Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » surprise


    surprise

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    https://i.imgur.com/sPWoJS0.png
    Lara & Dick
    april 2009

    [NIC]Dick Owen[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/J65sKk0.gif[/AVA][LZ1]ДИК ОУЭН, 27 y.o.
    profession: помощник системного администратора в клинике Health[/LZ1]

    Отредактировано Paul Osborn (2021-11-07 18:25:59)

    +4

    2

    Настенные часы показывали третий час дня.

    Ещё бы ходили правильно, думаешь ты, но не торопишься их сверять: тебе откровенно плевать, сколько сейчас времени. Безразличным взглядом смотришь на грязную посуду в раковине, выуживаешь средь неё чашку, ополаскиваешь проточной водой и её же заливаешь до самых краёв. Не знаешь, откуда столь значительная жажда, но не пытаешься понять - просто пьёшь, игнорируя капли, падающие аккурат на мятую домашнюю рубаху, которую ты только сегодня утром с трудом отыскал в корзине стиранного белья. Совсем недавно идея взять отпуск на месяц тебе казалась вполне здравой и разумной: ты планировал забыть о работе, разобраться в себе и, наконец, набраться сил для того, чтобы не волочь жалкое существование, которое, если быть до конца откровенным, тебя самого никак не устраивает.

    Ты не хочешь так жить.
    Банально не можешь по-другому.

    Когда только успел разучиться...

    Громко выдыхаешь, закидывая пустую чашку обратно в раковину. Пропускаешь мимо ушей возникший шум и вытираешь рукой влажные губы. Как пить дать: меньше чем через час они вновь станут донельзя сухими, но это будет через час. Главное - не сейчас. Ты не готов сейчас думать о проблемах, которые ещё не изволили стать часть твоей жизни. Без того имеющихся пруд пруди, куда уж больше. Ты и с этими то не справляешься, всячески избегая их, будто они не существуют. Хотя, кто знает, возможно в какой-то момент они взаправду перестанут существовать даже без твоего вмешательства?.. Пожалуй, в настоящий момент тебе хочется в это верить сильнее, чем во что бы то ни было ещё.

    Ловишь себя на поверхностной мысли, что было бы неплохо перекусить, но, обойдя всю кухню, не находишь ничего подходящего, чтобы без лишней возни закинуть в рот, а после вернуться к компьютеру, который не лечил - избавлял от необходимости в лечении. Отвлекал, акцентируя внимание на том, что не причиняло боли. Пусть лишь временно; тебя вполне это устраивает.

    - Блядь.

    Шипишь себе под нос и роняешь голову, не находя в себе ровно никакого желания выползать на улицу. Тем более в магазин. Тем более днём.

    Находишь в глубине кухонного шкафа заначку с самокрутками. Поджигаешь одну о конфорку на газовой плите, затягиваешься и длительное время не выдыхаешь, всем сознанием внимая становлению спокойствия, а следом за ним - равнодушия. Ты куришь не так давно, но если подумать - делаешь это целую жизнь, за которую успел потерять удовольствие - то, ради чего люди в принципе тратились на марихуану. Ты же не более чем бежал и бежишь до сих пор. К безразличию. Туда, где тебя ничто не трогает; там, где тебе ничего не причиняет боль.

    Неторопливо докуриваешь косяк, осев на стол, и тушишь окурок в тарелку, не без удивления заметив в том ещё два свежих. Когда ты успел?.. Впрочем, плевать.

    Ты отталкиваешься и проходишь в прихожую, где накидываешь лёгкую джинсовку, залезаешь в кеды и выходишь из дома.

    Невольно отмечаешь, что делаешь это с той же неохотой, с которой будешь в него возвращаться.

    Что ж...
    Оказавшись на улице, ты вдыхаешь полную грудь свежего воздуха. Не чувствуешь ровным счётом ничего, кроме необходимости сориентироваться. Куда тебе нужно и зачем? Помнишь, что в квартире нет ничего съестного. Понимаешь, что нужно идти в магазин, ближайший из которых находился через пару кварталов по левую сторону улицы. Но отчего-то поворачиваешь направо. Прячешь руки в карманы куртки, привычно горбишься и...

    Ты просто идёшь. Без нужды и осознанного направления.
    Где-нибудь ты обязательно остановишься.
    [NIC]Dick Owen[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/J65sKk0.gif[/AVA][LZ1]ДИК ОУЭН, 27 y.o.
    profession: помощник системного администратора в клинике Health[/LZ1]

    Отредактировано Paul Osborn (2021-12-03 00:38:43)

    +2

    3

    - Третья машина на Трио Лэйн, 3. Ножевое ранение.
    - Ого, - бодро удивился Шон, настраивая громкость радио и бросая на тебя короткий взгляд, пропитанный тем же позитивом, что звучал в речи, - а утро у людей начинается не с кофе, а?
    Ты сверяешься с наручными часами и, короткой улыбкой оценивая шутку Шона, поправляешь его:
    - Обед. Не утро.
    На что мужчина фыркает:
    - Зануда, - с чем ты не можешь не согласиться и, тихо посмеявшись, разводишь руками, будто признавая: да, я такая.
    Твоя смена длится уже четвёртый час, в то время как вызовы, поступившие на вашу с Шоном бригаду, исчислялись всего в количестве двух. И ты... ощущала от этого дюжее облегчение. Ты отчётливо видела, как Шон поглядывал на тебя, стоило по рации прозвучать номеру вашей машины. Насколько этот взгляд был пропитан удовольствием созерцания твоей растерянности, которую ты старательно скрывала. Обычно ты работала под руководством Эмилии - опытного фельдшера, при присмотре Шона. Но сегодня всё заднее отделение машины было лишь в твоём распоряжении. Оттого тебе было спокойнее, что никто из пациентов, на вызовы к которым вы сегодня отправлялись, не испытывал потребности в госпитализации. В твоём арсенале были знания - уверенные знания, которые ты принесла с собой из колледжа. Кроме того за полгода ты успела набраться практического опыта, но поперёк души стояло едкое ощущение, разъедающее тебя с каждым посещением очередного больного: ты делала не всё, что могла; ты могла ошибаться или действовать медленнее, чем то требовалось; от недостатка опыта ты могла растеряться и потерять драгоценные секунды. Тебя пугала и настораживала собственная неопытность, из-за которой ты буквально вгрызалась в новые знания. Не отставала от Эмилии, порой выпытывая из неё подробности, с которыми ты была не знакома. Читала книги, изучала учебные фильмы, но всё равно не могла отойти от ощущения собственной неопытности. Словно свою работу ты выполняла не настолько хорошо, насколько была способна. Потому раз за разом стремилась к лучшему. И страшилась ошибки, пусть вгрызалась в борьбу за спасение ещё одной жизни всеми своими силами.
    Вы неспешно патрулировали спальный район, ожидая, когда вы понадобитесь на очередном вызове. Шон остановился на светофоре и потянулся, разминая спину. Не упустил возможность ещё раз взглянуть на тебя:
    - Не кисни, Хансон. У меня ощущение, что я водитель катафалка, который решил прокатить труп на переднем сидении, - и многозначительно поджал губы, возвращая взгляд к светофору.
    - Ты знаешь, что я не много общаюсь, - что было лишь частичной правдой. Ты умела быть общительной, но эта сторона твоей личности раскрывалась лишь с небольшой группой людей - теми, кто действительно хорошо тебя знал и умел найти к тебе такой ключик, который словно собранному бутону хризантемы позволял тебе расцвести, являя твоё истинное душевное устройство.
    - При условии, что рядом нет Салли, - подметил Шон, против чего у тебя не было аргументов.
    - С ней трудно иначе. Ну хорошо. Вне зависимости от того, как пройдёт смена, завтра я планирую пойти в бар "Греция" с друзьями и сыграть с ними в дартс. А как ты собираешься провести выходные?
    Когда нужный сигнал светофора загорелся, Шон выкрутил руль и повернул на перекрёстке.
    - А мы с моей невестой планировали... Вот же!..
    На вашей полосе сразу после поворота стояла машина, до того не видимая из-за пышной растительности. Хозяин машины через опущенное стекло общался с девушкой. Чертыхаясь и ругаясь Шон выкрутил руль, избегая столкновения и выезжая на встречную полосу.
    - Шон! - твоя рука дёрнулась к Шону, словно в попытке преградить ему путь вперёд, но было поздно. Пешеход, вышедший из-за стоящей машины, уверенно продолжил движение по пешеходному переходу, когда машина скорой помощи не успевала остановиться. Свист тормозов, удар и тишина, своим холодом заполнившая пространство салона автомобиля, мысли, душу.
    Ты ощущаешь, как сердце бешено колотится в груди и допускаешь пару секунд бездействия, возвращая себе осознание произошедшего. Вы с Шоном сбили человека. И первым в себя пришёл именно Шон, прервав молчание отборным матом. Ты среагировала секундой позднее, отстёгивая ремень безопасности и выскакивая на проезжую часть. Уже по предварительному осмотру было сделано несколько важных выводов: пострадавший был в сознании и основным источником боли была нога. Об остальном судить было рано.
    - Скорая помощь. Я осмотрю ногу. Что ещё болит? - и опустилась рядом с пострадавшим, ощущая абсурд ситуации, но искренне желая помочь. Судя по звукам, Шон общался с диспетчером 911. А значит мужчина с раненной ногой был твоим пациентом.

    Отредактировано Lara Hunson (2022-02-28 02:13:00)

    +2

    4

    Ты не знаешь, куда идёшь. Скребёшь стёртыми подошвами кед о нагретый весенним солнцем асфальт, с регулярностью одергивая себя из-за неприятного шума и возвращая походке здоровый вид, но уже совсем скоро — неосознанно возвращаешься к ленивому волочению ног, которые с каждым пройденным шагом всё сильнее набивались ватой. Плевать, что прохожие то ли осуждающе, то ли — настороженно косятся на тебя, а некоторые и вовсе предпочитают обойти стороной во избежание отнюдь не самых благоприятных казусов: не тебе их судить и не им — тебя.

    В какой-то момент — совершенно потерянный среди множества других, — ты вынужденно останавливаешься: какой-то блондинке взбрело в голову ухватиться за рукав твоей куртки и настойчиво потянуть к себе. С дороги. Ты не сразу понимаешь причины столь странного поведения, но, когда твоё внимание переводят на светофор, на котором, смиренно приняв на себя подобный удел, стоял красный человечек, до тебя наконец доходит: перед тобой пешеходный переход на каком-то перекрестке и сейчас — не самый подходящий момент для того, чтобы идти на противоположную сторону.

    Коротко киваешь. То ли в знак благодарности, то ли в просьбе отпустить рукав; тут уж исключительно на усмотрение женщины, которая, взаправду удивив своей реакцией, и улыбнулась, и, отступив на шаг в сторону, опустила руку. Зачем-то киваешь ещё раз, чуть более дружелюбно, и предпочитаешь наскоро отвернуться.

    Упираешься взглядом в светофор, который словно нарочито медленно отсчитывал одну секунду за другой, томя на тротуарах спешащих каждый по своим делам граждан. Цепляешься за двухзначное число и мыслями, иной раз проговаривая в уме сменившееся значение, чтобы вновь не потеряться: и в окружающем тебя пространстве, и внутри себя.

    Особенно внутри себя.

    « 26... 25... 24... »

    Не сразу замечаешь, как тебя неожиданно передёргивает. Ты резко опускаешь глаза и ежишься от пробравшей всё тело неприятной — ты бы сказал: омерзительной — дрожи, от который не мог избавиться с того самого дня, когда на тебе поставил точку, пожалуй, единственный человек, ранее заслуживший твоего доверия. Вероятно, не абсолютного, но совершенно точно — максимального; того, на которое ты в принципе был способен. Сейчас же тебе приходилось стоять аккурат перед проезжей частью и изучать под ногами монотонный узор сухого асфальта. Точно как в тот раз. В тот грёбанный день, двадцать четвертого числа, когда ты вылетел пробкой от шампанского из собственного дома и в нетерпении ждал знакомого, который должен был тебя в самом скором времени забрать и увезти.

    Куда угодно.
    Лишь бы подальше от неё.

    Только сколь бы не увеличивалось расстояние — в том числе временное, — ты никак не мог избавиться от ощущения, что всё ещё находишься слишком близко. Недостаточно далеко ушёл. Ещё не время останавливаться. Ещё немного. Хотя бы ещё чуть-чуть.

    Должно же когда-то стать легче.
    Должно же?..

    Невольно возникшее стремление к движению заставляет тебя сделать шаг вперёд. За ним ещё один и ещё. Ты не смотришь на светофор: наверняка уже простоял достаточно, чтобы красный свет сменился зелёным.

    Даже если нет — плевать.
    Может, так будет даже лучше...

    Ты не успеваешь осознать собственную мысль — мозг работает слишком медленно, чтобы своевременно поспевать за происходящим, — и не на шутку испугаться, как вдруг ощущаешь удар. Нечеловеческий, слишком сильный, чтобы в одно единственное мгновение пригвоздить тебя к асфальту и, как минимум на секунду, выбить из всякого адекватного, разумного сознания. Возвращаться ты в него, откровенно говоря, не хотел, но...

    Как будто тебя о чём-то подобном спрашивали.
    Как будто с твоим мнением когда-нибудь считались.

    Больно. Ты ощущаешь это слишком резко и ярко, чтобы сдержать душераздирающий крик, перемешанный с подступающими к горлу слезами. Тянешься к ноге, пытаешься за неё ухватиться и сразу жалеешь об этом — малейшее касание обжигает, будто стремясь превратить твоё тело в сплошные угли. Шипишь, пытаясь справиться с паническим удушением, и хаотичными движениями смотришь вокруг. Заставшая взгляд пелена мешает разглядеть силуэты, но даже так в огромном расплывчатом пятне не смогла спрятаться машина парамедиков. Это не она ли в тебя влетела?..

    «Это уже, блядь, слишком...»

    Пролетает мысль, когда к тебе подходит женщина в соответствующей униформе, опускается рядом и начинает задавать глупые вопросы. Вместе с осознанием всей абсурдности возникшей ситуации ты внезапно — особенно для самого себя — начинаешь улыбаться. Нездорово, криво, подобно обколовшемуся сумасшедшему; что, если подумать, находилось не так уж далеко от истины. Ты улыбаешься сквозь единичные слёзы, которые, мешаясь с потом, стекали по впалым бледным щекам. Если судьбе было настолько смешно, из раза в раз сбивая тебя с ног — удивительно, что не сразу катафалком! — самое время посмеяться вместе с ней. С такими темпами ещё одной возможности уже может и не представиться.

    Им ведь стоило все немногим больше разогнаться...

    — А ноги тебе, сука, мало?! — кричишь, срываясь, на всю улицу, вдоль которой уже успело столпиться огромное количество мимо проходящих зевак, неспособных пропустить столь интересное зрелище.

    Ты не можешь. Просто не можешь понять: за что? Почему нельзя было это сделать быстро и безболезненно? Неужели ты заслужил...это?!

    Крик. Стоны. Слёзы.
    Всё заканчивается слезами.

    Боль с каждой секундой становится всё сильнее, твои же силы — всё меньше. Если они вообще когда-то у тебя были. Случайно допускаешь мимолётную мысль, что, возможно, ситуация обстояла не так плохо, как обрисовывало её твоё воображение? Но стоило женщине коснуться ноги, как ты обрубаешь все оптимистичные видения на корню. Едва сдерживая крик, резко подаёшься вперёд, приподнимая корпус, опираешься одной рукой, в которой так же заныло болью, об асфальт, а свободной — мёртвой хваткой цепляешься за женское запястье и отводишь то как можно дальше от собственной ноги.

    Пытаешься отдышаться, но грудь будто всё активнее сдавливала лёгкие. С каждым гребанным вдохом, который теперь невозможно было сделать без болезненного свиста.

    — Вы.., — начинаешь, но тут же обрываешься. Как же тебе, сука, больно... — либо колите меня, либо переезжаете всего. Но так, чтобы больше не очнулся, — вероятно, сложно было представить, что ты говорил серьёзно.

    Но ты не шутил.

    [NIC]Dick Owen[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/J65sKk0.gif[/AVA][LZ1]ДИК ОУЭН, 27 y.o.
    profession: помощник системного администратора в клинике Health[/LZ1]

    +1

    5

    Тебе не нравилась та ситуация, в которой вы с Шоном оказались. Ты сидела рядом с мужчиной, что будто созывал всю улицу своими криками, а единственный, за кого ты переживала, был Шон - человек, который сидел за рулём во время происшествия. Однако мыслями стоило вернуться к пациенту. Ты правда желала помочь. Ровно как и всегда.
    Если нога и была сломана, то перелом был закрытый. Ты уверенным, но не жёстким, движением коснулась ноги и тут же ощутила, как твою руку с неконтролируемой от боли силой перехватывают и оттаскивают от источника боли.
    Значит точно перелом.
    Ты знала последовательность действий, которые были прямым следствием установки причины боли, но, будто противореча собственным мыслям, осталась неподвижно сидеть подле пациента, на этот раз даже не протягивая к нему руки для осмотра. Выждав пару секунд и собравшись с мыслями, ты полуобернулась и раскрыла свой чемодан, целенаправленно что-то выискивая. Обнаружив же искомый предмет, снова повернулась к мужчине.
    Ты сделала вид, что не расслышала ругань, когда та зазвучала. Вообразила себя глухой и после второй реплики, ведь мужчине было на что ругаться. В этом ты его прекрасно понимала и готова была поддержать парой острых словцов: тебе было жаль, что из-за удобства какого-то козла, что наверняка уже спешно покинул место происшествия, пострадал человек, а второй ещё только может пострадать. Но с противодействием твоему лечению ты не собиралась бороться. Физически - уж точно.
    - Вы намерены пользоваться услугами скорой помощи? - ты не обладала театральными навыками достаточными, чтобы правдоподобно сыграть роль даже, если та была близка твоему сердцу или её образ полностью понимался тобой. Но то не стало помехой для отыгрыша нескольких простых действий: отвлечься на возникшую в руке ампулу с обезболивающим, задержаться на ней глазами, намеренно привлекая к ней внимание пациента, а после вернуть подуставший взгляд к нему. Ты спрятала ампулу в ладони и выжидающе уставилась на мужчину, ожидая если не уважительного, то не вызывающего поведения. Конечно, ты была не в самой выгодной ситуации, чтобы диктовать свои условия. Если подумать, то виноваты в аварии именно вы. Однако не было ни одного параграфа в документах, управляющих твоей деятельностью, пункта, в котором говорилось бы, что при аварии, непосредственным участником которого стала машина скорой помощи, фельдшер обязан оказать любую помощь пострадавшему. А значит, ваши с мужчиной отношения регулировались стандартными правилами и нормами.
    Со стороны прохожих послышалось яркое неодобрение твоих действий. Кто-то даже не постеснялся высказаться по этому поводу:
    - Медики хреновы. Лишь бы над людьми поиздеваться.
    У кого-то данное мнение вызвало поддержку. Ты слышала, но была сосредоточена лишь на одном человеке, серьёзно тебя интересующем на данный момент времени. Ему было правда больно, пусть, после многих лет связи с медициной, это не вызывало у тебя былого душевного отклика, но играть против его силы и ругани ты не была намерена. Шон уже тащил носилки, чтобы завезти пациента с, как минимум, раненной ногой, но, как ты видела, ещё и раной на руке, плече: на футболке алели пятна. А ты ждала, не торопя события. От перелома ноги он не умрёт в ближайшее время. А значит, у него было в запасе несколько минут на обдумывание ситуации и своего в ней положения.

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » surprise


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно