полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » умри, если'


умри, если'

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

20 октября 2015

саут-лейк тахо, сша;
уединенный домик на озере тахо;

кристиан форд и тэсс хайвуд

https://i.imgur.com/c28MAeS.jpg

поговорим об истинах?

первая. маленькие девочки всегда так проницательны и любопытны. большие - тоже, просто это не столь очевидно. тут ведь главное: подобрать правильные слова, размельчить в интонациях, завести ожидания вглубь, там - запереть, лишь бы никто не заметил.

вторая. тысячи разговоров, из которых, так повелось, самые откровенные - всегда в машинах и на смятых простынях. адреналин, максимальная близость, уединение? британские ученые никак не соберут деньги на полноценное исследование.

третья.

скажи мне, форд.

[NIC]tess highwood[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/QLOurlu.gif[/AVA]
[LZ1]ТЭСС ХАЙВУД, 27 y.o.
profession: владелица бранч-бистро "TBD";
[/LZ1]
[SGN]
https://i.imgur.com/03HP5qp.gif
[/SGN]

+2

2

обстоятельства - счета


выжму из тебя все соки
подожду момент

дороги в америке сухие и долгие, в середине осени, как во всех этих фильмах семидесятых, где нужно обязательно куда-то ехать. в половине из, чтобы умереть в ужастике. в другой половине, чтобы остаться в вечной романтичности своих чувств. тэсс любит дороги, любит молчать в них, разве что иногда тихо подпевая какому-то совершенно сумасбродному плейлисту прошлых лет. и если рука форда свободна от руля или телефона с навигатором - накрывать ее своей, укладывая голову ему на плечо. мешая ехать совершенно; переплетая пальцы. это о нежности. но не о той, которая по-детски слепит все вокруг, заставляя делать глупости, нет. это о той невысказанной нежности, которую надо дарить в вечной агонии, на пике адреналинового скачка. нежность, тянущаяся от предыдущих к новым - каждый раз, как попытка возродить что-то самое сильное. самое важное. что уже испытывал. неосознанная попытка. догадаешься только после смерти, если повезет, конечно. нежность раскаленной лавы, что оставляет такие глубокие дыры - не засыпать вовсе. ей-то точно. и каждый раз пропасть, в которую падать - все глубже; их связь сейчас - тонкий провод, изначально натянутый априори неправильно, но так желанно. любовь - это всегда математически-просто. скучно; это про здоровость и адекватность. а вот умение ломать мир вокруг ради больных привязанностей, страстью заглушая любую мысль о прошедшей и предстоящей боли - наука посложнее. это не любовь. это вколачивать травмы друг друга в кожу, распинаясь, развлекаясь, забываясь. и как сладко просто закрыть глаза, словно не понимаешь. а на самом деле, все знаешь. и уже наверняка привкус горечи ловишь на кончике языка.

и мы ведь не сможем иначе, да?
нам и не надо.

тэсс целует его дважды, снова отвлекая от дороги лишь на секундную возможность потерять управление и разбиться ко всем чертям. нет. отрывисто, потому что если едешь больше двух часов - губы сохнут от тоски. в конце концов, совместный отдых это всегда про предвкушение, изнеможение от любого из представлений грядущих часов. детское наивное желание все ускорить. приблизить. пара обрывистых вдохов, чтобы случайно обронить какие-то не принуждающие ни к чему фразы. она не лезет прокладывать маршруты, советовать скоростной режим. распоряжается лишь музыкой. в перерывах между тем, как прикасаться щекой к его плечу - не слишком долго, но максимально достаточно. лежит на спинке удобного кресла и долго. долго. очень долно смотрит на его профиль; тонкая грань, когда говоришь мужчине, что он красивый и просто молчишь, наслаждаясь, подразумевая это тишиной своей полуулыбки. позволяя ему и себе чувствовать правильный градус между. нам так важно тешить своих демонов, нам так важно при всех удручающих показателях на будущее - чувствовать себя здесь и сейчас самыми нужными. от подобного сложно спрятаться. не нужно совершенно.

- на территории кампуса колледжа в розенберге двадцатишестилетний местный житель - сложно спотыкаться о факты, когда эмоциональность готова перекрывать только личную прикосновенность к делу, - кристофер шон харпер-мерсер застрелил девять человек и ранил ещё девятерых, - сдувает тонкий локон, спавший на глаза, - после чего застрелился сам, - экран смартфона гаснет от моментальной блокировки, интонация тэсс почти соответствует голосу ведущей какого-нибудь скучного новостного канала.
орегон слишком далеко от них.
тэсс слишком привыкла отправлять форду смс-ки с ничем не обязывающими фактами.
это часть игры, своеобразная фишка их быта, никаких отягчающих реакций; хайвуд смотрит в окно, дослушивая как шины скрипят о грунтовку с изысканной внимательностью. тормозной путь всегда чуть короче очереди из выстрелов.

американская природа богата на восхищения и разочарования; припаркованная машина, приветливая хостес, чемоданы, испарившиеся в прохладе наступающего вечера. им предложат лучший сервис, восхищающее уединение, тотальная пустота не просто от людей, от всех навязчивых мыслей, которые так любят преследовать с мигалкой. так приятно; особенно когда все процессы сковывает постоянная общественная тревога обычной жизни. так важно, когда у форда отгремело важное дело, а тэсс ищет нужные высокие вибрации, чтобы не сорваться в неприглядный водоворот собственных странных прихотей. мять потом простыни, зашторивая окна, отключая уведомления у гаджетов. это впереди, а сейчас - умение сдерживаться; улыбаться самой милой из своих улыбок. он сам ведь решит вообще все вопросы, которые здесь для них принципиальны. хайвуд просто-напросто прокручивает любую попытку поучаствовать в процессе через мясорубку собственной расслабленности; ее часть - отдать дань красоте места, слегка прикрыв глаза, вдыхая чистый воздух, пока еще воздух. искренний восторг от окружающих пейзажей, сдержанная благодарность персоналу, что провожает до домика, оставляет инструкции; тэсс заходит внутрь, чтобы окончательно лишить себя возможности насладиться оставшимися формальностями. осматривает владения на ближайшие выходные с той легкой небрежностью, когда нельзя нарушить идеальную осанку и опустить подбородок ниже намеченной линии. в америке умеют строить минималистично, удобно, богато. огромная ванна, стеклянная стена от потолка до пола прямиком во внутренний двор, попасть в который могут только те, кто находится в доме. никаких свидетелей, полная роскошь свободы. касается ладонью мягкости белоснежных халатов, застеленного белья, пустых бокалов. дом достаточен в габаритах; приятен в подготовленности. персонал исчезнет в какой-то момент, форд появится и они останутся здесь на несколько дней совершенно одни. с возможностью возвращаться к озеру, когда в этом есть прямая необходимость. но черт, такая ванна.

бросает аккуратно сумку на стул; оттягивая, разминая плечи, наливая себе воды. глоток из-за сухости губ. глоток из-за сухости всех этих американских дорог. глоток ледяной, заглушающей всю усталость, воды прямиком по горлу. внутрь. сбрасывает пиджак небрежно, куда-то в ту же сторону, где и сумка; оставаясь в пыльно-желтого цвета платье, оголяя бледность, не тронутую калифорнийским солнцем за весь чертов летний сезон.
спиной чувствуя, как он заходит в дом.
- хочешь воды? - второй стакан ведь уже полон. не разворачивается, вытягивая руку со стаканом чуть в сторону; откажется - его право. жажду ведь легко классифицировать и выбрать ту, которая сейчас важнее всего.

- если бы кристофер не вышиб себе мозги, каковы его шансы?

платье'

[NIC]tess highwood[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/QLOurlu.gif[/AVA]
[LZ1]ТЭСС ХАЙВУД, 27 y.o.
profession: владелица бранч-бистро "TBD";
[/LZ1]
[SGN]
https://i.imgur.com/03HP5qp.gif
[/SGN]

Отредактировано Ejner Berh (2021-12-15 01:05:49)

+2

3

машина чутко слушается и едет плавно — премиум-класс называется так не просто, и кристиан не из тех людей, кто станет отказываться от комфорта, как не станет пренебрегать необходимостью подчеркивать собственную статусность. у них с калифорнией отношения длиною больше полугода, и они понемногу притираются друг к другу, точно нежеланные супруги в браке по расчету, когда приходится уживаться, и лучше сделать это раньше, чем позже. он ведет уверенно, в противоречии всех правил держит на руле преимущественно одну руку, и за окном расстилается обочина трассы. когда-то должно петлял по подобным, убегая от собственных мыслей, а теперь позволяет им течь расслабленно. ловит моменты иррационально комфортной меланхолии в перманентном ожидании скорой бури — затишье бывает только перед такими моментами, точно вселенная стремится к балансу и дает возможность отдышаться перед очередным бешеным забегом. кристиан дышит, и воздух в салоне напоен сладкой свежестью духов тэсс.

у нее хрупкие изящные пальцы — символ истинной врожденной аристократичности, как и четкость линий профиля. он целует их, ловко и цепко перехватывая, когда она берет его за руку. смазанностью касаний губ по бледным фалангам, опаляя дыханием под аккомпанемент отлично работающего кондиционера. на западном побережье тепло даже в октябре, а кристиан все еще плохо переносит жару. тэсс меняет радиостанции, повинуясь исключительно своим внутренним инстинктам, а ему наплевать, какая музыка будет играть в машине, пока они едут куда-то вперед и вперед — листы, вырванные из книг собственных жизней и подхваченные игривым ветром. он наблюдает за ней с периодичностью отрываемого от дороги взгляда из-за темных стекол солнцезащитных очков; в привычную триаду “лобовое стекло — зеркало заднего вида — боковое зеркало” врывается “по-ледяному красивое молодое лицо”. он знает, как оно покрывается алыми пятнами после бурного секса, как тонкие белокурые прядки прилипают ко лбу, покрытому испариной. ему нравится наблюдать, выискивая в ней невольные намеки на то, что она здесь не только от скуки. и не может понять, что в итоге находит.

тэсс целует его с отрешенной игривостью избалованного ребенка, и кристиан почти_невольно сильнее втапливает в пол педаль газа, на мгновения прикрывая глаза. отдавать жизнь на откуп бесстрастного фатализма кажется чем-то правильным и отчасти желанным: от необходимости постоянно контролировать себя гудит в висках, но без контроля жить тоже не сможет. его личный цугцванг. медленно облизывает губы, собирая языком остатки ее вкуса: ментоловая жвачка и что-то сладкое. поправляет расстегнутый воротник белоснежной рубашки с закатанными до локтей рукавами. на руке, сжимающей руль, выступают жилы и вены.

— не самый продуктивный убийца, — равнодушно пожимает плечами, когда тэсс замолкает. смотрит быстро — движение глазных яблок вбок, моментальная попытка срисовать профиль и выражение лица, а потом снова на дорогу: странно пустынную, точно они едут в каком-то подобие лимба. на неуловимые секунды кажется, точно их и нет больше: разбились в пути во время очередного отчего-то столь важного поцелуя, но так и не поняли, что продолжают ехать до совершенно иного пункта назначения. кристиан соврет, если скажет, что не думал о смерти. что не думает о ней. только смерть, как и любая женщина, предпочитает тех, кому она не интересна [ почему его предпочитает в этот момент тэсс — еще одна загадка вселенной ].

они доезжают в синхронном безмолвии, и машина плавно останавливается на хрустящей груновке. кристиан не скупится, когда дело касается комфорт, и персонал на выбранной базе отдыха вышколенный — со шлифованными улыбками и стерильной доброжелательностью — и любезностью заклеивающий уши подобно воску. он говорит с ними уверенно-нейтральным тоном человека, привыкшего осознавать свою власть и пользоваться ею без малейших сомнений, какими обычно страдают те, у кого ее не было с рождения. тэсс разглядывает окружающий пейзаж со сдержанным восхищением, точно отдает дань социальным условностям, но никак не трогающей душу картине.

они оба — чопорны и вежливы до скрежета зубов, от которых четкостью поставленной дикции отскакивают истинно британские предложения, и если форд слушает наставления встречающей их хостес с отстраненным осознанием, что даже если спалит снятый им домик дотла, с легкостью отделается всего лишь денежным штрафом, то тэсс не проявляет никакого интереса к их диалогу. ему интересно: выглядят ли она как супружеская пара? одна из тех расчетливо-сведенных богатыми родителями, а теперь играющих в семейных быт, потому что того требуют приличия. ему интересно: заставили бы родители их пожениться, останься они оба в англии?

хостес что-то продолжает трепещать, когда они оказываются в холле, и кристиан дает ей весьма щедрые чаевые с невербальным посылом о необходимости избавиться от докучливого внимания. ему хочется тишины, вкуса того чувствительного местечка на шее тэсс, что прямо под ухом, и, быть может, кокаина, бережно уложенного в несессере рядом с бритвенным набором. он снимает очки, оставляя их на столике в прихожей, и отправляется на поиски своей спутницы. идет по запаху духов, ведомый животными инстинктами, древними, как сам мир.

ее абрис вырисовывается контрастной четкостью на фоне света, льющегося из окна, и кристиан принимает из точеных пальцев стакан с прохладной водой больше из необходимости следить за гидратацией организма, чем из реальной жажды. ведет кончиками пальцев по ее обнаженному плечу, пока делает осторожно_выверенные глотки. у нее кожа на ощупь гладкая, с оттенками барховости, и его пальцы перескакивают через лямку платья, подбираясь к шее, плавными движениями массируя ее основание, чуть путаясь в золотисто-солнечных волосах.

— шансы на то, чтобы не быть приговоренным к смертной казни? — с легкой усмешкой выдыхает ей в спину, осторожно убирая пустой стакан на стол. ведет ладонью по ее макушке, убирая волосы на бок и открывая для себя плацдарм для поцелуев. — думаю, стоит уповать исключительно на невменяемость, но провести остаток дней в психушке — не самый удачный вариант, — наклоняется, осторожно целуя основание шеи, чуть прихватывая нежную кожу губами, как если бы не решался укусить — пока не решался. трется носом за ухом и продолжает. — впрочем, в орегоне действует мораторий, а судебные заседания по подобным делам могут длиться годами. даже смертная казнь не приводится в действие моментально: жернова бюрократической системы слишком неповоротливы, — мягкость усмешки приходится ей куда-то в район виска, и кристиан обнимает ее, продолжая стоять за спиной: гладит ладонями медленно и размашисто от грудины вниз до впалого живота. прижимает ближе, продолжая целовать шею, плечо, зубами отодвигая с последнего лямку, чтобы не разжимать хватку из рук. — дела о массовой стрельбе в учебных заведениях можно брать только ради возможности посветить лицом: тема слишком больная, чтобы так просто выиграть, — урчащими нотками выдыхает, пока пальцы добираются до пуговиц на платье, начиная их медленно расстегивать: нет никакой причины притворяться, что они приехали сюда ради чего-то другого. 
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]моя душа нема[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XnNk82B.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 33 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
[/LZ1][SGN]«человек или змея
тебе, кажется,

н у ж е н я»
[/SGN]

+2

4

ты его хочешь.
в душной калифорнии первой встречей, стремглав. стоит взгляду коснуться знакомого профиля, поприветствовать деловито отстраненно, словно на вкус пробуя, не придавая масштабного значения. все так и должно быть, без особого усердия выкраивать точеный образ шаг за шагом. какой-то совершенно невероятной энергетикой впечатываясь моментально в воспоминание о его присутствии, разговор мельком - никаких подробностей, сочные фантазии после. это его образ такой дурманящий или ты сама умеешь придумывать не хуже покорнейших романистов теоретиков? облизывая губы в неповторимой жажде. сообщение за сообщением - инициатива в руках греется, опаляет, обжигает. сообщения, отправленные невпопад, когда так много дел и, в общем-то, все это ничего не значит, будто бы. посмотри потом на улыбку свою в зеркало, стоит уведомлению прозвенеть в тишине пустого зала бистро. ничего не значит, да-да-да. но предвкушаешь игру с собственной выдержкой. как же так, тэсс? как же так, форд? когда очередная встреча становится новым этапом, переходом к той близости, которую хрупко хранят внутри где-то глубоко, сокровенно хранят сотни тысяч несчастных дев.
ты его хочешь; обнимая, целуя в повседневности, забывая в просторечивых буднях, не позволяя себе зацикливаться. просто знаешь - любой самой усердной работе всегда положена награда; твоя награда - кристиан форд. сиюминутная. жестко-ирреальная, сопряженная с зависимостью от определенных повадок, пробуждая словно что-то древнее. изысканное. противоречивое. отбрасывая общее прошлое, не пытаясь возродить собственные принципиальные формулировки юности, относящиеся к переходу границ. когда убегаешь на другой континент, чтобы спасти свою свободу - границы превращаются в цели. превращаются в самые желаемые куски атлантиды, разбросанные по миру. внутри. снаружи. вокруг. и форд, на удивление - самый лакомый, кто бы мог подумать? как будто бы так и было нужно - холодом лондона видеться много лет назад, не обращая внимания должного; а потом сигнальным красным - раз за разом, разрывая нижнее белье, собственные привычки, планы на завтра. моргану только не говори. не упоминай даже. всуе. как так выходит просто - все мечтают вокруг, а ты в пальцах греешь чужие прикосновения. его прикосновения. и каждая встреча ураганом - ментальным, физическим. так быстро все происходит - успевай только пытаться контролировать, съезжать крутым склоном вниз и даже не огорчаться. а смысл? все эти вихри доводят до исступления, убивают любые возможные способы существовать обыденно. строить классическое будущее. вопиюще-нормальное.
ты его хочешь; знаешь почему такие эмоции он вызывает - только он, именно он. все это безграничное безумие приоткрывающейся дверью в неизведанный мир безмерного наслаждения, что потом полоснет шрамом на всю жизнь, раскаленностью драмы несовместимости жизни и способностей. вспоминать, зацикливаться, продумывать до мелочей прошлое. знаешь, конечно, знаешь, но скрываешь от себя первозданную суть - потому что вот этого накала сумасшедшего больше ни с кем не получишь. не захочешь получить. раз и навсегда. все эти красивые сказки - сколько угодно придумывай, а потом встречаешь, окунаешься, разрываешь себя на сотни клеток и больше никогда не повторишь. потому что высыхаешь. потому что больно на живую. потому что самая сумасшедшая страсть - самые больные эмоции. знаешь, но закрываешься. вызволяя форда из клетки - возводя на собственно-сотворенный пьедестал; у каждой правильной девочки должен быть яркий и громкий грех. падение с высоты непозволительной к дальнейшей жизни. у тебя - он. у тебя - каждая секунда - борьба с инстинктом самосохранения.
посылаешь инстинкты уберегающие к черту. посылаешь себя к черту.

ты его хочешь.
смирись, тэсс
наслаждайся, тэсс

как будто есть другой выход, соглашаясь на сделку с совестью. закрывая глаза на возможны исходы слишком мрачные, чтобы мечтать загадочно, выставляя счет за проделанную дорогу. нет, есть такие пути, у которых конец бессмысленный, но все то, что вокруг вовремя - лучшее из случившегося за всю проклятую никчемную жизнь. вы друг для друга приключение длинною в неиссякаемую выдержку - сколько хватит - столько продержитесь, смысл загадывать точную дату? глаза закрывай, улыбаясь. и ни о чем никогда не жалей.
ты его хочешь.

хочешь
каждой клеткой горячего от погоды и вольности фантазии тела. сколько таких вот картинок и проработанных, и не завершенных вовсе блуждают в фантазии, сбываются между строк? правильно доведенное воздержание до непозволительного уровня игры с самой собой. искушение становится намного слаще, если наполнить им всю себя - проводя тонкие линии по кругу, дразня, разминаясь перед рывком - на волю. от края до края заторможенных реакций, отрывочных воспоминаний о прошедшей поездке по долгим и жадным американским дорогам. есть что-то совершенно сакральное в том, чтобы восстанавливать в памяти образ часовой давности человека, стоящего за спиной прямо сейчас. приукрашивая, раскрашивая, надавливая на точки неприкосновенности. кристиан говорит тягуче, прекрасно осознавая, как именно действует на нее его голос; завораживает. выводит на какие-то несоизмеримые уровни космического сознания. и еще эта химия жары, да прелюдия чрезвычайно-сильных ожиданий. невольно вздрагивая от первого поцелуя, не от неожиданности или испуга, а как бы выдавая этим коротким, почти незаметным, рывком разрешение на посягательство. ритуализм обладания друг другом тем и восхитителен, что можно придумать любые правила, чтобы потом играть по ним или против - как интереснее в моменте. нарушать. соответствовать. переписывать. шумно выдыхая, хайвуд внимательно вслушивается в каждую из фраз, не упуская заинтересованности в первоначальных мотивах своего вопроса. - значит, он бы просто долго сидел в четырех стенах, становясь супер-звездой не хуже иисуса, и распять его пытались бы куда более медленно? - истинная католичка тэсс хайвуд (нужно подчеркнуть) очень ярко представляет себе огромный крест и висящее на нем тело. свое? его? бедного кристофера? и казнь на электрическом стуле представляет не менее ярко; хотя там вроде бы инъекции сейчас - гуманизм человечество совершенствует от раза к разу, похвально и невыносимо скучно. почему такой ярый интерес к теме смерти? или наказаний? или соответствия тяжести наказаний преступлению? что именно так глубоко сидит? мысль снова ускользает от речи к инстинктам; тэсс каждый раз сгоряча себя убеждает, что ей вообще-то не так уж и важны детали, но тонкая грань едва ощутимого электричества, проникающего под кожу с одной главное мыслью - ей нравится позволять форду делать все, что ему захочется. элемент животворящего самого настоящего подчинения, когда только он полностью управляет ситуацией, поднимаясь на ступень выше. и еще - еще выше - прямо сейчас; это ведь невероятная степень экстаза - передавать контроль над своей жизнью другому человеку, полностью растворяясь в моменте. да, формально тэсс всегда оставляет козырь в рукаве, но тот лишь для экстренных случаев. здесь явно таких не предвидится; каждому выгодно заполучить наивысшую точку. чувствуя как форд расстегивает пуговицу за пуговицей - улыбается. больше всего хочется. до нервозности ожидания, шумных выдохов, отсчетов собственного сердцебиения. мягким, но быстрым движением поворачиваясь к нему лицом, закидывая руки ему за шею, чтобы взглянуть в глаза - роковые. слишком. манящие. перехватывает его последнюю фразу паузой поцелуя. губами выхватывая жар его тела, сплетаясь с ним наглухо, не разорвать. затягивая узлы - крепчекрепче, кто запретит? упиваясь вкусом его губ, не позволяя себе слабость - резко укусить, как когда не может справиться с внезапным порывом страсти в неведомых децибелах. сейчас - сдерживаясь. отрываясь, ведя нежностью своих губ по его щеке, поднимаясь на цыпочки - хрупкость и легкость. руки робко прощаются с его статными плечами, черт, медленнее, милая. пальцы заплетаются вокруг пуговиц его рубашки, расстегивая так плавно, слегка небрежно, - а какие еще больные темы?
провоцируя самым подходящим вопросом мужчину, которому готова отдаваться, отдать всю себя без остатка. ноющее колючее возбуждение по всему телу застает врасплох. пуговицы быстро заканчиваются, рубашка распахнута, кондиционер в номере остужает лишь ненадолго намерения. что там насчет морализма и соответствуя детальным образам непохотливой юности? к черту. целиком и полностью. к черту.

[NIC]tess highwood[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/QLOurlu.gif[/AVA]
[LZ1]ТЭСС ХАЙВУД, 27 y.o.
profession: владелица бранч-бистро "TBD";
[/LZ1]
[SGN]
https://i.imgur.com/03HP5qp.gif
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » умри, если'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно