полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shake, rattle and roll


shake, rattle and roll

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Госпиталь им. Святого Патрика, Сакраменто | 03.11.2021 | вечер

Brandon Russo, Lisa Clover
https://c.tenor.com/Dd01NYDrabEAAAAC/broken-heart-im-fine.gif

ost One for the Road (Arctic Monkeys)

+1

2

Дежурство. Это добровольное наказание, которое придумал сам себе. И теперь стоически его отбывал. Зачем? Вероятно потому что было упущено слишком много времени впустую. Потому что мог бы больше, но погряз в жалости к самому себе. Совершил ошибку, подсознательно зная что это обман. Самообман. Сейчас уже не так важно. Работа как и прежде занимает первое и самое важное место в жизни. Работа единственное что есть в жизни. Работа как самоисцеление. Вероятно, но не точно. Иногда он скучает по Филадельфии, по тому что успел там сделать, по своей старой работе. Но лишь изредка и без сожалений. Сейчас, здесь, в Сакраменто, он чувствует себя куда более живым. Нужным.
- Вы можете идти мисс  Арчер, - Руссо отрывает взгляд от записей, которые ведутся в приемном кабинете на каждого обратившегося и смотрит на пожилую леди всё ещё стоящую у белоснежной двери его временного на сегодня кабинета. Ей было уже далеко за седьмой десяток, но, к удивлению самого Руссо, задора в ней еще хватало с лихвой. По факту она приходила на прием не потому что её что-то беспокоит, а пообщаться с молодыми врачами госпиталя. Как можно догадаться молодыми были абсолютно все врачи мужского пола младше пятидесяти.
- Я загляну к вам еще, на следующей неделе, - произнесла пожилая леди и хоть маска скрывала половину её лица, можно было понять что под ней скрывается довольная улыбка. На что Руссо только вежливо кивнул - "конечно". У него не было дежурств на следующей неделе, так что эта миссия перепадет кому то из его коллег. А запретить ей приходить никто не мог, страховка у мисс Арчер была не хуже чем у самого Брендона. А госпиталь существовал за счет таких вот дорогих пациентов. Тем более что старушке много не надо. Посмотреть да поговорить.
Дверь за мисс Арчер закрылась, чтобы тут же открыться вновь. Дежурная сестра, которая была сегодня на смене с Брендоном, не могла скрыть улыбку. Каждый визит этой пожилой дамы был поводом посплетничать и посмеяться на перекуре. Особенно у медсестер, которым только покажи палец.
- Что на этот раз случилось у мисс Арчер, - весело спросила вошедшая. Она принесла перчатки, маски и иглы. Их смена близилась к концу и нужно было привести всё в порядок. Негласное правило, оставлять после себя полные коробки расходников, которое никто никогда не нарушал. Это позволяло экономить время и нервы всем кто дежурил тут каждый день.
- Если тебя это утешит, то Клюгермана, в прошлый раз, мисс Арчер заставила выйти с нами покурить. А он ведь не курит!
- Да ладно? - Руссо не мог сдержать улыбку, стягивая маску с носа. Он столько наслушался от Густава об вреде этой дряни для здоровья и уже давно устал отбиваться от требований бросить курение раз и навсегда. А тут! Нужно будет непременно пошутить над стариной Густавом при случае.
- Мисс Арчер и в этот раз не оригинальна. Температуру померили, давление померили, сердце послушали, раздеваться не стали. У неё кстати появился поклонник, ты знала? Уже трижды были на танцах. Просила прописать ей что-нибудь для увеличения потенции, - от услышанного Эшли громко хохотнула и Руссо пришлось прижать палец к маске, там где под ней скрывались его губы. - Тише. Мы же не хотим чтобы другие пациенты нас услышали. Или не дай бог сама мисс Арчер. Слух у неё я тебя уверяю отменный. Так что пропиши ей витамины. И кальций на всякий случай. И пусть идут на танцы. И зови минут через пять следующего.
Эшли вышла, еле сдерживая смех. Вероятно сегодня у стойки регистрации будет весело. Впрочем Руссо и сам никогда не был противником веселья на работе. Так смена тянется не так утомительно, особенно ночью. А уж уйти с работы в хорошем настроении так и вовсе редкость. Не при их работе. Не в нынешнее время. Он был уверен Эшли убедит старушку принимать то, что прописал доктор и что это именно то, что она просила. А если витамины примет и её "boyfriend", то ничего страшного не случится. Тем более Руссо был убежден, тот значительно младше их дорогой мисс Арчер.
В дверь постучали. Руссо посмотрел на часы, что как и прежде были на его запястье. Пять минут еще не прошло. И заполнить бумаги он толком не успел. Но работа есть работа. Отложив бланк в сторонку, он отвернулся к шкафчику, чтобы одеть свежие перчатки, машинально натягивая маску обратно на нос.
- Войдите.
[AVA]https://i.imgur.com/8rXpHeF.jpg[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

+1

3

У всех случаются дни, когда все валится из рук в прямом и переносном смыслах. Невезение начинается с самого утра, например, в момент пробуждения, когда веки еще только приоткрываются, а головная боль уже давит глазные яблоки. На крепкие сигареты, черный кофе или контрастный душ надежды мало, но должна спасти пара растворенных в воде таблеток аспирина. Как при похмелье. Однако у Лизы не похмелье, у нее выворачивающая ее наизнанку осень. Такая осень, какая не случается в местных широтах, потому что в Сакраменто все так же по-калифорнийски тепло, хотя уже ноябрь. Эта внутренняя осень похожа на стылую английскую хмарь, в которой Лиза существовала несколькими годами ранее. Она стыла тогда до самых костей и даже почти всерьез думала, что умрет, подхватив какую-нибудь легочную болезнь. Тогда это казалось ей избавлением, что ли. А теперь? Лиза цепляет на нос солнцезащитные очки и идет к оставленному на открытой парковке авто. Она накануне проебала ключ от подземной (и, похоже, заодно посеяла семена невезения, проросшие за ночь). У нее  сегодня нет возможности остаться дома и, если и вылазить из постели, то только чтобы забрать еду по доставке. Поездка в Дейвис и встреча с Роем Векслером займут порядочно времени, а затем ей нужно будет вернуться и успеть на ужин с Кэтрин Рейн. Таких передвижений этой осенью стало много, поэтому Лизе пришлось вспомнить, каково это - водить. Блядь, она отвратительный водитель, нетерпеливый и бешеный, но на собственной тачке получается быть мобильней, чем на такси.

Краем глаза наблюдает: на телефоне несколько непрочитанных сообщений в мессенджерах, и какая-то навязчивая реклама успела скопиться в почте. Лиза пробегается по именам чатов и не открывает ни один из них. Единственный, который ей интересен, не активен уже несколько недель подряд. Морщится. Чертова головная боль все еще не испарилась: подобно тому, как в стакане вверх поднимались шипящие пузыри, мигрень опала осадком куда-то на верхнюю челюсть. Кловер морщится, трогаясь. На языке противный привкус аспирина и горечь никотина. Сколько сигарет выкурено? С этими вкусами и этим вопросом она в итоге и проживает день, они работают словно якоря, не позволяя ей утонуть в рассеянности. В Дейвисе все в порядке.

К ужину Лиза оказывается так страшно голодна, что заказывает стейк с кровью и бокал вина. Наверное, у нее недостаток железа, иначе почему она постоянно чувствует себя разбитой? Кэтрин говорит что-то вроде: проверь уровень гормонов. И: все будет хорошо. Вполне вероятно, что дело правда может быть в гормонах, но только в ином смысле. Лиза кивает. Да, возможно, все будет хорошо. Не это она отвечает ничего. Кэтрин понимающе предлагает выпить, а потом ей нужно бежать. Кловер же может ехать домой, этот треклятый день для нее можно посчитать завершенным, и это происходит вместе с отступлением мигрени. Охуенное чувство, будто с нее сняли железный шлем - даже плечи расправились. Лиза оплачивает счет и думает о том, что сейчас вернется домой и ляжет в ванну со всеми возможными расслабляющими солями, маслами и пенами, чтобы превратиться во что-то мягкое и бесформенное. И, возможно, потом слиться в водосток. Сама передергивает плечами. Нет, портить избавленную от физической муки голову дурацкими мыслями - преступление против себя. Она прибавляет громкость колонок, салон тачки  превращается в концертный стадион Леди Гаги. А ведь еще несколько часов назад Лиза готова была разорвать в железные клочья кареты скорой, которые обгоняли ее по пути в ресторан. Их серены превращали ее голову в миниатюру Хиросимы. Теперь все окей.

Окей ровно до того момента, как на дороге не происходит какая-то поебень. Лиза не в ее эпицентре, но она выворачивает руль и в последнее мгновение уходит от лобового столкновения. Из-за удара подушки безопасности ей не понять, что за скрежет она слышит: своих зубов и костей или металла? Кто-то кричит, но не ей. Кто-то вопит, но из-за нее. Про нее, впрочем, не забывают: кто-то помогает ей выйти из машины и выпрямиться в рост. Быстро осматривает - на ней никаких видимых повреждений. Тем, из-за кого обе полосы оказались перекрыты, повезло, судя по всему, меньше. Лиза наблюдает за происходящим с некоторым остранением. Она понимает, что ей нужно оставаться на месте, полиция и скорая уже едут. Нет, ей не нужна помощь, у нее просто ощущение встряски и перепутанных органов внутри, все пройдет. Она весь день носила в челюстях головную боль, и теперь счастлива, что все ее зубы все-таки на месте. Однако медичка, приятная девушка в форменной одежде, говорит, что после разговора с полицией Лизе все-таки нужно проехать в больницу, чтобы исключить опасность сотрясений и возможных внутренних повреждений. Серьезно? Может ли она отпинаться от медицинской помощи? Может, но пусть сделает это в больнице, отказавшись от осмотра травматолога. Ванна, получается, откладывается? Откладывается.  Единственная хорошая новость в том, что она может поехать на своей тачке. Помятое крыло с пассажирской стороны и прочие повреждения не проблема.

Лиза в конце концов едет за скорой, забравшей тех, кто пострадал сильнее нее, и, собственно, из-за кого вляпалась она сама и еще пара водителей. Сколько времени? Поздно. Ей казалось, что все произошло стремительно и даже все эти формальности на месте аварии были улажены тоже быстро. Оказывается, нет. Или, блядь, она реально просто не понимает, что произошло со временем. Ее здорово тряхнуло. Хорошо, что не схлопнуло в железе как виновника аварии, потому что не такое восполнение дефицита железа ей необходимо.

- Милая, какие мне нужно подписать документы, чтобы поехать домой? - ее тачка пострадала больше нее, завтра нужно будет отогнать ее в автосервис, а о себе Лиза как-нибудь сама позаботится. - Да, у меня есть страховка.
- Пройдите в пятый кабинет, - "милая" дородная негритянка вручает ей какие-то бумаги с ее, Лизы Кловер, данными.
- Окей...
Лиза поправляет на плече сумку, жутко хочется курить. Дверь в пятый кабинет закрыта, и, как она надеется, заперта. Стучит, но, к сожалению, слышит, как глухой мужской голос отвечает, что можно входить. Лиза закатывает глаза.
- Привет, док, - в кабинете чертовски ярко. Он тут, что, просвечивает пациентов сразу на входе, чтобы определить, какая с ними хуйня? - Меня задело в аварии, но я цела и очень хочу поехать домой. Давайте я оформлю отказ в вашем присутствии и не буду занимать ваше ценное для жизни время, - говорит Лиза, проходя. Протягивает выданные ей бланки и замирает на месте. Ладно, ей сослепу из-за яркого освещения может показаться, что глаза ее обманывают, но только с чего бы вдруг? Или ее действительно приложило сильнее, чем она думает? Ну, если все-таки все нормально, то, значит, у нее ко всему прочему отменная память, потому что даже в маске на половину лица Лиза узнает Брэндона, хотя, если подумать, видела его только одну ночь и по большей части в полумраке. (Ну, такое было знакомство). Это он. По его ответному взгляду она понимает, что ей все-таки не чудится. Ее-то лицо открыто, а такие черные глаза Лиза больше ни у кого не видела. Ну, а если видела, то настолько хорошо не запомнила. - Дьявол. - Ворот ее подвязанной на поясе белой рубашки расстегнут, но отчего-то горлу тесно. В заднем кармане джинс вибрирует мобильник, но беззвучно. Похуй. Память рандомно вбрасывает в ее сознание обстоятельства их знакомства, и те роем кружат в голове. - Привет.

+1

4

Дверь открывается и кто-то входит. Руссо устало передергивает плечами. Время его смены уже практически закончено. Последний и всё. На сегодня он отдал все долги этому обществу. Поворачивается на звук голоса, всё ещё натягивая свеженькую перчатку на вторую руку. Что там она просит? Отказ от осмотра? А почему бы и да? Поднимает взгляд на вошедшую и смотрит в упор в глаза Лизы.
Чем жизнь еще может его удивить под конец рабочей смены? Вероятность встретить девушку с которой провел ночь, без сожалений и раздумий, а потом еще и пригласил на свидание, даже не имея мобильника чтобы записать её номер, какова она. Одна на миллион. В шумном Сакраменто? Вероятно и того больше. А уж встретить её в качестве пациентки? Вряд ли о такой встрече он мечтал тем утром. Если мечтал вообще. Сколько времени прошло? Полгода, год?
- Привет, - как то растерянно и бесцветно произносит, все еще натягивая перчатку, пока пальцы не соскальзывают и резинка хлестко ударяет в запястье. Отрезвляет. Брендон стягивает маску с лица и поспешно берет бланки, которые ему протягивает Лиза. Пробегает по ним взглядом, вроде ничего страшного, но он все равно её осмотрит. Руссо откладывает бумаги в сторону, на столик и кивает Лизе на кресло для осмотра.
- Садись, я всё же посмотрю, - перед глазами так не кстати всплывают сцены той ночи. Он тогда осмотрел достаточно сантиметров её тела. Сейчас даже как то странно что она одета. Взгляд невольно скользит по фигуре девушки, пока она располагается на кушетке. Ему не нужно её раздевать, он и так помнит где какая у неё татуировка. И ему все еще кажется привлекательной её грудь.
- Судя по макияжу с подушкой безопасности ты теперь на ты, - не спрашивает. Это факт. Снимает перчатки, отправляя их в ведро, а потом выглядывает в коридор. Эшли уже с кем то сплетничает из их сменщиков. Конечно, такие новости, нужно поделится.
- Эш, я на сегодня все. Это последний пациент, пусть остальных забирает следующая смена, - захлопывает за собой дверь, не дожидаясь вопросов. Не запирает. Незачем. Это просто осмотр, пусть и щедро приправленный остринкой воспоминаний. Возвращается к Лизе, руки касаются её шеи. Кончики пальцев скользят вдоль позвонков. Вверх, утопая в волосах.
- Как жизнь твоя? Как Сорвиголова?
Буднично, так словно они просто старые приятели. На самом деле Руссо понятия не имеет что говорят в подобных ситуациях. Он раньше в такие не попадал. И говорят ли вообще что-нибудь. И он понятия не имеет насколько это нужно самой Лизе. Она ведь не пришла к старому кинотеатру тогда. Так что ответ для самого Руссо был очевиден. Это была неплохая ночь. И всё. Пальцы скользят вниз, взгляд цепко следит за реакцией девушки. если что-то не так, он заметит. Ключицы, слегка освобождает их от рубашки. Возможно слишком пристально. Но они исключительно сексуальны у Лизы. Он не сознается, но ему просто нравится прикосновение.
- Удар был сильным? Головокружение? Тошнота? Головная боль?
Да, сейчас могла наступить временная ремиссия, но ведь не зря пациентов вроде Лизы оставляют в больнице под наблюдением, хотя бы на ночь. Адреналин в крови не дает реально оценивать то, что происходит с тобой после аварии. И если видимых травм нет, то в последствии могут всплыть самые неожиданные.
- Чем нибудь кроме головы ударилась?
Ведет пальцами по плечам, слегка надавливая и распрямляя их, словно Лиза сутулиться. Может ли он раздеть её еще больше? Конечно может! Но не будет. Поспешно поправляет рубашку обратно, так словно кто-то может увидеть что он вовсе не в глаза ей смотрит. Так словно может увидеть она сама! А она ведь и так все видит! И какого черта он творит? Ловит очередной флешбек и улыбается. Тут же одергивает себя, касаясь её лица. Видимых травм нет. Будь удар действительно сильным, оставил бы следы сразу. Но подушка безопасности сработала исправно. Касается пальцами губ, стараясь не надавливать сильно.
- Больно? А нос? Какие ощущения? Ты знаешь что я могу оставить тебя тут на ночь, для наблюдения?
Может. И если ему покажется что это нужно  - оставит, хотя сам оставаться тут не собирается. Странно. Одна ночь, а он все равно чувствует внутри беспокойство за эту девчонку из Техаса. Отступает на шаг, возвращаясь к её бланкам и садясь на край своего стола. Хочется закурить, но в кабинете не курят. А значит придется ждать когда осмотр будет окончен.
- Почему ты не пришла тогда?
[AVA]https://i.imgur.com/8rXpHeF.jpg[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

+1

5

Ну, пиздец. Когда доктор жестом, словно он умывает лицо от усталости (или наваждения?), снимает маску, сомнений, что Лизе не почудилось, и это точно Брэндон, не остается. Более того, она второй раз переживает... Что? Удивление? Шок? Просто, если подумать, Сакраменто не так велик, и, раз уж он не вернулся в Филадельфию, то они все равно поздно или рано встретились бы. Не при таких обстоятельствах, так при иных. Ну, если бы, конечно, Брэндон не умер раньше. Черт... Он же был болен? Или придумывал? (А какой в том был смысл?) Нет, вряд ли. Тогда, может, ей стоит стряхнуть с себя оторопь из-за того, каким причудливым способом судьба может сводить людей, и порадоваться факту, что он еще на этом свете? А вот сама Кловер, сложись все чуточку иначе, могла отправится в иной. Иногда считаные минуты решают все.

Он все-таки решает ее осмотреть. Что это? Внимание по старой памяти? Лиза пожимает плечами, садится по его приглашению. Черт, она даже у гинеколога не чувствует никакой неловкости: визит к нему все равно что прополоскать рот. Но почему сейчас она чувствует себя как девственница в первую брачную ночь? Наверное, ее все-таки и правда надо осмотреть, потому что голова, похоже, пострадала. Про макияж Лиза также в курсе, но ей плевать. Она планировала поехать домой, а не отправляться на свидание. Брэндон же выглядывает в коридор, сообщает дежурной, что она, Лиза, его последний пациент на сегодня. Вот уж действительно судьба, да? Приедь Кловер чуть позже, и к нему шмыгнул бы кто-то другой, и она договаривалась бы о скорейшем разрешении бумажной волокиты тоже с другим. Но, видимо, ее натальная карта определила сегодняшний день как самый подходящий для столкновений всех видов. И не заложила никаких минут про запас.

- Все в порядке, - отвечает Лиза. Он не забыл и Сорвиголову. - Сорвиголова отлично. Лучше всех, - отчего-то напрягается, когда Брэндон касается ее. Если бы не тонкий латекс перчаток, то ее бы, наверное, обожгло. А может, наоборот, она не заметила бы и приставленного клейма, потому что его невозможно черный взгляд уже разогревает ее лицо. О, именно все происходящее сейчас в некотором смысле похоже на сильный удар и головокружение. - Тошноты нет, головной боли нет, - к счастью, последняя не вернулась. - Все в порядке. Я целехонька, правда, - физически, очевидно (или не совсем? по крайней мере, она скорее чувствует себя хорошо, чем имеет какие-то жалобы), что до остального, то это решаемо не здесь, в больничном кабинете, а дома. В рецепте - горячая ванна, аромасвечи, бокал красного сладкого вина, любая серия Секса в большом городе. - Мне не больно, - улыбается, едва вздергивая края губ. - Мой нос на месте, - подушечки его пальцев касаются ее лица осторожно. Это даже приятно, как массаж. - Ты заботишься, угрожаешь или приглашаешь на свидание? - спрашивает Лиза. Когда он отстраняется, то поправляет рубашку, да и держаться непринужденно как будто проще. Между ними чувствуется напряжение, пусть и едва уловимое, но она все-таки есть. Такое бывает от недосказанности, из-за незавершенности. По сути, ведь они действительно расстались с открытым финалом, и Лиза не ошибается. Брэндон смотрит ее бумаги и вдруг спрашивает, почему она тогда не пришла к кинотеатру на Ленд Парк Драйв. Теперь, когда тот иногда оказывается в поле ее зрения, она тоже думает, почему не пришла. И что было бы, если бы пришла. Это мысли из разряда фантастических.

- Так сложились обстоятельства, - отвечает Лиза и, блядь, это самый ужасный вариант из всех возможных. Его можно додумать до "мне было похуй", и уж лучше бы она так и сказала, если на то пошло. Но ей было не похуй. Она собиралась прийти. Она была уже у двери и, когда открыла ее, нос к носу встретила Мартина. Они с Юлем не разминулись, для этого не хватило нескольких минут. (Как часто считаные минуты решают все). Случилось тоже своего рода столкновение, только если нынешнее привело ее к Брэндону, то предыдущее - увело от. Случился удар. Последовало головокружение. Головная боль. Последнее время еще и тошнота. Метафорически, разумеется, но ей и этого вполне достаточно. Погано, что средства от этого букета нет: не приложишь лед, не выпьешь аспирин, не сунешь пальцы в рот. - Извини меня. - Лиза смотрит прямо. О, с фокусировкой у нее все в полном порядке. Поднимается зачем-то, хотя он еще не заполнил ничего, и смотаться не получится. Или получится? Не будет же Брэндон ее ловить, в самом деле? Кому она вообще что-то должна? Остается. - А как ты? Ты здоров? - ошибочный диагноз, ремиссия или операция? Прошло почти девять месяцев, многое могло произойти. Лиза вспоминает про то, как обещала сложить балладу о том, какой он любовник, и разнести славу о нем всем нетраханным женщинам. Поджимает губы, сдерживая первую настоящую с момента их встречи улыбку.

+1

6

Извини. Простое. Немного резковатое. Как пощечина. Но разве жизнь не отвешивает их с такой легкостью. Руссо не додумывал ничего к её "так сложились обстоятельства". Ведь так действительно могло получится. В этом нет её вины, даже если за этим "так сложились обстоятельства" стояло бы такое неприятное "мне похуй". В жизни не всегда получается так как хочется. Иногда получается так, как получается. К тому же он скорее всего и не хочет знать деталей того, что это были за обстоятельства. Разве это что-то поменяет в дне сегодняшнем? В моменте который они сейчас проживают? Правильно. Ничего не изменится. Ведь и то, что свело их сейчас в этом кабинете, воля случая. Так сложились обстоятельства.
- На свидание?
Усмехнулся, игнорируя её вопрос о своем самочувствие. Хотя так и подмывало ответить - так сложились обстоятельства. Но он так отвечать не хотел. Это было бы очень грубо. И глупо. К тому же учитывая все сказанное им в ту ночь, она должна была бы его уже похоронить и оставить хвалебную эпитафию в какой-нибудь местной газетенке. Впрочем может так оно и было.
- Можешь считать заботой. Можешь угрозой. Это моя работа, - делает несколько записей в её бумагах. Он сразу понял её нежелание задерживаться тут надолго. Впрочем и явных причин оставлять её насильно у него не было. Риск того что первичный шок не дает её оценить свое состояние конечно был, но каких то явных травм не было. Так что можно смело отпускать домой, оставив на дистанционном контроле. И на последнем он собирался настоять, пусть даже если она потребует другого специалиста, но ей придется завтра ответить на настойчивый звонок из госпиталя.
- Я бы мог назвать это свиданием, но боюсь моя смена только что закончилась, - снимает халат, отправляя его в шкафчик возле стола. Бланки пока еще на столе, ждут его решения. Подпись, всего одна, и Лиза сможет смело закрыть за собой дверь его кабинета. Руссо на секунду задумывается. Потом возвращается к столу и ставит ту самую подпись. В госпитализации пострадавшая не нуждается. Берет бланки, ровняясь с Лизой. Проводит кончиками пальцев по её скуле. Интересно, это она так на него влияет, заставляя вести себя непростительно нагло. Так же как в ту ночь, когда она села рядом с ним у барной стойки?
- Оставишь свой номер у дежурной сестры, чтобы завтра с тобой связался специалист и убедился что твое состояние не стало хуже, хорошо, - он не настаивает. Это уже его собственная инициатива, от которой Лиза может спокойно отказаться. Забота, как точно определила она ранее. Почему? На этот вопрос Брендон скорее всего бы затруднился ответить. Просто потому что так получилось. Протягивает ей бланки. В принципе на этом осмотр окончен. Скоро в кабинет придет другой дежурный врач. И другой пациент.
- Ну а я, - пожимает плечами, так словно им не нужно покидать этот кабинет. - Я скажем так не умру. По крайней мере не в этом году. Возможно даже смогу себя назвать здоровым, если у моего хирурга не дрогнет рука.
Смеется. У Клюгермана то нервы стальные. У него рука не дрогнет. Впрочем исход его лечения зависит не только от немецкой точности, но и от кучи сопутствующих факторов. Но уж точно летального исхода бояться уже не стоит. Так что пригретое место на погосте придется уступить кому-то более невезучему.
- Так что могу сказать тебе спасибо, ты вероятно и правда как шемрок, приносишь удачу, - улыбается, собирая свои вещи. Старая потрепанная жизнью куртка и кожаная сумка ей в цвет. Отцовская. Подарок Брендону когда он получил собственную практику в Филадельфии. Он не расставался с ней даже когда все бросил и сбежал в Калифорнию. - Я иду на поправку, так говорят. Воля к жизни и всё такое. Но я думаю все гораздо проще. Вернулся к своей прежней работе, как ты наверное уже успела заметить. - Сарказм? Маловероятно. - Не вернулся в Филадельфию, это ты тоже уже наверняка поняла. И нет. не планирую. Даже перестал ютиться в гостиничном номере и купил свое собственное жилье.
Хотя корректнее было бы сказать снял, так как вышло словно он кичится своим благосостояние. Но об этом Руссо подумал слишком поздно, когда слова уже были сказаны. Да и ютится в гостиничном номере тоже уж сильно приукрашено. Это был шикарный номер надо сказать. Он там не ютился, он жил как принц, пусть даже и самую малость датский.
-  Но блюз не бросил, если тебе интересно. И гитару не продал. Играю там же, но значительно реже. Работа у меня как ревнивая жена, постоянно держит на коротком поводке. Но, моё приглашение всё ещё в силе. Так что если захочешь послушать хорошую музыку, твое место за барной стойкой всегда свободно.
Руссо наконец справился с курткой, надев её. Похлопал себя по карманам, пытаясь обнаружить пачку сигарет. Там должна была остаться еще минимум парочка. Нужно будет по пути заехать за новой, но сначала убедится в том что Лиза оставила свой номер телефону у стойки администрации.
- Ты еще куришь?
Легко. Просто. Так, как будто и не было этих девяти месяцев, на которые их жизненные пути разошлись.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shake, rattle and roll


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно