Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » killer on the road


    killer on the road

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    Feng & Emily
    https://i.imgur.com/afv2acz.gif
    играть будем встречу на трассе и труп в багажнике (с)

    +3

    2

    Unbearable or great You gotta love every hour, you must appreciate.
    This is your time. This is your day. You've got it all.

    http://sg.uploads.ru/Xbhjd.gif http://s8.uploads.ru/QmcDS.gif
    Don't blow it away

    Новый день бьет в глаза беспощадным солнцем, что уже успело подняться. Вокруг слишком громко щебечут птицы, а люди орут не тише. Сквозь эту какофонию звуков из динамика скромной кафешки пробивается какая-то незамысловатая мелодия, в такт которой я дергаю ногой, даже не обращая на это внимания. Уже долгое время всё кажется естественным и правильным. Это как после нескольких лет бродяжничества и скитаний, наконец, понять, что находишься на своем месте. Вот только чувство это мимолетно и едва ли однозначно, уже завтра оно улетучиться, вытесненное желанием угнаться за собственной жизнью.

    Это вечная игра в догонялки, выкидывающая тело на прибрежные полосы, по которым можно с улыбкой шлепать промокшими насквозь ботинками; в леса, где, повиснув на замшелой ветке, хочется поболтать ногами над зеленеющим холстом всего сущего; на обочины трасс, где проезжающие мимо машины сдувают отпечаток человеческого следа в пыли; на шаткой лодке, свесившись через край которой, можно захватить ладонью прохладной воды…

    Но это будет завтра. А сейчас я здесь, в мерном завывании ветра и шуме океанических волн Майами. На данный момент в родной, но не особо любимой Филадельфии меня не было уже полмесяца, ибо именно столько продолжается мой спонтанный трип по близлежащим штатам. У меня не было никакой цели вроде «доехать туда» или «увидеть то», нет. Просто стало невыносимо одиноко без привычной тяжести на плечах – то ли рюкзака, то ли неба над головой. Просто захотелось вновь поражаться естественности каждого нового шага и странности любой остановки. Просто покой приелся. Просто пора было создавать новые повороты жизни.

    Перекидываю через плечо рюкзак, чтобы ещё полдня бесцельно прошататься по городу, где весна в разы теплее, а потому где-то в душе пляшет самое настоящее лето. Не душное и пыльное, липшее к телу мокрой майкой, а светлое и ясное. То, что расцеловывает небо пушистыми облаками, что пускает по воздуху больших стрекоз с блестящими крыльями и разноцветных бабочек. И нет, мир не становится от этого внезапно идеальным. Просто лица становятся яснее, улыбки шире, а каждое новое мгновение – маленький бесценный подарок, наполненный искренним счастьем. И хочется вобрать всю это прелесть простого дня, так напоминающего о лете, сложив его солнечными зайчиками в карманы, собрав в охапки цветов.

    Последующие полнедели я провожу, скитаясь от компании к компании, и от машины к машине, курсируя между городами автостопом. Со мной просто – у меня есть общее направление, некий ориентир, но нет никаких конкретных целей, а потому под меня не надо подстраиваться. Так с одной пожилой парой я прогулялась по Орландо, позже, с какой-то шумной компанией студентов оказалась в Саванне, с девчонкой по имени Хлоя, которая, как и я, путешествовала одна, зависла в Миртл-Битч, где зачем-то купила огромную голубую шубу, которая априори бы не влезла в мой рюкзак и для которой пришлось покупать отдельный чемодан. После этого с Хлоей мы разминулись, а я набрела на дальнобоя с до неприятного доверительным выражением лица и бархатным тембром голоса. Ему бы больше подошли второстепенные роли в каких-нибудь сериалах, а не километры дорог, фура и придорожные шлюхи. Но говорить об этом я, конечно же, не стала, хотя бы потому, что он был готов подвезти меня почти до конечной точки моего пути, что было мне только на руку, ибо носиться по городам и весям с увесистым чемоданом позади было уже не так удобно, как с одним рюкзаком.

    Смотря на своего жизнерадостного водителя, оставалось задаваться лишь одним вопросом: ну кто променяет нормальную жизнь на дорогу? Вечно в пути, вечно думаешь о километрах и литрах, о конечной цели, потому что едешь именно куда-то, а не просто едешь. Но стоит с шумом захлопнуть двери, услышать гул мотора и понять, что все вопросы отпали. Потому что дорога – тот же наркотик. Ведь ничего не стоит просто запрыгнуть в машину и отключится от снующих повсюду малоприятных мыслей. От всего внешнего мира, от проносящихся мимо ландшафтов, городов и людей тебя отделяет лишь дверь автомобиля и тонкое стекло окна. И этой преграды, в сочетании со скоростью, вполне достаточно, чтобы изолировать себя от всего, что остается вокруг, от всего необъятного мира, от всех жужжащих в пространстве реальности проблем. Просто катишь и катишь. Куда-то вдаль от всего привычного. Так и мы, катились вперёд, наблюдая сверху за обыденной жизнью простых людей.

    Мы останавливались в дешевых закусочных, чтобы перекусить. И в одной из них наблюдали танец смешной малютки лет пяти, которой не терпелось добраться до острова Бакстон, но её родители всё  «что-то разглядывали в своей непонятной карте», поэтому девочка начала отплясывать по всему залу под "I Want to Break Free", чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание. Мы слушали старые диски и песни, ставшие классикой. Стив улыбался в пушистые усы каждый раз, когда я путала слова или донимала его рассказами или вопросами, ожидая ответы с высоты его опыта. Мы останавливались, когда, привыкшие к дороге глаза, не различали уже ничего, когда затекшие ноги требовали пройтись, когда гудели спины, и шумело в ушах. Я вдыхала сладких запах медоносных цветов, носилась, словно угорелая, отбиваясь от пчёл. Я смотрела в безоблачное синие небо и кружилась под его необъятным простором. И каждый раз я обязательно возвращалась с какой-нибудь простой ромашкой за ухом. Игривый ветер обязательно сдувал цветы куда-то под сиденье, и было бы совсем неудивительно, если бы к вечеру Стив нашел у себя в машине целый букет.

    Дорога шла вперёд, вилась по холмам, спускалась к рекам, будто толстая полосатая змея. Тропический пейзаж уже давно успел смениться лесами. День постепенно клонился к вечеру. Ветер начал приносить еле заметную свежесть после изнуряющей духоты. Скоро землю зальет винным цветом заката. Облака будут похожи на клубы сладкой ваты, время станет вязким, словно карамель. А после того, как солнце только уйдет за горизонт, его лучи, словно рикошетом, будут продолжать освещать землю. Завораживающее зрелище, которое я буду встречать в одиночестве посреди дороги, ибо пришло время прощаться со Стивом, который в паре километров отсюда уже собрался вставать на прикол, даже несмотря на то, что солнце ещё не зашло. Я же не собиралась терять зря время, поэтому, распрощавшись с мужчиной пошла дальше по дороге, но уже достаточно скоро выдохлась.

    Тут и нашелся огромный плюс в приобретении чемодана – на нем хотя бы можно сидеть, а так явно удобнее голосовать. Жаль, что толку от этого никакого, ибо на дороге не то, чтобы было мало машин, их не было вообще, о чем меня, кстати, услужливо предупреждал Стив, но когда я кого слушала. Подперев кулаком подбородок, раздраженно пялюсь в горизонт, словно там должен кто-то появится лишь под действием силы моей мысли. Но там было пусто. Пусто сейчас, пусто через десять минут, пусто через полчаса. Где-то между этим я периодически вскакивала и, пнув чемодан, шла дальше. Правда мой внезапный запас сил из раза в раз очень быстро иссякал.

    И нашла её смерть в пыли дорожных обочин, – не особо жизнерадостно констатирую собственную учесть, уже явно готовясь провести ночь, плетясь к ближайшему населенному пункту. Когда отсутствие жизнерадостности достигло своего пика, до слуха донесся шум приближающейся машины. Что-то мне подсказывало, что сиди я на попе ровно и ничего не предприними, машина попросту проедет мимо. Поэтому, не особо размышляя над тем, что собираюсь сделать, выскакиваю на дорогу, вытянув вперед руки, зажмурившись и отвернувшись, моля всех богов, чтобы меня не задавили.

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    +2

    3

    Все что было до меня, обнуляй.
    Жизнь море. Ща поныряем.
    Только ты давай, мне доверяй...

    - Ты, блять, охуела?! - Нервы на пределы. Тонкая струна натянута и даже малейшее прикосновение - порвет ее. Девица на дороге то самое прикосновение. Порвала, блять! Нахуй взяла и порвала! Орать на незнакомого человека, это не входит в норму моей новой жизни. Зачем сотрясать воздух, если можно просто распороть мягкую плоть и прекратить существование этой ошибки природы в принципе? Раз и навсегда избавить прекрасную вселенную от очередного ничтожества, мнящего себя если не центром вселенной, то пупом земли - так точно.
    Но она не понравилась мне сразу. Еще издалека заметив одинокую фигуру на дороге, сидящую на чемодане, прибавил скорости. Брать попутчиков последнее, что нужно человеку, везущему в багажнике расчлененные останки человека. Мне бы доехать до самого центра пустыни, закопать эти ошметки и вернуться к насущным делам. К тем, кому еще предстоит попасть в мою стальную хватку. Только подруга оказалась куда прозорливей, словно читая мои мысли, сработала на опережение - выскочила на дорогу. Сука! Как будто мне не похуй закапывать один труп или два.
    Дверца с шумом закрывается. Я никогда не жалел ни машин, ни шлюх. Так уж случилось, что в моем понимании все женщины - шлюхи. Спасибо матушке за великую любовь ко всем женщинам. Любовь и уважение, которых нет в принципе. Только желание: животное, ни с чем несравнимое желание. А потому: эта сука не понравилась мне сразу, подойдя поближе, она не понравилась мне еще сильнее, ведь я захотел ее трахнуть.
    Я оказался перед трудным выбором: сбить суку или остановиться. Если бы я знал, что ожидает дальше - не жалел бы, сбивал и закинул в багажник вторым телом. Но какого-то хера жму по тормозам. Боги подкидывают тебе выбор, а потом долго смеются над последствиями. Гром - это ебучий смех, и мы оба его слышим.

    А я хитрее тебя не встречал
    Но ты строишь глупую из себя
    Но ты же знаешь, не суть сильно
    Тебя сегодня добровольно или насильно?

    - Я вернусь завтра вечером, но если что: на телефоне. - Раздаю последние наставления своему помощнику, прежде чем сесть в машину. С такими заданиями обычно справлялись рыбы поменьше, но мне самому стоило выдохнуть. Привести в порядок мысли. Остаться наедине с собой. Что может быть лучше - дороги на край мира? Только дорога в любимой машине с музыкой и без вечного "не кури здесь".
    Почему-то, женщина, приходя в твою жизнь, думает, что имеет право: голоса, раскидывать свои вещи по твоей квартире, пытаться внести свои порядки в твою жизнь. Начинает возмущаться, когда хоть что-то идет не по_ее_плану. Очередная женщина решила, что хоть что-то значит для меня. Нонсенс!
    В попытке убежать от одной, чуть не сбиваю другую. Она выскочила на дорогу так неожиданно и суицидально, как способен только молодой глупый олень. Быть раздавленной почти получилось, но в последний миг успел вывернуть руль, затормозить, только для того, чтоб вылететь из машины и убить эту_суку своими руками.
    Сдерживаться в обще-то не хотелось, потому хватаю эту полоумную под локоть и тащу к машине: - сдохнуть хотела? Или совсем в голове пустота?! - Остановившись у капота, толкаю девицу на машину. Не сильно, но достаточно для того чтобы она ощутила боль от удара об металл.
    Одна из бывших шутила, что Кейну давно пора надеть на меня намордник, так вот это одна из тех шуток, которые не шутки. И сейчас мое сходство с взбешенным ротвейлером было как никогда близко, разве что слюна не стекала изо рта. - Ебанутая... - рычу, но уже тише. И ей бы врезать хорошенько, потом трахнуть, а закончить пулей в голову, но вместо этого кидаю раздраженный взгляд на наручные часы: нет времени. - Садись на переднее. - Что делать с этой сукой решу потом, а пока раз такая смелая, нужно глянуть насколько.
    Не вовремя звонит телефон, это мой зам, потому отвечаю: - если Кейн в порядке, то я перезвоню. - Слышу ответ, сбрасываю. Сейчас мне не до обсуждения работы. Хватаю чемодан и заталкиваю на заднее сидение. В общем-то, и ее затолкаю в машину, если нужно будет. Как я уже говорил, мне в общем-то плевать, хоронить одного или двух. Но пока она еще дышит... дрянь мелкая.[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    +2

    4

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    В опасности есть своя прелесть. Она способна притягивать, становиться тем самым запретным плодом, который так хочется вкусить. Она подталкивает на безумные авантюры, она заставляет поступать бездумно и глупо. Она вытаскивает за рамки, вынуждает перейти черту. Она слишком часто граничит со смертью, идя с ней рука об руку, скрываясь в тёмных углах, утопая в людях. Опасность для тех, кто живёт одним днем, кому плевать, что будет завтра, потому что существует только момент и те зашкаливающие эмоции, что взрываются в нем фейерверками, от чего кровь бежит быстрее по венам, а сердце стучит в бешеном темпе.

    Опасность притягательна. Опасность в тебе, в той бешеной скорости, что летит прямо в меня. И вместо того, чтобы страшиться, я хочу распробовать её.

    Быть раскатанной в лепешку невесть где на пустынной дороге едва ли входило в мои планы. Особенно в 23. Особенно, когда ещё столь мало сделано, увидено и познано. Особенно, когда водителю приближающейся машины вряд ли будет хоть какое-то дело до сбитой девушки, ставшей побитым месивом. Это понятно по тому, как, не сбавляя скорость, он продолжает нестись вперёд. Я закрываю глаза, слышу, что машина не останавливается. В какой-то момент это становится похоже на игру кто кого: я всё-таки убегу обратно на обочину или машина остановиться. Но позже игры заканчиваются, и становится по-настоящему страшно, когда тело немеет, а я понимаю, что едва ли смогу пошевелиться и отойти, даже если захочу. И поэтому, сжавшись от страха и чувствуя напряжение в каждом мускуле, я просто стою, ожидая, что будет дальше.

    a man on your side
    someone that you think that you can trust

    Is just another way to die

    До сознания долетает визг шин. Потом становится невероятно тихо – настолько, что непонятно, как в такой тишине вообще может что-либо существовать. Затем слышится щелчок открывающейся двери машины. А далее слышится дикий ор. Я открываю глаза.

    Вылетевший из машины парень похож на обезумевшего, видимо, ему не каждый день под колеса кто-то прыгает. А жаль, так бы был готов к нашей внезапной встрече. Я нелепо и сконфуженно улыбаюсь, пока он, подхватывая под руку пихает на капот машины. Лишь ойкаю и морщусь от боли, в остальном выказываю полную непроницаемость, словно давая ему возможность выговориться и проораться. В принципе, будь я на него месте, отреагировала бы точно так же. Но и меня можно понять: я задолбалась сидеть на обочине трассы, которой ни конца, ни края.

    Вообще-то, – я внезапно усмехаюсь, когда в памяти возрождаются события недавних дней, – какая-то бабка в Орлеане нагадала, что сдохну я от того, что меня придушит будущий парень, – моя совершенно наивная, оптимистичная манера повествования и рядом не стояла с колкой, звучной злостью парня напротив. Это как гасить бычок о стену. Но я делаю вид, что не замечаю этой разницы в настроении между нами, и продолжаю. – Звучало, конечно, эпично и малоправдоподобно, но зато там не было ни слова о том, что меня собьет машина, а это самое главное, – внезапно замолкаю, смотря на парня снизу вверх, внимательно наблюдая, как он пыхтит от злости, смотря так, будто вот-вот сам меня прикончит. – Так что вариант про пустоту в голове куда вероятнее, – запоздало добавляю я и улыбаюсь.

    Кажется, он остывает. По крайней мере, перестает орать, даже повелительно резким тоном указывает сесть в машину, что я тут же на радостях несусь выполнить, пока он не передумал. Лишь замираю на мгновение перед самой дверью, наблюдая, как он заталкивает несчастный чемодан с непонятно зачем купленной шубой на заднее сиденье.

    – А не легче было бы в багажник запихнуть? – спрашиваю, смотря на парня скорее заинтересованно, чем недоумевающе. Но он окидывает меня таким взглядом, что становится понятно: нет, не легче. Я лишь пожимаю плечами и сажусь в машину. – Ну нет, так нет.

    Заботливая мамашка бы уже сто раз пробубнила бы мне над ухом, что негоже приличной девушке садиться в машину к незнакомому человеку. Тем более, когда он так смахивает на бешеного пса, что только сорвался с цепи. Беда в том, что я никогда эту сердобольную женщину не слушала, живя по своим никому непонятным правилам. Так что, вряд ли стала бы слушать и в этот раз. Наоборот, срывающееся на приключения сердце воспринимает происходящее, как новою авантюру.

    – Кстати, - понимаю, что куда лучше было бы, если бы я заткнулась, но я вновь начинаю говорить, – спасибо, что остановился. Ну или что не сбил, даже не знаю.

    +1

    5

    В моей стране принято, чтобы женщина была кроткой и тихой. Чтобы не перечила мужу и была надежным тылом. Молчаливым, красивым и надежным тылом. В США женщины были другими, чем каждый раз поражали, злили или заводили. Нет ничего хуже осознавать, какой контраст между женщинами там и здесь, а потом прийти к пониманию, что более сексуальны эти. Такие сумасбродные суицидницы, кидающиеся под колеса автомобиля.
    Шутки этой безумной быстро охлаждают дикое бешенство. Падаю водопадом с горы в ее улыбку, разбиваясь пеной бешенства о спокойные шутливые интонации. Уже сейчас стоило пристрелить эту пташку, не позволить манипулировать собой. Защититься от ее легкости и непринужденности. Снести пол головы выстрелом в лицо и продолжить спокойную жизнь, не обремененную ничем. Особенно - ею.
    Вместо этого мудрого решения, вмещаю огромный и достаточно тяжелый чемодан в салон автомобиля. - У тебя там труп? - Бурчу под нос, прекрасно понимая, сколько весит мертвое тело и каких размеров нужна сумка. Было бы очень забавно встретить человека на дороге с телом в багаже. Совсем, как у меня. Это ведь так романтично закапывать два трупа вместе, да?..

    Занимаю место водителя, закуриваю. Это уже привычка. Времени покурить перед поездкой обычно нет. В дороге, при разговоре, в дела. Когда есть минута отдохнуть, предпочитаю потратить ее на сон или секс. Отец научил, что в постели нет место сигаретам. Только, если девушка не против. Воспоминания мягко прикасались к самой темной странице жизни в Китае. Первой любви, которая стала шлюхой отца. Девушке, о которую тушили сигарет только за то, что я осмелился в нее влюбиться. Больше не позволяю себе ничего подобного. Закрылся, как на английский замок. Стучи - не стучи.
    - Куришь? - Предлагаю сигарету, шумом голоса отвлекая и вытягивая из болезненных воспоминаний о прошлом. - Не благодари, следующего раза не будет. - Как будто уже жалею, что остановился. Мотор завелся тихо и покладисто, как любая китаянка. Скорость росла быстро, уже через пару минут машина набрала больше сотни километров в час. - Ты же в курсе, что впереди только пустыня? - Поворачиваю голову, рассматриваю лучше: хороша чертовка. Хо-ро-ша.
    На сотни миль вокруг только пустыня, да редкие ранчо. Если через несколько часов встретится заправка - большое везение. И теперь встает вопрос, где же мне ее высадить, если через полдня пути я собирался свернуть и поехать по бездорожью? - Куда бежишь? Или от кого? - Никогда не отличаясь особой проницательностью, сейчас метил пальцем в небо. Чтобы хоть немного понять кто эта дамочка с дороги. Кто вообще мог зайти так далеко от города и зачем? Уже через пятнадцать минут совместного путешествия понимаю, почему кто-то другой выкинул ее, закинув следом чемодан.
    Совсем недавно ясное небо, затянуло тяжелыми грозовыми тучами. Копать под дождем - отдавать дань тяжелой сырой земле. От всего помогает соленая вода. Она же слезы. Она же пот. Она же не даст окончательно утонуть в своих переживаниях.

    Вспомнился эпизод из детства, когда на складе отца я нашел старую видеокассету, вставив ее в проигрыватель - запустил. Там была порнуха с какими-то европейками. Юношеский организм отреагировал понятным образом, но я ничего с этим не успел сделать. В подсобку зашел отец и увидел, что именно проигрывается в телевизоре. И я - стою и сморю. От отцовского взгляда не укрылось ничего... тяжело было потом прятать синяки от учителей и врать, что это из-за соревнований, на которых переборщили с силой.
    Мне не было стыдно, вот только еще с того времени запомнил, что бабы - даже ненастоящие - приносят только проблемы.

    Дождь лучшая музыка, которую я когда-либо слушал. Монотонный перезвон капель и успокаивал, и дарил спокойствие. Капли очень быстро набрали вес и вместо мороси по капоту и крыше стучали тяжелые капли воды. Иногда даже срывался град. Впереди была только дорога, но перед глазами бледная кожа и расплывающиеся синие отметины от градин. Мимолетное видение - как лучшее, что могла преподнести жизнь. Боль, умещенная в хрупком женском теле. - Тебе повезло. - Сухо констатирую факт. Из приоткрытого окна в салон залетают мелкие влажные капли. Девчонка морщит нос, что заставляет меня улыбнуться. Труп в багажнике отошел на задний план. Даже получилось расслабиться.
    К чему бы это?..
    Дождь или непринужденная легкость бытия, так и сквозящая каждым жестом и словом из спутницы. Случайной, нежеланной гостьи в моем мире.[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-11-06 02:26:15)

    +2

    6

    Морщусь, когда въедливый сигаретный дым разносится порывами ветра по салону, и жестом отказываюсь от предложенной сигареты. Не курю. Как попробовала в далеком детстве, стащив у матери из сумки сигарету и чуть не задохнувшись от собственного кашля, так и не тянет до сих пор. Теперь с трудом переношу запах сигаретного дыма, что можно заметить по кислому выражению моего лица, которое я безуспешно пытаюсь сгладить улыбкой.

    Нет, – честно отвечаю на его вопрос, отчего, наверное, выгляжу глупо. – Если честно, я вообще не особо представляю, где мы сейчас, – отзываюсь сконфуженно, совершая ошибку за ошибкой. Усыпленная стрессом бдительность так и не начинает возмущаться на предмет того, что, находясь в машине с едва ли внушающим доверие парнем, я во всеуслышание говорю ему, что не понимаю, где нахожусь. Ты ещё скажи, что у тебя телефон разрядился, и что искать тебя точно никто не будет. Поугараем, когда тебя изнасилуют или убьют.

    Никуда и из ниоткуда, – пожимаю плечами, пытаясь подобрать более подходящий ответ на его вопрос. Но понимаю, что этот будет единственно верным. – Ни от кого и ни к кому, – у моей сердобольной бабули от этих слов, наверное бы сердце кровью обливалось. Она бы подумала, что я совсем одна, без близких и крова над головой. Несчастная пташка. Что, по большому счету, так и есть. Вот только меня это устраивает. Никто не тянет назад, никто не подгоняет вперед, никто не врывается в личное пространство, желая отхапать кусок. Есть только я.  – Я путешествую, – поясняю, хоть это и не совсем правда. Это не путешествие. Это образ жизни: менять локации, встречать новых людей, не обживаться, не привыкать, не стоять на месте, открывая дверь каждого нового дня, как невероятное приключение. – А ты? Собираешь полоумных вдоль трассы? – сквозь усмешку, пытаясь сгладить натянутую атмосферу и, если честно, заставить его хоть немного улыбнуться. Не в попытках поднять ему настроении. Нет. Об этом я думаю в последнюю очередь. Просто хочется убедиться, что его лицо способно выдавать что-то помимо этой напряженной серьезности, которая проникает внутрь необъяснимым напряжением, на которое я пытаюсь не обращать внимания. А стоило бы. Стоило бы быть умнее и всмотреться в его жесткий взгляд. Стоило быть бдительнее и вслушаться в сухой тон его голоса. Стоило бы хоть немного позаботиться о особенной безопасности, а не свято верить, что всё как всегда обойдется.

    – Слушай, я понимаю, что свалилась на тебя буквально из ниоткуда…, – прикусываю нижнюю губу, словно до меня только сейчас наконец дошло, чем всё могло закончиться. Как для меня, так и для него. Но быстро выныриваю из этих мыслей: зачем думать о худшем исходе, если всё хорошо.  – И буду очень благодарна, если ты не выкинешь меня обратно под дождь, – неохотно перевожу взгляд на беспросветную тьму за окном, где холодно, сыро и страшно. Нервно сглатываю, понимая, что оказаться там сейчас совсем не хочется. – Будешь смеяться, но у меня даже зонта нет. А труп, – киваю на чемодан, вес которого парень прежде сравнил с весом безжизненного тела, – это шуба. Купила непонятно зачем. Наверное, чтобы моль съела, – по тону голоса слышно, как я всё дальше ухожу в мир беспечной болтовни, не замечая, что сваливаю на человека рядом кучу совершенно ненужной ему информации. И тут е одергиваю себя, сменяя тон голоса на безапелляционно серьезный. Такая резкая смена настроения со стороны, наверняка, выглядит комично. – Я это к чему: я и так беспомощна и беззащитна, и из средств самообороны у меня только шуба, голубая, – добавляю зачем-то, будто мне это даст лишних очков к убедительности, но добавляет только к тупости, – поэтому буду рада, если ты выкинешь меня не где-нибудь здесь, а хотя бы на ближайшей заправке, – неловко улыбаюсь, ловя на себе его острый взгляд. – Я даже постараюсь заткнуться, – мать с детства учила, что нельзя давать обещаний, которые не сможешь сдержать, но я естественно не придерживаюсь ни одному из её жизненных уроков. И, едва сказав о том, что заткнусь, вновь нарушаю тишину. – Я, кстати, Эми.

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA][SGN] [/SGN]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    Отредактировано Sonya Ellington (2021-12-03 16:29:47)

    +2

    7

    Клин выбивается клином. С женщинами - самая рабочая схема. Лучшая. Когда одна ебет мозг, забей на нее и сходи-ка лучше выеби другую. Америка - страна возможностей, а уж в плане секса тем более. Тиндер, хуиндер и подобная фигня создана чтоб снимать и сниматься. У меня нет времени на то, чтобы кадрить кого-то долго, зато есть время на быстрый перипихон и дальше расход. У каждого своя жизнь, да? До встречи, малая.
    Очередная телка, которая надумала устанавливать правила в моем доме, оправилась в долгое и конкретное путешествие "нахуй за дверь". Жаль, что из мыслей все ее слова также легко не выкинуть. Есть у баб ебнутая особенность залезать под кожу, выслушивать проблемы, а после - все их вытаскивать наружу и бить в самое, блять, больное место. Не открывался, но даже закрытый на все замки, как-то пропустил в свое пространство и голову. Очистив территорию оставалось самое сложно: перестать париться над тем, что она в общем-то была неплохой и весьма подходящей. Была - здесь самое главное.
    С утра я будто застрял в замкнутом пространстве - в своем собственном доме. Мне тесно и душно. Я один, но по ощущениям, как будто меня размножили, расфасовали и расставили по периметру комнаты. Я один, но нас много в тоже время. Так недолго и до клаустрофобии дойти. Рывком с кровати - на балкон. Ощутить утреннюю прохладу и решить, что здесь места нет. Может позже и смогу выдохнуть, смириться и дальше жить спокойно.

    Рассказ собеседницы не вещает ничего нового, в общем-то, я и так все это знал. Пропускаю мимо ушей, только вжимаю педаль в пол, разгоняя машину до максимума. Нет, это не ее влияние, просто хочется побыстрее добраться уж куда-нибудь, блять. Избавиться от этой телки и выполнить работу. Работу все-таки любил выполнять хорошо, не впутывая каких-то левых людей. Пташка - путала все планы. Вновь начинал злиться, но уже на себя.
    Девчонка говорит, поглядываю изредка, оценивая стоит ли вообще игра свеч. Быть джентльменом - не обязательно, чтоб стянуть с нее трусы. Здесь можно сделать с ней все, что захочется и никто никогда не узнает, что случилось. Я хочу ее, а значит - ей лучше открыть дверь и выпрыгнуть на ходу. Прямо сейчас.
    Щелк. Двери заблокированы. Детка, у тебя был шанс.
    Вопрос риторический или я действительно должен ответить? Кривая ухмылка, только глаза все такие же напряженные и серьезные. - Нет, только тебя. - Даже в голосе чувствуется угроза, уже не говоря о движениях. В каждом ощущается сила и звериная агрессия. Это то, что чувствую нутром. И это все порождает страх. Эй, пташка, тебе еще не страшно?

    Киваю, будто принимая ее мысли. - Розовая? - Это я о шубе, но девчонка говорит, что голубая. Пожимаю плечами, как-то будто голубая шуба даже лучше. - Не съест. - Но на самом деле задумываюсь, а будет ли такую искусственную херню жрать моль? Неужели, им вообще похеру? Похоже на людей, которым плевать с кем быть.
    Включаю музыку, но даже это не перебивает голос девушки. Только вздыхаю, но отвечая на ее имя своим: - Фэнг. - Между приступами недовольства, все-таки, отмечаю что такие фотомодели в моей кровати не отдыхали давно. Как будто сев в мою машину она обязана сесть и на член. Наверное, был бы ни против. - Слушай, давай поиграем в игру? - Предлагаю, чуть скосив на нее взгляд. Замолчала, слушает. - Ты заткнешься, а я не прострелю тебе колено. Если поняла - кивни. - Улыбаюсь, когда замечаю еле уловимый кивок. Добавляю, чуть тише: - я пошутил. - Нужно ли ей знать, что на самом деле - нет?

    Через пол часа впереди виднеется одиноко-стоящий на дороге хостел с названием "приют путника", дождь даже не думал утихать. Время было довольно позднее, потому свернул на парковку. В общем-то, ехать дальше не имело никакого смысла. Стоило распрощаться с девчонкой... ну, или все-таки сначала ее трахнуть. - Деньги есть? - Нет, я не собирался снимать ей номер, но если телка с голой жопой, то может переночевать у меня. Возможно, даже не потребую с нее ничего. Возможно.[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-11-07 21:22:39)

    +2

    8

    Никогда нельзя сказать наверняка, знаешь ли ты человека рядом. Мы редко знаем даже тех, с кем живем под одной крышей, с кем просыпаемся по утрам и кого целуем на прощанье. Можно каждый день обмениваться улыбками с серийным маньяком, свято веруя при этом, что это самый добрый человек из всех, кого ты только знал. Можно мысленно гнобить соседа за излишнюю скупость на эмоции и считать его черствым сухарем, не зная, насколько у него доброе сердце. Мы зачастую не знаем даже самих себя, погребенных за множеством масок, которые мы надеваем в зависимости от ситуации. Встреча с родственниками – маска обходительной вежливости; посиделки с друзьями – маска главного клоуна компании; затянувшаяся беседа по пьяни –  маска понимающей искренности. А после, оставаясь один на один с самим собой, несложно натолкнуться на вгоняющий в ступор вопрос: где же среди всех этих многочисленных лиц мое настоящее?

    Что уж говорить о первых встречных. Внешность, манеры, стиль общения – это всё крючки, за которые мы цепляемся, будто они действительно имеют значение, будто они даже значимее того, что сидит внутри. По большей же мере они лишь лишняя мишура, укрытие, а часто и обманка. Но проще об этом не задумываться. Проще надеяться на интуицию, что она-то уж точно права, когда нашептывает нам, кому можно доверять, а кому нет.

    Резко сменившийся тон его голоса, с равнодушного до раздраженного, заставляет напрячься. Рефлекторно вжимаюсь в кресло, чувствуя, как каждый мускул наливается свинцом. Это оцепенение – поздно сработавший механизм самосохранения. Который у тебя спит беспробудным сном… Прорываясь сквозь него, коротко киваю. Как послушная марионетка. Боковым зрением замечаю его улыбку, но повернуть голову в его сторону и убедить себя в том, что мне не показалось, не хватает смелости. Его «я пошутил» долетает до меня словно сквозь вату, я с трудом разбираю сказанное, слушая только бешенный ритм собственного сердца, что бьет набатом в висках. С губ почти срывается «шутки у тебя так себе», но я заталкиваю это поглубже, отвечая фальшиво расслабленной усмешкой и поспешно отворачиваясь к окну, за котором нет ни-че-го. И это заставляет вжаться в дверь сильнее прежнего.

    Последующие полчаса дороги кажутся пыткой, когда в сознании всё ещё проносятся его слова, а пытливый ум пытается докопаться до сути, почему-то отбрасывая это тихое «я пошутил», при упоминании которого в грудине скребется мерзкий холод. Ни одной заправки нам так и не попадается, несмотря на все мои обреченные надежды, что из-за пелены дождя всё-таки покажется мутное отражение света фар на желанном знаке с обозначением ближайшей заправки. Вместо этого уставший от бесконечно черного взгляд цепляется за блеклую вывеску мотеля. И я, не скрывая, растекаюсь по сиденью от облегчения, когда Фэнг сворачивает на парковку. 

    Предвкушая возможность скорее отсюда выйти, почти пропускаю мимо ушей его вопрос. – А? – поворачиваюсь голову в его сторону, смотря на него впервые за последние полчаса. Пока мозг обрабатывает информацию, пытаясь из обрывков звуков собрать воедино его вопрос, в мыслях проносится наивное брось, это и правда была всего лишь шутка. – Да, есть.

    Поспешно выхожу из машины, как из клетки на свободу. Ватные, едва удерживающие на ходу ноги слишком очевидно говорят о изнуренном перенапряжением теле. И Фэнг наверняка видит это, пока я, пошатываясь, переминаюсь с ноги на ногу, зачем-то пытаясь держать лицо и делать вид, что всё нормально, пока единственное, чего мне хочется, это поскорее свалить отсюда, а главное – от него. У меня это едва ли выходит. Пока мы вместе вытаскиваем чемодан, вместе идем к стойке регистрации, вместе ждем, пока наше появление заметит хоть кто-то. Проходит несколько минут нашего взаимного раздражения, пока из какой-то комнатушки за стойкой регистрации не выходит щуплый сонный парень с трудом понимающий, где он, кто он и чего от него хотят. Испугавшись, что за свою нерасторопность ему придется отвечать перед раздражением Фэнга, я прошмыгнула к стойке первой, буквально чувствуя на себе прожигающий тяжелый взгляд. Не обращая внимания на пыхтение позади себя, наскоро справляюсь о двух номерах. Расплатившись и получив заветный ключ, поспешно удаляюсь с одной мыслью – закрыться на все замки и поставить чемодан под дверью, чтоб уж наверняка. Что и делаю, едва попадаю в номер.

    Разливающаяся по телу усталость тянет на кровать, на которую я падаю бесформенным телом, не подавая признаков жизни около получаса, пока меня не начинает пробирать предательское чувство, именуемое совестью. Даже спасибо не сказала… Рывком поднимаю себя с кровати, тут же расплачиваясь за это тяжелой болью в голове. Бросаю взгляд на подпирающий дверь чемодан, внезапно понимая, что в моем укрытии едва ли будет толк, ибо дверь открывается в другую сторону. Вот же дура… Оттащив чемодан к стене, достаю из него купленную в Луизиане бутылку бурбона, которая вряд ли доживет до места назначения, зная мою удачливость, и направляюсь к Фэнгу.

    Словно предупреждая о том, что не стоит этого делать, меня облизывает влажный холод. Ног касаются принесенные ветром капли дождя. Я морщусь, но не обращаю на это внимания, настойчиво стуча в дверь, надеясь, что ничего не перепутала и это его номер. Тихо. Слышен лишь звук орущего телевизора где-то вдали, удары капель о припаркованные машины и жужжание неоновой вывески, на которой не горит одна буква. Я почти решаю, что это тупая затея и думаю уйти, когда дверь всё-таки открывается.

    - Это опять я, да, - бросаю смущенно, наблюдая за его недовольным выражением лица. – Я поблагодарить хотела. Я его всё равно скорее разобью, чем успею распить, так что… Да…, - мнусь, понимая, насколько это нелепо всё выглядит и какой дурой я, наверное, выгляжу в его глазах. Хотя какая разница. - В общем спасибо, что подвез. Ну или за целые колени, даже не знаю, - протягиваю сжимающую бутылку руку. Опусти он на неё взгляд, наверняка заметит, что та заходится мелкой дрожью. То ли от ещё не отступившего страха, то ли от обдававшего спину холода. Но знать истинную причину я, если честно, не хочу.
    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA][SGN] [/SGN]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    +1

    9

    пару дней назад
    Жалюзи опущены, но повернуты на бок, лицо мужчины в полоску светотени, как будто олицетворяя тот баланс, на котором существовала китайская триада в США. Порнобизнес в США вполне легальное мероприятие, но это только верхушка айсберга. Если заглянуть под черную воду, можно ужаснуться какие тайны скрываются в крошеве из льда и черноты. - Фэнг, нам нужна информация. Кто-то роет под нас. Вынюхивает что-то. Мне это не нравится. Сделать нужно тихо, но радикально. - Кэйн сидит за своим столом и перебирает в руках четки с головой драконом. Он выглядит как и всегда-то: стильно, строго и расслабленно, но Тао хорошо изучил своего начальника. Лучше, чем тому бы хотелось, а потому замечает нервозность, граничащую с тихим бешенством. Если не решить проблему, она обязательно дойдет до точки не возврата. Взорвется, разнося ошметки во все стороны. Фэнг старался решать все свои дела сразу, не откладывая ничего на потом. Внутри всегда жила верная нетерпеливая собака, которая тихо скулила и металась по вольеру сознания, если какое-то важное дело откладывалось в дальний ящик. - Даю добро на любое воздействие, если будет результат. Единственное - не привлекай внимания федералов. Нам сейчас не до этих крыс. - Кэйн знает, что Тао не просто так стал хунг кваном, лучше его не было никого. Не будь его родословная подпорчена некоторой особенностью, о которой предпочитали молчать, в Китае мужчина мог занять очень высокий пост, но не всему суждено случится. Фэнг вырос безжалостным человеком. Ему ничего не стоило перегрызть горло любому за своего босса... впрочем, как и самому боссу, если тот утратит деловую хватку и решительность. Кэйн это знал, Тао это знал, и все об этом молчали, как будто такая незначительная деталь может помешать. - Не учи отца ебаться. - Усмехается Фэнг. Отношения у мужчин уже давно перешли в нечто семейное и подобный ответ лишь показывал, что все будет сделано в лучшем виде.
    сейчас
    Мне всегда нравились поездки по пустынным шоссе. Музыку на полную громкость, машина и никого. В этот раз даже телка на соседнем сидении не мешала. Сидела рядышком, молчала и как будто даже боялась. Ощущения страха от нее не исходило, но мозгом понимал, что так и есть. Ведь она перестала болтать и притихла. От этого я кайфовал даже больше, чем от дождя и дороги. Послушные бабы - лучшее, что придумал этот мир. Послушные и покорные. Только таким и получалось уживаться рядом. Хотя, кого я тут пытаюсь обмануть? Уживаться со мной получилось бы только у святой, любую другую или прибил бы, или... нет, определенно прибил бы.
    На парковке пара машин и все. Машины постояльцев или работников мотеля не имело никакого значения, вряд ли кто-то полезет проверять багажник моей тачки, а все остальное лишь частности. Эмили - видно - пытается быстрее покинуть машину и нет желания ее осуждать. Она права. Действительно права. Со мной страшно и некомфортно. Со мной подгибаются колени и замирает сердце. Кому-то такие игры нравятся, но ты, пташка, лучше лети отсюда подальше. - Окей, хватай свой чемодан. Всего хорошего. - Последнюю фразу она вряд ли слышит, закрыв дверь машины. Впрочем, на этом приключения не заканчиваются. Чемодан достать сама, этот утеночек, не может, потому приходится выходить и помогать. Откуда вообще появляется это желание - помогать ей - не понятно. Взрослая же девица, ну, в самом то деле. Взрослая!.. но поведение, как у ребенка. Это умиляло, но больше напрягало. Потому, раз уж вылез, помогаю донести чемодан до регистрации.
    Эмили все еще смотрит на меня с опаской, как будто ждет, что вот-вот я исполню свои слова и у нее станет на одну коленку меньше. На одну чудесную коленку... прячу улыбку, сохраняя максимально суровое лицо. Ожидание затягивается. Больше не лезу - ни с предложениями, ни с советами. Каждый живет своим умом. Каждый живет, а потом умирает. Иногда это происходит быстрее и неожиданней, чем хотелось бы. Никому не прожить вечность. Я тот, кто ускоряет и отнимает. Я тот, с кем лучше не цепляться даже взглядом. Пташка осознала это и торопится исчезнуть с радаров. Мне ли осуждать? Нет, пусть бежит и не оглядывается, а в следующий раз - смотрит к кому прыгает в машину.
    Работник мотеля выходит из своей комнатки неторопливо. Еще рано, чтоб спать, но он выглядит так, будто разгружал вагоны неделю и теперь у него есть пол часа на сон, но мы отнимет и это. Даже жалко его - могло бы быть, но не было. Эмили берет ключи от своего номера - и уходит, провожаю ее взглядом и только потом сам подхожу к стойке регистрации. Поддельные документы, наличка, и очки на очках. Да, вечером и в дождь. Капюшон толстовки накинут на голову - как будто защита от погоды, но на самом деле от камер. Единственный прокол - баба, которой зачем-то даже имя свое реальное назвал. Эта мысль приходит слишком поздно, отпустил. Не за волосы же ее теперь тащить в машину? Всем будет лучше, если она останется в пустыне. Возможно, и ей самой будет лучше. Ведь даже мимолетная связь со мной - не гарантирует внимания триады или русских, или итальяшек. Кому-то всегда будет интересно, что может рассказать очередная телка. Они прекрасно осознают, что ничего важного, но попытка то лучше бездействия.
    Дождь не унимается. Получив ключи, вначале возвращаюсь в машину, чтобы взять некоторые вещи и проверить как закрыл машину. Женщины имеют нехорошую особенность - забирают внимание на себя, и можно даже свою голову забыть, что говорить о машине? Оказавшись в салоне, открываю окно и закуриваю. Дым стремится наружу, и опадает с дожем на асфальт. Выходить не хочется. Посидеть вот так - тоже как-то очень здорово. В голове роятся мысли. Одна из них громче прочих: что теперь делать с девчонкой?
    пару дней назад
    Люди такие существа, которые обожают свою жалкую бесполезную жизнь. Держатся за нее и готовы буквально на все, только бы сохранить себя подольше. А для чего? Для каких-то никому ненужных свершений. Для детей/семьи/родителей. Оказавшись на стуле с лампой в лицо, многие расскажут все, что знают даже раньше, чем им начнут вырывать ногти. Так, вот, этот мужик - мелкая сошка - который пытался что-то выяснить, но объебался раньше. Попав в поле моего зрения - уже не уйти. Он и не ушел. Рассказал, как бравая итальянская мафия завербовала его. Захотела откусить часть нашего пирога, а может и даже больше, прибрать его к своим рукам.
    Вытирая его кровь со своих рук, я думал лишь о том, что допустил ошибку не только он, но и кто-то из наших. Впустил в ряды слабого человека. Груз вины ложился и на мои плечи, от чего становилось не весело. Я ненавидел допускать ошибки. Забитая ошибка безвольной куклой сидит на стуле, держась в своем положении только из-за привязанных рук и ног. Завтра мы отправимся с этим чудесным телом в пустыню, где он останется навечно. После завтра придется провести чистку рядов. Вряд ли этот червяк - единственный. А когда закончу со всем, сообщу в триаду, что дело сделано. Кэйн получает отчет о проделанной работе и полученных сведениях сегодня же. Его, как и меня, ситуация радует слабо. Порно - это легально, а вот снафф-видео уже нет. Зато такие фильмы стоят куда дороже, если не говорить о том, сколько получается собрать за трансляцию в режиме онлайн, где каждый желающий может заплатить кругленькую сумму, чтобы палач сделал с девушкой то или иное - очень неприятное и травмирующее - действие.
    США - страна возможностей, мать ее. Все покупается и продается, даже чужая жизнь, но с большей охотой - чужая смерть. Мы продавцы невозможного. Мы - ваш самый страшный сон.
    сейчас
    Докурив, все же выхожу из машины, закрываю ее и бреду к номеру. Дождь как будто только усиливается, потому в комнату прихожу порядком вымокший. Раздеваюсь, оправляю вещи сушится, а сам иду в душ. Вода - это отличное средство, чтобы смыть нехорошие мысли. Что делать с девчонкой так и не решил. Ее счастье, если смоется с мотеля до того, как я проснусь и решу, что все же буду с ней делать.
    Спустя пятнадцать минут вхожу в спальню и включаю телевизор. Жизнь как будто начинает играть новыми красками. Тело расслабляется и голова вместе с ним. Влажные волосы, чистое тело одето только в полотенце вокруг бедер. Минут черед пятнадцать, решаю, что лягу и усну под какой-нибудь тупой боевик. И все так бы и случилось, если бы не стук в дверь. Прежде, чем пойти открыть дверь, беру со стола пистолет и подхожу к двери. Смотр в глазок - та девчонка. Блять, уходи... но она все стоит и ждет. Ладно, допустим. Открываешь дверь так, что она не видит руку в которой пистолет, на всякий случай не убираешь его. Не понятно зачем она вообще вернулась. Паранойя говорит, что она может быть не просто телкой с трассы. Паранойя та еще стерва.
    Девчонка принесла выпивку и говорит спасибо, а я понимаю, что она определила свою судьбу сама. Так бывает, людей тянет в самый пиздец. Ее вот как притянул нехорошо. Мне совсем не хочется того, что придется сделать дальше, но понимаю, что иначе нельзя. Вздыхаю, будто сейчас закрою перед ней дверь, но вместо этого, хватаю ее за тонкое запястье и притягиваю к себе. - Какое колено тебе нравится больше? - Спрашиваю, прежде чем впиться в ее губы поцелуем, закрывая дверь за ее спиной. Не отпускаю, целую с напором и силой. Целую так, будто имею на это право. Как будто делаю это не впервые. И не понятно даже мне насколько я шучу на счет коленки, но понятно - лично мне - что у девчонки не так много времени. О с т а л о с ь. Пока что она не в состоянии увидеть пистолет, обнимаю ее за талию так, чтобы она не почувствовала рукоять спиной. Комната освещена только телевизором, потому легко скрыть пистолет, пока она его не увидела.
    Закончив поцелуй, разворачиваю лицом к кровати и в самое ухо: - садись, будем пить, раз пришла. - Пока она идет, подхожу к мини-кухне, открываю шкаф, прячу там оружие, и достаю взамен два стакана. Возвращаюсь к кровати, сажусь рядом, протягиваю один из стаканов. - У меня есть Nuts, ты пила когда-нибудь закусывая натсом? - Решаешь, что если набухается, то проще будет и трахнуть, и убить. Еще не точно решил, что будешь ее трахать, но что придется убить - понял, как только открыл дверь. На твоей спине - татуировка змеи. Огромная картина, которую она точно не забудет. Такие произведения набивали себе только члены китайской триады. Ох и дура, зачем только пришла со своей бутылкой...[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-12-25 05:14:28)

    +2

    10

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA][SGN] [/SGN]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]
    Пожелай спокойной ночи и уходи, – дотошный голос внутри не унимается, скрипя в мыслях раздраженными нотками, на которые я не обращаю внимания. Зачем прислушиваться к здравому смыслу, если жизнь кипит за пределами рутинного, скучного, нормального. Зачем жить по советам не унимающейся внутри мамочки, которая с детства переживает за неугомонную дочь, если клетка из цепочки привычных действий невыносима. Зачем следовать чьим-то правилам, если можно смело создавать свои. Наверное поэтому и остаюсь, не обращая внимания, как внутри всё трепещет от страха и несвойственной неловкости. Но мне проще думать, что это из-за холода, из-за дующего в спину ветра. Почему-то проще придумать какие угодно причины, чем поверить в то, что мне действительно не стоит здесь находится.

    Его глаза выше, – звучит монотонно в сознании, пока взгляд ползет по оголенному торсу напротив, – ещё выше. Внутри борется едкое раздражение и почти детский интерес – коктейль из едва ли сочетающихся эмоций. Чувствую, как запястье обдает жаром чужого тепла, но не успеваю отреагировать, вырвать руку или отстраниться, когда он с силой тянет ближе, к себе. Ледяная ладонь рефлекторно ложится ему на грудь. Тепло чужого тела отзывается внутри почти желанием, волна которого сходит на нет, едва слышу его вопрос про несчастные колени. На задворках сознания звучит саркастичное готова отдать обе, пока по телу проходит сильная дрожь, которую он наверняка чувствует. Он накрывает губы поцелуем – почти требовательным, и покоящаяся на его груди ладонь на секунду отзывается мнимым  протестом, потому что так надо, но быстро обмякает. Только не говори, что у тебя так давно не было мужика, что ты готова лечь под первого встречного.

    Язык скользит по губам, когда он отстраняется. Взгляд насильно осматривает помещение небольшой комнатушки, совсем такой же, как моя. На щеках ещё чувствуется непривычный жар. Мне несвойственно быть робкой с мужчинами, ведь, когда ты привыкаешь быть одна, они становятся скорее инструментом, нежели необходимостью. Только с ним по-другому. И это бесит. Хочется переиграть. Или по крайней мере убедить саму себя в том, что он не представляет из себя ничего особенно, ничего, что могло бы вызывать эту дрожь внутри.

    Устало падаю на кровать, разворачиваясь лицом к потолку. Конечно, будучи нежданной гостьей, можно быть скромнее, но, он сам стер белые линии границ между нами, а потому жеманная скромность сейчас казалась почти неуместной. Приподнимаясь на локтях, наблюдая за ним: за движениями, позой, телом. Пытаюсь понять, что он за человек, хоть и знаю, что подобные попытки всегда приводят к ошибочным выводам. Вместо четкого образа у меня выстраивается лишь очевидный знак вопроса. А взгляд упирается в татуировку на его спине, разглядывая которую я не успеваю вовремя убрать взгляд, когда он разворачивается. Хочется по глупости спросить, что она значит, но, уверенная, что ему и без этот вопрос задавали множество раз, я так и не спрашиваю.

    У меня были извращения и похуже, – отзываюсь сквозь улыбку на его вопрос, вспоминая о временах, когда перебивалась всякой дрянью из-за экономии средств или сидя в палатке, забыв положить в рюкзак что-то питательнее батончиков с истекшим сроком годности. – Так что это почти деликатес, – всё-таки заставляю себя подняться, принимая из его рук стакан. Мне даже удается убедить себя в том, что только нарастающее напряжение, вызванное как его вопросами про мои колени, так и им в принципе, наконец, спало на нет. Но это лишь обманчивая сила самоубеждения, и не более.

    Откупоривая бутылку, разливаю по стаканам, усмехаясь собственным мыслям, ведь, когда покупала её, даже подумать не могла, что она будет распита в таких обстоятельствах. Но лучше так, чем она действительно будет разбита из-за моей неосторожности. Внутри не унимается барменское прошлое, которое как последний скупердяй скулит, что для подобного клоповника подошло бы менее дорогое пойло. Ставлю бутылку на пол и поднимаю взгляд на Фэнга.

    – За... , – хочется произнести какой-нибудь помпезный тост, но на языке не крутится ни одного разумного слова, поэтому я поспешно перекладываю эту ответственность на него. –  За что бы ты выпил? Ответ «что бы ты съебалась», извини, не принимается.

    Отредактировано Sonya Ellington (2021-12-29 00:07:23)

    +1

    11

    Мир не статичен. Чаще всего он рассыпается пеплом в руках, распадается на части между какими-то моментами. Люди прыгают по островкам памяти, не замечая, что все на самом деле несколько иначе, чем им представляется. Пташке сегодня везет, что я не угашен и не разозлен, иначе она бы сейчас не сидела здесь, а лежала в багажнике выебанная и убитая, хуже всего, что даже сам не сказал бы в какой последовательности все произошло. Я не особо хорош, когда нужно сдерживаться. С годами, конечно, репутация бешеной псины по большей части стала только репутацией. Но что с меня взять, верно? Эмили вообще везет, ведь она могла остаться куклой на капоте, если бы я не затормозил. Могла стать мокрой курицей, бредущей по шоссе, если бы я не предложил подвезти ее. Могла влипнуть еще в сто и одну историю, но вместо этого всего - сидит здесь довольная и почти спокойная. Со мной вообще оставаться спокойной - сложно. Потому что беспокойство - мое второе имя. У нее как-то получалось, может за это я и вознаграждаю ее жизнью. Прерванная жизнь - в перспективе, но пока то мы оба дышим.
    И она, и я.
    Алкоголь льется по стаканам, она говорит и к этому щебетанию я даже привык. Странно, да? - Расскажи, что за извращения у тебя были в жизни. - В речи слышен акцент. Родину не вытравить, сколько не проживи заграницей, она записана в генетическом коде, в каждой клеточке организма. Потому то мы и такие разные, хоть и живем на одной планете. Но если медведи разных видов не могут давать потомство друг от друга, люди - могут. Разные, но по сути своей - одинаковые. Не имеет никакого значения какой расцветки кожа или разрез глаз, цвет волос, рост, вес и цвет глаз. Люди выживут везде. Прорастут цветком, сквозь асфальт любой катастрофы.
    Я достаточно долго живу в США, чтобы сделать свою речь чище, но зачем? Мне не мешает вести дела, и даже больше того, это как знак неуважения к миру в котором я существую. К людям в этих шумных городах. Ко всему миру и отдельным городам. К аборигенам и янки. К ним всем, и, кажется, немножечко и к себе. Все относительно, но и ничего соотносить не хочется. Иногда полезно просто наблюдать со стороны, как делает Кейн. Он научил меня не рубить с плеча, возможно, это в будущем сыграет для него злую шутку, ведь когда цепной пес избавляется от чрезмерной жестокости по средствам повышения своего интеллекта, случаются разные вещи. Не всегда хорошие.
    Смотрю ей в глаза, такой глупый тост. Такие сбивчие слова. Она - как фотомодель, хороша и замечательна, но как только открывает рот, картина мира меняется и перед взглядом как будто ребенок. - Я бы выпил за то, что ты сейчас разденешься. - Чокаюсь с ней, пока она не начала возмущаться и заливаю напиток в рот одним глотком. - Пей, и будем играть. В правду или действие, допустим. - Единственное действие, которые бы хотел увидеть сейчас - это скачущую ее на твоем члене. Впрочем сейчас достаточно лишь наблюдать за реакцией на ее лице. Как будто она боится теперь сделать лишнее движение. Такое странное чувство. Странное... разливаю еще алкоголь, спрашиваю: - Эмили, правда или действие? - Интересно, ей страшно или она привыкла, к моим шуткам? Понимает ли, что это все не шутки?[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-01-04 19:00:31)

    +1

    12

    Меня раздражает его самодовольная уверенность. Уверенность в том, что он владеет ситуацией. Уверенность в том, что он как будто бы владеет и мной. Уверенность в том, что видит меня насквозь. Но в этом раздражении есть и интерес. Мне интересно узнать, почему он так себя ведет, что заставляет его верить в собственное превосходство - даже не надо мной, а как будто над миром в целом, словно есть в нем что-то такое, что убеждает в собственной неприкосновенности и безукоризненной важности. И я наблюдаю за этим, даже не скрывая напускного скепсиса, словно насмехаясь. Странная реакция, учитывая, что ещё каких-то полчаса назад я вряд ли бы согласилась остаться с ним наедине, что в итоге сделала добровольно, я вряд ли бы сочла его интересным, что сейчас заставляет задуматься. Сбрасываю это на усталость, на силу мнимого знакомства, которое как будто бы состоялось, просто потому, что сознание уже подстроилось человеку рядом, с которым мы провели столько времени в тесном пространстве его машины.

    - Вряд ли я говорила о тех извращениях, которые тебя интересуют, - произношу с насмешливым прищуром, явно осмелев, что совсем непохоже на ту щебечущую девчонку, что ещё недавно тряслась от мыслей о простреленной коленке. Откуда у тебя уверенность, что он не шутил? С чего ты вообще взяла, что он с тобой ничего не сделает? Но я конечно же не прислушиваюсь к собственным мыслям, привыкшая к тому, что излишняя осторожность мне лишь вредит. В конце концов, я далеко не из тех, кто будет трястись над каждым своим шагом и решением. Наоборот, я прыгаю с головой в любой омут. И сейчас мой омут - это он.

    - Тоже неплохо, - одобрительно киваю, поджав губы, на его предложение раздеться. Видимо, он ожидал такого же эффекта, как те сказанные им слова в машине, но не вышло. Фокус на один раз. - А учитывая, что у нас ещё вся бутылка впереди, даже почти возможно, - ловлю его взгляд, наблюдая за сквозящим в нем удивлении. Он едва ли ожидал такой перемены в тупой дурнушке, которая только и может, что болтать без умолку. Ведь такой ты меня видишь, верно? Это, кстати, очень удобно: притвориться дурочкой, у которой рот не затыкается, и видеть это очевидное пренебрежение, которое смакует твой собеседник, наслаждаясь собственным преимуществом, пока ты один за другим выуживаешь его страхи, комплексы и вопиющие минусы. Люди, в большинстве своем, почему-то оказываются теми ещё тварями, когда перед ними оказывается “беспечный ангел”, у которого, по их мнению в голове пустота. Не все конечно. Бывают исключения, как и в любом правиле.

    С ним же всё иначе. По его словам, мимике или тону голоса я едва ли могу что-то о нем понять. Я его раздражаю? Я бы с уверенность сказала, что да, ещё полчаса назад, но теперь я не уверена даже в этом. Я не вижу в его лице ничего. Лишь слепое равнодушие. Словно меня тут и вовсе нет. И наверно именно бесит и задевает больше всего, заставляя выходить из образа, показывая свою настоящую личину.

    - А у тебя действия будут тоже из разряда “давай-ка ты устроишь мне стриптиз” или, всё-таки, придумаешь что-то поинтереснее? - в голосе может показаться издевка, но, несмотря на сарказм, я говорю с дружелюбием, которое, кстати, не помешало бы и ему. Хоть немного добавило бы красок на эту морду кирпичом. - Ладно…, - я, наконец, осушаю стакан, морщась и думая про себя, что за дрянь я купила, - мне просто интересно, что ты придумаешь, - закатываю глаза, разваливаясь на кровати. - Гони своё действие, - интересно, его уже бесит моё панибратство?

    [NIC]Emily Bird[/NIC][STA]free as the wind[/STA][AVA]https://i.imgur.com/j2Yqj9i.png[/AVA][SGN] [/SGN]
    [LZ1]Эмили Берд, 23 y.o.
    profession: переводчик;[/LZ1]

    +1

    13

    США - это страна фастфуда, и речь даже не о еде, хотя и о ней в том числе. Здесь все привыкли жить быстро, торопясь и вечно опаздывая. Легко сошлись, легко разошлись. Быть родителем-одиночкой - не приговор, а реальность. Быть карьеристом - говорит о стабильности, а не о просранной жизни. Быстрые свидания, быстрый секс, быстрое удовольствие и никакого места для чувств. Как человек без привычного другим диапазона чувств, меня все устраивает. Потому очередная девка - это лишь дырка меж длинных стройных ног, не больше. Наблюдаю за ней, понимаю, что мне совершенно не интересно кто она, чем занимает, чем живет и куда держит путь. Шуба, алкоголь, дорога - все, что в ней интересного. И, конечно же, модельная внешность. Раздвинь ноги пошире и я дам за это на двадцать баксом больше. Главное, постарайся. - На трезвую раздеться страшно? - Ухмылка. Вряд ли у этой телки есть что-то, что способно удивить, а значит, похуй трезвая или ужратая в усмерть. Для меня это не имеет никакого значения. Когда дойдет до дела, просто нагну ее и сложу в той позе, в которой захочу вне ее желания. Здесь и сейчас есть только мое слово.
    - Конечно, только такие. Даже не сомневайся. - Наливаю себе еще, но в этот раз не собираюсь пить все залпом. Маленький глоток, отхожу от столика, оказавшись в центре комнаты. Взгляд, впрочем, не отвожу от красотки, которая зачем-то сама пришла в эту комнату. Отблагодарить? Тогда становить на колени и открывай рот. А ведь все могло закончится хорошо, но не закончится. Не теперь.
    Пташка лежит на кровати, колени слегка сведены, но это не мешает оценить красоту ножек. Нужно было вот так - встретиться на дороге с тем, кто определенно не доведет тебя до добра. До оргазма, суицида или эмоционального выгорания - вполне и ничего более. - Встань на четвереньки и ползи ко мне, только так, чтобы мне понравилось. - Сука должна осознавать свое место. Было интересно узнать рискнет ли принять мои правила игры или придется подойти и сделать все самому.
    Пока она решает, что будет делать, начинаю расстегивать кожаный ремень, еще точно не решив дальнейшую его судьбу, но из штанов его вынимаю. Складываю вдвоем. Дальше может быть любой исход из двух: плеть или ошейник. Дальше может быть любой исход: добровольно или насильно. Татуировка змеи как будто оживает от каждого движения. Хищно наблюдает за девушкой, которая зачем-то пришла в логово к зверю. Мне никого не жалко, главное заглушить внутренних демонов, а они как никогда кровожадны и хотят повеселиться. - Ну? Я жду. - Ломать. Разрушать. Перемалывать. Искалеченная душа не умеет по-хорошему. Искалеченная душа хочет, чтобы окружающим было также больно и неприятно. А потом - разряды молнии и дрожь по телу. Удовольствие через боль. Со мной не бывает одного без другого, и я готов показать глупой девочке, куда на самом деле занесло ее. Элли из Арканзаса пора становиться взрослой, в этот раз трейлер не приземлился на голову ведьме. Да и не было никакой ведьмы, только пустыня и злой человек, который на одну минуту позволил себе побыть милосердным. Только минута прошла, а ты, глупышка, не сбежала, пока была возможность.[NIC]Feng Tao[/NIC][STA]бешеная китайская псина[/STA][AVA]https://i.imgur.com/deWiZhz.png[/AVA]
    [LZ1]ФЭНГ ТОА, 28 y.o.
    profession: начальник охраны порно-студии «daemonium film»; хунг кван китайской триады;
    ты что бессмертная, Эмили?[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/tyCouMw.gif https://i.imgur.com/0fGOeL5.gif[/SGN]

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » killer on the road


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно