полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » that’s there in your grasp


that’s there in your grasp

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.imgur.com/dVPz05p.gif

https://i.imgur.com/jg79pwb.gif

Lorraine "Lo" Adams

&

Roy Vexler

20 декабря 2021. Лос-Анджелес.

иногда женщина — это тоже аксессуар.

[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+2

2

Рой приезжает в ЛА за три дня до назначенной встречи.

Сперва приходится решить вопросы с нелегальной составляющей бизнеса, потом полтора дня он тратит на Бенджамина Войта, просматривая бумаги и занимаясь организационными делами, насквозь пропитанными бюрократической волокитой. Конец года вматывает всех, его теперь вдвойне, так как приходится вникать в такие вещи, которые раньше были неизвестны от слова совсем. Если раньше что-то про годовые отчеты он слышал лишь мельком от Брекена, теперь читает каждый, изучая кредиторскую задолженность, кредитные условия и анализируя кэшфлоу. Невероятно скучные занятия, даже несмотря на то, что Джейн — его нанятый финансист — старается максимально упростить информацию, ограничиваясь только самыми важными моментами.

О том, что Ло прилетела, Рой узнаёт только по уведомлению в телефонном приложении. Скинув точный адрес квартиры, пишет в том же сообщении, что заедет в 8.30.

В квартире её встречает дом работница —  Мими грузная мексиканская женщина с крайне специфичными чертами лица осматривает Адамс вдоль и поперёк, ей до сих пор интересно с кем встречается или на ком женат новый молчаливый владелец, который после предыдущего не стал в квартире ничего менять. Все косметические принадлежности одной из любовник Брекена до сих пор так и стоят по всей квартире, несмотря на то, что их владелица уже давно была послана нахуй. Все, что делает Мими — это раз в две недели проводит влажную уборку в этой и остальных его квартирах и к приезду хозяина готовит кесадилью, снова и снова удивляясь тому, насколько этот странный Рой Векслер молчаливый и неприятный.
Впрочем, он платит достаточно, чтобы она перестала забрасывать его вопросами и вовлекать в бесполезную болтовню о природе, погоде и своих трёх взрослых сыновьях.

Рой приезжает за Ло точно во время.
Скидывает сообщение с требованием выходить и выходит из такси, чтобы закурить. Облокотившись на машину, дожидается выхода женщины из подъезда и одновременно скроллит ленту в одном из мессенджеров. В целом он немного раздражён — сама необходимость присутствовать на этом слёте акционеров [хоть и неофициальном] ему не упало, Векслер бы с удовольствием полежал дома с пивом и позалипал в очередную документалку о животных, но увы. Теперь у него немного меньше возможностей просто отдыхать в одиночестве, что знатно напрягает.
Тем не менее, он уже сейчас тренируется делать более приветливое ебало, зная, что у некоторых личностей на этом приеме довольно тонкие душевные организации.

Правда, когда Ло выходит из подъезда, его ебало резко меняется на крайне удивленное. Если она всегда выглядела хорошо [даже слишком хорошо для борделя, в котором работала], то сейчас превзошла саму себя, представ в длинном чёрном платье с открытым плечом и довольно откровенным вырезом. Ему кажется, что платье даже слишком роскошно для мероприятия, куда они едут, он никогда ни с кем не ходил в столь изящных платьях и это даже смущает. Рой цепляется взглядом за украшения, единственное о чем жалея, так это о том, что цепочки ни одни из тех, что ему так полюбились.
Ему кажется, что сейчас нужно было бы что-то сказать о том, что образ восхитителен, но правильные слова он не знает, а потому просто кивает и, открыв перед ней дверь, садится позже с другой стороны.

Рой разве что спрашивает: — Часто бываешь в качестве сопровождения? Там скорее всего будет чертовски скучно и ублюдская еда со всеми этими канапе, — Векслер предпочитает мясо да пожирнее, а не закуски, после которых только голод и раздражение.

Спустя пятнадцать минут они подъезжают к богато украшенному к новому году апартеиды отелю. Рой выходит из машины, придерживая перед ней дверь. Пока женщина выбирается, замечает на щиколотке золотой браслет, игриво поблескивающий в свете гирлянд. Не может отвести от него взгляд — выглядит просто потрясно. Вытащив сигарету, отвлекается на зиппо, прикуривает и возвращает взгляд ей в лицо.
— Я надеюсь это говно быстро закончится и мы сможем поехать домой.

+1

3

Ло не выключает телефон, когда об этом просят в самолете — только дружелюбно улыбается стюардессе, проходящей мимо, прежде чем снова отвернуться к иллюминатору, через который видно здание аэропорта, крыло и часть двигателя. До Мари, конечно, было весьма недвусмысленно донесено, что ей дается последний шанс и в отсутствии начальницы стоит приложить все усилия, чтобы оправдать возложенное доверие, но это не значит, что собирается прекратить держать руку на пульсе. Контроля никогда не бывает много, да и в случае чего Флетчер будет снова полоскать мозг ей — не самый приятный процесс. Спать нет никакого смысла, — перелет слишком короткий — но все равно откидывается на спинку кресла и прикрывает глаза. Летать на самолете немного нервно: нечасто этим занимается. Если они разобьются, кто будет претендовать на страховую выплату в связи с ее смертью?
Лос-Анджелес встречает ее облаками и тем, что можно назвать калифорнийской прохладой. Отвечает коротким: "ок" на сообщение от Роя с адресом, пока ждет багаж, играясь с цепочками на шее, по привычке таким образом привлекая внимание к глубокому декольте белой майки, через которую просвечивает черное кружево бюстгальтера. Ло — самостоятельная девочка, способная без чужой помощи снять с ленты пузатый чемодан, несмотря на высокие каблуки, и бодро зашагать в сторону выхода, где ее уже должно ждать заранее вызванное такси. Колесики едут звонко, в такт шагам. Таксисту себе помочь позволяет, и пока тот закрывает багажник, забирается в салон и спрашивает у Мари, не успели ли они спалить бордель.  Без эмоджи: это не шутливый вопрос.
На месте назначения ее встречает грузная латиноамериканка, пялящаяся без капли стеснения. Ло отвечает тем же, поднимая солнцезащитные очки на макушку, одновременно используя их в качестве ободка. Наконец, женщина представляется. Адамс бросает свое короткое прозвище в ответ, идя вслед за домработницей до выделенной для нее на период проживания комнаты, а через некоторое время и вовсе уходит, что-то себе бормоча под нос на мексиканском.
Ло обживается, как кошка: распаковывает чемодан, пробует матрас на кровати, полежав на ней, обходит квартиру, отмечая то тут, то там [ в особенности в ванной ] разбросанные бутыльки и баночки со всякими кремами, шампунями, сыворотками и прочими женскими приблудами. Впервые более серьезно задумывается над тем, что у такого человека, как Векслер, наверняка кто-то должен быть: хотя бы для официальности. В конце концов брак или серьезные отношения никогда и никому не мешали снимать проституток. Или нанимать эскорт. За свою карьеру встречает многих женатых мужчин — некоторые даже верят в то, что действительно любят своих жен, правда, трахаться с другими это светлое чувство нисколько не мешает.
До вечера у нее еще есть время на то, чтобы немного вздремнуть, а после начать готовиться к вечеру. Ей не хочется ударить в грязь лицом, в первую очередь, перед самой собой: доказать, что способна быть к месту не только в борделе, а потому даже отказывается от чрезмерного количества цепочек и браслетов, ограничиваясь тремя короткими на шее, тремя тонкими на оголенном запястье и одним на щиколотке левой ноги, видной через разрез в длинном подоле черного приталенного платья. Даже сережки — лаконичные капельки, прячущиеся среди пышной копны аккуратно уложенных и совсем немного подкрученных волос. Ло смотрит на себя в зеркало, ведет ладонями по телу, на ощупь проверяя, как сидит платье на талии, как на бедрах — не самый известный бренд, но выбранное со скурпулезностью. Впрочем, почти так же собирается каждый день на работу — разве что одежду выбирает не настолько шикарную.
Ей платят не за то, чтобы строила из себя капризную девицу, набивающую цену опозданиями, а потому спускается сразу, едва видит сообщение от Векслера. Изящно сжимает небольшой клатч, куда помещаются только телефон да сигареты, и бросает томный взгляд на своего спутника из-под пышных ресниц. Костюм ему идет, но вместо комплимента выдает лишь ласковую улыбку, пока ей открывают дверь [ она стоит достаточно, чтобы отдавать дань этикету ].
— Одно время — давно — была эскортом, но, думаю, не забыла, как это бывает, — умалчивает о том, что тогда была моложе, а клиенты больше были заинтересованы в том, чтобы зажиматься по гардеробным и подсобкам. Да и когда тебе двадцать, проще притворяться глупой куклой в коротком платье и смеяться пошлым несмешным шуткам. Когда тебе двадцать в их бизнесе в принципе проще найти того, кто купит твой час.
Они едут в тишине, и Ло смотрит в окно, изучая улицы малознакомого города, которым грезят многие искатели славы и признания. Она знает, насколько больно разбиваются мечты, а сколько людей познали подобную боль в этом месте? Осторожно проводит ладонью по волосам, когда машина начинает замедляться, проверяя укладку прежде чем выйти, сначала вытаскивая из салона ноги, а после выныривая оттуда и всем соблазнительно изгибающимся телом. Векслер выглядит недовольным и будто бы нервным: закуривает и смотрит в глаза. Ло отвечает на взгляд с легкой улыбкой.
— Уверена, что ты справишься с этим, — ловко выхватывает у него из рук сигарету и сама делает затяжку, картинно выдыхая дым через матово-алые губы. — Хочешь, чтобы с кем-то из твоих друзей там я была особенно ласкова? — спрашивает деловито и без тени смущения, всегда готовая к тому, что ее могут захотеть подарить, точно какую-то вазу: в конце концов лояльности партнеров по бизнесу можно достичь разными способами. Делает еще одну затяжку и возвращает сигарету Векслеру. Опытным движением поправляет его галстук. — Или всю ласку приберечь на потом? Для тебя, — лукаво улыбается, облизывая губы — благо помада стойкая.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

4

Рой закуривает: дым вьётся серебристой струёй, извивается в воздухе и растворяется рядом с ее лицом.

У Роя нет ни единого представления чем отличается эскорт от шлюх - по его скромному мнению, что те, что те должны изящно молчать и не выбешивать того, кто платит деньги по безмолвному договору услуг. Сам он даже не знает, что хуже: тратить время на глупые приёмы в компании хуй пойми кого [даже такого заиньки, как он сам] или же трахнуться по быстрому. Прекрасно ведь знает, что из всего часа проститутки всегда по сути отрабатывают лишь несколько минут, все остальное - это бессмысленный трёп или какие-то вольности, вроде массажа. Там не надо что-то из себя строить или отыгрывать страсть, в отличие от мероприятий, на которых стой, улыбайся, да к тому же ещё заранее готовься: сколько там женщины тратят на макияж и причёску?

Поэтому, когда Ло говорит, что по молодости крутилась в этой сфере, он ее прекрасно понимает. Намного проще продвинуться дальше к тому, что менее ресурсо и время-затратно [исключительно по мнению Роя Векслера], а уж если она смогла со ступеньки шлюхи перепрыгнуть до администратора, то это уже о многом говорит. Он не берет в расчёт те случаи, когда шлюх избивают или, вывезя в лес, подвязывают над костром, наслаждаясь орами и паникой. При желании любую бабу можно, ебанув по голове, вывести в трущобы и совершенно не имеет значения какого она статуса, профессии или чем занимается в свободное время. Поэтому даже не списывает извращенцев на профессиональные риски, оставаясь при собственном, крайне извращённом мнении, что уж лучше быть шлюхой, чем экскортницей.

- Нет, - отвечает на ее вопрос и как будто отрубает.
Рой понимает, что даже без доплаты он может свой имеющийся час перекинуть на кого-то из коллег, предоставив ему возможность наслаждаться сегодняшними короткими цепочками и заползать пальцами за довольно откровенные вырезы чёрного платья. Но проблема в том, что он ненавидит всех, кто сегодня должен присутствовать и дарить им проститутку за свои честно-заработанные - выше его меркантильных постулатов. - Как хочешь, - отвечает на её вопрос про сбережение ласки для него самого. - Но с ними будь максимально холодна и неприступна, пошли они все нахуй, - по своим финансовым возможностям он мог бы оплатить перелёт всем флетчеровским шлюхам и подарить каждому собравшемуся по две. Это бы даже не ударило по кошельку, но сам факт того, что придётся делиться с этими пижонами убивает в нем любой порыв на благотворительность.

Когда докуривают, сигарету сминает в урне, после чего перехватывает ее руку и идёт прямо ко входу.
По пути борется с желаниями: одно - развернуться и уехать нахуй, второе - зайти и играть эту до сих пор непривычную для себя роль. В итоге выигрывает последнее - обязательства важнее мимолётных психов, даже, если они ведут к тому, чтобы тратить время на бесполезную болтовню.

Когда перед ними открывается дверь, встречает хозяйку вечера вполне искренней [натреннированной] улыбкой.
- Миссис Мейер, рад встрече! - невысокого роста блондинка с не_искренним интересом оглядывает очередного гостя и позволяет им пройти внутрь. Говорит дежурное: - Добро пожаловать, - и отступает, открывая вид на богато украшенный холл и кучки приглашённых гостей, коллег её супруга.
Рой даже не представляет свою Лотту в таком амплуа, даже больше, сам бы не захотел подвергать её столь скучному времяпрепровождению.

- Векслер! - Рой оборачивается на собственную фамилию. К ним подплывает довольно тучный мужчина с изящной, длинноногой шатенкой, скорее всего только что сошедшей с очередного подиума. - Болдуин! Рад встречи, Ло, это мистер Болдуин, а это моя Лоррейн, - Рой опускает слова: «спутница», «женщина», «эскорт», пока представляет, потому что не хочет делать акцент. В отличие от пары минут назад, его лицо искрится доброжелательностью, как будто кто-то взмахнул волшебной палочкой - Векслер приучен мимикрировать собственные эмоции в угоду бизнесу.
- Веееекслер, ай да сукин сын, ты что вчера удумал! Твоя выходка с акциями Kate&Wesson могла обойтись нам в миллионы неустойки. Признайся, ты знал, что их перекупают Majority иначе откуда такая уверенность в сделке? - Рой неопределенно пожимает плечами и отвечает: - Чуйка. Зато теперь мы от доходности с этих акций сможем покрыть кредитную неустойку за прошлый год и выйти в плюс по банковским обязательствам, - на самом деле, он и сам до конца не верил в успех, но вышло все как нельзя лучше.
- Да уж! Отдыхайте! А я еще затребую от тебя твои контакты, уверен, что ты многое скрываешь! - погрозив пальцем, он уводит свою шатенку, и без того презрительно разглядывающую Ло. Рой мимолетно бросает: - И так целый вечер, господи прости, - спрятав нижнюю часть лица за бокалом с виски.

+1

5

С кроткой улыбкой кивает в знак принятия указаний, продолжая игнорировать явное раздражение Векслера: оно окружает его плотной стеной — кажется, что можно протянуть руку и ощутить. Ло лишь хлопает ресницами, — медленно и соблазнительно — пока наблюдает за тем, с какой яростью он вдавливает окурок в урну. Это как напоминание о безжалостности аккуратных, но грубых пальцев: уж об этом тело знает достоверно. Почти сразу Рой хватает ее руку и тянет ко входу с патологической сосредоточенностью человека, готового взорваться ненавистью в любой момент. Она мягко обхватывает его предплечье, беря под руку, уже привычно отвечая нежностью на грубость [ какая-то часть одновременно хочет и страшится узнать, что будет, если ответить злостью на его злость, но сейчас в любом случае не время для экспериментов ].
Ло многое знает о двуличии и лицемерии: это буквально обеспечивает ей пропитание и проживание, но все равно не может не поразиться тому, насколько резко Векслер меняется в лице, стоит ему увидеть, судя по всему, хозяйку вечера. Сама она лишь кивает с холодной доброжелательностью: в любом случае тут всем плевать на нее [ максимум — прикинут на глаз стоимость, как у каких-нибудь часов на запястье собеседника ], а желанием с головой окунаться в местный серпентарий не горит — на работе персонального хватает. Роя же рассматривает краем глаза с околонаучным любопытством: ее интригует эта разительная перемена. Улыбки против угрюмости. Галантность против грубости. Вежливая многословность по сравнению с обычной молчаливостью. Это интригует, несмотря на то, что весьма четко осознает, насколько этот образ фальшив. Усугубится ли его обычное поведение после того, как придется несколько часов притворяться кем-то другим?
Томно улыбается очередному собеседнику Роя, скользя равнодушным взглядом по вылизанному лицу какой-то девчонки, висящей на хвосте того, кого зовут Болдуин. Мужчины разговаривают о каких-то акциях [ весьма логично, что нужно быть, как минимум, неглупым, чтобы заниматься поставками наркотиков ], модельного вида шатенка презрительно кривит нос, осматривая платье Адамс, на что последняя все еще не обращает внимание: подобным фифам, считающим, если продаются только одному клиенту за украшения и содержание, то чем-то отличаются от обычных шлюх, ничто так не дает по носу, как игнорирование их существования. С легкой ленностью смотрит на собеседника Векслера, чью руку, пока держится за нее,  невесомо поглаживает кончиками пальцев, словно этим может успокоить бушующую внутри бурю. В другой руке покоится бокал шампанского, выцепленный с подноса молоденького официанта: больше мочит губы, чем пьет, предпочитая на работе быть трезвой.
— А у тебя явно большой опыт в разговорах со скучными богачами, — хрипло усмехается, наклоняясь для этого к самому уху спутника, чье раздражение точно дразнит: так и хочется протестировать границы. Ло сдерживается, делая глоток и скользя скучающим взглядом по окружающим их людям, как когда осматривает посетителей клуба. Ей никто не знаком, и она здесь не для того, чтобы обольщать кого-то намерено. Шампанское кислит на языке. Вечер обещает быть скучным, а значит, под его конец Рою грозит словить яростный приход — гематомы на теле ее заводят не больше, чем агрессивная несдержанность. — Я скоро вернусь, не скучай слишком сильно, — проводит костяшками пальцев по его щеке, словно извиняется, и, ловко лавируя среди других гостей, направляется в сторону ванной комнаты, куда указывает один из официантов. По дороге высматривает положения других комнат. У нее есть весьма рисковый план, но нужно же как-то разбавлять культурную программу вечера.
Возле туалета, располагающегося в конце небольшого коридора, у самой двери сталкивается с все той же шатенкой, которая на этот раз недвусмысленно трет нос, и Ло понимающе хмыкает, на что в ответ получает раздраженный взгляд. Помещение весьма просторное, несмотря на то, что предназначено явно только для гостей, и она долго и тщательно вытирает руки, забывая шампанское на тумбе возле раковины, прежде чем возвращается обратно в зал, почти сразу находя Роя рядом с какими-то мужчинами. Он выглядит безупречно, но при этом создает впечатление человека, который держится из последних сил. Ей это не нравится.
— Ох, простите, но мне придется вас прервать, — врывается прямо посреди беседы и невинно хлопает ресницами, растягивая пухлые губы в соблазнительной улыбке. — Мне нужно кое-что срочно обсудить с моим спутником, простите, — хрипло тянет буквы, пока хватается за руку Роя и тянет его за собой, и медленно, чтобы не привлекать лишнее внимание, пробирается вместе с ним в тот неприметный коридор, где только что была. Толкает на удачу неприметную дверь возле туалета, где, по ее прикидкам, должна быть кладовая для уборщицы, и затягивает туда Векслера, чтобы после резко его развернуть, прижимая спиной к двери [ заодно это не даст возможности так просто дверь кому-либо открыть ]. Комната — темная каморка, где специально не включает свет, и Ло жмется к мужчине весьма недвусмысленно, трется носом о его скулу вместо поцелуя, чтобы не пачкать его помадой и не портить макияж, пока ловкие пальцы быстро разбираются с ремнем и ширинкой.
— Ты такой напряженный, — тихо шепчет ему на ухо, как мурлычет, забираясь рукой под нижнее белье и начиная поглаживать член. — Тебе нужно немного расслабиться, — трется носом о висок, — только будь тихим и не порть мне прическу, ладно? — игриво касается языком ушной раковины, плавно опускаясь на колени перед ним. Приспускает брюки вместе с бельем, расстегивает несколько нижних пуговиц на рубашке, чтобы отвести ее полы в стороны [ не удерживается и лижет напряженные мышцы пресса ]. Достает из клатча презерватив — один из спрятанных в потайном кармашке — и на ощупь разрывает упаковку, после уверенно раскатывая резинку по его члену. Откидывает волосы за спину и медленно берет в рот, придерживая рукой у основания и пока примеряясь к длине, в надежде, что он не решит портить момент: в конце концов секс в подсобках — самое забавное в подобных тусовках.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

6

- К сожалению, большой, - отвечает, взглянув на Ло.

Впервые он оказался на подобном мероприятии десять лет назад.
Для мальчишки с улицы, который до этого роскошь и видел исключительно в телевизоре, а позолоченные бокалы с шампанским на рождественских открытках [пацаны на районе хлещут водку и самогон, их девицы, если и просят игристое, то вливают в себя из горла. Там нет места этикету или фальшивым разговорам ни о чем] обстановка была из ряда вон выходящая. Тогда он бесился лишь от осознания сколько это все стоит: пытался рассчитать стоимость стола, напитков и рабочего персонала. Выходили такие цифры, которые в здравом уже он не мог бы потратить на недвижимость, что там говорить про простой приём.
В тот вечер неистово свербело под ложечкой и все недовольство отражалось гримасой ярости на красивом лице. В какой-то момент он просто свалил и пошёл курить с обслугой на задний двор, за что потом жестко поплатился. Уильям, ожидающий от своей защиты безотговорочного присутствия, был зверски недоволен ни векслеровским поведением, ни тем, как ярко тот демонстрировал отвращение к каждому из присутствующих.
И уже после Брекен испытывал его на верность, снова и снова заставляя держать лицо и контролировать все эмоции на нем. Рою пришлось привыкать, что с мире политики смотрят не только на самого Уила, но и его окружение. Будучи сначала охраной, а после и безмолвной правой рукой, хочешь не хочешь приходилось подчиняться правилам этого чуждого для него мира.

Проводив её взглядом в сторону уборной, делает очередной глоток и снова недовольно морщится.
Как будто бы из-за напитка.
Дали бы водки и несколько огурчиков, да отправили всех этих мужиков в сауну - они бы быстрее договорились о любой сделке, чем вот эта вот вся фальшивая притворная тусовка, во время которой лишь бы померяться статусностью и стоимостью костюмов и аксессуаров.

- Какие планы на сделку со Смитом? Я слышал, ты пытался сбить цену, но они не согласились? - слева подходит Джеймс - он практически одногодка Векслера, но с молодых ногтей в этом бизнесе и ориентируется в нем, как рыба в воде. Кто-то говорил, что он - выходец из Уолл-Стрит и единственное, что Рою непонятно: сам дурачок и свалил сюда или же его с позором оттуда выпихнули в более дешёвый регион?
- Они слишком завысились, хотя все прекрасно знают, что давече их офис посетила несколько раз комиссия по ценным бумагам, - Векслер пожимает плечами и как-будто бы лениво оглядывает его бокал. Справа к нему походит спутница - невзрачного вида блондинка с довольно требовательной рожей. Джеймс переводит на неё все внимание и знакомит. Оказывается Бетани - жена. В это мире жены все такие, непримечательные. Рой даже думает. Что приведи он с собой Лотту, то все сдохли бы от её Красоты и юности. Что ни говори, а супруга у него 10 из 10.
- Да, согласен! - кивает рядом стоящий Стив, переключив внимание с одного разговора на них. - Удивительно на что они вообще надеятся, учитывая, что все прекрасно понимают, что штраф там будет конский, - Рой кивает, но не успевает ничего ответить, как его из беседы буквально вырывает Ло.

Нахмуришись, пытается взглядом поинтересоваться у неё какого хрена, но она настойчиво ведёт его куда-то.
- Ло? Куда ты меня ведёшь? - спрашивает, но ответ приходит сам собой, когда она практически запихивает его в каморку и прижимается всм телом сверху. Будто отрезает пути к отступлению.

- Ло, - недовольно шипит в губы. Моментально думает о том, что будет, зайди кто-то в каморку - все эти свальные шуточки, за которые вьебать бы уже сейчас. - Ло, стоп, прекрати, - кто бы там даже попробовал, Рой шумно выдыхает, когда длинные пальцы заползают за кромку белья и касаются члена. В темноте ничего не видно, он ориентируется только на ощупь, перехватывает за бёдра, стараясь отстранить, но женщина твёрдо знает чего хочет и такому напору крайне сложно противостоять.
Второй раз шумно выдохнув в ответ на то, что она оказывается на коленях, Векслер проводит ладонью по щетине, после сразу же перемещая ей на плечо и сжимая его, как только она берет в рот. Все сомнения улетучиваются - с членом в женском рту вообще не думается.
Вторую руку запускает в волосы, они чуть жёсткие [наверное из-за лака], но Рою похуй как на это, так и на то, что пару секунд назад она просила не испортить причёску. Прижимает ее требовательно к паху, заставляя чуть ли не проглотить член и вдалбливает ей его в глотку, как будто хочет проткнуть.

+1

7

Она не слушает его: действительно не хотел бы, тогда использовал физическую силу — этому ей нечего противопоставить. Но Векслер лишь шипит раздраженно, а после давится воздухом [ Ло мысленно усмехается, впиваясь ноготками в его пресс, точно пытаясь таким образом удержаться ]. Стоять на коленях на голом полу — даже на подоле платья — неудобно, но привычно не обращает внимание на дискомфорт, как не обращает внимание на то, с какой жесткостью мужские пальцы хватаются за плечо, словно пытаются сломать узкую острую кость. Думает начать увеличивать темп, когда Рой ведет себя, собственно, как Рой: зарывается пятерней в волосы, начисто игнорирует просьбу не портить прическу, резко давит на голову, начиная трахать ее рот [ все еще не понимает до конца: ему действительно нравится, когда жестко и грубо, или просто никак не может привыкнуть к тому, что можно иначе ]. От неожиданности чуть было не давится, но ловко приспосабливается, подстраиваясь под новый быстрый темп. Расслабляет горло, позволяя головке скользить прямо в глотку. Перемещает ладони на его бедра, удерживаясь уже за них, заодно стараясь хотя бы так замедлить. На языке расползается неприятный привкус латекса, тишину нарушают только влажные звуки. Слюна стекает по губам. Не обращает внимание.
Рваное дыхание через нос. Сжимает губы плотно, но не слишком, чтобы не причинять боль. Под подушечками пальцев мнется ткань брюк. Фрикция за фрикцией исключительно на его условиях: он едва ли готов отдать контроль, как ей кажется, но она старается сделать для него, как лучше, всего лишь желая расслабить [ и, быть может, совсем немного протестировать границы ]. Глубже и глубже [ позже будет саднить глотку ]. Она пытается в очередной раз сделать все иначе, как делает каждый раз, когда дело касается секса: медленнее, чувствительнее [ тормозит и пытается отстраниться ] — вот только обстановка не располагает. Где-то за дверью ходят обслуживающий персонал и гости. Их действительно могут застукать, вот только страх повышает адреналин и ставки, ускоряя процесс, заставляя его проноситься по венам взрывом сверхновой. Он вдалбливается в нее особо глубоко, когда спускает, и Ло медленно отстраняется, облизывая губы. На ощупь поправляет растрепанные волосы, поднимается на ноги, отряхивая и оправляя подол платья. Ей это не впервой, а ему? Не спрашивает, само собой.
— Ну вот, прекратила, как ты и просил, — хмыкает лукаво и голос хрипит больше обычного, и она тянется к выключателю, щуря с непривычки глаза, когда становится светло. Осматривается, берет с полки рулон одноразовых бумажных полотенец, отматывая себе несколько, и, достав телефон из клатча, включает фронтальную камеру, чтобы использовать его в качестве зеркала. Аккуратно вытирает лицо, стараясь не испортить макияж окончательно. Губы все равно выглядят неприлично припухшими, однако едва ли это вызовет что-то более серьезное, чем смутные подозрения, которые скорее относятся к области "вижу то, что хочу видеть".
— Знаешь, а я ведь очень долго укладывала волосы, — с игривым осуждением произносит, поправляя Векслеру рубашку и галстук, чтобы выглядел так же презентабельно, как и до того, когда зашел в кладовку. Вглядывается в его лицо, чуть склоняя голову набок, точно пытается понять, насколько Рой все еще злится на нее за эту выходку. Впрочем, едва ли он относится к тему людям, которые станут скрывать свою ярость [ по крайней мере перед ней: какой смысл? она ведь не одна из этих важных богатых людей ]. — Хочешь выйти первым? — улыбается томно, снова запуская пальцы в волосы на затылке в очередной попытке исправить испорченную укладку. В горле першит: сейчас бокал с шампанским был бы очень кстати.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

8

Будь на всех мероприятиях, куда ему надо было ходить, такие Ло с минетами в подсобках, то, может, он ходил бы них с большим желанием и рвением.

Ло упирается ногтями в живот, цепляется за кожу ноготками, но Рою в данный момент на это плевать. Желание стучит в висках, выражается в тяжелом дыхании и рваных движениях. Он, как и обычно, забывается, но всему виной ещё и то, что за спиной не привычный бордель, в котором если кто и может ворваться, то Мари с очередной проблемой, решить которую не в состоянии. Здесь же за спиной ходят его коллеги , и Рой бы не хотел чтобы кто-то из них спалил бы его без штанов с членом в женском рту [несмотря даже на то, что у некоторых "коллег" закладываются мысли о его импотенции; собственно, как и у всех, кто в принципе знаком с Роем и его достаточно холодном отношении к женщинам]. Но, с другой стороны, адреналин и правда зашкаливает, особенно виной всему то, что происходящее вновинку.
Не будь резинки, улетел бы от ощущений нахуй.

В каморке темно и становится жарко, Рой на какое-то мгновение убирает руку с ее волос, чтобы расслабить галстук. Мнимое ощущение - как будто становится проще дышать. Векслер возвращает ладонь и снова собирает в пальцах локоны, продолжая долбить её. Растягивать удовольствия не имеет смысла - Рой кончает, как только начинает накрывать волнами. Сильно волосы не сминает, пальцами вжимается в плечо, скрытое тканью платья.
Облокачивается на дверь, прикрыв глаза от удовольствия на несколько коротких мгновений, но выныривает в реальность как только она включает свет, сразу же включаясь, как будто бы по щелчку и стирая с лица довольную улыбку. Прекратив щуриться, смеряет её взглядом голубых глаз, после чего принимается за приведения себя в порядок. Стягивает гондон и швыряет его в мусор. Одевается, наблюдая за её действиями, протягивает ладонь, чтобы повернуть женское лицо на себя и осмотреть то, как она выглядит. Не все так критично, как могло бы показаться на первый взгляд, но, вероятно, для женщин менее проблематичен обычный секс, чем минет, съедающий косметику.

- Тебе так взлохмачено даже лучше, - слегка усмехнувшись, говорит. Злиться на него нет никакого смысла, понравилось ведь. Да и в целом весь негативный настрой на это мероприятие улетучился. - Нет, пошли вместе, к чему эти игры в шпионов, - равнодушно пожав плечами, открывает дверь и выпускает сначала Ло, а после выходит сам и выключает дверь.
Перехватив бокал с очередной порцией виски, делает внушительный глоток, но даже не морщится. Оглядывается по сторонам, отмечая, что толком на них никто не смотрит. Кроме одной пары глаз, чья обладательница уже идет, нет, даже плывет в их сторону. Джейн - его финансист, которая с самого начала помогала ему постигать тонкости финансирования, как всегда одета весьма экстравагантно, чем вводит в изумление окружающих, но как профессионал - просто лучшая. Рой первое время очень тяжело привыкал к её открытости и эксцентричным манерам, но теперь, привыкший, выработал в себе иммунитет и просто не реагирует, в том числе на некоторые эмоциональные всплески.

- Роооой! А я все думаю, где ты? - все тридцать два зуба можно рассмотреть практически без помощи, не женщина - а находка для дантиста. Векслер кивает, чокается с ней и поворачивается: - Джейн - это Ло, - но договорить даже не успевает, как та, в очередном бурном всплеске, тянется к ней обниматься своими идеально наманикюренными пальцами с длинными ногтями цвета фуксии. - Ах вот ты какая! Он так много мне про тебя не рассказывал, я хочу знать о тебе все! Ты просто не представляешь насколько я любопытная!
- Джейн, это не Лотта, - обрубает Векслер, недовольно прищурившись. Он знает, что Джейн уже давно мечтает провести его супруге допрос с пристрастием. Именно поэтому её лицо вытягивается, женщина переводит с Роя взгляд на Ло и говорит: - Ну тогда у меня вопросов ещё больше! Как давно вы знакомы? Почему он тебя раньше нам не показывал?

+1

9

Улыбается кокетливо в ответ на его фразу о взлохмаченности: это практически можно счесть комплиментом, пусть даже все равно продолжает думать, что есть такой тип мероприятий, на которых не бывает излишне идеального вида. В конце концов это у себя в клубе может прийти на работу хоть в драных джинсах и майке, если вдруг так захочется, и все еще будет к месту, учитывая обычный контингент посетителей. Здесь же собирается отработать свою стоимость максимально. Однако при всем этом не может не чувствовать некоторое удовлетворение: Векслер не выглядит раздраженным, и в их ситуации это уже можно счесть небольшой победой.
Они выходят вместе, и Ло больше не касается в беспокойстве волос или языком — губ: уверенность в себе заставляет окружающих закрывать глаза на многие огрехи внешнего вида. Всем на них плевать [ это практически оскорбительно, если так подумать, но, с другой стороны, не все скандалы бывают к месту ]. Она берет с подноса одного из услужливых и везде снующих официантов бокал шампанского, медленно цедя его содержимое: выпить все залпом, как это делает Рой, было бы не слишком уместно [ мужчинам в принципе позволительно куда больше до того, как на них начнут смотреть косо ]. Ей не чужда некоторая экспрессивность, но пока просто наслаждается тем, как жидкость скользит по саднящей глотке.
На приеме все так же чинно и спокойно — скучно, но, признаться, после постоянно оглушающих битов электронной музыки, которую приходится слушать на работе, ей даже нравится эта обстановка. Держится за ножку бокала с цепким изяществом, когда слышит чересчур восторженный и громкий голос, зовущий Векслера по имени: так приветствуют хороших знакомых, как минимум. Ло со спокойным любопытством сытой кошки, увидевшей мышку, наблюдает за экстравагантно выглядящей женщиной, которая широко улыбается, подходя к ним. И едва успевает что-то сказать в ответ на представление, когда она лезет обниматься — это странно, но Адамс быстро берет себя в руки, а заодно отодвигает в сторону руку с бокалом, чтобы не разлить его содержимое. С удивлением смотрит на Векслера: вряд ли бы тот стал кому-то рассказывать про нее. Звание постоянного клиента какой-то шлюхи не настолько почетно, чтобы им хвастаться. Впрочем, недопонимание развеивается тут же. Рой выглядит недовольным. Ло мысленно задается вопросом, кто такая эта Лотта, что о ее существовании знают, однако, без лишних подробностей [ еще одна вещь, о которой совершенно точно не собирается расспрашивать, однако собирается иметь ввиду на будущее — черт знает зачем, на самом-то деле ].
— Так быстро ореол таинственности вокруг меня еще никто не пытался разбить, — непринужденно ухмыляется, оставляя на губах легкую приветливую улыбку, которую использует на посетителях клуба [ нет ничего, к чему можно придраться, однако передозировки положительными эмоциями тоже не наступает ]: от этой Джейн недвусмысленно тянет хваткой бойцовской собаки, а статус их с Роем отношений настолько специфический, что совершенно точно никто не оценит, если начинать играть в искренность. Ло делает глоток, потому что от слов горло начинает першить еще больше. Заодно чуть растягивает время: ей некуда торопиться с ответами, тогда как их собеседницу явно раздражает любое промедление. Но никто не говорил, что будет легко. — Боюсь, это все моя вина: плотный рабочий график зачастую не оставляет возможности устраивать личные встречи, — разочарованно сетует, хлопая ресницами, а после вскользь гладит рукав пиджака Роя. — Впрочем, про Вас он мне тоже совсем ничего не рассказывал. Такой скрытный, — в хриплом тоне красной нитью проскакивает нежность: так жалуются на горячо любимых детей — больше для проформы, чем из негатива. Впрочем, этим скорее пытается перевести тему для обсуждения с себя на саму Джейн. Болтливые люди часто любят поговорить о себе.
— Ой да, из него все надо клещами вытягивать. Я помогаю ему с финансами. Без лишней скромности скажу, что именно мне он обязан своим умением правильно инвестировать, — говорит эмоционально — отличный баланс с тем, как выглядит. Ло смотрит внимательно, пока слушает. Интересно, насколько такая манера поведения раздражает Векслера — постоянно молчаливого и угрюмого? — Но это все еще не так интересно, как то, как вы двое познакомились, — тычет острым ноготком в каждого из них по очереди. — Вот уж кто не похож на того, кто так просто обольщает женщин, — качает головой. Ло картинно вздергивает левую бровь.
— Смотря каких женщин, — дергает оголенным плечом в равнодушном противоречии, точно пытается привлечь внимание к остроте ключиц. — У него был совместный проект с моим боссом, а там как-то и мы начали общаться, — откровенно играет словами, не давая никакой конкретики, предпочитая оставить это для самого Векслера: в конце концов только ему решать, каким образом представлять их отношения знакомым. Приглашать девушек для сопровождения — это тоже своеобразная часть культуры богачей, а уж ясно дать понять, когда кто-то является эскортом, даже не говоря напрямую, никогда не было проблемой. Делает глоток шампанского, бросая взгляд на Роя, чтобы уяснить, какой конкретно вид спутницы ей нужно играть.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

10

На самом деле они так мало общаются с Ло, что Рой и не подумал о супруге. Ни о том, чтобы взять её с собой, ни о том, что сокращение "Ло" может подойти обеим.

Их с Лоттй отношения прекрасны до невозможности и находятся в той самой идеальной парадигме, в которой две стороны одинаково равнодушны друг к другу, но при встрече сохраняют уважение и вежливость, а не бросаются в скандалы. Рой настолько привык к отсутствию супруги в жизни, что искренне считает: её отсутствие никому не интересно. Векслер просто не может свыкнуться с мыслью, что если ему неинтересна чья-то жизнь, то и всем неинтересна его.
Как бы не так. Джейн, тесно работающая с Бенджамином - отцом Лотты, уже так много о ней наслышалась хвалебных од, что спит и видит увидеть миссис Векслер вместе с супругом и понять как вообще столь неразговорчивый и отрешенный от женщин человек смог принципе жениться, не говоря уже на ком.

Ло хорошо держится непринужденно и шутит, как и предполагается на бесполезных small talk'ах. Рой ни капельки не сомневается в правильности собственного выбора. В конце концов, это мероприятие, хоть и раздражает его нутро, но ему необходимо и не хотелось бы, чтобы что-то пошло по пизде из-за излишне хабалистого поведения спутницы или неуместных шуток. Так же хорошо, как люди в этих кругах запоминают стоимость часов на запястье напротив, так же они запоминают и поведение того, кого решаешь привести с собой в качестве +1.

Он только лишь кивает, когда Джейн пускается в бравады собственной важности, молчаливо подтверждая, что всё, что знает, действительно от неё. Только вот и она от связи с ним многое получила: как минимум деньги на все свои безумные наряды и хотелки. Рой порой приходит в ужас от её экстравагантности, но всегда молчит: пока Джейн прекрасно справляется со своей работой, пусть ходит на неё хоть в противогазе.
- Оооо, интересно, а чем занимается твой босс, дорогуша? Тоже бизнесмен? - Рой чувствует эту хватку, так как знает, стой Флетчер рядом, она бы уже просканировала его на предмет сотрудничества и с удовольствием взялась бы и за его финансы. - И как давно вы уже общаетесь? - закатив глаза от такого откровенного допроса, Рой отрезает лишь: - Недавно, - но не успевает попрощаться, как к ним подходит парень, в два раза моложе самой Джейн и становится с ней по правую руку. Ни одна эмоция не пролетает на лице Векслера, но он быстро складывает в голове два плюс два и понимает, что по профессии представленный: - Дин, - явно коллега Лоррейн.
- Джейн, я принес твоё любимое шампанское! - его ладонь тянется к финансисту, но не вовремя происходит следующая мизансцена: запутавшийся в собственных ногах официант задевает его плечом и тот практически падает, но не на свою спутницу, а на Векслеровскую. Рой успевает за секунду удержать его от падения с Ло, поддавшись скорее инстинктивно, чем успев обдумать и понять последствия. Бокал с шампанским разливается на черное платье Ло и разбивается с громким звоном, привлекая к ним четверым внимание.

Начинается весь этот бессмысленный переполох, кто-то кудахчет, кто-то предлагает свою помощь, подлетают официанты, их же дурачок извиняется. Рой злится, Джейн смотрит на все происходящее со смешком, а Дин уже тащит к Ло к туалету, исправить недоразумение.
- Не боишься так открыто приходить на приёмы с любовницей? Войт об этом рано или поздно узнает? - впервые за вечер голос Джейн тих и серьезен. Как будто до этого говорила не она. Рой неопределенно ведет плечом и вливает в себя очередную порцию алкоголя. - Вообще похуй.

А пока они с Джейн стоят в зале, в туалете, знатно намотав на руку туалетку, чтобы помочь с шампанским на платье, причитает Дин: - Господи, ненавижу все эти мероприятия, такая ебическая скука. Ты как? Тоже пади скучаешь? - спрашивает так непринужденно, как будто они - давние подружки. - Какой-то вечер неудачный. Я планировал что все это быстро закончится она напьется и я ее уведу домой. Эти все финансисты вроде а такие жадные! Твой сколько тебе платит? Мне она должна два косаря, но она ещё не знает, что я вынесу у нее больше. Кстати, ты не знаешь, тут есть у кого прикупить шмали? Кажется, я на трезвую больше не вывезу.

+1

11

По большей части она здесь нужна, чтобы красиво стоять и томно хлопать глазами: одушевленный аксессуар, как какие-нибудь безумно дорогие часы или вычурные запонки из белого золота. Богатые люди негласно соревнуются не только в том, сколько денег они могут себе позволить потратить на костюм, но тем, за сколько могут купить приличный эскорт, который тем более приличный, чем меньше бросается в глаза наличием ценника прямо на лбу. Ло старается собственный ценник не выпячивать, а еще ей претят эти бессмысленные разговоры, призванные исключительно удовлетворять чужое жадное до сплетен любопытство. Вот только по части немногословности Векслер с легкостью обойдет ее, а потому приходится сглаживать и эти углы [ в случае взаимодействия с Роем их нужно сглаживать постоянно — это уже поняла давно и закрепила намертво ].
Снова делает глоток шампанского: скупость ответов и виляние не может не насторожить кого-то с приставучестью, уже продемонстрированной Джейн, и допрос едва ли закончится так просто, но их отвлекают — очень молодой и чрезвычайно обходительный парень подходит к ним, оказываясь представленным. Адамс смотрит на него с профессиональной скупостью: так рыбаки на одной пристани отмечают снасти друг друга. Так гончие чувствуют других гончих. Шампанское на вкус уже выдохлось. Парень выглядит откровенно купленным, и это не делает ему чести в ее глазах. Улыбается с выверенной долей дружелюбия, приветствуя еще одного участника их новоявленного кружка по интересам среди праздно болтающихся гостей. Стоит ли бить неуместными вопросами о спутнике Джейн в ответ? Пожалуй, это будет достаточно мелочно, а Ло здесь не для этого.
Впрочем, Ло здесь и не для того, чтобы ее обливали шампанским, когда подошедший мальчишка сталкивается с официантом и заваливается вперед. Рой не дает никому оказаться на полу, кроме злосчастного бокала. Возможно, ей могло быть до обидного жаль платья, — оно ей действительно нравится — но ситуация и без того выглядит слишком привлекающей внимание и неловкой, а потому Адамс лишь апатично рассматривает осколки на полу, пока обслуживающий персонал извиняется. Ткань намокает в районе живота и неприятно липнет к телу, но она не подает вида: хуйня случается — все еще не повод для истерик. Спокойно извиниться и отлучиться в туалет ей не дает все еще этот злополучный спутник Джейн, который хватает ее с каким-то подозрительно активным рвением, утаскивая в сторону уборных. Это тоже не повод устраивать сцену, и Ло ловко поспевает за ним, думая, что это выглядит странно: Векслер ей платит совсем за другое.
Вырывает руку из чужих пальцев резко и бескомпромиссно, но Дин [ так ведь его представили, кажется? ] не обращает внимание, выдавая так много бессмысленных слов в минуту, что хочется закатить глаза. Тут только они, потому глаза она все же закатывает. Отставляет бокал на раковину, а после хватает руку парня, едва тот пытается начать вытирать мокрую ткань комком туалетной бумаги. Ее взгляд можно колоть и добавлять в коктейли вместо льда: девочки в борделе от такого бы замерли встревоженной стайкой, стараясь как можно незаметнее дышать, но Дин не понимает. Ло с некоторой брезгливостью отпихивает его [ Векслер покупает ее вечер, а не этот треплющийся глупый ребенок ].
— Ты не ведешь себя на два косаря: слишком непрофессионален, — равнодушно бросает Адамс, осторожно начиная вытирать платье; благо на черной ткани пятно почти не заметно — больше дискомфорта от влажности на животе. — Возвращайся к клиенту, зайчик, вместо того, чтобы трепаться, — привычно раскидывается приказами, словно перед ней одна из ее девочек — разве что не такая вышколенная. Обсуждать с парнем нюансы работы не собирается, как не собирается ставить их на один уровень: всегда старалась выполнять свою работу хорошо, даже если она никогда не была ее мечтой. Не все так себя ведут. Но и не все в итоге достигают чего-то в их сфере, когда молодость перестает давать бонусы.
Для нее разговор исчерпан, и к Дину теряет интерес, больше занятая тем платьем, вот только парень явно выглядит уязвленным и недовольным. Сжимает губы и недобро щурит глаза: это выглядит абсолютно не страшно, и Ло бросает взгляд на его отражение в зеркале. На всякий случай.
— Да хули ты строишь из себя непойми кого? Что? Платят больше, так теперь нос задрала? Мы не так уж и отличаемся: я эскорт всегда узнаю! — уверенно и зло начинает тарахтеть Дин, но Ло даже будто не слушает. Вытирает живот, осторожно подсовывая руку под подол. — Высокомерная сука! Думаешь, лучше меня? — он подходит ближе со спины. Она лениво смотрит на бокал из-под шампанского: если разбить, ножкой можно порезать. Просто продолжает вытираться.
— В последний раз повторяю, котик: возвращайся к клиенту, потому что иначе ей придется послушать о твоих планах увеличить свой гонорар без ее ведома, — ей не хочется служить развлечением для тупого скучающего хастлера, как не хочется устраивать сцену. Но парень не хочет сдаваться, и Ло ничего не остается, кроме как быть выше этого. Выбрасывает мокрую бумагу и юрко обходит парня, который бросается к ней наперерез, видимо, пытаясь задержать: это выяснять не собирается, когда прицельно бьет того носком туфли по коленной чашечки, выходя из уборной. Насколько мальчишка глуп для того, чтобы успокоиться? Ло не думает, что стоит делать конкретные ставки в этой ситуации.
Выцепляет Векслера взглядом и возвращается к нему. Подхватывает под руку, как ни в чем не бывало. — А где Дин? — спрашивает Джейн. Ло пожимает оголенным плечом. — Присоединится позже, я полагаю, — обыденно произносит, а ее пальцы с нежностью поглаживают ткань на рукаве Роя. Медленно скользит взглядом по лицам собеседников, точно пытается понять по ним, о чем те разговаривали, пока в ее отсутствие.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

12

- Ходишь по ахуенно током льду, Векслер. Войт обожает свою дочурку и сто процентов воспримет это на свой счет, - Рой переводит на Джейн взгляд, слегка прищурившись. Она права - он знает и сам, что отец Лотты, несмотря на то, что сам выдал единственное дитя в законные узы брака к хуй пойми кому, печётся о собственной репутации. Тем не менее, пока Векслер не видит ничего критичного в своем визите с Ло. В конце концов, здесь практически все мужчины женаты, но только единицы решились взять с собой законную супругу. В большинстве своем после нескольких лет брака и некоторого количества миллионов на счету, перестаёшь ценить того, на ком когда-то женился и хочется свежего глотка воздуха - юного тела, способного за деньги дать то, от чего супруга смущается в общей постели.
Впрочем, Рой понимает, почему Джейн решается на предупредительный комментарий. Как и он сам, она в этот мир пришла с низин. Её семья не была такой же неблагополучной, но Рой знает - у неё не было опыта общения с богатыми людьми в детстве и даже в юности и сейчас женщина постигает их правила так же, как и он сам. Просто быстрее в два раза, поэтому делится опытом [и дело не в альтруизме, а в тонком расчете - с Векслером ей хорошо, она уже перенесла смерть Брекена и перестроилась на Роя с его и без того неприятным характером, третий поиск начальства за год её совершенно не устраивает].
- Лучше скажи че там по его отчетности, - говорит, все с тем же налетом раздражения. Она пускается в разъяснения и заверяет, что прошерстила каждую проводку с особым пристрастием. Векслер кивает, сосредоточившись на её словах. Конец года оказывается не таким уж и плохим, хотя, признаться, после смерти Брекена в июле, Рой пессимистично был настроен сосать лапу в декабре.

Встречается взглядом с Ло и кивает, пока та подходит, Джейн быстро сворачивает свой доклад. Подытоживает веским: - Подробно разберем двадцать третьего января. Заберу тебя на весь день, котик, - финансистка возвращает игривый тон и переводит лукавый взгляд на Ло: - Но к сочельнику верну тебя в нужные руки в целости и сохранности.
Рой ухмыляется и, переводит взгляд на Лоррейн. Как будто она может ждать его в предрождественскую ночь - даже если она нарядит его в звёздочку лучшего клиента, то вряд ли станет работать в ночь, когда можно не ебаться лишний раз.
Эскорт Джейн возвращается и становится по правую руку со своей нанимательницей, бросая крайне гневные взгляды на Ло. Рой впервые смотрит на него с любопытством и переводит взгляд на Ло, молчаливо интересуясь что между ними произошло. Конечно он понимает, что за несколько минут поссориться они вряд ли успели, но кошка между ними точно пробежала.

Впрочем, интерес быстро пропадает, Джейн начинает с ним мурлыкать, тот ей безмолвно подчиняться [заплатили ведь] и Векслер утягивает Лоррейн за собой. Медленно движется к выходу по пути улыбаясь тем, с кем знаком, но разговаривать ни с кем не хочет, демонстрируя это тем, что не останавливается рядом ни с одним кружком по интересам. Ему всё осточертело - ей Богу, и без того вечер проёбан, чтобы задерживаться здесь ещё насколько-то минут. Основная цель исполнена - он появился, притащил спутницу и поторговал еблом, остальная часть не интересует от слова совсем.
Оказавшись на улице, развязывает галстук, ослабляя хватку. - Жрать хочу, пиздец, - говорит, взглянув на Адамс. Совершенно не в курсе: вегетарианка она или просто сидит на диете, да и вообще не знает какие у неё планы, собственно, он выкупил её только на визит, она отработала с лихвой, поэтому спрашивает: - У тебя есть ещё какие-то дела?. Мало ли, вдруг она договорилась встретиться с подружкой - в конце концов у шлюх ведь могут быть друзья, правда?
Вытащив мобилу, заказывает такси к дому. Согласно приложению, машина будет в течение четырех минут, поэтому Векслер закуривает и молча протягивает ей пачку, предлагая.

+1

13

Они разговаривают о делах — все здесь разговаривают о делах так или иначе [ мир больших денег живет по своим специфическим законам, лезть в которые не стоит без необходимости ]. Ло привычно ловит обрывки фраз, но едва ли можно составить полную картину по парочке кусков пазла, но это и не расстраивает. Улыбается томно после недвусмысленных слов Джейн, ловя ухмылку Векслера: Рождество — праздник семейный, его не проводят со шлюхами, которым все равно придется следить за тем, как будет проходить в клубе праздничная вечеринка как раз для таких же неприкаянных одиночек, как она сама. Впрочем, намного удобнее предоставлять окружающим возможности самостоятельно делать выводы: никто так качественно тебя не обманет, кроме тебя.
— Буду благодарна, если действительно останется в сохранности, — с легким кокетством отвечает: ей кажется, что в подобных ситуациях стоит отвечать именно так. По крайней мере слишком откровенно играть банальный эскорт — это дешевый ход. Так поступает Дин, судя по всему, справляющийся с болью в колене и с гематомой в самолюбии. Только взгляды кидает какие-то особенно гневные: возможно, будь они в другом месте, все могло вылиться в некрасивую эмоциональную [ с его стороны ] сцену, но за клиентку парень все же держится, а потому продолжает с той ворковать. Адамс словно не замечает вопросительного взгляда Роя и продолжает игнорировать существование незадачливого эскортника: не ее подчиненный — не ее забота, даже если с точки зрения профессионализма не может положительно оценить его поведение. Хотя, судя по всему, Джейн все устраивает. 
Векслер тянет ее куда-то дальше по залу, оставляя своего финансиста развлекаться со специально нанятым пареньком, но Ло не ожидает, что они уже так скоро направятся к выходу. Разве смысл подобных мероприятий не в том, чтобы пересечься со множеством важных людей? Судя по всему, Рой придерживается противоположного мнения. Расслабляет узел галстука с каким-то глубоким раздражением, пропитывающим каждое движение: интересный контраст по сравнению с тем, насколько хорошо держал себя в руках во время скучных разговоров. Ло откидывает волосы за спину, чуть ежась: поздним вечером зимой даже в Калифорнии бывает прохладно, а по-прежнему влажная ткань платья неприятно липнет к животу.
— Все мои дела здесь — это ты, — произносит без лишнего жеманства, но со скупой уверенностью. Приезжает в этот город исключительно ради сопровождения, а потому нет никакого смысла пытаться набивать себе цену: Векслер платит и без того достаточно. Он что-то ловко набирает на экране смартфона, — видимо, вызывает такси — а после протягивает ей пачку сигарет, из которой Адамс ловко  вытаскивает одну с благодарным молчаливым кивком. Зажимает фильтр губами, не без наглости берет из его пальцев зажигалку. Прикуривает. Если Векслеру хочется есть, то ей больше хочется пить: голод в принципе способна переносить спокойно, а вот пить старается много, чтобы кожа не сохла слишком сильно. Мелкие женские ухищрения, до которых клиентам не должно быть никакого дела.
— Твой финансист плохо разбирается в эскорте: этот парень не постесняется стащить все, что плохо приколочено. Поди решил, что сможет за счет мордашки быстро заработать бабок, но с таким подходом быстро нарвется на проблемы, — это даже не удовлетворения любопытства, выказанного Роем ранее, потому что причин гневных взглядов Дина эти слова не раскрывают, однако голос Ло звучит отчасти так, словно разговаривает сама с собой: тихо и отстраненно. Лишь как-то чересчур понимающе хмыкает под конец, отлично представляя, какие именно проблемы могут быть у незадачливого паренька. Впрочем, это все еще не ее дело. Она может лишь оценить чужую работу в отрасли, в которой что-то понимает, но судить Джейн за желание обмануться не в ее компетенции.
— Так куда мы теперь? — Адамс делает очередную затяжку и обхватывает свободной от сигареты рукой оголенное предплечье. Возможно они и никуда: отказаться от дальнейшего совместного времяпрепровождения Векслер может всегда — здесь решает он. Ло лишь пытается понять, что делать дальше ей.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

14

Наверное и правда стоило провести бы больше времени в этом месте, но проведенные минуты и без того показались Векслеру вечностью и внутренние ощущение подсказывало, что лучше свалить сейчас, пока у него окончательно не испортилось настроение и держать мину стало бы ещё сложнее. Это с виду его актёрская игра виртуозна и проста, на самом же деле ему максимально тяжело. Рой категорически тяжело привыкает к новой роли в жизни, ему до сих пор, даже спустя долгих полгода сложно поверить в смерть Брекена и в то, что теперь он - на его месте. Тяжело привыкающий к переменам, смириться с потерей начальника, заменившего отца, Рой не в состоянии сейчас и вряд ли сможет когда-нибудь.

Ло говорит, что других планов на вечер у неё нет. Рой понятливо кивает - в целом, он не имел бы ничего против, реши она на остаток вечера свалить. В сущности, он взял её с собой только по тому, что не хотел возле себя видеть на это мероприятии незнакомую барышню, от которой неизвестно что можно было бы ждать. Со своей миссией Адамс справилась на утра - даже немного перевыполнила минетом в подсобке, поэтому и не стал бы держать подле себя, заяви она о других намерениях.
К слову о необходимости терпеть возле себя плохой эскорт - Ло проезжается по пареньку Джейн. Получить взамен на хорошую сумму того, кто решит тебя ограбить напоследок - то ещё развлечение. Векслер начинает понимать причину напряженных взглядов между этими двумя, но не комментирует свою догадку. Лишь говорит: - Вряд ли Джейн потащит его домой, а если уж и решится на это, то сама виновата, - Рой - далеко не джентльмен, чтобы ограждать взрослых девочек от совершения ошибок - и если Джейн решится потащить пацаненка к себе с целью получить максимум его услуг, то к любой вероятной ситуации должна быть готова. Приглашая малознакомого человека к себе, в особенности женщинам, надо понимать, что тебя могут ограбить, изнасиловать или убить. В конце концов, свой дом он оберегает, почти как крепость и не пускает в него посторонних.

В свой старый дом.

- Поехали тогда ко мне. У тебя завтра во сколько самолет?

Рой с Ло садятся в машину и по пути к месту назначения, проезжают как раз то место, которое он считал своим домом долгие годы. Обшарпанная многоэтажка, на третьем этаже которой отсутствуют три окна - это была его первая квартира. Первая квартира, которую он смог снять сам, когда наконец-то появились деньги, первая квартира, которую он смог обустроить и содержать в чистоте, где были его вещи и куда правда хотелось возвращаться. В ней гостей толком никого и не было никогда, потому что Рой оберегал ее, как львы оберегают добычу от других.
А потом её сожгли в отместку за нежелание подчиниться новой власти. В огне сгорело всё, что было для него важно, пожар уничтожил дом, прихватив с собой жизнь соседки, которая периодически его шила. С тех пор он, как неприкаянный призрак: имеет в собственности много квартир, даже купил себе новую в Сакраменто, но ни одну до сих пор не может окрестить домом, в том числе и ту, в которую они с Ло направляются - это как абсурдный самообман, что в скором времени Брекен вернется и заявит на квартиру законные права, поселив в ней очередную любовницу.
Рой Векслер ненавидит перемены и очень тяжело привыкает к новшествам, в особенности это касается жилья.

- Будешь стейки? - спрашивает просто - как она давно уже могла заметить, Рой категорически плох в диалогах и поддерживает их исключительно при необходимости держать лицо. Что в борделе, что здесь, он совершенно не знает что и о чем говорить.
Со стороны они могли бы напоминать пару, давно живущую вместе - они не целуются в подъезде, Рой не подаёт галантно руки и не старается прижать между собой и стеной страстно, как то бывает в романтичных комедиях. В них после подобных приёмов герой и героиня в возбуждении от ситуации и друг друга, Векслер же скорее хочет оказаться дома и, скинув костюм, переодевается в домашнее. Даже дома в одиночестве не любит ходить голым, будучи постоянно на неявке - мало ли по какой причине придется подорваться и выскочить из дома - уже столько подобных ситуаций было, прерывающих ничем не примечательный четверг, чтобы он мог расслабиться по-настоящему.

Его движения спокойные, ровные, Рой и не задумывается, что можно было бы пользоваться Лоррейн до конца, раз уж оплатил целый вечер. Он на неё вовсе не смотрит, лишь краем глаза ловит то, что женщина тоже переодевается. В конце концов, вряд ли ей комфортно ходить в мокром платье и источать собой кислый аромат шампанского.
Векслер переодевается за несколько минут, сразу же после подходит к морозильнику. Вытаскивает замороженное мясо и начинает готовить, методично подготавливая стейк для прожарки. Между делом наливает себе стопку и выпивает в одиночку: Ло даже не предлагает, женщины ведь редко соглашаются на этот напиток. Да и пить в одиночку уже привык, что даже не задумывается как в чужих глазах может выглядеть. Говорит ей: - Если что-то захочешь, бар и холодильник в твоём распоряжении, - когда ощущает спиной, что она пришла на кухню. Сам во всю жарит: Рой любит готовить, он не особо запаривается со сложными блюдами, но пожарить стейки за милую душу.

+1

15

— В десять, — кратко отвечает, потому что с Векслером нет необходимости тратиться на красиво сформулированные фразы исключительно ради демонстрации витиеватости слов. С ним в принципе очень удобно молчать, не размениваясь на разговоры, и Ло соврет, если скажем, что ей это не нравится. Есть клиенты, которым необходима иллюзия близости, словно все между ними по-настоящему с этими глупыми разговорами о будущем и игрой в отношения. Есть клиенты, которым нужно, чтобы их послушали, как если бы перепутали шлюху с психотерапевтом. Есть клиенты, которым просто нужно потрахаться без лишних сантиментов, и с ними всегда проще: они не ждут чрезмерной эмоциональной вовлеченности, несмотря на оплаченные часы. С Роем отчасти просто именно по этой причине, но по ней же бывает сложно, когда не получается сразу понять, что именно ему нравится больше всего. Чего именно ему хочется больше всего. Он не говорит о своих желаниях, отчего о них приходится догадываться. Возможно, потому что ему самому тоже приходится догадываться. В итоге они оба будто стоят на тонком льду, где каждый шаг грозит стать последним [ один раз уже так оступилась, и он прекратил приходить ].
В салоне такси теплее, и Ло немного расслабляется, слизывая с губ отголоски сигаретного дыма. За окном все также пролетают смазанные огни фонарей у дороги. Векслер погружен в свои мысли, и она лишь изредка бросает на него внимательные взгляды, рассматривает боковым зрением, точно сканирует в попытке понять чужое настроение. С Роем очень много значит настроение, как уже успела понять. Главное не пропустить момент, когда фитиль у динамита догорает до самого конца. Иначе может произойти все, что угодно [ иногда ей хочется довести до взрыва и просто смотреть, что будет дальше — в корне нездоровое желание ].
Она контролирует свои движения, — эта привычка въедается в самые кости много лет назад — и даже когда клиенту плевать, насколько изящны и тягучи ее движения, все равно выбирается из машины, гибко выгибая спину. Ей наплевать на правила приличий или этикета, чтобы играть в оскорбленную невинность из-за того, что Рой не держит для нее дверь или не подает руку: в принципе не привыкла к подобному отношению. Всего лишь отказывается от предложенных стейков [ ей нравится мясо, но обмен веществ точно не простит такой ужин ], начиная раздеваться прямо на ходу: расстегивает платье, стягивает единственный рукав, сбрасывает туфли — нужно будет потом отдать в химчистку. Ло не стесняется наготы, не стесняется демонстрировать тело, так что просто остается в нижнем белье, в отличие от Векслера, полноценно переодевающегося. На ней остаются бюстгальтер-бюстье без лямок, кружевные стринги и украшения. Она идет в ванную, чтобы вытереть живот еще раз. Заодно поправляет макияж и прическу, хотя сомневается, что изменения будет отмечены. Впрочем, сама же замечает их — это главное. Это добавляет уверенности.
К тому моменту, как заходит на кухню, Рой уже стоит у плиты. Ее босые ступни тихо ступают по полу, на голени по-прежнему болтается тонкая цепочка. Ло прислоняется плечом к стене у самой двери и смотрит на мужскую сильную спину, на ровную линию плеч, на скупые, но уверенные движения, свидетельствующие о том, что он занимается этим не в первый раз. Зрелище приятное, а в своей работе привыкает искать хоть какие-то плюсы — даже если исключительно эстетические. Ситуация кажется непривычной обманчивостью уюта происходящего [ словно для них обычное дело — собираться на кухне после скучного светского мероприятия и заниматься готовкой ужина ]: менее опытные шлюхи с легкостью могли бы потешить себя надеждой, что это что-то значит. Ло списывает все на особенности характера Векслера, хотя не может отрицать: начни они трахаться еще в коридоре, это было бы чем-то более правильным в ее понимании [ иначе какой смысл в ее нахождении здесь? ].
Она умеет осваиваться в любых условиях, не страдая избытком совестливости или стыдливости, а потому, едва получив разрешение, осматривает содержимое бара, — в первую очередь — где находит наполовину опустошеннную бутылку мартини [ практически ее обычный ужин ]. В одном из кухонных шкафов находятся бокалы [ хотя могла бы пить прямо из бутылки — не тот момент, чтобы слишком усердствовать в соблюдении приличий ], в холодильнике — сыр, который она даже не удосуживается нарезать предварительно: просто берет один из ножей, чтобы отрезать от куска, держа тот в руках и не особенно боясь порезаться. И садится прямо на кухонную тумбу, но не рядом с плитой, чтобы на нее не брызнуло кипящим маслом, ставя бокал с мартини рядом с бедром. Верхние кухонные тумбы мешаются, но для нее это не повод сменить местоположение.
Можно вытянуть ногу и коснуться Роя: забраться пальцами под одежду, проверить, скрывает ли та заманчиво выпирающие тазовые косточки, коснуться косых мышц живота, которые наверняка должны будут напрячься — знает, какова его кожа на вкус в этих местах, и знает, что стоит проверить, правильно ли этот вкус помнит. Весьма понятные и естественные действия для нее, но отвлекать, тем не менее, от процесса готовки не решается — отрезает еще один кусочек сыра и медленно жует, прикрывая глаза, но наблюдая за мужчиной сквозь полуопущенные веки.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

16

Ло не отвлекает и не мешает, Векслер про неё даже не думает. Любой другой тут же воспользовался ситуацией и заставил бы сосать весь вечер до тех пор, пока член не покрылся мозолями, Рою же достаточно и того минета в подсобке. У него нет желания требовать с неё больше, он и домой её притащил только потому, что не хочет оплачивать гостиницу сверх уже оплаченного взноса. Его такой настрой можно понять невооруженным взглядом, но вряд ли Ло будет удивленной - должна бы уже привыкнуть к такому поведению ставшего регулярным [и сто процентов любимым] клиента. Его целиком завлекает мясо и процесс готовки - всегда расслабляет. Векслер сосредоточен на прожарке, оттого и игнорирует как соблазнительный изгиб, кружева, так и то, что она полуголая решила рассесться на кухонном гарнитуре.
Единственное на что отвлекается - из-за подсветки цепочка на щиколотке искрится, Рой пару мгновений подвисает, но быстро отводит взгляд, возвращаясь к стейкам.

Единственное, что его отвлекает и полностью заставляет переключить внимание - это внезапный телефонный звонок. Рой, вытерев руку полотенцем, берет мобилу и хмурится, почитав имя звонящего. Либо случился какой-то по истине пиздецовый коллапс вселенной или Джеку просто нехуй делать и он решил выбесить Векслера своей болтовней. Сначала кажется, что второе - голос на другой стороне провода тараторит так, что сложно принципе разобрать что происходит. Рой хмурится и прерывает бессвязный поток сознания нервным: - Говори понятнее, блять, - но пока договаривает, уже понимает, что победило всё же первое. Несмотря на и без того излишнюю эмоциональность, обычно тот спокойнее.
Раздраженно отпихнув сковородку на другую комфорку, выключает газ.
Его движения резкие, быстрые. Как будто за мгновение кто-то влил по венам раскаленную сталь, заставив Векслера выйти из уютного домашнего образа. Он большими шагами пересекает комнату. Скидывает домашние брюки, переодевается в джинсы, пока на телефоне его продолжают вводить в курс дела. Даёт понять, что слушает говорящего, лишь короткими "угу". В глазах начинает гореть недобрый огонь, а на лице застывает чуть ли не безумие - Рой мигом возбуждается, но совсем не в том ключе, к которому в силу профессии привыкла Ло.

- Буду минут через десять, пятнадцать, - бросает в трубку прежде, чем отключиться, после вытаскивает из дорожной сумки ствол и кожаную куртку. Накинув на плечи, пистолет прячет за спину, перед выходом даже не смотрится в зеркало, бросая Адамс только: - Если я не вернусь к твоему вылету, оставишь ключ на дверном косяке, - и тут же вылетает из квартиры, оставив женщину в полном одиночестве.
Благо, она ему не супруга или не любимая женщина, чтобы пришлось отчитываться куда и зачем поехал.
Ещё одна причина, по которой Векслер отчаянно опасается отношений и здесь сразу два подводных камня. В силу своей излишней любознательности многие женщины готовы съесть маленькой ложечкой весь мозг, чтобы понять, куда же без них направляется благоверный. Но знание это в его ситуации может обернуться либо предательством, рискни она из-за немытой посуды ему отомстить и рассказать копам чем занимается Рой в свободное время - или же быть заложницей любого допроса, при котором будет вынуждена сдать с потрохами всё, что знает, даже, если сама того не хочет.
Рой боится обоих вариантов так же сильно, как боится отношений с женщинами в принципе.
———
Рой возвращается в четыре утра.
Украдкой оглядывается, вывалившись из машины, как будто опасается, что за ними был хвост. Грузно ступает по асфальту заметно хромая, как будто по дорожке идёт не молодой мужчина, а старый дед. Дверь подъезда открывает, знатно растянув куртку, чтобы не оставить никаких следов на ручке. По лестнице поднимается медленно из-за стреляющей боли, хотя, признаться, с удовольствием хотел бы поскорей оказаться в квартире.
Первым делом проверяет косяк двери, но там ключа нет - значит, Ло не растворилась в поисках приключений на свою красивую жопу. Честно говоря он и сам не знает рад или нет, что в квартире кто-то есть: самое главное, чтобы она не мешала и не задавала лишних вопросов. В остальном - свидетель из неё так себе.

Закрыв дверь, отрезает себя от подъезда и прислоняется к ней спиной, наконец-то начиная осознавать ощущения в теле. Рой всегда в таких ситуациях возвращается домой на адреналине и может себе позволить расслабиться и отпустить ощущения только, когда оказывается в безопасности. Сейчас эта квартира - безопасность относительная, но вариантов лучше у него нет.
Убирает левую ладонь с правого плеча, кровь густыми каплями ударяется о пол, начиная без такой заглушки покидать тело интенсивнее. Рой тяжело выдыхает, ощутив очередной прилив резкой боли и подаётся вперёд, скорее к бару, чтобы добраться до бесцветного обезболивавшего. По полу ступает грузно, тяжело, но если ногу ранило лишь едва [останется пару небольших царапин, нестрашно], то руку придётся зашивать.

Ему кажется, что движется быстро, но по факту все делает как будто замедлено - сказывается и тяжесть в висках и бьющий по телу озноб. Знатно тряхануло, в том числе из-за нервяка - сегодня он растратил предпоследние нервные клетки.

Хватает из бара бутылку, но не рассчитывает ни силу, ни то, что ладони скользкие от крови. Бутылка скользит из рук и с оглушительным звоном разбивается; несколько осколков ударяется о джинсу, под ногами расползается лужа. Рой выдаёт сдавленное: - Блядство, - и тянется за второй. Ее держит уже крепче, открывает и сначала делает несколько внушительных глотков. Затем, поставив бутылку, снимает с себя куртку: из-за ранения рука безжизнена и приходится все делать одной, как калека.

+1

17

Векслеру наплевать на ее присутствие: смотрит как-то вскользь, практически тут же возвращая все внимание к мясу на сковороде. Возможно, какую-то другую [ нормальную ] женщину подобное равнодушное отношение могло обидеть. Ло лишь начинает покачивать ногой, делая большой глоток мартини — на ее вкус это намного лучше шампанского. Ей не платят за гордость или самолюбие, а значит нечего и размениваться на такие мелочи. В конце концов, не она тратит оплаченное время на сосредоточенное разглядывание готовящегося стейка [ пахнет мясо превосходно, к слову, но запах — это единственное, как она может позволить себе его оценить ].
Чуть склоняет голову набок, как часто делает, продолжая наблюдать за Роем. Хотел бы он, чтобы она сама начала отрабатывать выплаченные деньги? Чтобы проявила инициативу в очередном раунде негласной игры, посвященной попыткам угадать, что ему нравится? Или сейчас жаждет лишь одиночества и покоя, пресыщенный лицемерием, которое приходилось выдавливать из себя на приеме? Отрезает очередной кусок сыра. Облизывает пальцы, когда отправляет его в рот, хотя знает, что на ее нелепые жесты с эротическим подтекстом Векслеру тоже плевать: она здесь точно вынужденный сосед, вроде призрака убитой подружки предыдущего хозяина. Когда-то давно это могло бы быть профессиональным вызовом. Теперь Ло просто любопытно, что еще можно найти под слоями из агрессии, стыда и молчания [ в ее набившей оскомину реальности любопытство уже достижение ].
Принять какое-то определенное решение не успевает, то ли спасенная, то ли проклятая телефонным звонком, уже во время которого Векслер срывается нервно и раздраженно, забывая о том, что хотел есть. Ло не мешается под ногами: продолжает сидеть на тумбе и пить, пока мужчина спешно одевается. Она знает, что такое поведение означает внезапные и серьезные проблемы. А еще знает, что в бессчетный раз не должна лезть или задавать вопросы. Сколько стоит преданность шлюхи? Никто после Мейса не хочет проверять. Так что просто стоит в прихожей, безмолвно провожая: теперь его мысли еще дальше от того, какое применение можно было найти ее холеному телу, чем в момент приготовления ужина.
Тишина и пустота квартиры кажутся блаженством. Ло касается стен кончиками пальцев, ведя по ним в приступе никому не нужной тактильности, когда возвращается на кухню. Под еще один бокал мартини заканчивает жарить мясо, чтобы не пропадало. Ей нравится, что электронные басы не давят на уши, не вибрируют в костях, как бывает каждый вечер, который проводит в клубе. Сегодняшний день — практически выходной, удачно оплачиваемый, и даже голос Мари, когда звонит той с проверкой, звучит нормально [ без попыток скрыть промах с помощью наигранной уверенности и заискивания ]. Допивает оставшийся мартини, и в голове начинает приятно шуметь. За окном живет ночной жизнью город. Кутается в одеяло, сдернутое с кровати, так и не переодеваясь и не избавляясь от макияжа, и даже засыпает — непривычно рано для своего давно сдвинутого режима.
Ее будит звук открываемой двери. Просыпается резко, не сразу понимая, что находится не дома. Замирает и вслушивается. Против воли вспоминается, как на нее напали прямо в собственной квартире, но в коридоре топчутся слишком громко для нападавшего. Ло поправляет волосы, устраиваясь в кровати удобнее на тот случай, если сейчас Векслер больше настроен на то, чтобы получить причитающееся за свои деньги. Вместо этого слышится звон разбитого стекла и ругань. Чтобы вскочить с кровати и выйти на звук хватает нескольких секунд.
На ощупь находит выключатель и включает потолочное освещение. Рой выглядит бледным и злым: сжимающий окровавленными пальцами бутылку водки, тогда как осколки другой лежат под его ногами. Не нужно иметь хотя бы оконченное школьное образование, чтобы понять, что что-то пошло не так. Ло спешно закрывает плотнее шторы на окне, чтобы точно ничего не было видно с улицы, и без тени страха или отвращения на лице подходит ближе, изящно обходя осколки на полу [ так дрессировщики заходят в клетку к раненым, а оттого более опасным, тиграм ]. Помогает до конца избавиться от куртки и отбрасывает ту в сторону. Спокойно смотрит с лицом человека, видевшего куда худшие раны, на кровоточащую руку. Выглядит откровенно плохо. Она чуть поджимает губы в осуждающе недовольстве: так смотрят матери на разбитые колени горячо любимых детей.
— Зажми лучше рану и сядь куда-нибудь, — забирает у него бутылку и в подтверждение своих слов перехватывает его здоровую ладонь, заставляя прижать в качестве давящей повязки. Пальцы тоже пачкаются кровью, но это ее не волнует. Запах крови насыщенный и резкий, напоминающий о моментах в прошлом, о которых не любит вспоминать. — Где здесь аптечка? Я помогу, — произносит уверенно, не особо желающая сейчас спорить с ним из-за того, насколько он может быть самостоятельным. Она знает, что иногда помощь необходимо принимать, даже если очень не хочется. Даже от людей, которым не доверяешь. — Мне не впервой, — словно эта фраза может быть лучшей рекомендацией ее состоятельности в области оказания первой медицинской помощи. Кровь капает прямо на пол — убирать потом придется много.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

18

Сколько раз он возвращался так домой - не счесть, не сосчитать на пальцах обеих пар их с Ло рук.
Было всякое: избитый до полусмерти, еле ковыляющий с пулей в ноге, истерзанный острым ножом особо борзого клиента. Это как ностальгия - нахлынывают воспоминания о Бри. Тучная, рыжеволосая, невысокого роста и с крайне прыщавым лицом, она могла бить стереотипы о некрасивых девушках и простушках, но её руки снова и снова творили чудеса. Половина его шрамов осталось на его теле с тех пор, как она толстыми пальчиками обрабатывала их, а через несколько дней снимала швы. Бри было двадцать восемь, у нее были тяжёлые отношения с матерью, имевшей явный синдром Мюнхгаузена, из-за которого ей было сложно социализироваться в обществе без дополнительных веществ - собственно их Векслер девушке и подгонял сам Рой в замен на помощь с ранениями и молчанием. Бри мечтала стать педиатром и защищать детей от таких сдвинутых на заботе родителей, как то было с ней самой - она часто говорила, пока шила, так она старалась отвлечь и на самом деле такой приём работал. Она говорила много: рассказывала, как сбежала от матери и подселилась в общежитие к подружке за бутылку водки для коменданта в общежитии, рассказывала, как боялась отношений с мужчинами и в шутку всегда говорила, что с ним у нее самый долгий роман. В последствии, когда Векслер смотрел на пепелище, некогда бывшее его квартирой, он долго думал: связь с ним самим убило девушку или она умерла бы вне зависимости от того, что знала своего соседа по лестничной клетке лучше, чем все остальные, выжившие жители подъезда.

Векслер снимает пробку с бутылки и делает внушительный глоток.
Из-за внезапно ярких событий то, что выпил на вечере уже успело выветриться.
Боль режет кинжалом, мужчина надеется, что ее отголоски удастся заглушить водкой. Включается потолочное освещение, он щурится, когда убирает бутылку, но больше от недовольства, чем от того, что свет бьет по глазам. Благо Ло не кричит и не начинает причитать - этого он бы просто не вынес. Позволяет ей помочь и забрать с тела куртку, затем знатно поливает место пореза водкой - та струится по одежде и телу и бесцветное пятно от прошлой бутылки постепенно начинает розоветь. Сам же на эту реакцию не смотрит, сжимая челюсть от боли так, что вот вот начнут крошиться зубы. Несмотря на то, что далеко не первый раз таким образом дезинфицируется, здесь нет никакого накопительного эффекта и чертовски больно, как в первый.
Твою-то мать.

Ло забирает бутылку из рук и заставляет зажать рану. Она не падает в обморок, не злится - Адамс вероятно видела вещи и хуже. Рой прекрасно знает, что некоторые клиенты обожают играть в садистов, наслаждаясь тем, как режут шлюх и с удовольствием вводят лезвия во все отверстия, в которые можно засунуть хоть что-то. Ей как администратору, скорее всего, не раз и не два приходилось этих самых шлюх приводить в состояние и ставить на ноги. На ней самой следовательно никаких не видел - но и это ни о чем не говорит [в конце концов, в настоящем столько способов избавиться от шрамов, что это скорее вопрос стоимости, чем отсутствие возможностей].

- В ванной, принеси оттуда, - пока ещё не может сказать хорошо или плохо, что она здесь. Хорошо, что вон деятельная и помогает, даже кричит о компетентности, плохо, что не один. Векслер, как истинный интроверт, предпочитает тотальное затворничество даже в таких ситуациях… особенно в таких ситуациях. Если в обычной жизни люди бесят его просто так, то в состоянии уязвимости начинает раздражать каждый их лишний шорох или взгляд.
Пока она уходит к ванной, садится на высокий барный стул, локтем опирается на столешницу. Пару секунд тормозит в том числе от головокружения из-за смены позы, но после снова начинает раздеваться. Процесс крайне сложный: снять футболку кажется еще сложнее, чем куртку, в какой-то момент она рвётся на теле. Чтож, похуй, не самая любимая, чтобы страдать. Да и в целом Векслер не из тех, кто переживает о потери каких-то шмоток.
Справившись с непосильной задачей, снова тянет руку к бутылке - делает еще глоток, затем снова поливает руку. Как бы что ни было, но дезинфекция важна в этом деле: не хочется лишиться руки из-за небольшой царапины [уж ему-то можно проводить такие сравнения, в конце концов чуть выше след от пулевого, а здесь всего лишь ранка, хоть и сантиметров на восемь].

Когда она возвращается с аптечкой, бросает взгляд на внешний вид и даже успевает ухмыльнуться.
Полуголая женщина в белье его еще не встречала в таком состоянии - картинка, наверное, безумно смешная. Как бы то ни было, он открывает аптечку, а сам кивает на бутылку: - Лучше тоже выпей, - судя по тому, что она не шатается на ногах, она не успела нажраться, пока ждала его. Сам процесс зашивания, даже если видел несколько раз, не самый приятный и реакция организма может быть непредсказуемой, пока смотришь со стороны.
Поднимается со стула, чтобы дойти до раковины, в ней моет здоровую ладонь, затем, вернувшись [так же тяжело шагая из-за небольших царапин на ноге - ими заняться можно позже], говорит: - Полей мне на руку, - передав Ло бутыль со спиртом из аптечки, поднимает здоровую ладонь, которую только что вымыл и вытер. Затем, достав медицинскую иглу, заставляет пролить спирт и на неё, после чего говорит: - Если станет плохо, иди в туалет, а после растворись и не мешайся.

+2

19

Подобные ситуации всегда заставляют вспоминать о Мейсе. Пятна крови на полу, ее насыщенный металлический аромат, от которого свербит в носу и что-то тошное комком застревает в глотке. Ло знает эти запахи и помнит до сих пор [ говорят, что именно запахи забываются в последнюю очередь ]. Возможно, она сможет вспомнить крики, переходящие в хрипы и всхлипы, но совершенно точно не вспомнит лиц тех несчастных, всеми забытых и никому не нужных. Ей повезло не стать одной из них тогда [ повезло ли? ]. Ей повезло получить эксклюзивное доверие переменчивого в своем настроении Мейса, не доверяющего никому другому заботу о своих травмах [ повезло ли? ].
Векслер все еще выглядит как человек, который с радостью бы выгнал ее хоть куда, но отправляет в ванную за аптечкой. В его профессии логично никому не доверять [ особенно тем, кто продается не хуже, чем одежда на барахолке ], и это логично. Ло бы и сама предпочла заботиться о собственных ранах самостоятельно, вот только о чужих ранах привыкла заботиться тоже. В любом борделе, несмотря на то, что каждая шлюха способна свою коллегу насмерть зарезать пилочкой для ногтей ради лучшего будущего, в экстренных ситуациях вспоминают о солидарности, а так же быстро приобретают навыки обработки различных ран, ссадин и гематом с оглядкой на то, чтобы как можно меньше терять клиентов из-за неподобающего товарного вида в будущем.
Она не объясняет этого ему — это бессмысленно и жалко. Люди его профессии убеждаются с помощью действий, а не слов. Слова Рой в принципе не особо жалует, как уже можно было легко понять. Так что Ло не заставляет себя ждать, уходя в ванную и осматривая все имеющиеся шкафчики, чтобы, наконец, найти там аптечку, а заодно прихватить с собой пару полотенец. На всякий случай. Хочется курить. Ей не нравится кровь, если быть честной, как не нравится чужая боль: просто иногда люди понимают только кровь и боль — неизбежное зло, когда дело касается воспитания глупых зарвавшихся детишек.
— Тебе оно важнее, — фыркает иронично в ответ на предложение глотнуть водки. В голову закрадывается предположение, что он не совсем понимает, насколько ее жизненный опыт разнообразен в разных аспектах занятий нелегальной деятельностью. Это даже забавит. Внутренний голос саркастично распинается о том, что она еще не настолько потеряна для работы шлюхой, раз в ней до сих пор видят впечатлительную дамочку, не способную выдержать процесса зашивания ножевой раны. Но снова ничего не говорит. И снова. И снова. Вся ее жизнь — плеяда несказанных слов и неисправленных чужих впечатлений.
Наблюдает за всем с чуть насмешливым, но в целом равнодушно_спокойным выражением лица [ насмешка кроется где-то в глубине глаз, тонет на дне зрачков наблюдением за тем, как ее откровенно недооценивают или просто настолько не доверяют ], помогая ему подобно исполнительной медсестре. Полить на руки спиртом. Полить на иглу спиртом. Убрать мешающиеся предметы со стола. Не быть мешающимся предметом самой. Все достаточно просто и без использования вербальных приемов.
— Если захочешь блевануть от боли, то, пожалуйста, не на меня. Это было бы мерзко, — с легкой ухмылкой отвечает, оставаясь рядом и перебирая пальцами содержимое аптечки в поисках того, что можно будет использовать для наложения повязки. Она может подать что-то, если он попросит. И всем своим видом показывает, что не собирается сбегать в туалет. Пожалуй, будь на месте Роя кто-то из работников клуба, без лишних расшаркиваний забрала бы иглу из чужих рук, но сейчас только наблюдает за тем, с какой опытностью мужские пальцы разбираются с иглой и продолжающим кровоточить порезом. То, как острие входит в кожу. То, как тени боли вспыхивают на его лицо. То, как она выкладывает стерильную марлевую повязку в пакете и пластырь на стол. То, как замечает кровь на джинсах. Это все — странное дежавю. Бракованная цикличность. В ее жизни в принципе тяжело полностью избавиться от присутствия в ней крови и боли.
В любом случае процесс наложения швов выглядит приятнее, чем вырезание улыбки Глазго по-старому [ когда рана должна увеличиваться из-за криков боли, а не от движения лезвия ]. Еще одна вещь, о которой не говорит.
Пока Векслер заканчивает, достает еще одну салфетку и обильно смачивает ту спиртом, чтобы протереть рану еще раз от лишней крови до того, как наложит повязку. Стежки у него получаются, на удивление, приличные, если учитывать, что орудовал только одной рукой. Ло смотрит на свежую рану. На старые шрам [ похожий на огнестрел ] над ней. На, кажется, еще более бледного Векслера. Чувствует себя бесполезной. Это ощущение сродни тому, какое испытывала, когда он по первости платил ей по полтора косаря за то, чтобы бездумно выебать, словно пьяную вдрабадан девку в переулке у клуба. Нерациональное использование имеющихся ресурсов. Почти такое же, если уделять время жарке мяса, заплатив за целый вечер шлюхи.
— Ты выглядишь хреново. Дашь мне наложить повязку и заняться твоей ногой? Обещаю быть нежной, — все равно предпринимает попытку оказать реальную помощь, потому что они оба здесь, она уже видела его раны, а он уже сделал самое сложное. Едва ли станет хуже, по крайней мере, в ее представлении.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » that’s there in your grasp


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно