Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you're better off dead!


you're better off dead!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/A3Qmm8N.gif

*

https://i.imgur.com/5xuxLNq.png

[ava]https://i.imgur.com/Qs7bAWH.png[/ava]

+2

2

« ты мертв
ты труп
ты падаль

ты падал — в широкий зрачок бездонного колодца и свободное падение царапало за открытые плечи.

вокруг только тьма и холод тьма и холод тьма и холод
воспоминания проносились мимо далекими кометами — за тысячи световых лет от тебя и их обжигающее тепло не могло преодолеть расстояние. вспышками хвостатых комет вырисовывались границы острого психоза — все хорошее, когда-либо произошедшее, начинало казаться многолетней галлюцинацией. может быть, тебя никогда и не было.
впредь тебя никогда не будет, будет только существующее все-таки дно.

ты мертв
ты труп
ты падаль

ты падал, потом ты разбился о твердь и разбросанные по каменистому дну руки последним жестом увековечат то, как ты разбрасывался деньгами, людьми, откровениями. ты лежишь — убит, и ты знаешь об этом наверняка, потому что

вокруг только тьма тьма тьма
и больше ничуть не холодно »

ты откроешь глаза и ясно поймешь, что прошел через лимб, ибо на сетчатке открытых глаз отпечатается ад. ад-дамс [беззвучное движение губами на выдохе] — смятая постель, пропахшая табачным смрадом простынь, источающие перегар стены и вывернутый наизнанку шкаф, то есть дрянные последствия прошлого вечера. ты проснулся в разъебанной квартире совершенно один, два часа после полудня и только невыносимое желание закурить заставит тебя подняться на счет три.

ты подарил ей три секунды:

раз-два-три — но ее нахальные глазенки сверлят череп и ее не останавливает то, что ее поймали на воровстве. ты подарил ей три секунды и она забрала их все.
раз-два-три — ты выпил накануне три захода подряд за то, что ты никогда не был хорошим человеком.
раз-два-три — ты меряешь шагами квартиру в поисках сигарет и любимой зажигалки, чувствуя, как под босыми ногами хрустит разбитое стекло, бывшее накануне допитой бутылкой виски.
раз-два-три — ты пересчитываешь вещи, пропавшие из дома вместе с зажигалкой.
раз-два-три — виниловая пластинка, игравшая вечером, молчит под тонким слоем свежей пыли, но ты даже без звука слышишь этот ритм.
раз-два-три — ритм собачьего вальса, вы вчера танцевали, бездомная псина и сукин сын.

ты подарил ей три секунды и она забрала всё: твою любимую машину, коллекционную футболку, последнюю пачку сигарет и памятную зажигалку, то есть по сути она забрала даже больше, чем всё — она забрала у тебя память.

шорох в замочной скважине поздним вечером — это возвращение домой. весна и запах дождя стихией хлынут в застывшее пространство через открывшуюся дверь и на пороге появляется гостья — всклоченные от сырости белокурые волосы, подсвеченные лампой в прихожей, создают иллюзию нимба. она улыбается устало, виновато и пронзительно искренне. она говорит: с днем рождения, но я не успела купить вино. она продолжает: твою зажигалку я тоже не нашла, поэтому — больше не теряй. она вкладывает тебе в ладони металлическую серебристую зажигалку с гравировкой из текста space oddity. ты смеешься неожиданно нежно и, чтобы скрыть наплыв этих странных чувств, обнимаешь ее крепко, прячась в дождевое облако светлых волос и глубоко вдыхая запах весенней влаги. ты еще не понимаешь, насколько безнадежно ты влюблен.
april, 2013

внутри голодным зверем зарождается острозубая паника, она жрет тебя изнутри и растет стремительно быстро, вырастая в исполинское исчадие гнева. нечего терять — как же опрометчиво ты соврал, в первую очередь самому себе и только во вторую

ад-дамс — одними губами произносишь беззвучно

телефон на беззвучном режиме — ноль звонков или сообщений и только твоя смазанная фотография на экране блокировки, сделанная вороватыми руками пьяной дряни. твоими несдержанными руками телефон запускается в стену, твоими дрожащими руками он поднимается с пола, твоими напряженными руками набирается пароль и разблокированный экран разделяется на две половины кривой линией трещины, но тебе плевать. ты звонишь копам, ты не знаешь, что делаешь, но исчадие гнева выросло и присвоило себе право говорить за тебя, и оно говорит: девушка лет тридцати, высокая, неловкая, бледная, черноволосая, неопрятного вида, в потасканной одежде и грязной обуви, на вид бездомная пропитая алкоголичка, подозревается в угоне автомобиля

и не только

она забрала у тебя всё, включая память, к своему сожалению оставив только одно — воспоминание о том, как выглядит ее собственное лицо. ты запомнил его хорошо и теперь повторяешь, как мантру:

ты мертва, ты труп, ты падаль, аддамс;

[ava]https://i.imgur.com/Qs7bAWH.png[/ava]

+2

3

встретимся в каждой из жизней, я зуб даю
встретимся в каждой из жизней, я зуб даю
встретимся в каждой из жизней, я зуб даю

бежать

бежать, сверкая пятками, — единственная мысль в воспаленном алкоголем сознании. пока дыхание сперто, пока дрожащие пальцы сами поворачивают ключ в замке зажигания, губы вторят лишь одно:

бежать
бежать
бежать

это инстинкт самосохранения. ты бежишь от случайной, нелепой, порочной связи, рискуя стать в жизни дарси не более, чем ночным кошмаром. проворно выскальзываешь из его памяти, не забыв прихватить с собой еще парочку воспоминаний, с тобой даже не связанных — не нарочно, конечно, вырываешь из его тела букет нервных окончаний, покуда те не исчерпались окончательно. и неаккуратно срежешь еще парочку стебельков, теперь уже нарочно, отправив ему насколько только можешь ласковое напоминание о том, что ты все-таки не сон, что ты существуешь и что ты сотворила ошибку масштабную настолько, что и сама еще об этом не подозреваешь. 

Код:
<!--HTML-->
<div class="container">
    <div class="message-o">
        <p class="message-content">пиздатая зажигалка</p>
        <div class="message-timestamp-right">SMS 28/05/20 13:26</div>
    </div>
<style>@import url(https://fonts.googleapis.com/css?family=Open+Sans:300,400);

.container1 {
    width: 400px;
    padding: 10px;
}

.message-o {
    position: relative;
    margin-bottom: 10px;
    margin-left: calc(100% - 240px);
    padding: 10px;
    background-color: #4a7cf0;
    width: 200px;
    height: 30px;
    text-align: left;
    font: 800 16 px 'Open Sans', sans-serif;
    border: 1px solid #4a7cf0;
    border-radius: 10px;
}

.message-content {
    padding: 0;
    margin: 0;
}

.message-timestamp-right {
    position: absolute;
    font-size: 8px;
    font-weight: 300;
    bottom: 5px;
    right: 9px;
}

.message-timestamp-left {
    position: absolute;
    font-size: 8px;
    font-weight: 300;
    bottom: 5px;
    left: 12px;
}

.message-blue:after {
    content: '';
    position: absolute;
    width: 0;
    height: 0;
    border-top: 15px solid #1C1C1C;
    border-left: 15px solid transparent;
    border-right: 15px solid transparent;
    top: 0;
    left: -15px;
    right: 5px;
}

.message-blue:before {
    content: '';
    position: absolute;
    width: 0;
    height: 0;
    border-top: 17px solid #1C1C1C;
    border-left: 16px solid transparent;
    border-right: 16px solid transparent;
    top: -1px;
    left: -17px;
}

.message-o:after {
    content: '';
    position: absolute;
    width: 0;
    height: 0;
    border-bottom: 15px solid #4a7cf0;
    border-left: 15px solid transparent;
    border-right: 15px solid transparent;
    bottom: 0;
    right: -15px;
}

.message-o:before {
    content: '';
    position: absolute;
    width: 0;
    height: 0;
    border-bottom: 17px solid #4a7cf0;
    border-left: 16px solid transparent;
    border-right: 16px solid transparent;
    bottom: -1px;
    right: -17px;
}

#message-o img {
 width: 50 px;
}

</style>

ты привыкла сбегать, трусливо поджимая хвост, стирать себя из историй и памяти людей, и все же, дарси необъяснимо тянет тебя к себе. тебе хочется насмехаться, хочется чувствовать его эмоции, питаться ими, будь то застилающая глаза похоть, злость или банальная насмешливость. ты жаждешь его ярости, хочешь оставить его в дураках, но забываешь о том, что желания имеют паршивое свойство — сбываться.

ты прячешь телефон в карман и жмешь на педаль газа, оставляя дом своего случайного любовника позади. не оборачиваясь, не жалея, не планируя когда-либо возвращаться, ведь цель-то у тебя была совершенно другая.

твой путь шумом колес пролегает по пыльным улицам сакраменто. в водовороте баров ищешь знакомое лицо, но не_приятель, не_бойфренд, не_друг исчез со всех радаров, будто канул в лету, не оставив ни одного следа, ни единой зацепки, ни единого упоминания. уебок просто подставил тебя и оставил ни с чем. и если бы это было единственное твое разочарование за этот гребаный день.

ты почти на выезде из города, когда полицейские останавливают твою машину.
вы арестованы по подозрению в краже автомобиля.


ты снова хочешь, чтобы я умерла,
но я и есть зомби

глупая. ведь он не обещал тебе, что не будет обращаться в полицию? снова ворвался в твою историю, пинком сорвав с петель дверь твоего рассудка. ты просто космически глупая, если и впрямь думала, что он отпустит тебя вот так вот просто. держи тачку, милая. может быть, тебе еще миллиард долларов, вертолет, да ключи от квартиры? уж если охотник поймал в свои сети пташку, то ни под каким предлогом ее не выпустит: откроет клетку, поиграется, даст ей долгожданный глоток свободы, но лишь для того, чтобы снова заковать за золотыми прутьями. и пусть пташка эта сама кому захочет выколет глаза, до самой черепной коробки вонзится в мозг, да весь мир вокруг окропит кровью — охотник все равно схватит ее и пережмет горло до последнего вздоха. глупая. нет, поистине глупая. кому ты поверила? он — сам дьявол. тасует невидимую колоду таро, вертит перед твоим носом нулевой аркан: «ты просто смешна в своей наивности, аддамс. думала, что одурачила меня, а в итоге сама осталась в дураках. ты и есть шут». смотрит на тебя даже не насмешливо — пусто. своими глазами — черными дырами, словно бычком прижигая кожу, оставляет на твоем теле болезненные ожоги, и в глазах этих ты не видишь ни злобы, ни радости — ни-че-го ты в них не видишь. стоит перед тобой отвратительным небритым чудаком, и нет в нем никакой эстетики, нет в нем ничего притягательного, хотя вчера, ты готова поклясться, он казался тебе совсем иным. что это, алкоголь? полумрак комнаты?

нет,
ты больше не видишь в нем красоты,
потому что ненавидишь его.

и все же сквозь зубы, давя в себе желание просто плюнуть ему в лицо, по-змеиному шепчешь:

знаешь, из всех моих мужчин, дарси, ты единственный, кто так подло забирает назад свои подарки.
    мог бы просто позвонить.


только вот даже на облаке, даже в божьем святом саду
я тебя вычислю, я тебя даже там

найду

[icon]https://i.imgur.com/AXkZxP6.png[/icon]

Отредактировано Ada Wolfhard (2022-10-22 20:26:54)

+2

4

твое обращение — из подобия человека во что-то значительно худшее, что едва ли возможно принять. короткие гудки на другом конце провода ничего не обещают, нисколько не успокаивают. сердце пляшет на костях собственных ребер, челюсти сжаты, дыхание прерывается и с усилием сотрясает грудную клетку, тело сводит тонической судорогой, нервные пальцы ищут, за что бы ухватиться, но проклятая клептоманка исчезла вместе с твоей последней пачкой сигарет. выворачивая карманы, переворачивая мебель, почти поворачивая планету в обратное вращение, ты ищешь любую случайную заначку и, к своему сомнительному счастью, находишь — невнятного срока давности сигарета в кармане зимнего плаща, рассыпавшаяся, смятая и переломленная у фильтра, в целом выглядящая немногим лучше, чем ты, немногим лучше, чем вообще ничего. в конце концов, подводит лишь зажигалка, вернее — ее отсутствие.

затем возьми коробок мокрых спичек, долго и громко ругайся матом, в конце концов что-нибудь разбей и пускай соседи терпят это лишь только потому, что остаются в замешательстве, вызвать ли полицию или психиатрическую бригаду своей проблеме за тонкой стенкой. закури попытки эдак с -дцатой и попытайся прийти в себя.

внутри тебя выжженный полигон для испытаний, на котором с печальным исходом несколько десятилетий испытывали на прочность тебя. нервы спутаны в клубок, ты давно запутался в себе и не можешь найти теперь хоть один нерв, который ведет к сердцу и чувствует что-то человеческое, да и вовсе — хоть что-нибудь чувствует. комок нервов, как наросшая внутри киста, давит на солнечное сплетение и вызывает рефлекторный спазм: пароксизмальная тошнота в сочетании с табачным дымом — плохой рецепт для завтрака выходного дня и после пары затяжек тебя выворачивает наизнанку, когда все, что получается выплюнуть из себя, — это стандартное месиво из алкоголя, синдрома отмены, желчи и собственного яда. после — опустошенным сосудом падаешь на холодный кафель ванной комнаты и больше себя не чувствуешь.

ты обслуживаешь двадцать миллиграммов тишины, порция на одного — пустота в дозировке, превышающей безопасную суточную норму, и ты собираешься сожрать это один. пустота парадоксальным явлением заполняет осушенный сосуд и оказывается достаточно сложно объяснить, как можно быть полным пустоты, но она хлынет внутрь стихийным бедствием и отрицательное давление внутри стремительно растет, так и получится в конечном счете, что ты — то, что все называют отрицательный герой.

когда словно через завесу коматозного сна ты услышишь настойчивый сигнал, ты все еще будешь лежать под раковиной в звенящем холоде кафельных стен и часами тебе будут служить медленно падающие капли из пасти плохо закрученного крана над головой. тик-так тик-так тик-так — наверное, около сорока минут утекли в бездну водосточных труб с момента твоего звонка в полицию. ты, лишившись остатка сил на этом сыром и промозглом кафеле в попытке встать, находишь брошенный на полу в гостиной телефон и снимаешь трубку, чтобы получить в награду торжество мимолетной усмешки — они ее нашли. они ее поймали, они ее пленили и ты хочешь претендовать на пойманную зверюшку, поэтому собираешься быстрее, чем капли воды отмеряют пять минут, и мчишься в полицейский участок так, чтобы прибыть прежде, чем твой обед растащит по кусочкам система правоохранительных органов.

ты требуешь аудиенции, ты хочешь говорить один на один и выкупаешь у копов абсолютное право на маленькую дрянь. ничего толком не объясняешь — просто платишь: вы договариваетесь за десяток баксов — такова ее цена, и шорох купюр мигрирует из твоего кармана в кобуру на поясе правозащитника, который теперь защищает твое право вести с ней разговор тет-а-тет.

комната для допроса оказывается скверным местом. пыльная лампа над столом гудит от электрического напряжения и являет собой в меньшей степени источник света, в большей — воплощение высшей степени дискомфорта. аддамс представляет собой то же самое и выглядит еще хуже, чем вчера. она сплюнет тебе под ноги клубок шипящих змей — ты растопчешь его и займешь место напротив. ты мало что понимаешь в свиданиях, но очень постарался вторить каждой сопливой мелодраме: вот, пожалуйста, сюрприз, столик на двоих, таинственный полумрак и головокружительное напряжение в воздухе — аддамс гудит, как электростанция, и ты прекрасно знаешь, что у нее есть на то причины, но тебе совершенно до лампочки. очень жаль.

— надеюсь, также единственный, кто платит за уединение с тобой, знаешь, — твой голос расползается ленивым эхом ее собственных слов по стенам маленького помещения. складываешь руки на столе и держишься не уверенно, но скорее безразлично. — не то, чтобы я брезгую, но десять баксов — это слишком дешево даже для тебя.

взгляд, скользящий, как слизень, которого ты выпускаешь ползать по ее худощавому телу, — неприятный, липкий, холодный, вызывающий желание помыться после. медлительными движениями глаз облизываешь ее с головы до ног, оставляешь ощущение грязи на каждом сантиметре ее кожи, доступном твоему взору, осматриваешь внимательно и составляешь подробную карту ее черт в своем сознании: бледное лицо и запавшие глаза, обветренные искусанные губы, резкие склоны скул, всклоченные черные волосы, сутулые костлявые плечи, угловатое телосложение и мелкая дрожь на кончиках пальцев. ты был бы согласен с ценником в сто баксов, но сделка уже совершена.

— можем, конечно, продолжить тему бессмысленных откровений, если хочешь, — слова бестолковые и пустые, выливаются из тебя, как рвотный рефлекс час назад, ведь на самом деле ты и сам свои мысли не перевариваешь. — так что расскажешь что-нибудь еще или просто вернешь то, что тебе не принадлежит?

[ava]https://i.imgur.com/Qs7bAWH.png[/ava]

+1

5

цену сам мне назначь
цену сам мне назначь
цену сам мне назначь

ты стоишь десять баксов. о, это непременно заслуживает аплодисментов. десять баксов — ни центом больше. даже когда ты, грешным делом, подумывала пойти продавать свое тело, чтобы не умереть с голода, ты надеялась, что за твою голову дадут больше. аделаида вулфхард — грубая, дешевая тварь. десять баксов, черт возьми. это даже унизительно.

ты грубо сплевываешь, не заботясь о реакции человека напротив. забавно, — думаешь, — он ведь даже не знает твоего чертового имени, а все-таки настиг тебя немногим больше, чем через полдня после твоего исчезновения. сейчас ты жалеешь о своей минутной слабости, о жадности и слепом бесстрашии, заставившим тебя подойти к той злосчастной машине. ты внутренне скулишь и жалеешь себя, один за одним терзая свое сознание все новыми и новыми вопросами. почему ты не убежала в тот миг, когда он тебя заметил? почему не выбрала другую тачку? зачем заговорила? зачем ты приговорила себя к нему?

он сидит напротив, ваши глаза расположены на одном уровне, но тебе кажется, будто бы он тенью нависает над тобой — смотрит настойчиво, сверху-вниз, режет своим коршунским взглядом, словно отравленным ножом проникая под шершавую кожу, отравляет твою кровь своей ненавистью и злобой, и ты, заразившись, исходишь на яд. ты дрожишь, но взгляд не отводишь. в твоих зеленых глазах задорными чертями пляшут обида и гнев, и одни только наручники отделяют тебя от желания с когтями наброситься на обидчика, растерзать его прямо здесь, в комнате допросов. о, ты бы с радостью отсидела за убийство, если бы только могла дотянуться до его самодовольной рожи.

ты подарил мне ее. ты подарил мне свою гребанную тачку, — цедишь сквозь зубы, — или твой обдолбанный мозг уже забыл обо всем, что вчера было? о, я тебе, блять, напомню, кусок самодовольного дерьма. слушай меня внимательно и вспоминай: ты. подарил мне. свою. тачку, — ты резко поднимаешься со стула, а твой тон с каждой секундой становится все громче, — сказал: «отвези меня домой и делай, что хочешь», — обессилевшее от бессонницы тело не выдерживает такого стресса, ты нервно дрожишь и едва не срываешься на истерику. — забирай, блять. забирай, только освободи меня от необходимости созерцать твою мерзкую рожу.

ты вновь обессиленно падаешь на стул, подавляя в себе желание харкнуть обидчику прямо в лицо. гребанная камера слежения в углу комнаты не дает тебе покоя. необходимо успокоиться — ты столько раз избегала наказания, чтобы заполучить его таким идиотским способом?

вдох. выдох. вдох. тюремные интерьеры не располагают к задушевным разговорам, и все же, ты понимаешь — истерикой ничего не добиться. нужен компромисс: пусть забирает тачку, она тебе, в принципе, уже и не нужна. жаль упущенных денег, но это не последняя добыча, которую ты можешь найти в этом городе. пусть забирает тачку и все, что захочет, а тебя оставит в покое. забыть бы его, как страшный сон.

несколько выдохов спустя ты добавляешь уже спокойнее:

это нечестно. я не сделала ничего сверх того, что ты сам позволил мне сделать.

[icon]https://i.imgur.com/AXkZxP6.png[/icon]

Отредактировано Ada Wolfhard (2022-10-22 20:27:41)

+1

6

вспоминай

взъерошенные черные волосы напротив выглядят, как грозовое облако, готовое разразиться стихией. ты накручиваешь один локон на палец, сцеживая капельки влаги, и говоришь: я никогда бы и не подумал переспать с тобой. прошлым вечером было дождливо и ты помнишь запах мокрых волос, хаотично перемешанный с прикосновениями холодной кожи. ты видишь, как ее грудная клетка панически вздымается и опадает, сокрушаясь гулкими словами, как раскаты грома, и от нее у тебя начинает звенеть в ушах. со звоном осыпаются под ноги пуговицы порванной рубашки, она тихо опадает на пол, как сорванный грозой листок, и чернеют очертания силуэтов скалистых ключиц и пологих бедер в полутьме, под случайными вспышками света сверкает бледная кожа и местами на ее ровной поверхности обозначаются точки ударов озверевших молний — выжженные под горячими губами участки налитых кровью стигм на шее. сегодня на местах катастрофы взошли пурпурные цветы — твой скользящий взор замирает и медленно пробирается через поле болезненных соцветий, тропой уводящее под ткань футболки. ты неопределенно хмыкаешь себе под нос, сопровождая полутень эмоции лукавой улыбкой, приподнимаешься с места, протягиваешь руку, касаешься угольных штрихов ее волос и накидываешь прядь на плечи, чтобы прикрыть сорный цвет распустившихся засосов. ты все хорошо помнишь.

ты возвращаешься на свое место, устало и расслабленно откидываешься на спинку стула и спокойно наблюдаешь, как сверкают заточенные под лезвия ледники на дне ее зрачков, — ты, кажется, успел привыкнуть к этому взгляду или все дело только в том, что она больше нисколько тебя не трогает, и это после того, как вчера она трогала тебя смело и самозабвенно. все ее слова со свистом пролетают мимо, как пули, да только тебя уже не взять ни единым выстрелом. клик-клак — не ранен, не убит. с каждым новом словом тщетно щелкает затвор пистолета, нацеленного на тебя, но убить удается только время. ты холоден, и твоя футболка, небрежно накинутая ею в очевидной спешке, смотрится совсем некстати, — ей стоило одеться потеплее, сегодня здесь градусов минус сорок, и это после вчерашних горячих и пульсирующих сорока. твоя внутренняя стихия капризнее любого ребенка и по сути просто невыносима, про себя отметишь: нужно срочно найти нового барыгу.

— у тебя десять минут, бонни аддамс, — объявляешь категорично, как детонатор, и прекрасно знаешь, что она на грани взрыва. выуживаешь разбитый телефон из кармана, сверяешь время до катастрофы — четвертый реактор неизбежно выходит из строя, у тебя все запланировано. — жаль, уже восемь. как думаешь, может быть и стоило тогда слушать внимательно и просто проваливать к черту, когда я давал тебе на этого три секунды?

бонни аддамс — и ничего о ней больше неизвестно. пойманную на выезде из города зверюшку, потрошили в несколько рук, но из нее только и сыпалось что — острые осколки эмоций да нецензурная брань, выпали к ногам доблестных офицеров полиции пачка сигарет и зажигалка. никаких документов при ней найдено не было и, когда тебе в участке поступил вопрос, знаешь ли ты имя воровки, ты пожал плечами и наотмашь бросил: бонни аддамс, но клайдом назваться отказался. знаешь ли что-нибудь еще — нет — только то, что у нее родинка под ребрами и татуировка на внутренней стороне бедра, но ты лаконично промолчал.

— знаешь, ты права, — и кажется на мгновение, что белый флаг над твоей головой развивается под веянием твоего глубокого вздоха, с которым ты проронил последние слова. она права — да только ей от этого будет ничуть не легче. правы были истеричные мамочки, еще в детстве запрещавшие другим детям играть с тобой, — и может быть только этим выблядкам сейчас и правда легче, чем могло бы быть. бонни аддамс игривая и бонни аддамс сыграла в ящик: у ящика четыре серые стены, запечатанные вглубь коридоров полицейского участка. — я подарил тебе тачку, все так. но тебе ведь все равно этого мало, да? ты напоследок прикарманила себе еще парочку безделушек… ну так, по мелочи в основном, почему бы и нет.

ты не торопишься с вердиктом — это ясно, когда ты заплатил за десять минут аудиенции. ты хочешь степенно расставить все точки над ё и й во фразе ёбаный пиздец. тебе это время нужно, чтобы исчерпать суть ситуации, ей — просто не повезло и ничего с этим не поделаешь, как ничего не поделаешь с тем, что ты бросаешь ей вызовы один за другим, но ее руки надежно закованы в наручники и животинка скулит, заходясь стонами и гремя свой короткой цепью, а ты гнусно дразнишься.

ну же, маленькое чудище, кис-кис

ты все хорошо помнишь — и это причина, почему вы здесь. ты помнишь золото непослушных волос и тонкие пальцы, вплетающиеся в твои пряди лозами, оттаявшие по весне льды в голубой радужке глаз и звонкую апрельскую капель чьего-то смеха. и с тех пор вéсны как-то изменились: стало промозгло и сыро, мертвая тишина звучит, как тысячи децибел, и откровенно действует на нервы. ты помнишь подаренную тебе зажигалку на день рождения и до сих пор чиркаешь колесиком, чтобы согреться. ты хорошо помнишь, как больно, оказывается, убивать любимых, поэтому теперь предпочитаешь просто мучить ближних живыми.

ты помнишь больше, чем способен вынести, и это причина, по которой ты не выносишь себя, а также ответ на главный вопрос: почему тебя не выносит никто.

[ava]https://i.imgur.com/Qs7bAWH.png[/ava]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you're better off dead!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно