полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ночь, дождь, нелюдимый ковбой, журналистка, ужин, бешеный прицеп...


Ночь, дождь, нелюдимый ковбой, журналистка, ужин, бешеный прицеп...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Окраины Сакраменто | 30.09.2021 | примерно 23.30

участники
Уилбур и Пейдж + чернокожая экономка Стефания, работающая на Уилбура (НПС)

Сентябрьская ночь, непогода, осенний ливень, очень мощный. Уилбур собирается посидеть на своём ранчо в одиночестве, которое самым бессовестным образом нарушено девушкой, появившейся на пороге. Она осталась бы там и история оказалась бы ненаписанной, но вмешались третьи силы в лице экономки, приготовившей прекрасный ужин и убеждённой, что нельзя оставлять одиноких девушек ночью под дождём.

+1

2

Непогода разыгралась. Идёт ливень, мощный, как в мае, только с той разницей, что за окном конец сентября, темень, мрак, промозгло и мерзко. В такую погоду хозяин собаку не выпустит из дома. И потому камин кажется уютнее вдвойне, а запах предстоящего ужина ещё аппетитнее. И никого, я даже телефон не взял с собой, чтобы никто не потревожил меня. вечер холостяка, если не считать присутствие Стефании, пожилой чернокожей женщины, которая трудится у меня экономкой, сегодня приехала на такси приготовить ужин, и не успела назад. Начался дождь. Нечего и думать о том, чтобы вызывать машину обратно, потому она сегодня заночует в одной из гостевых комнат. вообще, мир потерял очень много из-за того что она не стала именитым поваром где-то в знаменитом ресторане. Но что поделать, если она так и не смогла получить никакого диплома, она выросла в негритянском гетто, в бедной семье, и на профессиональную учёбу её семье не хватало средств. А всё же какие обалденные запахи. Суп из креветок, мясной пирог, острое жаркое, соусы - всё это соперничало в своей аппетитности и я уже воображал как накинусь на еду в своём ранчо. Надо сказать, я купил это ранчо ещё и потому что оно стояло вдали от других строений, на берегу небольшого озера, и его единственным недостатком было то что периодически тут пропадал свет. И потому свечи здесь были непременным атрибутом. В хлеву, который сейчас пустует, установлен бензиновый генератор, и надо будет в следующий раз прикупить пару канистр бензина для него. и выкроить время для того чтобы пригласить специалистов, исправить электричество. Хотя, как я подозреваю, это придётся менять аж сами электрические столбы, согласовывать с местной администрацией, а времени на это нет. И кого бы нанять ещё...
  Стефанию удивляет как это я в свои тридцать не женат, у меня нет наследников, а я просто не встретил ту самую. В Сакраменто полно красивых девушек, но, я уже успел сделать вывод, что как в Техасе, так и в Калифорнии, девушки спят не со мной а с моими счетами и возможностью за мой счёт нахватать себе брендовых шмоток, дорогих прибамбасов, при этом не ударив палец о палец. Обычно такие знакомства с охотницами на богатых мужчин заканчивались тем что я отшивал их полётом чуть ли не на орбиту. Потом приходили письма от адвокатов с требованиями в течении суток, трёх или недели в добровольном порядке оплатить моральный ущерб. их дела разваливались в судах, юрист у меня опытный, я кайфовал от очередной победы, пока ко мне не старалась проникнуть каким-либо окольным путём очередная наивная. думающая своей единственной извилиной, расположенной промеж ног, что она-то и есть та особенная, и у неё всё получится. Ага...
  Кажется, накаркал своими воспоминаниями. Стук в дверь. как же хочется чтобы у порога стоял распространитель, предлагающий за семнадцать баксов купить иллюстрированный двухтомник "История секса". Или мне просто сейчас сказать "да пошли они все к чёрту, мой дом - моя крепость, а телеграмму можно просунуть под дверь", если это телеграмма от очередного сомнительного адвокатишки, не знающего, что сроки рассмотрения по закону и по их срокам как-то разнятся. И я не в многоквартирном доме, где блондинке из соседней квартиры срочно нужна соль. И вряд ли сюда приехал какой-то ненормальный продюсер, который решил снять фильм по истории моих разбирательств в судах с женщинами. Хотя, а что, ставят же фильмы и не по такой галиматье.
  Стук продолжается, а Стефания занята на кухне, и, кажется, стучать так и будут. Вздохнув, я откладываю журнал со спортивным обозрением, встаю и открываю дверь. На пороге стоит девушка. Мокрая. Продрогшая. Кажется, зуб на зуб не попадает и на ней нет сухого места. Что? Её зовут Пейдж? Я даже не дослушиваю, что ей надо.
  - Вы в этом не виноваты.
  Да, она не виновата что её зовут Пейдж, и я уже почти закрыл дверь перед ней как появляется Стефания, у которой, разумеется, собрались все добродетели, льющиеся потоками фраз о том что нельзя бросать людей в беде, я махнул мысленно рукой, краем уха слушая историю о том что машина заглохла, и так далее, и вообще машина укатилась в кювет. Стефания уводит девушку, говоря о том что ей надо бы в сухое, она сейчас приготовит ей горячую ванну, приготовит свой фирменный разогревающий грог из горячего чая и красного вина... вот всё складывается кроме одного. Я здесь не держу сухого белья для женщин. Это моя холостяцкая берлога, куда проникла первая девушка. Ну ладно... А ещё я чувствую досаду, что ужин в одиночестве у камина будет не в одиночестве. Так, Пейдж... ладно. но в моей голове уже созревает план мести.

+1

3

Когда руль вырвало из рук и машина радостно бросилась вскачь с проезжей части в кювет, весело подбрасывая мою пятую точку, да так, что макушкой я отсчитывала каждую кочку, от которых подпрыгивали колеса, даже в такой ситуации я нашла чему порадоваться. По крайней мере до тех пор, пока не выхлестнуло подушку безопасности, выходит, у меня еще есть шансы выжить - сильного удара все еще не последовало, угол не увело. Машинку не перевернуло, не погнуло, я просто бултыхалась в своей любимой консервной банке как первосортная килька и молилась, чтобы движение, наконец, прекратилось.
   Мольбы услышаны, машина встала, вернее встряла в грязи. Землю размыло дождем, гроза не прекращалась удивительно долго. Я понимала, что в скором времени мне придется все же выйти и попытаться выбраться на дорогу. Привела себя в порядок, уже не обращая внимания на боль от ушибов и ссадин, отыскала телефон где-то у себя под ногами. Экран разбит, смартфон не включается, ожидаемо, как вызвать помощь, я не имею понятия. Даже если я врублю всю иллюминацию и сигнализацию авто, шансов, что на пустом шоссе хоть кто-то обратит на меня внимание, нулевые. А я еще радовалась, что на мокром шоссе встречалось так мало машин!
   Что делать? Провести ночь в машине? Дождаться, пока закончится дождь? Что-то подсказывало мне, что по скользкой земле я из кювета не выберусь никак, не стоит и пытаться, перепачкаюсь и замерзну. Ночью в темень на пустынном шоссе изгвазданной в грязи оказаться мне совсем не хотелось. Но что теперь делать? Свет в машине поморгал пару раз и погас. Превосходно! А я ведь даже завести машину боюсь, мало ли что с бензинным баком, рисковать не хотелось. В общем, я понятия не имела, что мне делать. Радовало отсутствие паники, можно было что-то соображать. Осталось придумать, как пережить эту ночь.
   Ну и как в сказке – а как же еще – где-то поодаль мне привиделся свет. Нет, не в конце туннеля, но все же. Ощущения показались такими же. Огонек не двигался, не перемещался, а значит, это не авто. Да и в той части поля дороги, кажется, и не было. Может это какая-то специальная техника? Сельскохозяйственная или что-то в этом роде. Осталось подумать, хочу ли я это проверить. Но выбора не оставалось. В машине оставаться на ночь я не хочу. Мне неуютно, вдруг я вспыхну и сгорю заживо? И даже не проснусь. Фу, ну что за идиотские мысли. Вместо чепухи, лучше бы прикинуть, насколько далеко эта светящаяся точка находится и готова ли я туда прогуляться в прекрасную погоду сегодня. Будет обидно обнаружить, что это всего лишь какой-нибудь почтовый ящик с подсветкой из одиноко стоящего фонаря посреди чистого поля. Раскинуть мозгами и прикинуть, откуда здесь электроэнергия, мне в тот момент оказалось невдомек.
   Все вынуждало меня к тому, чтобы рискнуть, и в этот миг – как в сказке, ага – вдруг один огонек превратился в несколько. И они все так же оставались неподвижны! Возможно это какие-нибудь хозяйственные помещения, склады? А вдруг мне не будут там рады, например, это те, кто предпочел бы остаться неузнанным. Мало ли чем они там сейчас занимаются? Что бы ни было – надо брать себя в руки и сходить, проверить. Словно на обратном пути, если ничего не выгорит, я могла бы найти свою машину. Не найду до утра, вот в чем дело. Но вдруг телефон придет в себя, чудом, не иначе, и тогда внешний мир станет снова мне доступен. Сплошные если, но и а, которые не придавали мне уверенности, а наоборот, лишали возможности соображать.
   Пообещав себе, что в следующий раз обязательно оставлю с машину сменную обувь, я перекинула сумку через плечо, попрятав по карманам джинсов и куртки документы и телефон,  натянула на себя дождевик, выбралась под дождь, убедилась, что машина заперта и двинулась к спасительным огонькам. От одной мысли о том, что я бреду посреди поля, освещая скользкий путь слабеньким фонариком, меня пробирал ужас, и я едва сдерживалась, чтобы не перейти на бег. На ногах налипли неподъемные комья грязи, я еле волочила ноги и думала, что этот ад никогда не закончится, когда искомые огоньки вдруг оказались гораздо ближе, чем я прикидывала из машины. Теперь я видела, что это дом с несколькими постройками и молилась, чтобы на ранчо оказались адекватные отзывчивые люди. Сложно в это поверить, но и в этом мне не повезло. И в то же время повезло несказанно.
   Честно говоря, я несколько напряглась, когда дверь, в которую, мне кажется, я колотила как сумасшедшая, открыл молчаливый мужчина. Он не представился и не пригласил внутрь и под ошеломленный аккомпанемент моих хлопающих ресниц и судорожно раскрывающегося рта задыхающейся рыбы, чуть было не закрыл дверь. Ровно. Перед. Моим. Носом!!! Даже предположив, что он глухой и немой – а судя по его фразам он таковым не являлся – было очевидно, что он не слеп, меня увидел, оценил ситуацию, и тем не менее намеревался отказать в помощи. В пределах моего понимания человеческой вселенной у меня не сразу подобрались эпитеты к вопиющему поведению заскорузлого социофоба. Неужели в современном мире, с нашим уровнем культуры, образованности и воспитания, кто-то еще способен выкидывать подобные фортеля и откровенно пренебрегать обычаями гостеприимства, гуманизма и снисходительности? На счастье, мои зубы выколачивали бешеный ритм и мне удалось удержать за ними язык. Потому что рядом с этим разнежившимся в тепле и уюте сибаритом показалась женщина, запричитавшая на меня с положенным ситуации усердием, удовлетворив мои амбиции насчет человеколюбия, сочувствия и прочего, что я абсолютно справедливо получила сообразно своему положению продрогшей и промокшей курицы. От одного только доброго отношения я разнежилась, разболталась и запричитала в ответ, поведав Стефании – как оказалось экономке этого ранчо – душещипательную историю автокатастрофы, в которую попала, с присущими журналистскому дару душераздирающими подробностями в красках. Все-таки женщины поймут друг друга всегда и везде, мужская же природа так и осталась бы без нас черствой и нищей. Хотя в последнем обвинить хозяина не поворачивался язык, но я не собиралась ему в этом признаваться. Видали и побогаче, знаете ли...
   Оставив грязную обувь у порога, я прошла за Стефанией в тепло уютных комнат, получила от нее сухую одежду, и приглашение на ужин. С удовольствием приняла ванную, разомлела, и только вознамерилась спуститься и попросить стакан горячего молока с медом, как обнаружила, что одежду, которой меня обеспечила Стеф – мужская! Теплая шерстяная, фланелевая, карамельно-коричневая стопка оказалась мужскими брюками, рубашкой и носками размера на три больше, чем мне надо! Ну конечно, можно было догадаться и самой, что я оказалась в холостяцкой берлоге, судя по отсутствию в ванной даже намека на женскую косметику. Угораздило же!
   Но после горячей  ванной, согревшись, подобрев и разнежившись, я уже не была так воинственно возмущена ханжеством хозяина, все-таки и его, наверное, можно понять, того, кто не ожидал постороннего вторжения в ночи в любимый дом. Не выставил мокрой – уже спасибо. И появиться в его одежде внизу показался мне верхом неуважения. С другой стороны, я не претендую на шикарный ужин. Тихонько проберусь на кухню и останусь незамеченной. Если повезет, то встречу Стеф и она укроет меня от огнедышащего дракона своим бойким нравом и пышной грудью. Решено.  Я, обернувшись в мужскую одежду чуть ли не три раза, неслышно крадусь по темному дому, чтобы отыскать или Стеф, или кухню, надеясь, что хозяин уже давно забыл обо мне и спит.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ночь, дождь, нелюдимый ковбой, журналистка, ужин, бешеный прицеп...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно