полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Beauty and the Beast


Beauty and the Beast

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

гей-клуб "The Coleherne"| 29.01.2022 | ночь

Adam Placentino & Sienna Rhodes
--

.
.....................................................................................................................

Отредактировано Adam Placentino (2021-12-07 06:46:55)

+3

2

Это его? — Наваливаясь на выдвижной стол корпусом, Иден подносит смартфон к лицу, приближая его к глазам, свет от дисплея отражается белыми круговыми линиями в его зрачках. Ни черта не видно. Бьет по фото дважды, разводя большой и указательный пальцы в стороны, чтобы приблизить изображение и наклоняет голову набок, щурясь. Миллз стоит рядом, ожидая вердикта. Иден выпячивает губы вперед, опуская углы рта вниз в одобрительном жесте. Неплохо. И давно вы трахаетесь? —  Кимберли предпочитает называть это «отношениями», поэтому закусывает щеку в недовольном лице и уводит глаза в сторону. Эффект, правда, временный — знает, что обидами при смерти не наешься. С декабря. После той вечеринки в Лондоне. — Тянется рукой вперед, чтобы убрать айфон в задний карман темных джинс.
Бля, а это не тот мутный таксист? Ну, который дал в ебальник Максу. — Простых объяснений ему уже мало, внезапное озарение светится ярким прожектором на его лице. Иден выравнивается, немного сутулясь и натягивает манерное лицо, изображая, как подтягивает к лицу невидимую сигарету, держа её между пальцев со слегка закинутой назад головой. Затем показательно выдыхает, делая голос более томным, а слова — менее разборчивыми. Уверена, что хочешь сесть в этот автомобиль? Будь осторожна, ты запомнишь эту поездку на всю оставшуюся жизнь. — Это не он? Нет? Смех проступает сквозь серьезную гримасу. Флетчер сумел оставить после себя неизгладимое воспоминание в его не гетеросексуальной душе.
Нет. — Кимберли смеется. У неё на лице до сих пор можно считать впечатления от каждой их встречи.
— Его друг. — Выхожу из спальни, вдавливая острый каблук шпилек в новый ковер съемочной квартиры и тяну наверх застежку-молнию, длинные ногти мешают задуманному осуществиться. Не застегивается? — Я прерываю их милую беседу, Кимберли подходит со спины, чтобы мне помочь. — Да, вот там подтяни. И он не таксист. — Мне стоило внести свою лепту раньше. Синее платье в пол напоминает затуманенное ночное небо с изредка поблескивающими в нем звездами, штор в этой квартире нет — единственное утешение тому, что мы спонтанно вылетели из ЛА в Сакраменто на чужую квартиру из осаженных папарацци апартаментов.
— Не её этот, а.. — Хочу сказать «мой», но вовремя одергиваю себя — мы даже не спали ни разу после перерыва.
Технически.
«Технически» — И взгляд неспешно падает на Ким.

— Тот, другой. — Не нахожу слова получше и автоматически пожимаю плечами — понятия не имею, как его назвать. Плевать.
Все это просто какой-то бред.
— Надолго затянется? — Обращаясь к ассистентке, на этот раз спрашиваю уже про выступление. Идея поехать на него тоже все ещё казалась мне сомнительной. После инцидента со съемками, гастрольный тур Сиенны Роудс по мероприятиям был временно остановлен, на смену ему пришел новый — со вспышками камер по всем полицейским участкам. Это запросили ещё в декабре. Стол уже был накрыт, гости собраны — частная вечеринка с важными лицами в клубе, предназначенном для секс-меньшинств.
Один вечер, чтобы привести в порядок рабочие дела и вернуться обратно в Лос-Анджелес.
Несколько часов. Потом у нас джет в одиннадцать. — Это утешало.
Час в пробке тянулся, как бесконечный день.

Вход в клуб напомнил мне кадр из «Бегущего по лезвию» с Райаном Гослингом. Медленно поднимаясь по лестнице наверх, заметила зеркало напротив. В нем — тень от синей картины, висящей в центре и отблески розовых ламп, создающих плавающий эффект в темном симбиозе. В коридорах пусто и мигают красные вывески на «Выход». Есть ощущение, что в кадр вот-вот кто-то войдет. Вся жизнь кипит за каждой дверью, здесь — тихо, отзвуки музыки отдаются битами на прочных стенах. Впереди вход в главный зал. Кимберли встречает у стены с желтой подсветкой сверху, показывает сцену с голубым фоном и такой же бар. От сбора цветов и фигур на потолке отдавало серым шумом в глазах. Взгляд мимоходом упал на диваны. Кожаные. Единственное, что отметила в этом буйстве дизайнерских решений. Что насчет моей помощницы?
— Тебе нравится? — Опускаю руки на талию, осматривая все вокруг с присущим мне высокомерием в голосе. Неплохо. — «Неплохо» звучит из её уст так, как звучало бы «очень сильно хуево». — Глубоко. — Приблизительно похоже повторяю её тон с сарказмом в голосе. Мы почти в галерее: обсуждаем, что автор пытался донести через свое творение, не называя это вслух полным говном. Цвета сочетаются между собой — уже что-то. — Вход у них неплохой. Кроме тех мутных кори.. — Кимберли дергает за руку, обрывая меня на половине фразы, когда замечает собравшиеся лица, одетые в темное, у дальнего конца на противоположной от нас стороне. Это организаторы? Что не так, правда им слух порежет? В чем дело, Кимберли?
Это владелец клуба, высокий. С ним — наши гости. — Там человек 5-7 пока от силы, часть из них присаживается на дорогие диваны, владелец движется ровной походкой к нам, видимо, чтобы поприветствовать и убедиться, что мы точно не отказались от предложенной им суммы после увиденных глазом концептуальных пейзажей.

Добрый вечер. — Миллз подает голос, когда фигура под метр девяносто нависает над нами большой тяжелой тенью. Никак не реагирую, выжидая момента, когда он обратится ко мне сам. Рассматриваю глазами в упор — понятия не имею, что ждать от человека с его вкусом и что он выкинет в следующий момент. Лицо у него серьезное.
К тому же, он все ещё хозяин всей этой гламурной футуристики, а я — приглашенная звезда с падающим рейтингом доверия: может, стоило улыбнуться и пожать ему руку, чтобы не выглядеть заносчивой сукой?

Выступление вот-вот начнется.
[lz1]СИЕННА РОУДС, 26 y.o.
profession: американская певица, обладательница Grammy[/lz1]

Отредактировано Sienna Rhodes (2022-06-12 16:54:50)

+5

3

Январь окрашивается яркими красками, праздничной суматохой и запахом новой прибыли. Когда паника отступает на задний план и соскальзывает с плеч, словно тяжёлое покрывало, люди снова начинают чувствовать вкус жизни. Они снова хотят выходить из дома, утопать в праздничной кутерьме, купаться в чужом внимании и красиво тратить деньги. Я же любил эти деньги забирать себе. Не важно как: отнимая их у более слабых, получать в белом конверте от своих солдат или же принимать их от клиентов своих клубов. Последнее было чуть более приятным, дарило мнимое ощущение праздника и мою в нём увлечённость.
Главный праздник года отгремел уже как месяц назад, оседая приличной суммой на моём банковском счёте. Но люди не желали отпускать праздничную феерию, требуя новых развлечений. В этом отказать им я не мог. Не в моих интересах упускать прибыль и возможность подзаработать ещё, пока новая волна истерии не захлестнула улицы города вновь. Поэтому, немного поразмыслив, я решил, что стоит пригласить в свой клуб звезду. Чем больше, тем лучше. Кто откажется от возможности увидеть человека с экрана, а потом с упоением вспоминать об этом мгновении? Правильно, только дурак. А мне это сыграет на руку, подняв мои заведения на новый уровень. Людская молва со временем сделает своё дело, разнеся по округе, что Пласентино под силу, заполучить в свои клубы не абы кого, а настоящего артиста.
Спустя неделю после громкого праздника с привкусом наигранной лести и Гоголя моголя, администратор гей клуба распространил приглашения на закрытую вечеринку. Будут только сливки общества и красивые жиголо, которых можно будет подснять. Последним пригласительный билет почти ничего не стоил. Своё присутствие они окупят с лихвой, когда очередной толстосум будет заказывать им выпивку в баре и дорогие закуски к ним, в надежде напоить, а потом трахнуть. А вот представителям «высшего общества» приглашение стоило не малых денег. Но для них это приятные траты. Очередное продолжение праздника с приятным завершением.
Мне пришлось немного потрудиться, чтобы заключить контракт с очередной певичкой. Сиенна. Это имя мне ни о чём не говорило, но по заверению моих сотрудников - соска, что надо. Да и поёт неплохо. К тому же, её репутация сейчас была на грани фола, что было мне только на руку: такая не станет гнушаться работой и неоправданно задирать ценник и уж тем более не станет болтать лишнего. Остальные звёзды были сейчас на каникулах, либо заняты в других местах.
Вечер [точнее ночь] двадцать девятого начался спокойно. Рабочие уже во всю готовились к предстоящей вечеринке, когда я приехал. Неоновые огни были выключены, колонки не издавали ни звука, поэтому голоса сотрудников отражались от стен клуба с гулким эхом. Словно пчёлы в улье, они бегали по клубу, доводя его до полной готовности.
- Босс, - первым ко мне подошёл Метью, держа в руках кипу документов, - всё уже готово. Девочки сейчас шлифанут финальным слоем столики. На кухне тоже порядок, алкоголь сегодня днём привезли и посчитали. Открытие через час, так что всё успеваем.
- Отлично. - С полуулыбкой смотрю на помощника и хлопаю по плечу. Хорошего сотрудника тяжело найти. Ещё труднее найти того, кто умеет вовремя замолчать и стать глухим. После Тайлера, Метью стал моим спасением. - А эта Сиерра?
- Сиенна. - Парень поправляет, а после одёргивает себя на полуслове. - Шеф, - аккуратно, - да, я сам вечно путаю. Имена похожи. - Неловкий смешок. - Она должна приехать как договаривались. Сейчас она в гостинице и ждёт время выступления. Пораньше приехать отказалась.
- Да и хуй с ней. Главное чтобы не обдолбалась раньше времени. Все эти певички знай одно: захапать папика посолиднее, да напиваться за его счёт.
После этого короткого разговора я ухожу в свой кабинет. До начала вечеринки ещё час, значит есть время, чтобы пропустить бокал виски и просмотреть бумаги. Следующее моё появление в зале будет уже только после появления первых важных гостей.

- Джеф, Томас. - Крепкой мужской хваткой я жал руки своих гостей. Их лица сияли. Сейчас они без опаски быть раскрытыми сидели в первых рядах зала и не прятались. Закрытая вечеринка гарантировала безопасность. Все они были влиятельными людьми города: бизнесменами, меценатами и просто богатенькими сынками, чьи вкусы не вписывались в чопорные устои общества. Доверие в их глазах моя семья уже давно заполучила.
- Я, так понимаю, скоро будет выступление дивы? - К разговору присоединился Ларри, который три минуты назад красовался у бара, где высматривал любовника на ночь. Его чёрные волосы были обильно смазаны гелем назад. Синий костюм с отливным только дополнял картину. Хитрые глаза забегали по моему наряду, пока не вернулись обратно ко мне. - Ты же знаешь, я люблю танцы. - Его фигура закачалась в так музыки.
- Да. Не стоит беспокоиться, шоу начнётся без заминок. Так что успеешь охомутать очередного мальчишку в танце.
Дружный смех я прервал короткой фразой и откланялся, увидев неподалёку двух девиц. Они выделялись среди толпы не только полом, но и надменным взглядом.
- Добрый. Я Адам, владелец клуба. Приятно познакомиться лично. - Я расплываюсь лестной улыбкой в сторону девушки, едва жму её руку и не отвожу взгляд. Да, Мэтью был прав, соска, что надо. Такая бы отлично смотрела на шесте в Рио и имела бы успех. - Рад что вы согласились выступить. В гримёрке есть всё, о чём писали.
Но девушка мнётся, переводит глаза на свою спутницу и указывает на мою оплошность. Да, я мог бы догадаться, что среди этих див, певица та, у которой заплыли собственной охуенностью. Мне ли не знать.
- А, - бросаю неряшливо, пройдясь взглядом по девушке. - Вы? - Словно бы меня этот факт удивил и сразил наповал. Уж если мериться высокомерием, то точно не со мной. - Что ж, простите мне мою ошибку, просто ваша спутница ввела меня в заблуждение. - Наигранная лесть ещё больше. Взгляд полный восхищения, как точка. - Я вас провожу. - Всё так же обращаясь к Миллз.

Отредактировано Adam Placentino (2022-02-23 14:49:25)

+2

4

Свет от приглушенных ламп падал на лица, скрашивая не самое удачное знакомство сборной солянкой из разных палитр. Дым чьих-то сигар добавлял атмосферы. Его надменный выпад в мою сторону — явно был лишним. Слухи об инциденте на съемочной площадке в Голливуде сделали тур по Европе и достигли своей конечной точки, вернувшись в эту дыру или всё дело в его природной любезности? Кажется, должными манерами он не обладал, хоть и пытался сойти за вежливого, передавая груз ответственности случайному стечению обстоятельств. Брови дергаются наверх, цепляя веки. Скулы зажаты — едва сдерживаю себя, чтобы не закатить глаза. С каждой секундой повышения градуса в крови, счетчик, как по накатанной схеме, набивает цифры к итоговой сумме гонорара. Напоминаю себе: Адам Пласентино вывалит несколько сотен долларов за каждый криво озвученный комплимент. Плевать, если культура отмены покосит контракты быстрее, чем Трэвиса Скотта после Астроворлда и цена резко упадет до минимума даже на праздничные корпоративы — Адам Пласентино заплатит сполна от первого до последнего цента, а его вычурная вечеринка запомнится его гостям единственным ярким объектом, когда-либо бывавшем в этом клубе — мной.
Третий размер Миллз он тоже запомнит, если не уже.
Лицо смягчается в показательно-вежливую улыбку. Слегка пожимаю плечами, отрешенно бросая как бы в сторону, но обращаюсь к нему. Он точно знает. Устойчиво делаю вид, что мое внимание в этом клубе способно привлечь что-то ещё — сцена, например. Высматриваю её глазами аккурат перед баром, повернутая к нему слегка боком.
— Вы не первый мужчина, попавшийся на её выдающиеся качества. Поэтому она на меня и работает. — «Выдающиеся качества» подчеркнуто. Оба понимают — я имею ввиду её сиськи. Отличный отвлекающий маневр, чтобы узнать то, что мне нужно. С Кимберли могла бы подчищать кассы — привлекать к себе внимание и заговаривать зубы она умела, ещё отлично понимала, чего хочет большинство мужчин. Смогла бы найти подход к этому вычурному высокорослому хаму? Да. Немного больше усилий, чем обычно, подходящая обстановка (не считая бонуса, где он уже заинтересованно выедает её лицо) и немного ласки сдвинули бы глыбу льда, павшую посреди этого карнавала декораций.
Бросится отрицать или проигнорирует замечание, не поведя и мускулом на лице?
Скорее второе. Не похож на тех, кто яро бросается в оживленную дискуссию, как в горящий дом, желая вытащить из неё живое доказательство собственной правоты. Гости займут свои места, когда владелец клуба ненавязчиво проведет ладонью по спине Ким и проведет нас до гримерки, расчищая путь между немногочисленной охраной и несколькими встретившимися по пути сотрудниками —  к счастью, мне отдаст привилегию идти сзади и не видеть его унылое, надменное лицо. (По старое привычке так и тянется сбить спесь)

За закрытой дверью гримерки пальцы почти что соприкасаются с лицом в v-образной форме, задерживая перед ртом сигарету. Миллз обходит квадратное мягкое кресло желтого цвета и падает в него с легкой подачи, проверяя шероховатость подлокотников собственными руками. Говорит оживленно: Если так подумать, клуб и вправду неплохой. Хмыкаю, не скрывая иронии и почти что смыкаю глаза, дергая крышку зажигалки, но тут же застываю в непривычном движении. Может, бросить? — Думаю про себя, вспоминая, сколько лет было ввалено в эту привычку. Дерьма за последние годы и так схлопотала в свою жизнь предостаточно — на дворе теперь новый, пора бы уже избавиться от устаревшего багажа.
Кимберли сверлит взглядом, сигарета ложится на стол вместе с зажигалкой.
Адам Пласентино неплохой. — Передергиваю, озвучивая отнюдь не свои мысли. — С Сидом уже всё, надоел? — Губы сверкают в стервозной ухмылке, за широкой ширмой уже повесили мой сценический наряд. Визажист вот-вот подойдет, пальцы лягут на застежку, скатывая её вниз по позвонку послушно расходящейся в стороны молнией. Снятая одежду упадет на то же кресло, где только что пробовала прикурить. Ассистентка отведет глаза, нервно накручивая пальцем локон. Это другое. — Заходя за ограждение, уже слышу, как бурчит. — Конечно, это другое. С Сидом у вас любовь.. — Голос возвышенный, от кадра с поцелуем в авто на переднем сидении всё ещё хочется проблеваться. Сколько Адамов Пласентино выдержит этот слащавый союз?
Новое платье обтягивает бедра, пальцы поправляют грудь к центру декольте, посадка практически идеальная — и точь в точь вписывается в цветовую схему заведения. Разговор застынет мертвой глыбой с приходом двух наемных сотрудниц. Проплаченное шоу вот-вот начнется.

Приятный инструментал забивает атмосферу стратосферой эмоций. Дым заполняет сцену, растекаясь по ней обволакивающим холодным паром и и впитывается в каждый угол, двигаясь от музыкальных инструментов к гостям — те давно пропитались содержимым бара и дорогими сигарами из запасов клуба. Микрофон касается губ холодом, жар дыхания сглаживает прикосновение, обволакивая теплом. Пальцы скатываются вниз, обхватывая стойку и сливаясь с телом в единый монолит. Руки сгибаются в локтях, позволяя удерживать конструкцию, граничащую с уровнем тихого шепота. Звук набирает громкость, задавая свой темп. В программе лучшие из треков Сиенны Роудс за последние пять лет — альбом, к которому был приурочен тур в две тысячи двадцать первом здесь никто не слушал. Другие песни тоже вряд ли. Серьезные, поплывшие лица практически всех гостей были прикованы к собственным ощущениям, а вовсе не к сцене этого зала. Роудс — всего лишь кукла, выставленная на витрину, чтобы скрасить чью-то значимость присутствием чего-то действительного дорогостоящего. Иметь меня на собственном празднике — уже удача. Слышать вживую — роскошь, не считая общественных и доступных огромной толпе концертов и фестивалей. Приглашенные гости Пласентино сегодня устроили себе собственный — ещё на третьем треке были заняты собственной попойкой и переговорами. Адам смотрел то ли на меня, то ли сквозь. Алкоголь падал ему в глотку, как вода — также легко.

— Отнесешь это в машину? Я сейчас подойду. — Усталость бьет в ноги, подсказывая, что перед полетом неплохо было бы смыть всю эту декоративную мишуру. Руки вяло тянутся за косметичкой, находя её среди десятка бесполезных, но кажущихся важными вещей и силой воли тянут тело по коридорам, вынуждая найти нечто подобное уборной. Глаз цепляется за каждую комнату, дергая ручки, в конце коридора, кажется, та самая заветная. Недовольство выжимает всю силу на финальный бросок.
Ручка опускается вниз, открывая дверь туда, куда мне не стоило бы входить.
[lz1]СИЕННА РОУДС, 26 y.o.
profession: американская певица, обладательница Grammy[/lz1]

Отредактировано Sienna Rhodes (2022-06-12 16:54:58)

+4

5

В этой жизни было много вещей, которые могли вывести меня из себя. Так много, что будь у меня психолог, то он был бы неприлично богат. Но так уж вышло, что для меня мозгоправ лишь ещё один пунктик для паранойи, а не спасение нервной системы. Поэтому мне самому приходилось бороться со всем дерьмом, что происходило в жизни. Заносчивые люди в этом списке тоже имелись.
Признаваться себе в том, что ты высокомерен - не так просто. Ещё труднее думать о том сколько неудобства ты сам приносишь людям своим поведением. Почти невозможно - чувство неловкости из-за этого. Потерпят. Проглотят. Сплюнут. Мне было откровенно похуй на то, как я разговаривал с людьми, какими взглядами одаривал собеседника. Моя заносчивость была для меня чем-то естественным. Как дышать. Даже наслаждением - видеть, как собеседник еле выносит вес твоего эго. Это сладко. Но стоило рядом со мной появиться такому же человеку, который был словно моим зеркалом, это выбивало из равновесия на мгновение. Отражение не нравилось. Разбить. Вдребезги.
Эта певичка зеркалила меня если не полностью, то наполовину точно. Этот надменный взгляд, ленивая речь, словно ты не достоин того, чтобы она открывала лишний раз рот, которым она зарабатывает деньги. Во всех смыслах. Она даже не смотрит в твою сторону. Ты не интересен, ничтожен рядом с ней. Пылинка на носке её охуенно дорогих туфель.
Едкое замечание. Не глядя. Моя улыбка внутри меня, как маленькая победа. Остаётся только догадываться о том понимает она или нет, что своим поведением говорит мне  “твои слова и действия задели меня”. Надавили на больное. Вечер в небольшом городе, в клубе - это всё что можешь себе позволить.
Моя любимая игра: двое стараются вонзить в своего противника, как можно больше острых предметов. Но с бабами она не была столь интересной. Слишком они импульсивны.
- Хорошие работники сейчас на вес золота.
Мой тон всё так же учтив и спокоен, словно мне нет дела до её слов на полутонах. В доказательство своего радушия я приглашаю Миллз пройти в сторону гримёрных рядом со мной. Моя рука на её спине едва уловимый жест симпатии, пока я в красках рассказываю девушке историю клуба.
- Его открыл ещё мой дед ещё в те времена, когда это было опасно для собственной жизни. - Она улыбается, а я снова принимаюсь рассказывать нелёгкий путь этого заведения, не слишком углубляясь в детали, чтобы не утомить разговором. Лишь едва касаюсь тех непростых лет, когда за твою “неправильную” ориентацию тебя могли убить самым изощрённым способом, а подобный бизнес спалить дотла. Риччи Плейсу всегда несказанно везло. В этом вопросе тоже - кто пойдёт против дона мафии? Только глупец. Но эти подробности остаются при мне, на замену им я отмечаю что интерьеры почти не менялись с тех пор, отдавая дань тем временам и духу времени.
Сиенна остаётся позади. Как что-то неинтересное. Не достойное внимания. Но уже моего.

- Ну как она? - Мэтью подходит ко мне, хромая на левую ногу. Во время моего знакомства с “дивой” его рейд на кухню прошёл не так успешно, как мой разговор: тяжёлый ящик с бухлом придавил пальцы ноги. Обошлось без перелома - большое везение. - Я бы сам посмотрел ближе. - Встав рядом со мной Пирс уставился на сцену, - но там не срослось, - кивок в сторону кухни и его рука выуживает из кармана брюк пачку сигарет. Первую предлагает взять мне в знак уважения и во славу подхалимства.
- Кто? Эта? - Мой голос полон яда, когда я перевожу взгляд на довольную рожу Пирса. - Обычная заносчивая сука. Не более того.
- Люблю таких. - Его рожа лоснится самодовольством, будто бы он король это вечера и этой жизни. Похотливые мысли застилают его глаза, дёргая уголки губ вверх.
- Такая тебе не даст. Успокойся. Её ебёт кто-то в разы богаче тебя. - Крепкий хлопок по плечу сбивает мысли мужчины. Он дёргается, поправляет манжет рубашки, натягивая серьёзную минут. - Лучше принеси мне выпить.
Мэтью уходит к бару, стараясь скрыть своё недовольство из-за моих слов. Но правда остаётся на моих губах с привкусом яда и виски. Такие летают слишком высоко и ни за что не позволят дотронуться до себя кому-то рангом ниже. Сейчас она королева, которая позволяет этим плебеям наслаждаться её голосом и вниманием, которым она одарит каждого, когда со сцены посмотрит в зал. Но правда всегда одна: через пару песен уже мало кто смотрит на сцену. Радость от любования дивой сходит на нет, когда алкоголь ударяет в голову и люди в зале вспоминают зачем пришли: развлечься друг с другом.
И только мой пристальный взгляд не сходил с певички почти до самого конца шоу.
- Адам, пришли наши гости…

- Будешь пересчитывать?
Джейсон сегодня спешил. Его внешний вид говорил о том, что он опаздывает если не на самолёт, то на автобус точно. Его глаза скользнули по чёрной сумке, которая стояла на деревянном столе. чуть поодаль на краю этого стола сидел я сам.
- Плейс, чёрт, ты же знаешь что буду и каждый, сука, раз спрашиваешь меня об этом. - Моя лукавая ухмылка его раздражает. - Ты, блять, хочешь, чтобы я себя чувствовал, как чмошник, который тебе не доверяет?
- Нет, мне просто нравится, как ты начинаешь суетиться. Давай пересчитывай и валите отсюда. Заебал гундеть.
Мужчина  принялся считать деньги, что-то гундя себе под нос. один из его корешей взглянул на часы, а потом на меня. Нервирует.
- Всё в порядке. Мы пошли. В следующий раз будет всё как надо. Сегодня без обид, но реально на время попали.
Звук застёгивающейся молнии разбавляется едкими смешками парней. Из-за их спешки нам пришлось организовывать встречу в складском помещении, где хранятся декорации. И во всём этом царстве красок и блёсток очень живописно вписались торговцы наркотой.
Они ушли оставляя после себя едкий запах травки и пота.
- Складывай всё и пошли. - Отдаю приказ Мэтью, когда он пересчитывает деньги, которые остались после сделки: были не все нужные таблетки. Сам же я принялся складывать товар в неприметную коробку, когда дверь открылась снова. Я даже не сразу обернулся потому что был на сто процентов уверен, что Джейсон что-то забыл передать или сказать. Но нет. - Сука. - В дверном проёме застыла фигура певички. Её глаза застыли на мне, а после опустились ниже на мои руки, в которых были пакетики с коксом.
Немая сцена прерывается коротким, но очень ёмким “блять” брошенным Пирсом. Он бросает взгляд на меня, снова на певичку. Он знает лучше всех, что ничего хорошего её уже не ждёт.
- Выйди. - Сквозь зубы. Сиенна дёргается, принимая слова на свой счёт. - Не ты. - На этот раз с места подрывается Пирс, оставив деньги на столе. Но перед тем, как выйти, он за руку дёргает Роудс, закрывая за ней дверь. Я знаю, что сейчас он останется стоять около кабинета, готовый в очередной раз меня подстраховать. - Ты мне скажи, какого хуя ты здесь забыла? Тебе мало денег, которые тебе дали? - Голос ровный, но уже сочится злостью. Товар ложится в сумку под моим пристальным взглядом. Смотреть на девку хочется меньше всего. её большие глаза, манеры, с помощью которых она будет стараться держать лицо. - Ну что, осмотрелась? Понравилось? - Я встаю со стола и медленными шагами иду по направлению к Роудс. - Или будешь и дальше закатывать глаза? О блять, посмотрите на меня, я не сравненная Селена Роуд! - Мой голос сочится ядом и сарказмом. - Или как там, блять, тебя зовут?! Да всем похуй! Было... - Я становлюсь вплотную к девчонке. Мои большой и указательный палец касаются шеи певички и плавно двигаются то вверх, то вниз. - Теперь ты даже не представляешь, как ты меня интересуешь. Сука. Не представляешь. - Рука сжимает в тиски шею, забирая возможность закричать, сделать глубокий вдох. - Большое везение, если ты выйдешь отсюда целой. - Протащить за шею через комнату и нагнуть на стол. рядом с лицо положить руку с ножом в руке. говорят, так переговоры проходят лучше. - Давай познакомимся ближе. А то мне показалось, что наше первое знакомство не задалось.

+1

6

Бабки от сбыта наркотиков? Вот, откуда у него такой мерзкий характер.

Сиенна откатывается к основанию порога и не сразу понимает, что возможность выйти предоставлена отнюдь не ей. Приказ отдан одному из его псов — рослому парню по имени Пирс. Он поднимается из собственного кресла, расположенного ровно напротив Адама Пласентино, и выполняет поставленную задачу, дергая Роудс за многомиллионную руку так, словно она ничего не стоит. В один хлопок смыкает дверь, оставаясь за ней на случай, если за девушкой придут. А за ней придут — это Адам Пласентино усвоил ещё когда оплачивал чек её ассистирующей пирамиде, состоящей из десяти рукопожатий и родственников приятелей её друзей. Среди них точно затесался один внук президента. А даже если и нет.. Ему ничего не сойдет с рук просто так.
Сиенна приземляется на мягкий подлокотник, точно кукла и приосанивается, высокомерно (даже в этой ситуации, как и всегда) окидывая все то дерьмо, которое по собственной ошибке не прошла мимо, царапает ногтями обивку — в надежде, что это хоть как-то поможет, и Пласентино оставит её в покое.
Не оставит.
Она заносчива, но далеко не глупа — плохие парни вроде него уже успели пополнить её личное дело доской уродцев, состоящей из примерно одинаково привлекающих лиц, ровно как и карманов, с загвоздкой на небольшой нюанс в деловом досье. Что там на этот раз, наркотики? После спонсирования войны, контрабанды оружия, насилия и убийства Сиенну Роудс вряд ли чем-то удивишь.
Ещё ФБР — брюнетка скалится, отводя глаза в сторону так, чтобы он не заметил. Это просто мысли вслух, а не очередная насмешка над ним. ФБР не лучше — она поставила бы их в один ряд с теневой стороной бизнеса, где-то после насилия и до убийства.
Дерьмовый опыт показал, что выбирать стоило что-то посередине. Так что это, банальное невезение или вынужденные опыт? Ни то, ни другое. Скорее, патологическое глубоко внутреннее нежелание притягивать в свою жизнь нормальных мужчин. Сиенне Роудс с ними скучно.

Ты мне скажи, какого хуя ты здесь забыла? — Он цедит фразу почти через зубы, не вставая, и педантично сбрасывает улики со стола, упаковывая каждый пакет на дно темной брендовой сумки. Видела похожую у своего бывшего помощника — тот таскал в ней свои цветные пидорские костюмы и девять упаковок дюрекса, на случай, если поедет ночевать к своему парню. Теперь вместо дюрекса там несколько килограммов всякого дерьма. Какого именно? Судя по тону голоса владельца заведения, ей было лучше этого не знать.
Тебе мало денег, которые тебе дали? — Вторая фраза, ровно как и первая, улетает по ветру, оставаясь полностью проигнорированной. Голос внутри говорит не закатывай глаза. Характер, в совокупности со слабоумием и отвагой, прорезается прямо на лицо.

Он это замечает. Блять.

Длинная фигура поднимается с мягкого кресла и подрывается к Сиенне, пережимая горло пальцами в каком-то рваном надрыве в голосе. Ну что, осмотрелась? Понравилось? — Её самоуверенность держится подбитым фронтом, медленно стираясь на лезвии под приступом страха за собственную жизнь, но все ещё красуется у неё на лице до последнего вздоха. Адам хочет, чтобы его боялись. Всучивает бабки, как ошейник и довольно тянет на себя поводок, потому что ему нравится тянуть. Маленькие щеночки падают на лапы, когда он приказывает им присесть. Между ними и Сиенной — целая пропасть.
В его руке заключена вся их жизнь, для неё — это всего лишь привычная сумма, за которую после она купит себе очередной карманный джет.
Сиенна Роудс — не ещё одна мелкая послушная сука.
Такая откусит тебе лицо, если не лишится его во время очередных подобных разборок.

— Сиенна Роудс. — Она поправляет. — Не помню, чтобы мы переходили на «ты». В ответ на исправленное имя он почти исходится на яд. Для неё все это кажется шуткой, она отворачивается. До тех пор, пока его рука не вдавит сто двадцать на спидометре. От неожиданности она впивается ногтями в выступающие вены на его руке и противится исходу. После пытается удержаться на ногах, но все тщетно.

Пласентино вот-вот прорвет от собственной желчи, он решает протащить лицо Сиенны в собственной руке и дергает на себя, как манекен, через кресло, опуская на стеклянный стол затылком вниз.
Большое везение, если ты выйдешь отсюда целой — Прикладывается лишь частью тела на её грудь сверху. Сиенна шипит, дрожа в его руках — это неосознанное — и держит в фокусе его лицо, как змея, которая вот-вот плюнет ядом в его самодовольную рожу.

— Большое везение, если нас не найдут раньше, чем ты попытаешься сделать со мной хоть что-то. — Где Сиенна Роудс - там и папарацци. И, как показывается практика, полиция тоже. Добро пожаловать в мой мир. — Тебе же будет лучше, если я уйду отсюда тихо, не привлекая внимания. — Выговаривать слова становится немного трудней, нож у горла несколько смещает фокус их горизонтальных переговоров. Так и хочет сказать: Это частное мероприятие — Вероятно, он всерьез решил, что тело певицы здесь искать не станут. Сиенна немного крутит головой, пытаясь ослабить хватку на горле и больше не держится за его руку, предпочитая пустить собственную вдоль пуговиц на темной рубашке и играть в собственную игру. — Все сми в городе знают, где я выступала этой ночью. Думаешь, они не поймут? — Немного подтянутое к себе бедро слегка оголяет подол не самого длинного платья, прижимаясь к его телу. На губах — легкая вуаль самодовольства, накрывающая подступающий страх.

Ну же, убери руку. Мы сможем договориться.
[lz1]СИЕННА РОУДС, 26 y.o.
profession: американская певица, обладательница Grammy[/lz1]

Отредактировано Sienna Rhodes (2022-06-12 16:55:02)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Beauty and the Beast


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно