полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I get lost


I get lost

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ШКОЛЬНАЯ ПОЕЗДКА| 2016 | ДЕНЬ

Twig Lage & Esther Blackwood
https://64.media.tumblr.com/ef74117ae9fb905faa75efdfb61df756/850ed4f32e5fb6c0-38/s250x400/da1d4c75ce1bbdabd53adea73c4c101ea7a055de.png

So just reach inside your heart and pack your bags,
And let's leave this earth.

+2

2

Bauhaus - All We Ever Wanted Was Everything
Диалог перед поездкой с родителями был очень прост.
- Мам, я не хочу туда ехать, будто мы в Европе никогда не были! У меня важный турнир в игре, если мы победим, то...
- У тебя что ни день, то турниры, ты вообще хоть о чём-то, кроме игр думаешь вообще? Эстер тоже едет, её родители разрешили отпустить только под твоим присмо...
- Я не хочу, мам! У меня турнир, мы можем выйти на региональные соревнования и попасть на чемпионат мира!
- Сын, мама всё сказала. Либо поездка, либо поселишься под замок без интернета, в обоих вариантах пропустишь свои эти... Турниры. Хватит пиксели по экрану гонять, удели время своей будущ... - в этот момент был благодарен маме, что она ударила его по плечу, намекая, чтобы отец не заканчивал фразу, иначе я бы точно взорвался. - Всё решено, и больше мы это не обсуждаем.
Они и правда это больше не обсуждали, даже в день, когда мне нужно было собирать вещи, ничего не сказали. Я мог включить "дурачка" и притвориться, будто забыл об этой адской ссылке с одноклассниками во Францию, но знал, что это не прокатит, пришлось собираться самостоятельно. На всякий случай упаковал в ручную кладь и ноутбук, если вдруг получиться сказаться больным и отсидеться в номере отеля, где ко мне уже заранее распределили самых активных ребят. Мы с ними друганы на век и всё такое, конечно, но, блять! У меня есть возможность прорваться в киберспорт, а меня отправляют в поездку с гиперактивными придурками, которые половину поездки либо будут думать, в кого засадить, вторую половину искать, где пожрать. П О М О Г И Т Е - пишу большими буквами на старом чемодане отца несмываемым маркером. Мама начиталась журналов и считает, что у меня запоздало начался так называемый переходный возраст, только вместо поиска подружки я ищу катку в игре. Она не права, нет у меня никаких периодов, да и девочек вокруг столько, что хоть по скидке передавай другому.
Бесят. Пинаю чемодан к двери комнаты. Как же меня все бесят! Пинком отправляю несчастный чемодан вниз по лестнице. Родители услужливо улыбаются, ничего не говоря о моём поведении, но у них, сука, на лбу вырисовываются их мысли: "Это переходный возраст, скоро пройдёт". Нихрена не пройдёт, ненавижу вас, вы не понимаете! Ещё один размашистый пинок, и вот чемодан уже на улице, где успело собраться семейство Блэквуд. Отец Лиз должен отвезти нас к школе, откуда на автобусе весь класс поедет в аэропорт. Ни с отцом Лиз, ни с ней самой даже не здороваюсь, я всё ещё слишком зол и могу сказать что-то грубое, за что меня потом накажут. Ни жизнь, а сплошное наказание.
Всю эту долгую поездку от дома до школы и от школы до аэропорта мой мозг пытался найти плюсы в этом положении. Взял ноутбук. Только какой смысл, если там не будет интернета? Сувениры. А eBay для кого придумали? Увидеть своими глазами эйфелеву башню. Да мне и на картинке сойдёт, а ещё уже давно придумали онлайн-экскурсии, так почему я должен ехать туда, когда у меня такие важные дела?! То, что творилось в самолёте, останется в самолёте. Пока остальные бесились и бросались, Дарвин их помилуй, едой, достал книгу и принялся было читать, но тут положение спасла Лиз, попросив Чарли пересесть. Я готовился к худшему, но мы с Лиз лишь обменялись парой дужрных фраз и остаток пути провели в тишине. Вернее в молчании, потому что тишина в самолёте, забитом двадцатью с лишним школьниками, - это нечто невозможное, но и того мне было достаточно.
Как я и предполагал, интернета в отеле не было. Точнее был, на ресепшене работница передала мне карточку с паролем, но я не решался назвать это интернетом, потому что на загрузку одной страницы мне потребовалось несколько минут. Заселение, шум, меня словно отправили подрабатывать учителем в младших классах, если не работником зоопарка.
Пройдя все стадии, я наконец пришёл к принятию и целый день не раздражался по мелочам. Турнир был пропущен, интернета толком не было, ну и ладно, уже ничего не поделаешь. Оставался ещё один завтрашний день, все вещи с самого утра мы сложили в заказной автобус, на котором катались по экскурсиям, а после ужина должны были прямиком поехать в аэропорт.
Что же могло пойти не так? Ну, например...
- Лиз, - подхожу к подруге, протягивая ей свой телефон, - смотри, тут через три станции есть магазин с фандомными фигурками и прочей ерундой. Я хочу получить хоть какую-то выгоду с этого. Поедешь со мной? Я могу один, но вдруг ты захочешь, пока есть свободное время перед отлётом?
Мог бы и не предлагать, но тогда Лиз подкинула бы свой двадцатигранник настроения, и либо обиделась, либо разозлилась, либо... Так много этих либо, что даже перечислять лень.
- Я скачал карту метро и расписание движения автобусов. Сейчас только куртки возьму и поедем, хорошо?
Некоторые из ребят ушли в кафе, другие по магазинам за сувенирами, третьи остались сидеть в автобусе, играя во что-то. Если бы они ещё умели убирать за собой вещи, было бы отлично, однако какой-то умник оставил свой рюкзак прямо в проходе. Я его не заметил и упал, но вроде ничего не повредил, поэтому, взяв свою куртку и куртку Лиз, вернулся к ней.
- Нам сначала на остановку, доедем до метро, а оттуда до магазина. Ты уже купила своим сувениры?

+2

3

У меня был дежурный чемодан, который почти всегда был наготове на случай экстренных сборов. Родители не хотели отпускать меня в поездку с классом, считая, что сейчас важнее поднажать на тренировках. Они с утра до ночи твердили, что нужно усерднее работать над собой, над техникой, ещё да ещё. Никогда не было достаточно хорошо, достаточно гладко или чисто сыграно. Этой поездкой воспользовалась, как спасительной соломинкой, чтобы пару дней вести себя как мне того захочется. Родителям не понравился недобрый блеск в моих глазах, поэтому они надавили на Лейджей, чтобы те отпустили со мной своего сына. Сто процентов он возненавидит меня за это. Я протестовала как могла, честно. Я знала, что он собирался играть все каникулы, мы бы все равно не виделись, а тут они его со мной.... вообщем чувствовала вину. Поэтому, когда в машине он со мной не поздоровался пропустила мимо ушей. Старалась больше молчать, смотрела в окно, на мелькающие за ним деревья, но больше дома. В самолете попросила одноклассника поменяться со мной местами, что у меня к Твигу есть дело. Тот  заржал, мол мне до Твига есть дело. Ха-ха. Дурак.
В гостинице нас заселили: девочка с девочкой, мальчик с мальчиком. И тут не обошлось без острых замечаний одноклассников, что они не против были бы перемешаться. И дикий ржач на фоне. Мол пошутили так пошутили. Мне вообще было все равно с кем делить комнату, лишь бы это не был учителем, иначе не смогу расслабиться, придется играть роль хорошей девочки. А я здесь, чтобы развлечься, даже если это не входит в программу. Череда экскурсий, в которых мы с Твигом находились в двух противоположных концах групп. Мне было неловко встречаться с ним взглядом, что сказать? Дать ему время справиться с переживаниями, может ему даже понравится здесь, наивно знаю.
Мы с одноклассницами решили держаться друг друга, а то воздух, новое место на наших одноклассников парней действовали излишне возбуждающе. Они то и дело кружили вокруг нас словно акулы вокруг мелкой рыбы.  Марк подсел ко мне во время обеда со словами:- я все решил,  ты мне подходишь.
Так и сказал. Девчонки, что сидели рядом со мной подняли его на смех и он просто сбежал. Вот так кавалер подумалось мне, продолжая выбирать кукурузу из салата.
Предложения встречаться сыпались на мою юную голову почти постоянно, кто был опытен в признаниях, кто как этот дуралей полный нолик. Более того я уже так привыкла к тому, что вызываю интерес, что не обращала на подобное внимание. Мне может быть тоже кое-кто нравится. Я из под лоба посмотрела на Лейджа, что уминал свой обед и аппетит пропал окончательно. И долго я буду ждать, когда его величество оттаит? Так до следующих заморозков ждать можно, а я не железная, могу и тоже обидеться. Девчонки заметили этот мой нехороший взгляд. Пришлось соврать, что  живот болит. Остаток дня меня почти никто не трогал, со мной возилась учительница, переживая, что начнутся те самые дни или чего похуже, а мы в другой стране. Даже в госпиталь собиралась отвезти, под мои кряхтения. Актриса я конечно талантливая, так сыграю, что не подкопаться, но в больничку ехать не собиралась. Поэтому дело решила прокладка! Пусть лучше думают о том самом!
Стоило от меня отлипнуть учительнице, как подошел как ни в чем не бывало мистер Кай холодное сердце Лейдж. Показал телефон с картой и предложил поехать с ним. Деловой какой, а сама кивнула, соглашаясь. Порой я сама себя не понимала, почему так легко согласилась.
Через пару минут он стоял с нашими куртками. Полезно, когда мы знаем во что одеты. Не нужно спрашивать или перебирать вещи, чтобы найти нужную.
- Тридевять земель. - Произнесла я, когда мы садились с остановки на автобус, что шел до нужного нам метро. - Нет, конечно. Зачем мне это. - Буркнула я, когда автобус тронулся и нам пришлось всю дорогу стоять. По поводу сувениров я не шутила, со времен сколько себя помню наездилась, навозилась, плюс родители тоже никогда с пустыми руками не приезжали. Поэтому если что везти, так точно не простую фигурку или шарик со снегом или тем более не магнитик. На нашем холодильнике столько этих магнитиков, что места пустого не найти.
Когда мы пересели в метро там было где кинуть свои кости, даже нам двоим место нашлось. Правда, села Твигу на колени под недобрый взгляд пожилого дедушки. И слазить до конца маршрута я не собиралась. Ноги устали стоять! Старость я уважала, а вот осуждения в любом возрасте - это дурная манера и плохое воспитание.
- Мы точно успеем эту твою игрушку купить и обратно? Во сколько отправляется наша группа? Мы ведь никого не предупредили, Лейдж. - Сухо заметила я. Иногда во мне просыпалась какая - то бабушка Лизавета и с этим я ничего не могла поделать. Психолог говорит, что слишком быстро взрослею, что  год-другой и вовсе пересмотрю свою жизнь. Мне как-то нравится моя теперешняя жизнь , зачем мне ее пересматривать? И взрослеть я быстро не хочу, разве что  немного постарше стать. Чтобы можно было без проблем машину водить, домой приходить к полуночи, на вечеринку чтобы отпускали без скрежета в зубах и еще кое-что. Конечно же не все могло пройти так гладко, как хотелось бы. Мы вышли на черт-пойми-какой станции, которая нам показалась той самой, а потом  мы вновь сели не на ту ветку и проехали  добрых пару -тройку остановок и оказались где-то. Если бы мы сейчас играли в видеоигру, наши бы персонажи бежали и бились о стену, вот так это выглядело сейчас в моих глазах. Конечно же признавать, что мы затупили, потерялись никто из нас первым не решался. Стоп игра. - Мы потерялись в чужом городе, но я не паникую.
Последнее скорее напоминание себе, что паника делу не помощник.

+2

4

Angèle - Balance ton quoi
Спрашивает ещё зачем. Мои с меня будут требовать не только сувениры, но ещё и фото. И не потому, что хотят подарков с поездки, а потому что им нужно точно знать, что я ездил с классом, а не скрывался два дня у друзей в соседнем районе. Да, схема гиблая, в прошлый раз она провалилась, когда класс вернулся с поездки на несколько часов раньше, я опоздал, а вот компьютеры и телефоны в наказание у меня не просто отобрали, но ещё и вывезли из дома на целую неделю к бабушке! Я чуть не умер от скуки, спасла только Лиз, сумевшая убедить, что без её присутствия под домашним арестом я либо на проводах повешусь, либо углом от палетки оперативной памяти вскроюсь. У неё отлично получается добиваться своего всеми правдами и неправдами, хотя иногда она, мягко скажем, переигрывает, особенно в том случае, потому что родители не на шутку разволновались, а я максимум, что мог бы сделать, покрыться плесенью и пылью, лёжа на кровати в комнате и не имя возможности заняться тем, что меня реально интересует.
В общем, с тех пор я нахожусь под контролем, а сейчас, когда мама чуть ли не воспевает мой якобы переходный возраст и обсуждает детали моего поведения со своими подругами, этот контроль стал пассивно-агрессивным. Мол, мы тебя не ограничиваем, просто цепь на ноге для красоты, так сейчас модно. Бесят. Вот серьёзно, ну подумаешь, один раз ошибся... В остальные разы меня ведь никто не палил и не сдавал!
- Простите, это моя сестра, - неловко объяснился перед дедушкой, странно посмотревшим на нас, когда Лиз решила в общественном месте залезть на меня, совести нет, я, между прочим, тоже пешком по этим экскурсиям ходил! Видимо, дедуля не знал английского, потому что его взгляд стал ещё более хмурым, - се ма со... Се... Ай, блин, надо подтянуть французский, позорище, - обнял Лиз, чтобы было удобнее сидеть, а дедуля тем временем отошёл подальше. Что с ним не так? Старики такие странные.
В моей голове уже был построен план действий. От автобуса до метро, от метро до магазина не так уж далеко идти, а потом обратно той же дорогой, ничего сложного. Надо только посмотреть, как станции называются. Похлопал себя по карманам. ЗАмер, не подавая виду. Ощупал задние карманы, карманы курток, на всякий случай посмотрел, что там делает Лиз, но у неё в руках ничего не было, как и нигде не было моего телефона. В воспоминаниях выслыл момент, когда я падал в автобусе... "Мы в дерьме", - с каменным лицом смотрю куда-то вдаль. Наше положение я признал только мысленно, вслух же решил ничего не говорить, иначе меня прибьют. А если телефон потерялся не в заказном автобусе и не найдётся, то родители меня откопают и прибьют ещё раз, потому что этот телефон я только недавно честно наныл, заверяя, что старый уже на ладан дышит.
- Да точно успеем! В девять выезжаем, у нас ещё целых три часа, - три часа, чтобы понять, где мы и как вернуться, - да ладно тебе, сейчас все гуляют, просто мы немного подальше пошли, нас не потеряют.
Ни в жестах, ни в словах, ни в мимике - нигде не было даже намёка на внутреннее чувство облома, Лиз не должна была ничего заподозрить. "Точно, может у неё есть телефон? Доберёмся до магазина, а потом спрошу время и... А на какой станции выходить?"
Я не сдавался. Нет-нет, уж кто, а Твиг Лейдж не из тех, кто просто возьмёт и сдастся, выход найдётся. Сначала надо вспомнить, сколько станций мы проехали, где выходили, куда входили... С умным видом водил туда-сюда, то в один вагон, то в другой, а названия станций хоть и были переведены на английский для удобства, всё равно ни о чём не говорили. Лиз начала о чём-то подозревать, а затем сказала то ли самой себе, то ли воображаемому другу или кто там у девочек сейчас на тренде, что она не паникует. Ага, как же...
- Мы не потерялись, - строго посмотрел на неё, показывая, что мы не заблудились и всё в порядке, а затем повёл дальше.
Ещё пара-другая станций, и эти поездки стали невыносимой пыткой. Пришлось выйти из станции метро хотя бы ради того, чтобы подышать, а ещё недавно я начал тайком покуривать за школой, и, кажется, это начало превращаться в настоящую зависимость, я даже в поездку взял пачку сигарет, ведь никто из родителей не стал проверять чемодан, только вот сигареты остались там же.
- Слушай, а который час? - спросил в надежде, что Лиз начнёт искать у себя телефон, но та только многозначительно посмотрела на меня. Она без телефона. Отлично, лучше, блять, и не придумаешь, кто в двадцать первом  веке вообще ходит без телефона? У меня уважительная причина! - Так, ладно. Всё в порядке, я знаю дорогу, я смотрел на карту.
На самом деле на карту я смотрел не пристально, а чтобы просто убедиться, что скачиваю нужную. Ну уж нет, я найду выход самостоятельно, даже спрашивать никого не буду. Кивнул своему отражению и пошагал в ту сторону, где, предположительно, должен был находиться магазин с фигурками. А руки чесались, курить хотелось, хотел свернуть к киоску по пути, но... Нет, я не стесняюсь, когда Лиз смотрит, когда я курю, просто не нравится, когда смотрят, вот и всё. Ладно, сейчас важнее найти магазин.

+2

5

На французском я говорила еще хуже Твига, но язык вроде понимала. Языки - это то, что нужно для коммуникации и в моей семье изучение иностранного входило в программу тренировок. Поэтому не страшно остаться без телефона, его можно попросить у прохожих, не страшно сойти не на той станции, можно постараться на пальцах объяснить что нужно. Страшно было бы оказаться без денег, ведь деньги - это первый международный язык и без напарника по проделкам тоже жуть как страшно. Одна я бы давно забилась в угол или прибилась бы к первому полицейскому участку.
С собой у меня были карты, небольшая наличка. Плюс ко всему названный брат держался героически, успокаивал меня, так будто мы на прогулке и нефиг дрейфить.
Твиг вывел нас из метро, чтобы мы могли вдохнуть глоток свежего воздуха. О да. Метро - это вообще не моя стихия, я больше предпочитаю автобус и такси, как виды передвижений, а еще лучше машина с личным водителем в лице Лейджа. Правда, наши родители ему еще не сильно вверяют меня,  он больше с отцом своим гоняет или мать до парикмахерской довести. Как никак без года неделя официальный стаж.
На глаз попала вывеска с бла-бла тату салон. Я сразу же ухватила Твига за рукав куртки и потащила в сторону салона. Мы не просто вошли, мы ввалились и уже стояли у ресепшена.
Салон был небольшой, сделай шаг в сторону и уже видно, что мастера работают с клиентами.
- Пирсинг пупка мне и ему тату, - выпалила я на английском так, что если меня сейчас не поймут сама пойду в зал и покажу что нужно делать. Серьезно. И уже Твигу. - Хочешь не бей.
Почему-то погорячилась, что он тоже хочет. Твиг был хорошистом, любимчиком всех мамочек без исключения, в последнее время и девчонок тоже. Вон Мэг, первая красавица школы решила его себе прикарманить.  Не верит, что мы семья, сказала, чтобы я держалась от него подальше, купила ему корма всякого, будто он песик. Вернусь и разберусь с ней, думала, что она полетит с нами, но ее мамуля не пустила с классом. Теперь сидит дома пыхтит ака самовар, пока я тут с ее "Твиги-зайкой" с городом знакомлюсь. - Может все таки посмотришь  эскизы, может что понравится. А хочешь, тоже пирсинг проколем тебе? - говорила это все медленно, будто пыталась угадать какая конфетка нравится ребенку.
Мною занялась девушка, красивая такая. Я даже залюбовалась какие у нее большие зеленые глаза, длинные черные волосы и наверное с пол сотни татуировок и пирсинг в ушах, в носу, в губе, в брови... Дух перехватило. Такое чудо так близко видела впервые. Она оказалась американкой, поэтому мы разговорились. Сказала, что заживать пупок будет долго, рассказала как ухаживать, пока говорила раз два и уже сережка была вдета. Руки умелые, быстрые. Да и не больно это оказалось, как говорили девчонки.
Я в свою очередь рассказала, что мы остались без телефона, что прилетели из Америки...
Моя новая знакомая предложила свой старый телефон, сказала, что  играть на нем сложно, а вот позвонить или открыть  гугл карту вполне возможно. Отказываться от такого щедрого предложения я не стала, оплатив ее услуги и немного стоимость телефона. И много-много раз поблагодарила.
Когда мы с Твигом встретились там же где и распрощались я вложила в его руку телефон. - Покажи, сделал что-то?
Вместе с тем как вложила телефон вцепилась в него своими руками и раздевала: задирая футболку то снизу, то сверху, то полезла руки рассматривать. - Давай я тебе свой пупок покажу!
Однако это услышал не только Лейдж, но и еще пару ребят и девочек на выходе, поэтому по выражению лица Твига поняла, что нефига он не хочет смотреть. Нужно быстро купить ему какую-нибудь куколку, желательно похожую на меня, чтобы держал у кровати и знал, что большая сестра следит. Конечно это был мой коварный план на протяжении последних лет трех. Никак не могла найти персонажа похожего хотя бы отдаленно на меня, не барби же ему дарить? Одно грело душу ему нравились женские персонажи, он даже в турнирах брал девчонок и рубился ими так, что  искры из глаз его противников, конечно же. Вообще я отцу говорила, что за киберспортом большое будущее, что игроки зарабатывают огромные гонорары и что наш сосед может стать местной знаменитостью. Конечно же среди таких же двинутых по игре, как он сам. А еще у него есть фанклуб, я тоже в него вхожу, но благодаря близкой дружбе с онным, то есть по блату. В группе есть девочки, есть даже мальчики. Постят как Твиг проходит уровни, по большей мере там только игры, много игр. В таких группах фаны поддерживают своего игрока, пишут много всяких приятностей, встречаются конечно разные люди, но добрых больше. У меня например никогда не было фан клуба, а я играю за городскую хоккейную команду. У парней хоккеистов есть, точно знаю. Я там писала даже пару раз. Чтобы нам обидно сильно не было мальчишки включили и наши имена в свой клуб, вроде одно дело делаем, только все зря это, нам такое не нужно.
Второй день без тренировок, а тело ноет, скучает по нагрузкам, по льду. Мне  бы сейчас на разминку с клюшкой и воротами, надрать зад нашему вратарю. Только ее на ворота ставят как награду. Обычно на воротах стоит провинившийся член команды и мы вгоняем шайбы в ворота до тех пор пока тренеру не надоест показательная порка. На воротах стоять мне приходилось частенько, учитывая, сколько раз я влипала из-за своих амбиций, поэтому меня не пугает нападение шайб. Только от них синяки по пол месяца не сходят и платье одеть нереально месяц уж точно, так что если намечается что-то вроде тусовки, лучше тренера не раздражать.

+1

6

8 Graves - Evil
Насупившись, будто веду свою роту в бой, будто сейчас совершу какой-то геройский поступок, двинулся вперёд, прямо по курсу, где, предположительно, должно было находиться нужное нам с Лиз место. Отыскать проклятый фандомный магазин стало для меня делом чести, словно от выполнения данной цели зависело всё моё будущее, а ещё мир во всём мире и свобода планеты от захвата пришельцев. В общем, я был серьёзен, непоколебим и... Мы шли прямо, не сворачивая, куда-то между домами, кустами и прочими прелестями европейской архитектуры, которую и не отличить от родных просторов, пока не упёрлись в, чтоб его, тупик. Ни вперёд, ни влево, ни вправо не повернуть, кроме как разворачиваться и идти назад. Сделал вид, словно так и задумано, затем развернулся и пошагал дальше, пока Лиз вдруг не схватила и не потащила куда-то с ещё большим рвением, чем я тащил её в неизвестном направлении.
- Стоять! - скомандовал было я, пытаясь затормозить, но мой авторитет после захода в тупик явно был подорван, и вот мы уже стоим в каком-то людном и явно популярном в этом районе заведении, наполненном звуками, как в кабинете у стоматолога в час пик. - Лиз?
Рассеянно оглядывался, до меня уже дошло, где мы и зачем, но я опять нахмурился и попросил у вселенной, чтобы подруга пришла сюда с целью спросить дорогу до метро, а не затем, чтобы дать нашим родителям повод ругаться на меня. А ведь они в первую очередь будут на меня всё перекладывать, как это не уследил, откуда у Лиз взялся какой-то партак или дырка на коже! Мало того, что не собирался ни в какие поездки, так на меня ещё ответственность взвалили. И какую! Присматривать за Лиз, чтобы та не шалила! Да конечно, за ней присмотришь, глаз не хватит, чтобы уследить, да мне проще танк на ходу остановить. В игре, но это сути не меняет.
- Не хочу и не буду. И тебе не советую, спидорак какой-нибудь получишь, а мне потом перед твоими родителями объясняться, - сложив руки на груди, отвернулся, чтобы не видеть, что там Лиз собирается делать, будто бы так смогу избежать чего-то похожего на преступление, - не буду ничего смотреть, давай, пошли уже отсюда, пока наши не уехали...
Как мои "нет" не слушала Лиз, так и её "посмотри" не слушал я, сопротивлялся как мог, пока она стояла в очереди к дыроколу. Уйти уже не получится, я всё же ей как старший брат, а не кидала, пришлось от скуки взяться за альбомы с эскизами. В этот же момент краем глаза увидел красивую девушку, явно старше нас с Лиз года на четыре, но всё равно хорошенькую, тут-то мои строгие отказы и поддались под напором искушений, я даже почувствовал, что краснею, а девушка что-то там тараторила на своём французском, на котором я и двух слов связать не могу.
Оказалось, что девушку зовут Полин и она говорит по-английски лучше, чем я по-французски. Она что-то объясняла, рассказывала, показывала в альбомах какие-то эскизы, задавала вопросы, а я слушал, кивал и где-то на фоне понимал, что попал. Конкретно так попал, потому что Полин уже чуть ли не в ухо дышала, не оставляя выбора, кроме как тыкать на некоторые картинки в альбоме и продолжать кивать, даже когда прозвучала сумма за тату, а когда неловко пробубнил что-то вроде "чтобы родители не увидели", она взяла всю мою мужскую гордость и смыла её в унитаз, задирая футболку и поглаживая место на рёбрах.
Смущённый таким вниманием, отыскал место, где стояла Лиз, но её там уже не было, значит, ничего не видела и не знает, иначе уже высмеяла бы! Всегда она так, лишь бы поржать надо мной, когда я попадаю в какие-то неловкие ситуации с девочками, вот даже с той же Мэг промолчать не могла, до сих пор припоминает, как та тайком запихнула в мой шкафчик коробку со сладостями и любовной запиской. Вот бы тут не набивали тату, а память стирали!
Но вот я уже лежу без футболки, судорожно вспоминая, на что и почему подписался. "Родители нас домой не пустят", - пролетела в голове мысль смирения, а затем по рёбрам прошлась тату-машинка. Если бы не успел зажмуриться, заорал бы как резаный и прямо в таком виде съебался подальше, но сдержался, даже попытался представить, что это не больно, а щекотно, только получалось плохо, даже на вопрос Полин не ответил, подавляя предательскую слезу.
Выложив разменянные деньги и попрощавшись с Полин, с волнением начал рассматривать тату в зеркале, пока её не накрыли прозрачной клеёнкой для заживления. "Задрот. А теперь ещё и метка задротская! Чтобы все задроты могли выделить своего", - скептически щурюсь, осмотрев своего тысячелетнего сокола и опуская футболку. Ещё от шока отойти не успел, как объявилась Лиз, которая начала безо всяких церемоний лезть под одежду, но я вовремя успел сделать несколько шагов назад, чтобы она ничего не успела увидеть, даже край клеёнки.
- Не сделал ничего, отстань от меня! - крутился и вертелся, не позволяя провести осмотр, а когда Лиз предложила посмотреть на её пирсинг, вообще скривился, будто она предлагает нечто стрёмное, ещё и на публике! А людей тут очень много. - Предлагаю забить на магазин. Помнишь, как станция называлась, с которой мы уехали? Надо возвращаться...
Уровень неловкости уже бил все рекорды, мне хотелось уже просто забиться в свою комнату и несколько недель не выходить, но когда какие-то пацаны чуть старше нас начали оценивающе смотреть на Лиз, пришлось взять себя в руки и всем видом показать, что пусть только подойдут, но саму девочку начал толкать на выход.
- Вот тебе и сувениры...

+1

7

- Зануда! - пискнула я, когда Твиг все же отбился от моих навязчивых попыток взглянуть на него без одежды и еще на выход вытолкал. Мы стояли на улице, мне хотелось приключений, а ему скорее сдать меня учителю. Смотрю на него, а он сам мистер невозмутимость. Спросил что-то про станцию, а я конечно помнила, с детства у меня эта дурацкая привычка читать названия на пачках, вывесках, билбордах и прочее. Твиг всегда был умным ребенком, а я сообразительной. Кроме как родителей и друга мне не у кого было спрашивать почему то, почему се. Приходилось  просить объяснить, рассказать этого мальчишку о том, да о сем. А он не такой милый и пушистый, как могло бы показаться. Он как включит умного, так хоть стой, хоть падай. На его фоне я была бледной молью, неучем и хорошо, что девочка. Последнее, кстати высказывание меня задевало больше всего. Да и вообще в моем аттестате хорошие отметки, по некоторым предметам так отлично. Лично моих родителей устраивало, что меня не напрягали подтягивать отстающих на продленке, не нужны были репетиторы, можно все свободное время посвятить спорту. Так выходило, что если сравнить нас с Твигом, то тупенькая, а если с остальной массой, то хорошистка, красавица, спортсменка.
Большинство не ставило нас с Лейджем на одну ступень, но некоторые учителя всё же начинали нас сравнивать, а тогда доставалось от меня Твигу. Могла вытащить из розетки компьютер, когда у того игра шла, могла съесть его любимый завтрак, тот у которого на пачке какой-то супергерой. Вообще девушка я не мстительная, но не бить же друга по пустякам, так  эм возвращение бумеранга. Не все же коту масленица.
Моя мама говорит, что  за Твигом будущее Америки, что через пару лет ему не будет интересно со мной играть, да и вообще подрастет мальчик  и бла-бла, а потом уедет в другую страну, с его то мозгами. Моя мать переживала за него, как за своего. А как она поддерживала мать Лейджа, что мол да, великое будущее у сына, что не трогай мальчика, пусть занимается своими делами. 
А я точно знала, что мы будем вместе идти во взрослую жизнь. Просто потому что посмотрите на него, у него же в голове одни игрушки, пропадет без меня. То, что он самостоятельный лет с двенадцати, умеет мало мальски готовить, решила себе не напоминать. Все равно не сможет без меня, да и пробовать даже не нужно.
Сколько себя помню всегда мы держимся друг друга. Невысокий, пухленький, дунь на него и развеется по ветру. Сейчас вот куда приятнее посмотреть, подрос, вытянулся, похудел, мордашка вроде тоже ничего.... спортом занимается, а не спортсмен. Его бы капитаном баскетбольной команды сделать, не было бы отбоя от девочек, хотя, сейчас тоже нет. Только он дурак ждет какую-то лягушку. Я так прониклась переживаниями мамы Лейджа, о том, что растят сына, а вдруг в дом приведет жабу какую-то, что будет из него веревки вить. Вообще от куда она это взяла знать не знаю, то ли сон ей приснился страшный, то ли подглядела у кого такую барышню. Так вот моя и его мамы  меня принудили пообещать приглядеть, чтобы он не обжегся хотя бы пока маленький. Мол я много чего уже понимаю в жизни. И мать моя на меня так нехорошо зырк. А я что? Да, я много чего знала о взрослой жизни, над кроватью висел презерватив в рамочке, будто я разобью когда понадобится. Дура ли я ? Будет висеть до лет девятнадцати, пусть переживают, что без внуков останутся.
Я тыкнула на карту пальцем, мол вот она точка нашего возвращения. Мы заскочили в метро, сидели уже как приличные школьники, я смотрела на людей, кто и во что был одет. Мне вообще нравилось рассматривать людей, когда конечно было настроение. Подчеркивать, брать на заметку образы, может какое сочетание вещей будет выглядеть выигрышно, а может что новое увижу. Люди - это источник, а чего додумайтесь сами. Затем мы сели в не такой забитый автобус и ехали, ехали тоже молча, каждый думал о своем. Мне не хотелось ничего говорить, да и нагнетать обстановку, что если опоздали. Плевать. Даже если самолет улетит без нас, все равно родители всех на уши поднимут и найдут нас. Я знала Блэквудов, как никто другой. Они люди мирные, но когда дело касалось их ребенка, они могли быть не совсем приятными личностями. Так однажды отец избил отца одноклассника, просто потому что он не бьет чужих детей. Было за что стукнуть одноклассника, да я и сама могла бы разобраться, только вышла неприятность за пределы нашего коллектива, родители узнали и началось. Одноклассника отец не стал наказывать, мол гормоны, что тут наказывать, а потом, когда получил по мордам, так и забрал сыночка, себя и ушел куда -то, говорят, что из города уехал.
Отец у меня классный мужик, единственный, кто находится не под чарами Лейджа-младшего. Он искренне не понимает, как мы могли подружиться, кроме того что они взрослые нам выбора не оставили. Он никогда не пытался заменить моему другу отца или друга, просто соседский мужик. Вот с батей семейства Лейджей он нашел общий язык, правда не сразу. Все таки в их семье все умные, а отец сколько себя знает, играет. От этого хромает наука, но во всем остальном с ним приятно поговорить. Он даже если чего не знает, найдется что сказать.
Мы доехали до места, от куда должен отправляться наш автобус.
Нас встретила раскрасневшаяся учительница и еще несколько учителей, на которых вовсе не было краски на лице. Они всем скопом выглядели напуганными, злыми, но все как один облегченно выдохнули. Если бы они могли применять физическую силу, то нас с другом ждала бы порка.
Оправдываться или принять наказание? Смотрю на товарища по побегу и беру ситуацию в свои руки.
- Мы тут недалеко рыбок в пруду кормили.
Просто рыбок  в  п р у д у   кормили, ничего лучше придумать не могла что ли? Смотрю в глаза учительнице и глазом не моргну. Она начинает шмыгать носом и потом вовсе заходит в автобус, я тащусь следом... Остальные учителя собирают ребят и мы всей дружной бандой залезаем в школьный автобус, чтобы поехать в аэропорт. Твиг садится на задние сидение рядом с ним падает человек. Я сверлю друга взглядом, а он не пересаживается. Ок. Проситься снова поменяться местами не стану, больно мне больше всех нужно. Раздражение появилось неоткуда. Возможно я просто устала от этой беспонтовой беготни. Сажусь рядом с  одноклассником.
- Давай местами меняться, у окна хочу. - Толкаю того в бок. У нас начинается дружеская возня, переходящее в борьбу за место под солнцем. Через минут пять он все же великодушно уступает мне место, мы уже начинаем болтать о Майкле Джордане, говорим, о том, что тоже хотели бы играть до последнего и что сколько бы нам не было покажем всем высший класс. Это если вкратце. Мы начали шумно обсуждать игры за 2001-2003 года, взахлеб пересказывая друг другу, словно мы находимся на чемпионате, как нас прерывает шумный возглас нашего старосты. Тот предложил поиграть в правду или действие. В присутствие учителя так себе перспектива, но раз большинство было за я тоже подняла руку.
Меня и вызывались первой водить. Ок.
- Твиг, правда или действие? - спрашиваю друга.

Отредактировано Esther Blackwood (2021-11-14 10:52:51)

+1

8

My Darkest Days - Save Yourself
"Да, я такой", - после слов Лиз о моём занудстве словно получил второе дыхание, даже покалывающая боль на рёбрах приутихла, хотя приятного всё равно мало, кроме удовлетворения, что у меня теперь есть собственный тысячелетний сокол, только вот его вряд ли кто-то увидит. "Всё не так плохо", - последовала за этими размышлениями другая мысль, что кто-то да увидит, но при особых обстоятельствах. "И Лиз", - зловеще посмотрел вслед подруге, уже следующей по маршруту. Сегодня я смог спрятать от неё кое-что новое, однако есть риск, что она снова бесцеремонно вломится в комнату в самый неподходящий момент, будто мы до сих пор дети. А мы уже выросли, я теперь иначе на такие вещи реагирую, серьёзнее что ли, ведь если я как раньше зайду в комнату Лиз, а она переодевается, меня из окна отправят в свободный полёт.
Раньше было как-то проще. Сейчас я по-прежнему доверяю ей больше, чем кому бы то ни было, но с каждым разом будто сложность прохождения игры повышается. Вот я не могу как раньше завалиться к ней в комнату без стука и без приглашения войти, а если она вдруг решает переодеться, не просто отворачиваюсь, а выхожу. Странно. Лиз для меня как сестра, мы с самых пелёнок вместе, чего только не видели, но теперь как-то неловко видеть, как она снимает с себя одежду, образы словно закрепляются в голове, не давая покоя, в таком ключе о сестре думать, как минимум, странно. Что со мной вообще происходит? Не могу думать о ней как о других девочках, но при этом время от времени мысли только вокруг этого и крутятся. И ведь не расскажешь об этом, засмеёт опять и дураком выставит, если не извращенцем, хотя сама не имела ничего против, когда мы решили в её спальне поцеловаться, оправдываясь, что это тренировка на будущее.
Вернулись мы быстро, даже, казалось, за меньшее количество времени, чем ехали и шли непонятно куда. До цели так и не добрались, увы, но не очень-то и хотелось. Всю дорогу думал, зачем вообще попёрся, ещё и Лиз с собой потащил, а если бы случилось что-то, если бы мы так и не нашли дорогу. Надо было одному, может, в стрессовой ситуации проблемы решались бы сами по себе. Теперь об этом не узнаю, осталось только пометку сделать, чтобы лишний раз не втягивать никого в свои приключения, превращающиеся в неприятности.
Пропавший телефон и в самом деле оказался в автобусе, в следующий раз буду аккуратнее с такими вещами, да и вообще надо быть серьёзнее, я же решил, что буду взрослее во всём, а взрослые вряд ли так легкомысленно ко всему относятся. Хотел обсудить это с подругой, даже согнал одноклассника с места рядом с собой, только Лиз наоборот отсела. Обиделась что ли? Так и сидел один, пока все не решили поиграть в ту самую игру, в которой надо либо говорить что-то компрометирующее, либо делать нечто абсурдное, и только в редких случаях могут загадать что-то нормальное.
- Нет, я пас, - поднял руки вверх, сразу пресекая все попытки заставить меня играть в это.
Следом за мной отказалось ещё несколько человек, сразу почувствовал себя каким-то лидером, а потом вспомнил про такой термин как стадное чувство. На самом деле лидер из меня никудышный, да и как командный игрок я такой себе. Мне проще всё сделать одному, и идею выложить, и реализовать, даже порадоваться проделанной работе сам могу, без лишних рук и глаз, поэтому на лабораторных работах предпочитаю брать в напарники свою верную подругу, которой, наверное, за радость только, если не приходится решать уравнения. Так и нашлись друг для друга, она довольна, что ничего не делает, я доволен, что могу сам всё вывезти без распределения обязанностей.
Большая часть класса включилась в игру, от скуки пару минут слушал и наблюдал, радуясь, что вовремя отказался, потому что в автобусе тут же началась жара, которую безрезультатно пытались загасить учителя, но против толпы разыгравшихся школьников они как мыши в клетке с голодными змеями. Одна радость - после этого ко мне подсела местная тихоня Кинси, пересевшая, чтобы остальным не мешать играть. Сначала порадовался, что говорить не придётся, можно всю дорогу в наушниках просидеть, потом неловко стало как-то, вот и завёл разговор, сам, не подумав, что такая тихоня может почувствовать себя некомфортно и смутиться, у неё даже лицо покраснело, пришлось умолкнуть, но тишина продлилась недолго. Слово за слово, и вот уже обсуждаем что-то, Кинси оказалась только внешне тихой. Всю дорогу сидели вместе и разговаривали, даже в инстаграме подписался на неё, хотя там не сижу почти, только из-за Лиз зарегистрировался.
- С возвращением, - легко толкнул подругу в плечо, когда уже вышли на улицу после перелёта и скучной поездки на автобусе до школы, где нас должны были встретить родители, только пока никто не подъехал, - неплохая всё же поездка вышла, да?
К школьному зданию начали подъезжать машины, родители встречали своих детей, а нас никто не забирал.
- Может пробки? - осмотрелся, провожая взглядом последнюю отъезжающую машину. Учителя, решив, что всех школьников забрали, тоже уехали по домам, но мы с Лиз так и остались стоять перед пустой школой посреди ночи.

+1

9

Твиг не стал с нами играть в правду или действие, хотела было спросить его почему сейчас отказался, но староста затребовал, чтобы поспешила передать кому-нибудь другому ход. Мне нужно было сделать вид, что все ок, несмотря на то, что пока мы играли Твиг беззаботно говорил с девочкой из класса, имя которой не приходило мне в голову. Не знаю что это за новые эмоции поселились в моем сердце. Раньше он никогда не оставлял меня одну. Что это? Мои мысли отвлек Стив, что каким-то образом затесался в наш класс, словно родной. Он учится в другой школе, но мы занимаемся в одной секции по хоккею.
- Эй, действие давай, лизни любому щеку.
Я и лизнула щеку, правда учителю. Он бедный покрылся красными пятнами, но ничего не сказал. Класс аплодировал, смеялся. А что я ? Ребенок, с которого взять то нечего, шалость и только.
- Стив. Не буду такой жестокой как ты, поэтому покажи детскую фотку. Я должна увидеть пупса Стива! - мы всем классом заржали ака кони. Кто-то из присутствующих не знал о чем речь, но большинство знали, что парень скрывает свои детские снимки под предлогом, чтоб не портить свою крутизну.
Мы со Стивом знакомы с лет шести, его, как и меня не сразу взяли в спортивную секцию. С тех самых пор мы и общаемся, иногда проводим время в одной компании, часто ездим на соревнования. Он неплохой мальчик, компанейский, красавец, умница, только азартный и увлекающийся. Он запросто может прийти с одной компанией, уйти с другой, но и к такому ему все давно привыкли. Он из тех ребят, что своих прикроет, за друга вступится не жалея ни сил ни времени, да и друзей у него не так много, зато знакомых не счесть. Дружеские отношения где-то с пару лет. Считал ведьмой, а я его звала страшилой. Нас на льду вечно растаскивали друг от друга, потому что мы оба были капитанами, только я женской, а он мужской команды, так вот не могли поделить время на льду, вот и наезжали друг на друга. Наши тренеры вечно орали на нас, разнимали и заставляли катать по кругу друг за другом, в такие часы мы готовы были убивать. Собственно исподтишка клюшками друг другу подножки ставили, задевали друг друга плечом, сбивая с ног, зажимали у стены, чтобы показать, кто в доме хозяин. В раздевалке так вообще всей командой нас держали, когда я летела на него с кулаками, а он со шлемом, дурак. Не знаю, как мы умудрились не покалечить друг друга, но война между нами была лютая. Потом мы как-то начали общаться не сквозь зубы и плевки друг в друга, а обычному, по-доброму. Так спустя года и стали из хороших знакомых друзьями. Только я для него все также ведьма. Его теперь не зову страшком, ведь преобразился в красивого мальчика, словно принцесса какая лягушонка поцеловала. Ему это не стала говорить, он как большинство красивых обидчивый.
В самолете не произошло ничего интересного. Молча летела на своем месте, слушала рок, что прислал мне отец, чтобы не скучно лететь было. Не знаю почему с отцом мне легче, чем с матерью. Говорят, что мы с мамой похожи: характером, манерой и тд. Я же ничего общего не нахожу, совсем не хочу на нее быть похожей, хочу чувствовать, не как она.
Нас снова загрузили в школьный автобус и повезли в школу. Зачем спрашивается не отдать нас родителям в аэропорту. Пока я задавалась этим вопросом в дороге мне пришла идея от которой я не смогла избавиться ни через пять ни через десять минут, поэтому написала своим родителям и родителям Лейджа, что мы заночуем у одноклассников. Я у Нэнси, он у Стива. О том, что нужно прикрыть Твига, сообщила Стивену, тот ничего спрашивать не стал, переписал его номер телефон, если вдруг понадобится с ним связаться для совпадения алиби. С девочкой было посложнее, ведь она правда хотела, чтобы я у нее заночевала, даже родителям сообщила, чтобы застелили в ее комнате. Все эти девчачьи посиделки не моя тема. Мне пришлось минут пять уговаривать ее солгать, если понадобится моей семье, она не соглашалась. Тогда мне пришлось удалить ее номер телефона, удалить из соц.сетей, на что она сразу передумала.  Номер вернула, что касается остального еще подумаю, не стоит меня злить.
Мы вышли из автобуса и Твиг по-братски толкнул меня в плечо, будто мы не провели порознь несколько часов.
- Угу, занимательная. - Прокомментировала я, когда все засобирались по домам. Учитель все еще зыркал на меня из-за спины другого учителя, но почему он щеку не вытер? Бедолага, надеюсь его не зачморят педагоги в учительской на следующий день? Это же была веселая шутка, может, стоило подойти извиниться, думалось мне, но сейчас был не самый подходящий момент. К тому же мне нужно разобраться с этим мелким проказником, что сейчас стоит напротив.
- За нами не приедут, Твиг. Я сообщила нашим родителям, что мы ночуем у одноклассников. Если что ты остался у Стива. Он в красках расскажет если что чем вы занимались у него дома. - Мы стояли в ночи у школы. Неплохое начало фильма ужасов. Если бы сейчас пробегал агент J из "людей в черном" грохнул бы нас на раз два. Да уж. - У меня есть ключи от спортзала, — начала было я. - Мы уже не дети, не хочу, чтобы твой первый раз был с другой, поэтому бери чемоданы и пошли займемся сексом.
Твиг мне как младший брат, несмотря на то, что он на почти полгода старше меня. Он мой лучший друг, он тот кому рассказываю все свои секреты. Не знаю когда это началось, но я начала испытывать к нему не совсем дружеские чувства, что-то такое, что заставляет будоражить мой неокрепший разум. Что-то, что находится под строжайшим табу. Что-то, что не должно происходить между родственниками;но мы ведь не состоим в родстве говорит что-то внутри меня. Мне давно было любопытно попробовать что-то сделать поистине взрослое, пощекотать нервы тем, что под запретом, расширить свои горизонты восприятия. Тот, с кем может случиться что-то поистине взрослое должен быть тот, кому доверяешь, кто привлекает; с тем, с кем потом не пожалеешь о сделанном, с тем, кто готов на эксперименты. Взаимодействовать без обязательств, без оправданий, подарить наслаждение, которое ранее читал лишь в книжках, смотрел в кино. Первый кто пришел на ум, был Лейдж.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I get lost


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно