Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Потери неизбежны


Потери неизбежны

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

похоронное бюро "charon" | 15.12.2021| день

Teo J Marino & Molly Kot
https://i.imgur.com/Lq2NntH.jpg

.
.....................................................................................................................

Отредактировано Teo J Marino (2022-01-11 11:09:02)

+1

2

Молли впервые сталкивается со смертью реальной, а не метафорической. Впервые кто-то умирает не потому что она так решила —родители давно умерли для меня, — а просто потому что смерть случается и ничего с этим сделать нельзя. Это странно и не поддаётся контролю. Терять контроль по трезвому Молли не нравится больше всего. Даже больше шоколадного мороженного и чувства опустошённости, которое возникает, стоит приходу закончиться. 
Дурацкие правила дурацкой жизни, в которых одни люди умирают, а другие должны расстраиваться. Молли не чувствует себя особенно расстроенной. Так легко притвориться, что человек просто ушёл куда-то, переехал в другой город, и жить дальше возможностью новой встречи. Молли удивлена, что другие не могут или не хотят так же. Ещё больше Молли удивлена, что заниматься похоронами Энни приходится ей. 

Энни была милой. Может не с другими, но с ней Энни была милой. От неё всегда пахло сигаретами, а пальцы были такими до одури ледяными, что Молли невольно вздрагивала от каждого прикосновения. И нет, Молли совсем не расстроена, что они больше никогда не увидятся, просто в сердце словно поселился сквозняк и глаза слезятся больше обычного. 

Тадеуш предложил закапать Энни на заднем дворе, но Молли чувствовала, что просто кинуть тело в яму будет неправильно. Может с кем-нибудь другим — с почти любым другим человеком, если честно — Молли не задумываясь согласилась бы, но сейчас Тадеушу пришлось согласиться потратить их общие деньги на нормальные похороны. Молли уверена, что если бы умерла Соль, Тадеуш не стал бы просто закапывать её на заднем дворе, хотя кто-нибудь наверняка счёл бы такое нежелание расставаться с возлюбленной романтичным. Молли было не до романтики. Она почти сразу зациклилась на идее о гробе и священнике, потому что сама Энни была так далека от рая, как это только возможно, а Молли проходила в католическую школу достаточно, чтобы чувствовать отвращение, но необходимость поступить правильно.
Была ли Энни верующей? Вряд ли.
Рассказывала ли Энни о том как хочет, чтобы поступили с ней после смерти? Возможно. Молли, которая до этого не сталкивалась с настоящей смертью, не стала бы запоминать такую глупость. 

Сама Молли предпочла бы сгореть на погребальном костре, как викинг — на заднем дворе, а лучше у моря или прямо в нём. Но похороны викингов для воинов, а Энни воином не была. Больше нет. Не после того как сдалась, вонзив иглу под кожу в последний раз. Воином был Тадеуш — силой духа. Продолжает сражаться за них и каждый день всё ещё живой. Возможно, если Тадеуш когда-нибудь умрёт, Молли организует такие похороны для него и сама сгорит с ним в огне, дымом устремляясь как можно выше в небо. Неважно, будет там другая лучшая жизнь или холодное ничто, потому что притвориться, что Тадеуш просто ненадолго вышел, у Молли точно не выйдет. А сейчас просто сердце судорогой холода сводит и глаза слезятся чуть больше обычного. Это, Молли уверена, скоро должно пройти. 

Похоронное бюро встречает радушием и светлыми стенами. Молли не нравится. В её представлении похоронное бюро должно выглядеть примерно как логово вампира — со рвом, готическими валькириями над входом и большим количеством гробов, обитых бархатом. В реальности из всего перечисленного имелись только гробы, но не в таком количестве, как она ожидала, что безмерно расстраивало. Но может у них хотя бы подвал есть с большим количеством мертвецов, которые только и ждут, чтобы устроить восстание зомби... это утешило бы Молли.
А пока даже работник этого места не соответствовал ожиданиям девушки, даром что высокий, худой и темноволосый — ни мертвенной бледности, ни печати древнего проклятья не было на его молодом привлекательном лице. Закончив оценивать работника бюро, Молли, как обычно, пропустив часть с приветствием, озвучила сразу волнующую её суть.— Можно мне примерить вот тот гроб? Вы их подгоняете под рост или они все такие длинные? — пальцем указывая на один из выставочных образцов.   
Молли впервые столкнулась со смертью реальной, а не метафорической, и впервые организовывала чьи-то похороны, но по её мнению покупка гроба не должна была сильно отличаться от покупки платья.

+2

3

Дверной колокольчик раздаётся звонкой трелью в тот самый момент, когда Марино перекладывал бумаги на столе Дженифер. Где-то здесь на гладкой поверхности стола должен был лежать листок в линейку, на котором было написано всё, что нужно было сделать сегодня: подтвердить заказы на венки и букеты; сверится с работой часовен; забронировать дату в ресторане и другие мелочи, без которых работа бюро может остановиться. Тео поднял голову в надежде, что в дверях увидит высокую и худощавую девушку, которая пришла, чтобы его спасти. Но чуда не случилось. Ему придётся найти этот чёртов листок и сделать всю работу за помощницу.

Фрост, которая за год работы стала незаменимым сотрудником, отпросилась «по семейным обстоятельствам» на пару дней, за которые Тео требовалось только одно - выжить. Всегда требовательный и педантичный в работе патологоанатом совершенно терялся, когда дело доходило до чужих обязанностей и рабочего места. Эти дебри незнакомого ему порядка сводили с ума и подталкивали к капитуляции. Лучше отработать три смены подряд, чем разбираться в чужих записях. Со стороны работа Дженнифер казалась простой: просто звони себе и договаривайся о встречах, веди записи в бумагах, да и знай себе, что не улыбайся слишком рьяно, когда новый клиент переступит порог Харона. С последним у Фрост никогда не было проблем. От неё всегда веяло холодом.

- Здравствуйте. - Короткое приветствие, за которое Марино успевает выпрямиться в полный рост и выйти из-за стойки, чтобы встретить клиента. Мужчина давно усвоил, что в стенах похоронного бюро более уместно именно это слово, нежели принятое в обществе «добрый день». Сказав его своей первой клиентке вдове Рейнолдс, Тео навсегда запомнил её красные от горя глаза и непонимающее, переходящее в истерику «добрый?». Тот день многому его научил.

Новая же клиентка была совсем юной, хрупкой и выбивающейся из общей картины. Её беглый взгляд по помещению, давал повод задуматься, что она ошиблась. Девушка не первая и не последняя, кто успел перепутать бюро с расположенным по соседству магазином одежды. Чёрные стены на фасаде, аккуратные вывески на стеклянных витринах. Легко спутать. К тому же, несмотря на то время, которое Ти Джей проработал об руку со смертью, ему было всё ещё трудно представить, что столь юное создание может узнать, что такое горечь утраты. Но жизнь намного суровее, чем нам бы того хотелось и это посещение похоронного бюро у девушки далеко не первый.

- Примерить. - На лице мужчины нет удивления. Его густые чёрные брови не сходятся на переносице от слов клиентки. Все переносят утрату по своему и не все имеют малейшее представление о том, как организовать похороны. Он видел в этих стенах многое: улыбку, которую едва удавалось скрыть, ведь нехилое наследство маячило на горизонте; полную пустоту в глазах и отрешённость от мира из-за потери самого близкого человека на земле; слёзы; крики и обмороки. Последние иногда бывали наигранными. Все переносят утрату по своему и имеют на то полное право. Поэтому Тео лишь помогает пройти этот путь без доли осуждения. - Эти гробы должны забрать сегодня. Мы поставили их сюда, чтобы отгрузить. Полный ассортимент гробов в другом зале. Я вам покажу. - Марино указывает на большой проём по правую руку и пропускает девушку вперёд. Через минуту перед ними открывается большой зал, где выставочных образцов было в разы больше. Рядом с проходом стояли гробы по демократичной цене, а чем дальше, тем больше задирался ценник на последнее пристанище усопшего. - Вам для кого? Девушка, парень? Можем подобрать по цвету и отделке. Вы можете лечь сами или же мы просто воспользуемся размерной линейкой. Как удобно. Обычно люди боятся подходить к гробам, не то чтобы лечь в него самим. Вам когда-нибудь приходилось хоронить людей до этого? - Стоило уточнить этот вопрос, чтобы лучше понимать что именно стоит предложить или же только выслушивать предложения с красной пометкой “надо”. - Тео, - тут патологоанатом вспоминает, что совсем позабыл представиться, а бейджика у него никогда не было. - Сегодня я ваш консультант в загробном мире.

Отредактировано Teo J Marino (2022-01-17 22:07:09)

+1

4

Мужчина выглядит спокойно и это немного ослабляет внутреннюю напряжённость Молли. Чувствовать себя комфортно рядом с другими людьми сложно и получается только с теми, кто соглашается прямо смотреть в глаза, не отводя взгляд. С этим мужчиной получается. Молли выжидает несколько секунд гляделок — её сведённые к переносице брови против его расслабленных — прежде чем начать отвечать на чужие вопросы. Их оказалось как-то слишком много. Слова цепляются друг за друга и змеями заползают Молли в уши, она подавляет желание закрыть их ладонями — знает, что не поможет. Молли чувствует разгорающийся пожар раздражения из-за того, что на эти вопросы придётся отвечать ей. Очень хочется спихнуть обязанность говорить на Тадеуша, которому это нравится, но которого здесь нет. Молли сосредотачивается на тембре голоса мужчины, чтобы этот пожар раздражения внутри себя затушить. Голос мужчины спокойный, как и его брови, и звучит размеренно, как капающий кран. В начале это даже завораживает, но совсем скоро может начать бесить. Молли могла бы назвать его доброжелательным, если бы могла доброжелательность различить и ей верить.

Для Энни. Она примерно как я? И я хочу сама? — Молли пытается говорить уверенно и утвердительно, но голос упрямо срывается вверх, превращая утверждение в вопрос. Её резко стало устраивать то небольшое количество гробов, что она увидела при входе, потому что выбрать что-то одно из того количества, что она увидела теперь, сразу стало задачей сложной. Молли проходит немного вглубь, не улавливает принципа по которому расположены экземпляры и просто всматривается в каждый на своём пути, пытаясь увидеть что-то особенное, подходящее. Почти протягивает руку, чтобы коснуться гладкого дерева, но передумывает. Классифицирует это не как страх, но трепет — полированное дерево кажется тёплым и Молли успевает придумать, что это волшебное дерево, ведь делать гробы из обычного скучно и бессмысленно. — Нет, никогда. Однажды мы с братом хоронили хомяка, но он даже не был нашим. Ему хватило жестяной банки из под кофе. Вы знали, что такие банки разлагаются до 90 лет? Он наверное уже разложился, а банка всё ещё лежит там... Сколько разлагаются ваши гробы? — Молли не любит отвечать на вопросы и когда её заставляют говорить, но требовательно заглядывает в глаза, требуя реакции и ответов на свои мысли и вопросы. Перед глазами возникает картинка разлагающейся Энни, и Молли пытается избавиться от неё, сморгнуть, закидать словами, под которыми её не будет видно. Энни слишком красива, чтобы позволить ей медленно гнить в ящике, съедаемой насекомыми. Молли не хочет поступать так с ней и своими воспоминаниями о ней, но делать из неё мумию хочется ещё меньше. Молли читала, что делают с внутренностями при бальзамировании, и поступать так с близкими людьми кажется как минимум странным. В горле становится сухо и колюче.

Мужчина представляется и Молли пробует его имя на вкус, повторяя и кивая самой себе. — Тео — звучит неплохо. Глухое "т" тает на языке, не теряя своей силы единственной согласной в имени. Молли надеется, что это не сокращение от "Теодор", в котором "т" мягкое и безвольное потерялось на фоне раскатистого "дор". Легко быть громким и сильным, но Молли по душе больше власть тихая и сокрытая, как это единственное глухое "т". Имя Тео начинается шершавой корой, мокрой от дождя, а заканчивается свободным ветром, обещанием бесконечности без закрывающей согласной. Молли нравится. Это имя не вселяет тревоги, как имя её брата, которое заканчивается падением с высоты (Та — вверх, де — вверх, уш — падение, которое не пережить), а только дарит надежду и ощущение полёта. Молли нелепо хихикает, удивляя саму себя, когда слышит "консультант в загробном мире". Это не шутка, но отчего-то это кажется ей забавным. Хочет сказать, что Тео намного симпатичнее и приятнее Харона, который был той ещё старым задницей, но наверное сложно быть душкой, когда герои вечно заставляют тебя нарушать законы Богов и спокойно сваливают, оставляя тебя испытывать на себе их гнев. Хочет сказать, что взгляд острый почти_чёрных глаз действительно мог бы принадлежать Харону, но спотыкается о разницу между "консультант" и "проводник" и ничего не говорит.

Молли выбрала это бюро случайно, больше по названию. Проучившись в католической школе достаточно долго, чтобы чувствовать отвращение ко всему религиозному, но испытывать необходимость сделать всё правильно, она решила, что это отличная идея выбрать бюро с названием из греческой мифологии, потому что в неё уже никто не верит.

Молли любит представляться чужими именами. Это кажется весёлым и иногда правильным. Ни к чему сообщать своё настоящее имя тем, кого она надеется никогда больше не увидеть — не сглазят, но будут произносить этим своим противным голосом как что-то обычное и обыденное, не понимая всей прелести звучания её имени. М о л л и. Так мог бы звучать летний закат, будь у него голосовые связки. Но знакомству с Тео девушка даёт шанс. Сомневается несколько секунд, но решается. Тео всё-таки не случайный парень из клуба, желающий угостить её выпивкой и не верящий, что алкоголь она совсем не пьёт. С ним у неё вроде как деловые отношения, это вроде как серьёзно. — Молли, — и не надеясь, что он поймёт, какое сокровище ему доверили.

Поможете? Мне снять обувь? — у одного из гробов, стоящего ближе к середине, ещё не обращая внимания на цену. Молли не может отцепить взгляд от тёмного дерева и обивки из какой-то тёмно-изумрудной ткани. Энни шутила, что училась бы в Слизерине, попади она в Хогвартс. Молли пожимала плечами и в ответ говорила, что там нет факультета для торчков. Энни отшучивалась — ещё неизвестно, что именно выращивают Пуффендуйцы в своих теплицах. Молли и не думала, что запомнит этот разговор. Чья-то огромная мазолистая ладонь сильно сжимает сердце и дышать становится чуть тяжелее. Девушка переводит нетерпеливый взгляд на своего проводника-консультанта, желая поскорее оказаться внутри изделия, а потом как можно дальше отсюда, пока руки дрожат ещё не особенно сильно. Спокойный голос Тео перестал успокаивать её.

Отредактировано Molly Kot (2022-01-20 02:09:33)

+1

5

В выставочном зале просторно и прохладно, почти как в склепе. Нет ни фоновой музыки, ни вычурных украшений. Лишь строгость и стиль. Именно таким Тео всегда видел похоронные бюро - место, где не будет ничего лишнего и неуместного.
Мужчина шагает вслед за посетительницей осторожно, отстав на несколько шагов, чтобы не давить. Его шаги почти беззвучны. Ещё в госпитале Святого Патрика Марино научился ходить почти беззвучно, когда интерном он оставался на дежурстве. Тревожить пациентов не хотелось. Кто бы мог подумать в то время, что способный студент выберет путь патологоанатома, а потом и вовсе возьмётся за “торговлю гробами”. Но жизнь всегда была непредсказуема. Вчера для него, сегодня для хрупкой девушки, которая замерла у выставочного образца.
Тео про себя одобрительно кивает. Гроб без сомнений хороший и качественный. Ценник тоже, хотя этот аспект приятнее больше для него, чем для Молли. Впрочем, девушка вошла в зал, не обращая никакого внимания на ценники, значит проблем с деньгами нет. Клиенты с ограниченным бюджетом изначально ведут себя иначе - скромно. Спрашиваю, где посмотреть гробы подешевле или сразу спрашиваю, какой из них самый дешёвый, даже не глядя покупают его.  А здесь…
Ему хочется сказать, что имя красивое, когда девушка представляется, даже сладкое на вкус, но вместо комплиментов дежурное “очень приятно”. Хотя вся “приятность” была своеобразной в данной ситуации. Марино всегда любил именно короткие имена: их легко запомнить, а ещё они всегда звучные. Так что мужчине повезло, что его мать выбрала первым именем всего три буквы. Вторым он никогда не пользовался, оставив от него всего букву. Если у Молли второе имя? Она совсем юна, растеряна и сталкивается с такой потерей впервые. Хомяк в банке не в счёт. Это больше на рефлексах, как интересное событие, которое пробуют на вкус - дети видят, как взрослые хоронят людей, а после повторяют это сами. С животными, насекомыми или дохлыми лягушками, которых находят у болот. Марино и сам в детстве со своим другом устраивал несколько панихид для одной лягушки, а вторая была для огромного жука, который прожил в стеклянной банке на подоконнике с месяц. Тогда Тео даже не мог подумать о том, что эти ритуалы станут репетицией взрослой жизни. Теперь он хоронит людей, помогая их близким подобрать “коробку” для погребения. В мыслях невольно проскакивает мысль о том, что в мире обязательно нашёлся бы смельчак, а для кого-то безумец, который захотел бы, чтобы его непременно похоронили в жестяной банке в виде банки из под кофе. Хотел бы он это увидеть.
Сейчас же патологоанатому предстояло стать самым внимательным консультантом в мире, видя всю растерянность клиентки. Надо помочь снять обувь? Он говорит:
- Конечно.
Настолько это возможно мягким тоном. А после смиренно опускается на корточки, чтобы длинными пальцами развязать шнурки на белых кроссовках, словно он заботливый отец или старший брат. Как только со шнурками покончено, Марино поднимается и вытягивает руку вперёд:
- Позвольте.
Маленькое приглашение, чтобы убедиться, что девушке его прикосновения не будут в тягость ил неприятны. Так важно увидеть в глазах напротив одобрение. Тем более в современном мире приходится в разы быть аккуратнее. Особенно с женским полом. Сегодня ты не так посмотрел, а завтра тебя сотрут в пыль.
Тонкие пальцы ложатся на ладонь в одобрительном знаке. Разрешение получено. Но в похоронном бюро нет ни маленькой стремянки, ни подставки, которая сейчас могла бы помочь Молли взобраться в гроб только с помощью руки Тео. Поэтому есть только один выход:
- Заранее прошу прощения.
Чуть присев, Тео берёт девушку на руки. Та словно пушинка легко поддаётся его рукам. Сейчас они оказываются так близко, что можно ощутить слабые нотки парфюма или шампуня для волос девушки. Светлые пряди чуть щекочут нос. Ему бы дунуть на прядь волосы или повертеть головой в стороны, чтобы избавиться от дискомфорта, но мужчина терпит, чтобы не напугать. Чуть поднять повыше и вот девушка уже сидит внутри гроба. Бледная кожа ярко контрастирует с тёмным деревом и изумрудной обивкой. На губах так и остаётся “вам идёт”. Комплимент, который лучше оставить при себе во избежание недопонимания. Чёрный юмор, к сожалению мужчины не так популярен среди людей, скорее наоборот - отторгается, как что-то неприемлемое и порочное. Поэтому лишь про себя мужчина отмечает, что ляг Молли в гроб полностью, она бы точно сошла за спящую красавицу. Возможно, некая Энни будет выглядеть точно так же в этом гробу. Несмотря на тяжёлые тона, этот гроб подойдёт молодой девушке, выступая своего рода защитой в царстве Харона.
- Вам нравится? - Логичный вопрос, который отдаёт привкусом неловкости. В один ряд с ним можно поставить “по размеру” или “комфортно ли вам”. Но эти вопросы Тео не задаёт, лишь смотрит на то, как Молли изучает гроб. Гладит тонкими пальцами обивку, аккуратно касается лакированного дерева, словно боится его испачкать. Были бы все такими вежливыми, как девушка. Но это лишь мечты, которым не суждено сбыться и в бюро время от времени будут появляться клиенты, которые способны разгромить всё вокруг себя, ведь они же “платят”. - Если вам не нравится цвет обивки, то могу предложить такой же, но к рубиновой обшивкой внутри. Есть молочная. - Эти слова слетают с губ больше для того, чтобы разбавить повисшую тишину. По взгляду видно, что обивка цвета изумруд пришлась по вкусу.

+1

6

Молли понимает, что коммуникативная ошибка случилась, когда Тео опускается перед ней на корточки. Это не то, чего она хотела, и Молли удивлённо вздыхает, упираясь взглядом в тёмную макушку. Готовность Тео выполнить даже такую прихоть клиента сбивает столку, но заставляет вспомнить десятки часов просмотренного аниме. Мужчина, аккуратно развязывающий шнурки её кроссовок, вполне мог бы сойти за дворецкого из какой-нибудь истории, что так нравились Молли в четырнадцать лет. Например, за Себастьяна из Тёмного дворецкого. Демон в обличии высокого темноволосого мужчины тогда казался ей лучше большинства людей.

Молли наступает носком одной ноги на пятку другой, чтобы снять кроссовки, когда мужчина выпрямляется. Вкладывает руку в его ладонь, не сжимая пальцы. Неприятная шершавость первого касания — сдерживается, чтобы не отдёрнуть руку. Чужое тепло передаётся через кожу, пугая своей реальностью. Молли старается избегать чужих прикосновений — они грубые, липкие, заставляют вспомнить о собственной уязвимости, но иногда необходимы. Она почти признательна мужчине за такое бережное обращение, за все эти "позвольте" и "прошу прощения", но может быть в похоронных бюро так принято?

Молли почти успевает сказать выученное вежливое "спасибо", но её ноги отрываются от земли против её воли, а сама она от неожиданности прижимается к мужчине, на несколько секунд сжимая пальцы на его плече. Всё происходит быстро, но она успевает почувствовать горячее дыхание на своих волосах и призрак этого ощущения будет ещё долго преследовать её в этот день. "Спасибо" застревает в горле, выражаясь нервным кивком. Молли проводит пальцами по волосам в попытке успокоиться, избавиться от навязчивого желания залезть под душ прямо в одежде, приложить холодные ладони к щекам, стереть чужие отпечатки со своей одежды. Всё-таки странно, что в похоронном бюро нет никакой ступеньки, чтобы людям было удобнее забираться внутрь. Неужели все клиенты возят своих покойников с собой, чтобы укладывать их во все понравившиеся гробы и принимать решения так. А может быть работникам бюро нравится брать клиентов на руки? Вдруг по последним исследованиям это повышает продажи? Молли знает, что есть люди, которые не испытывают такого дискомфорта от чужих прикосновений, как она, но всё ещё не понимает как они могут чувствовать по-другому. Молли хмурится, но молчит, ведь Тео сказал "прошу прощения", словно знает, что Молли было неприятно, словно и так знает, что больше так делать не надо. Молли старается прощать людям их ошибки.

Жёстче, чем я ожидала, — девушка оглядывается по сторонам, — так сколько лет разлагаются ваши гробы? — напоминает требовательно, строгим взглядом давая понять, что будет спрашивать снова, пока не получит ответ, хоть какой-нибудь, хотя бы "не знаю", но лучше конкретную цифру. Не полезет проверять достоверность в интернете, но сохранит информацию в подкорке, запомнит и будет отсчитывать дни от похорон до полного разложения, пока не зациклится на чём-то другом не менее важном.

У Молли ощущение, что она забралась в какую-то странную лодку. Не хватает только вёсел, но, возможно, Харон принесёт их с собой, когда придёт провожать её. Молли чувствует как кружится голова от призрачной качки гроба на волнах реки Стикс, как заползает внутрь и отравляет гнилой удушающий запах потери, как кричат где-то в подземном царстве тысячи грешников. Если все эти старые клячи из православной школы правы и Ад существует, то им с братом тоже предстоит оказаться там — гореть, корчиться, страдать. Молли почти не страшно, потому что почти уверена — после ничего нет. Но затем вспоминает об Энни и совсем немного надеется, что что-то хорошее всё-таки может ждать её где-то там.

Нет, мне нравится. Я хочу этот.

Молли аккуратно укладывается на спину, вытягивается во весь рост, пытается сосредоточиться на приятном прикосновении ткани к коже. Беззастенчиво рассматривает своего "консультанта в загробном мире" — он кажется ещё выше и длиннее, когда вот так стоит рядом, словно заглядывая внутрь шкатулки, на дней которой она. В этом бюро действительно можно почувствовать себя сокровищем, но Молли внезапно ощущает себя на операционном столе. Представляет как Энни так же лежит на холодном столе в морге, а кто-то такой же высокий с глазами-безднами, как Тео, склоняется над ней и делает разрез — первый, второй. Молли видела в сериалах как делают вскрытие, как вытаскивают органы и касаются изнутри. Ощущение призрачных пальцев, ощупывающих её сердце и лёгкие, парализующим ужасом заполняет её.

Дышать трудно. Не могу вздохнуть, — полушёпотом, полухрипом; то ли просьба о помощи, то ли констатация факта. Прикладывает дрожащие руки к грудной клетке, стуком собственного сердца оглушённая, убеждённая, что сейчас задохнётся.

+2

7

- Около пятнадцати лет.
Марино отвечает на позабытый вопрос. Он бы ответил сразу, но слова девушки вылетели из головы. Так инородно смотрелась она в этом месте. Так непривычно. За годы работы мужчина так и не смог привыкнуть к тому, что молодые тоже умирают. По глупости, болезни или их убивают. К этому сложно привыкнуть. Если вообще возможно.
Молли выглядит инородно в этой обители смерти. Ещё хуже она выглядит в этом гробу. Хочется вынуть от туда не дожидаясь оценки товара. Так неправильно. Так ужасно: молодая девушка сидит в гробу, прикидывая будет ли в нём удобно её мёртвой подруге, судя по всему, такой же молодой.
Сколько ей? Семнадцать? Может быть, чуть за двадцать, не больше. Марино никогда не спрашивает своих клиентов из-за чего скончался их близкий человек, чтобы лишний раз не бередить раны. Но сейчас любопытство очень велико. Поэтому перекрывает его продолжением беседы о гробах, пока не ляпнул ничего лишнего.
- Но всё же ещё этот срок зависит от состава почвы и её влажности. Так что это может быть от двенадцати лет до пятнадцати.
Зачем ей эта цифра? Чтобы прикинуть сколько времени будет разлагаться тело подруги? Если так, то на этот вопрос Тео ответил бы совсем другой цифрой. Года два-три и плоть истлеет, оставляя после себя лишь скелет и волосы на голове. Или же клиентке захотелось заполнить чем-то молчание между ними и сойти за требовательного покупателя? Впрочем, не так уж и важно. Мужчина давно уяснил для себя правило - отвечать лишь на те вопросы, которые задают. Лишняя болтовня может спугнуть клиента или раздражать.
Молли ложится в гроб полностью. Не хватает лишь розы кровавого цвета в руках для полной картины. Молли идёт изумрудный. Молли к лицу смерть. Белоснежка с фарфоровой кожей… только вот рядом не дружелюбный гном. Скорее Аид, который впивается взглядом чёрных глаз в новую душу, которая вот-вот станет его.
- Хорошо. - Когда Молли даёт утвердительный ответ по поводу гроба, Марино хочется позвать Дженнифер, чтобы та начала оформлять документы для продажи. Мужчина даже поворачивается в сторону стойки администратора и только потом вспоминает о том, что сегодня в бюро только он. Часов до семи. А после придёт Макс и примет ночную смену на себя. В который раз. - Тогда мы можем начать оформлять бумаги. Так же, я проконсультирую вас по поводу других услуг бюро: захоронение, прощальный вечер, служба. Всё, что вам хочется устроить для вашей знакомой.
Отрепетированная речь слетает с губ на автомате. Уже в который раз он проговаривает это перед клиентами, что мог бы сказать тоже самое, если бы его разбудили ночью. Только вот ответа на его слова не последовало. Ни согласия, ни вежливого отказа. Сомневается?
Сердце пропускает удар, когда Тео видит как Молли дрожащими руками прикасается к груди. Бледные губы шевелятся, но слов не разобрать - только хрип. Испуг - первое о чём думает патологоанатом и уже мысленно корит себя за то, что позволил девушке примерить на себя деревянную коробку. Смерть никого не оставляет равнодушным. Липким страхом оседает на плечах, парализуя тело.
- Молли. - Требовательным голосом зовёт её, сжимает ледяные пальцы в своих ладонях, без предупреждения. Сейчас совсем нет времени для манер. - Молли. - Ещё раз. Но безрезультатно. Нужно поскорее вынуть её из гроба и отнести в соседнее помещение на диван. - Всё хорошо. Слышишь?
Конечно, слышит. Но так ли просто поверить незнакомому человеку на слово. Так ли просто расслабиться, когда твоё тело поднимают словно тряпичную куклу и несут прижав к себе. Чужой голос отдаётся низкой вибрацией в ухе, чужой одеколон пугает.
Марино опускает девушку на мягкий диван, аккуратно положив голову на подушку. Быстрые шаги до дежурной аптечки, чтобы вытащить от туда медикаменты. Стаканчик с водой тоже идёт в дело.
- Земля вызывает Молли. - Уже по свойски, с переживанием в глазах, Тео всматривается во взгляд напротив, когда ватка с нашатырным спиртом оказывается у носа девушки. - Тебе ещё рано делать такие примерки.
Почти со смехом и надеждой на то, что девушка сейчас очнётся

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-02 20:56:06)

+1

8

Плохая идея была приходить одной, ещё хуже — залазить внутрь. Молли пытается дышать и чувствует как вздымается грудь, но не чувствует воздуха. Ни запаха, ни вкуса, ни цвета. Странная субстанция, словно бы несуществующая взаправду. Так легко себя убедить, что воздуха нет совсем и разучиться дышать. Но невозможно убедить организм, что он может функционировать без него. В ушах стук собственного сердца. Молли не уверена, но кажется, что оно азбукой Морзе выстукивает на рёбрах "помогите" или "выпустите меня отсюда, уроды". Молли его понимает, ему должно быть ужасно тесно, но про себя отчаянно просит его успокоиться. В такие моменты с удивлением обнаруживает, что умирать ей совсем не хочется, но кажется, что смерть уже близко и обязательно её заберёт. Возможно, это она прижимает её к груди и куда-то несёт — в Ад, в Рай или Небытие.

Смерть наощупь тёплая. Молли сжимает пальцы комкая мантию. Молли думала, что Смерть такая, какой её рисуют в книгах: белый скелет, звенящий костями при каждом движении, в чёрной одежде с пугающими дырами-глазницами, дышит смрадом и плюётся жуками, которые могут разъесть кожу за несколько секунд. Но её Смерть пахнет лесом после дождя, ощущается тёплой мягкостью под пальцами и просит успокоиться, обещая, что всё будет хорошо. Странная Смерть, но должно же повезти ей в этой жизни хоть с чем-то. Думала, что всё везение истратила на брата, а оказалось что вторая половина ушла на проводника в загробный мир. Если подумать, неплохо. Не станет писать жалобу в небесную канцелярию, если предложат вдруг. И всё-таки хорошо было бы не умирать. Молли закрывает глаза, как делают это маленькие дети в надежде, что всё исправится как-нибудь само. Воздуха всё ещё не хватает и все силы уходят на то, чтобы заставить лёгкие расправиться и воздуха больше зачерпнуть, затем вытолкнуть, затем повторить. Смерть говорит с ней голосом Тео, бархатным как мокрая древесная кора. Молли думает, что Смерти этот голос подходит и бездумно кивает — да, она слышит, конечно, всё хорошо, просто она сейчас умрёт. Дышать становится немного легче, когда она судьбу свою соглашается принять.

Резкий запах заставляет Молли распахнуть глаза, чихнуть и приподняться, одной рукой упираясь в диван. Отворачивается, пытаясь снова безвкусный и бесцветный воздух глотнуть. — Земля, приём. Молли на связи, — подыгрывает, а голос немного хриплый. Ноздри всё ещё жжёт аммиак и слезятся глаза, но Молли рада быть живой. Упирается взглядом в своего консультанта в загробном мире, оглядывается по сторонам в поиске Смерти и выдыхает с облегчением, когда не находит, снова возвращаясь взором к живому лицу. Сердце уже не бастует, не выдвигает требования, а только пожелания выстукивает: воды бы, домой бы, поспать. Молли находит в руках мужчины стакан с водой, тянется и забирает, жадно припадает к нему. Не интересуется, для неё ли он был приготовлен, просто решает, что сейчас ей нужнее вода, чем ему.

Я думала, что умру. Почему я не умерла? Я попрошу брата оплатить гроб. Пусть кто-нибудь просто покажет ему, какой я выбрала, когда он придёт, — после стакана воды говорить легче и думать проще, но расслабиться совсем не получается, ведь у Смерти был голос Тео. Сейчас Молли улавливает в этом голосе неясные изменения, не может их объяснить, но ощущаются они тёплыми лучами, нагревающими мокрые листья леса после дождя. Приятное ощущение. И глаза у мужчины тёмные, но совсем не похожи на пустые чёрные глазницы скелета, какие должны быть у той-что-всегда-приходит-в-конце. Молли выдерживает несколько секунд прежде, чем решает, что Смерть просто прикидывалась Тео, чтобы запутать её. Протягивает руку, чтобы на несколько секунд сомкнуть пальцы на чужом тёплом запястье. Горячо и не очень приятно, но один ещё подтверждающий факт, что Молли высшими силами была обманута. Надо будет у Соль спросить, что это значит, может карты подскажут. А может у неё теперь откроются сверхспособности. — Хорошо всё-таки, что ты не смерть. Но мне здесь больше не нравится. — с улыбкой облегчения на губах.

+1

9

Молли приходит в себя, давая Марино выдохнуть спокойно. Можно расслабиться и сесть на кофейный столик рядом с коричневым диваном. Всё хорошо. Повторяет внутренний голос, который минуту назад кричал о том, что надо вызвать скорую, чтобы потом не оправдываться перед полицейскими откуда в похоронном бюро взялся труп. Ситуация сюр. Но всё обошлось. Или только показалось?
- Потому что тебе ещё рано. - Не понимаю почему говорит эту фразу. Таку простую с ноткой доброты на кончике языка. Словно бы это ему решать когда и кому умереть и сейчас с лёгкой руки он накидывает ещё пару десятков лет жизни в копилку девушки. На всякий случай. По крайней мере Тео хочется верить в то, что блондинка не умрёт так скоро, как её подруга. Так не должно быть. Не в его бюро точно. - Хорошо. Я оставлю бумаги работникам, с пометкой, что кто-то придёт за этим гробом. Пусть назовёт твоё имя и что эта покупка для подруги. Мой человек сразу всё поймёт. Обо всём остальном с ним поговорят и уточнят моменты. Не беспокойся. Считай этот вопрос решённым. Но пообещай мне, что больше такие примерки устраивать не будешь.
Сейчас Марино не будет упоминать о том, что в его бюро есть и другие услуги, которые они выполнят для похорон: от поиска места на кладбище, до организации всего процесса «от» и «до». Это кажется неуместным, да и девушка сейчас вряд ли сможет воспринимать информацию на слух. Весь внешний вид Молли говорит о том, что она ещё одной ногой там: на тонком лезвии жизни. Одно неверное движение и девушка может провалиться обратно. Уже окончательно и бесповоротно. Но Тео этого не допустит. К счастью медицинская школа за плечами даёт ему большое преимущество перед той же смертью, что костлявой рукой вцепилась в девушку. Он сможет её прогнать. В этот раз.
Бледные длинные пальцы обжигают холодом, но мужчина не думает отдёрнуть руку. Так надо, это так необходимо ей, для того, чтобы поймать равновесие. Он здесь. Пусть и обычный торгаш, который только что заключил удачную сделку и прикидывающий в уме, что ещё можно будет навесить сверх покупки, но всё же он не лишён человечности. В трудную минуту надо быть рядом. Так говорила его мать, вкладывала в его голову простые жизненные истины, пока строгий отец, оттачивал в нём хладнокровие. Но ничего у Орландо не вышло. Парень вырос мягким на чужие муки. Поэтому тёплая мужская ладонь ложиться поверх холодной кисти согревая. Отгоняя холод прочь, который острыми иглами проникал ему под кожу.
- Хорошо. - С улыбкой на губах. - Но мы не можем быть в этом уверены на сто процентов. - Зачем-то добавляет ещё сильнее улыбаясь в ответ.
Может потому, что в памяти свежо воспоминание о том, как ему лично довелось отнять чью-то жизнь? Он примерял на себя эту хищную шкуру два года назад. Задание от верхушки мафии - убрать человека, который перешёл черту дозволенного, зная риски. Вердикт не подлежал изменению или аннулированию - смерь за очень длинный язык. Человека было необходимо убрать, как ненужную вещь, а заодно проверить преданность Марино. Он должен был убить, чтобы пойти по «карьерной лестнице» вверх. Тогда мужчина выступил в роли смерти в чёрном саване, которая подобралась к жертве внезапно, стискивая тело страхом и обречённостью. Он видео это в глазах мужчины, который был старше его. Старше, опытнее, злее. Но страх играет злую шутку. Поэтому сейчас Жив Тео, а не Габриэль. Это имя навсегда останется с ним, как и взгляд, который угас за мгновение.
Имя на подкорке мозга. Это всё, что осталось от Габриэля. Даже тела не найдут.
Или, быть может, он так сказал из-за того, что так долго проработал в морге и уже чувствует себя в этом мире теней, как дома? Всё может быть.
- Давай выйдем на улицу, а там я вызову тебе такси или тебя лучше проводить до дома? Давай.
Марино неспешно поднимается с места, помогая Молли встать. Вторая рука девушки обдаёт холодом. Ну и кто из них двоих смерть? Впрочем. Никто с точностью не сможет рассказать о том, как выглядит костлявая. Мужчина она или женщина? Высокая или низкая? Холодная как снег или жаркая, как солнце?
На улицы Сакраменто уже опустились сумерки. Где-то вдали занимался туман. Двое вышли на улицу, вдыхая прохладный воздух декабрьского вечера.
- Куришь?
Марино выуживает из внутреннего кармана пиджака пачку сигарет и протягивает её Молли.

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-02 20:55:04)

+1

10

Молли кивает, не сильно вслушиваясь в слова. Голос Тео, запутавшимся ветром в кроне деревьев, облетает её, успокаивает шелестом, внушает доверие. Если бы все люди разговаривали так, как мужчина, Молли было бы легче жить в этом мире. Без внезапных смен интонации, без сложных шуток, которые она понимает буквально и на которые отвечает всерьёз, с мягкостью в голосе, словно ступает по траве босиком. Слушать приятно, а в смысл вникать и не нужно — Тадеуш со всем разберётся, самое сложное она всё-таки сделала, выбрала гроб. Для Молли это самое важное, остальное как-нибудь сложится. Закопают Энн на заднем дворе, высадят какие-нибудь кусты, как в фильмах. Молли уже выбрала платье, в которое попросит подругу переодеть. Идею священника пригласить выбила из упрямой груди паническая атака, Молли сама и не вспомнит о глупости этой, если напомнят — безмолвно пожмёт плечом.

Обещаю. Этот способ себя не оправдал, — ни за что не полезет внутрь снова. Оказалось, что гроб неудобное и жёсткое ложе, к тому же радио приёмник для призраков, чей хит это песня страданий, заунывное пение. Молли предпочитает слушать что-то полегче: если вдруг выбор поставят слушать Бибера целый день и полежать в гробу пять минут, без раздумий наденет наушники. Джастин, может быть и не в топе любимых исполнителей, но от его голоса не останавливается сердце и мозг не забывает посылать телу сигналы о том, что нужно дышать.

Тогда мне всё равно повезло. Я, кажется, боюсь умереть. И очень хорошо, что Смерть на моей стороне, — мешает серьёзность с искренностью. Улыбается Тео в ответ, потому что выучила правило, знает, что так положено, но у самой руки ещё немного дрожат. А Тео забавный. Смотрит своими тёмными глазами сверху вниз, словно действительно какое-то божество, прикинувшееся человеком ради шутки. Но божество молодое, не старше пары сотен лет, если судить по глазам со смешинками в уголках — ещё не успел растерять интерес к смешным человечкам, чей удел лишь мгновение. Обычные люди в подобном месте работать не могут, в этом Молли теперь уверена точно. Обычные люди сломаются, сойдут с ума от шёпота мёртвых, навсегда утеряв разум в волнах реки Стикс. И, если с Тео этого всего не произошло, то он точно необычный. Со сверхспособностью, памятью о прошлых жизнях или чем-то ещё в рукаве, что Молли не угадать никогда.

Давай, но я сама. Я живу в пригороде, — так, словно это всё объясняет. Её неумение принимать заботу и различать галантность, её нежелание сообщать свой адрес даже тому, с кем у неё деловые, серьёзные, отношения. Не такая и тайна адрес, но у Молли избыток общения, ей нужно свою раковину обезопасить и спрятаться внутрь для подзарядки.

Молли кивает вместо ответа и берёт сигарету. Курит, но чаще не то, что может Тео ей предложить. После такого эмоционального визита ей бы положить под язык марку или дорожку прямо на дороге расчертить — плохой каламбур, но вызывает улыбку. Насыпь камней на сердце сегодня уменьшилась, пока незаметно, но стрелка компаса уже начала разворот от мыслей о чьей-то смерти к мыслям о собственной жизни, что с каждой секундой короче. Мысли эти не повод бросить курить или лабораторию в подвале опечатать, но причина, почему сигарета будет меньше горчить на языке. У Молли есть газовый баллончик и нет зажигалки. И это забавно, ведь у Тадеуша зажигалок целая коллекция. Договорились делить на двоих одну сущность, но увлекаться разным: Молли это рекорды в видео играх и химический запах из подвала, Тадеуш это ножи и зажигалки, которым тесно в одной комнате и они разбрелись по всему дому и некоторым карманам.

Молли жестом прикурить просит, слова на сегодня у неё уже почти закончились. На свежем воздухе проще думается, хоть и хочется спрятать руки в карманы от слишком игривого ветра. Находит приложение такси в телефоне, между "переводчик на кошачий язык" и приложением Netflix, проверяет точку подачи. — Через 8 минут, — хватит на две сигареты, чтобы передумать и решить поехать домой на автобусе, чтобы увидеть через дорогу кафе и не поехать вообще никуда, пока самый вкусный десерт не будет обнаружен и куплен. Мало желающих везти клиента так далеко, несмотря на цену поездки. — Так и чем консультанты в загробном мире занимаются, когда не сопровождают мертвецов на тот свет?  — не лучшим образом тратит оставшиеся слова. Интересно, не разрядились ли наушники, хватит ли их на обратный путь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Потери неизбежны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно