Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » a lighter?


    a lighter?

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    fletcher & juhl
    5/03/22

    +5

    2

    Флетчер, хмурясь, разглядывал длинную линию границы в гугл мапс на экране потрепанного жизнью нетбука.
    Ткнув окурок в пепельницу, он достал телефон и нашел нужный номер среди кучи фамилий, тридцать процентов которых хуй напишешь латиницей. Нажал кнопку вызова. Раздражали все: арабы, русские, черномазые, китайцы с минным полем из китайских копий чего угодно. Их английский не выносил больше остальных. Теперь вот мексиканцы. У него друг есть - подельник Сид - наполовину мекс, а как накосячит - наполовину пидор. Наполовину пидор сообщил, что на складе в двух часах езды от города лежит полсотни кило С4, детонаторы и шнур.

    - Откуда это? - кивнул Флетчер в обернутые кирпичи, черный питбуль Рокки с интересом обнюхивал брикеты.
    - С базы в Маунтин-Хом, - пояснил тот за нюансы груза и еще раз размял светлую пластичную массу в руках. - Там еще истребитель рванул недавно.
    Дела в Маунтин-Хом шли хуево: база подгнивала, часть расходного склада списана под недавний инцидент и якобы горные работы, но пентагон упрямо сыпал красивой ежегодной отчетностью. Мол, ничего нигде не пиздят да и работать с погрешностью веса тяжеловато.
    Питбуль все еще лип к брикетам.
    - А если ебнет? Уберите это отсюда, - Флетчер, прикрикнув, оттащил пса за ошейник.
    - Не ебнет. Без детонатора это просто пластилин, - Сид поднял в воздух вылепленный из взрывчатки хуй. Флетчер хмыкнул.

    Заебись. Куда девать это добро?
    Это не их схема, их другая - купили и переправили, никаких тайных схронов и прочей ереси. Пусть и дальше лежит на брошенных складах в жопе мира или у производителя. Взрывчатка Флетчера дико напрягала, думал о ней постоянно и, прикуривая на шумной улице, бросал взгляд на горизонт, будто там через секунду поднимется ядерный гриб. Взрыв начал ему сниться. Быстро впарить С4 некому, чешский Семтекс уходил проще. А потом возникла наводка на мексов.

    Пока их шайка, грея кости в Калифорнии, параноила вокруг каждого пятна крови, лишь бы не присесть, за забором резня как по-расписанию. Да первой новостью, которую прочитал Флетчер, углубившись в вопрос, было «мексиканские фермеры организовали дружинные отряды для борьбы с наркокартелями». Нормально живут. Стоит перебросить дерьмо через забор, как появится вторая новость: «мексиканские фермеры взлетели на воздух вместе со своими фермами».

    Почему бы не проверить? Чем черт не шутит, глядишь, дополнительный спрос на мясо прорастет.

    Флетчер вышел возле блеклых коробок одинаковых зданий на окраине и хлопнул дверью старого синего форда. Лязг хлопка резанул слух убогостью. Любимый и дорогой, как сволочь, спортивный джип взорвался еще осенью, стоило им с Тони Ландо пришить человека Грациани. Флетчер отделался испугом и язвой с чужих премиальных тачек. Как по заказу неподалеку скалился запаркованный урус. Возле агрессивной морды, кривляясь, позировала пара школьников.

    Ебаный свет, это единственный внедорожник, который со стока делал покойный джип.
    Бесил больше других, еще и дорогой, сука. Не сложно догадаться, чей он. Докуривая, Флетчер сверлил тачку так хмуро, что школота съебалась от греха подальше.

    По крайней мере, Юль точно не бедствует, а значит его возможности реальны.
    Сплюнув смолами на асфальт, он зашел внутрь. Местный провел его сквозь коридор до самого обычного кабинета. Серые стены давили на мозг в родном мясокомбинате, здесь такие же, только чужие. В чужих всегда напряжнее. Жаль, тут не бар, где весело обсуждают дела за бухлом в прокуренной випке, пока за стеной долбит бас и гудит толпа. Мартин похож на типа с баром больше, чем на типа с невзрачным офисом.
    Коротко пожав руку, Флетчер сел напротив, молча выжидая, пока провожатый хлопнет дверью за спиной.

    - У меня пластилин есть, пятьдесят брикетов. Вот таких, - неспеша рассказывал он, отмерив отрезок в воздухе, и сделал паузу, считывая с лица Юля, стоит ли пояснять за загадочный «пластилин» подробнее или все итак ясно. Юль в курсе, что примерно сбывает Флетчер. - Не китайский, местный, без запаха. Везти его безопасно, бросать через забор тоже. Ты с мексиканцами работаешь, я слышал им такое нравится. Есть вариант пристроить мой груз?

    Сам Мартин, очевидно, барыжил не детскими игрушками. Знакомы через общий круг, особо не общались. Из Флетчера собеседник так себе, да и к людям относился настороженно. Больше других напрягали серые неприметные парни, в таких мерещились федералы под прикрытием. Юль на вид старая добрая шпана, только на урусе. Здоровый, забитый, в контексте охранки смотрелся аутентично. Изучая его морду, вспомнил о спорте. Один из подельников активно продвигал зож против избытка мыслей и стресса. Подарил ебучую дорожку для бега, Флетчер отдал ее их главной по шлюхам, Ло Адамс. Что-то подсказывало, она сушит на ней полотенца.

    Кстати о ней.

    - Как дела у Роя? - вкинул вопрос между делом Флетчер, и его привычно-пресную морду озарил грамм веселья. Векслер пиздец одно время зачастил к Адамс, Флетчер аж параноить начал, какого хуя тот отирает углы его гадюшника 24/7. Но черт бы с ним: на бабки, отгруженные Роем, можно открыть рядом филиал поменьше.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-02-12 14:54:26)

    +4

    3

    После того, как они с Ринальди подмяли под себя местные банды в плане общего потока наркоты, у барыги оставалась в городе одна забота – вовремя снабжать желающих. В связи с обстановкой в Мексике иногда это давалось с трудом. Мексы требовали бабло, как по расписанию, но сами считали себя вправе устраивать перебои в поставках. Наверное, если у Юля было бы столько людей и собственное производство, он бы тоже выебывался, но эти предположения никак не помогали ему в те моменты, когда кто-то начинал выебываться из-за нехватки товара. Благо, сейчас они могли себе позволить забивать пробелы чистыми медицинскими препаратами, которые шли с фармзавода в Тихуане, но и это не было гарантией спокойствия, судя по тому, что месяц назад он схватил пулю. Черные после этого конфликта притихли и не высовывались в ожидании ответки, и не зря. Ответить барыга планировал обязательно, но пока ему было не до этого. Дженго со своей сворой уже давно перестал представлять какую-то опасность для Юля, чья сеть за последний год весьма разрослась по городу и потеснила банды поменьше. Кого не потеснили – заставили платить за возможность торговать. Ринальди наверняка нравилось получать свою долю, сваленную в спортивные сумки и держать своих подчиненных в неведении, отслюнявливая им жалкие крохи по сравнению с тем, что получал сам. Барыгу эта часть расчетов совершенно не касалась, он имел со своих трудов достаточно и не жаловался.

    С остальными мафиози барыга дел почти не имел. Так, по мелочи, все обходилось небольшим сбытом. На постоянке только с Реджи, с которым они организовали перевозку наркоты из Сан-Диего в Сакраменто. С Флетчером знакомство состоялось как раз через Палмери и Юль не ожидал, что это знакомство даст ему что-то помимо очередного мелкого канала сбыта, которым занимался Векслер. Впрочем, о теме встречи барыга был не в курсе ровно до тех пор, пока Томас после короткого рукопожатия, сразу не перешел к делу. Дело это заключалось в возможности сбыть взрывчатку мексиканцам и несмотря на то, что Флетчер сходу заявил о легкости этого мероприятия, идея эта Юлю не особо зашла. Он не занимался оружием. Когда русские из Нью-Йорка вмешали его в эту тему, попросив сотрудничества с Ринальди с его каналами, дилер выступал в роли посредника и то только потому, что ему самому это светило осуществлением собственных планов.
    - Да это, походу, мне надо спрашивать у тебя, как у него дела, а? – Мартин тихо усмехнулся на вопрос о Векслере. О похождениях Роя, разве что ленивые в их кругах не перетирали. Юлю, впрочем, было срать, с кем тот путается, пока это не мешало делу.

    На самом деле, во все дела он только-только возвращался. О гулянках Векслера был только наслышан и сам его из койки в борделе Флетчера не выдергивал. Он вникал в дела после очередного перетаптывания на игле, из-за которого потерялся на несколько месяцев. Зато за это время успел понять, что благодаря наличию Роя, быстро вникшего в дела, и подручных, плотно занимающихся этой темой, сеть вполне сносно продолжала работать в его отсутствие. Ну, разве что никто не смог разобраться с черными, которые охуели настолько, что решились его убрать, но это уже было дело десятое и легко поправимое. Найти бы время.
    - Что по перевозке? - задумчиво спросил, вытягивая сигарету из пачки в кармане и закуривая между делом. – И по деньгам? С мексами-то я связаться могу, это не проблема.
    Судя по тому, что Флетчер втирал про запах и безопасность, перевозку он тоже хотел скинуть на барыгу, а Юль сильно сомневался, что его люди потащат пластид в тихуанские ебеня. И что тогда? Самому садиться в тачку, напичканную С4? Сомнительная какая-то сделка получалась на фоне того, что о ценнике взрывчатки он понятия не имел.

    Мартин вообще-то тоже не особо привычен был к ровным разговорам в тихих кабинетах. Сделки, которыми он занимался, обычно проходили в местах более людных, под задорное подпрыгивание сисек стриптизерш и заставленный бухлом стол, но сегодня как-то так совпало, что надо было зарулить в агентство, поэтому Флетчеру и приходилось терпеть офисную тишину охранки.
    Барыга понимал, что Ринальди связями не делился, чтобы иметь процент со сделок и, возможно, Томас к нему приперся, чтобы этот нюанс обойти, но ему особого дела не было до таких сложностей и интересоваться Юль ими не собирался. Зачем ему чужая головная боль?
    - Бросать через забор мы сами будем, а? – решил-таки спросить напрямую, вместо того чтобы ходить кругами. – В чем заеб? – сам пока прикидывал, с кем можно было связаться быстрее и пока на ум никто, кроме Батисты не шел. Тот был одним из подручных Луиса и, вроде, как раз оружейкой занимался, если у них там ничего не поменялось.

    +4

    4

    У Мартина проскакивала любопытная привычка скидывать голос до тона, каким здороваются за углом прежде чем под видом приветствия сунуть в ладонь пакет.
    Блять, ну по Рою он прав.
    «Можно и у меня спросить, но я так же съеду», - подумал Флетчер и чуть кисло усмехнулся в ответ. Векслер - внезапный источник напряжных сплетен. Флетчер еще не понял, что ему ближе: париться, нет ли подвоха, или радоваться непрошеной рекламе таланта Адамс к переговорам пиздой. Он выпал на четыре месяца в круговерть то с поганым выстрелом на съемках, то с застрявшим самолетом патронов на границе и, вернувшись, удивился, что блядюшник чудом не сгорел. Новости хорошие. Может, скинуть его на кого-то окончательно?

    Юль закурил, он автоматом полез за сигаретами, но вытащил руку пустой. Нехуй скуривать по две в день, только недавно окурок сплюнул. Ту беговую дорожку вернул, потому что стоит нажать кнопку, и он на ней сдохнет. Смотрел через густой дым и думал - как он, блять, здесь оказался? Не в этом конкретном офисе, в этой точке. И как бы повернуть ее в позитивное русло. Ненавидел к кому-то обращаться и ходить приседать на уши. Приятней жить, когда все ходят к тебе. Хуй знает, сколько Юль гребет на наркоте: заглядывать в чужой счет неприлично, только все это делают. Cидят напротив друг друга, никто не вскрывает карты. Флетчер приперся сам, ему и вскрываться. Хотя он не любил, до последнего давая другим говорить и выжидая свой идеальный момент.

    - Там груза на сто сорок штук. Если досыпать еще чего сверху, будет двести, но тогда это уже не такой простой груз, - он хмыкнул в усмешке, вряд ли Мартину в радость пристроить какие-нибудь ебучие гранаты. С пластидом все проще, можно хоть кузов тачки нашпиговать и потом ковырять оттуда, если просто сложить в ящик не достаточно изъебисто. Так он деталями скупленного на оружейной ярмарке говна набивал поддержанные шевроле для первого броска через океан в Англию. Та еще ебала: сидишь, гадаешь на кофейной гуще - найдут или нет. - По перевозке я пришел с тобой говорить. Если познакомишь с ними, я брошу сам. Но есть момент.

    Так в же чем заеб?
    Блять, заеб в том, что у меня С4 пятьдесят кило, и, хоть умом я и понимаю, что эта хрень пролежит еще лет тридцать, но пиздец она меня нервируют - я не люблю ничего хранить, а у тебя слышал с мексами дружба налажена.
    Может и мне подружить через рукопожатие? Оба немного заработаем.
    Такой вот заеб.

    - Я не работал по этой границе. Нет проблем организовать транспорт и людей, но ты вряд ли хочешь, чтобы какие-то ребята попробовали перетащить все своими силами и навели лишнего шороху. Я бы не хотел, - Флетчер все же достал сигареты. В пизду, здоровым уже не помрет.

    Сплавлял взрывоопасную хуйню по воздуху и воде, здесь не видел интереса. Это форс-мажор, и хотелось сделать все четко и без еще одного круга последствий, от которых порядком тошнило. Мексы точно не так аккуратны, как Мартин, великим детективом быть не нужно. Плюс, порядком ими брезговал, те еще отморозки. Типа афганских боевиков, но эти хотя бы военные, в оружии и припасах пиздец нуждались и, в первую очередь, вели себя, как на войне, а уже потом - как на личном шоу, где каждый сам себе кокаиновый король. Он мог представить, кто такие мексы. Неприятных контактов хватало без них, а они не так часто стреляют, чтобы обосраться как хотеть с ними плотно знакомиться. Выгода там, где каждый день такая пальба, что пустые гильзы выстилают почву плотнее песка. Дотянуться бы до этой земли.

    - Назови свои условия, - пожал он плечами, откидывая крышку металлической зажигалки. Приятней звук разве что у счетчика банкнот. - Я бы проехался с вами, глянул что да как.

    Флетчер не пошел к Ринальди, потому что итак хуйни наворотил за последний год плюс этот шаг виделся ему адовой бюрократией. Ты пойдешь к Ринальди, он отправит тебя к какому-нибудь Витторио, а тот - конечно же доедая лазанью и докуривая сигару толще его горла - к тому же Мартину. Смысл не в доле. Важно, что его дела не плывут чуть что наверх, а существуют в ограниченном информационном поле.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-02-23 11:56:56)

    +4

    5

    Юль никогда не кидался вникать в людей на первых знакомствах. Обходился прямыми вопросами, редко что-то скрывал сам, если только это ему самому не было выгодно. Хотя, вполне был способен о чем-то умолчать. С годами это поведение давалось труднее – круг знакомств расширялся, как и круг интересов, возможностей и амбиций, связанных лишь реальным ощущением этих самых возможностей. Вместе со всем этим добром паранойя барыги тоже крепла. Кто и когда решит тебя кинуть, и чем это закончится, можно было только предполагать, поэтому через ворох сомнений и подозрений, на свет приходилось вытаскивать здравый смысл, чтобы трезво оценить ситуацию, если его, внезапно, накрывало какое-то предчувствие.
    В сделке с Флетчером большим плюсом было то, что они не были конкурентами и ими не станут даже в том случае, если Томас решит перехватить этот канал для себя. Делить тут им было нечего, кроме бабок за предстоящее дело. Ну, от самого барыги не убудет, если новый знакомый обзаведется парочкой новых знакомств, а вот у Томаса могли возникнуть разногласия с Агатой Тарантино или даже самим Майком. В конце концов, прямые связи с тихуанцами имел только он и никто больше, насколько знал Мартин.

    Пока Юль слушал рассуждения Флетчера, то попутно прикидывал, как им перекинуть взрывчатку через границу. Можно было, конечно, охуеть и заставить тихуанцев самих забрать все из Сан-Диего, но тогда они существенно скинут в цене, не зависимо от того, какие там им озвучили цифры заранее. Для пятидесяти-шестидесяти штук, раскинутых по рукам, вся эта возня ничего не стоила. Единственное, что в монологе Томаса заставило дилера сосредоточиться на его голосе, так это намеки на привлечение третьих лиц.
    - Ты своим людям не доверяешь что ли? – но тут же отмахнулся от своего же вопроса. – В общем, я тебя понял. Мне нужно связаться с мексами, договориться – когда нас надо встретить. Если у них запар не будет, то я могу хоть сегодня ехать, - не то чтобы у барыги не было своих дел, но отвлечься на день, чтобы лишний раз подзаработать – в этом и заключалась их деятельность. Бабло с неба не падало, а доверять весь этот процесс кому-то другому, он и сам бы не хотел, тут Флетчер был прав, как ни крути.

    Назвать свои условия. Юль пялился на Флетчера все с тем же слегка задумчивым выражением на морде, продолжая мысленно прикидывать возможный маршрут, поэтому чуть заторможенно пожал плечами:
    - Пятьдесят на пятьдесят? – не охуевает тот, кто ничего не делает, как говорится. Все было честно – у Томаса был товар, у барыги план. – Если устраивает, то я позже свяжусь с тобой. Только загрузите сегодня, потому что раз уж ты заявил, что дело срочное, мексы на встречу согласиться могут в любой момент. До связи.
    Это они никому не хотели доверять это дело, а тихуанцам все это провернуть ничего не стоило, и не удивительно, если учесть, что картель насчитывал тысяч пять голов. Если не больше. Флетчеру и Юлю ждать придется не потому что их некому будет встретить, а потому что картель сначала будет пробивать данные по незнакомому им человеку. Теперь и Томас испытает на себе ощущение на встрече, что мексы ему разве что в жопу не залезли прежде, чем руку пожать на свершившейся сделке.

    Уго он набрал сразу, как только они на парковке распрощались с Флетчером. Роча теперь был связным с картелем, не считая связей Юля в Сан-Диего, но такие вещи лучше было порешать на месте, в Сакраменто, чтобы не тащиться просто так. В принципе, как он и предполагал, для того, чтобы дождаться какого-то отклика, потребовалось имя спутника и несколько часов, пока его подноготную внимательно изучат. Мекс набрал уже ближе к полуночи и предложил встретиться, дал адрес в Сан-Диего какой-то мастреской. Там мексы согласились сами распихать им взрывчатку по тачкам, чтобы перевезти через границу без лишнего палева, других каналов у картеля прямо сейчас не было, но встретить в Тихуане было кому. Ну, хотя бы возня с перевозкой в какой-то степени отошла тихуанцам. Барыга счел это вполне себе удачным, мексы свое дело знали.
    - Нас встретят в Сан-Диего, у них тачки есть, они сами их напичкают, чтобы дальше ехали, - объяснил Томасу, устраиваясь на сидении рядом и закуривая. Роча дал ему адрес какого-то захудалого сервиса в латинском районе города, куда они должны были подъехать. Там лучше них знали, как припрятать, чтобы не нашли, так что это существенно облегчало задачу. – Не гони, главное, чтобы нас где не тормознули. Я сказал, что мы будем утром.

    +2

    6

    «А ты доверяешь что ли?» - невольно спросило лицо Флетчера. Никому он не доверял, пошли они на хуй - хваленая дружба измерялась глубиной говна, и он подозревал, что вряд ли кто даже из самых преданных захочет пойти с ним ко дну. Делить дерьмо всем впадлу, делить бабки только дай. Только с такими долями и делить будет нечего.

    Пятьдесят на пятьдесят. Половина, сука, как ебаный развод. Шутил, что жена померла раньше, чем успела опустошить карманы, но свято место пусто не бывает. Вот Юль скотина. Флетчер глухо хмыкнул дымом. Хуй с ним, сам проебался, предложив задать условия, зато сразу понял, кто перед ним. Можно сдать назад и начать торговаться, как на рынке: «давай тридцать на семьдесят», «да мне проще это говно на обочине скинуть». Это не его стиль.

    - По рукам, - Флетчер рывком поднялся со стула. Как приятно, что не надо чинно сидеть пять часов, обсуждая левую хуйню, перед тем как перейти к делу. Эта черта в Юле импонировала. У двери задержался и обернулся. - Познакомишь меня с ними и скажешь, что я блять самый лучший человек, - натянув усмешку, он ткнул воздух зажатым окурком и хлопнул дверью. Взаимно охуел, все честно.

    Почти сказал «познакомишь с этими уебками», но сдержался. Не факт, что половина разговора не выплывет отсюда вместе с долей. Если не весь разговор. Условия-то заебись, десять часов до Сан-Хосе в подарок. Солнце грело лобовое стекло. Флетчер прикинул, сколько стоит его время плюс время Юля, и сколько придется сделать на мексах, чтобы покрыть их незабываемое путешествие. То с Тони кататься, теперь блять с Мартином. Есть хобби получше, чем преть с мужиками в тачках? Гольф, например, или чем там занимаются слишком богатые пидоры.

    - С чего нас тормозить? У тебя с собой что-то не то? - прищурился он. Синий форд пуст. До выезда мчали быстро и воткнулись в вялотекущую пробку. - В ситуациях вроде этой предпочитаю не делать вид, что нам пиздец интересно общаться всю дорогу, - буднично рассуждал Флетчер и, подкурив, молча протянул пачку Мартину. Будешь типа?

    Базарить ни о чем он не умел. Спросил, как Мартин попал в Сакраменто, общими фразами рассказал про себя. Бизнес с Реджи, родом из Англии, здесь лет шесть с перерывом. У него подельник, Винсент, вот он мастер присесть на уши. Каждую дорогу до Эл-Эй у этой скотины двадцать восемь новых историй, а ездили они часто.
    «Загадка: кто на потолке сидит, лампочка во рту горит?» - вкинул Винс после обсуждения ткани для костюмов, оптимального размера бургера и оптимального размера сисек. Женских, ясно дело.
    «Люстра», - флегматично отозвался Флетчер секунды через две.
    «Потолочный лампосос», - Винс ржал, сука, минут сорок, будто ничего веселее в своей жизни не слышал и не сказал эту хуйню только что сам.

    Флетчер разбавлял тишину радио и не собирался жаловаться на дорогу, но все заебало через два часа. Еще через два заебало окончательно. Спустя полпути где-то на вонючей заправке, где брезгуешь поссать, выбирая обочину километром дальше, он кинул Мартину ключи через капот.

    - Дальше твоя половина, - хлопнув дверью, посмотрел на Юля с налетом иронии. - Не гони только.

    Он пиздец жадный еврей, пятьдесят на пятьдесят запомнил на всю жизнь.

    Груз забрали в дороге, пересев из одной тачки в другую у поля в предрассветной мгле. Дорога из склада выгодно пересекалась с дорогой в Сан-Диего, они проехали Лос-Анджелес. Приехал тот самый Винс. Флетчер их представил: Мартин, Винс. Винс - Мартин.
    - Я ему доверяю, - пояснил Мартину и то ли усмехнулся, то ли хмыкнул.
    - Э, Мартин, отгадай загадку: кто на потолке сидит, лампочка во рту горит? - Винс проверял брикеты под сидением, часть в мешках из-под стройматериалов в багажнике. Расходники - шнур и детонаторы - внутри банок с краской рядом, еще четыре мотка спрятали в салоне. Хлопнул по капоту - все чисто. Хорошо, что тачка вместительная. Закрытый пикап с оклейкой строительной компании, груз запакован, накладные и чеки в порядке. Сделали заказ сами себе. Флетчер посмотрел на бомбу, в которой ему предстоит ехать еще два часа. Ладно, перевозить безопасно. Он сам так сказал.

    Винс одевал пиджак (у меня вылет скоро, - пояснил он, расправляя манжеты), Флетчер накинул фирменную робу. Вторая валялась внутри. Синий форд укатил в сторону Эл-Эй, пикап - в противоположную. К оружию они порой относились небрежно. Даже слишком. Наверняка, Юль ловил себя на том же, только по части наркоты. Флетчера здорово подогревала мысль, что с этим дерьмом в пикапе он скоро расстанется.

    Утром они въехали в Сан-Диего.

    - Расскажи мне про них. Про мексов. Я знаю, что они громкие доебчивые ублюдки, которые будут перебрасываться всякой хуйней на своем языке, ржать и диктовать свои правила. Что-нибудь еще? - Флетчер проводил взглядом обшарпанный пейзаж за окном. Блять, днем ранее у него вышло оставить «ублюдков» за скобками, но вот, спустя одиннадцать часов, привычное самодовольство и брезгливость полезли наружу. - Или я не прав?

    Есть хотелось пиздец, не меньше хотелось спать. Он планировал скинуть пикап мексам, купить на месте что-нибудь пожевать и залить это все дешевым американо, говеный жженый вкус которого бодрит лучше кофеина.

    +2

    7

    - У меня с собой все то, - отозвался равнодушно, отворачиваясь к окну и затягиваясь в очередной раз.
    Барыга тоже был не особо разговорчив и обычно его не напрягала тишина в салоне, а если и напрягала, то он без лишних вопросов перебивал ее каким-то музлом.

    Скрывать ему было ничего, и когда Томас спросил о появлении в Сакраменто, без особого энтузиазма поведал историю про наркологичку и побег от долгов, о знакомстве с Альтиери, - предыдущего мафиозного босса, который относился к нему так, как и относятся к торчкам обычные люди, - и Ринальди, которые выцепили его, пока искали какого-то левого пушера, а потом предложили работать на них. Поначалу он тихо наладил итальянцам сеть распространения в городе, а уже потом его начали приобщать к другим делам. Познакомили с поставщиками, мексами, отдали траффик с Сан-Диего, потом Чикаго. Теперь он делал для местной мафии в районе ста мультов в год и все были довольны. Цифры Флетчеру он, естественно, не озвучивал. Потом появилась Миша и они после неудачной попытки вклиниться на рынок с самодельным метом, с ее инициативы, плотно вписались в фармбизнес. Естественно только для того, чтобы сбывать колеса на сторону. Юль имел чистый бизнес и прекрасно знал, что на мелких оборотах честно нихера не заработаешь, все сожрут налоги и взятки.

    История его появления в Сакраменто и налаживание тут сети, кстати, дохуя нравилась итальянцам в лице того же Ринальди, который в его же присутствии любил кому-нибудь подсунуть эту историю, как пример для подражания, что барыгу поначалу знатно так веселило. Блять, он бывший торчок и выплыл из говна по чистой случайности, а не из-за того, что был охуенным спецом в своем деле. Он был обычным пушером и очень долго не имел вообще никаких амбиций. Пока не вошел во вкус. Ему для развития выдали нехилые ресурсы, любой, имея минимальное желание подзаработать, смог бы точно так же влиться в эту тему.

    Где-то на полпути они пересеклись с одним из людей Флетчера, забрали груз, попиздели между делом. На загадку барыга только неопределенно пожал плечами:
    - Люстра.
    - Потолочный лампосос, - Юль покосился в сторону Томаса, пока мужик ржал над своей же шуткой, и в очередной раз припомнил итальянцев с их ебанутыми шуточками.
    Мартин никогда не относился к наркоте небрежно. Все, кто так себя ведет, уже давно сидят и не скоро выйдут, а самые неудачливые и вовсе кормят червей. Он и сам уже не раз ходил по краю. Если бы он знал, что Флетчер похуист, то вряд ли бы с ним связался, но он в оружейный бизнес никогда не лез, потому что все эти мутки так или иначе были связаны с государством, политикой и властями и ему все это дерьмо было не интересно.

    В Сан-Диего они добрались до какого-то неприметного сервиса и оставили тачку с грузом мексам, чтобы те раскидали его без палева по двум разным. Впереди была задачка перебраться через границу и мексы лучше остальных понимали, как это сделать. Уже сидя в забегаловке неподалеку и без особого энтузиазма нажевывая бургер, барыга тихо хмыкнул на вопрос Флетчера про мексов. Дал повиснуть короткой паузе, пока дожевывал:
    - Ну, они громкие доебчивые ублюдки, которые будут перебрасываться всякой хуйней на своем языке, ржать и диктовать свои правила, - добавить тут, пожалуй, было особо нечего. Томас, видимо, знал их пока с самой безобидной стороны. – Блять, хули тут рассказывать. Ты знаешь Даниеля Росси? В Ривере рулит, капо Торелли. Я слышал, что в последнюю его поездку в Тихуану, когда он начал затирать им какую-то свою тему, они короче кинули его в яму к ебучему быку. К быку, блять. А сами стояли и наблюдали. Охуенное развлечение, а?
    Хотя, судя по тому, что Росси вернулся оттуда, цели его убить у тихуанцев не было. Скорее всего, это и правда было своеобразным местным развлечением. При этом Юль не сомневался, что если бы у мексов нашлось болотце с крокодилами, то они бы Росси и в нем искупали без зазрения совести. Очень ярко представлял, как боевики собирают ставки, глядя на то, как взмыленный бычара с красными глазами взрывает копытами песок в яме, набирая разгон.

    Один из мексов зарулили за ними в забегаловку часа через полтора. Сам Юль успел задремать, сидя на диване и привалившись плечом к стене.
    Барыга не нервничал, пока пересекали КПП. То ли уже порядочно устал к этому времени, то ли реально настолько поверил в способности мексов, но для нервов и не оказалось причин – проторчав в пробке, они спокойно двинулись дальше. Люди Батисты должны были встретить их недалеко от аэропорта и там, как он понял, проводить до Ла Хойя, где ждал сам Диего. Так все и было, в условленном месте к Юлю подрулили незнакомый мекс и сказал им ехать за ним.

    +2

    8

    - У нас движение на Идальго, - Марко скинул вызов смотрящего и обернулся к патрону. По центральной улице Ла Хойя, застревая в вечерних пробках, тащился кортеж пиндосов в сопровождении машин мексиканской армии.
    - На хую у тебя должно быть движение. Уводи их.
    Марко вернулся к связному, сидевшему в фургоне рядом с Флетчером:
    - По 1-ой объездной на Пан Америка.
    - По 1-ой объездной на Пан Америка, - связной  в свою очередь откликнулся Юлю в динамике телефона, приглашая вторую машину следовать за ними. - Никаких накладок, compadre. Давай за мной.
    Мартовский вечер упал на Тихуану прохладой и той особенной бархатной мглой, которая бывает только в Мексике, когда за считанные минуты конденсируется расплавленный за день воздух. Пролетающие мимо огни городской иллюминации скоро превратились в пестрый тоннель, а после канули, уступая лишь вспышкам подсвеченных билбордов на трассе. За ними лежала умиротворяющая, как смерть, бескрайняя темень кукурузных полей, прореженная очертаниями заправок.

    ***

    - Скажи сестре, чтобы завела нового мужика, - Батиста откинулся взмокшим затылком на подголовник пассажирского сидения, рассматривая своего собеседника из опущенного окна Брабуса, и вальяжно отщелкнул пепел с хрустящей самокрутки. - Про этого скучные байки ты травишь. Давай следующего.
    Марко, боец, откатавший с Батистой уже 5 добрых лет, почитался его личным телохранителем и доверенным лицом, но все еще ласково именовался своим патроном “mi amigo” с той непередаваемой интонацией, с которой по вашу сторону забора произносят отеческое “щегол”... так вот, этот Марко прислонился лопатками к бронированному боку пыльного внедорожника и резал ножом деревянную фигурку. Натурально из куска ветки двухдюймовым лезвием этот хер резал человечка.
    - Ты из этих? - Дон Диего блаженно прикрыл глаза, отпуская в лобовуху серебряную струйку густого дыма.
    - Патрон?
    - Вудуист?
    - Не, я по бабам.
    Батиста глаз так и не открыл, только папироску перекинул на другой угол рта. Помолчал и лишь спустя секунд 20 обозначил многозначительное “Ааа!”, словно к нему пришло запоздалое понимание.
    - Хосе, включи ему баб?
    На 5-ом километре на восток по объездной он рассматривал выбеленную полнолунием пустошь и краем глаза старательную вебкамницу на экране. Вокруг было тихо, только сверчки и пролетающие мимо тачки забивали эфир инструментальным технохаусом.
    Батиста никогда не поехал бы лично забирать товар у левого хмурого. Но участие Юля, замазанного в их общем дерьме настолько, что ему уже в пору было доверять своих детей, уводило Батисту к интересной мысли, не надумал ли этот английский ростбиф кинуть Торелли на процент от сделки. И этот мудачина начинал ему нравиться. Надо бы глянуть в глаза. Года 4 назад Дон Ди вытаскивал дилера из тюряги на пару с итальянским щенком. Подозрительно вовремя они встряли, чтобы обозначить участие Торелли в смерти Кортеса. Может, и не случайно прямо перед носом у Батисты. Политота есть политота. Еще тогда ему понравилось, как этот забитый подхватил смысл происходящего кипиша, чуял откуда дует ветер. Теперь Диего таращился на жопу танцорочки на экране и искренне намеревался англичанина пристрелить, если он выкинет какую-нибудь херню. Хотя к этому моменту знал об английском выродке все, что хотел, и даже то, чего о постороннем мужике знать не желал, вообще. Но Торелли-то его не хватятся? Зачем платить больше? Достаточно поделиться с Юлем. Процентами 30 от намеченой суммы. Не сливать же дилерские леваки Торелли? Старикан, поди, расстроится.
    -  Они на подходе, - Марко сбросил вызов и отозвался патрону.
    - Фары выключи, - мекс из впередиидущего пикапа в свою очередь отозвался барыге. – За знаком съезжай на обочину.

    ***

    Темный силуэт Брабуса под раскидистыми ветвями каучукового дерева приветствовал кортеж прохладным свечением экрана на приборной панели и сладким узнаваемым ароматом шмали. Марко выкинул деревянного человечка, отлепил жопу от крыла и открыл патрону дверь. Хосе так и не выключил девку, только выбрался с водительского навстречу подъезжающим машинам.
    - Мартин Юль! - Дон Ди, распахнул объятия, направляясь навстречу к прибывшим. Осанистый, жилистый и больше похожий на породистого бычка, он прихрамывал на левую ногу. - Какими судьбами! Мистер Флетчер! Рад знакомству!
    Стиснул ладонь англичанина и накрыл своей, заключая руку в тиски многообещающего радушия.
    - Смотреть ваш товар не буду, мне Педрито все рассказал! Да и кто станет обижать старого мексиканца, если хочет получить с него денег и даже увезти их домой, а?
    Педро Малина, хозяин мастерской, не только расфасовал, но и взвесил все 50 брикетов, попробовал, понюхал, пожевал и проверил фабричную военную маркировку. Обсуждать товар не имело никакого смысла. Одно неуважение в недоверии.
    - Свой покажу. Смотри, Флетчер!
    Кивнул Марко, и тот отпахнул багажник, а в багажнике отпахнул армейский ящик, и глазам гостей предстали три Colt M4 и 6 коробок патронов. Автоматы приволок Хосе, заехавший в обед забрать должок с приморозившися торгашей, и выгружать не стал. Поедут на склад вместе с пластилином.
    - Можешь пристреляться, если хочешь. Давай, Юль. Здесь кролики водятся.
    Кивнул на лес кукурузных голов за спиной. Километрах в двух на запад маячили огоньки засыпающей асьенды. Подчас непросто было разобраться, говорит Дон Диего серьезно или шутит. Или шутит, но принимать его шуточные предложения стоит со всей серьезностью.   
    - Так вот, хочу таких столько, сколько сможешь достать. Накину за срочность. Справишься?

    Резкий визг тормозов опрокинул тишину, и ночную мглу вспорола автоматная очередь. Внедорожники, которые мчались навстречу друг другу по ночному шоссе, одновременно и резко притормозили перед стрелкой барыг на обочине, забирая их в клещи и ослепляя фарами. Водитель пикапа, проделавший с англичанином весь путь от СанДи, рухнул сразу. В темноте за слепящим ксеноном темная чужая фигура рванулась, чтобы занять его место. Пикап с половиной товара дернулся, мгновения в слоумо тупил завестись: видно, у угонщика дрожали руки, и, наконец, повернул на трассу. За дверцей Брабуса заверещала, осознав узнаваемую по фильмам пальбу, и выключилась виртоблядь.
    [NIC]Diego Batista[/NIC]
    [STA]безумству храбрых[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/lorojfT.gif[/AVA]
    [LZ1] ДИЕГО БАТИСТА, 46 y.o.
    profession: координатор оружейного трафика Тихуанского картеля
    [/LZ1]

    Отредактировано Misha Juhl (2022-05-04 22:20:45)

    +2

    9

    Флетчер не ждал услышать от Мартина, что мексы - пиздец понятные и цивильные, но все равно помрачнел. Бургер протух во рту. Жратва так себе, а теперь разонравилась вовсе. Кофе дерьмо. Зато можно курить внутри, по столам стоят пепельницы. Он закурил.

    - И как он вылез? Росси, -  история -то интересная, не считая факта что мексы швырнули капо в яму на убой. Вероятность оказаться в похожей яме не нулевая.  -  Здесь точно не бык. Псина может, - Флетчер ткнул пальцем в недоеденный бургер в тарелке. - Мой пес как-то Ландо полсада разрыл. Тони не обидчивый, его жена - да. Парни заебались по городу нужные кусты искать. Если решишь сажать розы, мальтийские не советую, - закончил он без намека на шутку. Историю припомнил хвастануть собакой. - Гляди. Вот эта скотина, - подсунул Мартину под нос экран с фоткой черного питбуля, он прямо на заставке. Такая тварь красивая и стоит как: лапы расставил, грудь выпятил чисто под медаль, башка ебать бычья. Если и есть что-то хорошее в этом мире, это его блять пес. Решив, что хватит Юлю прекрасного, Флетчер сунул трубку в карман, и признаки жизни его лицо покинули. Питбуль в Сакраменто, в окне Сан-Хосе и мексиканская тачка.

    Если везешь в черную, была примета: крыса лучше смекалки. Закроешь тремя слоями документов, товар разберешь, попрячешь так что сам потом хуй найдешь и все равно угодишь в случайный шмон, где выскребут все до болта и потом сляпают новость. Разобрались с нелегальным трафиком оружия, вот кривое-косое фото деталей. Подмазал кого надо - никому нет дела. Подумаешь дуло торчит, особенности каркаса автомобиля.
    У мексов в порядке и с тем, и другим. Кроме пунктуальности.

    - Долго ждем, - взгляд ткнулся в циферблат, в пыли скулила облезлая собака. Не спиздили его барахло? Собака заебала. Флетчер скормил ей остатки бургера и дрессировал «голос». Лаять при виде жрачки она умела итак, осталось научить заткнуться. - Бестолковая ты, - отпихнул грязную псину ногой и потерял к ней интерес.

    В фургоне водитель назвал имя, Флетчер его забыл. Есть Мартин, он как термометр ситуации. Хорошо знает мексов, и если что не так, по нему будет ясно. Переговоры отдавали кем-то бывалым и при мозгах на другой стороне. Вживую Батиста оказался радушнее ожиданий, и Флетчера скорее напряг. Для громкого доебчивого ублюдка, который любит пиздеть на своем языке и диктовать правила, он слишком дружелюбен, будто собрался с ним - Флетчером - детей крестить. Такое радушие ничерта не значит. Грязные арабы обожали сначала предложить чай, а после воткнуть дуло меж лопаток, чтобы ласково надиктовать что и как будет. Руку Батисты пожал по-деловому отстранено и крепко, и кивнул, отвечая на прямой взгляд. Его пресную рожу часто списывали на происхождение. Или на то, что он торгаш. «Ебучие бриты, они там все снобы и пидоры». Он привык. Удобно.
    Возможно, радушие Батисты - аванс за знакомство с Юлем.
    - Я за взаимную выгоду, -  Флетчер улыбнулся на шутку мекса - тот лукавил, хер кто его здесь обидит - и перевел взгляд на Мартина. Договор не забыт. С него половина, с Мартина устная рекомендация.

    В багажнике брабуса американские карабины. Эмки, довольно редкие. Удивился немного, что черные: ни золота или хотя бы камуфляжа. Намекало, что Батиста использует их по назначению, а не фоткается в степях, как это любили те же арабы или голожопые африканцы.
    - Хороши, - Флетчер повернул карабин, провел пальцем по маркировке. Не сточена. В руках килограмма три. Не китайская реплика и не пакистанская поделка. Детали заводские. - Если достану сотню, все возьмешь? - коротко пустил сквозь зубы смешок. Его шуткой или нет брали на понт. Флетчер по штатам не работал толком и почти не ввозил, где взять сотню пока не знал, но на понт велся. Знал, что должен повестись. Такие ожидания, так надо. Как торгаш своего барахла он следовал правилам. Контора работала так же: сначала брали заказ и потом думали, по каким углам наскрести нужного дерьма или что впарить вместо. Четверки проще взять у афганцев, те закупали подобное. Хер знает чего и сколько там осталось. Скупать у концерна, чтобы продать кортелю, он не хотел. - Но этих ждать долго. Тебе хвастать или стрелять? - не хотелось выпускать карабин, металл точно прилип к руке. Вряд ли заряжен, но приятно держать при себе приличный ствол. Стало любопытно. Флетчер открыл затвор, проверил патронник. Пусто. Вытащил магазин. Полный. Вернул магазин обратно. Пристреляться, значит. - АК привезу хоть полтонны, убивают они так же, - убивают, не оговорился. Вряд ли Батиста коллекционировал эмки для красоты. Взрывчатку он брал не фигурки лепить типа той, которую его mi amigo швырнул в траву, пока ждал кортеж. Флетчер вернул ствол в багажник, отказываясь стрелять. - Пойду отолью. Дорога была долгой.

    Собирался скинуть в телегу пару сообщений и действительно отлить, но далеко не ушел. Яркий свет, две подозрительных тачки и предгрозовое напряжение воздуха. Раньше, чем шины оставили тормозной след, стало понятно, что грядет дерьмо. Первой секундой решил на Батисту, перебросил взгляд на Юля. Свинцом обдало всех. Безымянный водитель свалился перед носом, Флетчер нырнул вниз. Еб твою мать! Какие-то выродки обстреляли их в ебучей деревне, и теперь он забился у колеса левой тачки рядом с тем безымянным водилой. Тот по везению впитал его пули. Сползал вдоль машины и цеплялся в плечо, утаскивая вниз. Флетчер разобрал упоминание бога и оторвал чужую руку. Раненый рухнул на землю, и очередь дорешетила его сквозь клиренс пикапа. На его месте мог быть он. Спину прошиб пот. Флетчер сплюнул, сморгнув натекшую со лба грязную соль, вынул из кобуры мертвеца пистолет и сжал рукоять, успокоив тремор пальцев. Стоит держаться Батисты, он наверняка додумался впаять в брабус пару бронированных пластин в отличии от этого укрытия - блядского пикапа. Пули дырявили сталь как фольгу, искря рикошетами по дну и шпигуя тушу мекса между колесами. Глаз вытек, спина в мясо. Свинца в нем больше, чем костей. Двумя годами раньше Том бы сблевал, сейчас пригнул голову, сидя за движком, как за единственной надежной грудой металла. Ждал шанса перескочить к брабусу. До него метра два. Мозги вставали на место под громкий пульс.

    Тупые обезьяны блять, пластилина спиздить приспичило? Он бы запихал сучий пластид им в жопы и заставил бегать, пока сам играется с кнопкой детонатора. Только хуй он сможет. Где Батиста и Юль? Мартин не последний тип в местной тусовке и его вряд ли ебнут, место Флетчера не такое теплое. Прижимной град чужого свинца сменился ответным, он спустил курок наугад в слепящий свет фар, опустошив пол-магазина, и перебежал к брабусу, жестко выдохнув горячий воздух из легких. Первый внедорожник поспешил вслед за фургоном, второй не мог развернуться и перезаряжался, оставшись прикрыть подельников огнем.

    - Что за хуйня?! -  выплюнул Флетчер вместе с адреналином, оказавшись недалеко от Мартина. Это же, сука, картель, знают каждую падаль на своей земле, иначе какой в этом толк? Сдернул из багажника карабин за ремень, так спокойнее, пусть он далеко не солдат. Перестрелка - не его забота, только страховку он не покупал. - Вернем товар - я таких грузовик привезу, - это сказал Батисте.

    Напрягало, что пизженный с военной базы пластид, пройдя через его руки, окажется черт знает в чьих руках.

    +2


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » a lighter?


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно