полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 0.3 spring nicht


0.3 spring nicht

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

winter, 2021, Sacramento
Solomeya & Leon & Q

прыгай, не прыгай!
начни всё сначала!
расправь свои крылья!
давай, парень, вперёд, вперёд!
stahlmann || spring nicht

--
*эпиграф в пути*

+3

2

Шаги легкие, ветер думает в спину, подгоняя. Но девочка не торопится, она, кажется, даже не замечает ничего вокруг. Идет по дорожке, низко опустив голову. Не слышит недовольные возгласы прохожих, которые считают, что это их должны пропускать по каким-то выдуманным правилам. Не чувствует ветра, который то дует в спину, подгоняя, то меняя направление, дует прямо в лицо с такой неистовой силой, словно хочет остановить. Мимо, совсем рядом по правую сторону от руки пролетают машины, но и они не удостоены внимания Соломеи. Девушка идет вперед, и, кажется, не имеет никакого четкого направления, но она знает куда, движется. Стереотипный путь, который она проделывала очень часто. Пустой взгляд, который обычно девушка пыталась прятать, чтобы не выдавать своей особенности.
А на лице нет эмоций.
  Совершенно.
   Никаких.
  Шаги отдаются мягким хлюпаньем, потому что сегодня идет дождь. Хотя не поймешь, то с неба срываются морозные хлопья, но, не долетая до асфальта, превращаются в капли дождя. Соломея морщится, стараясь сильнее натянуть на лицо капюшон своей куртки, которую уже не меняла лет пять. Привыкла. А для людей с ее диагнозом привычка – это важная часть жизни. Привычная еда, напитки. Траектория пути следования, которая не должна сбиваться. Все эти непонятные для обычного человека нюансы были частью жизни Соло. Она вырвалась от родителей совсем недавно. Не прошло и года. Наконец-то могла вздохнуть полной грудью. Конечно же, отец не мог оставить единственного ребенка в покое. Он часто звонил и требовал от Соломеи, чтобы она приехала, побыла с ним и с его гостями. Поиграла роль идеального ребенка, который достоин такой важной фамилии. Соломея ненавидела эти дни, старалась, как могла, но периодически срывалась, чем вызывала ненависть своего родителя. Семья так и не приняла диагноз ребенка, считая, что это ее прихоти, не более.
    Сильнее натягивает капюшон, практически до самых глаз, морщится от попадающих капель на лицо. Ей не нравится подобный контакт, а что уже говорить о близости людей, которые ей были буквально противны. Приступы бывали редко, но сейчас нервная система словно обострилась, давая о себе знать. Давление скакало словно мерин, а за ним и критическое состояние Соло. Головные боли мучили так, что хотелось выть, и никакие препараты не помогали. Если только…если только не глушить эту боль спиртным и наркотиками. Но это вечером, надо просто дождаться. Систематика – самое главное. А сейчас девушка устремилась куда-то вперед, и только ей одной было ведомо, что она спешила в магазин, который располагался в другом конце улицы. Там был молчаливый продавец, никто к ней не лез с разговорами и вопросами. Притворными улыбками и попытками подружиться. Дружба для Соло была недоступна. Она просто не понимала для чего она. Девушка много чего не понимала в силу своего заболевания.
Немного отвлечется, в то самое время как какой-то зевака ударяется в нее плечом. Соломея переворачивается вокруг своей оси, вскрикнув, наконец-то выныривая и своих мыслей. Вкидывает взгляд, задирая голову, от чего капюшон падает на спину, но вокруг никого нет. Озирается по сторонам, пытаясь понять, как тут оказалась…В магазин. Она шла в магазин, точно. Только вот траектория ее пути изменилась. Она стояла на незнакомой улице. Изо всех сил старается дышать ровнее, делая несколько шагов вперед, чтобы успокоиться и упирается взглядом в огромные окна, где было какое-то движение. Острое зрение уцепилось за пару человек, которые там находились. Еще несколько шагов, о которых Соломея даже не думала, руки прижимаются в холодной и гладкой поверхности окна. Дыхание горячее оставляет след, она не стесняется и не прячется – она не понимает, зачем это нужно. Да и, кажется, что по ту сторону ее особо не замечают.
    Сначала Соломея цепляется взглядом за прекрасные изгибы женского тела. Обнаженного женского тела. Натурщица сидела перед художником, полулежа на большом диване. Соло просто не могла отвести взгляда от ее изгибов, от идеально гладкой кожи, которая была темно-молочного цвета. Черные волосы ее стекали по плечам и лопаткам, и дыхание девушки остановилось навечно. Медленно Соломея переводила взгляд дальше, понимая, что девушку рисуют. Она видела мужчину, который не отрывал взгляда от натурщицы. По коже Соло побежали мурашки. Она мечтала стать однажды той, чье тело желали бы рисовать, но…шрамы, что покрывали ее тело, останутся с ней навсегда. А вскоре появятся новые. Ногти карябают стекло, неприятный звук режет уши в то самое время, как взгляд художника метнулся в ее сторону. Любому другому человеку испугаться, ведь он делает что-то неправильное. То, что осуждает общество. Но Соло стоит, как вкопанная не в силах оторвать взгляд от натурщицы.
  Я хочу быть на ее месте.

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

+2

3

kingdom come // hideaway

телефон зазвонил, когда она едва вошла в комнату. я стоял у окна и курил, не оборачиваясь, проговорил лауре:
"готова?". выдохнул дым, а за спиной молчаливое согласие, твоя уродская школа послушных американских девиц, шуршание одежды, и гребанный звонок, резко обернувшись, я потянулся за телефоном, неизвестный номер: "да? кто бы ты ни был, но ты не вовремя, знаешь ли? простите, обознался. что? как?"
лаура ждала, а я брел в другую комнату. этот звонок был, пожалуй, одним из самых важных за последний год, а может и всю мою блядскую жизнь. я чесал подбородок, пока практически механический голос не вывел из ступора, "ну хоть какие-то упоминания должны были остаться в системе, не может быть так, что новорождённого ребёнка забирают из клиники, и никто не отмечает это ни в одной карте! он что невидимый был что-ли? хоть какие-то сведения должны были остаться,"

и вот я присел напротив натурщицы с гаджетом в руках, она щёлкнула пальцами, махнула рукой и сказала, что мы можем продолжить и в другой раз. но тогда, нет. никто и ничего не знал о третьем, словно его никогда и не было; никаких фотографий ребёнка, игрушек или одежды, его просто стёрли из твоего стерильного дома, до моего появления, а затем ты обзавёлся и викки. твои маленькие опыты с большими амбициями и планами. ни я, ни она никогда не видели наших матерей. мы и тебя то видели от силы раз, и то я не могу вспомнить твой типаж, не говоря уже о чертах лица.

я услышал скрежет стекла и обернулся к окну, моргнул и застыл, словно гусеница в янтаре, почти что призрак, только с кистью в руке и тлеющей сигаретой в зубах. хмыкнул, чудненько! теперь за мной следят сомнительные лица, чей дом – улица, а ночёвка под мостом. стареешь, ублюдок!

"мы даже не поговорим в этот раз? расскажи о своих путешествиях, ты ведь был в горячих точках," лаура повела головой, а я обернулся на её голос, опять моргнул. посмотрел в сторону окна, но твоя ищейка не исчезла, она по своему застыла, рассматривала лауру, судя по всему. я не мог разобрать ничего в той темноте, в которой она зависла, как будто чувствовала себя гораздо спокойнее, находясь в тени. её не интересовал я, а натурщица. это было что-то новенькое в нашем с тобой больном общении. закинул кисть в стакан с водой, и молча направился  прочь из комнаты. лаура, конечно же, ко мне уже привыкла, а я не хотел обрекать этот вечер на тёмные распросы о моем грязном семейном белье. и ведь они возникли бы, скажи я, что мой биологический отец следит за мной двадцать четыре на семь, напичкал камерами абсолютно все комнаты, включая и ванную, к этому нормально могла отнестись лишь лилит, у которой хоум видео и лайф стримы привычный образ жизни.

нет ничего отвратительнее, чем жизнь в застывшем амулете из янтаря, когда ты смотришь на мир, а тот отвечает любопытным взглядом в тебя, в самую сердцевину драгоценного камня, а ты не можешь и сдвинуться с места. я старался выйти из дома босиком, тихо как только мог. я хотел передать тебе свой пламенный привет, сказать, что недавно дал клятву найти все ужасающие следы, которые ты оставлял своими длинными и костлявыми пальцами, что я найду ответы.

схватил ищейку за плечо и лишь тогда вспомнил, что она женщина, а я надавил сильно. рванул ткань куртки и почти вплотную к незнакомке прошипел:
"баста, скажи ему, что я больше не участвую в их игре, пусть не посылает ко мне больше никого. передай ему, чтоб оставил меня в покое!" и я смог её рассмотреть, она моргала часто в ответ и замешкалась, словно впала в ступор, как будто до сих пор не осознала, что все это время заглядывала в чужое окно, и она, возможно даже, милая и симпатичная, если смотреть глазами мужчины, но я давно утратил похотливую тягу, за исключением лилит, да и то, та сама насиловала меня, мой холодильник и все, что попадалось под руку.

в окне тем временем мелькнула лаура, которая накидывала на плечи шёлковый халат, и я заметил взгляд незнакомки в сторону натурщицы:
"ты серьёзно? что за конченая и блядская миссия у тебя? тебе что не сказали, что у меня таких, как она с десяток, и часть из них мужчины, к слову," но она меня явно не слышала, следила за каждым движением, рассматривала с возбужденным интересом изгибы тела и движения девушки.

и я отпустил её плечо. чертыхнулся, вспомнил, что сигареты остались в мастерской, и как-то босиком было не резон торчать под дождём. тогда я и махнул рукой в сторону шпионки, сказал устало, что если ей так хочется пялится на лауру, её дело. а сам силился понять, с каких это пор, ты посылаешь ко мне настолько отстраненных и странных личностей. вообще женевская конвенция должна была тебя осудить за особую форму жестокости над людьми, но скорее всего, ты и там найдёшь затычку в заднице. она что-то тихо пробормотала моей спиной, и я опешил. остановился, чтоб спросить:
"что? я не умею читать мысли, уж прости. таким талантом он меня не наделил, но ты и так это знаешь," я возвращался в здание. усталый, разбитый и не совсем в хорошем расположении духа, а навстречу мне выходила лаура, уже в одежде и с сумочкой в руке. сказала, чтоб я набрал её, когда буду в настроении и почувствую вдохновение. серьёзно, сука? я уже давно его не испытывал, так словно забыл все в афганистане пятью месяцами ранее. и я не ответил. просто пошёл дальше. там где-то мои сигареты и бутылка водки, если повезёт, найду ещё ещё содовую. к черту это все!

Отредактировано Leon Bloom (2021-11-04 15:17:57)

+1

4

Соломея просто не могла отвести своего лица от запотевшего от ее дыхания стекла. Просто не могла оторваться от нежных изгибов тела, совершенно потеряв из поля зрения того, кто рисовал девушку. Как же Соло мечтала быть на ее месте, попробовать хотя бы показать себя. Что бы взгляд художника скользил по ее стану, наслаждаясь так же, как это делает она сама. По сути, малышка была отменно сложена. Она имела тонкий стан, упругие и круглые будра, которые она прятала за неженственной одеждой. Тонкая, практически осиновая талия и потрясающая грудь. Которую
    Соломея совершенно откровенно стеснялась. Она ей мешала, стесняла. Несмотря на хрупкость телосложения, грудь была округлой и довольно большой. Другой вопрос, что Соло заматывала ее эластичным бинтом, что бы та выпирала как можно меньше под одеждой, полностью закрывая ото всех ее гендерное положение в этой цепочке жизни. Соломея даже не подозревала, насколько она была красива обнаженной и с распущенными волосами.
   Она вскрикнет, приходя в себя и разворачиваясь резко, понимая что ее кто-то тронул. Тяжелая рука коснулась девичьего плеча, расстояние, что было между ними, сократилось до критичного состояния, и Соломея была уже готова закричать. Даже через крутку ощущался жар от чужого тела, и от этого моментально стало душно. В голову ударило паникой, и девчонка забилась в руках. А когда ощутила свободу, спиной ударилась о толстое окно, в которое минутами ранее смотрела так жадно. Испуганный взгляд скользил по лицу мужчины, который с таким же испугом смотрел на нее. Ее что, боятся? Дыхание поднимает грудную клетку все чаще, Соломея кусает с силой губы, чтобы не закричать. Это состояние нельзя предотвратить. Его лишь можно пережить с минимальными потерями.
Ее отвлекает девушка, которая накидывает на себя халат, закрывая прекрасное тело. Слова наконец-то начинают доходить до сознания, но вот понять их? Нет, Соло силилась, пыталась, но незнакомец бубнил что-то про слежку, миссию? Соломея трясет головой, тем самым выбивая из-под капюшона несколько прядей длинным волос. Видимо выбились из хвоста. Сдует его с лица, внимательно следя за парнем из-под ресниц, но, так и не промолвив ни единого слова. Что-то было в нем. Странность. Тана. Хмурость. Словно она смотрела в свое отражение, только другого пола. Интересно.
  Ей интересно? Неужели?
     Что это? Капли холодной жидкости упали на лицо. Ливень становится все сильнее, но Соломея, кажется, этого даже не замечает. Она слизывает капли, что попадают на губы, глубоко вдыхает и делает шаг вперед ровно в тот момент. Как мужчина пытается уйти от нее. Не получится. Не понимая, что делает, девушка крепко цепляется за горячие пальцы, словно это было ее спасением. Скорее нужно бежать. А не задерживать. Соло ощущала странную энергетику, которая била в грудную клетку. От него исходила какая-то опасность, которая обычных людей отталкивает, заставляя бежать, даже не разворачиваясь. Но Соломея не была обычным человек. Не так ли? – Не уходи. Я. Можно с тобой? – Мямлит, пытаясь подобрать слова. Она всего лишь в пять лет научилась говорить, и в моменты волнения напрочь забывала как это. Кашлянет, отпуская руку. Отстранится испуганно, когда девушка по ту сторону окна выйдет, бросив на них взгляд. Тут же опускает голову, боясь, что сделала что-то страшное. Зубами пытается вытащить сигарету из пачки, но у нее не получается. Та падает на мокрый асфальт, тут же превращаясь в мокрую тряпку. Ругается про себя, но поднимает глаза. – Я. Я всегда мечтала стать натурщицей, но…Никак не решалась. – Хрипло выдыхает. Как же тяжело об этом говорить. – И я увидела в окне девушку, не смогла остановиться. Я не хотела мешать. Но она ушла… - Провожает взглядом, смотрит на мужчину, словно она могла бы стать ее заменой. Решится ли? Или в последний момент убежит испуганно? Как всегда.

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

Отредактировано Telma Ortega (2021-11-10 22:24:37)

+2

5

welshly arms - legendary
за мной потянулся мрачный шлейф из неоправданных надежд, разочарований и того самого приторного трупного дерьма, от которого стоит отгораживаться чем угодно, лишь бы выбить аромат дури из-под корки сознания. я махнул рукой, мол, делай, что посчитаешь нужным, все же мы в свободной стране, вот тех самых надежд.
мальчики напряглись, подняли морды. рыжий даже тихо рыкнул, потом посмотрел на меня и забил хвостом по полу. я и не думал о том, куда эта странная направилась потом. честно говоря, я не обратил особого внимания на происходящее за моей спиной, а когда псы занервничали, моргнул и обернулся. она стояла на пороге. топталась на месте. в этот момент я находился в проходе между гостевой и мастерской, жилая часть была на втором этаже, и я рассчитывал на принятие ванной под громкую музыку, нажравшись таблеток в тандеме с водкой. смотря на нее, я с пультом от акустической системы в руке, завис в пространстве и времени. моргнул, накрутил звук, басы оттолкнулись от стен и поверхностей. сначала в гостевой, через арку, протолкались по гладким поверхностям от рабочей зоны столов, дрогнули вместе со стеклом бокалов и фужеров, и проехались по барной стойке, вспорхнули как птицы, через другую арку. и выскочили в единственном месте, где любая нагота приобретает рабочий смысл и вертикальное положение.
"чудненько," развернулся и через плечо продолжил, "закрой дверь, соседи и так меня не любят, слева кухня, неси два стакана под виски," из меня хороший хозяин так себе, но так и апартаменты не мои, и город чужой. я бы сказал точнее, мир не тот.

я смотрел на начатую картину. накинул на нее ткань, когда за спиной послышались шаги. здесь среди пыли, полотен в рамах, кистей, карандашей и ошметков бумаги да огромных пуфов по углам, была разве что круглая кровать без былец или планок. обычная круглая хрень, типа мягкого подиума, на которой я весьма неплохо мог проспать сутки после травы или той самой водки.
"тебя как зовут хоть?" глянул в ее сторону, доставая бутылку водки с маленького холодильника, который я назначил баром, а потом умудрился заляпать краской; после как-то говорил по телефону, увидел в мазке пятак свинной и дорисовал рога, длинные конечности и хвост. "его зовут варлок типа охраняет бар," от меня самого.

я не спрашивал ее будет она содовую или вообще, может водку не пьет. привык, что женщины сами выбирали, что хотели. молча плеснул в оба стакана, потом опять посмотрел на нее так, как будто хотел убедиться, что мне не показалось, я ее не придумал:
"или ты водку не пьешь?" сотый уровень общения с другими людьми, особенно с противоположным полом, но наверное я как-то начал не с того конца, "извини, на улице мне показалось, что ты следишь за мной, но ты что-то говорила насчет лауры?" я все перепутал. специально смотрел на нее долго, пытаясь зацепиться сознанием за события, слова и повадки двоих вместе взятых. она смотрела на лауру, как будто хотела быть на ее месте, глупая затея, я могу довести любую натурщицу или натурщика до белого каления, реже до оргазма, чаще до истерии или алкоголизма, в крайнем случае до блядства, но никак уж, "натурщицей? да, я тоже мечтал быть кем-нибудь другим, но только не собой," начинался стандартный вечер в котором я ненавижу мир вокруг, рядом и за окном; презираю в том числе и себя самого. не смотря на все свои таланты и упорные попытки свалить из мира бренного куда-нибудь в темноту, к варлоку, люциферу, да хоть к моим мысленным людям-титаническим, лишь бы...
развалился, точнее утонул в невесомом пуфе, один из псов, мой задиристый и прибитый на голову младший рыжий брат тут же устроился с ощутимой наглостью на другом пуфе, зевнул так громко, что я сам на него посмотрел, "его зовут гамлет, и он слегка прибитый на голову, как часто бывает с полукровками, но он не злобный," в отличии от меня самого.
я рассматривал гостью. когда-то я реагировал на женщин с большим влиянием тестостерона, с более заметным возбуждением, интересом или жаждой, а потом произошел разрыв шаблона в голове. нет, она несомненно интересная, по-своему сексуальная. отхлебнул водки и закурил, все было ровно. дождь за окном в слоу мо формате, внутри лампового освещения, сухости помещения мы застряли, словно мухи увязли в паутине, и говорить о себе все равно, что исповедоваться перед смертью священнику. а грехов хватит на десять жизней вперед, не хватает только сил оборвать всю эту хрень. ведь ты не дашь, верно?

"не привязывайся ни к кому больше," сказал мне как-то квентин, и имел он ввиду людей, но не животных. первый акт вечера прошел, и только сейчас я тихо выдохнул дым из легких вместе с глухими словами, "леон. так меня зовут все, и ты можешь. я не лучший собеседник, но не охота пить в одиночку, а ты?" перевел на нее взгляд, "какие у тебя дурные привычки, кроме желания быть натурщицей?" резко потер виски и мотнул головой, "прости, я не это имел ввиду. это неплохая мечта и желание, просто я в последнее время слегка потерялся после тяжелой поездки и реагирую на людей примерно так же хреново, как и умею с ними разговаривать, не бери в голову, хорошо?" прикрыл глаза и добавил несколько виновато что ли, "расскажи о себе, ты местная?"

+2

6

Она не спрашивает разрешения и чужого мнения. Она обычно делает так, как считает правильным и нужным. Для Соломеи нет запретов и чего-то постыдного – все потому что она не понимает значения этого слова. Ее научили, ей рассказали и даже показали. Что же, ей этого хватило, что бы шугаться людей и в то же самое время бездумно входить в помещение и замкнутое пространство совершенно с незнакомым и странным человеком. Хотя, кто кого считает странным, верно? Ведь совсем недавно проходящие мимо Соло люди, странно оборачивались на ее внимание к Лауре, тем более покачивали головами, обвиняя ее в невежестве. Ей не нужно было говорить это вслух, Соломея ощущала эти взгляды кожей, так, словно это было физическое прикосновение.
    В этом месте было тесно, но сухо. Тепло и немного… Странно. Сдавливало грудную клетку, словно было нечем дышать. Виной тому, пожалуй, был сигаретный дым, который словно осевший туман, наполнял каждую комнату, Коридор, подобие кухни и рабочей зоны – спальни? Соломея ведет взглядом по стенам, опускаясь вниз, натыкаясь на кровать. Она проходит вовнутрь, словно ее пригласил близкий друг, и ей совершенно нечего было стесняться. Проблема в том, что у девушки не было друзей, да и стесняться она особо не умела. Ей вложили в голову мысли о том, что свои шрамы нужно прятать. Что это позор и очень некрасиво. Подобное уродует девушку, а что уже говорить о лице Соломеи. Острые скулы, тонкие губы, глаза… Отец ни раз говорил о том, что дочка не пошла ни в него, ни в мать. Словно болезнь, которую никто не хотел принять, изуродовала то существо, которое должно было стать идеалом для их семьи.
    Здесь была еще какая-то живность. Кажется. Взгляд цепляется за…да, собака. Одну, по крайней мере, она видеть могла. Смотрит внимательно, даже слишком и только потом отводит взгляд, наконец-то обращая внимание на хозяина (или нет?) данной квартиры. Его голос, кажется, звучит как-то отдаленно, но постепенно внимание Соломеи переключается полностью, завладевая ею. Взгляд аутиста тяжелый, он пронизывает до самого сердца. Хочется избавиться от этого внимания или как минимум отвернуться. Не каждый способен его выдержать, но новый знакомый, кажется, этого даже не замечает. Живет в своем мире, как и она сама? Странное ощущение посещает сердце. Словно она нашла подобного себе. Такого же странного, не понимающего этот мир. С той же эмоциональной энергетикой, хотя она казалась темнее. Тверже. Чернее. А еще обжигала лютым холодом. Или все же показалось?
     Соломея потерла пальцы, чтобы разогреть замерзшую кожу. Он обращался к ней, словно и для него она была не первой встречной, которая подглядывала за тем, что он делает. Что же, Соло без стеснения подчиняется его указанию, притаскивая два стакана, которые тут же наполняются спиртной жидкостью. В нос ударяет неприятным и сильным запахом алкоголя. Соло морщится, пожимает плечами на вопрос, впервые раскрывая губы, чтобы ответить. – Водку, пусть будет она, если ничего другого не найдется. – Пить в чистом виде этот напиток не хотелось, с другой стороны, почему нет? Глоток, обжигает глотку огнем, но Соло даже не кашляет. – Она красивая. Не то, что я. – Говорит, отвечает ли на вопрос? Нет, словно просто мысли свои вслух произносит, опять отвлекаясь вниманием от хозяина дома. Медленно ходит по отведенному ей пространству, пытаясь заглянуть за полотно, которым укрыта картина. – Злобными бывают люди, но не животные. – Так же отрешенно произносит. Кажется, что они беседуют, а с другой стороны, что Соломея все еще здесь находится в другом мире. В котором ее интересует совершенно не человек рядом, а запахи вокруг, интерьер, звуки.
    Басы музыки растекаются в голове – Соло научилась их глушить и не бояться больше. Пройдет снова по периметру комнаты, возвращаясь к хозяину квартиры. Вовремя чтобы услышать вопросы, которые словно градом посыпались. Новый глоток. Приятно перед глазами начинает плыть. – Ты не мешаешь. – О, любой бы другой посчитал бы это вверх наглости. Как она, находясь у него дома, смеет подобное говорить. Только вот для Соломеи это было чистой правдой. Он не мешал. Не навязывал своего общения и мнения. Следил за ней взглядом, не пытаясь прикоснуться. Она умела говорить правду, какой бы она не была. Поднимает взгляд, чтобы впервые внимательно рассмотреть лицо говорившего. Зачем он извиняется? – Да, я родилась и выросла здесь. В семье богатенького папаши, который как может, пытается или скрыть меня от глаз или превратить в идеальную куклу. – Говорит равнодушно, видно, что ее это не интересует. Тогда что? Делает новый глоток и ставит на первую попавшуюся поверхность бокал. Дым сигаретный манит. Она подойдет ближе к Леону, остановиться буквально в шаге. Где-то там, у порога валялась куртка, которую она скинула, бросив на пол. Сейчас же девушка предстала перед мужчиной в широком свитере, который полностью закрывал и горло и руки девушки. Пристально смотрит в глаза, а потом буквально одним движением поднимает руки, цепляя край свитера. Через голову, так же равнодушно кидая его на пол, оказавшись только лишь в нижнем белье.
    Небольшую аккуратную грудь обнимала полупрозрачная ткань мягкого лифчика. Черный цвет подчеркивал бледность кожи девушки. По плечам и груди были рассыпаны веснушки, но не только они…. Шрамы. Где-то мелкие, где-то больше. От ножей, ножниц, ногтей. Все было скоплено здесь. По ребрам, по ключицам, по плоскому животу. Соломея смотрит прямо в глаза Леону, ждет в них выражение отвращения, но что это? Не находит? – Нарисуешь? – Ведь она за этим сюда пришла, в конце концов?

[NIC]Solomeya Alver[/NIC]
[STA](у)бей[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/zRWJIec.1635624348.png[/AVA]
[SGN]You’ve always loved the stranger inside...
Me, ugly, pretty

[/SGN]

[LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
curse: Matt [/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 0.3 spring nicht


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно