полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » сколько лишних фраз вместо «как меня все зае…»


сколько лишних фраз вместо «как меня все зае…»

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.ibb.co/PNmZwWW/tumblr-396b3af43742f46949697cd806eb144c-64d396d1-250.gif https://i.ibb.co/ssTbbDp/tumblr-c90209e46b21aade83477ce91b58c460-7fb7be8c-250.gif

ты говоришь пустые слова
   п о г о д и

      ПОГОДИ
я разбиваю твое сердце в один миг'


эштон || винни
декабрь 2021

+3

2

в твоей голове целый ворох вопросов и одновременно с ним пустота.

между вами всего каких-то маленьких три шага – прямо как тогда, когда вы виделись в последний раз; между вами твоя чертова обида и сожаление, смешавшиеся в одно огромное отчаяние. твою грудную клетку разъедает, будто кислотой, что прожигает кожу, ткани и органы. и дело далеко не в побочных от употребленного [знаешь наверняка, потому что это чушь полная]. это все из-за того, что рядом тот, до которого не дотянуться из-за этой обреченности, которую притащил сюда вместе с собой.

— и как он тебе? — ты едва слышно хрипишь, громко сглатывая. в горле пересыхает, ноги от холодного пола начинают мерзнуть, а тело прошибает мелкой дрожью. — хорошо он тебя ублажил?

боль с каждым словом разрастается внутри, множится и как ком зудит под ребрами. она не позволяет взять себя в руки.

— сукин ты сын... — выдыхаешь отчаянно, с силой стискивая зубы и морща лоб. поджимаешь губы. взгляд отводишь в сторону, мелко кивая и строго-настрого запрещая себе расклеиваться. не здесь, не сейчас. только не перед хонгом. пальцы рефлекторно сжимаются в кулак, а губы тянутся в улыбке.

ты бы все ему простил, но не это. первый удар точно по лицу.

обида раздирает все нутро, а теперь раздирает и костяшки, но на фоне всего остального это кажется ерундой. ты даже не обращаешь внимания, хватая опешившего и пошатнувшегося назад винни за ткань его футболки, вновь замахиваешься, шипя от болезненных ощущений в области недавней травмы. ударяешь снова, в то же место – в скулу, на которой от первого удара уже лопнула кожа.

тебе этого мало. и ты вмиг перестаешь себя контролировать. словно вся обида за то, что тот так поступил, предал, обрушивается на тебя разом и толкает на крайние меры. какого черта? какого черта ты вообще на нем так помешался? почему не все равно?

ты не останавливаешься. валишь хонга на пол, бросая его спиной на холодный паркет и садишься сверху, не давая сбежать и продолжая колошматить его, как грушу в тренировочном зале. в тебе сейчас звериная доза алкоголя – такая, что разум туманит моментально, не давая окончательно осознать, что творишь и притупляет боль в руках. вот только чертова грудная клетка ноет все равно, а руки сводит от перенапряжения, ссадит кожу на кулаках, да и вообще во всем теле чувствуется невероятная слабость. ударить сильно не получается.

ты бьешь в губу, разбиваешь нос, расшибаешь челюсть и рассекаешь бровь. и будто каждый удар чувствуешь собственной кожей. но даже это не позволяет прекратить начатое. у тебя давно сорван стоп-кран, а в голове настоящий хаос. 

щелчок. и ты внезапно останавливаешься, держа поднятую руку в воздухе и осматривая плоды своего срыва. дрожь накатывает сильнее и ты неверяще начинаешь мотать головой, осознавая, что только что нанес физические увечия тому, кого ты клялся защищать.

дикость.

дом наполнен под завязку незнакомыми людьми.

в твоей руке бутылка пива, горлышко которой крепко сжимаешь пальцами, старательно пытаясь пробраться сквозь танцующие тела к коридору, ведущему на выход. тебе хочется вдохнуть свежего воздуха и хоть немного протрезветь. ты хоть и фанат алкоголя, да и шумных компаний, – тоже, но сегодняшний день ты бы предпочел провести иначе. в твоей голове роятся мысли из заученных фраз, которые непременно хочешь озвучить. только сперва придется привести себя в порядок, подавить в пальцах дрожь и найти того человека, кому эти фразы предназначались. ты сейчас одно сплошное сомнение, которое, как ни странно, заставляет тебя улыбаться – быть может ты к тому же пьян, ну и ощущаешь, что неожиданно для себя успел соскучиться. поправляешь по пути белую футболку, а заодно и клетчатую рубашку, накинутую сверху, закатываешь ее рукава, пытаясь не разлить на себя пиво, и, надев кроссовки, выходишь на крыльцо, закрывая за собой дверь и глубоко вдыхая ночной воздух, цепляясь пальцами за перила.

— о, а вот и ты, — слышится справа голос марко, и ты, повернув голову на звук, сразу натыкаешься взглядом на него. — как тебе вечер? — продолжает он, не обращая никакого внимания, что ты моментально отвлекаешься, начиная от нервов раскачиваться взад-вперед. — я уже собрался домой. могу тебя тоже подбросить.

— нет, спасибо, я еще задержусь, — отмахиваешься от него, слыша в ответ: ну. как знаешь.

тебе возможно, стоило бы послушать его совета, поехать домой и не делать то, о чем с огромной вероятностью будешь потом жалеть. тебе бы следовало сесть в машину марко и забыть о своей глупой идее, быть может еще бы выпить пива. но вместо этого – ищущий взгляд и глубокий выдох. ты уже давно для себя решил, что хочешь поговорить с винни. без своих привычных и глупых шуток, без неуместных намеков, а открыто – так, как когда-то он сам тебя просил.

ты сегодня набрался смелости, наконец-то, признаться ему в своих искренних чувствах.

+3

3

чё? — щуришь один глаз, словно этот жест каким-то образом донесёт до тебя смысл брошенной эшем предъявы. где он вообще пропадал весь вечер? видел его от силы один раз и то в самом начале, болтающим с каким-то мужиком. выбесил тебя уже тогда, хотя ваши взгляды пересеклись только на несколько секунд. ой да в пизду вообще. качаешь головой, игнорируя линкса, параллельно поправляя ещё влажный от слюны член в белье и застёгивая ширинку. — тебя это ебать не должно, иди нахуй, — не глядя, машешь на брюнета, решая закурить, благо всё ещё на заднем дворе. тут тише, спокойнее. блять, было, до появления этого. этого. просто — этого. схуяли вообще...

не успеваешь закончить мысль, даже не успеваешь найти пачку сигарет [ах да, осталась у кудрявого], как прилетает. прямо сбоку, прямо нахуй чётко в скулу. пятишься на несколько шагов назад, вовремя успев упереться ладонью о шершавую стенку, чтобы не упасть, но и это не помогает надолго — удар косой, и тебя вместе с ним косит на паркет или что это, подальше от любой точки опоры.

блять, ты ахуел?! — хрипло кричишь, всё ещё в ахуе от происходящего. но в ответ молчание, и сразу же следом второй замах. не успеваешь прикрыться, поставить хоть какой-то блок. тщетно. эш бьёт точно в то же место, усиливая боль до ниебовой остроты. теперь твоя точка опоры — он. толкает дальше, на идеально ровный газон, садясь сверху и продолжая наносить серию ударов. в глазах и без того мутно, блядский ром, теперь же фокус в зрачках окончательно сместился, а звон в ушах и вакуумная боль по всему лицу размазывает ощущение реальности и вымысла. нет, тебе не кажется. линкс действительно тебя избивает. подло, в сухую, владея ситуацией от и до. не владеет только собой. блять, он даже не пьяный в отличие от тебя, какого нахуй тут происходит!?

месиво. твоё лицо — какое-то кровавое месиво. кровавая рвота подступает к горлу, во рту чувствуешь что-то острое. зуб. видимо, какой-то из верхних и задних, куда попал кулак этого ублюдка. с кашлем выплёвываешь его на землю, повернув голову. надо было освободиться от хотя бы части жидкости. чтобы сказать:
пошёл нахуй, — и следом харкнуть ему в лицо. со всей злости, со всего, откровенно и частично, испуга за собственную жизнь. такого линкса ты не знаешь. надо же, что-то новое. от этого абсурда улыбаешься. не смотря на занесённый кулак, почему-то задержавшийся у твоего лица. смотря в глаза эштону. замешкался? отлично. собираешь по осколкам силы — сначала бьёшь его коленом по хребту, для потери равновесия, следом рыпаешься вперёд, со всей дури врезая головой в лоб. тебе нечего терять. только сбить с себя эштона, повалить его на бок и перекатиться самому, вставая с колен. ты ему не проиграешь. адреналин ебашит по венам, кровь закипает. нет, она уже нахуй бурлит. ты не чувствуешь ничего, даже то, как кровь стекает по лицу, пачкает белую борцовку под курткой. как липнут ко лбу мокрые волосы, выкрашенные в мятный цвет. не чувствуешь ничего, кроме ярости. и её причина, её квинтэссенция поднимается с земли прямо перед тобой. — как он мне? хочешь знать, как мне отсосали? а-ху-ен-но, — по слогам, выплёвывая где-то между буквами очередную скопившуюся красную слюну. — из-за тебя не успел его трахнуть. но могу дать номер, продолжить начатое. интересует? — вопрос риторический, ответ на него не требуется. скрываешься с места, буквально кидаясь на эштона и заваливая его на спину. костяшки горят, и кулак прилетает в зеркальную скулу. — ты под чем блять? — другой логичной причины просто-напросто нет. ты не понимаешь. но рад, ахуеть как рад, что наконец-то вломил этому пидору. как же чесались руки, с того самого первого дня, как он заявился и прописался в вашей тусовке.

сгори в аду.
просто сгори в аду.

«я сегодня пас. веди себя прилично». закатываешь глаза, ответив брату несколькими красноречивыми  https://i.imgur.com/iVd01zZ.png [недоволен как и его кидаловым, так и слишком сопливой концовкой], убирая мобильник в задний карман брюк. сегодня какой-то ебанутый день, а ты перенимаешь этот вайб и становишься ещё более ебанутым. в чём это проявляется? во-первых, в тебе уже несколько стаканов чистого рома. не имеешь привычку перебарщивать с алкоголем, предпочитая сохранять трезвость ума и бодрость, однако, последнее время держать себя в руках 24/7 становится-таки пыткой. приходится находить другие способы. как расслабиться, так и закрыть глаза на реальность. играешь в непонятно какую игру, даже правил её не знаешь, зато кристально чисто уверен в своей непобедимости. она прёт откуда-то изнутри, раскрепощая, развязывая руки и язык. в банде дела идут, на удивление, неплохо. как шин и говорил, вы хорошо поднимаете кэш, не бедствуете и даже закрыли все долги. тебе даже удалось немного прокачать свой ниссан. не хочешь бросать его до последнего, прекрасно при этом видя изъяны. слабее движок, да и тюнить до бесконечности не получится. придётся искать конкурентоспособную замену, а это деньги, которые ни за что не попросишь у брата. денег основная работа не приносит так, чтобы разгуляться, разве что монотонно копить и тратить свободное время на выбор будущей замены своему верному gt-r. ещё и этот, мельтешит на фоне, никуда не собирается сваливать; хуже всего, даже наоборот — обрастает авторитетом как в глазах «аспидов», так и шина. чаша весов постепенно, день за днём, неделя за неделей коренится в пользу эштона линкса, а ты теряешь свою значимость. не суть важно, что думают остальные, сам прекрасно всё чувствуешь и видишь. эш — проблема. но как так получилось, что он стал не только общественной, но и твоей личной проблемой? схуяли вообще цепляешься в ответ на его придирки, колкости, каждый раз реагируя и срываясь с цепи, как какая-то бешеная псина. чокер слишком тугой, расслабляешь давку на одну позицию в ремне, делая глубокий выдох, следом — вдох и глоток из мутного гранённого стакана. стекло заляпано слишком частыми прикосновениями. твоими или прошлого владельца-ноунэйма, без понятия, тут вроде как общак, поэтому не брезгуешь пользоваться всем, что лежит или стоит в открытом доступе. и абсолютно похуй, что знаешь тут от силы джина да ещё парочку его друзей [пересекались, гоняли по ночному сакраменто, неплохие такие ребята], которых проебал из поля зрения ещё полчаса или час назад. твоя голова погружена в алкогольный омут, тебе вроде как заебато, по крайней мере здесь и сейчас. ты хочешь забыться, обмануть самого себя. хотя бы на одну ночь. потому что завтра будет ебучий день сурка. ты снова столкнёшься с эшем, снова полезешь зачем-то его провоцировать, словно прошлого месяца было недостаточно. давай на чистоту — в кайф. видеть, как он страдает из-за, лол, своего же необдуманного поступка. уникальный человек — ударить самого себя по ахиллесовой пяте. конечно, заживёт, прочее бла-бла-бла, в конце концов не стал кастратом. но тебя этот факт не оставляет в покое. сколько натерпелся от линкса, аж зубы сводит от количества этих грязных взглядов, откровенного стёба на грани с издевательством. что плохого в холодной мести? монотонной, ежедневной, жестокой. всё это кажется детским бредом, если бы не реакция эштона. но об этом чуть позже. пока ты закидываешь в себя новую дозу янтарной жидкости, жмуришься от крепкости и решаешь выйти на задний двор.
эй, ты курить?
какой-то парень возникает прямо перед тобой. худощавый, с проколами в ушах, мелкой россыпью татуировок по лицу, шее и голым плечам. поправляет локон светлых волос за левое ухо, прикусывая и без того искусанную губу.
угостишь?
звучит как ни крути двусмысленно, учитывая, что его ладонь тянется отнюдь не к зажатой пачке сигарет в твоей правой руке, а мажет по ширинке обтягивающих чёрных брюк прежде, чем забрать желаемое и забрать необходимую дозу никотина.
угощу, — наклоняешь голову, оценивая. хули нет. завтра всё будет, как обычно. но ещё есть шанс не проебать сегодня.

+2

4

вся ночь впереди. ты только начал.

прикрываешь глаза, пока тело двигается в плавном размеренном ритме, а в голове абсолютная пустота. всю дурь из себя давно извлек, опустошив оболочку, что как будто для собирания дерьма была создана природой. в руке бутылка какого-то пойла, от которого глотка в огне, как и все тело. пожар внутри, но тушить его не хочется. пусть очистит, пусть освободит.

на твоих губах легкая расслабленная улыбка, на них горький привкус сигарет и спирта. так выглядит правда, ничем не скрытая сущность. так выглядит чистый кайф. и ты с ним расставаться не намерен. ты его продлеваешь, вновь присасываясь к горлышку бутылки и делая несколько глотков обжигающей жидкости. голова, как карусель, реальность медленно смазывается. так определенно лучше. 

ты, если честно, заебался. сперва искать причину [как тебе кажется] всех твоих бед, а после попусту шататься по дому в одиночестве, голодным взглядом облизывая каждое, отныне недоступное тебе тело. твое же требует разрядки. отвлекаешься, застывая в момент, когда вновь видишь его. он ускользает, растворяется, вынуждая смотреть куда-то сквозь толпу, вытирать рукавом остатки алкоголя с губ и капать на заблеванный пол слюной. у тебя от одного его вида крышу сносит.

и ты решаешься.

ночью все дозволено, ночью правил нет. это единственное время, когда ты живешь и делаешь это по-настоящему, не существуешь, как картинка на обложке книги с хуевым содержанием. такая реальность тебе по вкусу.

выходишь на улицу, где прохладный воздух сразу проникает под одежду, соперничает с жаром тела, пуская по разгоряченной коже мурашки. ты даже не знаешь куда следует идти и на кой черт ты вообще сюда выбрался. ах да. винни. находишь его. не сразу [и лучше бы вообще не находил], а лишь спустя минуты. на заднем дворе перед каким-то додиком. тот на коленях. они не замечают тебя, заняты делом, что ты даже на момент теряешься, наблюдаешь за тем, как хонг сжимает светлые пряди в кулаке, и как толкается вперед, вгоняя член в самую глотку парня. тот не теряется, не кашляет. видимо, ему к такому не привыкать. из уголков обхватывающих член губ стекает слюна, растянувшись как ниточка. винни дергает блондина на себя и учащает толчки, заполняя собой горячий влажный рот.

ты по началу даже не веришь в происходящее. температура тела стремительно повышается. ты весь – вулкан с кипящей внутри лавой. воздуха становится меньше, а напряжение, кажется, испытываешь тут только ты. вдох-выдох, чтобы опомниться и следом еще один глоток. подавляешь в себе желание разбить голову блондину, позволяя винни кончить и, накинув маску безразличия, подаешь голос.

— может и мне следом отсосешь? — ставишь согнутую в колене ногу на небольшое возвышение, сверху кладешь предплечье и делаешь глоток. твой взгляд внимательно скользит по парню сверху вниз. тощий мудак смотрит на тебя в ответ, хлопает непонимающе ресницами, слизывая с губ остатки спермы. — а после пустим тебя по кругу. как тебе такое предложение?

отводишь челюсть в сторону и тянешь губы в хмельной ухмылке. винни игнорируешь, иначе все твое напускное спокойствие в миг пойдет по швам.

— слыш, тебе что надо? — от его голоса у тебя злость по венам.
смотришь на него, задерживаясь буквально в метре и мгновении, чтобы ему не уебать.

— надо, чтобы ты съебался отсюда нахуй, пока я тебе череп не проломил, — голос ровный, способный разрезать даже железо. твой внешний вид и состояние дает ясно понять, что шутки кончены. парнишка соображает. вытирает рот и съебывает в дальние дали.

проблемы ему явно не нужны.

боль отрезвляет. частично, на время, и ты смотришь на винни иначе. моргаешь несколько раз, пытаясь осознать, что только что с ним совершил. боль притупляет чувства, но не избавляет от них окончательно. они все множатся, обнажают клыки и свою сущность. ту самую, с который ты начал, где нет желания защитить. лишь только одно голодное – обладать. 

сплевываешь на газон густую кровавую слюну и стираешь сбитыми костяшками кровь, хлынувшую из носа. ублюдок четко целился, не промазал. в голове ебашит намешанное пойло, заменяет кровь и воду. пульс бешено стучит в висках.
взгляд горящий красным пламенем, почти-что сумасшедший.

винни дает тебе возможность отдышаться, а следом добивает фразами. ты лишь улыбаешься в ответ, мажешь языком по окровавленным губам, а следом проверяешь на целостность зубы. все в порядке. в порядке – убеждаешь себя, предпринимая попытку занять вертикальное положение. а этот черт срывается, валит на лопатки, отвечая ударом на удар. а ты не против. жалеешь разве что о том, что влил в себя большое количество спиртного прежде, чем отправиться сюда. потому что алкоголь в крови, пускай частично, но притупляет боль, а тебе хочется, чтобы та была адской. чтобы из глаз летели искры, чтобы были сломаны зубы и кости. чтобы винни бил так резко и остервенело, как только может.

ты эгоистично думаешь, что в этом извращенном освобождении ты нуждаешься больше, чем хонг.

даешь ему выпустить пар, а следом останавливаешь: перехватываешь несущуюся навстречу твоему лицу руку и крепко сжимаешь запястье, до боли, до красных следов, что непременно останутся, чтобы после прижать к себе, обняв ногами за талию. слишком интимно, но только лишь для того, чтобы сменить позицию: заломить руку за спину и усевшись сверху, уткнуть открытой ладонью лицом в траву. тебе хочется его вдавливать, хочется раскрошить его череп собственными пальцами, стереть винни хонга в порошок, только бы перестать быть от него зависимым.

бесит.

— рискни, выблядок, и его найдут разбросанным по всему сакраменто. — никто не говорил, что ты не в праве разбираться с дружками винни, как тебе вздумается, — еще раз хоть его увижу около тебя. еще хоть блять кого-то рядом с тобой увижу. и можешь начинать рыть могилы. — тебе хватает, что этот хуй вертит перед тобой своей задницей, издевается, каждый раз словно случайно [как бы не так] задевая тебя бедром или плечом. тебе хватает мозгов, чтобы не идти на поводу своих секундных порывов, но не хватает, чтобы прекратить сейчас свои угрозы:

— я предупредил.

Отредактировано Ashton Lynx (2021-11-27 16:08:25)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » сколько лишних фраз вместо «как меня все зае…»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно