полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » >> don't trust a song that's flawless


>> don't trust a song that's flawless

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/A0SpxgL.png1
ТЫ САМ ДАЛ МНЕ СДЕЛАТЬ ШАПКУ ХЫЫЫЫЫ
чмо к

+2

2

Час до аэропорта, восемь часов в пути, полтора из которых — пересадка в ЛА. Три чемодана, один рюкзак и одна спортивная сумка. Шесть месяцев уговоров и предварявшие их десять лет ожидания.

Тебе кажется, что всё это не зря — энергия бьёт ключом, хотя из-за волнения не спал всю ночь, а от лямки уже перестал чувствовать плечо. Улыбаешься во все тридцать два собственным мыслям, в голове прокручиваешь варианты первой встречи, придумываешь, что лучше сказать и как хотя бы невербально выразить то, насколько ты рад и как сильно скучал. Не знаешь, что больше, синяки под глазами от усталости и недосыпа или энтузиазм, с которым летишь на встречу с одним из самых любимых тобою людей на планете: со стороны, наверное, кажется, что ты как минимум на спидах, но прямо сейчас на чужое мнение тебе без разницы — ты слишком счастлив.  Не замечаешь ничего и никого вокруг, смотришь в иллюминатор и останавливаешь расфокусированный взгляд на переливающееся в лучах солнца крыло самолета, в нетерпении отбиваешь ногой ритм играющей в ушах песни twenty one pilots и ждёшь, ждёшь, ждёшь, бесконечно, но послушно ждешь. Твои соседи, должно быть, тебя уже ненавидят, но даже, если бы они решились сказать об этом вслух, ты бы вряд ли смог держать себя в руках — только бы улыбнулся неловко и продолжил бы сгорать от ожидания.

Аэропорт Сакраменто по сравнению  с Хартсфилд-Джексоном кажется совсем маленьким и неказистым. Ты уже практически забыл, как он выглядит, но все равно находишь в нём какое-то домашнее очарование и прелесть, про себя называя душевным. Что «душевного» — сказать сложно, но тебе однозначно нравится. Тебе вообще все нравится в Сакраменто — заочно. В воспоминаниях, как и в мечтах, здесь практически никогда не было плохо, значит и сейчас не будет.

Ты пишешь Джею о том, что приземлился, как только появляется значок-оповещение о том, что можно подключиться в сети. С нетерпением ждешь, когда он ответит, но, не получая сообщения ни через пять, ни через десять минут, решаешь не волноваться: пока тебе все равно получать багаж, а брат скорее всего просто занят поиском парковочного места или чем-нибудь таким. Не волнуешься и позже, когда ловишь на ленте последнюю сумку и кое-как, толкая сразу три чемодана, выкатываешься в зону ожидания, где в толпе людей так и не находишь знакомого лица. Пишешь Джею ещё одно сообщение, проходишься по залу в нерешительности и даже рискуешь выглянуть на улицу, чтобы осмотреться — вдруг разминулись. Отправляешь ещё несколько сообщений с разницей минут в пятнадцать, делаешь брату пару звонков, но все они остаются не отвеченными. Стараешься не паниковать, находишь свободное место и решаешь просто подождать. Кто знает, вдруг разрядился телефон, пока он стоял в пробке? Если оставаться на месте, рано или поздно вы обязательно найдётесь.

На четвертом часу ожидания становится понятно, что вряд ли тебя сегодня кто-то встретит. Звонить матери или отцу не хочешь — слишком неловко, да и подставлять Джея не хочется. Кто знает, что случилось? Явно что-то серьезное, поэтому лучше пусть он сам расскажет, когда встретитесь. Отправляешь ему на всякий случай сообщение о том, что доберешься до города сам, и пытаешься в вашем диалоге найти адрес, который он присылал тебе пару месяцев назад. Переписка не особо большая, поэтому делаешь это быстро, на последний заряд батареи и последние деньги заказываятакси. Лучше подождешь его у двери, чем в аэропорту, а то как-то слишком неловко.

Нет, ну а вдруг он хранит ключ под огнетушителем, а?

Спойлер: не хранит.

Более того, входную дверь тоже не закрывает. Это знание тебе открывается случайно, когда на звонок в дверь тебе никто не отвечает, и ты на автомате дергаешь руку вниз. Пара минут робкого промедления и непонимания, что происходит, сменяется радостью, что тебе больше не придется торчать в коридоре. Перепроверяешь номер на двери — на всякий, чтобы случайно не вломиться к соседям — и затаскиваешь вещи в прихожую.

- Джей? Ты дома? Это я, Микки… Ты на сообщения не отвечал, и вот я…

Звук льющейся воды и непонятные обрывки фраз где-то на фоне заставляют притихнуть. Ставишь свои вещи ближе к стене, освобождая проход, и стягиваешь с ног цветастые кроссовки, чтобы пройди вглубь квартиры. Вряд ли тебя услышат так просто, если брат действительно в душе и, видимо, ещё и с музыкой или радии. Идешь вперед наобум, плохо ориентируясь в новом помещении и в какой-то момент, по мере приближения, до тебя доходит, что слышишь совсем не музыку.

- Эээ, Джейден?..

Сквозь чуть приоткрытую дверь, сливаясь с журчанием воды, доносятся громкие мужские стоны, и ты не берешься с уверенностью сказать, кому именно они принадлежат. Чувствуешь себя преступником, будто бы сделал сейчас что-то, что делать не должен был, и тихонько пятишься назад, стараясь ничем не выдать свое присутствие. Уши горят, и сам ты весь сплошное смущение. Нужно срочно сделать вид, что ты ничего не слышал, а то неловко как-то.

А потом ты спиной задеваешь фигурку метрового деревянного жирафа, и вы с грохотом падаете сперва на угол книжного шкафа, а потом и на пол. Чувствуешь, как из ссадины на руке начинает идти кровь, но даже не это тебя пугает, а то, что теперь брат точно знает о твоем присутствии.

Отредактировано Mickey Jeong (2021-12-16 02:59:42)

+2

3

постороннее из вне включается в канву сонных нейросвязей, настраивает волну, прислушивается. эфемерно, выдумано усталостью. морзянка стучит в виски ощущением пули на разрыв, расползаясь последствиями вчерашнего весёлого веселья в осколках рандомно вскрывших, в кожу врезавшихся. нервами оголяясь, психуешь, накрывая голову подушкой. секунда тишины. минута. привыкаешь.

обостряешься снова, когда; мерзкий звук будильника достаёт до самого мозга, минуя все условности. вздыхаешь. разворачиваешься на спину. потолок изучаешь давно изученный до тошноты. голову чуть вбок. касаешься веснушек едва заметных у ресниц сонно подрагивающих. завидуешь порой его способности отрубаться в любом месте и при любом уровне шума. самовыдрочиться же не вышло. спать можешь только в свой кровати и при полной тишине, разве что мерное сопение чана тебя не смущает. скорее... тебе нравится.

полутёмное помещение под задёрнутыми шторами устало_треморно дышит тишиной. вздувается порывом боли в виске. прячется в углу, хихикает из темноты гнусной тварью. босо шагаешь коридором в кухню. цепляешь пальцами по пути аспирин из ящика в прихожей, бросаешь в стакан с какой-то ноунейм газировкой. новых эмоций не ждёшь, только мира на поле брани пока чей-то палец по виску стучит упорно — не спать. не спать. не спать. не понял что ли? повторяю.

в кресле в кухне ленивым телом плавишься. в комнату не возвращаешься, чтоб не будить второе ленивое тело. меньше звуков, меньше лиц. задом сползаешь до самого края и, расслабляясь, насколько это вообще возможно, мнёшь кончиками пальцев подлокотники. боль меряет время, не отступая до. до полудня и семи минут. часы на стене тикают мерзко — шаги чудовищно громкого ожидания.

в каком клубе вы вчера все стены обтёрли, память не отражает. отрывки. кусочки пазлов с потерянными элементами. чану не нужно больше оставлять тебя одного. с катушек слетаешь слишком быстро, стоит ослабить поводок, бешеный и беспросветный. скула саднит, памятуя о кулаке охранника. стучит пальцем по лбу — дурак. мальчишески глупый, вздёрнутый нутром у забора на столбе. сумасшедший, рассудок на три монетки выменявший.

помнишь, как сосал чану в какой-то зассанной подворотне. коленками в асфальтность врезаясь на быстрых фрикциях, себя в равновесии поддерживая за штанину. или это тебе приснилось; или это было позавчера; мысли путаются в хронологии, не способные удержаться в седле логики. похуй. так глубоко и так страстно, что ты кулаки сжимаешь. пальцы хрупко хрустом раздаются в сонной комнате. плевать на подобные мелочи. в душе лучше, если на первый ударение.

капли стремятся к ногам гравитационно. в запахе миндаля голова идёт кругом. а от контрольного от задницы к лопаткам жмуришься моментно. ухмылкой в стену по мокрому. буквально слышишь, как в спину дышит, минуя стекло. пальцами по коленке выстукивая рваные — я_тебя_поймал. ловишь его краем взгляда, зубами по губе ведёшь, ладошками по животу. бесстыдно красивый в этих длинных домашних штанах, держащихся на бёдрах лишь на честном слове.

ухмылку ему кидаешь остро. ловит, зеркалит. цепляешься за мышцы паха, ныряющие под резинку. гладишь бесстыже. губу тянешь зубами чувствительно. делаешь несколько шагов, толкая прозрачную дверь кабинки. по полу мгновенно расползается вода, добирающаяся до его ног. не двигается, продолжая смотреть на тебя вызывающе. кошки-мышки, где ты, дже(й)рри, проиграл. коту всегда везёт. тебе с ним не справиться, ведь поддаваться так приятно.

понимаешь его без лишних слов, чуть придушивая себя в шагах. неспешно на носочках в остывшую воду. цепляешь кончиками пальцев резинку, тянешь. шаг / ты ближе. шаг / обнимаешь его. назад шаг / тянешь за пояс. в стёклышках маленьких плиточек отражаешься, пальцами выскальзывая за рамки. себя. возможностей. пальцами в поясницу давит — нагнись. гнёшься послушно. хрипишь невылизано. от него пахнет мятной пастой и свеже_выкуренной сигаретой. подглядел в тебя глубже, скотина. слишком запрещённо. слишком триггерно. кроет мгновенно на какие-то совершенно нескромные поцелуи, смазываешься по губам. отворачивает.

снова в плиточки зеркально впиваешься. больно. в руках его подчинительно стонешь — долго, рвано. не для галочки — садись, пять баллов — нет. его не волнует, он берёт тебя так, как ему удобно. ему удобно, чтоб тебе было больно. нравится цеплять в пальцы эмоции. и, почему-то, тебе это тоже нравится. привычно входит в ритм, не растягивая резину, не растягивает и тебя. ха-ха. может к тебе это не сильно справедливо, но детка, мы в реальном мире живём, а не в сёнен-ай манхвах с красивой рисовкой и милыми ёблышками. ты слишком хочешь свои кости сквозь кожу тонкую кусать, слишком намагничен, ты всегда слишком.

забей.

что-то раздаётся сторонне за звуками его шлепков о твой зад, что-то лезет в голову сомнительными. но ты без_выхода. держит тебя за горло, пальцами в трахею вжимаясь и вдалбливаясь в твоё тело на рваных вдохах. не заморачивайся. не оборачивайся. стороннее чуждо, мы по карте здесь. в еже_моментном. ты в нём, он в тебе. за пределами вас слишком лишнее, пусть хоть весь мир рухнет, всё будет только после, не сейчас. сжимает тебя в пальцах ощутимо, перенастраивая на нужную волну в пару движений. гулко сквозь шум воды ловишь лишь резкие отчётливые стоны в спину.

чёртов человеческий инстинкт идиота. сдаёшься так безропотно, на сопротивления не способный. ладонями по кафелю скользишь, хрипом на выдохе заходясь, когда вжимает в горло ладонью совсем бесцеремонно. тебе нравится, жмуришься и шипишь, в спине прогибаясь, руку отводишь назад, цепляя пальцами нервными его бедро. тебя кроет волнами от его резкости, стонешь нескромно, да и кого стесняться, когда в спину упирается, грудью вжимая в стену, ещё громче, когда кончаешь, даже пальцем себя не касаясь.

носом в шею. улыбаешься. растекаешься ладошками по плечам, грудью к спине жмёшься. пахнет невероятно. всем своим сексом в одни твои рецепторы. противозаконно. бесстыже. не думаешь, что чувствуешь. так проще, без лишних заморочек, без бульварных смыслов. останавливается зачем-то. ладошками по животу, пальцами в кромку полотенца. думаешь, а не стащить бы его прям здесь. осекаешься вовремя. соображаешь.

что за? это кто? ;; подбородок на плечо кладёшь, рассматривая, о чём речь.

микки?.. ;; о ком.

искра, буря, все в шоке.

брат ;; упираешься ладошками в спину, соскальзываешь ниже, но рук не убираешь ;; иди в комнату, всё потом ;; глаза закатываешь, подталкивая к двери.

я тебя только через неделю ждал ;; смотришь на экран телефона в протянутой руке - не играл, но проебался ;; слушай, извини, я перепутал даты. даже будильники завёл, но не смог вспомнить, зачем они ;; искренне.

семейной идиллии не произошло. не тянешься к нему, не трогаешь. не знаешь, насколько уместна подобная тактильность. ситуационно позиционируешься, отстраняешься, проговариваешь формально что-то на обычно понятном, чтоб забить эфир и не выглядеть совсем уж хреновым братом. разглядываешь нескромно. интересный. совсем другой, нежели ты помнишь. ты тоже. вряд ли лучшая версия себя. всё равно. по себе не рефлексируешь, ловко в правила игры вникая. у тебя всё прекрасно. у тебя всё на местах и по полочкам сложен. профдеформировался, наверное, слишком, что смотришь долго. оценивая. примеряясь. даже думать выдумал. джей, очнись, приём.

чемодан вот за той дверью можешь оставить, твоя комната будет. я свои вещи оттуда чуть позже заберу, можешь всё на пол скинуть, что не пригодится. и... ты, наверное, есть хочешь.

тебе непривчно — ему неловко.

евер.

я собирался завтрак готовить. присоединишься к нам?

+1

4

К регулярным падениям со временем привыкаешь: как к реальным, так и к метафорическим. На этот случай на дне рюкзака всегда болтается пачка пластырей, а на лице — дежурная улыбка, которая защищает от ненастий, как гомеопатия от простуды, поноса или депрессии. Ты без своих извечных атрибутов из дома не выйдешь, потому что каждый раз пригождаются: неприятности липнут к тебе как центовые монетки к магниту. Вот и в этот раз — ставишь несчастного жирафа на место, потирая ушибленную поясницу, и рассматриваешь рану на локте. Ничего серьезного, бывало и хуже, когда учился кататься на скейте, например, но обработать ушиб всё равно надо — хотя бы чтобы не заляпать Джейдену пол каплями крови. Это дело буквально пары минут, но ты почему-то медлишь, сверля глазами дверь в душевую: ждёшь пока брат выйдет, потому что уверен — не услышать этот грохот было нельзя. Наверное. Что если ты их прервал? Кровь приливает к щекам, когда думаешь о том, что сейчас происходило в комнате напротив. Тебе неловко, и, если бы можно было провалиться сквозь пол, ты бы сделал это, не раздумывая. Новая информация о брате, к которой пока не был готов ощущается вылитым на голову ведром воды. И нет, в выборе Джея нет чего-то критичного, ты отнюдь не гомофоб, просто почему-то не ожидал узнать вот так с порога в прямом смысле.

Вопреки ожиданиям, на тебя и твой маленький погром никто не реагирует. Может быть, только как на дополнительную стимуляцию, потому что твои уши всё больше напоминают нос оленёнка Рудольфа, даром, что не горят и не помогут пройти сквозь вьюгу во время рождественской ночи. Тихонько поднимаешься и едва ли не на цыпочках ищешь кухню, волоча за собой набитый до отказа пожитками рюкзак. Хранишь коробку с цветными пластырями в переднем кармане вместе с ключами, кульком сосалок и антисептиком, чтобы в любой момент можно было достать. Думал положить ещё и баночку перекиси, но зная себя, пролил бы её в первый же день, а вещи жалко. Проще искать на месте происшествия по мере необходимости, вот правда сейчас — это целый квест. Ориентироваться в чужой квартире мало того, что сложно, но еще и как-то смущающе: роешься по ящикам и чувствуешь себя вторженцем или воришкой. Глупо, конечно, тебе теперь тут жить, но от ощущения отделаться не можешь. В итоге все-таки находишь её в одном из ящиков. По ощущению, его в последний раз открывали лет десять назад, потому что у половины лекарств уже давно истек срок годности, но хотя бы закрытая банка перекиси ещё жива, что не может не радовать. Сидя прямо на полу, смачиваешь ей ватный диск, протираешь место ушиба и клеишь цветастый пластырь с Дональдом Даком — отставить шутки, всё очень серьёзно. Просто обычные какие-то слишком скучные, а тебе слишком часто приходится их на себя клеить. И нет здесь ничего детского.

Рассматриваешь свой роскошно выглядящий локоть и не успеваешь подняться, потому что в кухню входит какой-то незнакомый парень. Точно не Джей, его бы ты, наверное, точно узнал. Незнакомец смотрится здесь как влитой, будто сам является частью квартиры, даже стоя в одном полотенце, распаренный с взлохмаченными волосами. В голове проскальзывает мысль, что ты всё-таки перепутал квартиру, и сейчас тебе достанется от её настоящего хозяина. Не успеваешь открыть рот, чтобы сказать хоть что-то, и видишь знакомое лицо, выглядывающее из-за чужого плеча.

- Джей! Я…

А что ты? Слова в голове мешаются, и происходящая вокруг возня не способствует тому, чтобы они сложились в единой сформулированное предложение. Смотришь, как брат выгоняет парня их кухни, толкая его в спину вглубь коридора. Ненамеренно складываешь в голове два и два, рисуя для себя полную картину происходящего. Кажется, ты только что познакомился с парнем своего брата.

А ой.

Наконец-то догадываешься встать с пола. Чувствуешь себя максимально растеряно и неловко. То ли ото всей ситуации, то ли от того, как пристально рассматривает тебя Джейден. Так сильно изменился? Не узнает? Не нравлюсь? Всё уже идет немного не так, как ты себе представлял, но разочаровать брата с порога станет для тебя слишком большим ударом прямо сейчас.

- Да, не переживай! Я вот, добрался. Всё хорошо! Не волнуйся. Извини, что я так внезапно. Я там писал тебе. Надо было, наверное, дождаться, когда ты ответишь. - прячешь за улыбкой свою потерянность и непонимание того, как стоит себя теперь вести. На самом деле от обиды кислотой разъедает где-то под сердцем, но оно оттеняется привычной мыслью, что так и должно было быть, а ещё более актуальным смущением на грани необоснованного стыда. Надеешься, что прокатит спрятать всё это за веселостью, конечно, но кто знает. - Я тут немного походил, в прихожей, вот, сумки оставил. Ничего же? И да! Завтрак — почему нет? Умираю с голода.

Уносишь рюкзак обратно в прихожую и возвращаешься обратно к Джею, усаживаясь неподалеку за высокий барный стол. Не знаешь как завязать диалог и теряешь сякую надежду это сделать, когда к вам присоединяется тот самый парень, которого Джейден представляет как Мэтта. При нём впервые в жизни не можешь связать и пары слов, чувствуя плохо скрываемое напряжение, но всё равно пытаешься.

- Приятно познакомиться! Я Майкл, но можешь называть меня Микки. Мэттью, кстати, классное имя! Одного крутого персонажа в марвел так тоже зовут. Сорвиголова. Знаешь такого?

Мэттью почему-то твоего энтузиазма не разделяет, отвечая вроде как дружелюбно, но не давая шанса продолжить диалог. Тогда его подхватывает Джей, задавая что-то совершенно простое, но тебе хватает и этого, пока на столе не оказывается завтрак, дающий всем лёгкую передышку от нужды поддерживать общение.

- Ого, а ты, оказывается, круто готовишь! Так вкусно! - на самом деле информация не точная, потому что в последний раз нормально ел перед вылетом в Атланте. В самолетах еда не лезла в рот от волнения, а во время ожидания боялся отвлечься, чтобы ненароком не упустить брата, когда он приедет. Сейчас, по ощущениям, съел бы все что угодно, от чего завтрак от Джея кажется мишленовским блюдом. - Кстати, а покажешь мою комнату? Просто интересно, где я буду жить, даже если там ещё твои вещи... Пожалуйста?

Отредактировано Mickey Jeong (2021-12-26 19:40:28)

+2

5

лопатками ведёшь, как от холода, уколы взглядов чувствуя. бестелесное напряжение разрядом по глотке — сглатываешь. давит ли тебя к земле? нет. некомфортно ли тебе? а разве должно. им придётся друг друга распробовать самим — ты выждешь. выбор — право, не привилегия. твой наивно глазками хлопает с позиции не вмешательства, плывёт по течению, остроту берегов на порогах обходя. тарелки наполняешь ароматно пахнущей домашней едой — ты безбожно смухлевал, подглядывая в случайности привычные алгоритмы. краем глаза за его руками, не всегда привычно в голые лопатки, по позвоночнику вниз, чтоб в кромке штанов потеряться. руку протянуть — ближе к себе — сжечь всю эту зожную поебень к хуям. протесты в свои губы слушать — кусать чужие. не тот случай сейчас, итогом все наивно сыты.

микки мнётся на стуле, мэтт мнёт штанину в пальцах под столом. добродушная улыбка и взгляд глаз ледышек. колюче изучает младшего, скулы сжимает, плечом ведёт — происходящее ему не нравится, не по плану. ты же изучил его практически слишком, вникся. руку опускаешь на шею сзади, пальцами в волосы, на ухо шепчешь, что вечером ему обязательно отомстишь, если не расслабится. между вами всё предельно в своей незамысловатой сути. микки киваешь одобрительно — не переживай, не укусит. всему и всегда срок лишь во времени, и у вас его предостаточно. доедаете под несложносочинённый трёп, вилками в тарелки вприваясь. мэтт улыбается улыбкой добродушной, а взгляд ни на градус. микки улыбаешься, подкручивая на тепло — да, неси вещи в комнату, я сейчас.

долгие прощания не про ваш с мэттом альянс. целуешь его мимоходом и по_монашески скромно. кусает отметинами ярко под нижней, молча, слишком громко для бессловестности. ладонью холодной под футболку растянутую, в стену вжимает ухмылкой кривой. сам спешит ретироваться, напоследок лишь клыка остростью обозначает маленькую точку под нижней — моё — бросая коротко безапелляционное 'до вечера. пахнет так, что голова кругом. тебе трудно пальцы на затылке разжать, но понимаешь в обстоятельствах больше, чем хотел бы. ныряет в зазор бесцеремонно прерванного рандеву косяка и двери, оборачиваясь прежде, чем за углом скрыться. не драматизирует — плюсик в карму. ты на всех этих эмоциях вскрываешься, от мэтта же хорошо, грамотно, по-взрослому.

смотришь с минуту в сторону двери — вряд ли расскажешь, для чего тебе эта комната. не любишь лишнего, вещи ко дну тянут, собирательством заражая. суть вытравливается под гнётом лишнего, предпочитаешь себя свободным без полимерных уз держать. из необходимого компьютер — тянет все твои игры и ладно. какие сегодня, ему всё равно. на столе руки, под столом — без принципиальности. железо увлечено пластиковыми алгоритмами, твоими стонами же глаза живые нескромно взгляды обтёсывают. немного сложнее теперь будет, но тебя никто соглашаться не просил. йонхвы в тебе пара грамм чистоганом и те в коробке под полой ножкой кровати меняют мнимое на действительное. на кровати серый плед с долгим ворсом, любишь зимой в него кутаться. микки ладошками по нему ведёт — почему-то тебя это завораживает.

достопримечательностей не обещаю ;; в косяке плечом замираешь, сменив быстро в пути домашние на джинсы и футболку ;; кровать, шкаф, стол, комп. можешь юзать всё, что нужно без проблем

с непривычки в бесполезных диалогах виляешь, как шлюхи задом перед стопкой кэша. хрустяще соблазняешься, слепыми бельмами провалов следушь на запах. деньги не пахнут — пиздёж. пахнут терпким алкоголем, сигаретным дымом, случайно оброненным на чужое мнение членом, костяшками у скул — тебе ли не знать. ускользаешь от сути, мысли с ритмов сбивая на неровные децибелы в ушах кровью выстукивающих волн, о борт шхуны разбиваясь под грозовым перевалом. замечаешь, улавливаешь — всё больше на мать похож. глаза красиво в чётких линиях вычерчены, без лишней усталости и усложнившихся обременяющих. ты её почти не помнишь, но этот факт почему-то цепляешь чётко. движется порывисто, мальчишески. между вами вроде чуть больше пары лет, а в сути пара жизней в быстрой перемотке.

смотришь на него не так, как братья смотрят. иначе. двинутый внутри кашляет в кулак, хихикает стекольным звоном остатков твоей совести. о себя осколочно спотыкаешься, коленки царапаешь, сглатывая шумно — оборачивается. любопытство теряет точку опоры перед здравым смыслом. тянешь уголки губ в вверх — приветливо. держишь взгляд не ниже шеи — логично. костяшкой по губе рваной, глазами по периметру комнаты. беззащитно парирует, не умея от такого тебя отбиваться. странный ты — будто недосказанным высматривает на тебе ответы, голову уложив на бок. пряди по плечу чуть отросшие, сглатывает шумно — ты часто думал, каким он вырос. с трудом в голове складываешь, что это брат твой, на минуточку.

на две — забываешься, жмурясь. языком по зубам скользко влажной дорожкой до нёба. остро кончиком замираешь губами приоткрытыми и взглядом_пустышкой. ... джей? ;; осторожно с буквы на букву переступая, в тишине замершей, вытягивает твоё имя, отвлекая от провалов_мыслей. не йони больше, переросли. иголкой тыкает под ребро — не больно, всего-лишь десяток лет упущенных возможностей. отрезвляюще. костяшкой носа касаешься — детская привычка. видишь, как он за это цепляется, улыбаясь по_прежнему, как когда-то твоим объятиям. в детстве смотрел на тебя так же. всё общее где-то там под пылью километров дорог и твоих пыльным дурманом на стеклянном. иногда кажется, что не было всего, что память подкидывает.

держи ;; чашку ему тянешь, пальцами к ней уже успев пригреться. комната жизнью наполняется, а ты жмуришься, улыбкой расплываясь непроизвольно;; почему ты решил переехать? ;; взглядом о взгляд мимолётно ;; не то что бы я не понимаю, но вдруг у тебя какие-то интересные мотивы

садишься рядом, пальцы в мохнатость пледа зарывая, спиной прохладно в стену. нарочно ли держишь дистанцию физически, но уверенно вторгаешься словами в личное. ты бы от неё тоже сбежал бы, как от отца. одинаковые, как под копирку, без души, телесностью ограниченные. не тебе судить, конечно, ты вряд ли чем-то лучше. может чуть чуть, тем что нутро твоё живо, даже порой болезненно пульсирует под оболочкой из глянцевого парадного мрамора. всё ещё непривычно смотреть на него так близко. а ты скучал, хоть и не сильно понимал, почему так вдруг ощутимо под горло ёкнуло.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » >> don't trust a song that's flawless


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно