полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » — Доброе утро, Пятачок, в чём я лично очень сомневаюсь!


— Доброе утро, Пятачок, в чём я лично очень сомневаюсь!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/7YvWXRT.png

jasper tyrell & melanie campbell
↫↬
home
↫↬
sometime

Отредактировано Jasper Tyrell (2021-12-10 19:48:13)

+1

2

Утро, начинающееся в обед, - прекрасно. Никаких тебе будильников, недовольного ворчания с другой стороны кровати, проблем, которые начинают разрывать голову до того, как та окончательно проснется. Только тишина, покой и солнечные лучи, пробивающиеся через занавески.

И это настораживало.

Тирелл привык, что его утро начинается с другого. С закинутой на него ноги и локтя, прилетающего в почки. С тихого - а иногда не очень - стона про кофе. И немедленных возмущений о том, почему тельце Джаспера еще не на кухне. Бывало, конечно, и по-другому: с ладошки на щеке, осторожного поцелуя, перерастающего в нечто большее, и стонов, но уже другого характера.

Сегодня же Джаспер выспался. Его никто не будил, не пихал и даже не интересовался, долго ли он еще собирается дрыхнуть.

И это очень настораживало.

Кэмпбелл рядом, разумеется, не обнаружилось. И можно было бы списать на то, что слишком бухой Тирелл забыл все на свете, особенно то, где и с кем засыпал, но первое: он вчера не пил. Второе: он точно спал в квартире Кэмпбелл и третье: совершенно точно он спал с ней, о чем явно свидетельствовали парочка свежих царапин на спине и предплечьях Джаса. Поэтому тем более утро должно было начаться с обвинений Мелани в том, что он испортил ей свеженький маникюр, а не с ощущения полноценного отдыха.

Но Лисички рядом не было. Более того, в квартире было подозрительно тихо, словно Тирелла оставили в гордом одиночестве. Не впервой, конечно, но что-то он не припомнил, чтобы Кэмпбелл предупреждала его о чем-то подобном. Даже восстановил в памяти хронологию всего прошлого вечера: офис - галерея - ужин - секс. Ничего такого, что требовалось бы отдельно себе где-то запоминать.

Любопытно, но все еще очень настораживает.

Обычно Лисичка оставляла записки на холодильнике - именно с этой мыслью поднимался Джаспер с постели. Поколебался несколько минут между тем, что его больше мучает - желание умыться или любопытство, и все-таки сначала решил заглянуть в ванну. И вот повезло, любопытство тоже удовлетворил там же, наткнувшись на Мэл перед зеркалом.

- Знаешь, Лисичка, - сонно протянул Джас, потягиваясь, - мы с тобой уже давно не в той стадии отношений, когда тебе нужно просыпаться раньше меня и бежать наводить красоту.

Она ему нравилось любой, а уж сонной - и подавно, ведь можно было делать с Мелани все, что душе угодно. Да и не относилась Кэмпбелл к числу тех дам, которые старались понравиться парню настолько сильно, что заморачивались утренним макияжем после бурной ночи. А ведь они и правда верили, что лежащий рядом мужик ничего не замечает! Джас в такие моменты специально появлялся за спиной своей подружки, чтобы испортить ей все планы. Тем более, когда он не собирался продлять знакомство дольше одного перепиха.

К Лисичке это не относилось. И от этого тем более странно, чего это она тут себе глазки подводит.

Хоть объяснения своему спокойному утру Джаспер так и не получил, все же успокоился немного, и, плеснув себе в лицо воды, поцеловал Мэл в шею и оставил дальше прихорашиваться в гордом одиночестве. Хочет наводить марафет - да ради бога, пусть только потом не возмущается, что все стерлось, когда Тирелл исполнит свои утренние ритуалы. 

Может, на Мелани и нашло какое-то утреннее помешательство, но наверняка оно быстро ее отпустит, а, значит, Кэмпбелл все же потребует свой привычный кофе. А Джасперу не сложно, все равно без своей порции этого напитка он не сможет нормально соображать. Тем более, какая разница, ставить одну чашку под кофемашину или две - кнопки все равно те же самые нажимать.

Джаспер успел дождаться, пока чашки наполнятся, по пути еще отрыл вчерашние круассаны и приготовил из них некое подобие сладких сэндвичей с шоколадом и бананом. Свою порцию - даже схомячил и половину кофе в себя опрокинул, но Кэмпбелл так и не показалось на кухне, от чего чувство настороженности снова заворочалось где-то внутри. И любопытство, да, куда же без него.

- Твой кофе уже остыл, - Тирелл вышел в коридор и специально произнес это погромче, чтобы Мэл и в ванной его услышала, но она уже стояла у зеркала в прихожей. И да, за это время она тоже много что успела сделать.

Макияж явно закончен, волосы, хоть и распущены, но уложены в аккуратную прическу, а теперь Мелани прикидывала к себе поочередно вешалки с блузками, явно выбирая, которую из них сейчас на себя напялить.

Настораживает. Крайне настораживает.

- У нас, вроде, сегодня выходной.

Именно что “у нас”, как раз это они обсуждали вчера вечером за ужином, когда Джаспер обещал весь день не выпускать Кэмпбелл из кровати. Они даже умудрились примерно согласовать список того, что сегодня будут заказывать из еды, поспорив только на счет количества порций. Тогда возникал вполне логичный вопрос: а куда это Кэмпбелл намылилась?

- Нет, я не против поиграть в ролевые игры, - продолжил мысль Тирелл, прислоняясь плечом к дверному косяку и складывая руки на груди. - И даже согласен на суровую начальницу, но что-то я искренне сомневаюсь, что этот маскарад в мою честь.

И еще один резонный вопрос: если не в его честь, то в чью? И, вроде, повода-то особо и нет, а ревность внутри Джаспера уже начала точить свои коготки о внутренние органы. Даже настроение подупало. Как знал же, что от слишком спокойного утра ничего хорошего ждать не стоит.

- Куда собралась?

И если она сейчас скажет что-то, что покажется Джасу недостаточно серьезным поводом, чтобы избежать его компании и похерить все те планы, что он уже построил на этот день, то Тирелл выбросит Кэмпбелл с окна. Того самого, с которого уже пытался это сделать однажды, только в этот раз наверняка доведет дело до конца.

Отредактировано Jasper Tyrell (2021-12-10 19:49:17)

+1

3

А Мелани, на самом деле, просто упала с постели.

Где-то в шестом часу утра и больно ушибла правый бочок, что помешало ей влезть обратно под одеяло и попытаться уснуть, привычно отбрыкиваясь от попыток тельца со второй половины постели загрести её в объятия. А у Джаспера, судя по всему, просто рефлекс каждый раз срабатывал, когда он чувствовал вес на её половине (добрых трех четвертях, если уж по-честному) кровати. И то ли возмездия она боялась, то ли луна сегодня в каком-нибудь крайне щедром и сопереживающем созвездии, но будить благоверного она стала, и только тихонько – даже сама не знала, что умеет передвигаться так тихо! – на мысочках выкралась из спальни, прихватив с собой только телефон и тапочки.

А безделие всегда очень и очень пагубно сказывается на Кэмпбелл. Оно ей просто противопоказано – особенно там, где есть Wi-Fi. В её защиту, правда, стоит сказать, что прежде, чем она закопалась в телефон, Мэл успела расставить все кружечки в шкафу сначала по цветам, а потом, подумав, по объему; после – поменяла в десятке начатых книг заложенные между страниц чеки на красивенькие закладочки, купленные на днях, и даже пересчитала все пакетики с сахаром в верхнем ящике коридорного комода, брезгливо выбросив затесавшийся там сахарозаменитель. Словом – пронеслась по оставшемуся за исключением спальни дому маленьким стихийным бедствием, оставляя за собой такой несвойственный ей порядок. Даже подумывала помыть посуду и разобрать белье, но тут уже она и сама признала, что это несколько перебор.

Оставлять Мелани наедине с анонсами сегодняшних мероприятий – идея, мягко говоря, плохая. По всего одной причине: ей всегда хочется всего и сразу, и одно только понимание того, что быть сразу в четырех местах одновременно у нее не получится, заставляет её грустить: муки выбора приходились ей, мягко говоря, не по нраву. Но, как правило, все эти сомнения довольно быстро рассеивались всего парой сообщений, начинавшихся всегда примерно с одного и того же:

О, Мелани, ты в сети!

Словом, к тому моменту, когда явно выспавшееся тельце сползало с постели, Кэмпбелл уже вовсю наводила марафет, заняв в ванной комнате буквально каждый свободный сантиметр горизонтальной плоскости всякими кисточками, баночками, пудреницами и палетками. Для всего этого добра нужен был не меньше, чем саквояж – в противовес тому, что обычно ею пользовалось и лежало в верхнем ящике под раковиной.

- Вот если бы я хоть раз так делала, - не отвлекаясь от попытки нарисовать идеальное окончание стрелки на левом веке, - эта шпилька бы сработала.

Мелани, в пору начала их совместных ночевок, умудрялась сбежать куда раньше, чем Джаспер успел продрать глаза. Да и вообще подобными издевательствами над собой не страдала; её максимумом было – стереть остатки вчерашнего макияжа. Да и то, куда чаще она ограничивалась тем, что собирала на подушечки пальцев осыпавшуюся под глазами тушь. Ну а когда они начали полноценно делить друг с другом утро – там они уже успели себя увидеть в таком состоянии, что смазанный макияж или круги под глазами казались сущим пустяком, не заслуживающим внимания.

- Доброе утро, - всё же почти промурлыкала Мелани, довольно жмурясь и подставляя быстрому поцелую шею, - А теперь – брысь! – и, махнув рукой позади себя, отвесила звучный шлепок по Тирелловскому бедру, заставляя срочно ретироваться из ванной, оставляя Кэмпбелл с обиженной мордашкой вытирать полотенчиком воду со своих баночек. Джаспер умывался, честное слово, еще хуже, чем слон на водопое.

Она, если честно, и не представляла, что Джаспер может сделать что-то другое – кроме как завалиться обратно в постель. Он вообще старался в выходной день границы кровати покидать только ради того, чтобы встретить курьера с едой и, возможно, воспользоваться той по назначению на кухне, чтобы отдельно взятые личности не ныли опять полночи про крошки на простыне и не заставили, в конечном итоге, всю эту самую постель перетряхивать.

Мелани-собирающаяся – стихийное бедствие еще хуже, чем Мелани-бездействующая. Шлейф из блузок, кофт, юбок и брюк тянулся от самой гардеробной в спальне до прихожей – где и зеркало побольше, и свет поудачнее. Вообще, ей никогда не было трудно подобрать себе образ – возможно, потому что она не особо на этот счет задумывалась. Сегодня же что-то явно пошло не так, раз уж, даже отсеяв львиную часть подходящих сдержанному макияжу блуз, она металась между тремя вариантами, поочередно прикладывая те к себе у зеркала.

- А? – рассеянно моргает, переводя взгляд с собственного отражения к Джасперу.

Нет, ролевые игры для них – даже не ново. Но они, в основном, наступали как-то сами по себе, явившись результатом сиюминутной импровизации. Незнакомец в баре, клиентка такси без денег… Но вот для строгой начальницы у Мэл была припасена одна кожаная юбка с длинной молнией сзади, превращавшей её в кусок ткани – и если она напялит её сегодня, её точно поймут неправильно. И потому – она только стреляет в Джаса этим укоризненным взглядом, покачивая головой: все-то, мол, мысли у тебя вокруг одного места крутятся.

- У нас выходной, - кивает, повторяя его же слова и, почти остановившись на белой блузке с цветным горошком по воротнику и манжетам, остальные вешает на крючок, фаворитку прикладывая к себе, - И я вот что-то решила, что подарю тебе выходной и от вот этого вот великолепия, - и руки поднимает, растягивает в стороны, демонстрируя неповторимое это самое великолепие, все еще щеголяющее почти голым задом, прикрытым только большой не по размеру футболкой. Возможно, Тирелловской.

- Так, а что это ты… - внезапно подозрительно щурится, заметив что-то на лице Джаса и почти крадется к нему, - Что это ты такое ел?

И, вытянув руку, собирает на подушечку указательного пальца у него под правым уголком губ мазок шоколадной пасты, мгновенно отправляя его в рот. И сразу же вид такой приобретает – обеспокоенно-озабоченный, вздергивая брови вверх и так проникновенно глядя возлюбленному в глаза.

- А мне – есть?

Ну конечно – есть, просто не может не быть: уж кто-то, а Джаспер был в курсе, что если сам он схомячит что-то вкусное, не оставив при этом Мэл как минимум, столько же – она вполне может если не голову ему откусить, то хотя бы – руку. По локоть, примерно. Но проверять все равно почти побежала, подцепив вешалку с блузкой на указательный палец и закинув ту на плечо – туда, где, по легенде, её ждал уже остывший кофе.

- У-у, у нас праздник? – довольно тянет, усаживая себя на стул с ногами – подложив те под себя, а блузку – навесив на спинку; и, пока подтягивает к себе уже почти остывшую чашку с кофе, успевает запихнуть в рот плюс-минус половину круасана, и даже – пальчиком запихнуть туда вываливающийся кусок банана, - А в фефть фево?

+1

4

Кэмпбелл, конечно, баба с прибабахом, но это скорее плюс. Минус в том, что этот прибабах мог потащить ее черт знает куда и хрен знает когда. Она могла прямо посреди вечера вдруг замереть на секунду, а потом с решительным видом пойти разносить шкаф, потому что вспомнила, как обещала своей троюродной тетушке привезти шарфик их пятиюродной бабушки со стороны третьего кузена шестой жены прадеда. Причем, обещала лет сто назад, но привезти нужно именно сегодня и прямо сейчас.

Возможно, у этого утреннего собирания была похожая причина. Возможно, Джаспер даже мог бы с этим смириться, как мирился с прочими закидонами своей вроде как жены. Но одно дело - когда эти явления подобны грому среди ясного неба, и совсем другое, когда они целенаправленно рушат подобие планов мистера Тирелла.

Наблюдать за Кэмпбелл было, конечно, забавно, но это если отбросить внутреннюю подозрительность, которая крепла в Джаспере с первой минуты его пробуждения. И, вроде бы, не было в действиях Мэл ничего такого, что могло способствовать такому росту недовольства, а все равно чувствовал, как потихоньку начинает закипать. И, возможно, не столько из-за двоякости ситуации, сколько от того, что Мелани его состояния не замечала.

Несколько смягчало удар то, что Лисичка до сих пор была раздета. Почти раздета, если не считать толи слишком большой, толи слишком растянутой майки, которую Джас все никак не мог признать: может, и его, а может и нет. И если последнее, то стоит ли поднимать буч по этому поводу? А если первое, можно ли забить на все и потащить Мэл в спальню прямо сейчас? Сложный выбор, но зато он отвлекал Тирелла от нагрева собственных нервов на тему предполагаемого побега Кэмпбелл из его загребущих ручонок.

Причина всех Джасовских бед, судя по всему, остановила свой выбор на чем-то одном, раз позволила себе так задумчиво изучать последнее отражение в зеркале дольше, чем все остальное, и Джаспер уже почти обрадовался, что теперь-то внимание Мелани будет принадлежать ему одному, но не тут-то было. Вместо сиюминутного падения в его объятия эта стерва решает и вовсе отложить те самые объятия на неопределенный срок.

Выходные друг от друга им, конечно, не помешали бы. Более того, в их случае - это почти что необходимость, чтобы избежать серьезного кровопролития. Не часто, но периодически - Джаспер ничего не имел против. В конце концов, у каждого из них было, чем заняться, кроме кувыркания в постели и попыток строить ту самую семейную жизнь.

Возможно, Джаспер согласился бы и сегодня провести день в своих делах, чтобы вечером иметь возможность приступить к исполнению супружеского долга с новыми силами. Можно было бы позвонить Розали - днем ее свободной было застать куда проще, чем вечером. Тем более она давно хотела собраться вместе и навестить племянников, ведь “семья - это главное”. Главное, да, Джас не спорил. И от двух игрушек не обеднел бы. Да и брата позлить своей счастливой физиономией никогда лишним не будет. А еще можно заглянуть в зал, сходить, наконец-то, в бассейн, а то Джаспер уже пару недель откладывал это дело. Да и еще целый ворох занятий, которым он вполне мог бы посветить этот день без Кэмпбелл, даже несмотря на то, что они действительно заранее о чем-то договорились.

Одна беда: забывать об их совместных планах Джаспер мог, а вот Мелани - нет.

Во-первых, потому что Кэмпбелл и так летящая, и срывает их планы примерно раз в два-три дня. Во-вторых, потому что он уже настроился. И в-третьих, потому что Джасу не нравилось, когда его, запомнившего и настроившегося, вот так обламывают.

А еще тут была важна подача информации.

Вот, если бы Лисичка заявила открыто о своих изменившихся планах, мол, знаешь, любимый, мне тут надо вот туда-то, Джас бы только пожал плечами и уточнил, во сколько она собирается домой. Ничего особенного, такое уже сто раз было. Или, если бы Кэмпбелл произнесла все то же самое, но тихо на ухо, предварительно позволив себе парочку приятных и очень пошлых шалостей, Джаспер еще бы и довез ее куда надо.

В итоге Мелани выбрала третий вариант, ставящий перед фактом без каких-либо плюшек, да еще и в привычной язвительной манере, в которой обычно не было ничего обидного. Но тут совокупность факторов перевесила: и непривычное утро Джаспера, и настрой на веселый совместный день, и даже неуважение к его собственным планам.

Лисичка нарывалась, а когда она нарывалась - Джаспер злился. Что ему, в свою очередь, не нравилось.

В общем, дело принципа, а не обиды. Что, по сути, куда обиднее.

Но Кэмпбелл на это все плевать, она уже полетела в сторону кухни, поглощать то, о чем Джаспер ей еще пять минут назад сообщил. Вот еще одна причина для недовольства - она его не слушала! А ведь он был так любезен, что помимо привычного кофе приготовил еще и вкусняхи. Да, делал он это благодарности ради, желательно, в виде массажа, плавно переходящего в секс, но делал же! А где хотя бы “спасибо”? Там же, откуда этот сэндвич у Кэмпбелл выходить будет.

- Знаешь что, великолепие мое, - Джаспер остановился напротив Кэмпбелл и, подцепив пальцем блюдце с ее чашкой кофе, передвинул все вместе на свою половину стола. - Я у тебя никаких выходных от этого не просил.

И правда, если бы захотел - так бы и сказал. Или вообще сообщение отправил. А не ставил перед фактом, когда уже разодетый стоял перед выходом, одной ногой переступив за порог.

- Во-вторых, я задал тебе вопрос, на который ты не ответила.

Девяносто девять процентов на то, что Кэмпбелл даже и не запомнила того вопроса, но ничего, Джаспер пока что добрый, может и повторить.

- Я спросил, куда ты собралась.

Мог бы и круассан забрать в наказание, но эта рыжая обжора уже собирала крошки со стола, расправившись со всеми другими напоминаниями о том, что на тарелке было еще хоть что-то. Выдавали только набитые щеки и парочка шоколадных пятен на губах. Можно было бы великодушно подать салфетку, но обойдется. Сама изляпалась - пусть сама и вытирается.

- А если еще раз переведешь тему - пристегну к батарее.

Мог бы пригрозить выкинуть в окно, как это обычно бывало, но что-то Джас сомневался, что на Мелани это подействует. И дело не в том, что большое количество угроз снижало градус опасения, а в том, что Кэмпбелл сочла бы такой способ покидания жилплощади за скоростной лифт, и лишь быстрее побежала бы собираться. Ну, как минимум прихватила бы с собой юбку, или что она там выбрала вместо нижней части гардероба, чтобы все вместе нацепить на себя в полете.

Так что нет, не дождется. Будет сидеть под этим самым окном, подстелив под себя эту самую блузку, а Джаспер, так и быть, сгоняет в бассейн. Часа на три. А потом заедет еще куда-нибудь. По обстоятельствам, короче.

+1

5

- Ну э-э-эй! – восклицает возмущенно, выдыхая прямо на стол крошки, мгновенно потянувшись обеими руками к удаляющемуся от неё маленькому утреннему счастью – чашечке кофе. Да, остывшего. Да, третьей за сегодняшнее утро – иначе откуда бы в этом маленьком теле столько энтузиазма?

Хотя, почти все, кто знал Кэмпбелл, заявили бы в голос, что ей кофе просто противопоказан. Она и так могла на уши поставить что бордель, что монастырь, что городскую библиотеку – безо всяких возбудителей. Но вот уже сколько времени её утро начиналось так – идеально – с одного стона про кофе, и шлепающих босоногих шагов Джаспера в сторону кухни. А Мелани или мечтательно досыпает свою законную пару минут, пока тёплое донышко чашки не коснется её плеча тонким намеком, или семенит следом, чтобы свой кофе ждать, гордо восседая, возможно, прямо на столе. Ну вот нравится ей, так чисто по-женски нравится смотреть, как её мужчина старается для нее на кухне, пусть и заключаются эти старания в снимании с полки чашек и нажатии всего одной кнопки.

Они ведь, обычно, не завтракали. Только кофе, как правило, даже не присаживаясь за стол. По выходным, когда нежились в постели почти до обеда – да, могли заказать что-то, или разогреть остатки вчерашнего ужина. В солнцестояние или полнолуние – тост с сыром. Мелани привыкла перехватывать какую-нибудь ватрушку в кондитерской за углом от работы, Джаспер… Да тоже, наверное, где-то по пути что-то брал. Не задавалась Кэмпбелл этим вопросом, она как-то путь к сердцу в обход желудка нашла.

Но тут – полноценный завтрак, да еще и такие вкусности! И будь в Мэл чуть больше подозрительности, она бы предположила, что где-то Тирелл вчера провинился. И непременно устроила бы ему допрос с пристрастием – а уж в медленных пытках она была весьма и весьма хороша. И Джаспер это знал. Или этого и добивался, этот её маленький латентный мазохист?

- Так, во-первых, - указательным пальцем грозит Тиреллу, одновременно отпивая кофе из законно украденной с блюдца чашки, - это, - и тем же пальчиком – в сторону уже пустой тарелки, - очень вкусно. И если у тебя вдруг где-то есть еще один – я подумаю над тем, чтобы больше не выбрасывать твои носки, которые ты оставляешь под раковиной.

Ну правда, корзина для белья стоит буквально в двух шагах! Так сложно донести? Мелани высказала недовольство – но всего один раз, и с тех пор просто относила их в мусорку. С удовольствием она с пола поднимала вообще только рубашки, да галстуки – может быть, потому что перед этим сама же беспощадно разбрасывала весь его надетый гардероб.

- Во-вторых, - она ерзает на стуле, задумчиво поднимая взгляд к потолку, а потом – делает глоток из чашки, и вздергивает по очереди указательный и средний палец, перечисляя, - там все будут одеты, а я буду вести себя прилично. Это ведь то, - и насмешливо-вопросительно смотрит, вздергивая брови, - что тебя на самом деле интересует?

Ну и еще, наверное, сколько там будет присутствовать потенциальных жертв её объятий. Скольких сегодня она будет, улыбаясь, целовать в щёчки; скольким отсалютует бокалом. Этот маленький – хотя очень и очень большой, на самом деле – ревнивый собственник, который время от времени выползал наружу, конечно, знатно приглаживал по шерстке Кэмпбелловское чувство собственной важности, и, в большинстве случаев, это только подогревало их отношения – добавляло в них какой-то злой огонек, который ей так нравилось тушить. Но иногда, вот сейчас, например – только действовал на нервы. Что, правда, совсем не мешало Мелани делать вид, что она ничегошеньки не понимает – все-таки, время от времени, Джаспер все еще велся на эту ничего не понимающую дурочку, которой она прикидывалась.

- А потом, когда я вернусь, - поставив чашку на стол перед собой, нарочито медленно проводит пальчиком по самому краю, - можем и поиграть в связывания. Если ты, конечно, всё ещё будешь в настроении.

Опять-таки, огонек, перчинка. Эти игры на двоих они любили, о чем вполне красноречиво говорила целая гирлянда из галстуков на изголовье их постели, которые они использовали далеко не по назначению. Почему-то подручные инструменты часто оказываются куда более привлекательными, чем целый арсенал интересных аксессуаров, припрятанных в комоде.

А всё почему? Потому что вот такое развитие событий для них – нормально. Физическое вообще всегда стояло и, наверное, будет стоять в центре всех их взаимоотношений. Норма – навязанные в неправильном месте галстуки, норма – не дойти даже до постели, норма – мученический стон про кофе превращать тоже в стон, но иного рода. И даже планы, которые они составляли, всегда включали в себя всего два пункта – поесть и потрахаться, с переменными только местом и временем. А вот чинные разговоры за завтраком – нет, это совсем не их тема. Хотя, когда-то они думали так же об отношениях, о постоянных партнерах. О браке, в конце концов, а оказались вот где – на кухне, которую уже называли общей, за завтраком, который один готовил для другого. И рефлекторно Мелани потерла большим пальцем полоску металла на безымянном, к которой почти привыкла.

- Нет, я серьезно, - встрепенувшись и отогнав от себя все неуместные мысли, указывает одним только взглядом на пустую тарелку посреди стола, - Ещё есть?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » — Доброе утро, Пятачок, в чём я лично очень сомневаюсь!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно