полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » angels at my gate


angels at my gate

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

summer, 2020, Sacramento
Cristina Phelps & Angel Grey
Phill Morning & Sasha
Miguel Soto & Sarah

«не воспитывайте детей,
все равно они будут похожи на вас.
воспитывайте себя...»
(англ. пословица)

mushroomhead // the heresy
as we welcome all ur catastrophe
all the hate, all the lies and the heresy

https://i.imgur.com/wHZvSg3.gif

[NIC]Angel Grey[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/uV0Mm2o.png[/AVA]
[LZ1]ЭНДЖЕЛ ГРЕЙ, 30 y.o.
profession: каскадер, без постоянного места работы, под домашним арестом (проходит по делу смерти десятилетней давности), помогает бездомным детишкам;
sis: Guinevere Grey[/LZ1]

Отредактировано Leon Bloom (2021-11-11 21:09:02)

0

2

Покидая салон машины, я с какой-то неподдельной тоской и грустью осматривала место, являющееся конечной точкой маршрута. По крайней мере, навигатор говорил мне именно так. Серое, и в прямом и переносном смысле этого слова, здание, располагалось чуть поодаль. Двухэтажное, с виду не жилое, но я точно знала, что за этими неприметными с виду дверьми, стояло двое мужчин, охраняющих покой матерей и детей.
Этакое нелегальное убежище, куда мог прийти каждый, кто не чувствовал себя в собственном доме безопасно. Сюда сбегали дети, прячась от снова ушедших в запой родителей, сбегали жены, чаще всего, все по той же причине, что и дети. Здесь им обеспечивали кров, еду, спокойный сон и психологическую помощь. И вы даже не представляете, сколько таких мест и сколько нуждающихся в них было раскидано по городу.
Я узнала о них чисто случайно, пару месяцев назад, когда приняла сообщение о возгорании. К счастью, обошлось без жертв, а закончив смену, я и сама отправилась на место, осматриваясь по сторонам то ли с любопытством, то ли с сожалением. Люди, организовавшие такие места не сильно хотят идти на контакт со служителями системы, опасаясь, что им перестанут доверять, но мне – доверились.
С заднего сидения машины я выуживала пакет за пакетом, пока не услышала, как дверь с тихим скрипом отварилась. Боковым зрением увидела и улыбнулась. Сначала высунулась голова, а после и сама девчушка, чуть старше моей дочери. Лиза сейчас была в саду, и это в некотором роде развязывало мне руки для добрых дел. Она была еще совсем маленькой, чтобы вовлекать ее в это.
- Привет. – Сара, имеющая на голове облачко черных кудряшек, расплывается в ответной улыбке, и смело идет ближе. – Как ты себя чувствуешь?
- Уже гораздо лучше. – Ее звонкий голос звучит четко и ясно, и сделав шаг назад, я коленом толкаю заднюю дверь, закрывая машину. Один из пакетов малышка сама берет в руки, не показывая вида, что он ей явно не по размеру. – Ты что там такое привезла?
- Всего, но, пока понемножку.
Чаще я приезжала сюда с пакетами, полными продуктов. Убежище содержалось на личные деньги организаторов, и на добровольные пожертвования неравнодушных к чужой судьбе, но, поверьте, таких вкладов всегда было недостаточно. Реже, и я была этому рада, я приезжала с медикаментами. Сюда попадали женщины и дети в разном состоянии эмоциональном, психологическом и, конечно же, физическом, и всем им требовалась своего рода помощь.
Уставала ли я от помощи в приюте – нет. Лишь каждый раз я вспоминала, как сидела в парке, ночью, на скамье, и рыдала, что есть сил, не зная, куда идти и куда деваться. Такая банальная история – вернувшись со стажировки, я замечаю парня в кровати с другой. И все бы ничего, если бы это была просто измена…. Спустя три недели я узнаю, что беременна и сомнений в том, кто являлся отцом – чертов изменщик, не было и капли. Единственной, кто принял меня в таком положении – была крестная, в каких-то моментах и вовсе заменившая мне мать. А, что, если такой феи-крестной ни у кого больше нет?
Имея стабильную работу, неплохой заработок и лапочку-дочку, вызывающую улыбку на губах даже в самый хмурый день, я чувствовала себя, если не обязанной, то способной помочь тем, кто не видит выхода.
Одно слово, точнее имя, вырывает меня из раздумий, заставляя нахмуриться. Сара по-прежнему крутиться рядом со мной, помогая распаковывать пакеты, и я закусываю нижнюю губу, думая – а стоит ли спрашивать?
- Сара? – Присев на стул за один из круглых столов в обеденной зоне, я с доброжелательной улыбкой взглянула на девчушку. – А ты можешь мне рассказать, кто такой этот Ангел?
- Эм… - На лице девочки промелькнуло сомнение, а взгляд забегал из- стороны в сторону, периодически, цепляясь за мой. – Ну, Ангел – это Ангел…. – И на этом все. Она пожимает детскими плечиками, широко мне улыбается, оставляя в полном недоумении.
- Он существует? – Я скрещиваю руки на груди, пытаясь разгадать ребус из ее ответов и реакций, когда она смотрит на меня, как на душевнобольную.
- Ну, конечно! – Звучит так, словно, я не хотела верить во что-то очень уж очевидное. – Он помогает некоторым из нас. – делает паузу. – Ну, тем, кому помощь нужна больше.
- Ангел-хранитель? – Взгляд мой на секунду отрывается в сторону коридора, задумываясь. Может, это какая-то новая уловка психолога, о которой я не знала? Внушать им, что рядом с ними ангел-хранитель, помогающий им справляться с их бедами и трудностями. Здесь, обычно, следуют слова о том, что никому не посылаются испытания больше, чем он может вынести….
- Да! – Ага, вон оно что! – Он приходит по вечерам и помогает… ой! – Она даже рот ладошкой закрыла, словно боясь, что скажет мне еще что-то. По крайней мере, теперь у меня была возможность увидеть этого мифического ангела.
- Я никому не скажу, не бойся. – Подмигнув девочке, я вернулась к прежнему занятию.
Уже не единожды я слышала от детей об Ангеле, помогающим им справиться со своими эмоциями, выступающим в роли некоего учителя…. Это немного пугало и беспокоило, а потому и просыпалось любопытство, узнать, кто же он, черт возьми, такой.

+2

3

the sisters of mercy // dominion
when i close my eyes
when i look ur way
when i meet the fear
that lies inside
  — look;

Всё началось с татуировки Филла. Он помогал тебе с ремонтом. Держал деревянную балку, а ты делал надрезы на ней. Ты порезался канцелярским ножом, но успокоил детей и быстро обработал порез, наклеил пластырь и улыбнулся им. Филл спросил, все ли хорошо, ты кивнул в ответ.. Твой юный еврейский друг все реже одевал капу и чаще ругался с отцом. Последний решил, что во всем виноват ты, но у парня просто был сложный период. Ты заметил рисунок на правом запястье парня. Небрежно прикрытый тканью рубашки. Схватил его за руку, и обнажил всю картинку. Звезда.
"Звезда Давида," повел Филл носом и пожал плечами.
"Что скажет отец, когда узнает?" спросил ты.
Филл мотнул головой и почесал затылок, слабо и криво как-то улыбнулся. Он протестовал, вот только очень странно.
"Сначала будет беситься, потом примет, это же давидова звезда, она для него талисман!"
Ты шумно выдохнул и сказал, отложить балку в сторону. Вернулся к большому столу, открыл бутылку с водой и сделал глоток. Саша задрала голову и увлеченно за вами наблюдала. Японец окунулся в домашнее задание, сделав вид, что ничего не видит больше. И ты подумал, что он первый узнал о татуировке, еще в старшей школе. Ведь они так сдружились в последнее время.
"Ты на зло ему сделал?" бросил бутылку мальчишке, тот ее словил и пожал плечами, "не логично, Филл. Все еще сомневаешься в вере?"

В последнее время он стал отдаляться. Выпускной класс, как и у японца, или Мигеля. Они практически все были погодками, разделял всех класс. Рокки из всех был самым замкнутым, хоть по статусу и превосходил всех, кто заглядывал к тебе, находил приют в старых стенах старого, заброшенного завода. Ты пытался вспомнить, где сейчас Рокки. Потом отошел к оконной раме, облокотился о нее. Ребята за твоей спиной продолжили старую тему. Они переключались с темы на тему, как по щелчку пальцев, но ты уже привык. Тебе было легко находить с ними контакт. Даже с трудными. Они верили твоим словам.
Ты прищурился. На улице, возле велосипедов мальчишек сидел на корточках подросток. Он курил. Даже не рассматривая лицо, ты по поведению вычислил гостя. Только он приходит как отшельник, а в двери не стучал никогда. Наблюдал, иногда влазил в скандал с Рокки или шутил над Филлом, но никогда не напрашивался в гости. И хотя, ты не раз предлагал Мануэлю войти и чувствовать себя как дома, тот отказывался.

"Что-то случилось?" ты присел рядом с Ману и посмотрел туда, куда смотрел он.
В огромном оконном проеме был хорошо виден стол. На нем сидела Саша, придерживала свой скейт и что-то показывала Филлу. Японец за ними едва ли выглядывал со своими тетрадями и бумагами. Ты склонил голову и улыбнулся.
"Что будешь делать с этим зданием? Оно не твое!" подал голос Мануэль.
"Не знаю. Если никто не объявится, буду нанимать адвокатов выкупать, может продам дом сестры."
Мексиканец хмыкнул и сел по-турецки на землю:
"Серьезно? Тебе достался милый дом в спальном районе от пропавшей сестры, и ты собрался его продавать, ради этой," указал рукой на мрачное и побитое временем задние, "на эту рухлядь! Чувак, это хрень! Полное дерьмо!"
"Понимаешь. Я здесь чувствую себя хорошо. Как дома, понимаешь, что такое дом?"
"Более чем," он умолк и выкинул окурок в сторону.
Вы сидели и молчали. Наблюдали за остальными. Он молчал так громко, как мог Мануэль, а ты его слушал. Верил и принимал все не брошенные слова, не сказанные обиды или опасения. Он сцепил руки в замок и наконец проговорил:
"Ты же знаешь, я должен помогать старшему брату. Мама не справится сама, а мы эмигранты. Америкосы не любят нас, а мы их."
"Что случилось, Мигель?" ты посмотрел серьезно в его глаза, а он отвернулся.
"Помнишь мою подружку Стейси?" проговорил несколько вяло, "только брату не говори, что я завел интрижку."
"Хорошо, что случилось?"
"Брат уехал по делам," сглотнул, "картеля. А она. Она сейчас у нас дома. Мы ведь учились с ней в одной группе, до того, как меня отстранили от уроков из-за травы. В общем, ее отец устроил дома бойню, я подумал, что это твоя тема."
"В каком смысле?"
"Ну, у Стейси младшая сестра Сара. Ее сейчас забрали. И..."
"Ты хочешь, чтоб я вам помог."
Мануэль резко встал и живо заговорил:
"Мне не нужно, чтоб ты разбирался с ее ублюдком-отцом. Я как-нибудь договорюсь с кузеном, и мы решим эту проблему. Присмотри за Сарой. Стейси ухаживает за матерью. Все серьезно," указал на голову, "у нее сотрясение и накладывали швы."
"Почему не обратились в полицию?"
Мексиканец рассмеялся:
"Серьезно? Да они ни хера не делают, когда дело касается домашнего насилия. И так Сару забрали."
"В каком из убежищ?" спросил ты и поднялся следом за Мануэлем. Он и правда редко просил тебя о помощи, зачастую решал все сам или через своего старшего брата, но не в этот раз. Ты попросил его не повторять твоих ошибок. Ману улыбнулся, хлопнул по плечу и сказал, что он не такой дурак, как ты. Как минимум, он не стал бы жить в заброшке, имея хороший дом с лужайкой.

Ты помнишь. Помнишь как боялся в детстве отца. Как он напивался и несколько раз разносил все на кухне. Упрекал маму в растратах. Ты помнишь, как Джин иногда влазила в эти скандалы, и грозилась все рассказать копам. Ты вздрагивал от их криков, и закрывал уши, как научила тебя старшая сестра. Вам очень тогда досталось, верно? Ты так боялся крика, что эти детские страхи начали блокировать твои тревоги после. Ведь ты не помнишь, что случилось в ночь смерти отца, верно? Ты стоял и держал ладони, прикрывал уши. Смотрел с верхней ступеньки лестницы, а из черепа отца текла багряная кровь. Джин тебя встряхнула и что-то прокричала. Ты моргал. Но ты не помнишь ничего.

Прислонив палец к черной защитной маске, ты поманил Сару и завернул за угол. Побрел к двери и вышел на улицу. Девочка была одна. По крайней мере, ты никого не заметил рядом. Ты видел многих, кто здесь работал. Знал их, а они в ответ не дергались, каждый раз, когда ты приходил, словно живая тень. Иногда ты подавал пакет с пончиками охраннику, или приносил капучино сестре за стойкой. Первое время они дергались при виде тебя, тогда ты снимал капюшон, ты научился улыбаться взглядом. И, каждый раз, поздно вечером приходил. В одно и то же время, к разным детям. Тебя проверяли, а потом махнули рукой. Никто из детишек не исчез, не пострадал. Ты приносил им что-то. А потом говорил: "сыграем в игру?"

Опускаясь на корточки перед девочкой, ты проговорил:
"Сыграем в игру? Правда или правда?" улыбнулся взглядом, и взял девочку за руку. Ты придумывал целые истории в игровой форме, чтобы вывести ребенка на искренний разговор. Некоторые, первое время думали, что ты педофил. Следили за процессом вашего общения, но вскоре махали рукой и уходили. Ты стал слишком скучным типом. И в этот раз ты даже не заметил, что за вами наблюдали. Сложил руки рядом, так что костяшки указательных пальцев соприкасались, накрыл своими руками ее, и сказал, что ты пришел, потому, что она звала. А ангелы всегда оберегают слабых. Это их миссия. Она закивала головой в ответ. Вот тогда ты и услышал шаги за спиной. Обернулся и сжал плечо девочки.

[NIC]Angel Grey[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/uV0Mm2o.png[/AVA]
[LZ1]ЭНДЖЕЛ ГРЕЙ, 30 y.o.
profession: каскадер, без постоянного места работы, под домашним арестом (проходит по делу смерти десятилетней давности), помогает бездомным детишкам;
sis: Guinevere Grey[/LZ1]

Отредактировано Leon Bloom (2021-11-11 21:09:36)

+1

4

Простое любопытство сгубило не одну кошку, и пусть этот факт документально не был подтвержден, я уверенна, что именно так все и было. А что уж говорить про женское? В поисках правды, разгадки, мы были способны идти на отчаянные шаги, навлекая на себя все больше и больше проблем, даже не осознавая этого. Казалось бы, живи себе тихо, мирно и спокойно, не суй свой нос в чужие дела, но, нет. Так не интересно. Вместо этого мы втаптывались в жизнь двумя ногами, а после искали выход уже из того, что сами натворили.
Сара очень приятная девчушка, но добиться от нее чего-либо еще, хоть какой-то крупицы информации об Ангеле, мне более не удалось. Эта какая-то тайна, являлась чуть ли не строжайшим секретом, оберегаемая детьми. И это понятно, дети по своей сути, весьма доверчивы, до тех пор, пока или не обожгутся, или не повзрослеют. В случае с Сарой, скорее, больше подходил первый вариант. Можно было задать вопросы персоналу, но это уже казалось чем-то чрезмерным. Никто ведь не отменял вероятность того, что Ангел – это выдуманный персонаж, призванный для помощи ребенку.
Дети редко приходили сюда по своей воле, скорее это был вынужденный шаг или  действие, контролируемое системой, поместившей их сюда. Их доверие нужно было заслужить, а после оправдать, доказывая день за днем, что на тебя можно было положиться. Приходя сюда, я испытывала каждый раз чувство ответственности, переходящее в чувство стыда, когда дверь за мной закрывалась, и я возвращалась в свой уютный и спокойный мир, созданный мной же в родных стенах. Пары сообщений оказывается достаточно для того, чтобы договориться с няней, ибо сегодня я планировала задержаться.
Дел было много. Чаще я играла с ребятишками, отвлекая их от того страха, что им пришлось пережить, вовлекала их во что-то активное, эмоциональное, позволяющее выпустить пар и расслабиться, пускай, они этого еще не понимали. Иногда помогала на кухне – чистила овощи, мыла посуду или готовила обед. Ни я, не те женщины, что жили здесь временно или постоянно, не были белоручками, не гнушались работы, какой бы она не была.  Может, от этого здесь было ощущение одной, большой, но странной семьи?
А семьи мне всегда и не хватало. Взрослея в отчем доме, я чувствовала там себя совершенно ненужной. Как некое дополнение или приложение. Отношения с родителями оставляли желать лучшего, вернее, их практически не было. Слишком увлеченные работой, слишком занятые собственными жизнями и делами. Уже будучи в подростков возрасте меня мучал один и тот же вопрос, долгие годы он не давал мне покоя, ибо ответа на него, я никак не находила. Зачем меня родили на этот свет? Потому, что так было положено? Потому что брак без детей априори существовать не может? А дети без брака?
Ох, как матушка разорялась на тему того, что у ребенка должны быть оба родителя. Что рожать не в браке – это смертный грех, и что, совершив эту ошибку, я испорчу себе жизнь окончательно и бесповоротно. Помню, как отец угрюмо смотрел на нее, переводил взгляд на меня, словно, не мог ничего поделать, не выбирал чью-то сторону, а лишь только молчал, думая о чем-то своем. А мать все продолжала, набирая обороты, пока чаща моего терпения не лопнула. Помню, как кричала ей что-то в ответ, но больше всего запомнилась фраза про то, что наличие обоих родителей далеко не показатель счастливого детства.
Я то и дело смотрела за Сарой, практически, не сводила с нее взгляда, и когда она внезапно исчезла из поля зрения, я как-то насторожилась. Пройдя по длинным и ветвистым коридорам помещения, я не нашла девочку.  Последним местом оставалась улица, и именно ее я и собиралась проверить. Вместо привычной футболки с эмблемой экстренной службы, на мне была рубашка в клетку с засученными рукавами, но вот любовь к черным джинсам и удобным кроссовкам осталась неизменной. Именно спортивная обувь позволила беззвучно проскользнуть сквозь приоткрытую дверь, выходя на свежий воздух.
Сара стояла ко мне лицом, а перед ней на коленях, держа ее за обе ладошки, сидел мужчина. Страх тонкой струйкой проскользнул вдоль позвоночника, и, непременно, полез бы куда дальше, если бы не голос, и не слова, произнесенные им. Ангел? Обрывки их разговора долетали до меня, но придать им какое-то значение не удавалось. Сара улыбалась, широкой и детской улыбкой, словно, человека этого она знала очень давно, кивает головой несколько раз, и облачко ее кудряшек колышется вперед-назад.
- Сара? – Произношу в тот момент, когда мое присутствие было обнаружено. Тихие шаги оказались не такими уж и тихими. На улице уже начинало темнеть, но уличное освещение позволяло разглядеть мужчину. По крайней мере, ту часть, что не была прикрыта черной маской. Видела ли я его раньше? Точно нет. Я имела очень хорошую память на лица и могла с полной уверенностью сказать не только то, были ли мы знакомы, но и видела ли я его когда-то, общалась ли я с ним. И на все эти уточнения был один и тот же ответ – нет. – Все хорошо? – Как-то смущенно малышка кивает, не переставая улыбаться, и мои губы дрогнули в ответной полуулыбке. – Познакомишь меня со своим другом?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » angels at my gate


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно