Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я ненавижу придумывать названия


я ненавижу придумывать названия

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/mrEoso4.gif
как-то 24.12.2021 моя прекрасная жена, как хозяйка дома, впустила к себе двух слегка помешанных на друг друге гостей.

https://i.imgur.com/HQdPy8q.gif https://i.imgur.com/uEiGqod.gif

один ублюдок муж Лил также прилагается.
но гиф я для него делать не буду, обойдется

Отредактировано Roy Vexler (2021-12-27 00:34:00)

+4

2

Сейчас его отношения с Бенджамином Войтом практически идеальные, но было время, когда всё у них шло со скрипом.
В самом начале, когда Войт был в раздрае и отчаянно нуждался в деньгах, он с большим недоверием относился к резкому, тяжелому на восприятие Векслеру, которого Брекен выдал в качестве ширмы между собой и своими официальными декларациями. Тогда, четыре года назад, Рой был ещё более не сдержан, очень мало соображал в процессе легализации денежного потока и с откровенной настороженностью относился к человеку, который так знатно проебался, что был вынужден продать единственную дочь в официальные узы брака, лишь бы обезопасить фамилией, известной в узких и достаточно специфичных кругах.
Стоило Рою достаточно поднатаскаться [в том числе сходив на многочисленное количество курсов по финансам], так случился самый главный переломный момент - смерть Уильяма Брекена. Раскрытие всей его подноготной больно ударило по Векслеру и буквально опустошила. Его удерживала привычная ярость, заставляла подниматься и делать что-то, чтобы не допустить захвата уже наработанной базы убийцами бывшего главы. Тогда же Бенджамин Войт, считая, что Рой слишком занят, в том числе и переездом в Сакраменто, попытался скрыть часть денег, думая, что незаметно от Векслера обналичит несколько проводок. Рою, правда, потребовалось много времени прежде, чем он разобрался; пришлось также провести крайне неприятную воспитательную беседу и внедрить в структуру продюсерского центра VV своего финансиста для контроля.

Джейн - высокая, довольно специфичного вида блондинка практически доберманской хваткой вцепилась в переданные бумаги и в итоге спустя несколько дней вверила в руки Роя все сведения о махинациях Войта.
Потребовался долгий разговор и несколько угроз, чтобы расставить точки над i с тестем. В частности, перспектива остаться без внушительной финансовой поддержки, а также с не до конца погашенным долгом перед прошлыми кредиторами сделала Бенджамина практически шелковым. Он со всем согласился, даже с тем, что Джейн теперь приходит в его офис раз в неделю и скрупулёзно пересматривает все документы, как будто под микроскопом. Аргумент о безопасности дочери даже побудил Бенджамина увеличить ту часть, которую он пускал на погашение долга, лишь бы раз и навсегда расквитаться с нелегальными дебиторами.
Если бы у Роя была статуэтка "отец года", он бы точно пизданул им Войта от души, но её нет. Да и в целом Рой не вмешивается в отношения отца и дочери, живя по принципу "меньше знаешь - лучше спишь". В конце концов - у него у самого нет и никогда не было семьи, именно поэтому он не имеет право ни осуждать, ни поддерживать другие.

Спустя три месяца даже то недовольство, которое оба поимели с той беседы, пропало. В конце концов, они в первую очередь деловые партнеры, чтобы подпитываться эмоциями и привносить их в выстроенные годами отношения. Рой делает вид, что спустил проеб Войта на тормоза, Войт же со свойственной ему чуйкой берет Векслера под некоторый свой контроль, практически заставляя ходить на многие статусные мероприятия. Он каждый раз говорит: "Уильяма больше нет, нужно новое лицо, которое будут знать" и Рой с недовольством, но соглашается. Он знает - безымянное и бестелесное нечто наебать хочется в два раза больше. Знает по собственному опыту.
Именно поэтому он зовет к себе Роя в канун Рождества.
Сам устраивает какое-то мероприятие для членов элитного яхт-клуба, в котором состоит и говорит, что будет представлять его известным людям не только, как делового партнера, но и как члена семьи. Рой недовольно, но соглашается, выставив одно условие - ограничить появление одного человека, причастного к смерти Брекена и из-за которого его коротнуло в прошлый их совместный с Ло выход.
Бенджамин заверяет, что его не будет и Векслер соглашается, даже не представляя, кого встретит.

И без того богато украшенный дом Войтов расцветает под блеском мишуры и новогодних украшений. Во всю подготовленные комнаты к Рождеству и приёму гостей кажется, даже пахнут праздником.
Это не то, что его квартира, в которой из украшений только туалетная бумага со снежинками.

Он, подцепив бокал с шампанским [больше даже для вида, чем для того, чтобы его пить], бесцельно проходит мимо пребывающих гостей. Вечер только начинается, ещё никто не успел напиться или поссориться, пока на стадии приветствий и обсуждения поверхностных тем. Рой проходит мимо какой-то парочки, которые долго стараются понять оставили ли корм для кота, когда натыкается на знакомый профиль. И взгляд, фигурально укладывающий на лопатки.

После встречи у него на квартире, когда Рой в припадке ярости разъебал половину мебели, а после сдуру проболтался Лизе о связи с Уэйн, они виделись исключительно на допросах. Их было два, но каждый Рой запомнил так, как будто это были какие-то знаковые события. Что-то вроде хануки у евреев.
Лил не переходила рамки профессионализма и с особой жестокостью вдалбливала в него факты. Отдуваться пришлось адвокату, которого Векслер взял с собой, понимая, что сам банально не вывезет. За все шестьдесят минут в общей сложности его пребывания в кабинете допросов УБН он не проронил ни слова, доверившись Лиллиан Уэс - адвокатше, собаку съевшей на подобных делах.
Больше они не встречались, так и оставшись без единого слова между той нелепой паутиной обид, что издавна связывает обоих.
И видеть её сейчас, здесь - совершенно не то времяпрепровождение, которое он рисовал себе в планах на этот вечер. Воспользовавшись тем, что она одна, он жестко перехватывает её за локоть, заводя на кухню из общего зала.

Прищурившись, практически выплевывает в лицо слова: - Какого дьявола ты тут забыла? - в его понимании, она могла прийти в этот дом исключительно для того, чтобы вынюхать что-то о нем самом. Что для него означало бы не самое радужное будущее и как моно больше необходимостей визитов в управление. - Работаешь под прикрытием или что вообще?

Отредактировано Roy Vexler (2022-01-20 21:30:47)

+3

3

- Ты долго, милая? Мы же опоздаем.
- Уже иду! Застегиваю платье и спускаюсь...
Застегиваю платье и в последний раз осматриваю себя в зеркало: чёрный бархат бюстье соблазнительно обтягивает смуглую кожу, волосы подобраны в пучок, открывая изящный изгиб шеи, на длинных ногах, иногда показывающихся в разрезе подола, непримечательные чёрные Ив-сен-Лоран на высокой шпильке - чертовски неудобные, но крышесносяще сексуальные, если рассматривать туфли вблизи, закинув себе ноги их обладательницы на плечи. Ещё пара последних капель парфюма, и спустя несколько минут я таки появляюсь наконец-то на лестнице, ведущей со второго этажа дома, где размещена гардеробная.
[float=right]https://i.imgur.com/RTbZUvL.gif[/float]Внизу уже в нетерпении ожидает мой муж, Бенджамин - сегодня нам предстоит посетить собрание яхт-клуба, в котором он состоит. Не то, чтобы меня сильно интересовали водно-моторные средства передвижения, но потрещать с людьми о том, о сём, выгулять новую пару обуви и потрахаться с супругом в кладовке, не снимая платья, звучало обнадеживающе, а ещё просто хотелось отвлечься от мыслей о работе... и о последнем из своих дел. Так что предложение развеяться я приняла, не задумываясь - а многозначительная ухмылка мужа при моём появлении - как раз то, что нужно было, чтобы задать тон этому вечеру.
- Этого стоило ожидать.
Собрание клуба, как мне по дороге рассказывает Бен, в этот раз происходит в доме Войтов, глава семейства которых является каким-то крутым музыкальным продюсером. Фамилия этого продюсера кажется мне смутно знакомой, будто я где-то совсем недавно её слышала, но убедив себя, что, вероятней всего, встречала её на страничках светской хроники о восхождении очередного юного дарования на шоу-олимп, успокаиваюсь. Тем более времени долго размышлять не остается - сначала я поддаюсь на легкие приставания мужа, а потом мы и вовсе останавливаемся под лучами ожидающей светской тусовки, прибыв на место назначения.
Ещё несколько минут мы расхаживаем туда-сюда по лужайке, по холлу, рассматриваем присутствующих, а потом неожиданно меня увлекает в сторону жена одного из друзей Бена, чтобы похвалиться тем, какая она расчудесная хозяйка и показать мне новые фотографии высаженных на её лужайке роз. В ответ супруг лишь виновато пожимает плечами, но я принимаю удар стойко, потому что знала, куда иду, и была готова к подобным светским разговорам, даже сама подготовила один - о новом рецепте лимонного пирога. Но проблема таких разговоров кроется ещё в одном - они имеют свойство быстро заканчиваться, поэтому выслушав лекцию о цветках, я неожиданно снова остаюсь одна - в компании лишь только прихваченного из подноса официанта бокала шампанского.
Ну, наверное, можно уже и мужа поискать. Или хотя бы ещё одну женщину, любящую розы - теперь-то я могу посостязаться с ней в знаниях об удобрениях для этих требовательных цветков.
Как тут неожиданно чувствую, что кто-то хватает меня за локоть. Успев даже обрадоваться, что сейчас мне предстоит быстрый перепихон в кладовке или как минимум куда более интересный собеседник, я с широкой улыбкой разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов - уже собиралась идти искать... - и обрываюсь на полуфразе, понимая, что передо мной не Бенджамин.
Передо мной Рой Векслер. И девичья фамилия его супруги - Войт.
Чёрт, стоило догадаться об этом раньше.
Но возразить не успеваю, потому что в следующее мгновение меня затаскивают на кухню и быстро обрезают все пути к отступлению, перекрывая дверь. - Работаешь под прикрытием или что вообще? - Рой взвинчен, его взгляд неспокоен и бегает вокруг, не зная на чём остановиться: то ли на моём декольте [не положено, но хочется], то ли на винном холодильнике [надо бы, но не так интересно]. Очевидно, моё присутствие в этом доме не входило в его планы, как, в принципе, и я не собиралась сегодня вляпываться в работу. Но кто ж мне теперь поверит.
[float=left]https://i.imgur.com/YYuTVDP.gif[/float]- Да, мистер Векслер, работаю под прикрытием... - томно вздыхаю и делаю шаг вперёд, слегка наклоняясь, так чтобы Рой услышал аромат своего любимого парфюма, - под прикрытием жены, чей муж в прошлом году купил себе яхту, - жаль, что в этот момент я не вижу лицо собеседника, а лишь ощущаю, как шумно вырывается дыхание из его груди, скользя вдоль по моей шее и оголенным плечам. - Простите, что не сразу вспомнила, что фамилия Шарлотты - Войт. Возможно, уберегла бы вас от волнения, - кажется, проходит целая вечность, прежде, чем я отстраняюсь обратно и, осторожно дернув плечиком, благоговейно улыбаюсь, будто совершенно не понимаю контекста происходящей встречи. - Хотя, раз уж я здесь, была бы рада наконец-то познакомиться с вашей избранницей, у меня есть к ней пару вопросов, - не то, чтобы мне очень хотелось сейчас проводить какой-то допрос по делу Брекена. Но увидеть растерянность на лице Роя после последнего нашего вечера у него дома - было, признаюсь, приятно, и, надеюсь, для него не менее неудобно.
[float=right]https://i.imgur.com/ZdNGOrI.gif[/float]- А сейчас прошу меня простить, мне стоит найти мужа... или очередную светскую львицу, выращивающую розы... - наконец-то, пользуясь случаем, я нахожу, как обойти Роя, и уже через плечо бросаю ему - тем более, если верить вашим словам, вы мне уже всё сказали, не так ли? - а это уже отсылка к нашему последнему допросу, и предпоследнему, и первому, каждый из которых заканчивался этой фразой.
Хоть мы оба и знали, что это не так.
И далеко не только по делу Брекена.
Но кто ж нам теперь поверит...

Отредактировано Lil Wayne (2022-02-12 01:47:13)

+3

4

Ему кажется или на красивом лице Лил на секунду мелькает удивление?
Впрочем, убирает она его мастерски быстро, нацепив на себя маску игривости. Подается вперед и в нос ударяет давно знакомый парфюм - уверен, она не меняла его со старшей школы. Векслер стискивает зубы и играет желваками от злости, впрочем, женщину это никак не смущает, она с мастерством пиромана балансирует на этой пороховой бочке.
Она играет; он молчит.
Она тянет за какие-то неведомые эмоциональные нити, мастерски вплетая в собственный монолог и напоминание о необходимости побеседовать с Лоттой и присутствие мужа, что раньше всегда был в их отношениях лишь фантомом. Как будто тем самым хочет задеть и выбесить сильнее - едва ли это возможно. Уходит, получив в ответ лишь его жесткое и саркастичное: - Не так ли. На самом деле, ему многое хотелось бы сказать, но, увы, никогда не владел мастерством ораторского искусства.

Резко взмахивает рукой, ею же направив бокал с шампанским со стола прямиком в стену напротив. Его лицо в полном спектре изображает ярость, Векслер зол так, будто только что столкнулся с самой главной проблемой в жизни. И толком не знает сам: что же на самом деле так сильно зацепило? Неожиданность? Сомнения относительно истинной цели её визита? Излишне соблазнительное платье? Наличие где-то в обозримом радиусе ненавистного ему мистера Уэйна?
Ведь не был готов, даже в потаённых кошмарах не планировал встречаться тет-а-тет с её супругом. Вся та обида, что до сих пор искрится внутри из-за её поспешного брака до сих пор омывает сердце и, кажется, что стоит лишь взглянуть на него, сразу же киданётся свернуть шею. Весь абсурд ситуации в том, что это могло бы случиться в любой другой локации, но никак не на праздничном вечере в родном доме своей собственной супруги.
Ёб твою мать.
Векслер чувствует себя так, будто его только что связали и выпотрошили, швырнув напоследок в крайне неудобной позе в клетку.

Рой мог бы поклясться, расписаться на всех декларациях мира, закрепив на каждом документе, что собственная судьба его просто-напросто ненавидит. Подкидывая снова и снова подобные сюрпризы, будто специально заставляет выворачивать душу и отыгрывать прилюдно совершенно противоположные эмоции.
Лил всегда, до конца этой ёбанной жизни будет вызывать внутри мощный эмоциональный фонтан. Это уже не исправить, никак не убрать из базовых настроек. Прочно засев в гуди и поселившись фантомом за рёбрами, она каждый раз царапает внутренности и с противным звоном ногтями проходится по костям [почти как по письменной доске, настолько же больно ушам и нутру].

В кухню заходит парень в форме - безликий официант из нанятого обслуживающего персонала. Сначала бросает взгляд на осколки, после вопросительный на самого Векслера, Рой же не одаривает того вниманием, лишь, развернувшись, выходит из своего внезапного укрытия на поиски супруги. Находит её в разношерстной толпе практически сразу: на правах хозяйки дома, Лотта чуть ли не светится от всеобщего внимания. Впрочем, это самое внимание ей безупречно идет, как, собственно, и роль владелицы вечера.
Лучеразно улыбнувшись [вероятно, улыбку от него Ло видит впервые] и, дождавшись, пока она обменяется любезностями с какой-то тучной дамой, наклоняется к её лицу. Слегка царапает щетиной нежную кожу, но сам не обращает внимание, сосредоточенно вводя девушку в курс дела: - Здесь на приёме каким-то образом затесался коп, в качестве приглашенных. Женщина в черном платье, фамилия Уэйн. Надо не выдать сущность нашего брака и немного поиграть, потому что она копает под моё досье, - он не хочет говорить обо всех подводных камнях, связанных с Лил, но не потому что не доверяет Лотте, а потому что сейчас не место и не время впадать в историю и пересказывать сто сорок серий их персональной Кармелиты.

Толком поговорить не успевают, их прерывают практически сразу какие-то люди, знавшие Ло почти с пеленок. Мистер и Миссис какие-то-там волнуют Векслера так же, как обывателя заботит проблема миграции ежей из северной Кореи в Южную, но он мастерски держит лицо и отыгрывает заинтересованность в диалоге. Умению совладать с эмоциями на публике его выдрессировал Уильям Брэкен, как доберманов приучают к командам - через многочисленные упражнения и порой не гнушаясь применить силу. Зато теперь он может поддержать разговор даже о яхтах, хоть и не смыслит в них ровным счетом ничего.
По итогу таких мистеров и миссис как-их-там сменяется несколько прежде, чем они с Ло-таки наталкиваются на великую троицу - Бенджамин Войт и оба Уэйна. Из всех эту фамилию он никак не забудет.
Организационный вопрос знакомства Бен берет на себя: - Знакомьтесь! Моя дочь - Шарлотта и её супруг Рой. А это мой тёзка Бенджамин и его супруга Лил Уэйн. Бен совсем недавно стал членом нашего клуба, - Рой никак не выдает показательно, что перед ними нужная женщина, лишь слегка приобнимает Лотту, практически отзеркаливая этим жестом все пары, что здесь присутствуют. Вторую руку протягивает своему новому [давно ненавистному] знакомому и пожимает в приветственном жесте. Внешне спокоен, как танк, хоть держится из последних сил, чтобы не позволить ни единой негативной эмоции промелькнуть на лице. Наоборот, позволяет себе усмехнуться и вежливым тоном проговорить: - Бенджамин, приятно познакомиться. А вот с миссис Уэйн мы знакомы по её работе, но, надо признаться, что эти декорации более располагают к общению.

Отредактировано Roy Vexler (2022-01-26 23:27:39)

+4

5

Когда массивные дубовые двери отделяют меня от Роя Векслера, я наконец-то позволяю себе выдохнуть и расслабить плечи. Внутри всё колотится, сердце, кажется, вот-вот вырвется наружу.
Я прикрываю глаза и пытаюсь понять, что это только что было: встреча старых знакомых, любовников, врагов или встреча следователя и подозреваемого?
Но к своему большому сожалению понимаю, что вляпалась во всё и сразу.
- Вот ты где! Я уже тебя обыскался! Переживал, что тебя утащили сажать розы прямо отсюда, - рука Бена на моей талии оказывается неожиданно и в первое мгновение заставляет дернуться от волнения, что призрак прошлого снова ворвался в мою размеренную жизнь. Но знакомый голос действует успокаивающе, и перед тем, как оказаться с мужем лицом к лицу, я снова успеваю прикинуться примерной женой. - Ох, прошу тебя, больше никаких роз по праздникам, - вымученно улыбаюсь и тянусь к колючей мужской щеке, чтобы оставить там короткий вежливый поцелуй в попытке вложить в него куда большее - примерно всё, что я чувствую сейчас и ни капли того, что я чувствовала, когда так же целовала Роя Векслера.
- Пошли, кстати, познакомлю тебе с Бенджамином Войтом, он где-то тут.
Бенджамин Войт оказывается рядом с фуршетным столом, весь такой довольный и успешный - как и должен выглядеть хозяин жизни. Мы перекидываемся парочкой шуток, я беру себе новый бокал шампанского, и мужчины решают, что сейчас самое время пустить в наш круг общения ещё и хозяйку вечера Шарлотту, от единственного имени которой внутри всё тут же холодеет, и мне даже приходится схватиться за локоть мужа, чтобы удержаться на ногах.
- Знакомьтесь! Моя дочь - Шарлотта и её супруг Рой. А это мой тёзка Бенджамин и его супруга Лил Уэйн. Бен совсем недавно стал членом нашего клуба.
Я поджимаю губы и нарочито вежливо протягиваю руку сначала самой девушке, а потом и её мужу.
- Миссис Векслер, отличный приём. Спасибо за приглашение. Скажите, а вы давно женаты с Роем? - чисто светский вопрос после всех этих протокольных приветствий. - Вы просто отлично смотритесь вместе. Жаль только, что ваш муж вляпался в такую неприятную историю, но мы делаем всё, чтобы восстановить истину, я вас уверяю, - ага, конечно, особенно я восстанавливала истину, когда явилась к Рою на квартиру и попыталась его поцеловать несколько дней назад - титул "следователь года" уходит ко мне без борьбы.
- Детка, давай без работы хотя бы сейчас. Не нагружай людей, - тут же картинно вздыхает Бен и прижимает меня за талию ближе к себе. - Она у меня такая трудяга, - закатывает глаза подобно мученику, но потом расплывается в улыбке и нежно касается моей щеки своими губами. - Я и сам иногда, как на допросе. Не воспринимайте на свой счёт, Шарлотта, - я вежливо киваю, поддакивая мужу, и встряхиваю головой, мол, и правда "что-то заработалась", но про себя чертыхаюсь упущенному моменту схватиться за ещё одну ниточку в деле Уильяма Брекена. Бенджамин никогда сильно не вникал в мою работу: ему нравилось слушать истории о преступлениях, будто смотреть сериал, но все это процессуальные нюансы были от него примерно на таком же расстоянии, как и Казахстан. Вот и сейчас он вряд ли понял, как невовремя спас всех нас от моего собственного трудоголизма. Эй, я же этим деньги зарабатываю!
Но деньги сейчас стоят рядом с нами в смокинге за тысячу долларов и подбадривающе хлопают моего супруга по плечу. Мистера Войта ситуация, кажется, веселит, как и Бена. Потому что остальные из присутствующих отчетливо понимают, какое цунами только что пронеслось мимо прибережной зоны нашего разговора.
- Рой, у вас есть яхта? - а это мы снова с подачи моего супруга вальяжно ныряем в мирный штиль светских бесед, и единственное, что я успеваю, прежде, чем захлебываюсь в рассуждениях о мачтах, это бросить на Векслера строгий взгляд, мол мы не договорили, а потом перевести его на стоящую рядом Шарлотту и елейно улыбнуться - с тобой мы тоже не договорили, милочка, наконец-то пришла и твоя пора выбирать лучшее платьице, чтобы заглянуть к нам в управление на недельке.
Но пока наслаждайся этим вечером, раз уж ты и правда его полноценная хозяйка.
А я найду наслаждение в бокале шампанского у меня в руке - лишь бы не думать о чёртовом сюрреализме всего происходящего: муж, любовник, его жена и дело погибшего сенатора.
Официант, можно ещё шампанского?

+4

6

Лотти планирует сегодня блистать. 

В принципе, это правило работает для неё каждый день. 

Она довольная расхаживает между гостями, получая удовольствие от каждого направленного в ее сторону взгляда. Белье платье облегает фигуру, длина доходит до середины бедра. Золотая короткая цепь облегает горло, пока легкие локоны обрамляют загорелое лицо. 

Лотти излучает успех. 

Сложно не излучать — когда ты выигрываешь по праву рождения всю эту жизнь. 

Здесь присутствуют все, с кем работает отец, а также все те, в чьё общество он жаждет попасть. Мало иметь славу, признание, деньги. Ещё немного хочется получить власть. Хочется быть приобщенным к аристократии. Музыкальный продюсер — это не полноценный деятель искусства, хип-хоп — почти новый джаз. Но отец любил джаз. И очень хотел быть не просто американцем, а американцем, поднявшимся наверх. 
К этой цели его ведёт, как бы ни было удивительно, Рой. 

Шарлотта привыкает к нему. 

Она привыкает, что они все чаще появляются на публике вместе, что его рука опускается к ней на талию, а ее — ему на плечо. Что иногда она может ему позвонить и спросить что-нибудь. Просто узнать. 

Что он есть

Как часть ее жизни, которая может не только помочь, но и.. дать вырасти? Порой Лотта думает, что из них получатся хорошие друзья. 
И что ей не хочется знать, что именно сближает его с отцом. 

Но ей нравится вечер. И нравится, как они сочетаются. И что люди думают, будто между ними что-то однозначно есть. Лотти любит дурить. 

Она теряет его в какой-то момент, машет рукой, и разговаривает с гостями, сменяя одного другим, пока Рой резко не появляется и не уводит ее в сторону. 
Ло слышит:
«Коп в качестве приглашённых»
«Фамилия Уэйн»
«Надо немного поиграть»

Первая мысль: почему не Брюс? Я бы не прочь повеселиться с Бэтмэном. 
Вторая: блять

В ответ — короткий послушный кивок. 
Лотта улыбается. Цепляется короткими аккуратными ногтями алого оттенка за Роя, тянется к нему и смеётся, а потом поворачивается. 

Шарлотта Векслер прекрасно умеет лгать. Лучше, чем когда-либо умела она в роли Войт. 

Миссис Уэйн выглядит красивой. Как и ее муж. Элегантной, с флером аристократии и породы. Ее муж — тоже — хорош. Лотта поворачивается на Роя, поднимая бровь. Это значит «неплохо», а ещё, замечая взгляд своего супруга — «и для тебя?..». 
Смеётся. Оборачивается к миссис Уэйн. 

— Поверьте, радость взаимная. Давайте сразу на «ты»? Мне неловко, когда со мной так фамильярно. 

В конце концов, ей всего немного за двадцать. Кто она такая, чтобы к ней обращались на Вы? Кто, кроме дочери Войта и жены Векслера?

Вопрос о муже кажется ей очевидным, и даже немного слишком. Мысль: мы на допросе? Можно было увести хотя бы в сторону, я обещаю не вызывать адвоката. 
Но в эту минуту молчать нельзя, потому что иначе молчание может быть неправильно расценено. Или, что ещё хуже — правильно

Правильно значит для Роя и Лотти (и, самое для неё главное, Бенджамина Войта) — пиздец

— Не знаю… Целую вечность? Уже года три, не меньше. Я не из тех девушек, что отмечают в календаре различные даты. А касательно ситуации — я и не переживаю. Поверьте, когда живешь в сердце Голливуда долгие годы, привыкаешь к разбирательствам. Это все сущие пустяки. 

Лотта улыбается, поправляет волосы, одобрительно осматривает чету Уэйнов. 

— В прошлом году отца пытались засудить раз восемь, не меньше. Крики, возмущения, интеллектуальная собственность, авторские права, blah-blah-blah… Когда ты что-то значишь, в этом мире всегда возникают те, кто хочет эту значимость отобрать. 

Зубы у Лотти белоснежные. Свои. 

— Мне нравится, как вы выглядите, и просто восхитительно смотритесь, — здесь нет лукавства, но внимательные глаза Векслер оценивают движения Лилиан, ее взгляды — 
её

— Какую музыку любите? Можем сходить на какой-нибудь концерт вместе. Расслабимся. 

Лотти облокачивается на Роя, отдаёт бокал проходящему мимо официанту, и, игриво поворачиваясь к мужу, аккуратно обхватывает руку. 

Ведь у супругов должен быть контакт, верно? 

— В конце концов, если моему мужу придётся ещё раз ходить на допрос, то я предпочту, чтобы он проходил при мне. 

Это намёк. 
Как жена я же имею право все знать? 

+4

7

Лил смотрит на него осуждающе, её щеки искрятся под тёплым летним солнцем от слез.
Очередной выговор, очередная комиссия по обсуждению проблемного школьника, главным героем обозначен Рой Векслер. Они стоят посреди школьного коридора в ожидании, когда позовут. Ожидание растягивается резиной между ними. В воздухе пахнет её духами и отчаянием. Он, опустив взгляд, старается не встречаться с её, как будто боится прочитать в них всё то, что электризуется вокруг.
Три дня назад одноклассники брата искупали его вещи в луже. Обычная детская выходка обернулась тем, что во время издевательств над Максом, высыпались деньги. Деньги, которые заработал Рой, и которые должны были кормить братьев три дня. Растерянный и печальный брат вернулся домой, сперва долго не признавался, а после рассказал в чем причина и кто посмел тронуть Векслера, пусть и младшего. Их кара была незамедлительной, уже на следующее утро разъярённый и голодный Рой избил зачинщиков прямо на заднем дворе, когда сонные они шли на уроки.
Скандал разгорелся быстро, как искра на пролитом бензине разжегся синим пламенем. В панике были учителя, восприняв на собственный счёт [они же несут ответственность за детей в школе], директор требовала немедленного разбирательства, а родители оборвали все телефоны, требуя в срочном порядке исключить его из школы. «Рой Векслер опасен для детей!», «Его необходимо отправить в школу для малолетних преступников!» кричали буквально все, пока он сидел в холле перед кабинетом директора и рассматривал окровавленные костяшки пальцев. И всё, о чем думал - не сможет брат тут один, без его защиты. Если смеют издеваться, игнорируя взрывной характер старшего, то что будет, когда он перестанет ходить в эту же школу?
- Ты должен прекратить, Рой, - говорит Лил и от того, как дрожит ее голос, сжимается что-то в груди. Рою шестнадцать и он бесконечно влюблён в девочку напротив, а потому взгляд даже перевести на неё не может, тушуется. Знает ведь, что не может пообещать перестать. - Они избили Макса и вышвырнули его вещи в лужу, что я должен был делать, Лил? - о том, что они остались без денег и третий день он ест один лишь черствый хлеб не говорит. Он вообще стесняется ей об этом говорить, ведь сама Уэйн из обеспеченной семьи, где завтрак обед и ужин не великий праздник, а обыденность.
- Не бить детей, Рой! Им по десять, а ты сорвался на них, как ураган! Можно же было с ними просто поговорить!
Он отрицательно ведёт головой и смотрит на окно, прям на солнце. Глазам больно, а еще паршиво где-то в груди: разве она не понимает, что никто не будет слушаться, если он будет вежливо просить перестать? В его реальности нет возможности бросаться высокопарными фразами и угрожать словесно, в его реальности надо бить сразу и уходить, пока не ударили тебя. В его реальности, в конце концов, десятилетние дети уже стоят на улице, сам встал в одиннадцать и знает, что можно сделать в этом возрасте. А ещё знает, как тяжело зарабатывать деньги, так безолаберно проебанные по вине малолетних идиотов.
- Я так не могу! - вскрикивает Уйэн, и он переводит на неё взгляд, хотя пару секунд ничего не видит - перед глазами чернеет из-за того, что пялился на солнце. - Я не могу так, не могу с тобой быть! Я устала, устала повторять одно и то же! Ты никогда не изменишься, Рой! И черт с тобой!
Она разворачивается на каблуках и стремительно уходит, Рой же понуро опускает голову, но бежать за ней не хочет - бессмысленно, они ведь оба понимают, что все сказанное - чистая правда.

Лил продолжает протягивать работу в этот вечер. Между ними завязывается этот бессмысленный диалог, хотя все понимают - не время и не место обсуждать подобное. Переминается с ноги на ногу тесть, как будто недоволен, что тема ушла далеко от восхваления его вечера и очередной купленной яхты. Это ведь придает статусности фамилии Войт.
Её супруг воспринимается Роем враждебно, хотя Векслер одаривает того весьма благодарной улыбкой взамен на предложение оставить работу в участке. Внутри все клокочет от ярости, как будто примерил на себя роль Отелло [молилась ли ты на ночь, Дездемона?], но внешне - штиль.
Говорит: - Согласен, сегодня такой хороший вечер, хотелось бы провести его без забот, - мягко и спокойно. Не так, как процеживал многие реплики ей на допросе. Так, как говорят в этих кругах: вальяжно и лениво. Как будто он с пеленок привык к общению в лицемерном стиле. - Согласен, - кивает и обращает взгляд на Лотти, когда та предлагает сходить на концерт. - Мы периодически выбираемся вечером, будем рады, если на один из удастся сходить в компании. Дополнительно покажем шикарный ресторан, в котором частенько обедаем после - они работают до последнего клиента и подают лучшую форель, после которой есть в других ресторанах эту рыбу - откровенное кощунство, - Рой говорит это так, как будто все сказанное - истина в первой инстанции, как будто для Векслеров совершенно обыденно. И смотрит на Уэйн.

Ему хочется прокричать ей в лицо: посмотри, как я изменился. Ты ведь так отчаянно в это не верила!
А потом спросить: не довольна, что не ради тебя?

Но не кричит, продолжая отыгрывать превосходно свою роль.

Ведь это - всего лишь игра, а он так и остался агрессивным и взрывным преступником, просто убрался статус малолетнего.
Ничтожество по сравнению всё с той же мисс идеальность.

Ее супруг спрашивает: - У вас есть яхта, Рой?
Векслер отрицательно ведёт головой. У него есть деньги на то, чтобы купить несколько и самодовольно хвастаться, но обычно себе покупает лишь самое необходимое. Отчаянный страх вернуться в бедность заставляет копить деньги на счетах и ни в какую не позволяет их тратить. Будто на подкорке выцарапо правило: «не транжирь». Все, что у него есть - несколько квартир [большая их часть, кстати, была куплена Уильямом и записана на Роя исключительно из желания скрыть от налоговой], потрёпанный поло и шмотки, которые пережили с ним тяжёлые времена. Из люкса у Векслера только Лотти.
- Нет, я к сожалению не воспылал страстью к тому, чтобы рассекать волны, несмотря на то, что Бенджамин отчаянно хочет меня перетянуть на свою сторону.
Тот в ответ поднимает свой бокал и обещает: - И я смогу, вот увидишь!

Их словесные пикировки продолжаются, Лотта, будто не желающая отпустить работу Лил, показывает белоснежные зубы. И Рою это даже... приятно? Ощущение даже фальшивой поддержки супруги - наверное, по-настоящему это скрепляет реальные браке, построенные не на лжи. Векслер же об этом может только догадываться, а пока улыбается Лотте искренне и приобнимает покрепче. - Как скажешь, моя защитница, - в его тоне притворная патока. - Я не думал, что тебе будет интересно, дело плевое. Но если захочешь, я в следующий раз возьму тебя с собой, - он говорит серьезно, как будто воспринимает её желание не как потребность маленькой девочки привлечь внимание, а требование жены, с которым обязан мириться. Так ведь должно быть в реальном браке?
- Хотя мне больше нравится, когда допрашиваешь меня ты и далеко не в участке, - намекает на брачные игры и игриво целует супругу в уголок губ. Острая щетина царапает нежную кожу, как будто так и должно быть. Муж целует жену - ничего необычного [если только не знать обо всех подводных камнях].

Отредактировано Roy Vexler (2022-05-21 15:12:19)

+2

8

"- Я так не могу!"
Смотрю на Роя и вижу события двадцатилетней давности.
Вот он стоит напротив меня после очередной комиссии, где обсуждали эпизод с избиением десятилетних школьников, и рассматривает носки своих кроссовок - лишь бы не смотреть мне в глаза. Знает, что может увидеть там осуждение, но если бы посмотрел - то увидел бы лишь застывшее отчаяние от невозможности что-то изменить.
Я злюсь не на него - на себя. Точнее на себя больше, чем на него.
Почему я не могу его изменить? Неужели моей любви слишком мало, чтобы пойти на её свет?
Я не понимаю.
Но, наверное, за всё это время я просто так и не смогла этот свет ему донести.
В отличии от Шарлотты Векслер, свет мерцания бриллиантов которой, кажется, этим вечером может ослепить любого, приблизившегося к ней слишком близко. Ой, а покопаться в её федеральном досье тоже относится к "слишком близко" и очевидному нарушению личных границ?
Хотя едва ли. Это же просто моя работа.
- Знаете, очень мило наблюдать за тем, как супруги поддерживают друг друга, но, боюсь, по закону при допросе может присутствовать только адвокат. Второй из супругов ожидает в комнате для посетителей. Ну или в другой допросной, если всё настолько плохо, - пожимаю плечами и ехидно улыбаюсь, но тут же ловлю на себе очередной осуждающий взгляд Бена, который, наверное, считает, что сегодня я уж как-то слишком увлеклась работой. Но разве могла я не поставить на место эту слащавую парочку? Ишь чего удумали - водиться вместе по допросам. Не переживайте, к каждому дойдёт очередь, и тогда вам в голове уж точно не будут ролевые игры.
Но в итоге я могу только выдохнуть и встряхнуть головой, чтобы отвлечь внимание.
- Да, простите. Мне, наверное, нужно подышать свежим воздухом, если вы не против...
На том и удаляюсь под непонимающие взгляды своих собеседников, но, в прочем, яхты оказываются куда интереснее моего неожиданного ухода, и спустя несколько минут разговор возвращается обратно в мирное русло.
Остаток вечера для меня проходит в таком же безнадежном слонянии меж разных элементов богатой жизни - больше в одиночестве, чем под руку с мужем, решившим не упускать момент завести несколько полезных знакомств. Мне же больше по душе пить шампанское и время от времени украдкой на заднем дворе скуривать длинную тонкую сигарету, пока никто не видит.
Но кто меня тут увидит, если для здешнего общества видится социальным провалом провести этот вечер в компании ровно выстриженной изгороди вместо того, чтобы хвастаться личными богатствами и достижениями.
Как я далеко от этого всего, боже мой...
В отличии от Роя - он, кажется, отлично вписался во всю эту роскошную жизнь. Не зря говорят: с кем поведёшься [Уильям Брекен] - от того и наберешься. Теперь-то остается лишь надеяться, что у Векслера уцелели ещё хоть какие-то клочки здравого рассудка, чтобы успеть вовремя остановиться. Его друг, как мы уже знаем, кончил весьма плохо.
- Чёрт, - в очередной из моих побегов на задний двор меня подводит зажигалка, и я раздосадовано бросаю её обратно в сумочку, так и продолжая стоять с зажатой между губами тонкой сигаретой. Неожиданно дверь позади меня скрипит - я слегка поворачиваю голову в надежде, что это Бенджамин наконец-то опомнился о моей пропаже, но нет.
На пороге неожиданно снова появляется Рой Векслер.
Грустно, что каждая из наших предшествующих встреч наедине, включая сегодняшнюю, заканчивалась провалом - поэтому в кои-то веки я решаю не спешить всё портить единолично и дать нам хоть немного времени, чтобы просто поговорить.
- У тебя есть чем подкурить? - спрашиваю совершенно обыденно, даже до конца не поворачивая голову - всё ещё стою к мужчине спиной. - Что, устал от всех этих разговоров о яхтах? Кажется, ты отлично вписался в здешнюю тусовку, - бросаю будто в никуда, ещё не зная, подойдёт ли ко мне сейчас Рой с огоньком или же решит, что с него на сегодня хватит и одного нашего пресечения.
Я не знаю.
Но знаю, что больше я так не могу. Вот только исправить что-то я тоже не могу.

Отредактировано Lil Wayne (2022-07-20 11:28:59)

+1

9

Ему уже давно не кажется происходящее абсурдом - не потому что, перестало быть, а потому что сам стал закономерной его частью. Когда Уильям занимался подобными мероприятиями и беседовал о яхтах, Рой лишь стоял за спиной и молчал осматривал людей и обстановку. Его единственная обязанность заключалась в безопасности шэфа и было глубоко наплевать на то, о чем там шушукаются все надменные гости. Со смертью Уильяма пришлось экстренно впадать в социум, тогда-то и узнал, что, оказывается, они всерьез обсуждают яхты, школы, куда ходят дети и какие-то абсурдные покупки, вроде вазы династии Цинь и яхт. Кому из пацанов расскажешь - не поверят.
- Хорошо, что у нас все не настолько плохо, - дублируя интонацию, говорит Рой. И улыбается. Он уже привык улыбаться, как дурачок, в противном случае в этих кругах все начинают считать тебя нелюдимым и не общаться, а Векслер в своих визитов добивается прямо-противоположных целей.

Если вдуматься, действительно было бы все плохо, вызывай Лил их на допрос вместе с Ло - они посыпались бы, как карточный домик. И дело не Векслерах - в Ло он уверен, он не уверен в концепции Лил-Рой. Однажды она их подвела, когда несколько лет назад в допросной он сорвался и наговорил лишнего: у адвоката картинно встали волосы дыбом, а Рой все кричал и кричал. Наверное, в тот день была её персональная победа, когда наконец удалось выяснить что же он чувствует и что до сих пор не может справиться с глупой подростковой любовью, пятнадцать лет назад вскружившей голову.

Лил таинственно исчезает, её супруг бросает вслед мимолетный взгляд и всерьез начинает обмусоливать с Бенджамином новообретенную яхту. Рой переводит взгляд на Ло: как в дешевых фильмах он мог бы броситься за Уэйн и выяснять с ней отношения, наплевав на нормы приличия и социальные роли. К сожалению, они все не в глупом кино, к сожалению, Рой женат, к сожалению, замужем сама Лил. И от этого уже не избавиться, не стереть ластиком, как в школе она стирала написанные инициалы Lil Vexler на полях тетрадей.
Нет, Рой остается на месте и продолжает общаться с Лоттой. Говорит ей: - Так что там на счет допроса? и наклоняется, чтобы кратко поцеловать в щеку. Он не говорит "спасибо", он выражает это так, как умеет. Неумело, скромно, украдкой.

Векслер позволяет себе выйти за Лил только спустя несколько часов. Гости стали пьянее, беззаботнее и никому уже нет дела до супруга хозяйки вечера. Именно поэтому этот супруг, заметив таинственное исчезновение одной гости, следует за ней на задний двор.
- Да, - отвечает на вопрос про подкурить и достает зажигалку из кармана. Сначала дает прикурить ей, после достает свои сигареты, чтобы затянуться. Вечерний воздух приятно обволакивает, Рой оглядывает оголенные руки, шею Лил и хочет спросить не холодно ли ей, но она решает идти напролом. Он снова затягивается. - Удивлена? - спрашивает, потому что правда хочет узнать ответ на этот вопрос. Когда-то давно она говорила, что он навсегда останется заядлым уголовником, какого ей видеть его в совершенно другом образе?

[float=right]https://i.imgur.com/MMHeFU1.jpg[/float]Делает еще затяжку. Хочется задать ей миллиард вопросов, хочется обрушить на нее и злость и возбуждение, но Рой привычно считает, что не имеет на это никаких прав. Все, что он может - это поднять руку и провести пальцами по оголёному плечу, вкладывая весь эмоциональный спектр в этот жест.
- Давай уедем? Вдвоем. Хотя бы на этот вечер? - выпаливает раньше, чем успевает подумать.
Выпаливает раньше, чем успевает предугадать тональность её грядущего "нет".

+2

10

Кажется, спиной я буквально чувствую, как взгляд Роя скользит вдоль изгиба моего позвоночника.
И от этого взгляда мне становится слегка не по себе.
Дергаю плечом и осторожно наклоняю голову - несколько инстинктивных жестов, чтобы отвлечь внимание - и вот чувство лживой безопасности уже чуть ближе, чем на дне разделяющей нас пропасти.
В прочем, лучше бы мне самой оказаться в этой самой пропасти.
- Удивлена?
Откашливаюсь и тут же спешу скрыть волнение в очередном клубке табачного дыма.
- Нет, Рой, не удивлена, - голос спокойный и ровный, в этот момент мне совершенно не хочется мериться силой с этим мужчиной. А зачем? Протокол оставлен в допросной, а любые правила приличия - по ту сторону двери.
На заднем дворе дома Войтов мы с Роем Векслером - в полном одиночестве.
- Но я знаю больше, чем ты думаешь. И то, что у следствия пока недостаточно доказательств, не значит, что я верю всему сказанному тобой... - легкая толика превосходства, ведь это я всё ещё в роли представителя правопорядка, а Рой -  в подчиненном положении.
Но как только его пальцы скользят по моему предплечью - всё тут же меняется с точностью до наоборот.
Хочется одернуть руку, но я буквально цепенею - не находя в себе силы отказаться от этой мгновенной вспышки удовольствия.
- Давай уедем? Вдвоем. Хотя бы на этот вечер?
Прикрываю глаза и позволяю сказанному скопиться терпким ожиданием где-то на кончике языка.
Боже, как же много раз я хотела услышать это раньше. Как же много раз я хотела, чтобы эти слова стали реальностью.
Чтобы мы с Роем сбежали от всего мира и притворились, что этого мира не существует.
Но Рой всегда был хулиганом, а я была хорошей девочкой. И мне была не к лицу такая компания.
В отличии от бриллиантовых колье, дарованных Бенджамином.
Собственно по одному из таких я и веду пальцами свободной руки, пока обдумываю свой ответ на поступившее предложение.
- Нет, Рой. Не выдумывай, - предложение отклонено, но, наверное, намного мягче, чем следовало бы женщине при её живом муже. Предложение отклонено той пятнадцатилетней Лилит Уильямс, которая до щемящего сердца хотела бы, чтобы Рой изменился ради неё - но меняться сама готова не была.
- Ты женат, - выдыхаю с сожалением, как будто то, что я сама замужем - не является проблемой.
На том разворачиваюсь и, лишь на короткое мгновение пересекаясь с Роем стеклянными глазами, больше без единого слова выхожу из заднего двора, ныряя обратно в пучину всеобщего веселья.
А лучше бы, конечно, тут же этим весельем и захлебнулась.
Не пришлось бы тогда захлебываться отчаянием, лежа в огромной холодной кровати спустя несколько часов после этого.
Бенджамина срочно вызвали в больницу прямиком со званого ужина, так что домой мне пришлось ехать на такси в гордом одиночестве. Теплый отпечаток его губ на моей щеке и виноватый взгляд мало чем помогли ситуации.
Расстегивать платье и застежку бриллиантового колье мне тоже пришлось одной.
"- Завтра. В восемь вечера. Мотель "Дарк."
Быстро печатаю и ещё быстрее отправляю, чтобы не успеть передумать.
На мгновение у меня на губах застывает мечтательная улыбка. Веду пальцем по буквах на холодном экране. На мгновение кажется, будто всё у меня хорошо. Будто нет никаких проблем в том, что я собралась встретиться с Роем Векслером завтра в восемь вечера в мотеле "Дарк". Будто нет у меня мужа, а у него жены, будто нет между нами дела погибшего сенатора.
Будто нет между нами никаких преград.
Но, к сожалению, нет в этой моей улыбке никакой надежды на будущее...
*20:15 следующего дня.*
Я выворачиваю руль и заезжаю на парковку мотеля "Дарк" с небольшим опозданием.
Я сделала это не специально - просто по дороге образовалась пробка из-за масштабной аварии на выезде из города.
Машины Роя не вижу. Выдыхаю. Глушу мотор.
Уже уехал? Или ещё не приехал?
Или даже не собирался приезжать?
Чем я вообще только думала? Мне уже давно не пятнадцать и пора бы уже, наверное, прекращать эти игры в несостоявшуюся любовь.
Рой Векслер - женат.
Как будто то, что я сама замужем - не является проблемой...

+1

11

Лилит протягивает работу даже сюда, на задворки этого вечера. Рой ничего не отвечает - зачем?
Нет никакого смысла подтверждать ее правоту или опровергать; в конце концов они уже столько раз играли по сценарию «коп-преступник», что вряд ли смогут назвать точный счёт своих побед и поражений. И, к сожалению, это были не ролевые сексуальные игры. Хотя с Векслером в ролевые ещё хрен поиграешь, но Лил это удаётся с мастерством.

Она говорит:
Нет, Рой, не выдумывай. Ты женат.
Он слышит лишь «нет». Убирает ладонь от её тела и затягивается.
Его жена никогда не была препятствием в подобных вопросах, её муж становится препятствием только тогда, когда Лил это удобно. Когда ей действительно хочется провести время вместе, она забывает про него и про его чувства, растворяясь в векслеровской постели.
На примере Лилит Уэйн можно расписать мануал лицемерия и эгоизма.

Провожает женщину взглядом и даже не старается остановить, удержать или переубедить. Он - не тот мужчина, когда-то давно, еще в юности мог прыгнуть в самоуничижение и постараться переубедить, но в тридцать пять предпочитает жить по принципу: «если хочешь идти - иди». В конце концов, все они по итогу хотят уйти, какой смысл обнадеживаться и надеяться на обратное?
Вышвыривает бычок и заходит в яркий зал, чтобы поскорее закончить с вечером и свалить домой. В одиночестве.

Естественно, напивается. Вдрызг, своей любимой водкой уводит себя в невминозное состояние. В перерыве между глотками поливает свежую рану на плече, которую ещё вчера зашивал под пристальным взглядом Ло.
Сука, столько баб в окружении и с каждой 115 проблем, проще от них отказаться и уйти в монастырь.
Пьяно выдыхает сигаретный дым - столько баб в окружении, а вечер сочельника проводит один. Ни о чем не думает, просто курит, тупо уставившись в окно какой-то безликой многоэтажки напротив. Одиночество - его лучшая женщина, да и компания в принципе, потому что в здравом уже и трезвой памяти мало кто захочет проводить с ним вечер сочельника - кому нахуй нужно тратить время на молчание и алкоголизм?
Собственно, а нужен ли кто-то ему?
На тот вопрос у него до сих пор нет ответа.

Просыпается на следующий день лишь около полудня - прелесть жизни в одиночестве. Никто не сможет поднять тебя раньше или разбудить, никто не будет грохать посудой на кухне или громко разговаривать.

По старой, сформированной годами договоренности заезжает в мотель под именем Джон Доу. Селиться под своими паспортными данными и именами не безопасно, громкость скандала «агент УБН живет в одном номере с преступником» можно было бы регулировать на Юпитере.
Заходит в неприметный номер, вполне типичный для таких мест и по обыкновению задергивает шторы. Свет не включает, опускается на кровать и откидывается спиной, упираясь взглядом в потолок. На часах ещё есть несколько минут, Рой знает, что Лил не опоздает - она никогда не опаздывает. На часы даже не смотрит, буравит потолок, мысленно стараясь выплыть из реки недопонимания: «почему отказала вчера и захотела встретиться сегодня?». Женщины - крайне странный предмет, они категорически не вписываются в его логично структурированные рамки миросознания.
Дверь открывается, запуская в комнату сперва тусклый свет коридора, после тихие женские шаги. Он может представить себе выражение ее красивого лица, но преднамеренно не поворачивает голову и не приподнимается на локтях.
Молчит.
Ждёт, пока она снова решит с ним порвать.
Сюжет этой зацикленной пьесы банален до тошноты.

+1

12

Я снова оглядываюсь по сторонам и делаю глубокий вдох.
Так, машины и правда нет. Но Рой ведь мог приехать сюда на такси, чтобы не привлекать лишнего внимания - в отличии от меня, конечно, дуры, которая притащилась в это захолустье на собственном автомобиле. Что же, теперь остается только надеяться, что в районе Meadoview [где вовсю процветают наркоторговля и насилие] никому не будет дела до агента из Управления по борьбе с наркотиками.
Что-что? Наркоторговля и борьба с наркотиками? По-моему, лучшая смесь для прикрытия, чёрт подери, Лил!
Хотя, с другой стороны, я же могу быть здесь по делу.
По делу сенатора Брекена, например, который крышевал оборот нелегальных веществ.
Или сегодня правильнее сказать по "делу Роя Векслера"?.
Вдох-выдох. Пора бы уже заканчивать с этой жеманностью, Лил...
Пора!
Поэтому ещё один глубокий вдох, и, таки собравшись с силами, наконец-то вылезаю из автомобиля на свет божий. Ставлю его на сигнализацию, затем ещё раз осматриваюсь по сторонам и направляюсь в сторону мотеля. По крайней мере, я должна хотя бы поинтересоваться - вдруг Рой уже внутри.
- Здравствуйте, вы не подскажете, пожалуйста, Джон Доу уже заселился? - приветливо обращаюсь к темнокожей женщина за стойкой, которая даже не отрывает свои глаза от просмотра телевизора. Она-то уже привыкла к вечным парочкам под прикрытием, находящим в её заведении буквально последнюю гавань спокойствия в этом бренном и несправедливом мире.
- Да, первая дверь по коридору налево, - отмахивается от меня рукой, чтобы не мешала смотреть ей телепередачу и сводит свой интерес к моей персоне к абсолютному нулю. В ответ на оказанную услугу я всё же благодарю женщину и, попрощавшись, иду в заданном направлении, по дороге думая, что, наверное, не слишком законно вот так раскидываться личными данными жильцов, а ещё о том, как вообще можно было додуматься назвать себя Джоном Доу. С другой стороны "Джон Доу" ещё никогда нас не подводил.
- Привет, - я толкаю старую деревянную дверь с пластиковой ручкой и наконец-то оказываюсь в месте назначения. Рой и правда уже здесь. Лежит на кровати, смотрит в потолок и даже не поворачивает ко мне свою голову. В комнате довольно мрачно из-за задёрнутых штор, и всё это придаёт ситуации некоторого драматизма. - Ты здесь, - шепчу с облегчением, констатируя факт, но на самом деле просто для того - чтобы хоть немного заполнить повисшую тишину. Бросаться ко мне в объятия мужчина явно не спешит. И имеет на то полное право - после вчерашнего. И вообще после всего нашего прошлого. - Я хотела поговорить, Рой. Не о работе, - сразу очерчиваю границы, давая понять, что переться в такую глушь просто, чтобы устроить очередной допрос - явно не план на этот вечер.
Так что ещё один вдох и, понимая, что затягивать представление и зря тянуть интригу не имеет никакого смысла, тут же перехожу к делу.
- Знаешь, вчера, когда я в одиночестве лежала на большой кровати, - так и продолжаю стоять в двери, не решаясь подойти ближе, - Бена опять вызвали на работу, - зачем-то между прочим делаю уточнение, будто хочу оправдаться, не то перед Роем, что я думала о нём в то время, когда могла думать об отсутствующем супруге, не то перед самой собой, что я вообще думала о другом едва муж оказался не рядом. - Я не могла перестать прокручивать в голове тот момент на балконе, когда ты коснулся пальцами моего плеча, - выдыхаю и на какое-то время замолкаю, чтобы опять мысленно вернуться к тому самому моменту, - я хотела понять, что я чувствую. Спустя столько лет, спустя столько всего, через что нам пришлось пройти, - дергаю плечом, пытаясь скрыть волнение, хоть Рой мне всё ещё и не видит, но уверена, дрожь в голосе он и так слышит отчетливо.
- И знаешь, я поняла, что ничего не изменилось. Я чувствую всё то же, что и пятнадцать лет назад, - к концу предложения голосовые связки начинают меня подводить, перемешивая голос с легким хрипом. - Но потом я думаю о тебе и о том, что у тебя есть жена. Это ведь так на тебя не похоже. Ты не способен любить двух женщин одновременно. Так что я пытаюсь понять, в чём подвох. Кому ты врёшь: Шарлотте или мне? - на долю мгновения на моём лице пробивается ухмылочка, потому что ставить вопросы ребром - любимая часть моей работы, но затем я закусываю губу и понимаю, что нужно продолжать. А с каждой фразой становится всё труднее и труднее. - Наверное, взамен ты  так же вполне резонно упрекнёшь меня наличием мужа. И будешь прав. Но правда так же в том, что я уже не единожды изменяла ему с тобой. Ты уже знаешь, что я на это способна. Всегда была. Просто потому что это ты,  - голос слегка обмякает пока я пытаюсь представить, как сейчас выглядит лицо Роя и о чём он думает.
Он злится? Или чувствует беспомощность? Ему хочется ударить меня или поцеловать - да так, чтобы в легких в какой-то момент закончился воздух?
- Я всегда думала, что знаю, на что способен ты. Я всегда думала, что измениться ты не способен. И вот теперь я думаю, а способен ли ты на измену? Потому что тот Рой, которого знала я - нет. И всё же, мы оба с тобой здесь, Рой.

+1

13

Она врывается в его квартиру, как летний шторм, снося все на своем пути. Дверь громко хлопает, оповещая всех жителей этой картонной панельки о том, что сейчас начнется скандал - благо, для них это стандартная тема и к скандалам все уже давно привыкшие.
Рой никогда не видел Лилит такой злой, из них двоих слава бешеного шла лишь впереди него, она же была практически святой. Максимум, что он видел - это слезы: их было пролито литров сто пятнадцать, прежде, чем девушка смирилась, её первый парень не изменится под собственные хотелки. Сейчас же она словно горит изнутри и, признаться, он ловит себя на мысли, что такой сексуальной она для него никогда не была.
- КАК ТЫ ПОСМЕЛ???? - слова вырываются из её рта, Лил делает ударение, кажется, на каждом слове, словно не представляет, как же действительно он мог с ней поступить. Они оба знают, что она имеет в виду, нет никакого смысла разыгрывать комедию и картинно всплеснуть руками, начиная оправдываться.

Месяц назад Рой Векслер подписал соглашение со следствием, в соответствии с которым ему скостили второй срок за нужное следствию имя. Все произошло как нельзя идеально: привычно угрюмый и молчаливый на допросах Рой в тот день улыбался и сверкал голубыми глазами на единственного агента-женщину в переговорной. Её коллеги ничего и не заподозрили: ничего удивительного в том, что зэк засматривается на молоденькую девицу [да и в целом, есть же целый раздел на порнохабе, где облаченная в форму девушка в такой же комнате делает всё, что только захочется заключенному]. Он понимал, что ни она, никто из них не понимает толком, почему он вдруг решил сотрудничать со следствием: в предыдущие годы от него ничего толком добиться нельзя было. Рой лишь вкинул оправдание, мол, соскучился по пиву и сериалам по кабельному.
В реальной жизни Рой Векслер не пьет пиво и не смотрит сериалы по кабельному, зато очень любит наказывать тех, кто идет против него.
Называя имя, он обрекает этого человека на скорую смерть от рук соратников. Именно поэтому улыбается - чувство собственного удовлетворения, не более. Ну и радость от возможности снова видеть Лил, пусть и в таких ролях, но её лицо сейчас - его единственная услада.

Казнь произошла через три дня после его выхода.
Она оказалась здесь меньше, чем через три часа.
Удивительная точность для специального агента, контролирующего свои дела. Он был уверен, что она постарается выйти на него после, переждав какое-то время в целях безопасности, но Лилит, видимо, не смогла совладать с собственной яростью. Хочется спросить: - теперь она понимает некоторые его поступки?, но не подначивает. Смотрит прямо в глаза твердо, давая понять, что ничуть не боится женского гнева. Даже, если женщина перед ним - специальный агент УБН, которая в свое время сделала многое, чтобы упрятать его за решетку.

- Вот так и посмел, - просто пожимает плечами Рой. Его даже начинает злить тот факт, что она удивлена. То есть по её святой логике УБН в праве надавить на преступника и воспользоваться им, чтобы получить нужные сведения, а преступники не вправе делать подобного, разбираясь со своими проблемами? Хорошие героини почему-то забыли, что работают с плохими героями, которые не гнушаются способов ради результата.
- То есть ты даже не отрицаешь??? - о, святая наивность. Рой ведет головой и скрещивает руки на груди. - Ты предложила сделку, я воспользовался предложением, ты посадила нужного тебе парня, я вышел на свободу, мы оба в выигрыше, не вижу проблем, - на самом деле, он был бы рад растерзать крысу самостоятельно и ради этого задержаться в тюряге еще на несколько дней, но тогда заключение бы не закончилось никогда, а Рою Векслеру категорически не нравится в тюрьме.

Откинувшись во второй раз, начинаешь ценить жизнь на свободе, как что-то сказочное. Так тащатся дети от Диснейленда, восторженно глазеют по сторонам и стараются попробовать всё, что дозволено. В какой-то степени это хорошая аналогия: после серости тюрьмы, любой яркий плакат с рекламой очередного фильма кажется диким, вкусная хавка и возможность посрать без зрителей так вообще прибавляют плюс к сто к удовольствию. Конечно он воспользовался предложением, чтобы поскорее оказаться на воле. А так как этим предложением удалось убить сразу двух зайцев, то он может с уверенностью сказать - это его лучшая сделка за всю жизнь. Больше и лучше ему вряд ли что-то будет светить.
По крайней мере, он не представляет пока к чему приведет сотрудничество с Уильямом Брекеном.

- БЛЯТЬ, РОЙ, ТЫ ЧТО НЕ ПОНИМАЕШЬ, ТЕПЕРЬ МЕНЯ ЖДЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ, ДА И ТЕБЕ ТОЖЕ НИЧЕГО ХОРОШЕГО НЕ СВЕТИТ ИЗ-ЗА ТОГР, ЧТО ПАРНЯ УБИЛИ! КАК ТЫ МОГ??? - кажется, что она словно змея перед броском шипит, нет-нет, да и вцепится в его горло, прожует и выплюнет кадык. Он подходит ближе, совершенно не боясь того факта, что она и в действительности может начать драться. После тюремных драк ему не страшно уже ничего, в особенности бывшая, хоть и прошедшая курс молодого бойца на подготовке к вступлению в должность.
- Лил, успокойся, - касается обеими руками её плечей, как будто этот жест может её успокоить. На самом деле он лишь заводит самого - близость к ней всегда была губительна по ощущениям, а за плечами два с половиной года без женщины, не кидается, лишь потому, что секс - это от дьявола. - Ты в сделала правильно, ничего тебе не будет. Ты поступила так, как и должна была поступить - разве подобные сделки у вас не являются чем-то обыденным? Ты действительно получила от меня нужное имя и никаких проблем с этим не будет, - говорит тихо, давая понять, что лично для неё не будет никаких неприятных последствий. Они оба не выходили за рамки, очерченные им уголовно-процессуальным кодексом.

Она продолжает буравить взглядом, ощущение, что скоро из глаз начнут сверкать молнии. Векслер смотрит на неё почти заворожено, отмечая для себя, что она лишь похорошела за эти три года. Отбивает руки со своих плечей, он хватает за запястья, предвосхищая попытку ударить по лицу и сминает под собо, как в лучших традициях романтичных фильмов. Только есть в мелодрамах герои ссорятся из-за какой-то ерунды вроде раскиданных носков по всей квартире, то между ними же проблемы куда более весомые. А потому и прижимает к себе крепче, без стеснений разрывая на ней блузку и, сжав руками бедра, поднимает, чтобы усадить на кухонную столешницу.

Он помнит [и ненавидит тот факт], что она замужем, но сейчас все это не имеет никакого значения. Сносит голову окончательно, стоит только коснуться её губ, реальность плывет и о последствиях нет никакого смысла волноваться сейчас. Они уже оба знают, что он не изменится, а она не разведется. Они оба понимают, что пропасть между ними стала ещё шире, как только она вошла в допросную в статусе агента УБН, тогда же отчетливо стало понятно, что ничего, кроме подобных встреч между ними уже быть не может, где он заключенный, а она в качестве представителя правопорядка. Но вот она здесь, он проводит носом по её шее и острая щетина впивается в нежную кожу. Ласкает ладонями грудь и порывисто входит, жадно прижимая к себе, как будто боится, что стоит отпустить и она исчезнет. Учитывая, сколько раз она это делала - страх далеко не беспочвенный.

В тот вечер был их первый раз, после её замужества. Она не сказала ни слова ни о супруге, ни о том, как это может повлиять на её брак. Развернувшись, безмолвно ушла, оставив лишь воспоминание.
Впоследствии она не говорила об этом тоже - тема её брака была под молчаливым запретом и Рой одобрял эту завесу тайны, так как одна только мысль приводила в состояние тотального бешенства.

А теперь эта завеса не просто приоткрылась, а был сорван занавес с карнизом, продемонстрировав ему и самого Бенджамина и то, как паршиво хорошо они смотрятся вместе.
Наверное, стоило ожидать, что она решит поговорить об этом обо всем. Скорее всего, надо было понимать сразу, чему виной смс от неё и какая повестка встречи, но почему-то Рой до этого не додумался. Женщины и их решения, мысли, тайны и намерения всегда вызывали и будут вызывать у него ступор: если когда-нибудь какая-нибудь женщина будет думать: "наверное, он догадается" относительно Роя Векслера, то она будет максимально заблуждаться, как никто и никогда до и после.

Лилит говорит. Говорит много и долго, раскладывая в его голове те мысли, что волновали её весь вчерашний вечер, судя по началу монолога. Практически к каждой фразе он хочет доколебаться, сорваться, высказать ей то, что уже давно кипит в душе, относительно её и её чертова брака. Относительно того, что она выскочила замуж, положив хуй на всё то, что между ними было. Та стремительность, с которой она подписала документы о браке и новой фамилии лишь доказывала, насколько сильно ей хотелось оборвать их роман и доказать, что она достойна большего. Чт ж, тогда она вроде бы доказала, а сейчас сидит в паршивом мотеле. С ним. Чем там занят треклятый Бенджамин Уэйн? Полирует собственную яхту?

Рой поворачивает голову на женщину и в его глазах злость, хотя вряд ли, конечно, её видно в полумраке. Впрочем, Лилит Уэйн, как никто знает, что взбесить Роя Векслера можно буквально за секунду. Это они проходили еще в школьное время, когда оба только-только узнавали друг друга.
Он не понимает основной лейтмотив женского монолога. Переиначивает все слова в собственную систему координат, совершенно не в состоянии вникнуть и расслышать, что именно она хочет понять. Наверное, в идеальном мире это было бы просто: Лил бы спросила "способен ли ты на измену", он бы ответил: "нет, я всегда любил только тебя и брак с Шарлоттой подставной", но этот вариант развития событий выигрышен исключительно для Лилит Уэйн. Причем, как в профессиональном, так и в романтичном смысле: в первом она бы быстро доказала фиктивность этого союза, рассыпав карточный домик его алиби, а во втором уверовала бы в собственную исключительность в его судьбе. Как и всегда, кажется, она не подразумевает между ними возможности развития ситуации, при которой она хоть раз не оказалась бы победительницей. Конечно, как это позволить Рою выиграть - ей подобное и в кошмарах не приснится.

- И все же мы оба здесь, Лил, - повторяет её слова, как будто подтверждает. Смотрит на её красивое лицо пару секунд прежде, чем резко поднимается и, вцепившись ей в горло пальцами, уложить на лопатки. Оказывается сверху, теперь сам буравя лицо напротив от неконтролируемой ярости по отношению к ней. - Что ты хочешь выяснить, Лил? Ты выскочила за своего Бенджамина замуж, еще не успели дочитать мой приговор. Выплюнула мне в лицо эту информацию и сообщила, что он-то лучше и всегда будет лучше меня. Конечно, он же доктор, а я зэк, конечно, он же слушает и делает все, что ты ему говоришь, а я никогда не слушался тебя и твоих требований измениться. Ты жила с ним все это время, трахалась, говорила, как любишь, а после бежала ко мне, чтобы как сегодня сказать, что чувствуешь себя со мной, как в пятнадцать и раньше это никогда не было проблемой, а теперь стало из-за моей жены? По твоей святой логике я должен был всю жизнь страдать по тебе? Ловить те крохи твоего внимания, которые ты  скидываешь с вашего с Уильямом стола мне под стол, как псу, которого кормят объедками?

Отредактировано Roy Vexler (2022-07-25 20:59:17)

+1

14

На долгое время номер в мотеле погружается в тягостное молчание.
Я слышу, как звучно вырывается воздух из моей груди. Кажется, я слышу, как шумно несется кровь по жилах Роя.
Но он молчит, продолжает молчать, и молчание это заставляет моё нутро сжаться во вязком ожидании неизбежности.
Как, в прочем, и каждый блядский раз с этим мужчиной.
Особенно тот, когда спустя три дня после выхода его из тюрьмы и три часа после смерти человека, благодаря поимке которого этот выход из тюрьмы и состоялся, я со всей силы вжимала педаль газа в пол и мчалась по знакомому мне адресу.
Что я ожидала услышать? Ну, как минимум, что он к этому не причастен, что это не его рук дело - или любую подобную ложь в таком духе.
Но Рой Векслер, чёртов засранец, никогда не врёт.
И он буквально в лицо выплевывает мне это своё "вот так и посмел" - ни капли сожаления.
Так и сейчас я не слышу в его голосе ни капли сожаления.
Кажется, лишь только презрение буквально сочится из каждого наконец-то брошенного им после затяжного молчания слова.
- И все же мы оба здесь, Лил, - тянет мучительно, вглядываясь мне в лицо, прежде, чем неожиданно подрывается на ноги и впивается длинными пальцами в мою шею. От внезапности я едва не теряю равновесие, но успеваю схватиться ладонями за мужские плечи, хотя по итогу всё равно оказываюсь заваленной на лопатки.
Рой нависает надо мной на кровати. Тяжело дышит. Жар его тела мгновенно окутывает моё, но нет в этом взаимодействии никакой нежности или страсти - только незыблемая ярость, буквально плещущаяся на дне зрачков напротив, буквально облизывающая моё нутро своими вездесущими языками.
Задерживаю дыхание. В какой-то момент легкие сдавливает пронзающим спазмом, но я боюсь пошевелиться, лишь бы не разозлить Роя ещё сильнее - сейчас, когда я в таком уязвленном положении.
- Что ты хочешь выяснить, Лил? - едва не выплевывает мне в лицо, кажется, искренне задаваясь этим вопросом уже не первый год - судя по тому, как проблески боли струятся вдоль каждого его слова.
Прикрываю глаза, закусывая губу - видеть Роя таким невыносимо. Слышать, что сама сделала его таким - невыносимо вдвойне.
Я... я же не хотела. Я не специально... Я просто хотела быть счастливой. Я хотела нормальную жизнь, где мне не приходилось бы переживать вернётся ли мой муж "с работы" живым. Но, видимо, Рой Векслер всё это время видел в моём поведении лишь жалкий побег от реальности. И теперь считает, что на эту реальность у меня нет такого права.
- По твоей святой логике я должен был всю жизнь страдать по тебе? - а в прочем, разве Рой не прав?
Разве имею я какое-то право сейчас его в чём-то упрекать? Очевидно, что не имею.
Но имею ли я право чувствовать то, что чувствую, даже спустя все эти пятнадцать лет?
Вот в чём вопрос.
Осторожно цепляюсь пальцами за мужские запястья и аккуратно толкаю их в стороны, чтобы ослабить хватку на своей шее. Никаких резких движений - лишь всеобъемлющая напускная нежность, а, может, просто попытка в этом прикосновении выразить хоть какое-то понимание. - Отпусти, пожалуйста, - хриплю едва слышно, четко обозначая свои намерения и как будто взывая к здравому смыслу мужчины над собой. Я знаю, что он не хочет причинить мне вред.
Я знаю.
И подтверждением тому становится наконец-то возможность вдохнуть полной грудью, когда кольцо из пальцев слегка ослабевает - пока совсем не расцепляется. Мне нужно несколько глубоких вдохов, чтобы прийти в себя и хоть как-то обуздать бушующие внутри чувства, чтобы тотчас не броситься на уязвленного мужчину рядом с собой. Ведь в этом его отчаянном жесте я смогла прочитать куда больше, чем он сказал словами. И в этом его жесте улавливались лишь страх от невозможности контролировать ситуацию и от того... что я сейчас снова уйду, так и не дав ему возможности высказаться - как я это делала всегда, не считаясь с его чувствами.
Но вот я здесь.
И мы оба здесь.
И я кладу свою ладонь поверх мужской спины, нежно ведя всей поверхностью вниз к пояснице.
- Мне жаль, что это всё выглядело вот так, Рой, - наконец-то выдавливаю из себя, будто всё это время не понимала, как это на самом деле выглядело. - Но я здесь не ради того, чтобы снова причинить тебе боль... - вздыхаю, и моя ладонь замирает в половине повторяющегося жеста поглаживания мужской спины. - Просто так было... проще. Мне казалось, что брак с Бенжамином - это то, что сможет сделать меня по-настоящему счастливой... И я даже не знаю, кого я пыталась в этом убедить больше - тебя или... - замолкаю и закусываю губу. Сказать это вслух - выше моих сил. Сказать это вслух - словно признаться в собственном поражении.
Но у меня нет права на поражение, особенно сейчас - когда Рой Векслер женат.
- Просто останься здесь сегодня со мной, если хочешь... - шепчу едва слышно, хотя понимаю, что мужчина своим слухом ловит буквально каждый мой звук.
Я смотрю на него выжидающе.
В прочем, как и каждый раз, когда прошу о невозможном.
Как и каждый раз, когда уже наперёд знаю, что ради меня Рой не пойдёт на что-то, что перечит его принципам.
Но сейчас я сама толкаю его в пропасть - когда в какой-то момент мои губы снова накрывают его.
И в этот раз нет в этом прикосновении никакой проверки.
По крайне мере так мне кажется сейчас.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я ненавижу придумывать названия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно