полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » как тебе доверять?


как тебе доверять?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Matt Wolfgang x Solomeya Almer  https://c.radikal.ru/c27/2110/7c/d77ac02ca32a.png  н о   т ы   м н е    н е   в е р и ш ь    и   я   у х о ж у.  т ы   м  н е   н е   в е р и ш ь  —  в о з в р а щ а ю с ь    о б р а т н о
х    г д е    я  с е г о д н я   б ы л,   н е    с к а ж у.   г д е    б у д у  з а в т р а. . .   п о к а   н е п он я т н о.

[NIC]Matt Wolfgang[/NIC]
[AVA]https://d.radikal.ru/d11/2110/5f/d93dcd084047.png[/AVA]
[STA]попалась птичка[/STA]

Отредактировано Mark Voznesensky (2021-11-20 19:58:40)

+3

2

Мои руки все были в крови,
Ты просила меня: "Отпусти".
Я открыл тебе после глаза,
Ты увидела те фонари.

     Затяжка.
    В самые легкие по гортани, которая сжимается порывом кашля.
   Закрывает глаза, наслаждаясь горечью и огнем, что спускается, распирая легкие. Спасительный дым, который повсюду, собственных рук не видно. И все-таки затягивается еще раз, выпуская сизый дым между полоски тонких губ. Голова откидывается, затылком облокачивается на холодную стену, которая выложена самой дешевой плиткой. Не удивительно, ведь она в туалете самого дешевого клуба города.
   Почему здесь? Потому что заебалась таскаться с элитой общества по приемам отца. Заманалась играть роль идеальной девочки, которая высоко держит голову и всем кивает приветливо. Так хочет он, так считает правильным только лишь он. Новая затяжка. Глубже. Сильнее. Жадно. Голова кружится. Алкоголь в смеси с крепкими сигаретами – настоящее комбо для хрупкого и больного тела. В голове шум, который сопровождается криками по ту сторону стенки. Музыка, стоны. Кто-то трахается в кабинке, не иначе. Улыбается криво, смотря куда-то в пустоту. Взгляд, который был ей родным, но который была обязана ото всех прятать. Она же обычный ребенок. Самый обычный.
    Избалованный ребенок. Так говорили соседи, качая головами и презрительно бросая взгляды на мать, которая ничего не могла поделать с орущим ребенком. Она не смотрела в глаза с самого рождения, не следила за матерью, словно существовала отдельно от нее. В три года педагоги как один накинулись на родителей. Почему они не спохватились раньше, и понеслось…Постоянные занятия, процедуры, походы по врачам. Ее пытались делать обычной, в какой-то степени получилось. Феноменальная память помогала ребенку запоминать даже самые сложные примеры. Фразы, которые она заучивала, училась общаться с родителями, с теми, кто ее окружал. Научилась. Привыкла. Стала обычной. С ней гуляли в самых шумных местах, держа ее там, пока она кричит, чтобы привыкла. Включали громко музыку, несмотря на то, что малышка билась в истерике, закрывала уши руками. Так было нужно. Ее дрессировали, говорили, что потом она скажет спасибо. Сказала.
   Соломея скалится – улыбается. Глаза направлены вперед, губы раскрыты, тяжело дышит. Воспоминания накатывают снова и снова. Пальцы начинают сами бить по холодному кафелю, на котором сидит. Она пряталась, пыталась справиться. Но это невозможно было контролировать. Диагноз, которой был выставлен врачами, остался с ней, хоть родители наотрез отказались оформлять ребенку инвалидность, считая и по сей день, что все это ее обычные прихоти. Так бывает. Они всегда на виду, ее отец богатый и знаменитый бизнесмен, ему нельзя иметь больную дочь. Хриплый смех. Соло приподнимается. Голова тяжелая словно камень. Пальцы карябают уже запястье свободной руки. Она зубами держит сигарету, едкий дым попадает в глаза, по щекам катятся слезы. Ногти сильнее впиваются в кожу. Боль. Сладкая. Мучительная. Соломея стонет, словно ей приносят невероятное удовольствие. Это куда приятнее ласки умелых мужских пальцев. До крови, глубже под кожу, оставляя две полоски на запястье. Новых. Сигарета выпадает из распахнутых губ. Только тогда Соло приходит в себя. Ладонью бьет по ноге, джинсы прожженные. Похуй, отец купит новые, у него много бабок. Пытается встать. Получается не сразу. Смотрит вниз - на кафель капают капли. Кровь. Сука. Наклонится к раковине, судорожно пытаясь смыть кровь, которая струится по запястью. Без понятия, сколько так простоит, смотря в огромное зеркало перед собой. Из кабинки вывалилась парочка, озираясь по сторонам. Ее словно не замечают, пьяно плетутся на выход из уборной. Лицо Соло искажается улыбкой, обращая снова внимание на себя. Отец всегда пытался сделать ее идеальной и что из этого вышло? Хотя, чего греха таить у него получилось – свести ее окончательно с ума. Соломея сбежала от родителей год назад, после того как ее выписали из психушки. Ее туда упрятали, считая, что так будет лучше ее избавить от страшной особенности, которая начинала пугать всех вокруг. Только вот почему проявления ее после стали еще сильнее. В больнице не слушают, не пытаются понять и помочь. Там накачивают транквилизаторами, пропуская твои мозги через блендер, и ты просто становишься овощем. А когда приходишь в себя, начинает ломать еще сильнее. Соломея не смогла больше находиться в родительском доме. Она сбежала на съемную квартиру, но отец позволил недалеко от себя, что бы они могли за ней наблюдать. Потому ночами девочка обитала здесь – отдыхала от всего, накачиваясь наркотиками и спиртным. Они помогали забыться хотя бы на время – отголоски нахождения в психушке. Это они ее подсадили на эту дрянь данную. Браво. Можно похлопать.
    Девчонка ведет мокрой ладонью по лицу, пытаясь привести свою внешность хоть в какой-то божеский вид. Тушь под глазами потекла, оставляя разводы. Помада с губ давно уже съедена. Соломея сильно не красится, стараясь не привлекать к себе внимания. Она одевается всегда плотно, и сегодня не было исключением. Несмотря на невыносимую жару, что была в клубе, на ней была надета широкая рубашка, которая плотно закрывала все участки ее тела. Джинсы скрывали стройные ноги от любопытных взглядов. Соло никогда не обнажала свое тело. Никому.
    Уродливые шрамы покрывали ее тонкий стан. Шрамы от увечий, которые она нанесла себе сама, заходясь от наслаждения и кайфа.
   Это ее мир, добро пожаловать.
Соломея одергивает рукав, пряча новую рану. Разворачивается и выходит из уборной. По ушам тут же ударяет оглушительный звук музыки. Соло начинает часто дышать, привыкая. Она научилась управлять своей особенностью. Не до самого конца, но научилась. Она перестала бояться чужих прикосновений так сильно. Уже не шарахается от первого встречного, но по сей день ненавидит, когда ее трогают без разрешения. Она маневрирует между танцующих так искусно, словно была создана для этого. Шум не так сильно бьет по ушам, она научилась отключаться от него, чтобы не впасть в истерику. Кто-то танцует. Кто-то сосется прям на танцполе. Омерзительно. Морщится, пытается отвернуться, но продолжает движение.
    Резким толчком врезается в кого-то, не сразу понимая, что ее перехватывают чьи-то руки. Она вскрикнет, не имея возможности среагировать быстро. Эмоции вспыхивают в отрешенных глазах, и она упирается руками в широкую грудную клетку, пытаясь отстраниться. Голова вскидывается наверх, слишком высокий, начинает кружиться. Цепляет глаза, что взирают на нее сверху вниз в танце светомузыки. – Смотреть куда прешь, не учили? – Она пытается перекричать музыку, черт знает, получилось или нет. – Отпусти, черт побери. – Какого хрена он ее держит слишком крепко, словно не желая выпускать? – Отпусти, иначе я за себя не отвечаю! – О, по телу прокатывается позывами дрожь. Виски начинает давить, как давно у нее не было приступов. Сейчас самое время или все же нет? Новый взгляд в мужское лицо. Словно демон, что взирал на нее через темноту зала.
    Или это ее богатая и извращенная фантазия?

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

+5

3

Мэтт не должен был соглашаться на эту работу — некая надобность, которая не поддается здравому смыслу. иными словами, ему просто приказали начать работать с определенным человеком против его воли. Вольфганг давно метил на повышение, так вот же оно, распишись и получай удовольствие.
брыкаться с начальством и ставить личные ультиматумы глупо. его тошнит от себя, от собственного бездействия и не желания идти в атаку, он плавно шествует на поводу и равнодушно хватает папку, где на первом же листе красуется ее имя.
— сколько ей лет? - уточняет для галочки потягивая свой кофе. сколько диагнозов... слышит от коллеги, что у этой дамочки явно есть выдуманные друзья и очень сраные перспективы окончить свою жизнь в канаве. немец не разделяет позицию друга, лишь более плотоядно разглядывает деву и шныряет на того настолько проникновенный и безумный взгляд, что тот затыкается и выходит из кабинета, напевая какую-то мерзкую мелодию от которой у Мэтта сводит зубы.

он потягивает кофе, хотя должен быть в баре и пить во всю пиво крича и повествуя речь за сборную футбола. его любовница должна была отсасывать ему на заднем сидении после матча, но нет же, к чему полемика и разглагольствования, личная жизнь? есть вариант остаться дома и снова начать повторение некоторых болезней, для более продовольственной и близкой встречи между ними. Соломея.
не больше и не меньше. просто повод, очередная прихоть начальства и клиента. помочь. сколько же много вложено в это слово. но Мэтт не тот хороший парень, сулящий помогать направо и налево, он преследует собственные цели и на данный момент, ему абсолютно наплевать на эту девчонку. он должен шаблонно сделать то, что уже давно обговорено в кабинете его начальства. как же это омерзительно.

проходит буквально пол месяца, когда основной источник сообщает геолокацию, дает некие наставления и бросает трубку. на его счет уже кидают четверть обещанной суммы и она действительно впечатляет. от этого и тремор проходит по коже, напрочь заставляя забыть весь смысл, который его ожидает по итогу. он против этой задумки, ему не нравится быть разменной монетой, но другого не дано. либо так, либо можешь валить на все четыре стороны. и попробуй найти другую перспективную работу, для оплачивания своих вечных счетов.
изначально, Соломея Мэтту нравится, но лишь первым этапом. чуть позже, он начинает испытывать жалость к данной персоне, затем идет череда гневных аргументов, а после и принятие. ему паршиво от ее биографии, нюансов личной жизни, болезней и потускневших глаз на фото. она настолько кажется обреченной, словно не заслуживает второй шанс. или он ей попросту не нужен.

припарковав черный nissan, Мэтт со скептицизмом огляделся по сторонам. по клубам он не ходил уже примерно лет десять, поэтому вся атмосфера была ему абсолютна чужда. Вольфганг максимально пытался слиться с толпой по средствам типичной одежды, избегая его любимые выглаженные костюмы и ролексы на запястье. смачно перешагнув через какие-то сонные парочки, что уютно уселись на ступенях клуба, Мэтт ринулся сразу к стойке, заказав порцию бурбона совершенно не считаясь с тем, что обратно по всей видимости придется ехать на такси.
он знал что она здесь. знал, что нужно время... пытался хладнокровно просчитать каждый шаг, но вести себя при этом максимально сдержанно и спокойно. громкая оглушительная музыка со всех сторон немного путала в пространстве, выбивала из колеи, но здравый смысл давал надежду на то, что в скором времени все прекратится и приманка будет у него в руках. он выжидающе ждал, время замерло. лишь толпа мельтешила перед глазами, заставляя щуриться от отвращения и яркого света. прошло буквально минут сорок, когда он увидел знакомый облик с фото. он ринулся навстречу, но ничего не вышло. девушка оказалась не той, которая изначально ему померещилась. у Соломеи красивые черты лица, такой статный вид... вероятно был бы, если бы она не употребляла различную дурь и не пила в огромных количествах. на вид ей было тридцать, если рассуждать и судить чисто риторически глядя. вероятно, фото было сделано не в тот момент, да и в целом подобные снимки не располагали к красоте субъекта. лишь оголтелый фото-робот, где все амбиции личности скрыты, а на тебя смотрит безликое, запуганное нечто. со своими увечьями и другими проблемами подобного типа.

когда народ стал понемногу уходить, бросать это злачное место... Мэтт боевито и деятельно решил, что останется до талого. хотя бы для укрепления факта, что он вообще здесь был. ступив снова за алкогольной дозой, он обратил внимание на еще одну еле движущуюся фигуру.
— Соломея... - крикнул он слишком громко, во все горло и даже оценил сей факт, что девушка обратила на это внимание. правда через некоторое время вновь начала двигаться в сторону выхода. не раздумывая ни секунды он ринулся в толпу, уже не поджидая добычу, а ловя ее на живца. он поймал девушку за запястье и уставился пронзительным взглядом. на мгновение, Мэтт даже забыл, как дышать... словно образ появившийся на фото ожил, значительно облегчив ее жизнь.
— меня зовут Руперт, мы можем поговорить? - девушка лишь попыталась отмахнуться, от чего Мэтту пришлось не то чтобы проявить смекалку, но отчаянно схватить ее за талию и начать волочь за собой, максимально имитируя свой жест во благо.
— и что же ты мне сделаешь? - язвительно бросив исподлобья, Мэтт хитро ухмыльнулся. его сосредоточенность была только наруку, он тащил ее как можно реще, и почему-то, ему было абсолютно плевать, если та ударялась об равнодушных людей, которые явно приняли их за поссорившуюся парочку. коих была огромная уйма.

вытащив Соломею на воздух, Мэтт посмотрел на нее чертовски снисходительно, закурив при этом и предлагая сигарету ей.
— Еле на ногах стоишь. как тебя вообще пустили в клуб... - хотя оглянувшись на данное место, стало вполне себе ясно. Вольфганг не стал разглядывать синюшные запястья, в конце концов, она сама это заслужила... но все-таки сменив гнев на милость, он протянул ей ладонь:
— меня зовут Руперт. а ты Соломея? мне сказали, что ты часто здесь бываешь. - Мэтт уселся на ступени и устало оглядел девушку, зная... что может последовать абсолютно любая реакция. вероятно, именно поэтому он приземлился — дабы казаться ниже и не коим образом не видеться для нее угрозой. всему нужно время, Сололмея, всему нужно время.
дикое сердцебиение и тяжелое дыхание. вероятно, этот факт сближал их хотя бы сейчас.

[NIC]Matt Wolfgang[/NIC]
[AVA]https://d.radikal.ru/d11/2110/5f/d93dcd084047.png[/AVA]

+5

4

Нервные окончания натягиваются струной, в голове звенит так, что кажется, барабанные перепонки вот-вот лопнут. Шум, разносившийся по всему клубу, становится приглушенным, словно слышится через тугую стену непроницаемости. Глаза устремлены в лицо человека, который наглым образом сжимает пальцы на тонких запястьях, не отпуская и скалясь в ответ. Эмоции, которые не всегда доступны для Соло, бьют наотмашь, заставляя морщиться, хрипеть в желании тут же все прекратить. Она не знакома с ними, эмоции пугают девочку, заставляя тут же превращаться в неуравновешенную истеричку, чье место как минимум дома в подвале и подальше от нормального общества. Кажется, до ее слуха доносился голос, по крайней мере, губы говорящего открывались. Но за пеленой собственных переживаний и негодований Соломея просто не могла различить слова. Лишь только отголоски собственного имени проникали в уши, лишь сильнее задевая ее внутреннее спокойствие. Она не хотела здесь задерживаться, более того таким людям нельзя было идти наперекор. И дело было не в том, что они характерно и упрямо отстаивали свою позицию, а в том что планирование и решение для людей с аутизмом было самым важным. И когда их путь изменяли или перенаправляли, случался «бум».
   И все казалось ничего, но изнутри разрывало криком и непониманием, что делать дальше.
       Хотя за девчонку, кажется, все давно решили. Легкое тело оторвалось от пола, и Соло поволокли в какую-то сторону. Голова кружилась, посему она не сразу поняла, что тащат ее к выходу. Неприятны такие касания. Любые прикосновения неприятны. Она карябает ногтями мужские руки, стараясь сделать больнее, чтобы ее отпустили, но мужчина ничего не замечает. У того стояла своя цель, и видимо он был готов пойти ради нее на все. Поэтому постепенно сопротивление начинало утихать, Соломея уходила в себя, успокаивалась, только ожидая лишь одного – что бы ее поскорее отпустили, и она смогла разорвать этот телесный контакт, который был ей противен. Замечает, как вокруг все обращают на них внимание, кто-то смеется и тыкает пальцем, приняв их за…кого? Соломея морщится, она не могла так четко провести какие-то следственные линии и сразу же догадаться, о чем могут думать люди. Она совсем отличалась от них, и что для нее было правильным, могло показаться совершенно другим для обычного человека.
    Снова вскинуть голову, чтобы посмотреть на решительное и непроницаемое мужское лицо. Как он сказал? Соло морщится, силится вспомнить имя, но не может. А ведь он представлялся. Память подводила девочку сейчас, когда в крови бурлило огромное количество алкоголя и легких наркотиков. Благо, что до тяжелых пока не добралась. Пока. Хотя, Соломея была практически уверена, что этот вечер безнадежно испорчен. Дверь во двор распахнулась, и ее буквально вытолкнули, наконец-то распуская объятия. Соло чуть не споткнулась от резкого точка, делая по инерции два шага вперед и только тогда останавливаясь, тяжело дыша. Не разворачивается сразу, зажмуривает глаза, отсчитывая до десяти, чтобы успокоиться. Получается слабо, но, по крайней мере, тело не трясет как раньше. Чувствует – ее больше не трогает, это замечательно. Но кожа горит от горячих прикосновений к ней. Поднимает запястья к глазам, словно никого и не было рядом, рассматривая внимательно. Остались следы, губами к ним, ощущая жар. Ей понравилось.
   Носом воздух втягивает, ощущая едкий дым сигареты, что проникает в организм, будоража там нервные окончания.
      Развернется, что бы столкнуться взглядами со своим «похитителем». Протянет спокойно руку, дабы взять сигарету и закурит сама, втягивая дым в легкие одной большой затяжкой, даже не закашлявшись. Это ощущение горечи внутри успокаивает, сердце начинает биться ровнее, хотя глаза не отрываясь, следят за гостем в ее жизни. Взгляд у Соломеи тяжелый, пронизывающий. Кажется, что девчонка может смотреть так просто вечность. И если ее глаза кажутся пустыми, без намека на эмоции и жизнь, то внутри человека она видит мгновение, что заставляет неуютно ерзать под ее взглядом.
   Как дементор, что с темными провалами вместо глаза, но проникающий в душу, забирающий всякие эмоции
     Дернет головой, услышав наконец-то в полную силу голос парня. Имя. Наконец-то. Пробует его на кончике языке, даже не пытаясь приветливо улыбнуться. Горько. Переводит взгляд с его лица на протянутую ладонь, криво ухмыльнется, но руку не пожмет. Внимательно слушает, хоть в ушах все еще бомбит музыка из клуба. На свежем воздухе дышать приятнее, и Соломея делает это глубоко и спокойно. Сказали, что она здесь будет? Его кто-то прислал? Отец. Соло морщится, с губ срывается звук больше похожий на шипение. Опять он за свое. Подсылает охрану, чтобы те следили за ней.
     Делает шаг вперед, держа сигарету между губ, щурится от того что едкий дым попадает в глаза, но кажется ей нравится это ощущение. Медленно делает затяжку, в то время как наклоняется к собеседнику, что присел на порожки. Цепляет пальцами сигарету, убирая ее изо рта. Она была слишком близко к человеку, которого совершенно не знала. Губы на уровне его рта, миллиметр между ними – Соло не задумывалась о том, что это как минимум неправильно. Через тугую пелену сигаретного дыма можно было уловить еще один запах, который принадлежал ему. Терпкий, сильный, и…Соло жадно вдыхает его, ощущая, как нервные окончания начинают приятно звенеть. Что это? Нельзя. Но уже поздно. Привязанность к запахам была сильнее девчонки, и кажется, у нее появился новый наркотик.
   - И сколько же он тебе заплатил за твою заботу, Руперт? – Впервые произносит его имя чуть хрипловатым голосом. Оно ему не идет, словно не его. Неприятно. – Передай моему папаше, чтобы не совался в мою жизнь, я уже не ребенок, которого они могут контролировать или тем более охранять.  – Снова затяжка, и оскалившись, Соломея выдыхает дым прямо в лицо мужчины. Секунда, чтобы насладиться мгновением такой близости, которая в этот раз не пугала. Секунда, чтобы жадно, напоследок вдохнуть запах кожи и резко выпрямиться, делая шаг назад. – Удачи. – Бросает через плечо, уходя отсюда прочь. Ноги еле передвигались, голова раскалывалась, а в ноздрях был тот запах, который теперь будет ее преследовать все время.
  Новая зависимость?
   Но уже от человека.
    Сложно.

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

+5

5

Мэтт готов был поклясться, что его надолго не хватит. настолько сильно отдавало брезгливостью и странной деперсонализацией, что чувство такта уходило абсолютно на второй план. хотелось наговорить много лишнего, поставить ее на место — но зная весь ряд диагнозов наперед и прекрасно соображая, что большинство деяний происходит не по ее воле, Вольфганг заставляет себя расслабиться. по крайней мере, ему вполне удается взять себя в руки и посмотреть с таким упоением в глаза, дескать: «девочка моя, я все про тебя знаю. все твои же слова будут использованы против тебя».
вздыхает как-то равнодушно, пальцами проходясь по свежей щетине, хмурит брови и реще затягивается сигаретой. хочется отказаться от этой задумки, отпустить Соломею, признаться своему начальнику, что ничего не выйдет, что даже у него столь опытного и перспективного не всегда есть ресурсы для выполнения непосильных задач. но с другой стороны, неужели он так быстро готов сдаться? ведь Мэтт попробовал с ней бороться всего ничего. и на данный момент, она лишь виляет хвостом, показывая свое абсолютно пустое «я», которое еще можно контролировать. можно найти золотую середину, общую нить взаимодействия.

Мэтту становится чересчур славно от абсурда, когда она охотно нарушает личное пространство, устанавливает сама тактильный контакт, дает понять, что весьма вероятно ей интересен этот человек, только вот себя она любит куда больше. именно этот момент и прельщает Вольфганга, он вполне себе охотно придвигается к ней ближе, склоняет свою голову и точно так же жмется сильнее, наблюдая за Соломеей, как за подопытным кроликом. разглядывая ее плоть словно под микроскопом. и это забавно. ему весело, но разве это не извращение?
— вот видишь, тебе нравятся новые люди. - ухмыляется невзначай принимая правила игры и послушно скатываясь по течению. как бы не было столь прозаично и глупо, но он так и не смог придумать стоящую идею для этой задачи. . . основываясь на том, что любой план поддается  нарушению, не факт, что его мысль и заготовка сработала бы. а когда планы катятся в пропасть — ты расстраиваешься куда больше.
эффект неожиданности дает надежду и ажиотаж. сохраняет волевой настрой и толкает на опрометчивые поступки, что и было необходимо в данный момент. сейчас. когда он сидел рядом. . . с источником своих недолгих, но волнительный изучений? вероятно.

не смотря на то, что Мэтта уже давно не пугали многие вещи, данная близость с первых минут вызывала больше вопросов и сбивчивого настроения, нежели ответов на поставленные задачи. его это смущало, хоть и немного забавляло. . . он прекрасно знал, что физически сильнее, но опять же, Вольфганг естественно соображал, что от нее зависит многое. его карьерная лестница, которая, кстати, уже пошатнулась. хотя бы исходя из их первой встречи.
— с чего ты взяла, что меня нанял твой отец? - с каким-то равнодушием в голосе он произнес настолько вульгарно, сам не ожидая от себя сглотнул ком в горле и продолжил сверлить ее взглядом.
— знаешь, Соломея, твоя проблема в том, что ты до сих пор живешь в чудном коконе и считаешь, что вся жизнь вращается вокруг тебя. вероятно, моя дорогая, все твои проблемы от которых ты бежишь — устроила только ты сама. и никто уже не пытается тебе помочь. а хочет помочь лишь себе, а ты оказываешься у него на пути. не думала об этом? - он ухмыльнулся от ее сигаретного дыма в лицо и порядком громко фыркнул выражая недовольство, однако, абсолютно радушно глядя в глаза и чувствуя полное удовлетворение от сказанного честного ответа. дескать, как тебе такая правда? что ты почувствуешь, Соломея? неужели в тебе не осталось ничего живого?

— я не знаком с твоим отцом. - ответил он честно и непринужденно. встал как-то излишне тяжко с нагретого места и так же медленно ринулся в сторону парковки.
— у меня нет ни малейшего интереса знать информацию о нем и ваших абьюзивных отношениях, так что извини. - он стрельнул глазами едва ли не плотоядно. дошел до автомобиля и вцепился мертвой хваткой в дверцу, провожая ее взглядом и точно понимая, что если ей не нужна помощь — ее нельзя оказать навязав.
Мэтт прекрасно осознавал о всех последствиях, которые могли быть и будут благодаря этой девушке. даже был согласен на увольнение, проблемы в дальнейшем на рабочем поприще и во всем полагающем. он не привык преклоняться перед женщинами, как бы это не звучало, его не тешили избалованные особы, не возбуждали ворчливые дамы. управлять Вольфгангом невозможно. так было, есть и будет.
Мэтт никогда не изменит себе. и не позволит никому контролировать свои действия. нервно он забрался в автомобиль и резко двинулся с места. фонари освещали округу довольно-таки неплохо, но замыленный взгляд от алкоголя сделал свое дело. затормозив со скрежетом и открыв тонированное окно он устало взглянул на Соломею.
— я могу подвезти тебя. из обычного такта и безграничной щедрости. - ехидно процедил оглядывая ее сверху вниз. он не ожидал, что та кинется к нему в машину, вероятно, поэтому и изъявил инициативу. наперед соображая, что инициатива вполне себе наказуема и несет за собой последствия. а может быть решил дать ей шанс? все на него имеют призрачный повод.

[NIC]Matt Wolfgang[/NIC]
[AVA]https://d.radikal.ru/d11/2110/5f/d93dcd084047.png[/AVA]

Отредактировано Mark Voznesensky (2021-11-09 15:47:16)

+4

6

Ярче всех огней
Мне сияешь ты.
Дым, дым окрест,
Но в душе свет:
Нет таких мест,
Где тебя нет.

    Морщится. Ведет плечом, словно отмахивается от назойливой мухи. В то же самое время в ушах начинает звенеть сильнее, когда речь заходила об отце. Слова смешиваются между собой, превращаясь в какую-то непонятную кашу. Еще с детства Соло не всегда понимала речь, а к активной приступила только после занятий лет в пять, сильно отставая от остальных. Она просто не понимала, зачем человеку разговаривать. Зачем что-то объяснять и говорить? Что от нее требуют, и зачем ей нужно просить у мамы что-то. Ведь она и так может это получить? Эти вопросы, к слову, остались так и невыясненными в голове девчонки, пусть она сейчас и оказалась довольно сообразительной. И выдать ее особенность может лишь пронизывающий холодом и безразличием взгляд.
    Взгляд у аутистов всегда «особенный». Кто-то назовет его пустым, кто-то стеклянным. Но ни ребенок, ни взрослый человек с таким диагнозом никогда не будет смотреть тебе в глаза. Если только его не принудить, вызывая неадекватную реакцию. Для них это вызывает физическую боль. Если обычному человеку в глаза светить ярким светом, вот примерно такое же ощущают и они. Чаще просто этим людям не нужен данный контакт. Они не понимают, к чему вся эта заинтересованность, ведь можно замечательно жить одному. В своем мире, обволакивая себя коконом проблем и развлечений. Никто не будет тыкать в тебя пальцем из-за чего-то странного. Из-за потребности выходить голой на балкон. Из-за желания петь песни во все горло, или выкуривать одну сигарету за другой. Или… Или наносить себе увечия, задыхаясь в экстазе наслаждения.
Мурашки пробегают по телу как разряд тока.
  Ноги чуть подогнулись от ощущения тяжести внизу живота.
     Дыхание сорванное. Стоит только подумать о новых порезах. Рука тянется ко второй, но Соломея одергивает ее, морщится и злится, скрипя зубами. Больно физически, перед глазами плывут круги, и асфальт медленно кренится в сторону. До слуха доносится запоздало смысл того, что сказал этот человек, буквально выплюнул ей в спину. Шипит как кошка, уже собираясь развернуться. Но… Несколько ударов в грудной клетке, жадный вдох. Она сможет себя остановить. Никто никогда не поймет, что ей пришлось пережить, что бы стать для всех «нормальной». Как часто психологи ей хором говорили что это лишь ее прихоти. Такие же специалисты, как и он?! Хотя, конечно же, она не знала, кем являлся этот человек, который сверлил ее взглядом между лопаток, пока Соломея чуть пошатываясь, уходила прочь. Подальше от этого голоса и мерзкого незнакомца, который пробирал до мурашек.
Дальше от запаха, что терпким коктейлем смешивался с таким манящим запахом сигарет, которые у нее кстати закончились. В легких горько, больно физически дышать. Наркотик выветривается и жадно хочется еще. Только уже другого.
Его.
Затяжки.
Губы к губам.
Что бы дым вдохнуть в легкие, от него.
Горький.
Приторный.
Мерзкий.
  Пустынная улица. Соломея резко открывает глаза, останавливаясь, понимая, что какое-то время просто передвигалась наощупь, даже не думая о том, что ее элементарно могла сбить машину. Она окунулась в свои мысли, уходя из реальности. Такое бывало слишком часто в последнее время, может быть, поэтому папаша начал бить тревогу? Этого Соломея никогда не узнает. У нее нет никакого желания сталкиваться с тем человеком, который превратил ее жизнь в ад только потому, что у него не может быть больного ребенка.
   Визг тормозов, Соломея морщится, практически втягивает голову в плечи. – Сууууука… - Хрипло рычит, сглатывая ком в горле. Здесь был слишком ощутим посторонний звук, который ударил по ее психике как отбойным молотком. Машина резко остановилась рядом с девчонкой, и она даже не попыталась посмотреть в окно, ровно до того момента, как до боли знакомый голос разнеся по пустынной улице.
Щелчок.
    Соломея, наверное, впервые смотрит прямо в глаза мужчине, замирая в таком положении. Что это? Что за ощущение, когда аутист смотрит в глаза? Когда проявляет внимание, которое ему не нужно? Ты сумел привлечь ее внимание? А сможешь выдержать его? Соло, смотрит прямо, чуть наклонив голову на бок. Всматривается в оттенки радужки, подмечая ее некое изменение. Словно радуга, контуры которой чуть смазали и поместили в глаза этого человека. Зрачки расширяются под ее взглядом, и как у кошки у нее самой тут же контрастирует с его, сужаясь. Она наклонится ниже, чуть дрогнув ресницами, буквально влезая в окно водительское, тем самым смещая парня, локти кладет на раму.
Вдох. Выход. Вдох. Сукин ты сын. Как же приятно у него пахло в машине. Им пахло.
  Еще глубже продвинется, уже носом практически касаясь шеи мужчины, который словно заколдованный уже не отодвигался. – Я теперь тебя из толпы узнаю. Как думаешь, мне это было нужно? – Хрипло выдыхает, возвращаясь в реальность, оценивая, стоит ли делать поспешные выводы. – Сразу предупреждаю, трахаться у меня нет никакого желания с первым встречным, так что ничего не перепадет. – Резко отодвигается, обходит машину через переднюю часть, бедром толкая фару, не рассчитав поворот. Открывает дверь и соскальзывает в тачку. Плюхается на сидение рядом водительским. Ее пригласили. Что же. Вот она – пришла. Взгляд бросит короткий, незаинтересованный более. – Но я слабо верю в то, что у тебя взыграла какая-то щедрость. Что тебе от меня нужно? – Ведет опять плечом. Курить хочется дико. Но у нее не было сигарет. Взглядом скользнет по машине, замечая лежавшую пачку. Рука уже дергается, но она успевает остановить. Пальца сжимают обивку сидения. – Сигарету дашь? – Спрашивает. Для нее это целый подвиг. Вспоминает, чему ее учили.
Умница, Соломея.
Что еще тебе нужно будет сделать, чтобы получить сигарету?
Отсосать сможешь за нее, зависимая ты тварь?
Морщится снова, облизывая губы. Курить хотелось зверски.

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

Отредактировано Telma Ortega (2021-11-10 22:04:18)

+5

7

все это напоминало сон, где слабые очертания людей, что тащатся из клуба — абсолютно равнодушны в своих проявлениях. бессмысленное течение времени, остановка, чтобы подумать и взвесить все «за» и «против».
Вольфгангу было удивительно, на что же еще он может пойти, чтобы сохранить баланс в своей профессии? отбросив критичные взгляды, элементарно подумать, на что конкретно он может пойти ради этого всего?
ему не хотелось озадачивать себя, что за некоторый денежный эквивалент, можно отдать и душу дьяволу, или придать земле тело очередного менеджера среднего звена, который беспробудно выполняет работу и света белого не видит. людская жизнь настолько переоценена, особенно, если ты никому не нужен. никому не нужен был и сам Мэтт.
он тянет улыбку сдержанную и разглядывает Соломею, заставляя ее при этом подавить свои позывы быть нормальной и смотреть в упор. всеми силами, он словно хочет вальяжно вернуть ее к своей реальности, где она никто и ничего не значит для этого мира. да Мэтт, ты отличный психолог. так держать.
ему хочется надеть очки, скрыть глаза от ее пронырливого взгляда. каким-то образом, он чувствовал тот простой фактор, что глядя на эту девушку в нем просыпаются плохие черты. словно он перестает быть обычным работником своей тихой гавани и перед ним открывается что-то иное... его естество, те характерные черты преобладания над ним, где он явно не тот за кого себя выдает. так что будь Соломея капельку умнее, бежала бы от этого парня со всех ног. но словно почувствовав звериную панику девушки, Вольфганг машинально меняется в лице, прячет своей наглый и пренебрежительный взгляд, смотрит на нее снова с толикой заботы, исключая и малейшее равнодушие. как же двулично и быстро он может меняться...

наигранно чуть отодвигается, когда Соломея как змея нависает над ним изучая. ее паника нарочито точно больше смешит, чем наводит смуту. ты такая смешная, когда не знаешь что от себя ожидать. делает вид, что озадачен. делает вид, что игрушка в ее руках он, а не она. смешно.
— с чего ты вообще решила, что с тобой кто-то хочет трахаться? - он посмотрел на нее цинично и смакуя свой результат изречений. хотелось продолжить полемику, но Вольфганг вовремя себя остановил, как бы нарочно намекая, что не должен так себя вести. только терпение, как завещали люди постарше. только оно может даровать тебе что-то по-настоящему ценное. однако, Мэтт не строил иллюзий, что касаемо диагноза Соломеи никакого состояния ремиссии ждать не придется. вся ее эмоциональная бедность и нестабильность, никогда не заполнится. ничто не может придать ей оптимизм, тем более... если она активно употребляет всевозможные психотропные вещества, запивая конской дозой алкоголя. о какой помощи вообще может идти речь? каким образом, он поможет человеку, который потерялся в этом мире и может существовать только в выдуманном вакууме? Вольфганг реалист до хруста костей, апатичный представитель этого склочного мирка. надменный, саркастичный, но чертовски ловящий смысл и запоминающий все действия эмпат. так что неудивительно, что он заведомо точно уже решил, что все эти перспективы обречены на провал. как бы он не пытался. 

когда Соломея сидит рядом, легкая пауза сохраняется ненадолго. Мэтт разрешает ей все прошерстить взглядом, он даже уверен, что Соломея не найдет его хорошо укомплектованную траву, не говоря уже про пневматический пистолет, что лежит ради забавы, не больше. он спокойно устраивается, посматривая в лобовое стекло. не смотря на то, что Альвер полна сюрпризов, мужчина заставляет себя расслабиться — только таким образом его слова будут иметь здравый смысл.
— мне от тебя действительно ничего не нужно. это уже факт. не знаю, насколько часто ты являешься для кого-то проблемой, желанием на тебя поохотиться или поучить уму разуму... - он словно задумавшись приподнял плечи и ухмыляясь надавил на газ, в уме уже проецируя одно неплохое местечко, которое пришло в его голову только что.
— ты можешь курить в машине, я не против. - сама любезность, Мэтта едва ли не затошнило от себя. покидая парковочное место клуба, он не чувствовал ничего кроме усталости и полнейшего нежелания терпеть или бодаться с кем-то. набрав среднюю скорость, он не торопился загружать Соломею своей болтовней, но ехать в полнейшей тишине вариант тоже не обнадеживал.
— расскажешь что-то о себе? то что посчитаешь нужным. наше знакомство это элементарное совпадение... неплохо бы узнать друг о друге пару фактов. - добавил он как-то невзначай, чуть улыбаясь уголками губ и игнорируя пепел от открытого окна, что струился в воздухе и Мэтт мог наблюдать его боковым зрением.

Вольфганг больше не пытался быть хорошим. не задавал вопросов, не раздумывал над ответами. просто молча набирал скорость и проворно сворачивал с центральных трасс на более узкие дороги, что таили в себе немало загадок... а обреченные фонари через одного уже переставали освещать местность, что вероятно не придавало оптимизма, но Мэтту было абсолютно все равно. он бы и сам подумал на месте Соломеи, что происходит что-то страшное, вероятно и сам бы попытался вцепиться ее тощими пальцами в шею или начать пинать, пытаться сесть на водительское место. да что угодно, мало ли какая паника может обуять девушку, которая не в ладах со своей нервной системой? даже броситься из машины была бы мысль не самая худшая для ее разума.
дорога заняла от силы минут тридцать. может он и почувствовал недоверие девушки, но вида ущемленности в его глазах не было абсолютно. резко выйдя из машины и подкурив сигарету, он уставился на цветастое колесо обозрения. большинство аттракционов были уже закрыты, но процентов двадцать так же набирали свои обороты. он оперся на бампер и вдохнул больше воздуха.
— что чувствуешь?

[NIC]Matt Wolfgang[/NIC]
[AVA]https://d.radikal.ru/d11/2110/5f/d93dcd084047.png[/AVA]
[STA]попалась птичка[/STA]

+2

8

Странно. Но здесь было спокойно. Тихо. Приятно. Приятно для Соломеи – это что-то на грани фантастики, особенно в таком состоянии. Больше не бомбила оглушительная музыка, которая все же выводила из состояния равновесия, словно по щелчку. Не было такого скопления людей, с которыми каждый раз сталкиваешься у барной стойки или на танцполе. Стены машины создавали ощущение какой-то коробки, в которой Соло себя прекрасно чувствовала.
   Пальцы моментально подцепили пачку сигарет, как только на это было дано добро, причем безвозмездно. Дрожащими пальцами вытянула сигарету и чиркнула зажигалка. Глубокой затяжкой, чтобы в носу защипало и захотелось кашлять. Как утопающий, что только глотнул спасительного воздуха. О, как же это было хорошо. Растеклась по сидению, словно ее окутали заботливыми руками, даже глаза прикрыла. Приход словила от простой сигареты? Или дело было немного в другом. Из-под чуть открытых ресниц смотрит на водителя. По широким плечам, перемещая взгляд на руки и в последнюю очередь на длинные пальцы, которые с силой обнимали руль. Четко проступали вены, и Соломея буквально ощущала, как под ними пульсирует кровь. Пока мужчина давил на газ и смотрел прямо перед собой, его гостья откровенно его рассматривала, снова и снова делая новые затяжки.
— с чего ты вообще решила, что с тобой кто-то хочет трахаться?
    Ее не задели слова парня, когда тот специально кольнул ее. Она не умеет особо обижаться, да и чего греха таить, он был прав. На Соломею мало кто обращал внимания, и даже если пытались пристать, то получив моментальный отпор – отступали. Другое дело, что сама девчонка была увлечена этим. Ей нравились мужчины, нравилось рассматривать их, и только редко кому позволяла к себе прикоснуться. У нее был секс, наверное, пару раз, и она его особо не помнила. Но вроде как говорят, что надо вести себя так, быть неприступной? Ох, как многому еще Соло предстоит научиться.
Она старалась скрыть откровенное наслаждение тем, что происходило. Машина неслась куда-то по ночной дороге, сигаретный дым наполнял ноздри и легкие, смешиваясь с тем запахом, который ей безумно нравился. Им была пропитана вся машина, даже сидения. Чуть приоткрытое окно, она аккуратно стряхивает в него пепел, который тут же уносится ветром. Куда они едут, ведь ее дом находился совершенно в другой стороне. И самое главное, почему ей нестрашно?
— Hасскажешь что-то о себе?
    Вопрос заставляет отвлечься от мыслей и переключиться на другую волну. Бычок вылетает из пальцев, исчезая в ночной темноте, ударяясь об боковушку машины. Соломея поворачивается боком, лицом к водителю, чуть наклоняя в бок голову. Ему интересно? Правда? Что же, может быть стоит поделиться? Что же ей хочется рассказать? Она начнет говорить о первом, что пришло в голову. – Ты знаешь, мне говорят, что я больная… - Наверное, не с этого начинают разговор с симпатичным парнем, с которым ты едешь, куда глаза глядят, но она была необычной девушкой. Начнет с этого, продолжая тем, что успела побывать в психушке, познать все прелести этого мира, который никак не хочет воспринимать тех, кто хоть как-то на них не похож. Соломея была пьяна, чтобы контролировать свой поток речи, тем более что ей дали зеленый свет. Кажется, она даже обмолвилась о своей диагнозе, и все это не отрывая взгляда от человека сидящего рядом, который то и дело бросал на нее короткие взгляды. Скорость высокая.
Снова хочется курить.
    Когда машина замедлилась, речи Соломеи прекратились. Да она уже и не помнила точно, о чем говорила. Переведет взгляд перед собой, в лобовое замечая, что они съехали с дороги и продвигаются в сторону какой-то глуши. Чуть нагнется, всматриваясь дальше, замечая колесо обозрения. В это время еще кто-то работал? Кажется, какие-то несильные огни еще мигали, развлекая редких посетителей. Здесь было необычайно тихо, словно другой мир. Машина остановится, и водитель посчитал нужным оставить девчонку в ней одну. Несколько мгновений Соломея смотрела перед собой, но все же боковым зрением оценивала местность, в которой оказалась. Повсюду был пустырь, они заехали с другой стороны к парку аттракционов. Колесо обозрения было видно даже здесь, но остальные аттракционы оставались им недоступны. Огромные деревья возвышались вокруг, создавая словно занавес.
   Альвер выйдет следом, но никуда не торопясь. Ударяется дверца машины, словно эхом разносится по территории. Она обойдет тачку с задней стороны (для чего только, кто бы ей самой сказал) и затем остановится около Руперта. Бедрами упрется в горячую от поездки поверхность машины, чуть отклоняясь и облокачиваясь ладонями позади себя. Вопрос не застанет ее врасплох, скорее не сразу достигнет мозга и понимания. Альвер некоторое время молчит, завороженная огнями колеса обозрения. Поворачивает голову на голос, подмечая, как сильно парень выше ее самой. Особенно в таком положении. – Я мало что чувствую, с этим сложности. – Говорит совершенно честно, снова переводя взгляд на колесо обозрения. – Сейчас, наверное, я должна была бы бояться, задавать вопросы о том, зачем ты меня сюда притащил. А у меня даже подобия на данные ощущения нет. Но это нормально. – Обыденность, с которой ей приходится жить. На свежем воздухе спиртное как-то действует иначе, словно дурман начинает расходиться, и Соломея приходит в себя. Остались лишь сигареты.
Кстати о них.
    Выходя из машины, Руперт забрал пачку, теперь она лежала в его кармане, откровенно так выпирая. Соломея же в силу своей непринужденности, тянется вперед и чуть в бок, всем своим телом прильнув к мужчине. Рукой скользнет по животу, задевая область паха, дабы дотянуться до кармана и нырнуть туда пальчиками. Совершенно обыденно, словно имеет на это полное право, лишь на мгновение, замерев, дабы насладится запахом. Черт, как же не хочется отстраняться. Пачка в пальцах, она снова выпрямляется и закуривает, вторя ему самому. – Здесь красиво. И тихо. Мне нравится. Только вот зачем мы здесь. Ты сказал, что подвезешь меня домой. Планы изменились? – Интересуется, но без дольки страха. Ей правда, здесь нравится.
Особенно в его компании.

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » как тебе доверять?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно