полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I’m awake I’m alive


I’m awake I’m alive

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сакраменто | сентябрь | в течении суток

Nicole Burch / Diane Kirsch

https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/901800.gifhttps://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/991197.gifhttps://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/143556.gifhttps://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/993226.gif
Когда твое сердце разбито, можно разбить и чью-нибудь голову. А можно даже жизнь. Можно уничтожить чужой бизнес, а можно найти спасение в одном лишь слове или взгляде.

[LZ1]НИКОЛЬ БЁРЧ, 30 y.o.
profession: ресторанный критик;
[/LZ1]
[NIC]Nicole Burch[/NIC]
[STA]я поменяла тебя на текилу[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/184467.png[/AVA]
[SGN]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/98439.gif
NPС[/SGN]

+4

2

Диане нравится, когда все идет по плану. С утра и до самой ночи, все по-привычке, все под контролем. Как часы: тик-так тик-так. Это утро начинается именно таким образом. Сначала привычная вибрация фитнес-трекера на запястье вытаскивает Ди из зыбкого, неглубокого сна. Она сбрасывает одеяло и поднимается сразу же, зная, что проще встать, пока звенит будильник – задержись на минуту и теплая постель превратится в зыбучие пески. Дальше она направляется в ванную, потягиваясь как кошка, чтобы начать день с любимого контрастного душа. После этого она направляется обратно, ведь на ней сейчас ничего кроме полотенца, которым она сушит свои светлые волосы. Она заходит в спальню, чтобы одеться и…

Ах, да.

Только Ди не одна. Здесь ещё одна женщина, девушка скорее. [Если не вчерашняя девочка] Невысокого роста, хрупкого телосложения, темные волосы и смуглая кожа – а на теле ничего, кроме лучей утреннего солнца. Мексиканка, кажется. К счастью для Дианы, вчерашняя любовница стоит к ней спиной, так что есть немного времени чтобы попробовать вспомнить: а произносились ли вообще имена между выпивкой и?.. Только времени недостаточно – девушка вот-вот совершит преступление.

Давай ты не будешь это трогать, ладно? Спасибо”, – Ди подает голос, как раз когда любовница подняла с полки фотоальбом.

Господи!” Смуглянка роняет альбом обратно на полку, попутно сбивая несколько книг. “Давай ты не будешь так подкрадываться ко мне?

Хотя… Если ты хочешь продолжения”, – девушка подходит ближе – ближе, чем Ди хотелось бы – и кладет свои теплые ладони на обнаженную талию Кирш.

Только у нас нет времени”, вздыхает Диана и убирает руки любовницы со своего тела. “У меня скоро начинается рабочая смена и у тебя есть тридцать шесть минут, чтобы привести себя в порядок”. И исчезнуть. “Чистое полотенце в ванной, а я пойду, займусь завтраком”.

Какая ты… Все хорошо же было ночью, разве нет?

Да, было. Только на дворе уже утро и для Дианы вся магия, пуф, испарилась. Она лишь молча подтолкнула девушку в сторону ванной; чтобы не казаться совсем отчужденной слегка шлепнула смуглянку по заднице. Крепко выученный урок из прошлого: нельзя быть слишком холодными с ними. Это только добавляет проблем.

И все же, Диана собиралась избавиться от этой как можно быстрее. Потому что она любила незнакомцев (и незнакомок) в своей спальне на двух условиях: они не трогают её вещи, и они задерживаются только на ночь. Второе условие она не позволяла нарушать никому.

Короткий взгляд на трекер: сколько ещё времени в запасе? Тридцать три минуты на любовницу, чуть больше часа до начала смены. Две минуты чтобы натянуть белье (простое черное, не вчерашние кружева), накинуть халат, а затем поправить книги на полке. Теперь, завтрак.

Ах вот оно что!” – теперь очередь Дианы вздрагивать от засады. И снова чужие руки на её талии, теперь ещё и грудь прижимается к её спине. По крайней мере, мексиканка теперь одета. “В смысле, этот акцент с которым ты разговариваешь…” Девушка отпустила Ди и стащила с тарелки вафлю, которую Диана только достала из вафельницы. “Ты из Европы, верно? Из этих вафельных, как их там, Б-б-б… Бавария, да?

Смуглянка села за стол и попыталась укусить вафлю, только лакомство было слишком горячим, чтобы вцепиться в него. Любовница – Ди так и не вспомнила её имя – продолжала менять пальцы и рисковать обжечься, не желая признавать, что вафле нужно немного остыть.

Бельгия”, поправила Диана, находя всю сцену немного забавной. Как будто ребенок на кухне – и если присмотрется, то партнерша выглядела едва на двадцать лет.

Закончив готовить вафли, Ди поставила их на стол вместе с парой тарелок, дальше кофе, взбитые сливки и сама села напротив смуглянки.

Вот это все…” Девушка напротив обвела стол вилкой – “Это у нас все серьезно, или ты всех вафлями кормишь?

Ты у меня в гостях”, Ди пожала плечами и взяла одну из вафель. “Это простая человеческая любезность”.

Ах”. И лицо, по которому без труда можно прочестЬ: смуглянке хотелось “серьёзно”. Всем им хочется. “Значит… Потрахались и разбежались?

М-м, угу”. Ди удержалась от того чтобы вставить “корректную формулировку” да и рот был забит вафлей. К чести смуглянки: она воспринимала ситуацию совершенно спокойно, что Диана оценила. Она терпеть не могла истеричек.

А знаешь…” – уже у двери любовница схватила Диану за предплечье, достала из своей сумки ручку и на предплечье Кирш вывела слегка неровными буквами: cinder.caring. Никнейм в Instagram, видимо. “На случай, если передумаешь”.

Я дам тебе знать”, Диана открыла перед девушкой дверь и напоследок поцеловала ее в щеку – игнорируя подставленные губы, затем помахала cinder.caring рукой и закрыла за ней дверь. Затем Ди направилась в ванную, смывать чернила с руки: она никогда не давала о себе знать после первой ночи.

Что там по времени? Ещё семь минут из отведенного на разбирательство с любовницей, сорок – чтобы добраться до работы. Диана уже давно знает, что ей нужна всего тридцать одна минута.

И хотя она уже привыкла к общественному транспорту, каждое утро ей приходится совершать над собой усилие чтобы войти в автобус – маленький прыжок веры в пучину дневной неразберихи. Сегодня ей чуточку спокойней, ведь она знает водителя в лицо. Это Фрэнсис, он живет в её районе, с виду очень даже порядочный трудяга. И все же, даже в его компании поездка на автобусе это сомнительное удовольствие для Дианы. Здесь она всегда поневоле вспоминает времена, когда у неё был личный водитель.

А ещё вспоминается чистота и комфорт личного авто. Даже стараясь ничего лишнего не трогать, Ди никогда не уверена что за грязь на ее руках. Поэтому всегда приходится доставать из сумочки антисептик. Первый раз сразу по выходу из автобуса, второй – после прикосновения к ручке черного хода The Waterboy.

Впрочем, внутри ресторана всегда было лучше, чем снаружи. Заведение как раз “просыпалось”, повара носились по кухне и готовили рабочее место к новому дню. Этот ресторан был хорошим местом, одним из лучших в городе. Хотя по меркам старой жизни это все была какая-то дурацкая шутка: Диана, здесь, серьёзно?

Только за последние пару лет она узнала, что есть жизнь после полного социального фиаско. Пусть и она на другой стороне Атлантики. И в этой новой жизни все равно можно гордиться хорошо выполняемой работой. Даже если ты теперь всего лишь официантка.

Всем доброе утро”, здоровается она с другими официантами в раздевалке.

Доброго, Ди. Выглядишь посвежевшей сегодня!

Это всего лишь крепкий сон, Рами, тебе следует попробовать как-нибудь”. Вообще удивительно насколько наблюдательные хорошие официанты, даже без хорошего образования. А эти уж точно хорошие.

Знаем мы этот твой хороший сон”, Рами показал язык между указательным и средним пальцем. “Как её звали-то, а?” Рами и другие парни поблизости заржали, пока Диана молча натягивала рубашку на обнаженное тело. Её никогда это не волновало: парни просто безобидные придурки, а сама она никогда не стеснялась наготы.

Ладно, оставьте Ди в покое, придурки” – это Кэтти вступила в разговор. Обаятельный рыжий ангел, который и мухи бы не обидел. Ди иногда даже немного жалела, что Кэтти обручилась с Рами. “Вообще удивительно как вы все такие спокойные, когда сегодня ждем Суку-с-пером”.

Серьёзно?” – Диана.

Ты, должно быть, шутишь”, – Рами.

Нам пиздец ребята”, – вмешался четвертый голос из дальнего угла раздевалки. Пусть Кирш и не использовала бы подобные слова, она не могла не признать за ними зерно истины. Если Кэтти права, то они сегодня ждут Бёрч. Ту самую, чьи недавние рецензии официанты читали всем коллективом, потому что поодиночке их читать почти физически страшно. Николь Бёрч оставляла не разгромные рецензии ресторанам города – это были серийные убийства и The Waterboy был на очереди.

Может быть, забьемся на то, кто окажется жертвой за её столом, м-м?

Да иди ты нахер, Рами” – все тот же четвертый голос.

Диана тем временем закончила примерять форму: черные брюки, голубая рубашка в белую полоску и короткий белый фартук. На мгновение остановилась перед зеркалом, чтобы убедиться, что все в порядке. [А на ней все в порядке] Ди как никто другой заботилась о том, чтобы воротник всегда стоял идеально, фартук был чист, а короткое полотенце лежало безупречно сложенным за поясом. Она заботилась и о других деталях. Так последним приготовлением всегда была капля бергамотового масла, которым Диана пользовалась как духами. Весь трюк был в том, чтобы нанести крошечную долю: нужно приятно пахнуть, но не перебивать запах блюд клиентов. У неё это уже давно получалось без особого труда.

Пора за работу.

Вскоре после открытия в главном зале появились первые “ранние пташки” и официанты набросились на доступные столики, чтобы принять первые заказы. Диана направлялась как раз к одному из таких столиков, когда на её пути возникла фигура Рика – шеф-повара и хозяина ресторана.

Доброе утро, Рик”.

Доброе утро. Диана, ты ведь не занята?

Она кивнула.

Превосходно!” Сказал босс. “У меня для тебя особенный клиент. Думается мне, ты с ней надолго”. А затем крепкие руки шеф-повара потянулись к Диане.

У той на мгновение сердце ушло в пятки: он ведь не собирается, правда? Не может быть. Пожалуйста, нет.

Рик всего лишь положил ладонь на плечо, и развернули Диану в сторону углового столика, где уже сидела Бёрч. Сука уже выложила на столик блокнот и ручку. С этой дистанции было трудно сказать: перо у нее или роллер. Впрочем, Диана подозревала, что Бёрч не убьет их дешманской шариковой ручкой Bic. Никто бы не читал разгромные рецензии Бёрч, не будь у этой женщины исключительного вкуса и внимания к деталям.

Мне нужен мой лучший человек на ней”, Рик почесал свою короткую щетину.

Тебе нужен агнец на заклание”, парировала Ди.

Одно и то же, Ди, одно и то же”.

Не то что бы у меня есть выбор?

Спасибо”, Рик похлопал блондинку по плечу. “И не волнуйся, плевать, что она напишет: я тебя не уволю. Ни пуха!

К черту”.

Диана подобрала свободное меню, сделала глубокий вдох и направилась бодрым шагом в сторону критика. В каком-то смысле это все снова Бельгия: вести себя элегантно, но непринужденно в компании неудовлетворенных сук, готовых сожрать тебя живьем. Вокруг Бёрч, казалось, даже воздух холоднее: так и хотелось поежиться в присутствии Снежной королевы.

Доброе утро, миссис Бёрч. Меня зовут Диана, сегодня я буду вашим официантом”. Она положила перед женщиной меню и растянула губы в непринужденной улыбке, которой очень долго училась. “Если у вас уже есть что-то на уме, я готова принять ваш заказ”.

[NIC]Diane Kirsch[/NIC][STA]repeat after me[/STA][AVA]https://i.imgur.com/DNisDdz.gif[/AVA]
[LZ1]ДИАНА КИРШ, 28 y.o.
profession: официантка в "The Waterboy"
[/LZ1]

Отредактировано Camelot Humphrey (2021-11-02 21:40:12)

+4

3

Можно бесконечно долго говорить о том, как вкусно пахнут живые цветы, или как приятно босыми ногами ходить по утренней траве, но зачем, если все пустое.

Давным-давно, жила была девочка, ни чем не отличающаяся от детей своего возраста: добрая, веселая, любознательная, общительная, в меру упрямая, в меру сильная. А потом девочка выросла и встретила злого принца, который растоптал, уничтожил и просто убил в ней все то живое и хорошее, что когда-то было.
Без сердца жить невозможно, поэтому день за днем, неделя за неделей, год за годом она клеила, сшивала, скрепляла его куски в единое целое. А душа… без нее - легко, кому она вообще нужна.
Пять лет. Пять долбанных лет понадобилось Николь, чтобы вернутся к жизни и отпустить ситуацию, если ее вообще можно было когда-либо отпустить.
Она стерла все воспоминания, которые некогда хранились в коре мозга. Просто отформатировала их и себя,  полностью обновив процессор.

Очередной рабочий день, не предвещающий ровным счетом ничего, кроме гастрита и таблеток от него. В этом месяце у Бёрч был крайне плотный график,  поэтому количество принимаемых медикаментов увеличилось вдвое. Все дни расписаны буквально по минутам: сон, еда, работа, фитнес, прогулка, даже освобождено пару часов на встречи с мужчинами. Увы, большее она позволить себе не могла, потому что попросту некогда. Несмотря на то, что веру в сильную половину человечества  она потеряла давно, женское здоровье и физические удовольствия никто не отменял.
Николь совершенно не заботило, что все вокруг считают ее беспросветной стервой, идущей по головам и уничтожающей чужой бизнес. Она всего лишь хорошо делала свою работу, чтобы люди, пришедшие в ресторан вкусно покушать, получили свое оплаченное удовольствие от приема пищи и от обслуживания.
Пятно на скатерти – минус, официант, не знающий меню и состав блюд наизусть – минус, бармен, не умеющий соблюдать элементарные пропорции для рядового коктейля – минус. Все должно быть чистое, свежее, горячее, красиво оформленное Интерьер должен соответствовать уровню заведения, а официанты – вышколены до автоматизма.

Утро начиналось прекрасно. Аромат кофе по всему дому, отлично выглаженная рубашка, юбка карандаш, алая помада и немного туши для ресниц. Строго, сексуально, со вкусом.
Выпив чашечку эспрессо через трубочку, чтобы не размазать помаду, добавив немного парфюма на себя, Николь вышла из дома. На улице как обычно стояла неимоверная жара даже невзирая на вполне себе раннее утро. Солнышко пригревало, птички щебетали. Еще каких-то пять лет назад, Бёрч бы сделала глубокий вдох, посмотрела на красоту вкруг, на клумбы с цветами, поздоровалась бы с соседями, но сегодня она просто села в свою ауди и нажала на педаль газа.

В этот день блондинке предстояло посетить относительно новое заведение, про которое много писали в газетах, но так или иначе пока ресторанный критик собственноручно своими глазами все не увидит, проплаченным писакам верить нельзя.
Бёрч жила практически в центре, ресторан находился тоже не в глуши, поэтому по скромным подсчетам добраться до него она должна была минут за 15. В принципе, никто не знал, когда ее высочество пожалует, все готовились к ее появлению в любой час светового дня, поэтому Николь могла позволить себе и задержаться.

Задержалась. Неприятный звук, раздавшийся где-то сбоку заставил резко нажать на тормоза и остановиться, слушая недовольные сигналы других водителей. С невозмутимым видом нажав на кнопку, чтобы включить аварийку, Бёрч элегантно вышла из машины и обошла ее по кругу, пытаясь определиться с тем, откуда был звук, и что вообще случилось.
Кажется, она пробила колесо. Прекрасно.
Посмотрев вокруг, к своей досаде Ник не обнаружила ни одной мужской особи, способной ей помочь, а менять запаску самой, тоже такое себе удовольствие. Тяжело вздохнув, ей ничего не оставалось, кроме как вызвать эвакуатор для машины, и такси для себя.
Десять минут прошло. Двадцать. Ни одной машины. И без того нерадужное настроение начинало портиться еще больше. Ресторану придется очень хорошо постараться, чтобы критик написала более менее приличную рецензию. На нервной почве, редко какая пища кажется вкусной.
Через сорок минут, Ник проводила свою ласточку в автосервис, пообещав вечером заехать и забрать автомобиль, сама же на такси отправилась в свой пункт назначения.

Ресторан найти не составило труда. Зайдя внутрь и оглядев скептическим взглядом все убранства, Бёрч прошла за самый дальний столик. Сразу оповещать о своем визите нельзя, а вот посмотреть как будут обращаться с обычным посетителем – идеально. Лицо блондинки было узнаваемым, но вряд ли рядовой официант способен его узнать так сразу.
Усевшись за столик на двоих, девушка выложила свой блокнот и ручку словно по линейке. Огляделась вокруг, постукивая пальцами по столу. Мило.
Прошло несколько минут. Ник уже откровенно становилось скучно.

-Доброе утро, миссис Бёрч. Меня зовут Диана, сегодня я буду вашим официантом.
Перед Бёрч на столе появилась меню, а в шаге от столика - миловидная официантка. Прежде чем приступить к изучению блюд, Ник даже не удосужилась улыбнуться в ответ, вместо этого окинув с головы до ног оценивающим взглядом несчастную. Не проронив ни слова, принялась хаотично пролистывать меню.
- Если у вас уже есть что-то на уме, я готова принять ваш заказ.
Николь оторвалась от чтива и снова посмотрела на официантку с легким недоумением на лице.
-Ну, доброе. Блондинка выдержала театральную паузу.
-Для начала, я бы хотела, чтобы вы были одеты подобающим образом и в полном комплекте одежды. Я не хочу есть стейк или эклер, и смотреть на ваши соски.
Берч с шумом захлопнула меню.
-Ну а пока вы переодеваетесь, будьте добры стейк средней прожарки. Чтобы было розовое мясо, но без крови. Тар-тар из говядины, набор брускет и ваш фирменный десерт. Ах да, и подо все это подберите хороший бокал вина.

Николь вернула меню девушке, тут же принявшись что-то записывать в свой блокнот. Ей было плевать, запомнила ли официантка заказ, услышала ли она рекомендацию по одежде. Время пошло.

[LZ1]НИКОЛЬ БЁРЧ, 30 y.o.
profession: ресторанный критик;
[/LZ1]
[NIC]Nicole Burch[/NIC]
[STA]я поменяла тебя на текилу[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/184467.png[/AVA]
[SGN]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8215/98439.gif
NPС[/SGN]

Отредактировано Sarah Ger (2021-11-09 23:25:33)

+2

4

Первый выпад Берч это удар ниже пояса: предположить, что Диана неподобающе одета! Это при том, что под рубашкой у официантки, как положено, лиф. Для Ди слова критика звучат как пощечина.

Как и настоящие, эту пощечину блондинка принимает так же, как принимала в Бельгии, без слез. [Ее слезы оплачивались по другому тарифу] Она лишь расправляет плечи, приподнимает подбородок и слегка поворачивает голову вправо, словно подставляет левую щеку. Только это не вопрос христианского смирения. Дело в том, что правильная, унизительная, пощечина наносится внешней стороной правой ладони, наотмашь. Так хозяин бьет раба. В левую щеку можно лишь засадить кулаком. Действия Дианы это невербальная провокация: ударь меня, как равную.

Не то что бы Берч замечает. Критик с безучастным видом пролистывает меню и ничего не спрашивает.

Даже жаль: это последние дни летнего сезона в ресторане, Рик уже работает над новым меню. Ди могла бы рассказать о каждом блюде в нынешнем меню, даже о вдохновении из французской и итальянской кухни. Если бы Берч хотя бы попыталась проверить квалификацию официантки. Вместо этого Диана лишь записывает заказ в блокнот и молча гадает: что же не так со Снежной королевой? О нет, в нормальном расположении духа подобный человек не зарылся бы в свой блокнот, словно отстраняясь от окружения.

Не поймите Диану неправильно: Берч все еще опасна. Просто разница между Берч в ее лучших рецензиях и Берч за столом это разница между шпагой и арматурой.

Неважно. Время тикает. Быстро повторив гостье ее заказ (как и подобает), Ди удалилась на кухню. За собой она потащила несколько сочувствующих взглядов от своих коллег: бедняжка. Никто из них не хотел сейчас оказаться на месте Кирш.

На кухне Диану уже ждали – шеф и пара поваров на подхвате. Девушка заметила, что все трое немного поежились, заметив её по ту сторону стойки, где официанты забирали заказы. Оно и не удивительно – сегодня в горячем воздухе кухни, Диана была зимним ветром Снежной королевы.

Один стейк, medium-rare, тар-тар из говядины, брускетта и фирменный десерт”, – объявила Ди и прикрепила оторванный от блокнота листок с заказом над стойкой. Затем она столкнулась с озадаченным взглядом шефа, прекрасно понимая его минутное недоумение: он менял меню каждый сезон. Какие ещё фирменные десерты?

М-м-м… Мятно-шоколадный парфе?” – предположила Диана, вспоминая десерты из их меню. Ещё мгновение и Рик кивнул в ответ.

Так, вы слышали её. За работу!” – Рик.

Что ж, действительно, за работу.

Первыми на очереди были закуски и пока повара возились с ними, Диана вернулась за стол к главной беде ресторана на сегодня. Вернулась, неся с собой графин воды с долькой лимона. Наполнила стакан водой, уверила Берч – если та вообще слушала Ди – что ее заказ скоро будет готов. И обратно на кухню.

По пути официантка задержалась в винном погребе, точнее подвале, ресторана. В такую погоду лучше было бы пить что-нибудь легкое, из белых вин. Если бы только Берч соизволила поинтересоваться, что есть в меню такого, к чему можно подать белое вино. А так придется изворачиваться – Ди скорее вздернется, чем подаст к говядине что-то из белых вин.

К этому опросу она еще вернется, а пока – закуски. Тар-тар из говядины и брускетта. Ди подхватывает блюда на поднос и возвращается к столику. Девушка шла быстро, и все же, не торопилась: спешка уродует человеческие движения, делает их резкими и дергаными. Когда лишь одна рука поддерживает поднос с почти-что-произведениями-искусства, дерганность движений непозволительна.

Непозволительна вдвойне, если каждое движение может оказаться записанным в блокнот критика. Как будто гвозди в крышку гроба репутации ресторана. Так что Диана старалась изо всех сил. Она и так могла себе представить, как Берч забивает крышку гроба над The Waterboy. Тук-тук-тук.

Какой-нибудь другой официант уже попробовал бы заглянуть, хотя бы краем глаза, в заметки Берч. Только не Диана. И дело здесь даже не в профессионализме, а в сугубо личном уважении к личным границам. Сначала своим границам, которые она охраняла с ксенофобским упрямством, а после, к чужим – признавая за другими такое же право. Так что Берч была предоставлена своему блокноту без тени сомнений. Хотя, если честно, Ди хотелось бы проникнуть в голову Николь. Может быть, поняв её, она сумеет сделать последующие удары арматурой менее болезненными?

Возможно. Только тропинки в голову Снежной королевы не видать: Берч холодна и далека, как Сибирь.

Между закусками и стейком, обязательно стоило подать вино. Диана снова вернулась к полкам с вином, размышляя и мурлыкая себе под нос какой-то незамысловатый мотив, который зацепился в её голове из радио. Так она ведет себя всегда, когда размышляет, и думает, что за ней никто не приглядывает.

Сейчас Диана искала среди бутылок что-нибудь красное и легкое.

Ах, иди-ка сюда…”, – Ди прищурилась и достала среди среди прочих бутылку Zweigelt. Австрийское. Вот уж неожиданный выбор, только ради этого хорошие рестораны и нужны – давать новый гастрономический опыт, верно?

К тому же, Диана была уверена, что Zweigelt будет хорошим выбором. Легкое, красное вино с ягодными нотками и низкой кислотностью и терпкостью. Охлажденное до 64 градусов по Фаренгейту, Ди принесла вино за столик и наполнила бокал Берч, пока та не сказала “хватит”. Одна только примечательная деталь: фактический цвет австрийского вина не красным, а ближе к фиолетовому.

А теперь к главному блюду.

Вернувшись на кухню, Диана нашла на стойке тарелку со стейком рибай. Уже отделенное от кости, мясо было золотисто-коричневым снаружи и идеально розовым внутри. Рик постарался на славу и наверняка стоял над мясом с цифровым термометром, ожидая пока стейк внутри прогреется до нужных 115 градусов по Фаренгейту.

Показав шефу большие пальцы вверх, Диана подняла рибай на поднос и понесла к Снежной королеве подношение из говядины, с ароматами сливочного масла, чеснока и розмарина. По не совсем скромному мнению официантки, таким стейком можно было растопить любое сердце. [Если оно вообще есть]

Затем, десерт. Диана предложила именно парфе, потому что нужно было закончить заказ чем-то легким – особенно учитывая летнюю жару снаружи. Замороженная смесь взбитых сливок, сахара, ванили, шоколада и мороженого была как раз чем-то легким и приятным, а добавление мяты давало освежающие нотки.

Оставалось только надеяться, что Берч будет настолько же беспристрастна в оценке, насколько же сурова. Диана как раз снова остановилась поблизости от столика, ожидая новой команды.

[NIC]Diane Kirsch[/NIC][STA]repeat after me[/STA][AVA]https://i.imgur.com/DNisDdz.gif[/AVA]
[LZ1]ДИАНА КИРШ, 28 y.o.
profession: официантка в "The Waterboy"
[/LZ1]

Отредактировано Camelot Humphrey (2021-11-11 22:58:05)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I’m awake I’m alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно