полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » again&again


again&again

Сообщений 1 страница 20 из 134

1

САКРАМЕНТО | 06.10.21

Miles Quinn /// Steven Cloverfield
https://i.imgur.com/kUkTWB6.png

Head versus heart, they keep telling me no
Now and again I've been losing control
Left all alone

+5

2

Из хороших новостей: Мартин не сдох. Как бы не бесила меня эта птица, я был рад подобному стечению обстоятельств. Стив мог бы послать меня нахуй, но он не сделал этого, из-за чего я был безмерно благодарен. Даже прислал мне фото, висящего на прутьях попуга, доказывая, что птиц, как и рок-н-ролл, - жив. Если так подумать, то все складывалось чертовски странно, но я ничуть не сомневался в правильности. Сломанная нога не такая уж большая цена за возможность завязать с проституцией и сосредоточиться на учебе. Свою возможность выиграть стажировку я проебал из-за того, что просто не успевал готовиться к занятиям блестяще из-за ночных покатушках на чужих хуях, так почему бы не наверстать все сейчас? Никогда не поздно что-то поправить, пока ты жив. Никогда не поздно.

Самое офигенное то, что я мог выспаться в больнице, чего я не мог позволить себе очень давно. Привезенная Стивом спица делала меня самым счастливым парнем на свете в тем моменты, когда я просовывал ее под гипс, чтобы со стоном почесать кожу так глубоко, как только она могла достать. Если этому парню никто не говорил, что он заботлив, то у меня большие вопросы к его окружению: когда он не приезжал сам, то заказывал доставку еды, чтобы я не давился тем, что давали в больнице. Даже лежа платно, тебя никто не будет кормить стейками. Да даже чем-то, не похожим на лежалый клейстер. Пицца была спасением, и я каждый раз мысленно благодарил своего спасителя-задавителя за то, что не дает мне умереть с голоду. Видок у меня, конечно, такой себе, но я стараюсь брить лицо каждый день, чтобы не пугать Стива своей рыжей бородой. Не хочу спугнуть его до нашего первого свидания: никто не хочет ебаться с лесником.

Даже другой лесник.

Сегодня, кстати, состоится знаменательное событие – мне обновили гипс на более тонкий, и, можно будет погулять по дворе, если мне помогут не наебнуться с костылей. Эти ходунки для взрослых просто изобретение века – пусть и с трудом, но я могу самостоятельно добираться до туалета. Такая малость, но как же это приятно не просить медсестру каждый раз. Пиздец как неловко, хотя она постоянно делает что-то подобное.

- Готов показать мне все краски мира? – Я рад его приходу, и даже не собираюсь скрывать этого. Новые видео орущего Мартина, небольшой ланч в палате перед прогулкой. Еще не свидание, но уже что-то около того. Все чертовски быстро. – Слушай, ты возишься со мной потому что все еще испытываешь чувство вины или потому что я тебе нравлюсь? Мне чисто оценить, куда двигаться дальше. – Новый опыт новым опытом, но хотелось бы быть хоть немного привлекательным для другого человека. Для того, с кем планирует спать, хотя бы разово. Выглядел Стив немного лучше, чем в нашу первую встречу, и мне он определенно нравится. Как говорят у нас на районе «я бы вдул», но я понятия не имел о его мыслях насчет меня. Плюс то, насколько он обеспечивал комфортом мою жизнь, хотя ничего мне не должен, и вполне может появиться только на выписку, чтобы сразу зарулить в ближайший мотель. Серьезно, я бы понял и счел это вполне нормальным. А вот совместная прогулка с коляской, это уже то, что требует хоть каких-то разъяснений.

+2

3

Время летело с бешенной скоростью. Вот я веду странные беседы с Майлзом, вот я заезжаю к нему перед работой, привозя кучу всего, что может ему понадобиться, вот я проёбываюсь на работе на очередные сутки-двое, стараясь не забывать о том, что дома теперь живёт попугай, фотоотчёт с которым я отправляю по мере возможности, ставя себе напоминалки о том, что надо заказать своей невольной жертве, лежащей на больничной койке, еды. Ситуация немного устаканивалась и жизнь из хаоса входила в чуть более привычный и понятный ритм, правда с новыми дополнениями. Честно говоря, не сказать, что мне это не нравилось. Разве что сложно было воспринимать тот факт, что я теперь чуть меньше предоставлен сам себе и надо погружаться в рутину трудовых будней не совсем с головой. Получалось плохо, но всё же получалось. Пару раз я даже заезжал к нему посреди ночи, но Майлз, естественно спал, поэтому в основном в это время я разговаривал с медсёстрами по поводу прогресса его лечения.
В какой-то момент я обнаружил, что мне это нравится. Ну то есть не в моменты, когда я заёбан как чёрт и работы выше крыши, но в целом. Это позволяет хоть как-то сменить обстановку с привычной дом-работа-дом-бар раз в неделю. Забавно, но чем больше я проводил времени с этим парнем, тем больше я что-то хотел менять и в своей собственной жизни. Наверное, накладывался и старый опыт неудачного брака, где вроде бы были и страсть, и чувства, но в то же время какой-то мой похуизм с уверенностью в том, что меня всё равно будут принимать со всеми моими недостатками навроде повышенного интереса к работе, нежели к личной жизни. Переключение на Майлза в какой-то степени дало понять, насколько же я задохнулся в том, что делал, не обращая внимания ни на себя, ни на отдых, ни на реальный мир. И оказалось, что если уёбывать с работы не в третьем часу ночи, а часов в 8 вечера, то остаётся ещё довольно много времени, которое можно довольно продуктивно занять. Ну и один раз я чисто заехал поматериться на долбоёбов, с которыми мне приходится работать, быстро объяснив основные моменты и что произошло не так. Честно говоря, даже немного полегчало.
- Ну, насчёт всех красок мира не уверен, а вот свежего воздуха и капли свободы - да. - Затем он задаёт вопрос, который неожиданно кажется мне довольно сложным, заставляя на какое-то время честно задуматься, прежде чем отвечать. Минуты на три, анализируя события последних трёх недель и то, что происходило в моей собственной жизни. - Нет, чувство вины здесь не при чём. Ну то есть я всё ещё чувствую себя немного виноватым за убойный подкат, но это не основополагающий фактор. Это скорее из той области, когда ты разбил любимую вазу матери и сожалеешь по этому поводу, но сделать ничего нельзя и ты живёшь дальше. Если быть совсем честным, тут есть несколько моментов: ты мне как минимум симпатичен, плюс мне интересно к чему всё это приведёт и, честно говоря, мне вот это всё начинает даже нравиться, поскольку в жизни появилось хотя бы какое-то разнообразие. Вот как-то так оно всё выглядит, если совсем уж не углубляться в тему и говорить честно. Так что думай сам, куда двигаться дальше. - Здесь даже не столько про секс. Я не отсчитывал дни до выписки и даже не думал об этом, но тот факт, что в жизни появился человек, о котором можно заботиться, пусть и временно, делал эту самую жизнь немного интереснее и в какой-то степени приятнее. - Ну что, готов кататься?

+2

4

- Если Мартин тебя заебал, втащи этой птице, я тебя даже осуждать не буду. – Попуг был говорливым, но довольно ласковым, когда сыт. То, что Стив забрал его себе была для меня просто ничем необъяснимым подарком. Я люблю эту животину, и хотел бы заботиться о ней дальше. Почему-то уже само собой разумеющимся стало присылать с утра мемы в чат парню или просматривать то, что скидывал ночью он. Опять засиделся, работая, так что скоро я увижу привычную заебанную панду, которая вместо отдыха приходит поболтать со мной или, как сегодня, выкатить на прогулку. Это, конечно, не кабриолет, но дыхание перехватывает куда сильнее. Я соскучился по движениям, соскучился по всему, что за пределами этих стен, по своей маленькой квартирке, по запаху краски на пальцах. Господи, я не мог дождаться момента, когда снова буду свободным от гипсовых оков.
И без необходимости возвращаться к Адаму.

- Оооо! Свежий воздух! Уже звучит как лучший подарок! – Сегодня я в удобных домашних штанах, которые натянуты прямо поверх гипса, так что сверкать голой жопой во дворе не планирую. На костылях можно уже более-менее сносно передвигаться, но как же это медленно… Коляска куда быстрее, но там проблемы с поребриками и прочим, куда проще, когда кто-то может тебе помочь. И Стив, как рыцарь, готов был пойти на это, чему я был несказанно рад. – Ну ваза скоро поправиться и будет как новенькая. А вот новости про то, что я тебе нравлюсь, греют мне душу. Ты мне тоже нравишься, ну прям как парень нравишься. Не в плане, что я хочу не слезать с твоих бедер даже во сне, а в плане, мне с тобой интересно и комфортно. Я не жду подвоха или чего-то такого. Не знаю, как объяснить. И да, разнообразия в твоей жизни будет еще больше, когда я смогу перемещаться активнее. А дальше мы будем двигаться во двор, пить на скамейке кофе, обсуждать всех ебланов вокруг тебя, и какая вызывающе откровенная форма у той медсестры. Даже у меня что-то внутри екнуло, а я вообще не из той лиги. – Пересесть в кресло изящно не вышло – я рухнул, как мешок с картошкой, ничуть этого не стесняясь. После того, что Стив меня видел в моем максимально несексуальном виде, мне уже нечего было опасаться.

Ладно, кого я обманываю – мне хотелось бы быть привлекательнее для него, но я и понятия не имел, что ему вообще нравится в людях. Глаза? Закрытый рот? Последним я похвастаться не могу, иногда переходя в режим радио и меня надо затыкать, чтобы я не бесил.

- Я готов, мой капитан. Мне уже скоро снимут гипс, и я уже не смогу насладиться твоей заботой, так что последние дни нужно использовать по максимуму. И я рад, что это не из-за чувства вины – было бы чертовски обидно знать, что я вызываю только жалость – это последнее, что я хочу у тебя вызывать. – Мне нравилось и то, что с ним можно быть убийственно честным, и шутить на любые темы, даже на те, за которые мы все будем гореть в аду. Мне не хватало такой легкости в общении, когда не требуется подбирать слова, когда не нужно ходить, будто по минному полю. – Кстати, мы еще ни разу не целовались. Как думаешь, не пора ли?

+1

5

- Да ладно, это вполне себе мирная птица, когда не пытается выклевать кнопки из моей клавиатуры. - Нет, птиц действительно был вполне себе милым, если с ним социально взаимодействовать и дать ему определённую долю свободы. Но, как и любая птица, он своенравный и не очень послушный. Но за две недели, что он жил у меня, я перестал заёбываться над тем, чтобы загнать его обратно в клетку. Заёбы были только в том, чтобы проследить, что он никуда не сможет вылететь и пока это вполне успешно выходило, так что втаскивать ему было решительно не за что. Любой косяк, который происходил, происходил по причине недосмотра. Зато я стал больше общаться. Общение с птицей - это тоже общение, правда если он вдруг начнёт повторять за мной, что вокруг одни долбоёбы, то...sorry, not sorry, я отожму птицу и заберу его к себе на работу.
- Как иронично, что ты подмечаешь вещи, на которые я не обращаю внимания. - Мне вот, например, совершенно не было дела до той медсестрички, я не имел какой-то привычки изучать и оценивать людей и причина была довольно проста: мне было пофиг. Люди, с которыми мне не приходится напрямую контактировать, выглядят какими-то безликими, будто манекены, которые ходят и издают шумы. В какой-то степени это напоминало прозопагнозию, но не являлось оным. Если я начну изучать людей, то, разумеется, запомню и лица, и какие-то детали, с ними связанные, но в основном разум в этом плане фильтрует всё так же в ненужный белый шум, позволяющий не обращать внимание на всё вокруг и не отвлекаться. - Честно говоря, я удивлён тому, что вызываю интерес, но спасибо. Наверное я просто не привык, что о таких вещах говорят и сам не обращаю на это внимание. По-моему, с тех пор, как я начал работать и учиться, я ни на что особо внимания и не обращаю. - Расслабился на самом деле. В семнадцать я был самой собранностью, знал и видел всё, что происходит вокруг даже на каком-то подсознательном уровне. Тогда цель была другая - не попасть в лапы копов с наркотой, не стать жертвой наркоши, который за свою дозу готов убить. Тогда я был очень внимательным зверьком, маленьким хищником, которого могли запросто сожрать хищники покрупнее. Но вместе с тем, как меняется жизнь, меняется и её восприятие. Не на 100%, иногда всплывает это ощущение, что я вижу всё вокруг и контролирую ситуацию, но большую часть времени я ощущаю себя в безопасности и не чувствую угрозы, а значит веду себя иначе. Это всё ещё работает, но спит, изредка просыпаясь. Даже если сейчас включить этот навык, я могу что-то рассказать о людях, которые нас окружают. Восприятие мира упростилось просто за отсутствием необходимости за чем-то следить.
- Жалость, Майлз, тоже бывает весьма разной и не всегда это что-то плохое. - То, как он пересел с кровати на каталку в какой-то степени смешно. Но вызывает понимание. Я не тороплюсь оказывать лишнюю помощь. Иногда такие попытки делают только хуже, вызывая в человеке не благодарность и понимание, а нечто противоположное. Ощущение злости, беспомощности, ненависти к окружающим. Но Майлз мальчик большой, если ему надо, он вроде бы и не стесняется о ней просить. - Можешь не волноваться, жалости ты не вызываешь точно. - Улыбка. Скорее понимание. Некое сочувствие. Уважение. Понимать, что живёшь в беспросветном пиздеце ради какой-то цели и всё равно на что-то надеяться, вместо того, чтобы залезть в петлю - на это нужно много сил. И физических, и моральных. Мы довольно много разговаривали, поэтому кое-какую картину о нём я всё таки нарисовал.
- А ты думаешь, что уже пора? - Я оказываюсь сзади, наклоняясь к нему и шепча на ухо, наблюдая за тем, как у него по шее бегут мурашки от моего дыхания. - Думаешь, это подходящее место? - Весело ли мне? Да. Чувствую ли я себя той ещё скотиной, обнимая его со спины? Ну, немного. - Боюсь, что если мы сейчас начнём целоваться, то на прогулке стояк скрыть будет трудно. Или тебя это вовсе не смущает?

+2

6

Что-то мне подсказывало, что забрать обратно Мартина будет не так-то просто. Стив явно его балует и дает шариться по дому и колупать своим клювом все, до чего тот дотягивается. Что ж, кажется, завоевать обратно его любовь будет сложновато, но почесывания шеи должны сработать. Хотя, я вполне мог понять попуга, который сейчас как на курорте, а не кудахчет в клетке, потому что мне опять надо куда-то убегать, чтобы прокормить его, себя и администрацию университета. – Столько нежности в голосе, что я почти ревную. – Конечно же да, ало, это мой питомец, который обрел себе кореша по посиделкам за компом. Ну да, ну да, пошел я нахер.

- А на что ты внимание обращаешь? Если не на задницу той красотки? Ты и правда необычный, раз для тебя окружающий мир просто текстуры. А мне нравится подмечать всевозможные мелочи, которые меняют момент или делают его особенным. Пропустить через себя, и выплеснуть, пусть словами, мыслями или рисунками. Нет, ты серьезно не заметил ее задницу? – Я закатываю глаза, но тут же улыбаюсь, когда чувствую, как меня с мягкого толчка начинают катить, навстречу свободе. Это так приятно, что не описать, так что я просто жмурюсь, наслаждаясь моментом. Голову мне уже разбинтовали, но волосы на выбритом участке пока не отрасли полностью. Впрочем, я старался укладывать все так, чтобы это не бросалось в глаза. И да, мне это удавалось.

- Отлично, что не вызываю, это плохая основа для общения или чего-то большего. Будешь смотреть на меня с тоской в глазах, я ткну тебя твой же спицей, и хорошо, если только в глаз. – Я ненавидел жалость, и не любил жаловаться. Это не то, что мне было нужно. Всегда справлялся со своим проблемами, и дальше буду, все как всегда – иду своей дорогой. Правда, не оценить помощь Стива я не мог, и не понимал, как же мне так повезло встретить его. Деньги – это очень здорово, но его визиты я ценил ничуть не меньше. Хотя я не должен так даже думать, но я так думаю. С ним я не чувствую себя настолько одиноким, как будто ему действительно есть до меня дело.

- Думаю уже давно пора. Если считать все наши совместные ужины, то у нас уже с десяток свиданий, а я все еще валяюсь на своей койке один. – Поднимаю лицо вверх, чтобы видеть Стива, и улыбаться ему. Конечно, я не серьезно – мы не пара, между нами ничего кроме взаимной почти-симпатии, которая хер знает куда вырулит. Хотя попробовать его на вкус хотелось, просто чтобы сравнить с тем, что я представлял. А я думал о том, чтобы целоваться с ним, раз уж мы планируем перейти к интиму. Или он не из тех парней, которых интересуют подобные нежности? Я вот из тех.

Да еб твою мать. Вот шептать на ухо было вообще необязательно: волосы на загривке и руках тут же встали дыбом, а сам я глубоко вздохнул. Падла он, конечно.

– Ты настолько хорошо целуешься, что обеспечишь мне стояк? Неплохая рекомендация. И да, меня это совершенно не смущает, я давно перестал стыдиться собственных желаний и предпочтений. – Оборачиваюсь к нему, чуть прищурившись. – Ты ведь специально прижался, чтобы подразнить, да? Я ведь не шутил насчет поцеловаться прямо сейчас, пока мы не в палате, где пахнет хлоркой и лекарствами, а под теплым солнышком. Романтично же.

+1

7

- Не знаю, я просто обычно анализирую обстановку в фоновом режиме. Здесь скорее по принципу "я вижу, но не наблюдаю". Так не всегда было, но в последние годы я просто отключил поток лишней визуальной и звуковой информации. В какой-то степени виновата и профдеформация, потому что когда ты выискиваешь косяки, отвлекаться на что-то другое - такая себе идея. Если включиться обратно то, вот, например, смотри. - Я смотрю на людей, пытаясь найти за что зацепиться. - Вот та медсестричка недавно развелась. Полоска от кольца на пальце не загорела. Вот тот мужик - наркоман, он пришёл к кому-то, но судя по взгляду он больше думает где взять дозу. Девчуля, которая сидит у палаты явно имеет заниженную самооценку. Если приглядеться, то она красивая, но сама так не считает, а потому старается выглядеть незаметно. Возможно, какая-то психологическая травма. Мужик в том конце коридора - коп или бывший военный, недавно ушедший со службы. Посмотри на осанку и на то, как его рука постоянно тянется к кобуре, которой нет. Он чувствует себя некомфортно. Зачем мне вся эта информация? Что я с ней должен делать? Я не художник, у меня отсутствует необходимость наблюдать момент и подмечать мелочи. И поскольку это всё мне не очень важно для жизни и функционирования, а местами даже мешает, как ты верно подметил, оно превращается в текстуры. Я заметил её задницу, но эта информация прошла мимо моего внимания как ненужная. - Тихий смешок. И на самом деле такое демонстрирование своих способностей отзывается пока ещё лёгкой головной болью. Это своего рода ddos-атака на мою систему распознавания реальности, потому что слишком много всего. Теперь это не актуально. С годами я ушёл от этого и научился жить иначе. Дай мне кусок кривого кода, я быстрее найду в нём проблему, чем пойму за что он отвечает. Дай мне на тест сайт - мне будет плевать на его наполнение, меня интересует другое. Мой мирок просто стал слишком узким, в него почти не попадает всё, что не относится к тем вещам, которые меня интересуют. Это хреново, но это чертовски удобно. Или я просто убедил себя в этом.
- Ну насколько хорошо я целуюсь решать тебе. - Тихий смех. Лет десять-пятнадцать назад за такое проявление чувств на публике запросто могли к чертям распять или отправить на больничную койку, а сейчас всем плевать конечно же. Но вряд ли такие вещи меня смущают. Здесь скорее вопрос в том, отличается ли принципиально чем-то поцелуй с парнем от поцелуя с девушкой. Ну, кроме самых очевидных моментов. Вынужден признать, что Майлз возможно вполне неосознанно, но подловил меня на любопытстве и соответствующем настроении. По идее, здесь должна быть какая-то борьба с самим собой в плане принятия самой возможности такого действия и того, насколько я к нему готов, но у меня в этом плане отсутствует какой-либо дискомфорт. Передо мной человек и он мне симпатичен, он имеет явно такое же желание, так что почему что-то должно мешать? - Нет, что ты, как ты мог подумать, что я что-то делаю специально. Я же святой, я же так не могу. - С улыбкой я оказываюсь перед ним, на всякий случай отжав тормоза на каталке. Смотрю ему в глаза, упираясь руками в подлокотники. Пока это самая удобная поза. Поцелуй получается неторопливым, я касаюсь его губ мягко, не стараясь быстро углублять поцелуй, скорее пробуя их на вкус, совсем слегка покусывая и ожидая реакции. Хочу понять, как ему больше нравится.

+2

8

Нет, правда, он совершенно другой – увлеченный своим делом, далекий от всего, что не представляет конкретики, но при этом умный и внимательный. Похоже я не особенно-то избалован, если покатушки по двору для меня одно из самых романтичных событий в жизни. Секс – это секс, но, чтобы парень по своей воле проводил время с тобой, давая побыть на солнышке и развлекая общением – это куда круче. – А как же просто полюбоваться на красивое, а? Тебе это совсем неинтересно? Хотя, намеренное ограничение информационного потока упрощает жизнь, ты не захлебываешься эмоциями и чувствами, пытаясь переварить их, как бедняга Стендаль. В этом точно есть своя прелесть, правда я так точно не смогу. – Эффектная задница – ненужная информация. Знаешь, я уже начинаю почти переживать за мой план соблазнения тебя, если на тебя такое просто не действует. Это же, черт возьми, мой главный козырь!

Чужое мнение меня особенно никогда не интересовало, я не задумывался о том, что обо мне скажут или подумают люди, которых я вижу первый и последний раз. Да даже если и не первый, и не последний – меня мало волнует. Так что любые публичные проявления чувств для меня не табу. Нравится поддразнивать Стива, отыскивая грань, после которой он либо сдастся, либо осадит меня. Отчего-то думалось, что первый вариант очевиднее и возможнее. Поцелуй ни к чему не обязывает, его не будет сопровождать ни звон свадебных колоколов, ни запись в книге актов гражданского состояния. Я не придумаю после этого имена нашим детям, и в какой цвет мы покрасим деревянное кресло на заднем дворе нашего дома на побережье Мексики. Ничего такого. – А ты давно святой? Что-то не заметил светящегося нимба над твоей головой или в нем сели батарейки? – Среагировать я не успеваю, не веря на самом деле, что Стивен согласится. То есть, даже когда он ставит коляску на стопор, обходит ее, упирается руками в подлокотники, я все еще улыбаюсь, не рассчитывая, что все произойдет на самом деле.

Но какой пиздец! В первое мгновение я лишь ощущаю мягкость касания чужих губ, которые медленно пробуют, покусывают, заставляя меня замереть. Мне нравится целоваться, нравится ощущать тепло тела, я весь максимально тактильный, так что невольно тянусь вперед, делая поцелуй чуть глубже. Наверное, именно с таким чувством бедуины припадали к водам пустынного оазиса, и не веря своему счастью, и стараясь испить его по максимуму. Он вкусный, и целуется отлично – мое тело реагирует пусть не бурно, но все же ощутимо, но я игнорирую это, устраивая ладонь на бедре Стива, чуть приподнимая голову для того, чтобы перехватить инициативу, обводя кончиком языка его губы, прежде чем снова углубить поцелуй.
Только необходимость вдоха заставляет оторваться от него – я смотрю на его лицо, которое так близко, чтобы не продолжить прилюдное шоу для всех пациентов и работников больницы. – Ладно, ты не врал – мне теперь кататься со стояком и думать о мертвых котятах, чтобы возбуждение хоть немного спало, но я не надеюсь, что это будет легко. – Поправляю халат, чтобы он не акцентировался так явно на том, как сильно мне понравилось, слегка смущаясь. Было действительно неожиданно, и чертовски круто. – А как тебе? Есть разница с девушкой? – Руку с его бедра я не убираю, слегка сжимая его, чувствуя под тканью тепло его тела. – Если не распробовал, то можно повторить…

+1

9

- Мне некогда любоваться, у меня по жизни два агрегатных состояния: я либо работаю, либо сплю. - Я смеюсь, вспоминая ту шутку с грустным котиком, но в целом это очень близко к правде. Нет, иногда, когда получается, я беру пиво или чего покрепче, сажусь на заднее крыльцо дома и смотрю в закат. Закат красив. И спокоен. И достаточно скоротечен, чтобы потратить на созерцание минут 5-10 и спокойно жить дальше. - Если бы я обращал внимание на задницы, мне некогда было бы жить. И, поверь, не это твой главный козырь. - Да, безусловно, Майлз был красив, но я не входил в касту людей, сильно цепляющихся за визуал. Наверное как раз потому что зачастую игнорировал его. Внешность - это чисто генетическая лотерея, особо не зависящая от человека. Влюбляться в задницу? Чтобы что? Чтобы потом бросить всё и пойти к заднице, которая покрасивше и приятней на ощупь? Не понимал такого никогда. Да, конечно здорово, когда визуал и характер сходятся в приятном сочетании, но это скорее приятный бонус, нежели самоцель. Сначала я рассматривал Майлза как человека, в котором нашёл нечто схожее. Затем, со всеми этими визитами и посиделками, зацепился за нечто иное. С ним было просто. Не требовалось отчаянно выискивать темы для разговоров, притворяться тем, кем ты не являешься. Есть человек, ты с ним общаешься и не испытываешь внутренних мучений от необходимости это делать. Это имело куда большее значение.
- Ну я не знаю, мало ли у тебя могло сложиться такое впечатление. А то ты вот думал, что мы с тобой словами трахаемся, а я даже не в курсе был. Наивный такой милый мальчик. - Нет, совершенно точно не святой. Тот ещё чёрт иногда, честно говоря, местами с крайне гадким характером.
В попытке изучить, как ему нравится, я отдаю ему ведущую роль в поцелуе, позволяя углубить его. Сложно обходиться без рук, понимая, что убери одну и свалишься нахер. Но, блядь, его язык на моих губах чертовски заводит и внезапно приходится себя сдерживать, но всё же я изворачиваюсь, осторожно перенося свой вес на одну руку, вторую кладя ему на шею и притягивая к себе, в какой-то момент всё перехватывая ведущую роль, играя с его языком, отвлекаясь на то, чтобы прикусить его губу чуть сильнее. Чёрт, да, будь он сейчас без гипса, точно бы оказался на моих коленях. И когда он разрывает поцелуй, честно, на секунду я смотрю на него недовольным взглядом, затем отмечая его руку на своём бедре и радуясь тому, что оверсайз толстовка скрывает реакцию моего организма на происходящее. - О мёртвых котятах лучше не думать, потому что потом твоё сознание свяжет стояк и мёртвых котят и в итоге всё приведёт к обратному. Подумаешь о мёртвом котёнке и сразу словишь стояк. Такое себе. - Я тихо хохотнул. - Напрягай мышцы, кровь немного отойдёт. - Кое-какой опыт в этом у меня имелся, спасало не раз тогда, когда это было совершенно не к месту.
- Принципиально разницы не увидел. Только голос пониже, рука бедро сжимает посильнее и волосы в рот не лезут, что несомненный плюс. Повторить-то можно, но, боюсь, обязательно появится кто-нибудь недовольный и начнутся крики. Да и неудобно в такой позе, честно. - С улыбкой я распрямляюсь, однако не пытаясь убрать его руку. Деловито роюсь в кармане, вытаскивая из пачки сигарет, лежащей там две штуки и прикуриваю, одну протягивая Майлзу. - Вообще, честно говоря, я общался с врачами перед тем, как оказаться у тебя и они говорят, что в принципе тебя можно выписывать. Так, пару раз ещё приехать потом на контрольный рентген и на снятие гипса. Если хочешь, предлагаю на время перебраться ко мне. Всё лучше, чем в палате, еда получше будет да и мне проще, честно говоря. - Это не было спонтанным решением. Я какое-то время раздумывал над этой идеей и пришёл к выводу, что от компании Майлза в доме мне хуже точно не станет. Это всё так же ни к чему не обязывало, но плюсов от такого соседства явно было больше для обоих.

+2

10

- Парень-трудоголик – горе в семье? – Жмурюсь, прекрасно понимая, о чем говорит Стив. Я и сам без стимуляторов не справился бы с собственным ритмом жизни, норовя либо проебать работу, либо здоровье. Сон длиной больше 5 часов был пределом моих мечтаний в течение нескольких лет, и возможность просто валяться в постели пару недель была фантастической. За это мне следовало тоже сказать «спасибо» прекрасному принцу, который уложил меня в кровать, давая долгожданный отдых. А сломанная нога – лишь небольшая плата за все то, что я получил. И да, деньги, почему-то, в моем списке того, за что я был благодарен Стивену, были не на первом месте. Да, глупо врать самому себе, но это было действительно так: я наслаждался его компанией, мне нравилось, когда он приходил, и я даже не собирался скрывать это. И да, я ждал его, пусть он и пропадал по нескольку дней, делая свою САМУЮ ВАЖНУЮ В МИРЕ РАБОТУ.

- А что мой главный козырь? – Тут я действительно не понимал. Мое тело было тем, что отлично продавалось, тем, что привлекало внимание и цепляло взгляд. Я не тешил себя иллюзиями по поводу того, что кого-то интересует мой богатый внутренний мир: обычно любые разговоры – это лишь попытка скоротать время до секса. Не самая приятная правда, когда ты полностью осознаешь то, что как человек ты никого не интересуешь. Просто раздевайся и вставай на колени, больше ничего не требуется. Разве нет? – Я, между прочим, отчаянно с тобой тогда флиртовал, и был уверен, что тебя подобное просто не интересует. А ты просто не понял… Черт, это было такое приятное открытие для меня, ты не представляешь. – К чему лукавить? Парень меня привлекает, и мне хотелось привлечь его внимание. Но все зашло даже немного дальше, чем я мог рассчитывать даже в своих самых смелых фантазиях. Так что да, речь уже шла не про деньги.

А еще он чертовски хорошо целовался, и я почти застонал от разочарования, когда понял, что подобного момента может и не случиться. Но рука все еще покоилась на его бедре, мягко поглаживая его, не встречая сопротивления. Кажется, он и правда не против того, чтобы все катилось туда, куда, собственно, катилось. – Я знаю куда более быстрый способ словить стояк – поцеловать тебя. И вуаля, максимальный уровень прилюдной неловкости. Не припомню, чтобы я так реагировал на кого-то в последнее время. Твоя суперсила? – Беру сигарету двумя пальцами, и закуриваю, прикрывая от удовольствия глаза. Я нечасто позволяю себе подобное, но сейчас это было уместным и правильным, а горечь на языке лишь оттеняла вкус чужих губ. – значит повторим, когда останемся наедине. – Простая констатация факта, без намека на флирт. И да, я действительно этого хочу. Сначала это было лишь поддразнивание симпатичного парня, а теперь я чувствовал если не взаимность, то вполне ощутимую отдачу.
И мне это пиздец как нравилось.

А вот дальше у меня начались слуховые галлюцинации. Я моргнул, чтобы прийти в себя, но ничего не изменилось: Стив по-прежнему говорил о том, чтобы забрать меня к себе домой, пока с меня не снимут гипс. То есть, он предлагает пожить у него. В его квартире. С ним. И Мартином. – Ты же в курсе, что это звучит как предложение съехаться? – Широко по-кошачьи улыбаюсь снизу вверх, но руку с его бедра не убираю. – Ладно, я шучу, ничего такого. Но это было бы правда здорово, но насколько это обременит тебя? – На самом деле меня это волнует, так как цели вывести его из себя у меня больше нет. Появились другие потребности, и кидаться пудингов в их число уже не входит. – Да, хочу.

Я предельно честен.

+1

11

- Ага, приносит деньги, аж тратить не успеваешь. - Ну, наверное в других фирмах так. Нет, у меня тоже оплачиваются переработки тогда, когда это необходимо. В остальном я, конечно, договорился на берегу на несколько иные условия. Можно назвать это условно свободным графиком, который не подчиняется привычному с 8 до 5. Я могу отработать двое суток, потом на столько же уйти отсыпаться, могу приехать к обеду и уехать глубокой ночью, я работаю просто в том ритме, в котором мне удобно если это не вредит проектам. Но да, есть ситуации, когда дедлайны уже поджигают задницу и уехать раньше или пойти отоспаться особо не выходит. Такой образ жизни губителен для отношений и совместной жизни с кем-то, но когда ты предоставлен сам себе - вполне нормально. Просто потому что иногда ты приходишь домой и понимаешь, что тебе элементарно нечем заняться. Или чем-то другим заниматься не хочется. Нормальный человек со мной совершенно точно не уживётся. Ну или в какой-то момент ему просто станет плевать на всё это.
- Ну, с тобой просто. Вот я, вот ты, всё плюс-минус понятно. А ещё вся эта ситуация с тобой дала мне знатную встряску. Выход из этого анабиоза, где всё превращается в день сурка и ты уже даже не знаешь который час, какой месяц, когда уже захлебнулся, но ещё этого не осознал. Не знаю, всё это заставило вспомнить о том, что вроде бы есть жизнь за пределами монитора и в ней что-то происходит. И даже интересное. - Наверное мы с Майлзом смотрим на вещи под разными углами хотя и похожи. Понятно, что своё тело он считает главным активом, для этого достаточно вспомнить самые первые дни. Это его собственная профессиональная деформация, от этого не сбежать. И я сам прекрасно помню, как в своё время моя компания "друзей" состояла из людей, которые общались со мной просто потому что у меня была доза, которую я мог им дать. И многие хотели получить её бесплатно, пытаясь прикинуться теми самыми закадычными, чтобы потом использовать это в своих целях. Майло знает, что большинству интересен только ради перепихона. Я тогда знал, что нужен кому-то только ради того, чтобы словить приход. Когда ты тонешь в этом, ты уже ничего не ожидаешь, а всё то, что хоть как-то выделяется из общей картины начинает вызывать удивление, недоверие. - Ну, скажем так, я не склонен к флирту и вот этому всему, мне сложно. Но я тоже человек. По сути весь вопрос состоял лишь в том, хочу ли я попробовать что-то новое и здесь звёзды сошлись. Это может прозвучать как-то тупо или ванильно, но сам по себе секс, точнее пока только его перспектива - это приятный бонус, нежели какая-то финальная цель. Скорее я пытаюсь избавиться от дефицита эмоций. - Я не всегда мастер объяснять то, что происходит в моей голове, но в том и было удобство, что вроде как и не требуется лукавить или формировать всё это в более понятную и, возможно, несколько приукрашенную форму. Если бы этот парень не вызывал того самого отклика на эмоциональном уровне, ничего бы не вышло, он быстрее соблазнил бы стену.
Я несколько смущённо улыбаюсь, опуская глаза в пол. Нет, конечно не суперсила, но у всего этого есть довольно простое объяснение с психологической точки зрения. - Ты же понимаешь, что я уже сформулировал довольно занудный ответ на твой вопрос и почти даже раскрыл рот по этому поводу? Благо до меня сразу дошло, что это вроде как не нуждается в ответе. - Всё же просто. Химия в голове. Я ему нравлюсь, это взаимно, помножить это на то, что при всём при этом я не считаю его куском мяса для ебли и проявляю хоть какое-то внимание в совершенно обычных вещах и всё, на выходе мы получаем магию.
- Ну да. В какой-то степени оно так и есть. Хер знает, конечно, что из этого выйдет. Но вообще я немного обдумал этот вопрос и решил, что это меня не обременит. - Наверное я производил впечатление эдакого интроверта, который максимально крепко цепляется за свой мирок и живёт обособленно от всего остального, но это было не совсем так. В разрезе многих факторов можно прийти к выводу, что это было вполне осознанное решение, порождённое моими старыми планами на жизнь. А они ещё лет 10 назад были простыми: осуществить мечту, получить работу, которую я хочу и развиваться в этой области. По сути, карьеру я сделал уже давно, вышел на тот уровень, который в большинстве аспектов меня максимально устраивает, теперь можно задуматься о чём-то ещё, просто повода не было. С появлением Майлза такой повод нашёлся. Даже с учётом того, что никто из нас вроде как не планирует ничего серьёзного. Ну или по крайней мере об этом не говорит вслух. Я же просто плыву по течению и меня на сегодняшний день всё устраивает. А как там будет дальше - посмотрим. - Ну всё, тогда решили. За пять минут тебя не выпишут, но к вечеру - вполне. Я за это время могу съездить к тебе домой и взять все нужные тебе вещи, а то вряд ли тебе нравится перспектива ходить в том же, в чём ты поцеловался с моим капотом.

+1

12

- Ты только что назвал меня интересным, ты вы курсе? – Не упускаю возможности немного поддразнить, делая очередную затяжку. Не припомню, когда я где-то вот просто так сидел, ни о чем не думая, наслаждаясь моментом. Да, Стив прав: есть он и есть я, мы как-то постепенно перестали друг друга раздражать, совершенно не смущаясь от перспективы делить не только пачку сигарет, но и постель. Даже если что-то пойдет не так, в обиде никто не будет – это жизнь, дерьмо случается. Хотя мне казалось, что ничего фатального не произойдет, даже если нам друг с другом не понравится – всегда можно найти приятные варианты. И я собираюсь приложить для этого и усилия, и навыки. – Буду считать это твоим способом сделать мне комплимент. – Да, по сути, оно так и было, раз он, не особенно раздумывая целовался со мной, проявляя приятную инициативу. Так что я был настроен оптимистично.

- Мне нравится думать, что я внес что-то необычное в твою жизнь. И да, сваливать из нее я пока не планирую, пока ты не попробуешь все новое, что я смогу дать и не решишь, надо оно тебе или нет. – Зажимаю губами фильтр, поднимаю глаза на Стива, ничуть не беспокоясь о том, насколько все серьезно прозвучало. – Даже трудоголикам надо иногда расслабляться, знаешь ли, так почему не сделать это в приятной компании? - Смеюсь, метко бросая окурок в ближайшую урну, и прикрываю глаза – не одному ему не хватало эмоций, приятных, волнующих. Я погряз в рутине, связанной с еблей и постоянным поиском денег, тревогой за будущее, пережевыванием собственных ошибок в своей голове. Я увяз и запутался, а теперь я ощущаю что-то кроме усталости и страха. И нет, это не благодарность и желание отплатить за мое финансовое благополучие и физическое здоровье, нихуя подобного. Мне хотелось этого – узнать вкус его кожи, понять, что ему нравится, насколько он отзывчив. Иррационально, но я правда желал этого, просто потому что Стив мне нравился. С ним было не так, как по обычной схеме: встретился глазами, перепихнулся, узнал имя и может быть, номер телефона. И это меня будоражило почти так же сильно, как этот любопытный поцелуй.

- Но не открыл, так что быстро учишься. Я пытался сказать, что ты меня привлекаешь как мужчина, и скрывать это глупо. Мы тут оба не дети, но за совет спасибо. Вряд ли он сработает, пока я держу тебя за бедро… - Улыбаюсь и смотрю снизу с совершенно довольным лицом. Я даже не собираюсь скрывать то, насколько мне нравится этот момент, и какое я удовольствие от него получаю.

Мне не верится, что всего через несколько часов я покину больницу, обосновываясь в доме Стива. Понятия не имею, где он живет и как, но там уже тусит Мартин и явно ему неплохо. Нет причин не доверять этой птице в вопросах комфорта. – У тебя будет два питомца из-за одного неловкого движения на дороге. Не слишком ли большая цена? Но я бы лучше целовался впредь с тобой, а не твои капотом. – Щурюсь, сыто. – Если вдруг поедешь за вещами, то в шкафу есть домашние штаны и футболки, а белье захвати то, которое тебе понравится, если я буду его носить. Гипс гипсом, но нельзя забывать о том, что я в процессе соблазнения тебя. Тут важна каждая мелочь. И да, я буду ждать тебя вечером сильнее, чем Рождество.

Чем два Рождества.

+1

13

- О сколько нам открытий чудных готовит это дтп. - Майлз, видимо, со всей серьёзностью отнёсся к идее провести меня по голубому вагончику, показав все его прелести. Честно, не знаю как будет дальше, но пока вроде всё хорошо и меня особо не смущает и поцелуй, и то, что его рука так и находится на моём бедре, будто бы он боится отпустить. Я же пытаюсь понять, насколько мне нормально и прихожу к выводу, что вполне себе. Более того, в какой-то момент я неожиданно ловлю себя мысли, что прямо таки жду, когда с него снимут гипс. Это довольно странное ощущение, когда с одной стороны ты вроде бы понимаешь, что всё развивается очень быстро, а с другой - понимаешь, что недостаточно. Я часто живу с этим ощущением, когда непонятно, не хватает скорости в жизни или тебе самому. Этот парень, по сути, продал мне те самые эмоции, интерес, некую неизвестность. Это в какой-то степени будоражило, но всё же вызывало некие сомнения в том, что реальность может несколько отличаться от представлений. Впрочем, время покажет.
И, честно, иногда мне хотелось бы меньше думать. Не анализировать всё подряд, а просто жить иногда эмоциями. Эта моя дурацкая привычка разложить всё по полкам, разобрать на компоненты, быть слишком серьёзным. Нет, это не так уж и плохо, но просто порой хочется отключить нахрен голову. Можно сказать, что я бы хотел научиться жить одним днём, но это я умею. Сегодня хорошо - это главное. Завтра плохо? Да и похер, послезавтра будет лучше.
- Да, я уже заметил, что тебе это нравится. - Со смехом я покачиваю бедром. - Вцепился как в новую игрушку. - Докуривая сигарету вслед за Майлзом, я отправляю её в полёт. Он меня поддразнивает и я, кажется, тоже начинаю потихоньку втягиваться в эту игру. Но мне сложнее, нудный технарь во мне часто берёт верх, поэтому иногда это выглядит как игра в одни ворота. Оно так и будет выглядеть, от этого никуда не деться, издержки характера и особенности личности. Понять, принять, смириться.
- Большая цена? За лучший подкат? Знаешь, меня это больше веселит. В частности тот факт, что я отправил тебя на больничную койку, а ты хочешь меня трахнуть. По-моему это как-то не так должно работать. - Я внимательно слушаю его указания. Ну, найти домашние вещи будет не сложно. А вот пункт с бельём немного загнал в ступор, заставив сначала задуматься, а потом тихо заржать. - Так, ну смотри, соблазнить меня у тебя вышло и в больничном халате. Дальше, по ходу, ты хочешь сделать так, чтобы я вообще начал выть в ожидании момента, когда ты распрощаешься с гипсом? - Это уже скорее признание в том, что я прямо таки жду. В такие моменты особенно остро начинаешь осознавать, что ты не очень-то помнишь, когда у тебя в последний раз был секс и это начинает беспокоить. Видимо, шутка про новую игрушку распространяется и на меня самого.
- Ладно, я там разберусь. Поехали тогда выписывать тебя? Змей-искуситель ты наш.


Копаться в чужих вещах довольно странно. Крайне непривычно, я бы сказал. И надеюсь, это в привычку не войдёт. Вообще стоя в его квартире, я пытаюсь сообразить, что именно ему может понадобиться помимо вещей. Их я просто сгрёб в сумку, не особо разбираясь. Туда же отправились шампунь, гель для душа, зубная щётка, подушка. Причём последняя показалась мне одной из самых важных вещей, чисто основываясь на собственном опыте. Мне не раз приходилось ночевать в офисе или не у себя дома и довольно часто я сталкивался с проблемой того, что чужую подушку хочется нахер выкинуть, потому что на ней невозможно спать. Поскольку торопиться было особо некуда, я устроил по квартире целый рейд, в итоге собрав вообще всё, что ему может пригодиться. Тащить всё равно не в руках, так что нормально. Поскольку сначала я собирался домой, а потом за Майлзом, прикинув, что у меня есть в холодильнике, заехал ещё и в продуктовый, втарив несколько огромных пакетов с едой и несколько рулонов пищевой плёнки. Последнее я собирался использовать не по назначению.
Часам к семи я уже снова был в больнице, забирая парня с бумагами на руках. Правда поскольку на каталке его везли только до выхода, дальше пришлось импровизировать. - Тебя на руках часто носили?

+2

14

Я не верю в судьбу и прочее – есть событие, есть последствие, и никаких высших сил, которые указывают тебе путь. Все, что может указать тебе путь – это навигатор, все остальное сказки для бедных. Так что мысли по поводу того, что под колеса Стива меня бросили сами боги, кажется мне просто забавной. Я не смотрел по сторонам, а он не смог вовремя среагировать из-за усталости. Ничего романтичного, бытовуха и не более того. Просто лично для меня она складывается куда приятнее, чем моя обычная жизнь – выдохнул и огляделся, расслабился, дал себе передышку, и все это благодаря одному парню, который в один прекрасный день не выспался. Интересно, я бы на его месте остановился, если бы сбил кого-то? Если бы знал, что у меня нет денег ни на компенсацию, ни на адвоката? Я не знал, но что-то мне подсказывало, что сбежать было бы неправильно. Я до сих пор не могу выкинуть из головы тот раз, когда мне пришлось перевозить кокаин через границу, и как я случайно увидел еще одного такого же как я «курьера», только в лице несовершеннолетней девочки. То бессилие, что я ощущал, когда смотрел на то, как она заглатывает очередную порцию наркоты, я никогда не хотел бы чувствовать. И оставить на дороге того, кого я сбил, не дало бы мне спокойно жить дальше. Кажется, материнские католические проповеди отпечатались где-то на подкорке, какую бы грешную жизнь я не вел. Для нее я – это испытание ее христианского смирения в полной мере, жаль, что ей не доведется снова меня увидеть.

- У меня еще не было такой игрушки, не осуждай меня. Собираюсь спать с ней в обнимку и слюнявить по ночам, так что готовься морально и настраивайся на это. Не вижу, чтобы ты сопротивлялся этому – отсюда вывод: ты не против того, что моя рука гладит твое тело. – Пытаюсь сесть поудобнее в кресле, но каменная нога как всегда раздражающе неуклюжа. Спица дает мне облегчение, но все равно я считаю дни до того момента, как смогу избавиться от этой скорлупы насовсем. Судя по последнему рентгену, все срасталось как нужно, операция не потребуется. Мне нужно лишь подождать, пока все срастется. По-моему, наблюдать за тем, как растет травинка занятнее, чем ждать, когда снимут гипс. А я никогда не отличался особенной терпеливостью, и шутки от Стивена совершенно не помогали мне сдерживаться. Он точно прекрасно понимал, что делает, и к чему это приведет.

Какая неожиданность, мы будем трахаться!

- Все дело в халате или в моем подбитом глазе? Он был чертовски соблазнителен, когда не мог открыться из-за отека… - Понимающе киваю, не переставая бесстыдно улыбаться. Какое к черту смущение, если никто из нас не невинная школьница. – Да, я хочу сделать так, чтобы ты начал выть в ожидании момента, когда я распрощаюсь с гипсом, и честно говоря, меня расстраивает, что ты не воешь до сих пор. Я вот уже почти готов переехать тебя коляской, чтобы затащить потом себе на колени, но, боюсь, мне это пока не под силу. Живи теперь с мыслью, что в моей голове ты уже голый и на мне.

////

Время до вечера тянулось чертовски медленно – я все смотрел на часы, ожидая, когда мне отдадут документы и разрешат покинуть эти гостеприимные стены. Проще было думать, что мне просто надоело лежать в больнице без движения, и хотелось сменить обстановку. Или хотелось наблюдать Стива чаще, чем раз в пару дней? Или все же сменить обстановку? Или Стив?

Ладно, кого я обманываю.

Почти в семь меня выкатили на парковку, отдавая в заботливые руки парня на Тесле. Понятия не имею, о чем думала медсестра, но мне было все равно, кем она нас считает. Улыбаюсь и благодарю ее, а после почти хохочу от предложения Стивена.

- Кажется мать, когда мне было года четыре. Как видишь, нечасто мне перепадет такое внимание. – Обнимаю его за шею, не собираясь отказываться от столь заманчивого предложения, предупреждая, что я немного тяжелее барышень, что он таскал раньше. – Когда твое лицо так близко, я даже радуюсь тому, что у меня гипс и нет повода стоять на своих ногах. – Касаюсь кончиком носа его щеки, проводя по ней в сторону уха. Почти невинно, но я не смог устоять. – Я забрал свой халат из больницы, на случай, если для полноценного соблазнения потребуется именно он.

+1

15

Да, он действительно был тяжелее девушек, но я вроде тоже был не из слабых. Единственное неудобство доставлял тот самый злополучный гипс, но это были нюансы. Но бога ради, можно не вытворять такие фокусы, когда он у меня на руках? Честно, я немного растерялся от неожиданности, благо что не уронил его. - Так, если ты не хочешь снова оказаться в больнице потому что я тебя уронил - лучше так не рискуй. - Вроде с улыбкой, но довольно серьёзно. Не хватало ещё чтобы всё пошло по пизде из-за почти бытовой ситуации, которая мне была несколько непривычна. Точнее я за последние лет пять успел напрочь отвыкнуть и забыть. И это совершенно точно не укрылось от него.
Я усаживаю его на пассажирское, предварительно позаботившись о том, чтобы отодвинуть сидение дальше. - Насколько иронично, что ты теперь катаешься в той тачке, что тебя сбила? - Иронично. Нет, серьёзно. Это в какой-то степени было чертовски забавно. Сначала он познакомился с ней снаружи, теперь изнутри.
Благо что мне не пришлось обсуждать максимально очевидную вещь в плане того, чтобы меня не отвлекали от дороги. Уебаться ещё в одну аварию не было ни малейшего желания и поездка до дома прошла в относительной тишине. Я не очень любил разговаривать за рулём, даже звонки по громкой связи раздражали. Это не было какой-то максимальной сосредоточенностью, я был довольно расслаблен, смотря за дорогой в совершенно обычном режиме, не включаясь в происходящее пока мозг не отлавливал на периферии подозрительные движения, на которые надо было реагировать. Да и автопилот давал небольшое подспорье. 20 минут неспешной езды и мы в пригороде. Такой типичный пригород во славу одноэтажной Америки. Наверное следовало бы купить дом посолиднее, поскольку нынешний покупался ещё в те времена, когда у меня не было совсем уж много лишних денег, но проблема заключалась в том, что мне и этого порой было много. Несколько спален, одна из которых была переделана под кабинет, гостиная, огромная кухня, задний двор с небольшим бассейном - мне этого было много. Моё существование в обычное время ограничивалось двумя комнатами, остальные были просто потому что их уже никуда не денешь, а домов поменьше нет. В общем, по меркам даже этого района, довольно скромно, особенно если учесть, что обстановки там не так уж и много. По сути, всё самое необходимое плюс небольшой расчёт на то, что иногда у меня бывают гости. Не сильно вяжется с цифрами на банковском счету.
- Ну вот и всё, приехали. - Самым главным плюсом было то, что в отличие от некоторых соседей, моя дорожка до гаража была заасфальтирована и не надо было ломать ноги на гравии. А дальше всё по той же схеме: взять на руки, донести до входной двери, открыть, донести до спальни, где уже лежали его вещи. - Вообще, если у тебя есть желание, можем залайфхачить тебе нормальный душ. - Я сам ненавидел всю эту больничную херню. Каждый раз, как только выбирался, первым делом мечтал добраться именно до душа, чтобы смыть с себя этот больничный запах лекарств, пота и хлорки. Иначе нет этого ощущения, что ты вернулся.
Пока что было непривычное чувство того, что дома теперь есть ещё один живой человек. Когда ты отвык от такого, становится чертовски странно. Но пока, между делом, месть за ситуацию на выписке не заставила себя долго ждать, так что пользуясь положением, я повалил его на кровать, нависая над ним. Мои губы почти касаются его собственных, так, чисто подразнить. На самой грани, но не давая себя поцеловать. Едва касаясь кожи, я перемещаюсь к шее, совершенно откровенно и издевательски покусывая её. Рука сквозь штаны касается его члена. Чёрт, вот это, конечно, очень непривычно. С другой стороны - сразу понятно, что тебе рады. - Я же тоже могу сделать так, что ты взвоешь. - Смотрю ему в глаза с наглой улыбкой. Моя собственная реакция и ощущения от происходящего пока более чем меня устраивают.

+2

16

Его реакция мне нравится даже несмотря на риск снова сломать себе что-то. Стоило огромных усилий снова не попытаться коснуться его самым неожиданным образом, но я решил побыть на время послушным мальчиком. На сегодня потрясений должно хватить или же нам стоит поберечь силы? Как всегда, все портила загипсованная нога, которую я удобно устроил в машине. Внутри она была куда лучше, чем снаружи, и я улыбаюсь Стиву на его справедливое замечание. – Максимально иронично, и мне нравится то, как все повернулось. – Смеюсь, откидываясь на подголовник, прикрывая глаза от удовольствия. Мне нравилась и тишина, и то, что музыка не качала Теслу – я любил ездить так, изредка перебрасываясь парой фраз и не более того. Свои руки я благородно держал при себе – у меня будет время, дать им волю, но не сейчас. Не хватало еще лежать на соседних койках в больнице, откладывая все самое приятное (или как получится) еще месяца на полтора.

Господи он живет в пригороде. Не в тесной маленькой квартирке на окраине Сакраменто, а в самом настоящем пригороде. Пусть это был и не особняк, но я все равно невольно вздернул вверх брови. Он мог себе позволить полноценное уединение без вечно орущих соседей, домовладельца, который каждый месяц напоминает мне, что пора бы заплатить, а то у него есть претенденты на мою квартиру. При моей нынешней ситуации это место напоминает рай на земле. Или рай на земле мне напоминает то, как меня бережно отнесли на руках в спальню, оставляя наедине с собственными вещами. У меня сложилось полное впечатление того, что вся обстановка моей квартиры теперь лежала тут, а в доме где-то щебетал на попугайском Мартин. Мало того, что мне не удастся отжать обратно этого краснощекого пидораса, так еще и самому мне вряд ли захочется сваливать слишком быстро. Речь шла о том, что я тут, пока мне требуется помощь, а дальше, как пойдет. В данный момент и этого было достаточно, чтобы я ощущал в груди разливающееся тепло благодарности. Мне неясно почему он тратит на меня столько свободного времени, денег, для чего ему забирать меня себе?

- Акробатические приемы в душе в попытках не сломать себе вторую ногу? – Я ужасно хотел просто нормально вымыться, избавляясь от малейшего больничного запаха, который мог остаться на моей коже. Но как это организовать я представлял себе мало, а уж если Стив предоставит мне поддержку в этом вопросе, я до момента снятия гипса не дотяну точно. Мое тело стало с интересом реагировать, от меня это не укрывалось: мимолетный взгляд, и привет, я снова 14-летний подросток, увидевший тренера в душе.

Да блядь, теперь все очевидно и Стиву, решившему повалить меня на постель, поддразнивая почти-касанием. Какой пиздец, ведь ему совсем не стыдно, что он пользуется своим положением, смущая меня. Черт, ведь действительно смущая, пока перемещается к шее, покусывая его. Определенно я готов взвыть, пока ощущаю тепло его рта на своей коже, пока ладонь вполне себе уверенно дотронулась до моего члена: шумно выдыхаю, откидываясь головой назад, пытаясь хоть немного собраться с мыслями. А все они стекали куда-то к паху, отказываясь реагировать на что-то иное. Разорвись рядом бомба – она бы не стала достаточным аргументом прекратить все. – Щадить меня ты очевидно не собираешься? – Слегка хрипло, и без тени флирта, я просто смотрю в его глаза с минуту, прежде чем обхватить рукой за шею, притягивая к себе для поцелуя. В нем нет ничего мягкого и целомудренного, как в больничном дворе, я голодно впиваюсь в его рот, прижимаясь телом так тесно, насколько позволяет нога и одежда. – Определенно я готов взвыть. – Выдыхаю в губы быстро, прежде чем завладеть ими снова, но уже давая себе возможность насладиться моментом.

+1

17

- Нет, конечно. Бойся желаний своих. - Может быть. Я пока не решил. Но совершенно точно не в данную секунду, впиваясь в губы с какой-то совершенно животной потребностью, удовлетворяя своё и его желание, издеваясь в том числе и над собой, будто бы намеренно усугубляя ситуацию, прекрасно понимая, что мне и самому чертовски тяжко. Без тени излишней нежности, исследуя и изучая. Он сам виноват, сам к этому вёл, разбудив спящую тварь, издеваясь над ней и прямо намекая на то, что не собирается останавливаться. Нет, никакого желания причинить ему боль не имеется. Просто голодная жадность, что отзывается эхом. Показывая оборотную сторону медали. Требовательно, но без жести, осторожно. Или, может быть, просто не сейчас. Во благо здравого смысла, а не вопреки ему. Не без удовольствия отмечая то, как отзывается собственное тело, покрываясь мурашками, почти ноя о том, что поцелуев слишком мало. Но всё же довольствуясь тем, что есть. Останавливаясь у незримой черты и успокаиваясь, когда та же жадность переходит в спокойные и неторопливые поцелуи. С запозданием обнаруживая, что свободная рука уже давно исследует чужое тело, то, как оно отзывается на ласку. И вовсе прекращая, почти недовольно, но когда дыхание к чертям сбито и сердцу вот-вот пиздец. - Чёрт, ладно, выть будем вместе. - Тяжело дыша и с улыбкой. Возвышаясь над ним и тут же спрыгивая с кровати, понимая, что ещё чуть-чуть и будет слишком поздно. Уже заученным движением вытащить две сигареты, прикурить и протянуть одну. Попытаться переключиться на что-то другое. Обычную бытовуху без намёка на секс и обоюдное желание, хотя взгляд всё равно выдаёт.
Пара минут молчания, прислонившись к стене, лишь сбрасывая пепел в принесённую из гостиной пепельницу, понимая, что стояк, в общем-то, пока никуда и не собирается уходить, но что поделать. Это того стоило. - Нет, без лишней акробатики, кстати. - Выдыхая и переключаясь на более насущные темы. - Ну то есть изъебнуться немножко придётся, но в целом приемлемо. - Я тушу сигарету и выхожу из комнаты, чтобы вернуться через минуту с парой рулонов плёнки. - В своё время меня это пиздец как спасало. - Не самое приятное, конечно, заморачиваться со всем этим, заматывая ногу так, чтобы лишняя вода никуда не протекала, но это работало.
Я помогаю ему раздеться. Совершенно буднично, без лишних намёков, будто это не мы пару минут были готовы выебать друг друга так, что сломалась бы кровать. Наверное в такие моменты во мне просыпается какое-то подобие биполярки: сначала исследовать его тело, а затем смотреть на него же с неким безразличием в сексуальном плане, отмечая, конечно, его красоту, но не стремясь им завладеть. Заматывая гипс и проверяя всю эту штуку на предмет невозможности протечки. Просто всецелое переключение на совершенно другие задачи с совершенно другим восприятием происходящего и человека напротив. Уже не новым движением затем снова подхватывая его и относя в ванную. Отмечая тот факт, что вообще надо бы озаботиться наличием костылей для удобства самого Майлза. - Ванную я тебе пока не предлагаю, это не очень хороший вариант, но вот душ - вполне. Всё твоё вот на полке. Если нужна будет помощь - зови. Мешать не буду. - Очередная спокойная улыбка. Прямо сейчас мне совершенно точно не требуется здесь находиться, последствия могут быть непредсказуемыми. Я понимаю, чего хочет он и вполне неплохо начинаю понимать себя. Точнее свой интерес к близости и исследованию всего нового.

+2

18

Я даже не пытаюсь скрыть своего разочарования, когда все прекращается: больше похоже на ушат ледяной воды, которой окатывают мое разогретое тело. Первое мгновение я похож на рыбу, которую выбросили на берег, и она в непонимающем ахуе хватает губами воздух. По коже отчаянно бегут мурашки, заставляя каждый из волосков вздыбиться недовольством. Прикрываю ладонью глаза, чтобы хоть как-то собрать свой мозг, превратившийся в сладкий кисель, делая несколько вдохов… После чего понимаю, что ничего из этого не помогает. Ладно, пора признать, что выдержка – это вообще не мое, так что сейчас мне особенно тяжко не чувствовать на себе чужую теплую тяжесть.

И сигарета нихуя не компенсирует этот момент, хотя я и делаю первую торопливую затяжку. Надо бы бросить, но с такими потрясениями я очень сильно сомневаюсь в своих силах. Если после каждого поцелуя я буду в такой неописуемом шоке, то я умру от рака легких в течение недели, но умру счастливым. Его напор был ощутим и заметен, его любопытство трансформировалось во вполне понятное желание: значит мы движемся в одном направлении и почти с одинаковой скоростью. Отклик его тела был более чем очевидным, я же свой стояк скрывать не собирался – это не моя вина, это не я решил завалить гостя, пользуясь возможностью. – Ты уверен, что именно ты моя новая игрушка, а не я твоя? – Улыбаюсь, выпуская немного дыма. В курении мне нравится не вкус, а сам процесс, чертовски эстетичный. Я курю красиво, демонстрируя красивые пальцы. Стив курит как парень, которого я выебу очень скоро так, что ему придется купить новую кровать.

Наверное, я даже немного злюсь на то, что он умудрился раздразнить меня настолько, что даже совет напрягать мышцы ничуть не помогает. Помогает вид пищевой пленки, в которую мне нужно завернуть свой гипс, чтобы таки добраться до душа. То, как по-деловому он меня раздевает немного бесит – как будто мы сорок лет в браке, и он уже видел меня вдоль и поперек и ему неинтересно. Хотя все происходит впервые. Никаких жадных взглядов, никаких лишних касаний. Ладно, я отомщу.

На полке и правда мой гель с миндалем, шампунь, все, что было до этого в моей ванной. Его забота проявлялась даже в таких мелочах, так что я невольно улыбнулся. Черт, это и правда мило. Но не настолько, чтобы я забыл о том, что меня завели и обломали. Его гель для душа вполне подойдет для того, чтобы снять напряжение, накопившееся за эти дни, а теплые и упругие струи воды добавят удовольствия. Мне нравится, как капли падают на кожу, пока я закусываю губу, чтобы не издавать звуков, мне нравится вспоминать жадные губы и руку, которая уверенно исследовала все, что находила. Интересно, эту торопливую дрочку можно назвать нашим первым сексом? Учитывая, что теперь и я буду пахнуть его гелем – да. Жаль, что пока ничего не сделать с волосами, которые отрастали неравномерно на месте шва, ну этим я займусь немного после, чтобы сиять во всей красе перед тем, как получить свою заслуженную награду. Чем больше я думаю о том, что мы переспим, тем отчетливее понимаю, что все уходит немного дальше от обычной физиологии. Да, красивый парень, почему бы и да? Но к этому красивому парню прилагается чувство юмора, разбуженная страстность, трогательная забота. Но свое открытие я, пожалуй, оставлю при себе – мы просто попробуем, ничего больше.

Гладкое лицо, мокрые волосы, полотенце, что собирает влагу с моей кожи – это прекрасно, но мне бы выбраться из душа без последствий, так что я негромко зову его:

- Стив! – Накидываю полотенца на бедра, ожидая, когда он появится в двери.

+1

19

Вопрос о том, кто ещё является чьей игрушкой, в общем-то, имеет под собой некие вполне веские основания и заставляет задуматься, но всё же прийти к выводу, что это обоюдно. Сначала мы наиграемся во всё это, всё дойдёт до вполне себе закономерного и всем понятного результата, а что дальше? Если вдуматься, то вариантов не так уж и много: либо всё пойдёт на спад по причине того, что оба достигли своей цели, либо останется как есть. Весело, задорно, без лишних преград и каких-либо обещаний. Ну или третий вариант - останется как есть, но чуть поспокойней, когда уже не будет какой-то нужды к чему-то стремиться. В какой-то степени это идеальный вариант: все получат то, чего хотят, будут это поддерживать и не будут вскрывать друг другу мозг, выедая его чайной ложечкой. Всё таки, если отвлечься от текущей ситуации, за пределами вынужденной болезни Майлза есть ещё куча дел и вполне себе реальный мир с его проблемами и иными делами. Бурлящий поток вот этого всего непонятного войдёт в более спокойное русло. Ну, по крайней мере именно так всё выглядит на бумаге, а что будет на практике - покажет время. Во всяком случае, как минимум работа научила одной весьма простой истине: если что-то работает хорошо, не стоит в этом копаться и лишний раз трогать. Просто со временем всё это примет более отчётливую форму. Я надеюсь. Пока вот эти вот качели от одного к другому не очень вдохновляют, если честно и разум твердит о том, что неплохо было бы хоть как-то отстраниться на время, дабы не сойти с ума, находясь у определённого порога и не имея возможности через него переступить. Я, кажется, ещё ни разу не был в похожей ситуации, когда приходилось чего-то ждать. Это делало всё немного сложным.
Я знаю, чем он занимается в душе. Не надо быть семи пядей во лбу, понимая, что мы оба сейчас испытываем одно и то же. Разница в том, что ему сейчас станет легче, а я методично нарезаю овощи в салат, думая о том, что вообще приготовить поесть, потому что это будет хоть и запарней, но явно быстрее, чем доставка еды. Да и от пиццы, честно говоря, уже подташнивает. В конечном счёте побеждает беспроигрышный вариант: пожарить стейки с той же картошкой. Мысли о банальной бытовухе вполне себе помогают отвлечься, но Майлз подаёт признаки жизни, так что приходится всё бросить и идти вызволять его из душа. Не дай бог ещё раз ногу сломает.
- Ну что, счастье есть? - Сейчас он выглядит сильно лучше, хотя это даже не удивительно. Я же всё так же буднично транспортирую его в спальню, помогая снять плёнку с гипса. У меня вроде даже получается не отвлекаться, хотя я заметил этот взгляд. Как и то, что пользовался он моим гелем. В какой-то момент в голове что-то перещёлкивает и я резко выхожу из комнаты. У меня иногда бывает такое. Я же ломал ногу года три назад, когда кому-то взбрело в голову поехать покататься на лыжах. В кладовке полный пиздец и по классике на меня валятся коробки, заставляя громко материться и в очередной раз отхуесосить себя за то, что всё никак не наведу там порядок, хотя уже давно пора, там скопилась огромная куча хлама, которой давно пора покоиться на свалке. Однако, искомый предмет находится и я возвращаюсь с лицом победителя, держа в руках трость. Костыли я выкинул сразу, как только смог нормально ходить, а вот эта хрень мне пригождалась не раз. - Моя любовь к хранению всякого дерьма только что немного облегчила нам жизнь. - Ебать, конечно, как я сейчас доволен собой. И как мне сложно делать вид, что ничего не было и у нас тут вообще-то всё вполне цивильно. - Тебе ещё нужна какая-то помощь или сможешь доползти до кухни?

+2

20

Мне не хотелось его дергать по пустякам, но пока я не рисковал скакать на одной ноге в ванной, так что смиренно (насколько я вообще могу быть смиренным) стоял и ждал, когда парень придет.

- Ага, есть. Только оно появилось в здесь только что. – Довольно улыбаюсь, чувствуя, как вся моя усталость и напряжение от пребывания в больнице, утекли вместе с водой под землю. Теперь была только свежеть, распаренная кожа и запах геля для тела. Я определенно чувствовал себя прекрасно, и мне хотелось поделиться этим ощущением со всем миром, но из всего мира здесь был только Стив. Так что делиться я буду с ним и только с ним. Кажется, я скоро привыкну кататься на руках, и разучусь хоть, что меня совершенно не расстраивало, если подумать. Мне уютно, я мягко запускаю пальцы в его волосы на затылке, поглаживаю кожу, касаюсь губами его виска. Чисто теоретически я бы мог бы не делать всего этого, но увы.

Не в этот раз.

Размотать пленку было тем еще пиздецом – она так плотно склеилась, что пришлось искать ножницы, однако свою задачу она выполнила: гипс остался сухим. Еще несколько дней, и я буду свободен от оков. Я повторяю это как мантру в своей голове, чтобы утешить самого себя. Это будет восхитительный день, дарящий мне свободу, но одновременно это будет днем, когда нужно будет что-то решать. Или дать всему просто двигаться, не перебирая содержимое состава? Отличный план, буду придерживаться его. Испортить все я всегда успею, учитывая, что я мастер в этом, как бы грустно это не звучало. Из раздумий меня вырвал довольный Стив, притащивший мне трость. – Скажи, ты предпочитаешь затаскивать в свой дом старушек? – Я беру трость, пробуя опираться на нее, чтобы не нагружать загипсованную ногу. Не слишком удобно, но хотя бы я буду немного более маневренным, чем до этого. Пока только по комнате, но я все же хожу, радуясь тому, что не нужно лежать вялым кабачком все свободное время.

- Сейчас оденусь и доползу, не начинай без меня. Я чувствую, как вкусно пахнет, и что-то мне подсказывает, что я ни секунды не пожалею, когда доберусь до кухни. – В одном из пакетов нахожу чистую домашнюю одежду: футболку и шорты, которые можно натянуть на массивный гипс, так что я почти готов. Не верх сексуальности, но что поделать, все равно мне сейчас не перепадет ничего, кроме потрясающего ужина. ПОКА НЕ ПЕРЕПАДЕТ.

Как я и предполагал, Стивен был хорош во всем – он довольно ловко приготовил мясо, от аромата которого у меня побежала слюна. Я уже успел размечтаться о том, что так будет всегда, когда отметил то, что даже жевать вчерашнюю пиццу под сериал было бы охуенно в подобной компании. – Следующий ужин за мной. Скажи сразу, что не любишь, чтобы никаких неприятных сюрпризов. – Ковыляю почти сносно, но все еще далеко от грациозного жеребца, каким я был еще не так давно. Подхожу ближе, касаясь губами его щеки почти невесомо и благодарно, но в этот момент откуда-то спикировал Мартин. Птица потерлась клювом о мое ухо, и заорала от радости, хорошо хоть сдержала все остальные порывы восторга, не заставляя меня переодеваться. – Спасибо что позаботился о нем. И обо мне. – Снова целую, прежде чем отойти и не мешаться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » again&again


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно