, мэм, — спрыгивая со стола и опускаясь на ноги, даже не ждет, чтоб она ему сделала замечание. У него настроение немного поиграть в хорошего студента, ну почти. Она же его слушалась в прошлый раз, может быть на этот раз он тоже послушает. Или нет. — Бедрами виляете зачетно, конечно, десять из десяти. — она и так увидит его, провожающий ее задницу, взгляд, женщины всегда такое замечают, но ему надо было подчеркнуть, что «не думайте, что на этот раз будет как-то по-другому». Он все еще намерен добиться своей цели. И им двоим ясно, что его цель – она.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-11 22:22:48)

+10

11

Эллен хочет сказать ему "не будь идиотом", но только ухмыляется и отворачивается в ответ.
Его широкая спина будет красиво выглядеть, когда он выходит из кабинета. Она поднимется с кресла, чтобы закрыть за ним дверь.

Нортону придет сообщение: "потрахаемся?", но это отнюдь не вопрос. Она заведена (в плохом смысле) и хочет расслабиться (уже в хорошем), и делает это самым привычным и приятным способом из всех.

Джексон тут не причем.

Джексон не будет причём, когда она закроет глаза, чтобы представить, как его хуй вместо Нортоновского входит в неё. Он берет ее по-привычному сзади, нагибая над собственным столом, и цепляясь за края, Эллен думает, что трахает ее совсем не он.

Она кончает, а дома, запуская пальцы за линию стринг, догонится еще.

Думать будет о его руках.
Захочет еще.

Уже после, мокрая из душа, с влажными волосами и в теплом халате, Эллен О'Дэйр решает прочесть ответы на тест. Она удобно устраивается на софе в гостиной, берет очки со столика, которые в университете заменяет на линзы, и проверяет.
Спустя пятнадцать минут Эллен гулко охнет, откинет от себя листы и будет внимательно смотреть в яркую картинку, сменяющуюся на телевизоре. Совершенно не понимая, что же там происходит, она вертит в голове всего одну мысль:
У него девяноста пять.

Ебаных девяноста пять.

Эллен ждала шестьдесят. Семьдесят. Ну самый максимум - восемьдесят два. Вполне неплохо, но при этом ничего сверх лишнего, способное скинуться на удачное стечение обстоятельств, интуицию или спортивное везение - что угодно, но не острый и сообразительный ум. Она поджимает губы, возвращается обратно к тесту, проходится глазами еще, но убеждается заново в том, что почти все ответы у него правильные. Его дружок Мэдисон с трудом наскабливал пятьдесят, после чуть ли не слезно умоляя ее не отстранять его от тренировок, и они оба прекрасно знали, что он не способен на большое.

Джексон был.

Если бы она из чувства собственной уверенности не уступила, то одержала победу.

Проигрывать Эллен не любит.
(Грейвс покажет ей как)

Рассматривая себя в зеркале перед сном и тщательно чистя зубы, она думает: там совсем нет бенефитов? Потому что вместо английского ей стоило преподавать экономику: считать доходы-расходы и выводить прибыль, ведь именно таким образом она каждый день и жила.

Плюсы и минусы.
Плюсы и минусы.

У Грейвса их оказалось сегодня днем девяноста ебаных пять. Она делает очень глубокий вздох.

Все занятия на неделе, которые проходят в классе, О'Дэйр делает вид, что ни заданий, ни теста, ни самого Джекса не существует. Не смотрит в его сторону, игнорирует его присутствие, и взгляды, обращенные то на губы, то на бедра, то еще куда-нибудь на неё — оставляет где-то позади себя. Всё время проводит с Нортоном, всё время щебечет с ним. Ей нравится мысль, что через полгода его кресло займет ее стройная задница. Потом как-нибудь ее мозг придумает, как избавиться и от него.

На следующее занятие с Джексоном (на следующую личную встречу с Джексоном) она надевает очередную блузку, потому что не любит ходить в должниках.

В коридоре до занятия видит  его и Мэдисона, но опять не ведет и плечом. Текст сообщения читает в предпросмотре уведомления, нажимает кнопку «очистить», не поворачиваясь к нему.
Подумает про себя: идиот.
Этот идиот не заметит, как она улыбается.

Спустя двадцать минут он окажется в ее аудитории. Она заходит лениво, двигаясь плавно и по-кошачьи. Рассмеется, когда он спрыгнет со стола, приподнимет одну бровь.
— Грейвс, если вы хотите впечатлять женщин постарше, научитесь делать более стоящие комплименты, — улыбка на ее лице такая, что немного видны клыки, — Пока вы можете очаровывать разве что каких-нибудь Лор.

Она кладет перед ним результаты теста, где красной ручкой аккуратно выведено «95». Эти девяноста пять до сих пор режут ей сердце, но долг есть долг. Его нужно отдать. Садясь напротив, она наклоняется вперед.
Одна пуговица. Две. Три. Четвертую цепляет ногтем.

Ее глаза смотрят прямо в его.

Эллен использует маленькую обманку: пуговицы здесь находятся ближе друг к другу. Все еще прекрасно можно наблюдать ложбинку. Увидеть ее нижнее белье. Но не так глубоко.

Она мотает головой. Светлые волосы плавно опускаются на плечи.

— Ну что? Пройдем еще?

Ей нравится видеть, что его лице проступает смущение. Ей нравится оказываемый на него эффект.

— Так вот, вы меня приятно удивили, Грейвс. Оказывается, что-то мяч все же не успел отбить из вашей головы. Похвально.

Оно и правда похвально. Она перелистывает листы задания, которое для него подготовила.

— Это на дом. Не забудьте. Вместо Лоры найдите кого еще, а лучше — постарайтесь сами, — теперь ей хотелось узнать, можно ли и правда изменить его отношение. Ебучая тяга к преподавательству.

Ещё более ебучий к нему интерес, который не удалось подавить.

— Приступим теперь к лекции?
Она поднимает бровь.
[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

+9

12

Эллен О’Дэйр – холодна как все ледники Арктики вместе взятые. Да даже хуже, он подозревал её сердцу никакое глобальное потепление не грозит. На её красивом лице железная маска, такая себе местная Маргарет Тэтчер, нагнет любые государства в виде групп её студентов. Но Джексон считал, что любой маскарад заканчивается рано или поздно, и уж после него пора было снимать все то, что так тщательно подбиралось под образ. Строгая-строгая преподавательница, их личный фюрер в юбке – ему хотелось её раздеть, содрать с её тела весь этот праздничный грим. И чем дольше она его игнорировала, тем больше хотелось. Карнавал продолжался.

— Прикольный браслет, — он пальцем двигал шарики на украшении Никки – его бывшей, еще в начале недели он послал её нахер, но сейчас Джексу она была достаточно к месту. Одними невинными движениями, поглаживанием руки и шепотом какой-то ерунды ей на ухо, он перекрывал две или даже три цели. В одном углу сидела уже поникшая Лора, которой он уже не отвечал на звонки, в другом - нервно сжимал кулаки Мэдисон. Лора тупица раз не понимала и так, что между ними ничего кроме его спермы на её языке не может быть (и то в разовом порядке, как благотворительный жест за проблемы с коброй), а Мэдисону кто как не лучший друг покажет, что Никки – шлюха, просто самая обычная шлюха и харэ на неё менять дружбу.

Но все это на самом деле было ерундой. Единственное что на самом деле имело значение - это то, что его заводило говорить на ухо Никки пошлости, принуждать её смущаться, при этом не отрывая взгляда от предательницы. Эллен О«фак ми хардер»Дэйр, конечно же, давала только две реакции – игнорировала самого Грейвса и делала замечания Никки, чтоб та решала свои любовные дела вне класса по английскому. И та бы, наверное, послушно их бы и решала где-нибудь в общаге на кровати Грейвса, да только самому Джексону это нахер не сдалось. Какая нахер малолетняя шлюха, когда он метил гораздо выше. Гораздо выше.

Жаль их личные встречи были только раз в неделю.

— Я думаю Вы сосете лучше, чем Лора, — дерзости в голосе по-прежнему вдоволь, — такой комплимент может удовлетворить Вас? — Джексон растягивает улыбку и прячет мобильник в задний карман джинс. Он замечает, что она опять в блузке, на пуговицах. Неужели мисс О'Дэйр приготовилась отдавать долги? Взглядом он уже расстегивает пуговицу за пуговицей, думает о том, что скорей всего последние просто бы сорвал, прикидывает какое у нее белье под тканью и готов поставить в казино на то, что лиф расстегивается спереди для удобства. Не его удобства. И это бесит.

Впрочем, он не зацикливается, такие правила игры – Нортон успел быстрее, другое дело, что молодые всегда опережают стариков, такая уж участь всех стариков. Даже таких как их декан. А ведь его дед и протягивает кандидатуру Нортона на ректора, он удобный, пластилиновая фигура на доске семьи Грейвсов – будет целовать им пятки за лишний доллар вложенный в науку. Или в его новый особняк где-нибудь на островах (он повезет туда Эллен?). Другое дело, что он не обязан Грейвсу младшему уступать хорошенькую преподавательницу, от него требуют другого – протянуть Джексона в бизнес школу, поднять его средний балл и навсегда забить для его доджа место на парковке для преподов. У деда наверняка были еще какие-то свои интересы, но сексуальная жизнь Нортона явно была за бортом обсуждений.

— А, впрочем, научите меня, мисс О'Дэйр, Вы же преподавательница. Научите меня делать Вам комплименты. — Джексон замолкает, садится, внимание, послушно садится, на свое место. И лишь потом продолжает, — только давайте договоримся, эти комплименты должны Вас заводить. На меньшее я не согласен.

Джексон хотел ещё что-то добавить, но взгляд свалился на цифру «девяносто пять» на бумаге перед ним. И как оказалось его легко было заткнуть, если начать-таки расстегивать пуговицы на блузке. Она села напротив, к нему близко, он ощущал запах её парфюма. Её ногти скользили по ткани, все больше открывая её тело, Джексон потушил на лице улыбку и нагло смотрел ей в глаза, не позволяя себе оторваться. Посмотрит ниже позже, сейчас – взгляд на взгляд, как перекрестный огонь. Он понятия не имел как она себя ощущает, фактически раздеваясь перед её двадцатилетним студентом, но во всей мере понимал, что в нем самом возрастает возбуждение с каждой долбанной миллисекундой. Ему не надо было смотреть на её грудь, чтоб начать заводиться, само осознание того, что это все происходило, сбивало его дыхание напрочь.

— Я вижу, Вы в должниках оставаться не любите, — он опустит глаза на её грудь только когда она сама прервет зрительный контакт, закончив расстегивать пуговицы. Джекс зацепиться за выглядывающее теперь черное кружево её белья и ощутит, как кровь наконец начнет приливать в член, опуская волну возбуждения ему в пах. Черт возьми, его чертовски заводило происходящее.

Шумно сглатывает и сжимает челюсти так, что желваки пойдут ходуном.

— Мэм, повторите ещё раз, я Вас не слышал, — ему действительно прошло все мимо ушей что она там говорила. Мысленно он уже заткнул ей рукой рот и, подтянув на ней юбку, грубо всадил в неё хуй. Какие блять задания, лекции, он не за этим здесь. Блять, она знает, что он не за этим здесь. – У меня привстал, мэм. — Он откидывается на стуле, опускает руку себе на уровень ширинки, проводит ладонью в сторону и сдавливает хуй через ткань, совершенно этого не скрывая. Ухмыляется, в глазах весь похуизм этого мира смешанный с желанием её заткнуть и трахнуть. — А что если следующую пуговицу я расстегну сам?

Он на секунду решает, стоит ли ему опять играть по правилам или начать вовсю наглеть. Усмехается и добавляет: — Сколько это будет стоить, мисс О’Дэйр? — продолжаем игру.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

+9

13

Эллен О’Дэйр отчаянно отказывается себе признаваться, что ей становится интересно. Что на какие-то пары секунд (то есть минут) происходящее становится абсолютной нормой, ее увлекает интрига, ей хочется двигаться дальше, больше, глубже.
 
Ей хочется его узнать.
 
Вместо того, чтобы одернуть себя —проводит пальцами по шее, берет снова листы бумаги. Она так долго и денно отказывалась от всего, что ей нравилось; так отчаянно пыталась выкарабкаться из наркотического угара отчима и потерянного лица спивающейся матери, что теперь уже не могла.
Красивая жизнь была рядом и манила (пусть и имела лицо Нортона — лишь бы была), возможности появлялись из ниоткуда. Все, что было нужно сделать — улыбнуться и отсосать.

Она делала.

Всё что угодно, лишь бы не вернуться обратно туда, где была гребаная грязная квартира в заплесневелом районе, заваленная бутылками от пива, дешевой якобы русской водки, разными серобразными смесями (с возрастом до Эллен дошло: у отчима не хватало денег на нормальный товар), запахом перегара и сигаретных окурков, месяцами немытых тел.
Эллен не хочет вспоминать то время, но ее передергивает. Он не заметит. Она опять обнажит свои клыки.
 
Её лаза с лица молодого студента (привлекательного, блять, студента; сексуального, блять. Напористого. Все как она когда-то любила) уводятся плавно и нехотя.
 
Позавчера днём он пиздел со своей подружкой и крутил шарики на ее браслете. Эллен готова была поспорить: он бы предпочёл крутить не шарики, а ее на своём хую, но в отличие от бедной-несчастной глупышки Никки сама Эллен была ему не по плечу.
 
Она не ревнует.
 
Но он попадает в ее поле зрения, и теперь ей начинает хотеться. Как когда тебе дают шанс прокатиться на последнем порш — неважно, что у тебя есть вполне так себе приемлемый лексус — ты всегда хочешь порш — ты не можешь от него отказаться.
 
В этом главная проблема амбициозных людей. Джексон ее поймёт.
 
Джексон понял бы ее очень и очень хорошо, если бы взял на всю длину. Руки, сжимающие тонкое горло, тоже сумели принять все, о чем она говорит.
 
Они сидят напротив друг друга, и между ними столько этой пиздецовой химии, которая Нортону не снилась уже лет тридцать пять.
 
— Да. Лучше, чем Лора. Но что с того? — наклоняет голову в бок. Второе занятие, третья неделя — у Эллен трещит броня.
 
— Для начала, Джексон, меня возбуждает ум,
— книжка опускается рядом с ним. Она встаёт, чтобы кинуть ее на стол, и видит, как член топорщится через ткань, — После — меня возбуждает власть.
 
Опускается обратно.
 
Fuck.
 
— Комплименты я люблю получать так, чтобы было понятно: у мужчины есть и интеллект, и власть.
 
А ещё: ее возбуждает место декана. Она может ему об этом сказать?
 
— И кресло декана. Я хочу его иметь.
 
В голове Эллен вдруг резко мелькает:
бенефит есть.
И, если она приложит усилия, и он приложит усилия, это будет куда больший бенефит. Но она попытается совместить всё: приятное с полезным и выгодным. Приятное с молодым и старым. Окно Овертона движется опять в сторону, норма смещается вниз. Ей глубоко похуй. Она хочет.
И, как и Джексон, она привыкла всё получать.
 
— Ну как же. Я сказала: это ваше следующее домашнее задание. Вы должны сделать его сами, если вам хочется произвести на меня впечатление, — поправляет выбившуюся прядь волос, — А вам хочется, я прекрасно знаю. Ваша проблема в том, что вы привыкли достигать этого привычным путем. Я не люблю привычные. Ищите новые.
 
Идея трахаться с двадцатилетним студентом не кажется ей такой уж плохой.
 
Он ей говорит:
«У меня привстал, мэм»
Сдавливает член через джинсы, Эллен едва удерживается от того, чтобы не облизать свои губы. Следом бы прошлась по его, зубами гуляя по скулам. Откидывается назад.
— Я рада за вас, Грейвс, — лениво обводит глазами аудиторию, прежде чем вернуться к нему, — Эта мышца работает у вас замечательно. Как и многие другие, я полагаю, — прогуливается по рукам, легко по торсу, снова обратно, — А что про мозг?
 
Быть где-то между ‘трахни меня, пожалуйста’ и ‘я вытрахаю из тебя все с потрохами’ — вот, кто такая О’Дэйр.
 
Губы всё-таки оближет — они у неё к собачьим чертям пересохли — это всё от него.
 
«А что если следующую пуговицу расстегну я сам?»
И следом:
«Сколько это будет стоить, мисс О’Дэйр».
 
Он нахально улыбается, она даже не оскорбляется. Мир состоит из купли-продажи: какой есть товар, такой и продаёшь. Мы существуем только за счёт услуги бартера: скажи, что ты можешь мне дать или что хочешь от меня, а дальше попробуем договориться.
Ей становится забавно: он думает, ему есть, чем платить.
 
— Вы себе этого не сможете позволить, Грейвс, — она наклоняется вперёд, кусок кожи вперемешку с куском чёрного кружева становятся видны ещё больше, — Я беру не деньгами.
Пауза.
— У вас есть что ещё мне предложить?

[NIC]Ellen O'Dair[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/To21EYD.png[/AVA]
[STA]fuck. say it again[/STA]
[LZ1]ЭЛЛЕН О'ДЭЙР, 32 y.o.
profession: преподаватель в гарвардском колледже.[/LZ1]

+9

14

— Вы слишком хороши для Нортона, вот что, —  Джекс мимолетно вспоминает, что декан паркуется через два места в его ряду и у него серебристый приус. Ебаный приус, гибрид для нищебродов. Эллен не пойдет такая тачка, не пойдет даже сесть туда, чтоб проехаться к дому, а не то, что отсосать в ней. Приусы это скучные железные корыта, для скучных людей вроде Нортона, у которых все по расписанию: развозить детей в школу, заезжать за продуктами в волмарт, приезжать на работу, ездить на барбекю в общественный парк. Охуенно выглядящая задница в юбке в облипку по бедрам – не для сидений приуса. Джексон слегка морщит лоб и заключает: —  Даже в качестве бартера – неравноценно.

Интересно, ей понравится его диабло? А трахаться на нем?

—  Ум, —  с расстановкой, — власть, —  каждое слово отдельно задерживает, —  а что если я скажу, что все это можно купить и единственное, что важно – это сколько у тебя бабла? —  ей же не нужно объяснять всю эту ерунду о том, что каждого свой ценник и нету тех, кого нельзя купить и бла бла бла. Ему лень. Она все это знает и как Джексон думает – вполне понимает. Грейвс не видит других вариантов, его мир - это искаженный капитализм, в котором его семья все богатеет не зависимо от того насколько много покупает вещей. Или людей. Или что там – кресло декана? Ок, Джексон даже согласится, что сейчас он вряд ли сможет ей это дать и возможно, порой нужно прокатиться на приусе, чтоб получить более достижимый результат здесь и сейчас. Но он Грейвс, вложения на перспективу, не ему ей объяснять, как работают инвестиции и что как не крути ей нужно пересмотреть свой расчет.

Забавно, ему никогда не приходилось думать о себе как о товаре. Но ведь он как брендовая вещица – его просто хотят и никому не нужно уже ничего доказывать. Просто смотрят на фамилию и ощущают, что сейчас прикоснуться к чему-то качественному, дорогому, повышающему статус только лишь наличием рядом. Джексон привык ощущать, что его хотят просто потому что он Грейвс. Ключевое слово - просто. Дальше за это – никто и не пытался залезть. Зачем, если фамилия говорит сама за себя. Не факт, что там дальше что-то на самом деле есть, но почему она думает? Всем хватает его статусной лейблы. Ему еще раз напомнить кто он? Джексон улыбается – ну come on, мисс О’Дэйр, не будьте дурочкой. Не говорит, ему хочется, чтоб она сама все поняла. Умная же женщина, преподаватель в Гарвардском колледже. Она должна понять, ставка на Грейвса – это всегда выигрыш.

—  У Вас постоянно все по расчету? Или только с Нортоном? — он взглядом сползает по краям её рубашки вниз на белье. Черное кружевное. Ему нравится черное. Фантазия дорисовывает, опускает с плеч ткань, обрывает пуговицы, садит её на стол, принуждает её развести ноги пошире. Член жестко пульсирует. Джексон принуждает себя поднять взгляд обратно на её лицо, добавить ещё один только что пришедший на ум вопрос: —  Вы хоть кончаете с ним? —  ему хочется думать, что нет, что ее не может возбуждать этот сморщенный хер. Или все дело во власти, уму, месту в кабинете по коридору с табличкой «dean». Неужели это настолько заводит, что она кончает даже с этим старым пнем? Хреновые мысли, он отбрасывает их как ненужные, подделывая ее ответ заранее – конечно же, нет.

Домашнее задание, она опять о нем. Джексон закатывает глаза и поворачивает голову в сторону, растягивая губы  в “Вам еще не надоело” ухмылке.
— Мэм, Вам надо, чтоб я это проговорил прямо, да? Мне насрать на домашку, на английский и даже на то считаете ли Вы меня совсем тупым типичным футболистом, которому слишком часто в голову врезался мяч. — Подсовывается на кресле и кладет локти на стол, наклоняясь к ней ещё ближе. Нейтральная территория сокращается до блядского минимума. Еще немного, и он словит её дыхание. —  Я заполню вот это все дерьмо сам, — он двигает пальцами листки с заданиями, —  может даже постараюсь, и Вы мне влепите своё «B-», может быть даже удивитесь и не поймете почему я не стараюсь на основных занятиях. —  Останавливается, наклоняется ещё сильнее, последние сантиметры до зажатого курка с последующем выстрелом. — Но суть ведь в том, что я хочу и могу Вас оттрахать на все «А+» и эта домашка будет гораздо приятней обеим сторонам.

Джексон выпрямляется, возвращает прежнее расстояние и внимательно провожает её язык облизывающий губы. Она же сделала это специально? Ему хочется так думать.

—  Так вот значит деньгами не берете, — почему-то он даже и не сомневался в этом, даже несмотря на свой весьма циничный взгляд в целом на подобные заявления. Она просто пока что ему не по карману, он может это вполне спокойно признать, ведь это известно обеим сторонам. Пока что, но кто знает, может быть завтра – будет. — А оргазмами? Как давно у Вас был хороший жесткий секс, в котором нагибаете не Вы, а Вас? —его рука тянется к её шее, оседает сзади под волосами и резко давит, чтоб тут же отпустить и съехать вниз на ключицы, цепляя, под такнью рубашки, лямку от белья, принуждая её сползти по плечу вниз. Кто сказал, что у него есть желание играть по правилам? Запрещенные приемы – гораздо привлекательней. — Подумайте хорошо над ответом, мисс О'Дэйр.

[NIC]Jackson Graves[/NIC]
[LZ1]ДЖЕКСОН ГРЕЙВС, 20 y.o.
profession: студент гарвардского колледжа
[/LZ1]
[STA]так грубо? простите.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/S7dUJ9F.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

Отредактировано Logan Rockwell (2021-11-29 03:36:07)

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » без лишних глаз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно