полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » бойся живых, а не мертвых.


бойся живых, а не мертвых.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Университет Штата Калифорния (CSUS) | июль 2021 | ближе к вечеру

Офелия и Майкл
https://i.imgur.com/IU2Chqo.jpghttps://i.imgur.com/WWdmmDW.jpg

Абсолютно спонтанное знакомство двух людей с огромной разницей в возрасте, но с одним интересом - психология. И если у Офелии она реализуется через фотографию, то у Майкла... через Офелию?
Это должно было быть весьма познавательное общение студентки с доктором наук, но почему оно привело этих двоих на кладбище и чем все это закончится - остается только догадываться.

Отредактировано Michael Howard (2021-11-09 20:09:11)

+2

2

Вдох.
Выдох.

Офелия задыхается, чувствуя незримое давление множества рук на вздымающуюся в приступе нежданной панической отдышки грудную клетку. Под тонкой бледной кожей хорошо видны очертания ключиц и рёбер, прозрачная кофта из почти неощутимого кожей материала едва ли скрывает подобные детали внешнего вида. Чёрный топ лишь чётче показывает, насколько сильна подступающая под давлением множества людей паника. В зале для презентаций, выступлений и прочего массового потока идей и выкидышей воображения необычно много людей. Десятки незнакомых лиц, едва ли можно было по пальцам сосчитать тех, кого Офелия знала в лицо; они смешивались с множеством очертаний, расплывающихся перед слезящимися от недостатка сна и давления яркого света потолочных ламп глазами. Хотелось закрыть их и больше никогда не открывать. Однако это было только в мечтах.

Вдох.
Выдох.

Шварц пользуется своим отдалённым от поля зрения толпы местом, даёт себе звонкую пощёчину. Паника отступает, мнимая бодрость занимает её место, спартанским пинком отправляя предыдущую властительницу разума на дно погребальной ямы. Офелия постучит по крышке гроба, сморгнёт наигранную слезинку скорби и бросит горсть земли перед тем, как несостоявшаяся её подруга скроется под несколькими слоями песка. Позже госпожу Панику обглодают насекомые, дав новый виток замкнутому кругу жизни.

Помещение постепенно заполняется. Гул голосов возрастает с каждым новым лицом, отчего в голове неприятно щёлкает и гудит, словно кто-то уронил взвизгнувший микрофон, отчего все должны были закрыть уши и ненадолго затихнуть. Если бы только это не происходило только в одной темноволосой голове; как всегда растрёпанной, что делало девушку более похожей на члена ведьминского ковена, чем на прилежную студентку, активистку и комсомолку. В руках она баюкала фотоаппарат — приговор, который был вынесен первому попавшемуся человеку, имеющему те навыки, что могли пригодиться для запечатления подобного мероприятия.

Открытая лекция по психологии с приглашённым специалистом, который явно разбирался в своей теме лучше тех, чьи познания ограничивались лишь учебной литературой. Офелия любила разностороннюю психологию и терпеть не могла большого скопления людей. К сожалению, сегодня эти два понятия сошлись в одном месте, что доставляло некоторый дискомфорт. Осознание того, что ей придётся смотреть на всё «представление» через объектив фотоаппарата, дополнительно давило на плечи, заставляя с каждой минутой чуть сползать по стене, в которую она впивалась незащищёнными плотной тканью лопатками, и чувствовала бы себя прекрасно, если бы не толпа незнакомцев, что постепенно расползались по залу и занимали свои места, доставая то планшеты, то ноутбуки, то старые-добрые блокноты. Шварц старалась не обращать внимания на общую суету и суматоху, пыталась направить мысли в нужное русло, чтобы не провоцировать панику юного мизантропа, привыкшего к трупам и безмолвным остекленевшим глазам, но так и не сумевшего почувствовать себя в этом огромном социальном озере достойной для конкуренции рыбой. Либо же просто не хотела покидать уютные пластины своего хитинового панциря, что порой надёжно защищал её от всяких вторжений извне.

В объективе фотоаппарата всё казалось далёким от реальности. Это приносило в душу девушки упокоение, позволяло отстраниться от гула голосов, что постепенно стихал. До тех пор, пока не стал похож на приглушённый шум роя. Ещё не заведённого разоряющей лапой пробудившегося ото сна голодного медведя. Линза чуть искажала действительность, к чему Офелия за годы практики привыкла, умело орудуя теми средствами, которые были у неё в наличии. Особенно после того, как она умудрилась в одном из закоулков разбить подаренный отцом навороченный фотоаппарат. Закусив губу и заправив выбившуюся тёмную прядь за ухо с тонкими нитями капилляров, Шварц прикрыла один глаз, фокусируясь на одной точке в этом подвижном море плоти, дерева и всевозможной аппаратуры для успешного проведения лекций и массовых собраний. Точкой отсчёта стала дверь, за которой в любую минуту мог появиться тот, кто будет наделять их умы житейской мудростью в ближайшие несколько часов.

+2

3

- Ты же поможешь мне, Майкл? У тебя же в пятницу...выходной?
Остин не был ему другом. Даже приятелем этого человека назвать было сложно. Они вместе учились, пару раз пересекались на студенческих вечерах и перекидывались парой слов. Сейчас же судьба свела их в абсолютно рандомном кофе в центре Сакраменто и это ли не воля случая. Никогда не знаешь, кого можно встретить завтра. И судьбе откровенно плевать, хочешь ты видеть этого человека или нет. Впрочем Говарду было абсолютно все равно на данное стечение обстоятельств. Он натянул привычную приветливую маску на лицо и сделал вид, что так же искренне рад видеть Остина Льюиса как и он сам.
          Мужчины разместились за одним из отдаленных столиков под навесом и планировали поговорить за жизнь. Об этом же говорят все нормальные люди, которые некогда были знакомы, давно не виделись и вроде как рады встрече? Майкл был уверен, что вежливость его старого знакомого - точно такая же маска - профессиональная деформация. Про себя Говард часто отзывался о подобных любезностях как о "маске дебила". И плевать, что это оскорбляет чувства верующих в науку, какого-то своего бога, верующих в какую-то там человеческую искренность. С тех пор, как Майкл погрузился в психологию с головой, он очень многое открыл для себя. И вот эту псевдо-любезность в том числе. Как оказалось, люди по натуре своей природной практически все не чисты на душу и их крайне легко читать. Право, коллеги играли мимикой и жестами куда более умело, нежели просто увлеченные. А люди непосвященные и вовсе читались как открытая книга. Обмануть Майкла сложно и, учитывая тот факт, что Остин ударился в преподавание, а не в практику, его тоже было вполне себе легко считать. И то, что "читал" по его мимике Говард, было этому мужчине вполне понятно - Льюис что-то хочет. Он и в студенческие годы обращался к отличнику Говарду-младшему только по определенному поводу - что-то поиметь. Годы идут, а этот тип не изменился совершенно. И как интересно он умудрился достичь таких высот в преподавательском поприще?.. Скорее всего пошел по той же скользкой, что и студенчестве. Во всяком случае чего-либо достигают такие люди точно не собственным трудом. Аж до тошноты, кома в горле. Всю аки-непринужденную беседу с Остином Майкл старался не скривить лицо от неприязни. Скажем так, ему прекрасно удавалось контролировать ряд своих эмоций, но когда что-то достигает пика - увы. В данном случае пик отвращения был достигнут. И, черт возьми, как же он отвратительно выглядит для своих сорока пяти лет.
          - А после мы сходим в один просто потрясающий бар. Там такие девочки мммм... - Остин смаковал каждое слово, будто кайфовал не от воспоминаний о женщинах из бара, а от себя самого. Что, в общем-то, не стоит исключать.

Майкл Говард - ассистент. Лет этак сто он не бывал в данной роли и это его как-то даже забавляло. Не то, чтобы он целиком и полностью выступал сегодня в роли ассистента, но основную часть лекции вел Остин, а Майкл всего-лишь помогал ему в настройке необходимого оборудования и вносил поправки в заведомо скорее всего купленный где-то материал. Имя Льюиса стояла под планируемой к чтению статьей, но Майкл мог поклясться чем угодно,  что этот текст был написан далеко не его знакомым. Кем угодно, но только не им. Даже смешно. Майкл покачал головой и усмехнулся, пробегаясь взглядом по тексту. Ему искренне стало интересно, понимает ли сам Остин, о чем он сегодня будет вещать студентам. Во всяком случае сегодняшнюю аудиторию он не оставит без ответов, которые не сможет дать Льюис. Он был готов провести эту лекцию сам, если вдруг потребуется. Абсолютно бесплатно. Добрый самаритянин, мать его. Все, что угодно, только лишь бы не думать о насущных реалиях. О том, что так отчаянно сводит Майкла с ума вот уже который год. 

Аудитория заполнялась студентами достаточно быстро. Майкл не любил большое количество людей. Что уж говорить, он иногда даже боялся густого скопления. Сапожник без сапог. Как и многие его коллеги, Говард имел свои "тараканы", которые категорически отрицал и отказывался с ними работать. Не известно, что должно произойти в его жизни, чтобы этот человек признал, что у него есть вообще хоть какие-то психологические или даже психиатрические проблемы. Задумываться - задумывался, но не признает никогда. В этом уж Майкл уверен на все сто. Нет. Триста процентов!
- Дамы и господа, прошу всех занять свои места. Мы начинаем через десять минут! - проговорил Остин не своим голосом в микрофон, а Майкл запустил первый слайд. Он должен будет выступить в параграфе о клинической психиатрии, прочитав часть своей некогда научной работы, но это позиционировалась больше как лирическое отступление, да и сам Говард не планировал поиметь какие-то лавры от кафедры. Ему это было уже давно не интересно - признание, известность, пристальное внимание. Здесь и сейчас он для того, чтобы эти молодые люди черпанули для себя что-то новое. Кому-то необходимое, кому-то добровольно-принудительное, а кто-то пришел просто время скоротать... все ему это было не понаслышке известно. Сам был студентом и прекрасно понимал каждого присутствующего. Мужчина приподнялся со своего места и, как только Остин его представил аудитории, вежливо кивнул головой в знак приветствия и окинул быстрым взглядом всех собравшихся.

+1

4

За время её текущей жизни перед глазами Офелии пронеслось множество лиц, внушительную часть которых составляли те, кого она никогда больше не увидит и видеть не желает. То были люди приходящие и уходящие, их размытые черты и нечёткие силуэты были подобны призракам на задворках памяти. Шварц помнила примерные конструкции поведения общих классов, собранных в группы людей, что, несомненно, были индивидуальны каждый по-своему, однако для неё стали предметами, отнесёнными к тому или иному шаблону. Поведения, обобщения внешнего вида, профессии или множества других критериев, по которым Офелия могла их объединять.

Приглашённых лекторов, докторов, светил науки и прочих «интересных» и «выдающихся» личностей было чуть меньше, чем лиц желторотых студентов, большинство которых, по большей части, имели вид скучающих мимопроходильцев, которых просто-напросто заставили принять участие в параде массовки, предложив в замен ровно ничего. Её пообещали заплатить. Не деньгами, нет. Даже для самой Шварц это было бы удивительно. Что может быть лучше пометки в личном деле, прикреплении к диплому и прочим формальностям, которые, по словам руководства, могли бы чуть улучшить положение Офелии после выпуска.

Деньги, деньги, я люблю деньги.

Они существуют здесь и сейчас и, несомненно, также являются перспективой, шагом к лучшему будущему, пусть Лия в подобное и не верила, предпочитая жить одним днём и не забивать голову далёкими размышлениями, которые обычно нагоняли тоску. А где тоска, там и манящая опасностью топь глубоких мрачных мыслей, которые копились в ней, подобно осам в улье, вырываясь на свет божий очередной вспышкой истерики. Когда кто-то или что-то задевало этот страшный улей, вызывая разгневанный осиный рой, являлся позолоченный геройским сиянием святого конопатый Августин, методы которого немного отличались от тех психологических практик, которые она изучала на парах. Однако он помогал, и Офелия была бы за это благодарна, если бы каждый такой жест помощи не запутывал её в их общей паутине, утягивая в болото всё глубже.

А она барахталась, забывая о том, что топь обманчива и сильна. Барахталась и смело шла ко дну.

Толпа загудела перед тем, как умолкнуть. Её вздох показался Офелии странно похожим на последнее желание покойника перед тем, как отправиться к праотцам, сжимая то, что ему дорого, в ослабевшей от мучений руке. И это в лучшем случае. Девушка продолжала следить за происходящим через объектив фотоаппарата, надеясь запечатлеть то, что покажется ей интересным. Что было маловероятно, учитывая тот факт, что все в этом помещении были живые и официально привлекательные с точки зрения классики учебных заведений и подобных мероприятий.

На сцене два мужчины. Один показался Офелии склизким и неискренним; голос его не вызвал в толпе никакого восхищения, не нашёл отклика, однако кто-то из преподавателей, что следили за поведением толпы, пихнул одного из студентов, отчего зал разразился цепной реакцией неискренних аплодисментов. Шварц была рада тому, что находилась в отстранении, в изгнании по собственной воле, и притворялась тенью в этом большом зале, освещённым множеством огней.

Второй был привлекательным. Насколько она могла судить о внешности тех, кого ей предстояло забыть сразу же после окончания мероприятия, когда Офелия отправит фотографии на электронную почту руководителя и удалит их, как обычно убирает весь мусор из памяти своих гаджетов. Держался он уверенно, пусть, как поняла Шварц, и не был ведущим лектором.

Второстепенный герой, затмевающий главного.

Девушка криво улыбнулась своей мысли и несколько раз щёлкнула кнопкой фотоаппарата.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » бойся живых, а не мертвых.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно