полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » а не спеть ли мне песню


а не спеть ли мне песню

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

https://i.imgur.com/FSHy6AJ.png
красноярск, 19/11/2016

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+4

2

Кровать в крошечном номере безжалостно скрипела, Саша тихо смеялась, запрокидывая голову, срываясь на еле слышные стоны, кусала пересохшие губы. Руслан целовал её шею мягко, почти бережно, не переставая двигаться, и кровать, кажется, легко и пошло билась изголовьем о стену в такт. Слишком тонкое одеяло сползло куда-то к ногам, Саша выгнулась всем телом, впилась острыми ногтями в спину, безжалостно расцарапывая кожу. Руслан глухо застонал, жмурясь, слепо поймал её губы, утянул во влажный поцелуй и кончил, наконец почувствовав, как она сжимается изнутри.

Резко стало тихо, в ушах шумело, он поцеловал обессиленную Сашу ещё раз, улыбнулся в ответ на её улыбку, и поднялся на ноги, до неприличия бодрый. На тусклом экране мобильного высветилось время - 02:34.

Саша, как всегда после секса, начинала засыпать, но пока держалась, расслабленно и довольно наблюдала за Русланом из-под опущенных ресниц. Щёлкнул выключатель в примыкающем к номеру туалете, на секунду стало светлее и она зажмурилась, затем дверь закрылась, зашумела вода, стукнула крышка мусорного ведра. Саша ещё успела подумать, что стоит сказать Руслану выбросить мусор, не оставлять его так, и провалилась в глубокий сон.

Вернувшийся в комнату Руслан аккуратно укрыл её сбившимся одеялом, в полутьме нашарил свои джинсы, улетевшие под многострадальную кровать, наскоро оделся, пригладил растрепавшиеся волосы. Без света долго не мог найти очки, не хотел его включать чтобы не разбудить Сашу, и почти уже плюнул, надел куртку, машинально похлопал по карманам в поисках пачки сигарет, одновременно замечая наконец очки на дальней тумбочке. По пути к ней чуть не споткнулся о Сашины сапоги, но всё-таки добрался до цели, без очков было плохо и клонило в сон.

Мир обрёл чёткость, Руслан обулся, в куртке ему быстро становилось жарко и он, насколько мог тихо, выскользнул в коридор. Безумно хотелось курить, но балкона в номере предусмотрено не было, позволить себе выбирать гостиницу с учётом никотинового голода режиссёра они не могли. Хорошо, что им с Сашей вообще удалось поселиться отдельно. Шаги гулко раздавались в ночной тишине, Руслан прислушивался к звукам из-за закрытых дверей, но ничего не услышал, труппа отчаянно пыталась выспаться перед дорогой.

На улице было морозно, от Руслана шёл почти лихорадочный жар, застёгиваться он не стал, отошёл на десяток шагов в сторону от входа и наконец закурил, с наслаждением втягивая дым в лёгкие. Брехливо лаяли собаки, вдалеке пьяная компания пыталась выяснить кто кого уважает сильнее, мимо проносились запоздалые такси, шуршанием шин напоминая шум моря. Руслану было хорошо и он изо всех сил отгонял мысли о предстоящем спектакле и о том, кого они ещё успеют потерять и забыть за оставшееся время тура. Сон прошёл окончательно, Руслан докурил сигарету, бездумно выбросил окурок в ближайший сугроб, не успев устыдиться, вытащил ещё одну, покрутил в замерзающих пальцах и отправил её обратно в пачку.

Холода он пока не чувствовал, даже попытался слепить корявый снежок, но снег не собирался слушаться, рассыпался в полёте к дереву, припорошил Руслана белым, осел на волосах и тут же начал таять. Мелькнула глупая идея немного пройтись, но Руслан взял себя в руки, заблудиться в незнакомом городе за пару часов до отъезда не хотелось, особенно с учётом общей тенденции из "Один дома".

Дверь гостиницы поддалась с неохотой, запуская внутрь Руслана и немного снега. В обшарпанном холле одиноко и призывно мигал кнопками кофейный автомат, Руслан нашарил в карманах какие-то монетки, подумав, что спать он явно не собирается, а значит и немного кофе ему не повредит. Завтра будет долгий день, но только завтра - автомат задорно глотал рубли, отзываясь, Руслан ткнул кнопку наугад, подставил стаканчик.

Запахло кофе, стаканчик обжигал пальцы, Руслан оглянулся, обнаружил такой же потрёпанный, как и холл, кожаный диван. Край дивана прятался за автоматом и Руслан едва не пролил на себя кипяток, обнаружив в этом углу не особо довольного жизнью Смолина.

- Не спится? - голос звучал немного сипло и Руслан прокашлялся. Он не очень помнил, был ли Серёга в холле, когда он выходил курить, но он вполне мог его не заметить, наблюдательность в три часа ночи вряд ли могла считаться его сильной стороной. Какая-то режиссёрско-руководящая часть Руслана хотела немедленно отправить Смолина досыпать оставшееся время, но Руслан её вовремя придержал, сидеть одному со стаканчиком дешёвого кофе не хотелось больше, чем всё-таки дать выспаться их Даламару. - Фёдор храпит?

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+3

3

Напитки покрепче
Слова покороче
Так проще, так легче
Стираются ночи...

Возможно, если бы Смолин действительно накатил чего-нибудь покрепче, ночь бы как-нибудь стерлась, смазалась грязным снегом бордюрам, но бордюров даже днем было не различить за гигантскими сугробами, а в крови давно не осталось ни единого промилле алкоголя. Вместо этого - навязчивый медляк “Зверей”, крутившийся я в голове с таким мстительным упорством, как будто Смолин его слушал последние часа три на репите. Не было такого - Рома Билык игнорировал доводы разума и продолжал выводить свое про слова и улыбки. Смолину хотелось материться или хотя бы стонать прямо в тощую подушку, пахнущую отбеливателем и не выполощенным до конца порошком. Этого он, конечно, не сделал - не помогло бы, да и стонов тут и так хватало.

Мерный стук кровати о стенку в соседнем номере звучал слишком однозначно, переплетался со стонами, ахами, вздохами и прочими атрибутами нормальной ночи, полной исполнения супружеского долга. Против этого долга Смолин ничего не имел - когда везешь с собой на гастроли молодую жену, странно изображать чопорную невинность. Да пусть бы хоть как кролики трахались в каждом свободном и не очень углу, но почему же прямо у него на голове? Особенно когда заснуть и так не получалось. Особенно когда через несколько часов снова в дорогу.

Саша за стеной застонала особенно громко, с таким чувством, что на секунду даже отогнала мрачное раздражение. Звучало порнушно, вызывало неуместные мысли, картинки в голове, и несколько неловких мгновений в собственной фантазии Смолин наблюдал очень яркую сцену с участием супружеской пары. Пришлось выматериться сквозь зубы и сесть (кровать, как и та, что за стеной, в ответ печально скрипнула). Федор, посапывающий в полутора метрах слева, даже не шелохнулся, лишний раз подтверждая свой талант вырубаться в любое время, в любом месте и положении. Наверное, тоже стоило потратить часть вечера на философские беседы, но за стенами дешевой гостиницы был четвертый гастрольный город подряд, и столько пить Смолин уже не мог.

На мгновение как будто бы стало тише - надежда не успела даже как следует зародиться, когда кровать начала биться об стенку с удвоенным энтузиазмом. Смолин выматерился громче. Это предсказуемо не помогло. Экран телефона сочувственно показал начало третьего ночи и пару новых сообщений вконтакте - пришлось смотреть на уведомления несколько секунд, чтобы осознать, что весь словарный запас давно закончился на уровне “пошел нахуй”. Саша за стеной смеялась и стонала, кровать стучал, и Смолину казалось, что он буквально видит, как старается Руслан. Между тем видеть это не хотелось совершенно да и хотеться не могло по определению. Хотелось спать.

Но хуй тебе, Сережа, а не сон. Вставай.

Смолин и встал, натянул джинсы, толстовку, влез в слегка-утепленные-по-московскому-кроссовки (отличная обувь для красноярских сугробов, десять из десяти) и потащился вниз. Туда, где, возможно, засиделся еще кто-нибудь из своих - из своих обнаружился только автомат, выдающий херовый кофе в обмен на наличку. Только на наличку, о существовании карт в этой студеной сибирской жопе, похоже, еще не узнали. Пришлось пошарить по карманам, найти мятый полтинник и запихать его в приемник - с третьего раза. Сдачу автомат выдавать не стал, но кофе все-таки налил, и Смолин уселся на диван рядом, намереваясь пить эту горькую дрянь и скроллить ленту до тех пор, пока парочка герасименок не натрахается всласть. Отделаться от “Зверей” было гораздо сложнее - в отличие от Руслана, у воображаемого Билыка была неограниченная дыхалка.

Прошло примерно пятнадцать постов в “Подслушано”, когда на лестнице раздались шаги, и в холле, сияющий, как кремлевская елка, появился режиссер. Собственной удовлетворенной персоной. Смолин мрачно уставился на него поверх картонного стаканчика и телефона, но Руслан, витая в своих сладких послеоргазменных облаках, этого даже не заметил - прошагал мимо и нырнул в снежный мрак улицы. Ну конечно, как после хорошего секса с законной супругой не выкурить сигаретку? Смолин выдохнул, расширив ноздри - ни пламени, ни испепеляющего взгляда в его арсенале не было. Даже посоха, которым можно было бы огреть Руслана, под рукой не нашлось. Придется подождать спектакля, ничего, Смолин был уверен, что не забудет. В бессонной ночи самой по себе не было ничего критичного - когда это твой собственный выбор. Тусить всю ночь до утра? Запросто. Отыграть на каком-нибудь затянувшемся корпорате? Легко. Устроить секс-марафон? Ну, была бы подходящая партнерша. Но если сна тебя лишает твой же собственный режиссер…

К тому моменту, когда Руслан изволил вернуться в помещение, притащив за собой запах дыма, мороза и снежинки, Смолин успел дойти до точки кипения, начал плеваться воображаемым супом в разные стороны и слегка залил пламя. И пальцы - остатками кофе.

- Блять! - с чувством заявил он в ответ на попытку начать беседу и принялся трясти ладонью, орошая и диван, и пол кофейными каплями. Было не то чтобы горячо, скорее обидно, но ровно до упоминания Федора. Смолин поднял взгляд, пытаясь понять, издевается этот пидор Руслан или нет. Судя по довольной морде, через которую не могла пробиться даже его режиссерская сварливость - не издевался. А вот Смолину хотелось, поэтому он выдал почти даламаровскую улыбку. - Рад, что у вас с Сашей все хорошо. Она классная.

[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+4

4

Редкие снежинки продолжали цепляться за пушистые волосы, Руслан машинально встряхнул головой, пытаясь убрать упавшие на лицо пряди, но успеха не добился, только капли талой воды полетели по сторонам, грустно падая в стаканчик кофе. Отметка настроения уверенно держалась где-то на самом верху его личной шкалы, которая состояла в основном из "уволю к чертям", "ты не там и не так стоишь" и более позитивных "о, деньги пришли" и "смотрите, про нас в местной газете напечатали". Не очень уместная в три часа ночи энергия очень хотела найти выход, соревнуясь с усталостью нервной бессонницы и вроде бы не особо длинных, но как всегда утомительных гастролей.

Пока Руслан балансировал по краю между двумя состояниями, Смолин кажется находился где-то около бессонницы. Руслан внимательно осмотрел его синяки под глазами и взлохмаченную причёску, и передумал просить его подержать ещё и свой стаканчик - почти сразу получил подтверждение, что правильно сделал. Серёга кажется то ли не ожидал его увидеть, то ли был ему не очень рад, то ли в принципе не был рад и каким-то непонятным образом умудрился пролить свой кофе, хотя его было явно намного меньше, чем только что добытого из автомата.

Хороший секс действовал на Руслана традиционно положительно, завтра он, наверное (наверняка), будет хотеть убивать всё живое и обязательно сорвётся на ком-нибудь, после чего Саша будет ему выговаривать, что так нельзя, но здесь и сейчас спало даже привычное раздражение от того, что окружающие тоже люди и могут быть не в настроении. Смолина стало немного жалко - не настолько, конечно, чтобы выпроводить его обратно в постель, но в любом случае этого уже было довольно много. Мелькнула даже альтруистичная мысль о том, что возможно стоит в следующей гостинице слегка перетасовать ребят по номерам, насколько он знал, Фёдор действительно умел храпеть так, что мог помешать выспаться любому.

Руслан сочувственно хмыкнул, не обратив внимания на попавшие на джинсы капли кофе. В следующее мгновение сочувствие сняло как рукой. К своему стыду Руслан немного покраснел, сразу же это понял по горящим щекам и в очередной раз проклял собственную чересчур светлую кожу. В обычном состоянии он бы вероятно послал бы Серёгу в далёкое пешее и на этом бы успокоился, но несмотря на ехидную улыбку Смолина настроение всё ещё было достаточно благодушным.

- Ну, спасибо, что ли, - максимально нейтрально попытался ответить Руслан, делая вид, что безумно занят тем, чтобы тоже устроиться на диване. Стаканчик пришлось поставить на не самый чистый пол, но без этого стащить намокшую куртку никак не получилось бы, Руслан пристроил её на изголовье и наконец-то уселся. Диван заскрипел, предательски напоминая кровать в номере наверху и давно спящую Сашу.

Не то чтобы Руслану было стыдно за наличие у себя секса или в принципе за секс, или за то, что их оказывается мог слышать весь этаж, но всё-таки немного было, правда об этом подумать стоило самую капельку раньше - закрывать Саше рот поцелуями, самому пытаться сдерживаться или и то, и другое одновременно. С другой стороны, если бы они мешали вообще всем, в холле бы явно было намного больше несчастных и злых людей, искренне (ещё более искренне чем обычно) ненавидящих своего режиссёра, но в холле был только Серёга. Руслан нахмурился, вспоминая, кто где поселился, и всё-таки выудил из памяти заходящего в соседний номер Фёдора.

Эти два философа опять же традиционно селились вместе, иногда философствуя до утра и потом благоухая перегаром на репетициях, следовательно... Звёзды видимо сошлись не в пользу Руслана - вероятно закончилась философия, которую сам Руслан как режиссёр не особо одобрял, а как заебавшийся коллега очень даже поддерживал.

- Завидовать нехорошо, - по-мальчишески глупо наконец выдал Руслан и поджал губы в одновременно смущённой и извиняющейся улыбке. - Я думал, что все спят. Сильно громко было? - вспомнилась стучащая об стенку кровать и стало ещё более неловко, Руслан с живой фантазией представил лежащего за этой самой стенкой Смолина, отсчитывающего фрикции и почему-то выставляющего оценки после каждого слишком несдержанного стона. Пришлось временно спрятаться за стаканчиком кофе, Руслан сделал глоток, естественно обжигая язык, тихо выругался себе под нос, быстро пытаясь придумать как бы перевести тему, которую сам же и поддержал.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+4

5

Герасименко был таким неприлично довольным, что даже не до конца напоминал себя обычного. Наверное, потому что обычно вот_прям_сразу_после_секса Смолин с ним не встречался, или секс обычно был недостаточно хорош, или пара пощечин морозного воздуха так подействовали… В любом случае предложение сходить нахуй, часто заменяемое более культурными с точки зрения Руслана словами, не прозвучало.

“За воротник себе это спасибо засунь” - сердито подумал Смолин, но вслух, конечно, ничего не сказал. Потом подумал, что лучше, конечно, предложить засунуть спасибо сразу в жопу - говорить это он бы тем более не стал. Сразу по двум причинам: Смолин всегда был отходчивым, а Руслан всегда был… Русланом. Взмахивающим руками, встревоженным, бесконечно поправляющим очки и падающие на глаза волосы, занудным, грозящим уволить в четыре раза чаще, чем стоило бы, чтобы производить впечатление, и слишком часто на взводе. Пиздец каким нервным, а заставлять режиссера переходить из режима нирваны в его обычный режим недовольной занозы в жопе не хотелось. Терпеть Руслана и так бывало сложно, а проверять свое дружеское добродушие в состоянии крайнего недосыпа Смолин не рискнул.

Взвесив все “за” и “против” за то время, пока Герасименко устраивался рядом с таким усердием, словно собирался провести тут весь огрызок ночи, Смолин устало потер глаза, вызвав фиолетово-зеленые круги. Сраная дискотека недосыпа. Слизистую пощипывало от холодного света ламп. От запаха сигарет и кофе еще и подташнивало. От Руслана, который несколько минут назад долго и со вкусом трахался, а теперь источал в разные стороны феромоны или что-то такое, подрагивали пальцы. Смолин взглянул на них с быстрым удивлением и так же быстро списал все на усталость, сонливость и раздражение. Организм сбоил, пытаясь выставить своему владельцу штраф за недобросовестное обслуживание. Может, поэтому глоток подстывшего и потому совсем мерзкого кофе был таким мстительным - а может, потому что Руслан вел себя, как будто они оба в пионерлагере препираются после отбоя, а потом кто-нибудь кого-нибудь измажет пастой. На несколько секунд Смолин даже всерьез задумался о такой перспективе, когда гостиница будет похуже, а в номерах побольше людей, но прикинул, что светлокожий Герасименко может быть аллергиком на какую-нибудь хрень типа ментола. Он и так краснел и покрывался пятнами по поводу и без, не хватало только случайно вывести исполнителя главной роли из строя прямо в разгар гастролей. Тогда Смолина точно уволят.

Пока о привычных угрозах речи даже не шло, а ведь дурачиться и выдавать не всегда уместные шутки обычно было по части самого Смолина; они как будто поменялись местами в этом продрогшем сибирском городе - разве что с небольшим допущением, что Герасименко ни разу не приходилось страдать бессонницей, слушая старательное пыхтение коллеги на какой-нибудь девушке. Философские споры с Федором - возможно, но к ним всегда можно было присоединиться при желании. Не пойдешь же стучаться в соседний номер с жалостливым “у вас потрахаться не будет?” - от этой мысли Смолину почему-то стало неуместно весело, хотя он был уверен, что где-то слышал эту фразу. В каком-то фильме, шутка принадлежала не ему. Все равно было забавно.

Так уж работала смолинова голова: вот он был на взводе еще минуту назад, собирался даже дуться какую-то часть следующего дня, и да, все еще хотел как следует огреть режиссера посохом при случае… Но всерьез сердиться не получалось. Покрасневший Руслан и его неловкие оправдания вышибли из Смолина слегка нервное хихиканье человека, которому очень необходим сон, но который получил только аудио-порно и херовый кофе. Еще и без сахара.

- Ну, не сказать, что я представил прям в красках и смогу назвать все позы… - с театральной задумчивостью произнес Смолин, как будто всерьез припоминая; всерьез представлять жену своего друга (друга же? приятеля? коллеги? начальника? нервного придурка? Рейстлина на худой конец?) в разгар секса он не собирался ни при каких обстоятельствах кроме крайней степени опьянения. Поэтому пришлось быстро заржать и ткнуть Руслана в плечо прежде, чем тот снова начал русланить. - Шучу! Кровать в стену долбилась, как тот дятел из мультика, помнишь? И прям мне в голову. А рядом еще Федор дрыхнет, зараза, никакой цеховой солидарности… 

Смолин досадливо поморщился и махнул рукой, желая показать, что все остальное было в рамках приличий. Даже если оно не было - кому какое дело? Взрослые люди, взрослым людям нужно иногда трахаться.
И спать - как будто в подтверждение своих слов (или в качестве компенсации) Смолин отобрал у режиссера все еще горячий кофе, собираясь присвоить его. Отхлебнул. Обжегся. Выматерился.

- Ты видел кстати эти конфеты подарочные? Где они? Сейчас бы не помешало что-нибудь сладенькое…

И спать. Но спать в меню сегодняшнего вечера явно не входило.
[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+3

6

Руслан снова машинально поправил упавшие на лицо волосы, сделав только хуже - на голове и внутри неё воцарился какой-то хаос, который, впрочем, всё ещё был полон нездоровой энергии. Щёки горели как будто их продрало тёркой, Руслан на всякий случай потёр и их, как будто надеясь, что это как-то поможет; стыда в полной мере он не чувствовал, но щёки всё же его выдавали. Наверное, он был немного рад, что их с Сашей слышал именно Смолин, перед кем-то другим было бы ещё более неловко, Серёга же всё-таки был... своим? Слишком давно по меркам Москвы они были знакомы, слишком хорошо Серёга терпел его дурацкий нервный характер, сглаживая острые руслановские углы своими дурацкими смешными шутками.

Сейчас Серёга был не в духе, но неожиданно в духе оказался Руслан, поэтому в целом они вышли в ноль. Обжёгший нёбо и язык кофе реквизировал Смолин, Руслан хмыкнул, но в целом безропотно им поделился, прикинув, что другу он всё-таки нужнее. Спать не хотелось, хотелось петь, танцевать, играть в снежки и прочее, и прочее - стало немного жаль, что именно сегодня Серёга с Фёдором решили оставить свою философию в покое, может быть не такой трезвый Смолин был бы более жизнерадостным.

Но пить было нечего и, кажется, незачем, всего через каких-нибудь пару часов их ждал аэропорт и очередной неласковый северный город, алкоголь был бы не ко времени и не к месту. Вроде бы.

Ещё раз поправлять волосы Руслан не стал, решив, что это отдавало бы какой-то совсем уж нездоровой нервозностью, поэтому он поправил сползающие на край длинного носа очки. Серёга привычно расплылся в широкой, хоть и немного натянутой улыбке, и Руслан расслабил напряжённые плечи.

- Да кровать дурацкая, - слегка невпопад сказал Руслан, наблюдая за быстро исчезающим кофе, за который он, между прочим, заплатил кровные сорок или сколько там рублей, - не знаю зачем её так близко к стене поставили, неудобно же, - волосы опять пришлось поправить, заполняя неловкую паузу, - я слышал, что стучит, но блин... "Погоди минутку, Саш, дай я кровать отодвину"? - Руслан смущённо засмеялся, потёр вновь запылавшие щёки.

Говорить о сексе, который невольно подслушал Смолин, всё ещё как бы не хотелось, но и хотелось одновременно, тема смущала и немного будоражила как и всё вроде бы неправильное. Он сделал глубокий вдох, возвращая стаканчик с остатками кофе Смолину, которому видимо хватило унижений Руслана - с переводом темы Серёга всё-таки помог, вызвав какую-то не вполне понятную обиду хорошо потрахавшегося человека.

- Конфеты? Ааа... Те конфеты... - Руслан нахмурился, вспоминая. Подаренные фанатками (и фанатами, но в основном, конечно, фанатками) конфеты были вкусные, сладкие до невозможности, от этой сладости сводило зубы и делиться ими не хотелось совершенно - сладкое помогало ему держаться в моменты, когда хотелось убивать, а Саши не было рядом. Но если не поделиться со Смолиным, был риск, что тот всё-таки уйдёт спать и оставит Руслана в его деятельности одного - этого не хотелось ещё больше.

Руслан тяжело вздохнул и стащил мирно лежащую на спинке дивана куртку к себе на колени.

- У меня... Тут где-то кажется была одна штучка... - морально он уже с ней распрощался, но после пары минут поисков в куртке он вытащил только полупустую пачку сигарет, зажигалку и пять обёрток с плохо напечатанными Рейстлинами-Русланами. - Блин, кажется закончились. И не смотри на меня так, видишь, тут Рейстлин, не Даламар? Чувствуешь разницу?

Руслан как всегда неловко попытался оправдаться, куртка от этого неловкого оправдания съехала по его коленкам вниз к плиточному полу, возвестив на весь холл о чём-то металлическом и позабытом в её недрах. Руслан глубокомысленно хмыкнул, поймал куртку и зашарил по внутренним карманам, доставая на свет божий подаренную Сашей флягу с - он задумчиво тряхнул ей возле уха - остатками коньяка.

- Конфет нет, в номере может быть немного и осталось, но есть коньяк, - немного задумчиво и как-то не очень уверенно протянул Руслан, - возьмём ещё по кофе и разбавим? Есть мелочь? В номер не пойдём, там Саша спит...

Саша спала не очень одетая, но этого Руслан добавлять уже не стал, не собираясь запускать фантазию Смолина на всю катушку, тому, наверное, хватило и звукового сопровождения - внутренне Руслан уже был готов к тому, что сегодняшнюю ночь ему будут припоминать ещё долго, в благодушном своём настроении забывая, что Серёга вполне себе отстал бы, если бы Руслан высказал бы ему всё намного более твёрдо и уверенно.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

7

Кофе Руслана оказался таким же отвратительным, как и тот, который остался на донышке бумажного стаканчика самого Смолина. Но он был хотя бы горячим, поэтому пришлось сделать еще глоток - кофе бодрил на уровне кипятка, обжигающего язык и слизистую. Смолин пил маленькими глотками и шепотом ругался, как будто это должно было как-то помочь. Часть бесшумных ругательств предназначалось Руслану, сидевшему рядом с максимально довольной, но покрасневшей физиономией. Способность Герасименко краснеть по поводу и без всегда дико веселила Смолина, хотя веселиться он предпочитал про себя. Как минимум потому, что их нервный режиссер начинал стесняться неровных красных пятен на светлой коже - как максимум потом, что школьные годы с такими развлечениями остались позади. Ну, на трезвую голову точно.

За углом маячил тридцатник, на который Смолин посматривал с опаской. Не сейчас, конечно; глубокой морозной ночью на окраине Сибири он посматривал только на кофе в стаканчике и на Руслана, который нес какую-то чепуху, смеялся, краснел, поправлял волосы, очки и был типичным Русланом… Со скидкой на отсутствие постоянного бухтения. Пожалуй, стоит оставлять их с Сашей наедине как можно чаще - подобревший после секса друг нравился Смолину гораздо больше обычного. Возможно, если заебать Руслана в буквальном смысле, он вообще расслабится и перестанет напрягать всех остальных?

Версия была хорошей, ее стоило проверить, но вместо этого Смолин, сам того не желая, представил сцену с перемещением кровати прямо в процессе интенсивного соития, и развеселился еще больше. Двигать мебель с хуем наголо - почему бы и да? Дальше фантазия почему-то свернула в сторону стука в соседнюю дверь с просьбами помочь в этом нелегком деле, и пришлось ее резко затормозить. Чертов недосып творил со Смолиным какие-то совсем несуразные вещи. От кофе подташнивало, дрожали пальцы и хотелось швырнуть его прямо на пол, видавший, кажется, не только развал, но и образование Советского Союза. К сожалению, ничего подобного Смолин тоже делать не стал. Если подумать, слишком уж много он сдерживал себя этим вечером. Еще и конфет не досталось, ну бля.

- Ой, ну бля, - Смолин цокнул языком и закатил глаза, когда Руслан вытащил на свет божий (мигающих ламп) ворох фантиков, с каждого из которых смотрела его, Руслана, загримированное под Рейстлина лицо. Вообще-то режиссер периодически включал морализаторство и пытался тормознуть чужое сквернословие, но только чтобы самому сорваться на звучное “блять!” когда что-нибудь опять шло не так. То есть, минут через пять после попытки строить из себя культурного человека. - Там Даламары были, ты их тоже сожрал? Руслан бля!

Конфеты, попавшие к Герасименко, редко меняли хозяина. Любовь режиссера к сладкому была такой, что у Смолина появлялись подозрения относительно настоящей причины его потери зубов. Но это же не повод приватизировать всю подарочную коробку, еще и спрятав ее в номере и прикрывшись спящей супругой! Смолин собирался снова надуться, на этот раз на более долгий срок, снова припомнил посох, сделал себе пометку на будущее, когда металлический стук и предложение наконец дошли до его уставшего сознания. Предложение и содержимое фляги - на удивление на ней не было символики Последнего испытания, господи, спасибо. Смолин раздумывал примерно три секунды, затем сунул Руслану в руки полупустой стаканчик и стал шарить по карманам джинсов. Вставать для этого он не стал, просто выгнулся на диванчике, приподняв бедра так, будто собирался встать на мостик, как слегка потертая временем художественная гимнастка. Гибкости хватило, чтобы вытащить три десятирублевых монеты и еще несколько помельче. Вместе ними нашелся помятый хвост от пачки орбита с двумя жвачками, билет на автобус хрен пойми из какого города и запакованный презерватив. Все это Смолин щедрым жестом вывалил Руслану на куртку, а затем отобрал и кофе, и флягу. Честный обмен.

Коньяк пах хорошо. Несмотря на решение не пить ближайшие пару дней, Смолин все равно приложился к узкому горлышку, чтобы проверить качество напитка. Возможно, Руслан возражал или собирался возразить, но все равно не успел.

- Хороший, - одобрил Смолин, разваливаясь на диванчике с видом хозяина жизни. Диванчик жалобно скрипнул, явно не готовый к таким широким жестам - для полноты картины Смолин положил ногу на ногу и запрокинул голову, убирая с лица жесткие волосы. Получилось нечто среднее между доном Карлеоне, Джеймсом Бондом на отдыхе и оперной дивой. - Тащи кофе.

Субординация, конечно, должна быть, но не в три ночи, когда твой непосредственный начальник разбудил тебя слишком громким сексом. К тому же, Руслан зажал его конфеты; Смолин подумал, что стоит заявить, мол, в самолете он собирается спать (весь несчастный час или сколько там?), и в отеле потом тоже спать, и на репетиции спать, потому что у него-то не было никаких проблем с текстом, а на “пробежаться по сцене”, чтобы понять, как двигаться, ему хватит и десяти минут. Но, пожалуй, пока не стоило усугублять: Герасименко, конечно, был нервным занудой, у которого вечно что-то валилось из рук, но свою работу он любил, старался делать ее хорошо, и потому шпынял всех на репетициях в хвост и в гриву. Смолину не нравилось, когда его несправедливо шпыняли.

- А вечер перестает быть херовым! - кофе тоже переставал, соединившись с коньяком; первый глоток настроил на нужный лад, хоть и снова, уже по традиции, обжег все, что только было можно обжечь. Но Смолин все равно прихлебнул опять, добавил еще коньяка в свой стаканчик, подумал, плеснул еще и Руслану. - Ну ладно, давай, рассказывай. Как у вас там с Сашей.

[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

8

Руслан любил гастроли, наверное, даже больше, чем привычные и оттого более спокойные, выступления на родной для спектакля площадке. Может быть конкретно сейчас дело было ещё и в том, что гастрольная версия была полностью в его руках и не нужно было считаться с мнением Полины, которая его раздражала точно так же как большинство людей. Может быть - но всё же гастроли Руслан полюбил ещё во времена студенчества, когда группка вчерашних подростков собиралась по ночам в его номере, когда они тихо пели песни под гитару, пили дешёвый алкоголь и разговаривали обо всём на свете. Романтика гастролей очаровывала, и пусть сейчас к этой романтике добавилась куча организационной работы и нервов, но сменяющиеся города и горящие глаза настоящих фанатов этого их последнего испытания, и всё те же песни, и негромкие разговоры, и всё это - помогало жить и чувствовать себя живым.

К сожалению, судя по лицу Смолина, тот не разделял трогательный восторг и ностальгию Руслана, но это можно было попробовать исправить.

Диван скрипел и в этом скрипе Руслану чудился ехидный смех от его попыток усесться поудобнее, содержимое карманов куртки было возвращено на свои относительно законные места - Руслан немного смущённо убрал обратно даже фантики от конфет; сентиментальностью он не то что страдал, но всё же просто выкинуть доказательство фанатской любви было как-то жалко. Коньяка в фляге осталось не особенно много, Руслан плохо помнил, когда он последний раз пополнял запасы и точно так же плохо помнил, когда успел их потратить - когда они обнаружили, что потеряли Женю в аэропорту или когда ребят не пустили в самолёт из-за реквизита в ручной клади.

Становилось прохладно, холл обогревался как-то очень уж слабо, а Руслан наконец-то остывал, почти переставая расточать во все стороны жар и энергию - немного неожиданное подкрепление в виде коньяка пришлось очень кстати.

- Поговори мне тут, - Руслан с некоторым трудом подавил порыв отвесить Серёге подзатыльник, но в руках не было привычной папки со сценарием, а без папки дело как-то не шло, - не было там никаких Даламаров, Даламар у меня тут вот сидит и выёбывается.

Даламары там, конечно же, были - это знали и Руслан, и Смолин, и ещё половина труппы, но признавать это так просто и, следовательно, делиться конфетами Руслан не собирался, хватит с Серёги коньяка. Настроение потихоньку приходило в норму, начало хотеться ворчать и душнить, поэтому врученный стаканчик с остатками кофе Руслан держал с плохо передаваемым выражением лица - с таким же выражением он следил за чудесами эквилибристики в исполнении Смолина. Диван натужно закряхтел, но выдержал, Руслан приподнял брови, осматривая вываленные на куртку богатства.

- Это всё мне? - Руслан хмыкнул, заинтересовавшись впрочем в основном презервативом и немного автобусным билетом. Кофе и фляга перекочевали к Смолину, Руслан быстро и без зазрения совести прикарманил презерватив, пряча его куда-то в куртку, уставился на Смолина невинным взглядом. - Конечно, хороший, плохого не держим... А ты не охренел, Серёженька? - Руслан снова хмыкнул, самым неприятным своим голосом протянул его имя, но всё-таки поднялся на ноги.

Смолин выглядел намного более расслабленным, чем был до этого, Руслан внимательно осмотрел его позу и не выдержал, засмеялся, в голове промелькнуло "ты просишь меня без уважения", но озвучивать он это не стал. Подвижное лицо Серёги выражало одновременно крайнюю степень усталости и почему-то дружелюбия и смирения, которые смогли заставить Руслана спрятать вылезающие ежиные иголки обратно. Чёрт с ним - Руслан подошёл к автомату, скрупулёзно отсчитал положенное количество монет, добавив своей мелочи. Снова запахло кофе, Руслан едва не пролил его в процессе возвращения на обиженный диван, но всё-таки справился - от стаканчиков шёл пар и он подставил их под коньячную флягу, временно присвоенную Смолиным.

Глоток коньяка пополам с кофе снова вернули Руслану благостное расположение духа, и он довольно выдохнул, вытягивая ноги и разваливаясь по дивану. Колено Серёги упиралось куда-то в бедро, Руслан лениво толкнул его, но оставил так - от колена шло успокаивающее тепло.

- Да ты вроде слышал, как у нас... Только она уснула сразу, а я так не могу, энергия прямо прёт теперь, понимаешь? - немного безнадёжно пожаловался Руслан, делая ещё один глоток кофе с коньяком, - вот у тебя как после секса? Спать или горы сворачивать?

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

9

Руслан спиздил его презерватив с таким видом, как будто это было чем-то само собой разумеющимся. Как будто Смолин передал ему резинку с невысказанным “держи, братишка, тебе нужнее”, хотя ни единой подобной мысли в смолиновой голове не наблюдалось. Он даже на секунду сощурился, мстительно представив, что можно пожаловаться Саше на ночной шум и недосып, и тогда она наверняка объявит мораторий на бурные разрядки. Мысль была приятной, сладковато-горькой, как джин-тоник, но от нее пришлось отказаться. Режиссер, лишенный возможности сбрасывать напряжение привычным способом, наверняка начнет сбрасывать его артистам на голову еще чаще, чем обычно. И если в себе Смолин был вполне уверен - приступы руслановщины его не пугали и даже почти не раздражали, то остальные такой терпеливостью вообще не отличались. Артиста, как художника, обидеть может каждый, и если хотя бы пара человек в ответ на бурное недовольство Руслана и угрозы увольнением отреагирует справедливо, то пиздец гастролям. А Смолину все еще были нужны деньги.

Пришлось ограничиться фантазированием. Ощущалось это примерно на уровне жертвы Иисуса, как и все остальные героические отказы сегодняшней ночи. Но если Смолин и был готов отказаться от секса, нормального сна, удобной кровати, вкусного кофе и прочих банальных радостей, упускать конфеты он не собирался.

- Слышь, учитель, - раз уж Руслан начал бросаться театральными именами, нужно было соответствовать. - Кто еще тут охренел! Я своими глазами видел даламаров. Вот этими вот, - для наглядности Смолин указал на глаза, чтобы его полуночный собеседник вдруг не заблудился в сложной человеческой анатомии. - Так и скажи: сожрал все сам, ни с кем не поделился!

Никто бы не удивился, если бы так и произошло. И все же, сдаваться Смолин не собирался, и потому возмущался достаточно энергично, не забывая, впрочем, прихлебывать кофеньяк. Коньяфе. Было горячо и даже вкусно, небольшая доза алкоголя накладывалась на общую усталость, накрывала теплом, как мягким одеялом. Смолин чувствовал себя батареей, в которую наконец пустили горячую воду, когда все обитатели квартиры уже отчаялись и начали всерьез задумываться о костре посреди кухни. Захотелось даже начать мурлыкать что-нибудь под нос - вместо этого Смолин стал качать ногой в такт какому-то своему ритму. Диван печально поскрипывал. Джинсовая ткань на коленке швыркалась об бедро Руслана.

Попытку отвоевать какое-то там личное пространство Смолин почти проигнорировал - толкнул коленом в ответ и не стал отодвигаться. Диванчик был маленьким, расползаться по углам в соответствии с какими-то там представлениями о мужественности было совсем глупо. Особенно во время гастролей, когда, кажется, все успевают поспать друг на друге как минимум пару раз без всякого подтекста. Или с подтекстом - в памяти всплыл тот_самый взгляд Даши, тяжесть ее веса на плече, тонкие пальчики в прижатых гелем волосах, а сразу следом то, как девушка спала в самолете, устроив голову почти у Смолина на груди. Даша всегда приятно пахла, от ее улыбки всегда слегка вело, и никак не отвечать на двусмысленные сигналы было почти преступлением. Смолин и отвечал - тоже двусмысленно, поэтому в итоге они балансировали на грани профессионального флирта, от которого внутри становилось все жарче с каждым разом.

Но Даши рядом не было, только Руслан и его неловкие разговоры о сексе. Обычно никаких возражений такие темы не вызывали, Смолин легко мог начать обсуждать самое пикантное в самых неожиданных ситуациях, а смущение режиссера, которое не слишком умело маскировалось ворчливостью, только веселило. Но сейчас… видимо, дело было в недосыпе, коньяке, воспоминаниях о Даше, о Саше, о стуке кровати в тонкую стенку… Смолин моргнул и искоса глянул на друга. Хмыкнул, навесив на лицо одну из своих профессионально-обворожительных усмешек. Пожал плечами. Отхлебнул кофе.

- А тебе что, по второму кругу хотелось? - прозвучало насмешливо, но с аккуратно добавленными нотками театрального ужаса; если бы герасименки продолжили любиться за стенкой, Смолин бы, скорее всего, не выдержал и пошел бы ругаться. Или пить, где-то неподалеку, кажется, было круглосуточное кафе, потому что гостиничный бар целомудренно закрылся в десять вечера. Конечно, тащиться посреди ночи в какую-то сомнительную забегаловку - идея на грани адекватности и полнейшей пизданутости. Но какие были бы варианты? - Нет, ты не подууууумай, я не осуждаю. Меня тоже обычно как переебывает, бдыщ! - Смолин изобразил сильный разряд тока, драматично запрокинул голову и облизнулся. Последнее совершенно машинально, на губах остался вкус кофе и коньяка. Все еще не конфет. - Яяяя все, хочу еще, хочу… писать музыку, хочу…улететь в Ленинград, и похуй, что Ленинграда давно нет, я все равно улечу! Ну, девчата обычно не возражают… не в части с Ленинградом, конечно. Хотя, возможно, надо было спросить. Вот ты бы полетел сразу после секса?

Невысказанное “со мной” - потонуло в придушенном смешке и глотке кофе. Шутка была совершенно логичной, ожидаемой и невероятно тупой. Смолин почти устыдился, что она вообще пришла ему в голову, и решил оставить подобную ебанистику при себе. Не та степень опьянения.
[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

10

По телу разливалось ленивое тепло, прокатилось волной от макушки до пяток, остановилось где-то в солнечном сплетении, Руслан улыбнулся, облизал губы, кофе он любил и особо не привередничал, из автомата так из автомата, но всё-таки с коньяком стало намного лучше. Жажда деятельности поутихла, придавленная сверху алкоголем, недосыпом и нервами, спать по-прежнему не хотелось - куда-то идти тоже, хотелось полулежать на этом диванчике примерно вечность, дежурно переругиваясь со Смолиным. Дурной характер Руслана могли выдерживать немногие, Саша успокаивала мягкими ладонями и хорошим сексом, Серёга переводил ворчание в шутку, большая часть девушек подпадала под каток обаятельной улыбки, игнорируя поджатые губы и грубые слова в неудачные периоды, а вот остальные...

Конечно, не всё было так уж плохо, Руслан в основном старался сдерживаться, иначе они не проехали бы и одного города, просто иногда - не получалось. Хорошо, что взрыва пока не было, Руслан не знал, что бы он делал без Саши, и, наверное, без Смолина, на которого можно было сорваться без опасения, что тот психанёт окончательно, хотя иногда это, конечно, происходило. Во время гастролей Руслана успел послать нахуй (и на этом они все и держались) каждый из их небольшой, но гордой труппы, кроме, может быть, Лены Ханпиры - Лена подрабатывала коллективной мамочкой и без неё им всем было бы намного сложнее.

Иногда Руслан не понимал, что он делает со своей жизнью, и как он вообще оказался в этом проекте, и ради чего всё это происходит - потом он вспоминал о деньгах и конфетах.

- Да отстань ты от конфет, забудь, не было никаких конфет, - Руслан отмахнулся, совершенно не собираясь сдавать эту крепость, - это я тебе как учитель заявляю, а заодно как режиссёр. И не надо думать, что ты отыграешься в сцене с посохом! Я вас блин насквозь вижу, только дай отхуярить режиссёра, - он возмущённо расфыркался, взмахнул рукой, чуть не пролил содержимое стаканчика на себя, но в последний момент спохватился, восстановил хрупкое равновесие и сделал большой глоток. С каждой каплей алкоголя прорывалось немножко больше мата, от которого в обычном состоянии по не вполне понятной причине Руслан пытался избавляться. Работник культуры нахуй.

Коленка Смолина не особенно приятно тёрлась о бедро в ритме какой-то мелодии, Руслан толкнул его бедром ещё раз, неловко заёрзав по дивану, но всё так же без особого энтузиазма, Смолин занимал всё имеющееся пространство - при том, что иногда он умел быть очень даже компактным, и на какой-то из пьяных гастрольных посиделок они даже попытались засунуть его в сашин чемодан. Результат Руслан уже не помнил, но складывался Смолин определённо неплохо, раскладывался видимо тоже.

Сейчас он наконец-то начал походить на обычную версию себя, не такую драматично не выспавшуюся, заблестели тёмные глаза и на лицо вернулась привычная наполовину улыбка, наполовину усмешка и самую малость ухмылка - так Руслану нравилось всё-таки больше. Серёга был хорошим актёром, мог изобразить этой своей подвижной мимикой что угодно, и Руслан ему, разумеется, завидовал, но не так, чтобы смотреть издалека и плеваться ядом, а так, чтобы позвать его в это дурацкое последнее испытание, будь оно неладно. То есть не будь, конечно, Руслан мысленно постучал себя три раза по голове, решив, что и так сойдёт, раз проклятие произносилось не вслух.

Обычно темы секса в их компании поднимал сам Смолин, успешно разряжая обстановку, но на этот раз они как будто поменялись местами и от этого было странно и неловко - может быть конечно дело было ещё в том, что на этот раз они остались наедине, без философствующего Фёдора и хихикающих девчонок.

- Тогда мы бы точно всех перебудили, - Руслан тихо засмеялся, оценив не такой уж и наигранный ужас, - но вообще нет, блин, Серёга, я не о том даже, а просто. На второй круг можно было бы чуть позже, вот примерно... - на экране мобильного высветилось время - с момента выхода из номера прошло чуть больше получаса, - ...вот примерно сейчас можно было бы. - Руслан на мгновение притормозил, прокручивая свои же слова в голове, успел задуматься о том, что это всё звучит как-то странно, и быстро соскочил с немного двусмысленной темы. - Но Саша спит, а я сижу тут допиваю остатки коньяка, так что не переживай, сегодня мы тебе больше мешать не будем.

Ещё один глоток зашёл даже лучше предыдущих, наверное коньяк опустился вниз и теперь шарахнул двойной дозой, а может это просто до Руслана наконец-то дошло - не то чтобы он сильно хорошо разбирался в физике, но независимо от этого было вкусно.

- Вот, да, музыку писать, в Ленинград махнуть! Полетел бы, было бы с кем! Ну или там не знаю, снеговика пойти лепить хотя бы или попробовать пробраться в гостиничный бар, - Руслан раскраснелся, его опять метнуло в сторону деятельности, он яростно зажестикулировал, - а она такая просто "всё, Ру, я устала" и вырубается, я то есть понимаю, конечно, но обидно как-то, нет? То есть и приятно тоже, но всё равно обидно, понимаешь? И как бы от чего ты блин так устала, это я блин устал! Уф, короче. И у меня кофе закончился.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

11

В смысле “отстань от конфет”? В смысле “забудь”? Выражение лица Смолина сделалось наигранно-возмущенным, но через секунду сменилось на совсем уже плохо изображенную оскорбленную невинность. Как будто никакого театрализованного избиения посохом он не планировал, неужели Руслан мог хотя бы предположить, что он, Сережа Смолин, воспользуется прописанным в сценарии, чтобы так коварно отомстить? Как можно! Еще и руками размахался, чуть кофе не пролил, совсем уже на своих нервах не туда поехал!

Разумеется, отказываться от задуманного Смолин все равно не собирался. Завтра (завтра ведь? дни смешались в кашу и он почти перестал понимать, где, что и когда) злосчастный посох снова попадет ему в руки, а режиссер ничего не сможет сделать, потому что будет изображать испуганного темного мага, а перед зрителями из образа не выйдешь. Потом, когда занавес опустится, Руслан, конечно, отыграется, наверняка в сотый раз пригрозит увольнением или даже будет, как сейчас, гневно фыркать рассерженным очкастым ежом. “Все, ты уволен” - в ответ на это Смолин довольно быстро привык с улыбкой кивать, спокойно говорить “ага, хорошо” и не обижаться. Пару раз он даже пытался развернуться и уйти, чтобы услышать возмущенное “и куда ты собрался?!”. Было весело. И наверняка еще будет.

Но от мести, традиционных увольнений и следующего города их отделяла ночь - холодная, она тянулась замороженной жвачкой вопреки всем законам физики. Кофе и коньяк никак не желали ее укорачивать, только слегка оттеняли бесприютность холла дешевой гостиницы; попытки Руслана отвоевать часть дивана Смолин проигнорировал с королевским спокойствием - в конце концов, он тут первый сел. И вообще, кто тут жертва режима? Того, который предполагает громкие потрахушки глубокой ночью без всякого уважения к ближнему. Да, искренней обиды и желания бухтеть налево-направо, как будто его покусал Герасименко, у Смолина не осталось: то, что не выветрилось легкостью характера, смазал коньяк. Но…

- Думаешь, я один пострадал? Да остальные просто слишком заебались, чтобы выходить! - в то, что это правда, Смолин ни разу не верил, но пугаться-возмущаться продолжил со всем своим экстравертовским пылом. Разве что ухмыляться не перестал, и с этой же ухмылкой зачем-то заглянул в телефон Руслана, как будто ожидал увидеть там какие-то сводки об оптимальном времени секса. Типа приложения, которое контролирует количество воды, шаги и Луну в третьем доме, чтобы она не дай бог не съебалась в пятый. Экран равнодушно показал глубокую ночь, слова Руслана выбили очередной смешок, и Смолин перевел взгляд на него. Взгляд мгновенно стал хитрым, как у человека в двух секундах от очередной тупой, пошлой и ни разу не уместной шутки. Кажется, учитель-режиссер-нервный-придурок тоже понял, что ляпнул какую-то глупость (ничуть не лучше той, которую Смолин НЕ ляпнул), и быстренько переключился обратно на супругу. Слабак! Кто так разговоры о сексе ведет?

- Конечно не будете, я же тут с тобой сижу, - Смолин обеими руками указал на свою развалившуюся на диване персону и не пролил кофе только потому, что там осталось на донышке. - Разве что я щас вырублюсь, а Саша придет сюда и… - еще один выразительный жест, который, видимо, должен был обрисовать сидящую на коленях Руслана фигуристую девушку, но одной рукой получилась какая-то кривая херня, похожая на половину индейки. Впрочем, режиссер уже переключился на невнятное нагромождение предложений, которые не имели ничего общего с реальностью. И вообще, это был просто пример! У Смолина не было ни малейшего желания лететь в Ленинград, писать музыку или хотя бы лепить снеговика, снаружи скалился агрессивный мороз, пытающийся откусить нос каждому, кто рискнет высунуться из-под защиты шарфов и курток. Но все, конечно, упиралось в секс, который перепал только Руслану. Поэтому Смолин просто заржал в бумажный стаканчик, зажал его зубами и опрокинул в рот горьковатые остатки напитка.

- Ну, слушай, насколько я могу судить… чисто по звукам! - жалобы требовали внимания, пришлось его изобразить. - То она тоже времени даром не теряла. Или, может быть, ты… как бы сказать… высосал из нее жизненные соки. Членом, - не будь Смолин актером, он бы никогда в жизни не смог выдать такое предложение с профессорской серьезностью, и ни один мускул на лице не дрогнул, даже глаза не улыбались. Секунды три. Потом что затем Смолин снова заржал. - Забудь, не представляй это! Лучше вот, смотри, кофе кончился, а коньяк остался!

Во фляжке действительно еще что-то плескалось, и это что-то было тут же любовно разлито по двум стаканчикам. Смолин с сожалением заглянул в узкое горлышко, как будто мог таким образом сгенерировать еще алкоголя, и вздохнул. Пустую посудину пришлось вернуть владельцу.

- Я знаю, где взять еще. Но! Без закуси не пойду. К коньяку, знаешь ли, отлично подходит шоколад, слышал о таком? - что не хватало этому предложению? Только даламаровских интонаций, даламаровской улыбки, даламаровского наклона головы и по-даламаровски сложенных рук. Слегка пожеванный с краю стаканчик с коньяком наблюдал за представлением с подлокотника.
[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

12

Послушно подключившись к пантомиме "обвинитель и невинная жертва", Руслан грозно нахмурил брови, затем скептично их поднял, выражая высшую степень недоверия, но почти сразу не выдержал и рассмеялся.

- Балда ты, Смолин, посох отберу, - со смешком пригрозил Руслан, вполне осознавая, что увольнять Смолина нельзя ни в коем случае, больше Даламара играть некому, и в самый разгар гастролей он вряд ли найдёт ему замену. Увольнять и не хотелось, в общем-то, по крайней мере конкретно сейчас - конкретно сейчас хотелось распивать коньяк и отбиваться от нападок на конфеты.

С конфетами получалось как-то совсем смешно и нелепо, на них было в целом плевать, ещё подарят, на худой конец даже в три часа ночи в незнакомом городе можно метнуться до какого-нибудь круглосуточного супермаркета и прикупить новую коробку, но теперь всё упиралось в принцип. Баранье упрямство Руслана подняло голову и сурово приказало не сдаваться, смешнее всего было то, что Смолину именно подарочные конфеты тоже вряд ли были так уж сильно нужны, и что с этим всем делать Руслан пока не решил. Кто-то должен оказаться умнее, но подходящих кандидатур на роль умника в пустом холле гостиницы что-то не наблюдалось.

От коньяка на практически голодный желудок, пусть и разбавленного дешёвым кофе, немного повело, Руслан задумчиво поправил волосы, осознав, что как-то давно он этого не делал, легонько потянул за пряди, возвращаясь к своему приподнятому настроению. Коньяк разгонял кровь и коварно нашёптывал, что было бы хорошо выпить ещё немного, в конце концов, как выяснилось, у них есть ещё целых два свободных часа до того, как они все начнут опаздывать в аэропорт. Два часа - это очень много, за это время можно успеть и выпить, и протрезветь, и даже возможно никого не убить и не потеряться где-нибудь по дороге.

Хитрый и вместе с тем ехидный взгляд Смолина дал понять, что двусмысленность в словах Руслана тот отлично уловил, но свои глупые и пошлые шутки оставил при себе, Руслан, впрочем, всё равно немного покраснел.
- Даже Фёдор не проснулся, а вы были в одной комнате! Так что это тебе просто... не повезло, - Руслан возмущённо фыркнул, попытался обвинить в происходящем самого Смолина, но вовремя спохватился и бросил обвинения в сторону более абстрактного везения. Он не знал, насколько громкими были они с Сашей на самом деле, просто ему очень хотелось верить, что их слышал только Смолин и, может быть, ещё парочка акробатов из соседнего с Фёдором и Серёгой номера. - А мне очень повезло, что Фёдор так крепко спит, - Руслан как-то резко осознал эту мысль и не успел её удержать внутри, сразу же ей поделившись.

Представлять комментарии Фёдора почему-то не хотелось, тот умел быть почти таким же неприятным, как и сам Руслан, и с него сталось бы прочитать часовую лекцию о моральном разложении в творческом коллективе.

- Мы не будем трахаться в холле гостиницы, - Руслан встряхнул головой, возвращаясь к беседе, - блять, то есть мы с Сашей, - вернуться получилось как-то не очень, Руслан сразу это понял и прикрыл лицо ладонью в укоризненном фейспалме, - я отказываюсь с тобой разговаривать, ты специально! Налей мне ещё коньяка лучше, - Руслан вылез из своего фейспалма и протянул Серёге опустевший стаканчик, ещё раз укоризненно взглянул на него и быстро опрокинул в себя остатки коньяка. - И я не понял, как ты вообще по звукам определил, кто там времени даром не терял?

Чистый коньяк прошёлся по организму ещё ярче, снова стало жарко и тянуло на подвиги, количество двусмысленных слов явно требовалось подсократить, но как это сделать, оставаясь на месте и продолжая разговор о сексе, Руслан не знал и уже немного жалел, что в принципе это всё начал. Смолин блестел глазами, ухмылялся и нёс полную чушь, от его серьёзного выражения лица на словах про высасывающий жизненные силы член, Руслан всё-таки громко рассмеялся и покраснел ещё сильнее - уже от смеха, не от смущения.

- Так, ты опять про конфеты? - идея добыть ещё алкоголя естественно нашла отклик в душе Руслана, но Смолин начал даламарить, и Руслан, с одной стороны, понадеялся, что тот хотя бы не станет петь, а с другой - этот театр для одного зрителя ему скорее нравился, Смолин был смешным и сцена хороша подходила ситуации. Наверное, Руслану бы стоило подыграть, но в его жизни и так было слишком много последнего испытания, чтобы ещё и сейчас думать о том, как ответил бы Рейстлин. - Сначала коньяк, а потом я подумаю.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

13

Конечно, никакой посох Руслан у него не отберет, хотя бы потому, что этот самый посох принадлежал самому Руслану, а отбирать то, что у тебя должны отбирать по сценарию, было как минимум проблематично, а как максимум просто абсурдно. Да и вообще, к моменту спектакля режиссер наверняка так заебется и перенервничает, что забудет все свои угрозы, и высказанные, и придуманные после. Смолин решил не обращать внимание, как, впрочем, и обычно - только изобразил картинный испуг в духе самых херовых сериалов с канала “Домашний”. Приди он с таким навыком туда на пробы - взяли бы сразу на главную роль, но так глубоко в бездну недостаток денег Смолина еще не заводил. Пока что. Хватало той бездны, где ему приходилось склоняться у бедра Даши или Веры, растягивая губы в улыбке - платил Руслан не то чтобы много, зато было весело.

Даже сейчас, лишившись возможности выспаться - весело. Коньяк в принципе подтянул настроение Смолина до отметки стандартного благодушия, теперь можно было наблюдать за краснеющим режиссером и ехидно улыбаться. Эта особенность идти красными пятнами сгладила попытку обвинить в бессоннице самого Смолина, к тому же, Руслан сразу вспомнил про Федора, и улыбка стала еще более ехидной. Даже хищной, предвкушающей, брови поползли вверх; Федор был охуенным, умным, веселым, талантливым мужиком, но одновременно с этим умел превращаться в брюзжащего столетнего деда, который готов читать тебе нотации в любое время дня и ночи. Часами. Спрятаться от Федора было практически невозможно, и если бы тот проснулся, Руслан бы не отделался кофе. Даже коньяка, конфет и прибавки оказалось бы недостаточно.

- Дааа, - задумчиво протянул Смолин, делая вид, что размышляет о чем-то отвлеченном и страшно философском; кажется, это подействовал коньяк. - А еще тебе очень повезло, что ему никто не расскажет, как вы ночью шумели… Ну, знаешь, один твой настоящий друг? Вот он, конечно, ничего не расскажет.

Впрочем, попытки пассивного, даже ленивого шантажа тут же отошли на второй план, как будто их отсекло полупрозрачным экраном, когда Руслан выдал очередную не_шутку. Не_шутку, которая, наверное, воспринималась бы совершенно нормально в любой другой ситуации, моменте времени, компании… Но контексты секса, коньяка и общей заебанности наложились друг на друга сэндвичем, чтобы в результате получилась фраза, достойная шестиклассника. Смолин, конечно, был уже не в том возрасте, чтобы смеяться над Пипином Коротким и прочими многочленами. Но…

- В смысле “специально”? - прозвучало абсолютно серьезно, даже немного обиженно, и только темные глаза блестели весельем. - Ну не хочешь - значит, не будем, господи, Руслан. Тут же все должно быть по согласию, я же не зверь какой-то! - чтобы заполировать эффект сказанного, Смолин положил руку ему на плечо, погладил и слегка сжал, как будто пытался успокоить. И брови еще свел к переносице, так тревожно и сочувственно, но только чтобы через мгновение выйти из образа, разулыбаться, проглотить коньяк, обжечь им горло и почувствовать себя вполне счастливым в этот конкретный момент времени. А когда Смолин был счастливым, его уже было не остановить. На ноги получилось подняться быстро, ловко, как будто перетечь из одного состояния в другое. Правда, сейчас Смолин не выглядел черно-белой каплей - скорее сине-серой, но гибкости своей не утратил. Даже приобрел вместе с дозой коньяка.

- Мне кажется, ты меня наебываешь, Герасименко. А я, между прочим, собираюсь забраться в логово дракона, - само собой, делать это в одиночестве было бы совсем скучно, поэтому Смолин подал другу руку, помогая тому тоже встать. - И мне нужны гарантии… стаканы возьми, не будем же мы из горла хлестать!

Не то чтобы это противоречило его чувству прекрасного, да и воспоминания о том, как они вдвоем с Воскресенским бухали какой-то виски прямо за кулисами во время репетиции, пока их не застукала Лена, были еще вполне свежи. Но помятые бумажные стаканчики добавляли происходящему детальность, дополняли картину внезапной полуночной пьянки, а Смолин любил такие маленькие штрихи. И конфеты любил. И когда Руслан краснел - почему-то тоже.

- А по поводу звуков… Ну она же не могла так стонать, лежа бревном, верно? Еще и выматерилась пару раз. Здесь все  э л е м е н т а р н о! Плюс стук кровати, периодически ваши тела входили в резонанс, и поэтому он изменялся, - растолковал Смолин по пути к их номерам, для наглядности чертя в воздухе какие-то фигуры, которые, видимо, должны были символизировать тела, резонанс, кровать и черт знает, что еще. - Нет, конечно, бывают девушки, которые такие, - Смолин сделал каменное лицо и тихо простонал без единой эмоции, почти не разжимая губ, - “о, да, как хорошо, возьми меня прямо здесь быстрее выше сильнее”. Но Сашка вроде не из таких.

От более красочного представления его удержал только длинный, скудно освещенный коридор, где громкие разговоры могли разбудить еще кого-нибудь из труппы. С кем-нибудь наверняка пришлось бы делиться еще не добытым коньяком, поэтому к двери своего номера Смолин почти подкрался, ткнул пальцем на соседнюю дверь и громким шепотом скомандовал:
- Короче, или ты принесешь нам конфеты на закусь, или я щас возьму коньяк Федора и пойду с тобой. И найду все сам. А теперь тссс, - за секунду Смолин будто снова сдаламарился, слегка наклонился, открыл дверь в номер и проскользнул внутрь ужом. Было темно, расположение мебели, чужих ботинок и чемоданов оставалось загадкой, поэтому приходилось красться. К счастью, небольшой столик удалось найти сразу и даже почти не удариться об него локтем. На столе нашлась початая бутылка, от которой Смолин отказывался еще несколько часов назад, но что поделать? Тяжелые времена требовали смелых решений.
[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

14

Стоило Руслану выпить, он сразу становился очень смешливым и чувствительным - громко смеялся над всеми, даже очень глупыми, шутками, краснел пятнами, бесконечно тёр шею и начинал считать всех окружающих лучшими друзьями. Стоило Руслану выпить со Смолиным - всё усугублялось, как минимум потому, что шутки Смолина и правда были смешными, а отношение самого Руслана к Смолину вполне можно было назвать дружеским. Всерьёз его воспринимать не получалось, всё происходящее быстро начинало напоминать какой-то бесконечный концерт, посвящённый одному единственному зрителю, и Руслану это было... приятно.

Конечно, Серёга вёл себя так со всеми, такой он был человек, в их с Фёдором особое отношение к философии Руслан старался не лезть, но Серёга умудрялся понравиться всем - тут улыбнуться, тут наоборот изобразить умирающего, тут пофлиртовать, там на спор выпить бутылку водки за один подход. Руслан так не умел и не любил, приходилось конечно наступать на горло своей натуре и улыбаться, и флиртовать, и немного натужно шутить, иначе он бы сидел без работы, как минимум без работы с последним испытанием - сейчас Полина на него, разумеется, была слегка обижена, но тогда, два года назад, без его беззащитных глаз и трогательных ямочек на щеках ничего бы не вышло.

Руслан знал, что он милый и что именно по этой причине ему могут простить многое, но в естественном своём состоянии он превращался в пассивно-агрессивного невротика, и с ним было очень тяжело - и общаться, и работать; у Смолина как-то получалось и то, и другое.

- Так... Ты не можешь мне угрожать Фёдором потому что... Потому что не можешь, - аргумент Руслан подобрать не сумел, но посмотрел строго, почти сразу прыснув от смеха, - можешь представить, что бы он высказал, если бы проснулся? Собрал бы всю труппу и начал бы отчитывать как на пионерском сборе, да?

Представлялось легко как минимум по той причине, что именно так бы поступил сам Руслан, если бы слишком громким сексом разбудили его, разве что с поправками на угрозы увольнения, впрочем, сути это не меняло. В целом, если задуматься, то с непроснувшимся Фёдором повезло всем - и Руслану, и Фёдору, и даже Смолину. Наверное, слушать их переругивания было бы ещё более неприятно, чем стучащую об стенку кровать, а сейчас в выигрыше были все - Руслан сбивался на двусмысленности, Серёга с серьёзным выражением лица его успокаивал, и кажется они собирались в практически крестовый поход за коньяком.

- Тьфу, Смолин, отстань, - Руслан опять зашёлся в хохоте, вытер выступившие слёзы, - не будем, я отказываюсь, никакого тебе согласия, - Руслан дёрнул плечом, сбрасывая ладонь Смолина, чтобы в следующую минуту за неё ухватиться, послушно поднимаясь на ноги. Когда на ноги поднялся сам Смолин Руслан уловить не успел, его манера двигаться была слишком быстрой и плавной для текущего состояния господина режиссёра. Хотелось курить, но его куда-то собирались тащить, и это "куда-то", к сожалению, не было улицей.

- Перестань называть Фёдора драконом, драконица у нас Даша и Вера, учи матчасть, - серьёзное выражение лица Руслана слегка смазывалось от слипшихся ресниц, - погоди, дай хоть куртку заберу, - но куртку забрать он не успел, приняв волевое решение забить - кому, в конце концов, в три часа ночи может понадобиться куртка с остатками мелочи и честно присвоенным презервативом Смолина.

За это - именно за это ощущение пионерского лагеря после отбоя - Руслан обожал гастроли. Помятые стаканчики он всё-таки захватил, забывая о своей извечной манере всё контролировать, и просто отдаваясь на волю моменту.

- Думаешь, не могла? Какой резонанс, что ты несёшь, Серёга? Тьфу, господи, ты хоть меня не слышал? - Руслан машинально понизил голос, включаясь в игру. Красться по пустому коридору гостиницы чтобы добыть трофейный коньяк, никого не разбудив при этом, ему нравилось. - Саша нет, но всё-таки, блин, мне кажется если она не сверху, то ты, в смысле он, в смысле я, всё равно больше усилий прикладываешь, - шёпотом эта фраза звучала немного не с той окраской, какой хотелось бы, но Руслан в принципе не очень понимал, с какой окраской эта фраза должна была звучать, так что решил это проигнорировать.

- Да хрен тебе, а не конфеты, давай коньяк заберём и посмотрим, - шёпот Руслана звучал оглушительно в тишине смолиновского номера, но Фёдор только глухо всхрапнул, перевернувшись на другой бок, - нашёл? Пошли тогда отсюда.

В коридоре Руслан решительно отобрал бутылку, с видом эксперта открутил крышку и задумчиво понюхал. Коньяк пах хорошо, видимо другого у Фёдора и быть не могло - в том, что коньяк был фёдоровский, Руслан не сомневался. Стаканчики перекочевали в руки Смолину, Руслан быстро разлил по пятьдесят грамм, не смущаясь ни коридором, ни выразительным лицом Смолина.

- Ладно, вот теперь пошли, - он глухо выдохнул, передёрнувшись от крепкого алкоголя, - только тихо и глаза закрой. Или вообще здесь стой! - дверь тихо скрипнула, Руслан настороженно застыл, глаза привыкали к темноте - лежащую на постели Сашу, прикрытую только до пояса, он разглядел не сразу. Саша была красивой, Руслан немного залип, скользя взглядом по обнажённой груди, машинально облизал пересохшие губы. Захотелось забить и на коньяк, и на конфеты, и на то, что Саше нужно выспаться - примерно в этот момент он вспомнил про Смолина, лезущего под руку.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

15

Смолин слышал все. Нет, не так: все. Гораздо больше, чем в принципе хотел: две кровати, соприкасающиеся изголовьями и разделенные только тонким слоем картона со штукатуркой, не оставили никакого шанса упустить детали чужого соития. И чем прицельнее Смолин об этом задумывался, тем больше херни лезло в голову. Вздохов Саши, сдавленного бормотания, звуков поцелуев, скрипа кровати, стука в стену, тихого смеха, крупиц ругательств и тех самых шлепков, с которыми соприкасаются два обнаженных, влажных от желания тела… И шепот Руслана, смазанный, горячечный, полный искренней любви и восторга, он тоже слышал; от мысли об этом шепоте почему-то продрало мурашками вдоль позвоночника - наверное, был виноват сквозняк, гуляющий по коридору. Смолин изобразил на лице максимально хитрое и двусмысленное выражение, надеясь, что оно выбьет из Руслана очередную порцию смущенного румянца. Уловить его, правда, все равно не успел, целиком посвятив поиску коньяка.

- Один раз, - громким шепотом поделился Смолин уже на обратном пути, прижимая бутылку к груди, - девушка так старалась снизу, что отколола мне кусок письменного стола. Ну она лежала с краю, знаешь эти столы из говна и опилок?

В этот момент Федор всхрапнул куда-то между подушкой и комком своих кудрей, и Смолину пришлось заткнуться. Как настоящий шпион, ниндзя или кто там еще, он выбрался из номера и бесшумно закрыл дверь. И тут же лишился заветной бутылки. Возмущенное “ты охренел?” было сказано одними губами, наверное, поэтому никак не повлияло на Герасименко: он все равно стал изображать ценителя крепких напитков, но все-таки снизошел до простого смертного Сережи и разлил коньяк по стаканчикам. В принципе, это сошло за разумное разделение труда, и Смолин смирился. Тем более, что после порции алкоголя Руслан все-таки сдал конфетный бастион, и это ободрило. Настолько, что захотелось зайти в номер вместе, вместе эти конфеты взять и вместе же потом сожрать, и ни с кем больше не поделиться. Эта мысль как-то центрировалась, попала в луч прожектора посреди сцены; все остальное оставалось где-то во мраке, включая запоздалое осознание, что в номере, вообще-то, осталась Саша.

Саша, которую Руслан оставил сразу после секса. Саша, которая могла и не одеться, потому что не ждала гостей. Саша, которая…

Закрыть глаза Смолин не успел - они все-таки немного привыкли к темноте, выхватили женскую фигуру на белых простынях, и в голове тут же оглушительно взвыла сирена. Та самая, которая активизируется, когда случайно засматриваешься на подружек своих приятелей, и Смолин поспешно отвел взгляд. Отвернулся на Руслана, которому подлез под руку, пытаясь добраться до конфет, раз уж сам режиссер встал столбом, как робкий абитуриент на вступительном экзамене в Щуку. В полумраке его лицо было выписано широкими мазками, очки поблескивали, поблескивали влажные губы, волосы спадали на лоб, подсвечивались светом из коридора, разлетались ореолом вокруг головы. Красиво. Неожиданно красиво, но Руслан в принципе был смазливым... Было что-то еще. Этот взгляд, направленный на Сашу - Смолин видел, как Руслан смотрел на жену раньше, но такого не видел никогда.

Такого, что в груди что-то пугливо екнуло, разорвалось с тихим хлопком, затапливая легкие теплом и перекрывая жаром горло. Хотелось списать на коньяк - Смолин и списал, быстро и привычно, и глаза закрыл, но видеть не перестал. Видеть то, что видеть не хотел - точно так же, как несколько часов назад слышал то, что совсем не предназначалось для его ушей. Только теперь речь шла уже вовсе не про жену друга, и от этого ситуация становилась комичной до истерики.

- Руслан блять! Конфеты! -  громкий шепот разорвал тишину; Смолин вслепую нашарил чужую руку и требовательно подергал за рукав свитера. Сам он просто не мог шариться в чужом номере хотя бы потому, что нихера не видел, плюс понятия не имел, куда Руслан мог заныкать эти чертовы конфеты. Может, он их под матрас спрятал и в разгар соития расплющил в равномерную лепешку? Мысль снова вильнула и оказалась рядом с сексом, Русланом, этим взглядом, ебучими вздохами, стонами, блять блять сука. Спать надо больше! Смолин внутренне обложил себя парой более заковыристых выражений и замер не хуже Руслана, услышав, как Саша пошевелилась и что-то пробормотала во сне. Во всяком случае, он очень надеялся, что это было во сне, потому что если Саша проснется и обнаружит в номере одного лишнего человека, ему, этому человеку, скорее всего наступит неотвратимый пиздец. Гастроли только начались, а кататься по стране в компании человека, который хочет тебя придушить - удовольствие так себе.

Еще и Руслан этот. Ну вот какого хера?

В ворохе собственных мыслей Смолин даже не понял, как оказался за пределами номера, а дверь тихо закрылась. Теперь у них был и коньяк, и конфеты, те самые, подарочные, отбитые у Герасименко с таким трудом… Но на душе почему-то стало как-то погано. Пожалуй, стоило еще выпить.

- Я ничего не видел, - честно соврал Смолин и захапал упаковку конфет себе. - Пошли хотя бы на лестницу, не бухать же прямо в коридоре. Заебало шептать.

На самом деле, его начал заебывать весь этот балаган бессонницы, чужого секса и прочего говна. Захотелось заползти под одеяло и не вылезать оттуда дня три. Или нажраться в сопли с Федором. Или пойти к Лене и сделать несчастное выражение лица - чтобы пожалела. Но в наличии был только Руслан. Руслан, коньяк и конфеты. И мысли, которые больше никогда не стоило думать.

Вот только Смолин подозревал, что так просто от них не отделается.
[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

16

Это всё было как-то неловко с самого начала - и слишком громкий секс, и Смолин, и коньяк, и конфеты эти дурацкие, и двусмысленные разговоры в пустынном холле, и забытая куртка, и... В общем, всё - сейчас Руслан неожиданно резко это осознал, во все глаза смотрел на Сашу, вспоминал собственное дурацкое "вот примерно сейчас можно было бы" и "мы не будем трахаться в холле". В номере пахло сексом, Руслан не стал открывать окно перед уходом чтобы не выстудить комнату в приступе незнакомой раньше заботы. Простыни, наверное, всё ещё были немного влажными, расслабленная Саша крепко спала, разметавшись по постели, тонкое одеяло сползло на широкие бёдра, Руслан неожиданно обострившимся зрением видел и острые ключицы с аккуратным - своим - засосом, и красивую грудь.

Дыхание чуть сбилось, во взгляд добавилось совершенно лишнее сейчас возбуждение, Руслан нервным, рваным движением поправил волосы - накатило как-то совсем резко, сбило с толку. Он сглотнул, Смолин задёргал его за рукав - он встрепенулся, смутился до крайней степени, уже без смешков.

- Да... Да, конфеты, сейчас, - Руслан хрипло выдохнул в полутьме, толкнул Смолина в плечо, пытаясь вернуться в реальность из чересчур острого всплеска возбуждения. Получалось так себе, тело горело, действовал коньяк, но он всё-таки смог, выудил открытую коробку конфет из недр чемодана, безошибочно находя сладкое даже в темноте. Конфеты было уже не жалко, сожалеть про степень опьянения тоже пока не получалось.

Серёга наверняка заметил, точно заметил, потом будет припоминать - Руслан сработал на опережение, вытолкал его из номера, прикрыл своей ладонью его глаза, хотя в моменте ему было горячо плевать на то, что мог увидеть Смолин. Пить надо меньше - фантазия скользнула дальше, заставила представить, как он ласкает Сашу под тёмным взглядом Смолина, как она громко стонет, глядя ему в глаза через плечо Руслана. Какой же бред лезет в голову...

- У меня куртка в холле... А, похуй, пошли на лестницу, там вроде окно открывается, очень курить хочется, - голос хрипел, Руслан попытался прокашляться, но помогало слабо, он изо всех сил пытался держаться, алел щеками, - и что вы сделали, когда стол обломился? Или тьфу, подожди, давай о чём-нибудь кроме...

На лестничную клетку Руслан выпал, бережно прижимая бутылку коньяка к себе, коньяк задорно плескался, стаканчики всё ещё были у Серёжи. На какое-то мгновение Руслан порадовался собственной предусмотрительности - пачка сигарет вместе с зажигалкой оттягивала задний карман джинсов; ближайшее окно не поддалось, не захотело открываться, и Руслан возмущённо выругался.

- Пойдём поднимемся выше, наверняка кто-нибудь устроил курилку, не поверю, что во всей гостинице только я пиздец как хочу курить, - ступеньки были настолько привычными, что накладывались на пролёты в родном училище, казалось, что сейчас из-за поворота выйдет какой-нибудь преподаватель и жестоко их отчитает за курение. Руслан хмыкнул своим мыслям - в тридцать три это всё так же пугало, как и в двадцать, но он всё же относительно осознавал, где он и кто он. С кем он.

Смолин был какой-то притихший, Руслан не знал, было ли это связано с Сашей - не знал, что именно успел увидеть Серёга, и насколько сильно теперь нужно бить ему морду; бить морду не хотелось, хотелось затянуться сигаретой, разлить ещё коньяка и очевидно закусить каким-нибудь Даламаром. В смысле конфетой. Руслан мысленно профейспалмил ещё раз, игнорируя мечущиеся в голове реплики, тихо порадовался, что на этот раз сумел их не озвучивать. На четвёртом этаже им повезло, жестянка из-под нескафе, полная окурков, явственно просигнализировала про остановку.

- О, смотри! - Руслан привычным жестом повернул ручку окна, впуская на площадку холод и немного снега, - ну слава богу, хоть перекурю. Будешь? - зажигалка сработала не с первого раза, но всё же выдала искры, зажатая губами сигарета задымила, Руслан с наслаждением втянул горячий дым в лёгкие - с таким же наслаждением выдохнул, немного зябко поёжился, всё-таки без куртки было прохладно. - Наливай тогда, зря мы что ли охотились под чуткий храп Фёдора?

Бутылка коньяка перекочевала на подоконник, и Руслан кивнул на неё Смолину, предлагая заняться делом, раз никотиновый голод тому не грозил.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

17

Тихо. Тихо-тихо-тихо. Самовнушение - полезная штука, особенно если внушить это себе. Внушить, что можно внушить, а потом внушить, что ничего такого не произошло и вообще лучше не забивать голову. Ну чего он, голых женщин не видел? Мужиков, пожирающих этих женщин глазами? У Смолина был охуенно богатый опыт разных мероприятий типа корпоратов, свадеб и прочих юбилеев, на которых случались ситуации и похлеще. Было бы из-за чего чувствовать этот жар, расползающийся по телу волнами, похожими на охренительно высокую температуру. Может, он заболел? Ага, вот так, стремительно, пробыв в номере герасименок пару минут - версия была откровенно херовой, поэтому пришлось вернуться к предыдущей. Тихо-тихо-тихо. Ты взрослый мужик, Серега, что ты исполняешь вообще?

Кажется, Руслана тоже нехило накрыло - он напоминал пушистый помидор в очках, говорил хрипло, дышал через раз и никак не мог прокашляться. Смолин даже на секунду усомнился, сколько их режиссеру вообще лет. Видеть такое поведение у тридцатилетнего (реально) серьезного (опционально) человека было немного странно… С другой стороны, сам Смолин что-то недалеко ушел. Еще и случайно засмотрелся на собственного друга. Коллегу. Ну пиздец, выносите.

Оставалось надеяться, что эта херня отпустит, когда небольшая доза алкоголя выветрится из организма, все происходящее смажется нормальным, здоровым сном и… да хотя бы Дашей. Смолин настойчиво подумал про Дашу, вспомнил ощущения от ее прикосновений, голос, улыбку, глаза, волосы, ноги, грудь - словом, все то, что должно было сработать, как переключатель. Получилось не так хорошо, как хотелось. Руслан все еще был рядом и все еще спрашивал про секс, хотя уже явно не хотел поддерживать эту тему, но остановиться просто не мог. “Ну уж нет” - сердито подумал Смолин, - “я страдаю - и ты страдай. Это все из-за твоей жены, не моей!”

- Я ее не уронил. Ну, девочку, кусок стола-то упал мне на ноги. Но мы потом переместились на диван… или на подоконник? Точно, на подоконник, на окне еще были снежинки налеплены, из бумаги такие. И она по ним спиной туда-сюда, туда-сюда…

Говорить, поднимаясь по лестнице, могло бы быть непросто, но Смолин не сдавался. Так и нес конфеты в одной руке, стаканчики в другой, и вдумчиво, обстоятельно пересказывал не особенно необычный сексуальный опыт. Эффект немного исказился тем, что повествование началось гораздо позже заданного вопроса. Ничего. Ничего.

- Буду, - неожиданно для Руслана и самого себя, Смолин согласился на сигарету, но коньяк послушно разлил по стаканам. Курил он редко и точно не в то время, когда предстояло много петь. Вот только петь предстояло не в ближайшие часы, алкоголь с никотином вместе шел особенно хорошо и совершенно не в сторону легко достижимой трезвости, а голова была полна охуительных историй. Коньяк скользнул в глотку амброзией, Смолин закусил конфетой с изображением Веры, облизал пальцы и реквизировал у Руслана не вполне живую зажигалку. Смешал вкус дыма со вкусом шоколада, сдвинул в сторонку богато сервированный на двоих стол, пепельницу, подтянулся и уселся на подоконник. Мороз сразу куснул за открытую шею, пришлось натянуть капюшон, но курить стало удобнее. Да и говорить почему-то тоже.

- Со столом еще не самый интересный случай. Сломанный диван, - Смолин прикрыл глаза, будто отдаваясь воспоминаниям и даже губу зачем-то закусил. - В самый ответственный момент, так хорошо было, вот-вот, прям вот секунда… и тут у дивана отламывается раздвижная часть. Баааам! Такой себе прерванный половой акт, честно, не рекомендую.

Он затянулся еще пару раз, доел Веру и потянулся к бутылке, чтобы разлить по второй. Или третьей? Откуда стоило считать было совершенно непонятно, поэтому Смолин решил забить.

- Кстати, - коньяк-конфета-затяжка, холодный воздух; очки Руслана начали запотевать, из-за чего тот стал походить на карикатурного задрота из какого-нибудь японского мультика. Смолин потянулся и стащил их с режиссерского носа за дужку быстрым движением. Тем самым, которое не успеваешь заметить, поэтому не можешь предотвратить. - Во, а то я твоих глаз не вижу. Так вот, кстати, захожу я вчера… позавчера вконтакт, а мне там пишет девочка, мол, хочу тебя прямо в образе Даламара. Давай встретимся после спектакля, бла бла, можно прямо в гримерке. Популярность! - сарказма в последнем слове хватило бы на трех вышеназванных девочек, но затем с губ зачем-то сорвалось: - Мужик тоже какой-то писал, но я его сразу в черный список, нахуй. Не моя тема.

Смолин кривовато улыбнулся и сделал еще одну затяжку. Конечно, не его тема. Какие могут быть сомнения.

[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

18

Морозный сибирский воздух немного охладил мысли, сработал ледяным душем, Руслан слегка нахмурился, не очень понимая, что в принципе на него нашло - наверное, вся эта ребяческая атмосфера помогла откатиться куда-то на десяток лет назад, наложившись на коньяк и разговоры о сексе. Руслан понемногу остывал, подкравшееся так неожиданно возбуждение, ударившее топором по затылку, всё-таки решило отступить, так было правильнее и как-то нормальнее, что ли, он затянулся сигаретой, голова приятно закружилась, порыв ветра разметал пушистые волосы и густое облако дыма.

Стало стыдно, пришла мысль, что возбуждённый режиссёр - не то, что хотел бы видеть Смолин хоть когда-нибудь, Руслан понадеялся, что тот всё-таки ничего не заметил или хотя бы завтра ничего не вспомнит. Вопрос о том, видел ли он Сашу, оставался открытым, но волновал как-то совсем уж фоново, в конце концов им иногда приходилось переодеваться в одной гримёрке, да и костюм суккуба целомудренным назвать было сложно. Руслан бы в принципе не обратил бы на это внимания, если бы не подслушанный Смолиным секс и его же - Руслан в этом был уверен - богатая фантазия.

Что успел себе нафантазировать Серёга, Руслан не знал и знать наверное не хотел, иначе пришлось бы вернуться к плану с битьём морды за честь прекрасной дамы, а драться Руслан не то чтобы любил. В остальном Серёга вёл себя нормально - залез на тему секса и слезать больше не собирался, хотя сам Руслан уже давно бы хотел прекратить - точнее, ему нужно было бы прекратить, поэтому в качестве немедленного решения он выбрал сосредоточенную маскировку (ха-ха) под сбившееся дыхание во время подъёма по лестнице.

Куревом пришлось поделиться, мораль на тему сохранения голоса читать получалось не очень, наверное как-то мешала собственная зажатая в зубах сигарета. Закурили, выпили, Руслан немного помолчал, остановить Смолина было сложнее, чем казалось, пришлось включаться в разговор; очки медленно запотевали, но в одной руке была сигарета, в другой - стаканчик коньяка, решить эту безумно сложную задачу подоконником у Руслана пока не получалось, тем более, что подоконник почти сразу занял Смолин.

Руслан часто моргал, покорно слушая воспоминания Смолина о сексе - наверное, это была месть; Смолин выглядел мечтательно, говорил плавно, даже глаза прикрыл, поэтому Руслан вздрогнул в момент кульминации. Ну кто так делает, блин, нельзя же так резко - от собственной реакции Руслан опять засмеялся, сочувственно ткнул Серёгу куда-то в плечо, едва не проливая остатки коньяка из бумажного стаканчика. Под шумок рассказа, Руслан умудрился съесть уже две конфеты и развернуть новую, видимо следуя принципу "так не доставайся же ты никому" и "не з'їм так понадкусую".

- Не, мне как-то везло, ничего не ломалось, - всё ещё посмеиваясь выдал Руслан, - хотя нет, однажды она сломала ноготь об мою спину... И поверь мне, сломанный ноготь где-то на одном уровне со сломанным диваном, особенно когда он впивается тебе под лопатку, честное слово. Я ещё и виноват остался в итоге, ну как, она пыталась меня оставить виноватым... У тебя хотя бы секс потом продолжился, - Руслан грустно вздохнул и сделал ещё затяжку, запивая её коньяком.

Что в Смолине было хорошо, так это то, что он бдительно следил за уровнем алкоголя, без подсказок разлил ещё, Руслан стряхнул столбик пепла в банку, затянулся, неожиданно громко отхлебнул коньяк как будто это был какой-нибудь чай, смешливо расфыркался. Очки запотели окончательно, но снять и протереть их он не успел, Смолин стащил их первым - Руслан глупо заморгал, прищурился, пытаясь сфокусировать взгляд, всё немного поплыло, относительно чётким оставалось только сосредоточенное серёгино лицо.

- Нахрена тебе мои глаза? - Руслан приподнял брови, но решил, что и так сойдёт, без очков он чувствовал себя немного неуютно, только доза коньяка сглаживала острые углы, - так блять, никакого секса в гримёрке и никакого секса в образе Даламара! Ты ещё костюм уделай! - возмущаться приходилось не очень громко, но очень яростно, костюм Даламара и правда было жалко, а на гримёрку Руслан нежно лелеял собственные не особо осуществимые планы, о которых, тем не менее, было приятно думать, и в которые Смолин с какой-то фанаткой явно не вписывался. Градус возмущённого кипения не успел достичь своего потолка, потому что до Руслана наконец дошла следующая фраза, - мужик тоже хотел... в образе Даламара?

Звук, который он издал, получился смешным, Руслан прикрыл лицо ладонью, потёр неожиданно голую переносицу, надавил на глаза.

- Ага, то есть секса в холле можно было не бояться? - он засмеялся, но немного неискренне, ситуация была забавная, но неловкая, как впрочем и весь сегодняшний вечер, - или это ты отмазываешься так сейчас, Серёга? Не стесняйся, прими себя, - Руслан опять ткнул его кулаком, успев потушить дымящуюся сигарету в импровизированной пепельнице. - А был ли чёрный список... - с наигранной задумчивостью протянул Руслан. - Но вообще мне тоже иногда... пишут, мужиков правда вроде не было, - он пожал плечами, - я в любом случае занят, считаю это комплиментом нашей работе и всё такое.

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

19

В одном Руслан оставался Русланом вне зависимости от обстоятельств - жрал сладкое со страшной скоростью. Он не то что закусывал им коньяк, скорее слегка увлажнял коньяком горло, чтобы там все совсем не слиплось от шоколада. Количество фантиков на подоконнике увеличивалось так стремительно, что Смолин предусмотрительно взял две конфеты со своим портретом и сунул их в карман толстовки. Может, хоть так удастся сохранить; судьба остальной труппы, кажется, была предрешена - режиссер их сожрет. И хорошо, что пока речь шла только о конфетах - если утром Руслан будет в своем обычном расположении духа, метафора рискует перестать быть метафорой.

- Аааауч! - эмоционально и со вкусом отреагировал Смолин, затушив недокуренную сигарету в пепельнице. - Типа он прямо там остался? Прямо в спине? А потом ты такой “хмм, как-то спать неудобно стало, что-то колется все время…” - как обычно, для реалистичности сказанного он сделал задумчивое лицо, нахмурился и поерзал туда-сюда по подоконнику, потираясь спиной о стекло. Хорошо еще, что там не было никаких бумажных снежинок. Только бумажные стаканчики рядом, которые Смолин исправно наполнял при любом намеке на показавшееся дно. И не зря - вот Руслан даже не стал возмущаться на изъятые очки, а ведь в обычном состоянии это было примерно как отобрать у дракона его золото. Да, да, драконицы у них Даша и Вера, Смолин запомнил незатейливую, но почему-то при этом жутко заебистую матчасть довольно быстро. Как бы там ни было, иногда Руслан выглядел и вел себя так, будто вот-вот начнет плеваться огнем, ядом и другими неприятными субстанциями. Обещаниями уволить, например. Или гонорар урезать.

Не сейчас - сейчас он только беспомощно моргал, щурился, двигал бровями и выглядел еще более… мягко, что ли. С этими своими всклокоченными волосами, в этом дурацком свитере и все еще заметными красными пятнами на светлой коже. Коньяк и сладкое сделали из ворчливого режиссера реально приятного человека, хотя Смолина устраивала и стандартная комплектация. Он привык. А Руслан привык оставаться режиссером примерно всегда, когда не спал, но и тут были возможны попытки все контролировать и ругаться, просто они редко пробивались сквозь сон. Бормотанием разве что - сейчас Руслан не бормотал, а активно возмущался, вот-вот грозя перейти в ту стадию, после которой начинаются угрозы.

Воспринимать это серьезно было невозможно, поэтому Смолин заржал, подняв руку в защитном жесте; на самом деле, поднял он две, но во второй была конфета, и это слегка смазало впечатление.
- Спокоооойно, Рус, ну я же профессионал! Когда я вообще уделывал костюмы? Кроме того случая, когда на эту белую хламиду упала колбаса, но это меня толкнули… Ты, кстати, и толкнул! Так что, если не будешь участвовать, все с костюмом будет заебись!

Спасибо фантазии, которая сразу же нарисовала в голове Смолина соответствующую картинку. Образ девушки был размытым, хотя Смолин видел ее фотки, а вот Руслан с его блестящими губами и румянцем, кажется, распределенном по всей верхней половине тела, представлялся очень хорошо. Гораздо лучше, чем хотелось бы. Пришлось даже слегка дернуться, встряхнуть головой, сморгнуть наваждение и переключиться на алкогольную расслабленность. Смолин глотнул коньяка, засунул в рот конфету целиком и принялся сосредоточенно ее жевать.

- Да хер его знает, я особо не вчитывался, - произнес максимально небрежно и потянулся к бутылке, чтобы снова наполнить стаканчики, но рука замерла на полпути. Нет уж, эту битву Смолин проигрывать не собирался. - Ну погоди, это был какой-то левый задрот-извращенец. Но ради тебя я согласен даже на холл гостиницы. Даже на лестницу, только окно закроем.

Самое хитрое выражение лица, смеющиеся темные глаза, блестящие от выпитого - Смолин был на максимальном релаксе, игривом и беззаботном, обычном, как и всегда, кроме редких моментов херового настроения и слишком философских бесед с Федором. Без умения улыбаться и выглядеть расслабленным он бы давно уже доедал последний хуй без соли, а хуи Смолин не особенно любил. Не пробовал даже, господи, ну и дичь же лезла ему в голову этой ночью! Это все Руслан и его бурное траханье за стенкой, рассказы, непонятно откуда вылезшее возбуждение… Это все он.

- А ты что, пробовал? С мужиками? - охуительно, Сережа, пять баллов из тысячи; только врожденный талант и большой опыт позволили произнести этот вопрос максимально дежурным тоном. И коньяк. Коньяк был снова разлит по стаканам и снова опрокинут внутрь. Хорошо, горячо, приятно - но окно Смолин все-таки закрыл, чтобы поясницу не надуло.

[NIC]Сергей Смолин[/NIC]
[STA]скажите, а какой вы в сексе?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTSXeOh.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]СЕРГЕЙ СМОЛИН, 29 y.o.
profession: попрыгун-стрекозел.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1

20

Разговор, казалось, одновременно шёл и куда-то не туда, и по вполне очевидному пути, Руслан взъерошил волосы, запутался в них пальцами, разлохматил ещё больше. Коньяк жарко плескался где-то внутри, давно уже перейдя относительно приличную грань "добавим немного в кофе", остатки уходили как-то уж очень стремительно, точно так же стремительно, как всё неслось в бездну. Прекращать не хотелось, даже несмотря на очевидное понимание, что утром им обоим будет чертовски стыдно, если они хоть что-нибудь вспомнят. Если - хорошее слово, Руслан хмыкнул, ни капли не удивляясь промелькнувшей в голове кривой мультяшной цитате, в конце концов мультиков он успел пересмотреть очень много, пока ещё был рядом со своими детьми.

Серёга ёрзал по подоконнику, сочувственно кривлялся, подвижное лицо быстро меняло эмоции - от смеха к серьёзности и обратно, Руслан не к месту вспомнил про совсем недавний рассказ с бумажными снежинками на стекле, фыркнул, отгоняя мысли, взял ещё одну конфету. С конфеты укоризненно смотрела Лена, но он быстро свернул фантик, скомкал, отправил куда-то в дальний угол подоконника, то ли собираясь потом забрать на память, то ли собираясь забыть о ней как минимум до завтрашнего выступления.

- Ай, ну если бы так, но нет, она как-то сразу поняла, что произошло, так что остаток вечера мы ругались, выясняя, кто виноват и что делать... Но было больно, то есть не совсем то ощущение, которое хочешь испытывать во время секса с красивой девушкой. И нет, это было не с Сашей, попробуешь ей рассказать и я отберу у вас с Фёдором философию, - Руслан пригрозил как-то больше по привычке, расслабленно, сделал ещё глоток коньяка.

Зря он в принципе поднял эту тему, как впрочем и все темы сегодняшнего вечера, но сожалеть было уже поздно, оставалось получать удовольствие, ещё одна сигарета так сразу была явно лишней, от большого количества никотина в сочетании с алкоголем становилось нехорошо и разбивало быстрее, им же ещё сегодня лететь, а завтра выступать. Будильник должен был прозвонить через уже полтора часа и у Руслана, и у Кати, так что совсем скоро начнутся судорожные сборы и попытки хотя бы на этот раз ничего не забыть - пока можно было слегка расслабиться, но перебарщивать явно не стоило.

- Да не толкал я тебя! Ты наговариваешь, не было такого, - Руслан поперхнулся возмущением, закашлялся, покраснел бы сильнее, но краснеть уже было некуда, - и как я должен участвовать, колбасу на вас ронять? А... Блин, ты опять? Тьфу, Смолин, что ты за человек такой? - возмущение быстро сменилось новой порцией смеха, Руслан протянул Серёге пустой стаканчик, настоятельно требуя подлить ещё, - я не понимаю, может и правда никакого чёрного списка не было?

То, что не стоило ввязываться в эту войну, если не готов пойти до конца, Руслан понял практически сразу же, но останавливаться не стал - не привык так и не захотел, его несло по волнам алкоголя и где-то впереди точно был водоворот. Был режиссёр и нет режиссёра, как говорится, помянем; на этой ноте он наконец дождался коньяка, выпил залпом и тут же закашлялся от очередного вопроса.

- Чего? Блин, я тебя уволю сейчас, ты охренел что ли? - он возмущённо посмотрел на Серёгу, всем своим видом показывая собственное оскорблённое достоинство; покраснели уши, Руслан даже немного удивился, машинально потрогал себя за мочку, проверяя - та действительно горела, ощущалась явно горячее, чем остальное тело. Тьфу. Надо было притормозить ещё в холле, не идти ни за какой добавкой и не начинать никакие такие разговоры, а теперь вот сиди, красней, грозись увольнением, неожиданно чётко понимая, что палишься до невозможности этими идиотскими угрозами.

Выходов из ситуации было не особенно много, вопрос прозвучал, Смолин опять скорчил невинную рожицу, как будто ничего такого он не спросил - то, что Руслан сам только что подкалывал его на эту тему, в расчёт не принималось. Он же шутил, никогда всерьёз не предполагая, да даже блин не думая, про какой-то там опыт Серёги с мужиками - делать ему было больше нечего, что ли. Но фраза про увольнение, вырвавшаяся сама собой, в ответ на наверное точно такую же подколку, говорила как бы сама за себя, Серёга же не отступится, это Руслан понимал как-то особенно чётко.

- Ну пробовал, - Руслан пожал плечами как можно более непринуждённо, всё-таки выбрав - или Серёга сейчас засыплет его тонной вопросов и шуточек, или он признается сам, делая вид, что ничего тут такого нет и говорить в общем-то не о чем, подумаешь, ничего страшного. Назвать Руслана пидором вряд ли было возможно, в его пользу говорила как минимум Саша, а как максимум двое детей, оставшихся в Одессе. - Но всё равно уволю! Что за вопросы? Это блин это... Нарушение субординации, блин, ты как с начальством вообще разговариваешь?

[NIC]Руслан Герасименко[/NIC]
[STA]нервный душнила[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/cfQdhlL.png[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]РУСЛАН ГЕРАСИМЕНКО, 33 y.o.
profession: господин режиссёр.[/LZ1]
[PLA]
[/PLA]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » а не спеть ли мне песню


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно