Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » день как день, только ты почему-то мудак;


    день как день, только ты почему-то мудак;

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    действующие лица:
    бездельник, дольник, тельник, поленница дряхлых гитар...
    шуткую. в ролях:
    R. Tyrell -- M. Campbell -- J. Tyrell
    https://i.imgur.com/aTqzkmn.png https://i.imgur.com/zucVmh5.png https://i.imgur.com/tbu5j71.png
    когда-то где-то

    Отредактировано Melanie Campbell (2021-12-03 20:47:48)

    +3

    2

    Нет в этом мире ни одной такой проблемы, которую нельзя было бы отложить на стакан-другой.
    - Великая мудрость рода Кэмпбелл.

    И этого, весьма спорного, мировоззрения придерживался каждый из нынеживущих представителей славного рода. Ну, разве что помимо деда – тот уже десяток лет проблемы испытывал только с тем, что легкий тремор пальцев мешал закручивать крепкие косячки по старинке, заставляя пользоваться адской машинкой для самокруток.

    Удивительно, что ни один из Кэмпбеллов не скончался от цирроза.

    Мелани, в целом, от семьи своей отличалась мало – и в этом аспекте особенно. Так и сегодня, бесконечный поток бюрократических заморочек, от которых у управляющего, кажется, аж привставало то, что не стоит показывать начальству. А у начальства от этого, вообще-то, мигрень; оно – начальство – вообще-то с куда большим удовольствием бы выбирало на выходные спа или, на худой конец, туфельки; на самый крайний случай – там книжка недочитанная спрятана была в верхнем ящике стола, которую Кэмпбелл вкладывала в корешки отчетов, мимикрируя под исполнительного руководителя, усердно вчитывающегося в статистику. И уволить бы к черту этого мучителя, с поразительным упорством давящего ей на совесть, но кто ж тогда работать-то будет?

    А в каждую свободную минуту – какое-то необъяснимое чувство тревожности. Словно что-то не так; или – предчувствия, или – черт его разбери, чего еще; может, вообще просто стул был поднят на сантиметр выше обычного. Но, как бы там ни было, но заперев за собой дверь служебного выхода и вдохнув вечернюю прохладу, никакого облегчения она не испытала. Как и желания плестись домой, не смотря на початую бутылку бурбона, как ни что другое подходящего под сырные крекеры и «ходячих мертвецов». И было у Мелани одно место – ровно на полпути от работы к дому, куда она никогда не ходила с компанией и заруливала в такие только вечера: когда нужно отпустить день, пропустить вечер и встретить ночь, свободную от каких бы то ни было забот. Место, где бармен, только завидев эту её улыбку, уже выставлял на стойку перед собой три шота медовой бочки и начинал крошить лёд в медную кружку – зная, что, в каком порядке и в какой пропорции предпочитает разменивать на хрусткие купюры эта лиса.

    Запрокинуть голову – раз, и лицо управляющего, вызывающее у Кэмпбелл уже приступ тошноты, меркнет, скрывается за занавесом мягкого баса очередного трека; запрокинуть голову – два, и она уже, смеясь, хором с барменом подпевает вокалу, покачивая в воздухе ладонями в такт биту; запрокинуть голову – три, и вечер становится не лучше, вечер становится п р е к р а с н ы м.

    Если бы не одно но. Одно бородатое, наглое «но», восседающее на диване у стола поодаль с улыбкой, широкой настолько, что у Мелани успевает развиться нервный тик на левом глазу; но она отбрасывает от себя его образ – ей-то какая разница, что он здесь забыл? С друзьями встречался, может – да мало ли, что. Тут, на самом деле, главное, чтобы не прихватил с собой Хэзер, которой Кэмпбелл наплела с три короба про усталость-рано-вставать-не-хочется в ответ на вопрос о планах на вечер. Терпеть ненавидела Мелани ситуации, когда хрен отбрехаешься, будучи пойманным на горяченьком.

    Но – нет, и рядом с ним опускается отнюдь не златовласая прелестница. Облегчения Мелани не чувствует, только все глубже закладывающуюся морщину между бровей. Да ну вот какого черта? Они эту тему поднимали не раз, не два и не три; Тирелл прекрасно знал, что конкретно Мэл намотает на вентилятор, если это что-то будет лезть не под те юбки. Не под те – это принадлежащие не тем – не той – с кем он соглашался официально пытаться во что-то стабильное. Серьезное – определенно, вряд ли, но вот стабильное – да. И вроде, обговаривали, надоело – целуй на прощание в лобик и проваливай на все четыре, но Джаспер, судя по всему, натура мерзкая и без того, чтоб поднасрать, не покидает ни одного дома.

    И какого хрена он ей, Мелани, вечер портит заодно? В Сакраменто заведений мало, что ли, или прицельно выслеживал, надеясь, что она за него грязную работу сделает? А может, и сделает – только сначала от себя наваляет, как следует. В конце концов, она ополовинила уже второй московский мул на пустой желудок – нельзя ей только по воде ходить, а остальное – раз плюнуть.

    К дивану выруливает из-за угла, со стороны подлокотника, на котором лежит рука Джаспера; тут же – с разворота – выплескивая остатки коктейля не меньше, чем в морду. Даже замах взяла такой, чтоб наверняка, и сейчас только злорадно молилась, чтобы как можно больше острого, холодного крошеного льда попало ему за шиворот.

    - Разминай запястье, Тирелл, - со стуком, слишком, наверное, громким, Мелани ставит свою медную чашку на стол перед парочкой, практически вонзая в нее соломинку, - В этот раз, - и короткий пас указательным пальцем между ним и его спутницей, - тебя не пронесет.

    И ему, вообще-то, даже очень повезет, если ему по пути еще и не наваляет одна рыжая психопатка. А она, вообще-то, может – а он, вообще-то, лучше прочих об этом факте осведомлен. Только вот выводы Джаспер не делает, на ошибках собственных – не учится; ему, может быть, правда нужно каждую правильную мысль в голову втемяшивать не меньше, чем кувалдой?

    +4

    3

    - Тебе самой еще не надоело? - кажется, в миллиардный раз спрашивал Джаспер.

    Эти разговоры про Рекса ему осточертели. Почему он до сих пор его не сдал? Какого черта снова и снова выдерживает нападки со всех сторон: от матери, от Розали, от Оливии? Давно бы скинул им координаты - и гулял спокойно.

    Но нет. Чертова мужская солидарность. Ну, и благодарность за спасенную шкурку, чего уж там. Поэтому удачи тебе, Рексик, на родине текилы, а мы тут и без тебя обойдемся.

    - Понятия не имею, где пропадает наш старшенький, - скучающим тоном сообщил Джас, делая большой глоток из своего бокала и откидываясь на спинку дивана. - Отдыхает. Как нагуляется - вернется. Сама же прекрасно знаешь, он у нас псинка, гуляющая сама по себе.

    Вообще-то Джаспер, когда соглашался на это рандеву, надеялся на приятные родственные посиделки, где можно спокойно выпить и расслабиться, попутно обменявшись свежими новостями. А если Розали его вытащила исключительно ради очередной порции пыток на тему местонахождения одного из их ближайших родственников, то, пожалуй, Тиреллу срочно куда-то нужно свалить.

    А ведь бар ему нравился, удивительно, что он раньше сюда на заявлялся. Не слишком много народу, расторопные официанты, приятный контингент. Для разнообразия и отдыха от клубного шума вполне себе подойдет. Еще бы под бочок чье-нибудь тепленькое тельце - и вообще идеально.

    Но на встречу с сестрой Джаспер своих пассий практически не таскал. Зачем? Розали все равно не запоминала их имена, как и сам Джас порой, да и лица быстро стирались из памяти. Хотя, сейчас же он вроде как в “серьезных отношениях”, да и Хэзер сегодня крайне настойчиво предлагала провести вечер вместе...но нет, даже ее не хотелось тащить на смотрины, несмотря на вроде как официальный статус их потрахушек. А тут даже отмазываться от свидания не пришлось, повод был вполне себе настоящим.

    Так что ладно, Джас даст сестре еще один шанс, потому что вечер обещал быть приятным, если распросы о Рексе все-таки закончатся. Вот может начать, например, прямо сейчас, и...

    Обычно говорят “как гром среди ясного неба”, но в случае Тирелла это был самый настоящий дождь. Почти что водопад, который падал не вниз, а почему-то сразу в лицо Джаспера, и имел сладковатый запах. И привкус. Но глаза щипало нещадно, так что первым делом Джас рефлекторно поднимался на ноги, вторым - отплевывался и протирал глаза, а третьим - орал почти во все горло:

    - Кэмпбелл, ты совсем ебанулась?!

    Он ее не видел. Он не знал, что она здесь. Но когда ему в рожу прилетает хоть что-то, помимо кружевного белья, и доставляет явный дискомфорт - это точно та рыжая стерва. У Джаспера уже чертовы рефлексы на нее срабатывали - а ведь он даже не успел сообразить или рассмотреть того, кто был виновен в его ныне непрезентабельном виде.

    Неприятно вышло бы, если б Джас ошибся, и перед ним сейчас стоял кто-то другой. Например, какая-то обиженная бывшая, или просто обознавшийся пьянчуга. Пришлось бы и перед этим кем-то извиняться, и Розали объяснять, кого это там Тирелл в припадках вспоминает.

    Но нет, Джасперу везло, насколько это слово вообще применимо в данных обстоятельствах, и в полуметре от стола действительно стояла Лисичка. Такая вся грозная, злая, воинственная, что даже злость, с которой Джас подпрыгивал с дивана, слегка подутихла.

    В ее слова он не сильно вслушивался, во-первых, не имея никакого желания их слушать, а во-вторых, плюс-минус представляя, что именно она может ему предъявлять. Он, в баре, не один, а с девушкой, которая совершенно точно не Данн...будь Тирелл чуть сильнее пьян, он бы не связал один и один, а тут - выпить-то успел едва ли пол бокала. А Кэмпбелл в его присутствии столько негатива за раз выдавала только в защиту своей подружки, если до этого Джаспер еще не успел нигде косякнуть.

    - Остынь, Лисичка!

    Раз - и обхватить ее покрепче, прижимая ее руки к ее же телу. Два - опуститься на диван уже вместе с валькирией на коленках. Три - нихрена не грациозно вытереть свое лицо об ее плечо. А то облила какой-то сладкой гадостью, Джас такое не любил, вот пусть сама теперь и страдает.

    - А теперь знакомься, - ничуть не обращая внимания на попытки выбраться, продолжил Тирелл, лишь усиливая хватку, не давая Кэмпбелл освободить руки. - Это - Розали, моя сестра.

    Нет, он все еще не собирался знакомить сестру ни с кем из своих пассий, но Мелани под это определение совершенно точно не подходила. Да и после столь яркого появления не представить их друг другу было как минимум невежливо - Роз все равно ведь с него не слезет, пока он ей не объяснит, что это за рыжая фурия тут объявилась.

    - Сестра, слышишь? - на всякий случай сделал акцент Джаспер, наклоняясь поближе к уху Мэл, а то она даже не думала успокаиваться. Может, правда не расслышала? - Сес-тра. Младшая. Родная. Родственница. Дошло?

    Медленно, почти по буквам, чтобы до Кэмпбелл точно дошло, кого именно она приняла за очередную Джасовскую постельную грелку. Уже почувствовала себя неуютно? Черт, это будет даже смешно.

    - Роуз, - Джаспер перевел взгляд на сестру и продолжил это внеплановое знакомство двух самых постоянных девушек в его жизни. - Это Мелани. Моя...

    Хм. Ну, не подружка точно. И не друг, они слишком сильно друг друга ненавидели. А для врагов - слишком много друг с другом спали. Приятельница? Опять же, слишком часто просыпались под одним одеялом. Знакомая? Слишком много эмоций для тех, кто должен быть едва знаком. Подруга моей подруги? Так себе звучит.

    - Лисичка.

    Не было еще ни в одном языке слова, которое могло бы описать их отношения и статусы друг по отношению к другу. А тут - одна кличка, объясняющая все: и рыжие волосы, и дрянной характер. Наглая, хитрая, вредная, опасная, бешеная лиса. Но слишком соблазнительная. Поэтому - Лисичка. Вместо тысячи слов.

    +3

    4

    Ничего не предвещало беды. Вечер был вполне уютный и даже относительно ламповый. Розали удалось вытащить братца в бар (удивительно, как он умудрился не найти какую-нибудь дурацкую отговорку в этот раз), и все шло вполне неплохо. Тирелл пыталась вновь и вновь его пытать на предмет пропажи старшего братца, странного поведения самого Джаспера, тот, как обычно, кидал какие-то отговорки, а потом угрозы свалить в закат, если она не прекратит. Собственно, ничего нового и все по стандартному сценарию.

    - Сами по себе гуляют кошки, а не псинки, чудо ты в перьях, - младшая закатила глаза, ставя бокал с коктейлем на столик. - И нет, не надоело. И ты прекрасно знаешь, что не надоест, пока ты мне все не расскажешь. Сколько уже можно из меня дуру делать? Я с тобой, между прочим, в итоге поделилась своими проблемами, а ты молчишь, как партизан. Мстишь за то, что я два года молчала о Нью-Йорке?
    Вопрос был оправданным, ведь Джас действительно долго бесился, что Розали ничего не рассказывала, особенно о том, почему так резко вернулась домой, даже никого не предупредив - свалилась как снег на голову с фразой "Привет, семья, я вернулась!" Впрочем, не так давно ему все же пришлось узнать, почему же сестрица молчала, вот только почему он сам себя странно вел - рассказывать отказывался, играя в партизана. Назло? Из вредности? Или что там у него вообще происходило, черт возьми? Они семья, или нет? Она же волновалась, в конце-то концов!
    - Ладно, сдаюсь, на сегодня я молчу на тему ваших партизанских приключений. Подарок тебе на вечер, - девушка вздохнула. Это не означало, что она сдалась, или закрыла эту тему навсегда, просто им двоим нужно было явно расслабиться, а под пытки это вряд ли сделать вышло бы. - Ну давай, рассказывай, что там у тебя за новая подружка? Как там ее, кстати, напомни?

    Имена подружек Джаспера запоминать было необязательно. Рози порой и своих бывших по именам вряд ли вспомнить могла, а этот товарищ девушек менял еще чаще, так что никакого смысла с ними знакомиться, или вообще особо напрягаться, чтобы запомнить, не было. Но недавно братец вроде как обмолвился, что у него типа отношения, и Розали гадала, насколько Джаспера хватит. Серьезностью он в данном вопросе не отличался. Порой ей даже казалось, что по сравнению с ним даже она была куда серьезнее, а о ней такое вряд ли можно было сказать, особенно учитывая тот факт, что брюнетка свалила от семьи на целых два года, когда на горизонте замаячила перспектива замужества.

    Ответить Тирелл не успел, потому как не успела Рози задать ему вопрос, как увидела великолепную картину - прилетевший прямо в физиономию ее брата напиток, рыжеволосую девушку, вырисовавшуюся возле их столика и крики Джаса: "Кэмпбелл, ты совсем ебанулась?!" К счастью, после всех похождений братца, такая картина Розали уже совсем не удивляла, а потому девушка даже с места не сдвинулась, наблюдая за развернувшейся картиной, пытаясь подавить смех и никак не стремясь к брату на помощь. А что? Его женщины - пусть выкручивается, это всегда была презабавнейшая картина, между прочим. Был, к слову, и еще один плюс в этой ситуации, кроме как возможности поглумиться над братиком - ответ на вопрос об имени его пассии она, кажется, получила, пусть и не совсем так, как планировала.

    И пока брат скручивал и усаживал к себе на колени рыжеволосую бестию, что облила его, Тирелл лишь скрестила руки на груди, откинувшись на спинку дивана и с интересом наблюдая за развернувшейся картиной. Вечер переставал быть томным и ламповым, переходя в цирк-шапито, но так было даже лучше - больше поводов стебать братца, а это ведь и составляло основу их взаимоотношений.

    - А теперь знакомься, это - Розали, моя сестра. Сестра, слышишь? Сес-тра. Младшая. Родная. Родственница. Дошло? - на этих словах Тирелла сдерживать смех становилось все сложнее, но Роуз честно пыталась, правда предательская улыбка то и дело прорывалась и вырисовывалась на ее лице.
    - Ну вот, Джас, испортил все веселье... А я так хотела посмотреть, как она тебя отмутузит, а ты все карты сразу на стол! В разведку с тобой не пойду, шпион из тебя так себе, - Рози все-таки засмеялась, хотя судя по выражению лица Джаса тому было совсем не смешно. Ну ничего страшного, она его потом погладит по головке, закажет ему бутылочку крепленного и обсудит с ним, какие бабы дуры, но сначала поржет над ним от души. - Ты знаешь, нам надо почаще выбираться вместе, с тобой так весело, милый!

    И пока Джаспер соображал, как представить рыжеволосую гостью за их столиком, Рози с интересом ее рассматривала. Красивая, миниатюрная, и явно с крутым нравом, который уже смогла продемонстрировать. Собственно, все, как Джаспер и любит. Хорошие и тихие девочки не его конек, он к таким интерес терял, кажется, еще на этапе того, как та называла имя. Эта же девушка явно была похожа на вулкан Везувий, а с такими всегда было интересно. В общем, пожалуй, Рози понимала, почему сейчас именно этот рыжий ураган восседал на коленях брата, пытаясь выкрутиться.

    - Очень приятно, Мелани! - девушка помахала рыжей ладошкой, мило улыбаясь. Его Лисичка, значит? Интересное, конечно, описание отношений, но допустим. Видимо для Джаса слишком сложно было сказать "девушка", но Роуз не стала заставлять его произносить вслух этого слова, просто кивнув на его представление. - Джаспер, закажи девушке напиток, раз так безбожно потратил ее. А ты... - Рози перевела взгляд на девушку. - ...теперь просто обязана к нам присоединиться. Так что хватит дергаться и усаживайся поудобнее, Джас вполне себе удобный стульчик.

    Все веселье этого вечера только начиналось.

    +2

    5

    В той идеальной картинке происходящего, которая складывалась в голове Мелани, когда она замахивалась кружкой и выворачивала Тиреллу в лицо смесь из крошеного льда, имбирного пива, водки и лаймового сока, тот молча принимал этот, так сказать, комплимент, крепко зажмуривался и, в идеале, еще и получал леща от девушки, делившей с ним столик. А она сама, одним грациозным движением отправив волосы за спину, удалялась бы в сторону выхода своей шикарной – как ей кажется – походкой от бедра и отправлялась домой в чувстве полного удовлетворения и самодовольства.

    Но Тирелл, чтоб ему пусто было, не смотря на общую сухость фигуры, хваткой обладал исключительно медвежьей, и в объятия её сгребал стремительно настолько, что та успела только сдавленно что-то вскрикнуть – даже, скорее, звучно ойкнуть.

    - Да что ты, - и она пытается выкрутиться из захвата, резко то правым, то левым плечом подаваясь вперед, - блин, - и тут уже просто метит затылком в самое его хрюкало, мажет – увы, и теперь пытается уйти не вбок или вперед, а вниз, сгибая ноги, - творишь!? – и вместо желаемого побега – только беспомощно поднимает коленки в воздухе.

    Ладно бы – если бы плеснул в ответ, что там, вермут? Ну просто покричал бы, пообзывался – он умеет, Мелани в курсе. Вот уж чего она точно не хотела – так это оказываться третьей за этим столиком. Потому и рычала тихо, но не озлобленно – скорее, от потуги, все еще стараясь выкрутиться из мертвой хватки.

    - Я руку тебе откушу! – и пусть голос она повышала настолько, чтобы звучать угрожающе, но не пугать если не соседний столик, то хотя бы – через один. А потом – еще и чувствует, мокрое пятно на своей кофте под давлением этой наглой морды, - По локоть!

    А может – и по самое плечо, если он прямо вот сейчас не выпустит её, наконец, из своих лапищ. Господи, откуда ж в нем силенок столько? Мелани пытается одновременно и выкрутиться, и дотянуться пальцами до Джасперовских рук, чтобы или ущипнуть их, или оцарапать, или вообще все, что угодно, чтобы донести до него, наконец, что конкретно он должен сделать именно в этот момент. И ладно бы, сложно было, так нет – только руки разжать.

    Но тут, прямо за её ухом, он роняет то, что заставляет её резко замереть. Замереть и врезаться удивленным взглядом в лицо девушки, явно из последних сил сдерживающей улыбку. Пара удивленных «мырг-мырг», и она правда начинает видеть какое-то сходство… Едва уловимое, на её взгляд, но у неё вообще с визуальным определением родственников были проблемы. У неё вот с братьями – один цвет волос, но одно дело – отличительная рыжизна, другое – два брюнета. Но что-то едва уловимое – да, пожалуй, да.

    Один из дядюшек говаривал, что среди трех детей один будет умным, второй – гиперактивным, третий – красивым. Вот у Мелани, например, младший брат был просто удивительно миловидным, она сама – с шилом в заднице, а вот старший… Ни то, ни другое, ни третье, хапнув везде по чуть-чуть, что толкало на мысль о существовании где-то внебрачных отпрысков Кэмпбелла.

    Итак, Джаспер – определенно, гиперактивный, ибо ни ум, ни красота (что бы там о себе не думал сам Тирелл) отличительными его чертами не являлись. А вот его сестра – что она такое из этой триады? И вообще, что за зверь такой, и, главное, какой предмет низкого, мерзкого шантажа она может заполучить через это знакомство, дабы довести братца, наконец, до нервного срыва?

    - Да поняла я, - тише предыдущих заверений тире угроз.

    Понимала Мелани с первого раза. Принимала, конечно, далеко не всегда, а вот понимала – да. И долгий ряд синонимов, описывающий родственную взаимосвязь, был далеко не необходим. Потому что да – даже неправоту свою Кэмпбелл и поняла и приняла, и может быть – только может быть – даже извинилась бы. Тем более, что Розали ей понравилась буквальной с первой фразы – в разведку с Джаспером идти точно полная безнадёга. И смех у неё приятный.

    Она не рыпалась уже как минимум две фразы, что, по меркам Кэмпбелл – целая вечность. И даже, в своем заинтересованном недоумении, на какой-то момент почти перестала чувствовать на себе жесткий жгут Джасперовских рук. Но сейчас, сморгнув с себя это оцепенение, она снова дернула плечами, пытаясь освободиться – безуспешно. Снова.

    - Да боже! – и снова дергает плечами и руками, но до Тирелла, по ходу, просто чуть туже доходит. Этим всплеском рук Мелани сбивает свою же чашку, со звоном покатившуюся по столу, но тут же ловит её, обеими ладошками прижимая к поверхности.

    Она пытается дружелюбно улыбаться в ответ – но улыбка получается несколько нервной. Ещё бы: во-первых, Тирелл почему-то представлял её как «свою» Лисичку, что было просто вопиюще сразу по двум причинам – лживо в первой части и совсем непонятно во второй, а в совокупности так вообще – какой-то полный невменос выходит, по которому никакого вывода о причастности Мелани и Джаспера друг к другу не сделать. Тем более – правдивого. А потом её вообще пригласили присоединиться, чего Мэл, мягко говоря, не хотелось. Только вот с коленок она почему-то сползала в угол дивана, а не в сторону быстрого и безболезненного побега.

    - Так, я только сразу уточню, - еще устраиваясь удобнее, и подтягивая к себе мыском ноги под столом одну из потерянных в пылу сидячей схватки туфель, Мелани выставляет перед собой указательный палец, погрозив им и Розали, и Джасперу, - не его. Не «его» Лисичка, - что бы это ни значило ни для Тирелла, и чем бы это не показалось его сестре, - и не его, - делает страшно серьезное лицо, раскрытой ладонью рисуя в воздухе круг, - вообще.

    И вдариться бы сейчас в рассуждения о кошке, которая гуляет сама по себе, или о гендерном равенстве, о токсичной маскулинности вкупе с синдромом собственника и миллионе прочих вещей, которые могут осудить Тирелла за подбор слов – да кому какая разница. Главное – Мелани поставила точку в вопросе, который и возникать-то не должен был.

    - И стульчик из него – так себе, - покачивает головой, сморщив нос, - Мокрый. На любителя.

    И пальчиком указывает на рубашку Джаспера, на которой уже проступил причудливый узор, нарисованный подтаявшим льдом. Узор, точь в точь теперь повторяющий рисунок на кофте на её спине. И вот надо было ему, блин… Кэмпбелл прижимается лопатками к спинке дивана, пряча лужу на ткани от лишних глаз. Пусть подмоченной репутацией здесь щеголяет только Тирелл.

    Мелани снова возвращается взглядом к Розали. Изучает внимательным взглядом лицо – вглядывается, даже нахмурилась, сведя брови над переносицей.

    - Где я могла тебя видеть?

    Ну правда же – лицо такое знакомое, вспомнить бы, где встречала. Вот как слово, которое на кончике языка вертится, но никак не получается его поймать; как здравая мысль посреди всего роя абсолютно абсурдных идей, что роятся в голове Кэмпбелл двадцать пять часов в сутки.

    - И вообще, - встрепенувшись, упирается основанием ладони в край стола, через плечо бросая взгляд в Джаспера, - где мой «мул»?

    Ибо единственная женщина, чьи слова игнорировать не удается ни одному из живущих и хотя бы относительно здравомыслящих мужчин – это сестра. Хотя, брат Мелани этого не делал исключительно потому, что знал, что вполне может получить от нее в глаз.

    +2

    6

    При всей невыносимости Кэмпбелл, заставить ее стушеваться - это просто вишенка на торте, и если бы Джаспер заранее знал, что будет чувствовать себя настолько довольным от всей этой ситуации - давно бы вытащил Розали поужинать куда-то, где водилась Мэл, да еще и сел бы поближе и улыбался куда более провокационно. Мокрая рубашка, правда, слегка портила эти триумфальные ощущения, но все могло быть намного хуже, додумайся Лисичка опустошить свой бокал на нижнюю половину Джасовского тела. Или она туда и целилась, просто после выпитого прицел немного сбит? Хотя, у нее и трезвой с ним частенько были проблемы.

    Но ничего. Ткань высохнет, пятна сведет химчистка, а ощущение собственного превосходства останется надолго. И да, Джаспер очень и очень много раз будет припоминать этот вечер Лисичке. Тем более, он имел полное моральное право требовать у нее компенсации и за свой непрезентабельный вид, и за задетые чувства, и Тирелл уже прекрасно знал, что именно будет просить.

    В то, что Кэмпбелл свою ошибку поняла, Джас поверил еще в тот момент, когда она перестала дергаться и грозиться оторвать ему те или иные части тела, но вот в том, что она успокоилась, уверен не был, поэтому предпочел перестраховаться и не ослаблять хватку до тех пор, пока его об этом не попросят. Вот Мелани просила - он ее отпускал, и чем это заканчивалось? Едва-едва не разбитой посудой. А имущество-то казенное, а стол - Джаса и Роз, и что, им потом платить за разбитые Лисичкой стаканы?

    - Кэмпбелл, ты как торнадо, - на выдохе сообщил Тирелл очевидную вещь, откидываясь на спинку дивана и поправляя рубашку, чтобы не так остро ощущать липнущую к телу мокрую ткань. - Беспощадное и совершенно бессмысленное.

    И почему это торнадо до сих пор оставалось за их столом, грозясь в любой момент испортить этот милый семейный вечер, Джаспер не знал. В его представлении после всего этого конфуза Мелани должна была скомкано извиниться, глупо пошутить и свалить в закат, даря Тиреллу - обоим Тиреллам - прекрасный повод над ней поиздеваться. Но нет, она опускалась на сиденье совершенно с другой стороны ото входа, значительно усложняя им всем жизнь.

    Нет, Джас-то уж точно не против, он прекрасно знал, что вечера, проведенные с этой рыжей лисицей намного веселее вечеров, проведенных не с ней, но как при этом все это скажется на Розали - та еще загадка.

    - Знаешь, - закончив промачивать рубашку салфетками - совершенно бесполезное, кстати говоря, занятие, - Джаспер поднял взгляд на сестру. - Когда она закончила бы отпиливать мне яйца пилочкой для ногтей, то переключилась бы на твои волосы. Так что скажи спасибо, что я позаботился о твоей шевелюре.

    А вот шпион из Джаса - что надо, и Роуз должна была прекрасно это понимать, учитывая тему, которую они обсуждали до появления повелительницы пролитых коктейлей в их уютненьком дуэте. Просто там, где была Кэмпбелл, всегда возникали проблемы на ровном месте, которые Тирелл старался минимизировать. Пока не очень получалось, но тут дело исключительно в опыте. Больше эксцессов - больше опыта - больше вероятность того, что рано или поздно все его встречи с Лисичкой будут заканчиваться в постели без всех этих дурацких брачных игр.

    Против идеи побыть стульчиком Джаспер не возражал, и всерьез уже собирался предложить Кэмпбелл вернуться обратно, но вот на предложение угостить ее выпивкой отвечал категорическим отказом.

    - Как видишь, Лисичка совершенно не умеет правильно распоряжаться тем, что у нее в бокале, - с полной уверенностью заявил Джас, указывая на собственную рубашку. - Не вижу смысла его наполнять. Вдруг в следующий раз его содержимое окажется у тебя на груди.

    Мелани, все-таки, существо непредсказуемое, и пусть в вариант с персональным душем для Розали Джаспер не очень-то верил, но не исключал иного расклада, при котором сейчас окажется, будто когда-то давно они вдвоем не поделили одного мужика, и теперь вполне не против раз и навсегда порешать этот момент. А в случае рубилова, при всей своей любви к сестре, Джас поставил бы совсем не на нее.

    - Еще как моя. Разве до меня тебя кто-то так называл? - поинтересовался Тирелл у Мэл, хотя ответ тут совершенно не требовался.

    Без опасения получить по зубам - точно никто, а Джасперу такое обращение прощалось с завидной регулярностью. Так что шах и мат, Кэмпбелл, ты его Лисичка, и только его.

    По такому поводу Тирелл даже расщедрился и отплеснул в бокал Мелани немного своего вермута - на пару глотков хватит. Даже салютнул ей, опустошил свою посудину и подозвал официанта с просьбой повторить. А у Кэмпбелл стакан нифига не пуст, ей повторять не положено.

    - И стульчик из меня более чем прекрасный, - не смог удержаться от комментария Тирелл. - И посидеть, и не посидеть. Тебе ли не знать, Лисичка.

    В краску он ее такими заявлениями, конечно, не вгонит, а вот глазки блестеть от злости заставит. А злая Мэл - забавная штука.

    - Все неудобства - исключительно твоя заслуга, - пожал плечами Джас. - С тебя, кстати, новая рубашка. Или можешь эту постирать и погладить, так и быть. 

    Она все же виновата, и оскорбленная сторона здесь - именно Тирелл. Вот пусть лучше извиняется и искупает свои ошибки, а не упрекает его почем зря. 

    - И пей вермут. Всяко лучше той ерунды, которую ты на меня вылила.

    Можно было бы добавить, что и лучше того вина, которым торгует Лисичка, но тогда задетая семейная гордость точно оставит кого-то без волос, а лысеть в неполные тридцать Джасперу совсем не хотелось. 

    - И что это за гадость вообще такая? - не слушая разговор между сестрой и Мэл, вопрошал Джаспер сразу у обеих. Этот сладковатый запах его бесил, а если добавить сюда еще и ощущение мокрой ткани на груди - так и вовсе выводил из себя, хоть прямо сейчас бери и снимай с себя рубашку целиком и наматывай ее на голову Кэмпбелл. Джас бы так и сделал, не впервой ему в общественном месте оставаться топлес, правда, раньше это происходило либо по большой пьянке, либо в укромном уголке, либо при совершенно других обстоятельствах, когда без верхней части гардероба оставался не только он, а еще и девица, что сидела у Тирелла на коленках. В общем, опыт имелся. Но ведь разденется - выгонят, и что-то Джасперу подсказывало, что вряд ли кто-то из парочки Розали-Мелани последует за ним. Так что оставалось терпеть и страдать.

    Только страдать Джас не любил. У него вообще терпение было размером со спичечную головку, и заканчивалось так же быстро, как эта головка вспыхивала от столкновения с теркой на спичечном коробке. А главный катализатор Тирелла - вот он, рядышком сидит, свои рыжие волосы с плеча на плечо перебрасывает. Надо было и правда ее на своих коленках оставить, чтобы запах шампуня и духов Кэмпбелл перебивал запах вылитого коктейля. 

    Интересно, как далеко она его пошлет, если Джаспер предложит ей вернуться?

    +2

    7

    Наблюдать за этими двумя - зрелище было забавное. Одна демонстративно подчеркивала, что не имеет никакого отношения к Тиреллу (хотя пару минут назад была готова убить его за ужин с другой девушкой), второй - еще более демонстративно подчеркивал, что она его, а после цеплял и намеренно выводил девушку из себя. Если бы на такое шоу можно было продавать билеты, то Розали уже была бы несметно богата. Впрочем, идея сделать из этих двоих шоу - была неплоха, может быть и стоило бы взять их в Эль на вечера взаимной прожарки.

    Розали подперла рукой голову, с интересом наблюдая за перебранкой парочки и изредка вставляя свои комментарии, в которых, впрочем, общение этих двоих не нуждалось. Младшая Тирелл была более чем уверена, что не кидай она ответы на вопросы, которыми к ней обращались, то диалог рыжей и братца ничуть не потерял бы своего наивно-детсадовского антуража.

    - Не его, как скажешь, - Рози примирительно подняла руки вверх и улыбнулась. Хотелось ржать в голос, но это лишь бы усугубило и без того забавное положение дел. Да и в отличие от Джаспера, Рози была посдержаннее, занимая позицию наблюдателя, а не провокатора, коим выступал любимый братик. Похоже, что он действительно был влюблен. Хотел это признавать или нет, но это был самый очевидный вывод, который напрашивался сам собой. Джаспер провоцировал, злил, эмоционировал сам. Таких приступов раньше за ним не наблюдалось, а это стоило бы учитывать то, что спокойным малым его никогда назвать было нельзя - та еще заноза в заднице. Наверное поэтому Рози всегда было с ним весело - этот засранец мог втянуть в любые приключения, но при этом каким-то чудом умудрялся найти из них выход. Кажется, это качество в свое время она у него и переняла. - Ну насчет того, что стульчик мокрый... Так даже королевский трон будет так себе, если на него вылить пусть даже самый дорогой эль в мире.

    Вся ситуация реально забавляла. Правда начинало казаться, что лучше ретироваться куда подальше, чтобы оставить этих двоих наедине и дать им возможность продолжить брачные игры. Однако, тогда бы Рози упустила момент, когда смогла бы поближе узнать ту девушку, которая вгоняла ее брата то в депрессию, то в алкоголизм, то в мотания по клубам и бабам в попытках забыться. Не то, чтобы это сильно отличалось от поведения прежнего Джаспера, просто... Просто усугубилось. А такое с ним могло быть только по большой любви и полного неумения это признавать. Отрицание - штука сложная, и кому, как ни Рози, было знать, какими дорогами оно могло вести тебя по этой жизни.

    - Когда она закончила бы отпиливать мне яйца пилочкой для ногтей, то переключилась бы на твои волосы. Так что скажи спасибо, что я позаботился о твоей шевелюре, - Джаспер не унимался.
    - Ну... ты явно недооцениваешь сестру и забываешься, что она тоже владеет парой приемчиков, но... Не думаю, что они нам понадобились бы. Думаю, мы с этой прекрасной девушкой сошлись бы на мнении, что ты та еще козлина, которая потрепала нервы не одной девушке, а после пошли бы пить какое-нибудь прекрасное вино. Зачем драться из-за мужика, когда можно выпить на его похоронах? - улыбаясь, Роуз перевела взгляд на рыжеволосую бестию, подмигнув ей, но позже все же вернула его на Джаспера. - Ну ладно... Может быть исключительно из большой к тебе любви я бы ей помешала отпилить тебе твои бубенчики окончательно... Хотя... У меня есть еще один брат, который уже сделал меня тетей дважды... В принципе, в нашей семье план по детям выполнен... Тебе уже они  не так, чтобы прямо нужны...
    Издеваться над братцам Розали любила. У них в принципе с детства была такая манера общения, но именно в ней и крылась вся любовь, потому как не было ничего лучше, чем быть на одной волне. Периодически Розали, конечно, с нее слетала, становясь чуть серьезнее, но и брата у нее было два, они влияли оба, заставляя ее впитывать в себя их лучшие качества. Плюс, мама всегда смягчала характер девушки, добавляя в него нотки женственности и порой границ разумности. Жаль только, что порой Рози про эти границы напрочь забывала, вляпываясь куда хлеще, чем ее братья.

    Рози вскинула руку, подзывая официанта, когда Джаспер его уже пытался отпустить, абсолютно игнорируя то, что заказ для их рыжеволосой гостьи он не сделал, зато с красноречивостью это комментируя. Кто-то все-таки за этим столиком должен был показать хорошие манеры и, похоже, что забота об этом легла на плечи Розали.
    - Девушке... - Тирелл принюхалась к витающему от разлитой чашки запаху, пытаясь сообразить, что за напиток пила рыжеволосая бестия. Работая в клубе кое-что уже отличать умела, впрочем, до нюха барменов ей было далеко. Коктейль она не узнала, но судя по тому, в какие чашки его разливают, он был явно на эле или пиве. - Повторите, - Рози сдалась, кивнув на чашку. - А мне, пожалуйста, виски с колой, - наблюдать развернувшуюся  картину под данный напиток было явно веселее. - Джасик, солнышко, даже если ее напиток окажется у меня на груди, то я это переживу - не сахарная, а вот тот столик ей еще за это явно скажет спасибо.

    Тирелл откинулась на спинку диванчика и вновь перевела взгляд на подружку брата. Та забавно прижималась к спинке диванчика со своей стороны и явно была готова начать отбиваться от Тирелла, не дай Бог потяни он к ней свои громадные лапища.
    - Где ты могла меня видеть? Ты ходишь по клубам? Я работаю в одном из городских. Эльдорадо. Если и могли пересекаться, то там.

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » день как день, только ты почему-то мудак;


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно