полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » letters to hell


letters to hell

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

РЕСТОРАН "АДИЧЕ", ВИЛЛА ФЛЁР | МАЙ 2020 |  С 11-00

Telma Ortega vs Antoine Le Ciffre
https://i.imgur.com/guxQzej.jpg

Лечение душевных ран порой можно сравнить с изощрённой пыткой, особенно если палач - мастер заплечных дел.

Отредактировано Antoine Le Ciffre (2022-01-06 18:36:58)

+1

2

Мраморные плиты давят на плечи. Тонкие женские пальцы скользят по листьям, которые заполонили ровную поверхность могильной плиты. Дышать невозможно, слезы сдавливают грудную клетку, но девушка, стоящая на коленях, старается сдержать их. Тельма уже не могла просто плакать. Из настоящей и целеустремленной личности, она превратилась в тень, которая боялась даже саму себя. Девушка, которая живет только прошлым, самым страшным и мучительным. Невыносимые сны, которые заставляли вздрагивать на кровати, часто дыша. Слезы по щекам, и огонь под кожей не дает спать, не дает жить, не дает дышать. Невыносимая боль, которая смешивается со страхом и злостью. Вынужденный побег, который признал один обычный факт – она проиграла. Она струсила. Она испугалась за свою гребаную жизнь, бросив на произвол судьбы того, кто пытался ей помочь. Взрыв. Горящая машина. Все это стояло перед глазами, словно это случилось вчера, хотя прошел уже год.
     Год тоски. Год мучительного осознания. Год скитаний и попыток хоть как-то научиться жить заново – но провал. Она вернулась в Сакраменто, она позволила себе снова гулять по улицам родного города, но от каждого шороха вздрагивает и вскрикивает. Словно за ней по сей день следят. Но кто знает где правда, а где ложь? Тельма Ортега снова вернулась в город, в котором все началось. Снова опасность, которая выглядывает из-за каждой подворотни. Ее здесь уничтожили, растоптали и выбили из привычного образа жизни еще тогда давно, когда отняли все, что у нее было. И снова история повторилась, только теперь у нее безнаказанно забрали человека, который был ей безумно дорог.
     Ладонь скользит по холодной поверхности плиты, по имени, которое было выгравировано на ней. Только тело Уилла здесь не было, от него не осталось ничего, обгоревшие остатки машины – только лишь. Тяжело вздохнет, прикрывая глаза. Прости меня, я оставила тебя здесь одного…. Она помнила, как парень заставил ее бежать, сказав, что приедет на следующий день. Он уже знал, что что-то должно случиться, поэтому заставил подругу бежать, подставив себя. Теперь Тельма жила с чувством вины, которое сжирало ее день ото дня, и ничто не могло ей помочь.
Она испробовала все. Пыталась, как могла. Ходила в церковь, сменила место обитания, отправилась в путешествие, чтобы забыть обо всем, освободиться и отпустить себя. Знакомые и некогда близкие, старались помочь, говорили о том, что Тельме стоит посетить психолога, а женщина яростно пыталась от этого отодвинуться, агресировала, думая о том, что эти «лекари» только деньги гребут за свои чудо сеансы. Уберет волосы с лица и встает с колен, в последний раз бросив взгляд на могилу. Развернется, уходя прочь, но из сердца боль не вырвать. "Тебе нужна помощь, Ортега, ты сама не справляешься. Почему ты не хочешь меня выслушать?" Еще, будучи в другом городе, она общалась через сеть с человеком, который был ей близок и дорог. Девушка, которая в свое время пережила страшную трагедию. Именно она посоветовала одного психолога, восторгаясь тем, как он работает. Сначала пугает, потом ужасает, а потом… Суть была в том, что он был не совсем обычным психологом, и ей обязательно нужно попробовать.
Просто поговорить с ним.
Просто увидеться.
    Ортега достает визитку, которую ей Саманта вручила уже по прибытии девушки в Сакраменто. Ровные буквы отпечатались на глянцевой бумаге. Тель остановилась, всматриваясь в имя мужчины, которое было там указано. Номер телефона. Почему ей так тяжело набрать эти цифры? Почему так сложно признать тот факт, что ей нужна помощь? Она просто не могла этого сделать. Сжимая губы, Ортега достает телефон и делает то, чего боялась сделать несколько месяцев.
На том конце провода прозвучит сильный и холодный голос.
Ей это нравится.
    Встреча была назначена в ресторане вечером. Это удивило, но не заставило отвернуться. Тельма была честна перед собой хотя бы в этом, поэтому пошла на встречу, дабы посмотреть собственными глазами на того, кого так расхваливала ее знакомая. Она не забыла надеть легкое платье, поверх накинуть лучшее свое пальто, которое осталось ее с тех времен, когда она была известной балериной. Искренне Ортега надеялась, что мужчина ее не знает и вообще не интересовался историей балета. Волосы распущены – как всегда, что бы спрятать испорченную шрамами кожу на шее. Ее состояние выдавала только бледность и безумная худоба, так как женщина практически позабыла о еде. Вздохнет, заходя в теплое помещение, чтобы окинуть его взглядом, цепляя столик в дальнем углу темном, с одиноким силуэтом мужчины. Почему-то ей показалось, что это именно тот, кто ей нужен. Пройдет туда, повернув чуть корпусом и наклонившись, давая знать о своем присутствии. – Добрый вечер. Мистер Ле Шиффр? Тельма Ортега, это я вам звонила. – Женщина протянет руку для пожатия, прям как мужчина, дабы не давать даже усомниться с том, что она сильна и полна энергии духа.
     Только вот почему она сейчас стоит перед психологом и молчаливо умоляет о помощи?

+1

3

https://i.imgur.com/nw4yJLP.gif

Мгновение до.
Как дрожит губа, как хрупкие пальцы теребят манжету дорогого платья. Как колышется от дыхания выбившийся локон,как остро и мускусно пахнет нежная кожа, словно насыщенная феромонами и источающая мягкую гармонию притяжения. Tres bien... всегда хорошее начало.  Всегда есть шанс, что за этой аккуратной, женственной маской будет скрываться истинный драгоценный цветок, который одарит не ядовитым плевком, а все же некоторой, новой, интересной теорией. В этом вся суть.
Зеркало привычно отражает подтянутую фигуру в дорогом костюме от известного в своей среде портного. Темная ткань мягко удачно подчеркивает все достоинства и мягко скрывает недостатки. Впрочем, она неспособна скрыть темную дыру на месте души, но разве способны люди видеть такие вещи простым взором. Ухмыляюсь, доводя лацканы пиджака до идеала.  Люди вообще мало на что способны, кроме того, что видеть бревно в чужом глазу. Порой за откровенностью они скрывают лживость и неприязнь самого себя. Все в принципе с это начинается. Не умение принять собственное Я, не знание собственных особенностей. стремление манипулировать другими, не умея управлять собой. Все тянет за собой бесконечную цепочку, которая превращается с огромной скоростью в замкнутый круг, уничтожающий носителя, и тех кто его окружает.
- Месье Лё Шиффр. - Метрдотель ресторана "Адиче" расплывается в улыбке, провожая меня к моему столику. Единственно навсегда забронированному за мной, как и в каждом практически ресторане этого города. За спиной меня называют Buongustaio pazzo и считают, что я продал душу богу еды, ибо никогда не ошибаюсь в выборе вина или закуски под настроение, и, как им кажется, способен вычленить из любого блюда его суть. Иногда мне кажется, что шефы крупных ресторанов молятся, чтобы я не стал критиком. Но мне нравится пробовать, насыщаться, наслаждаться гармонией вкусов, а не вытирать ноги об творцов. Потому что сам в какой-то мере Творец. Но творец блюд, которые никогда не станут знаменитыми, не получат звезду Мишлена или распространения среди именитых ресторанов. Слишком уж изысканен основной ингридиент. Изысканен и страшен.
- Маэстро Буланье сегодня особенно удалось Оссобуко, вы несомненно будете в восторге. - Гуаджо стремится угодить, надеясь, что сегодня его гость выскажет только лучшее мнение, ибо тогда на новое блюдо пойдут остальные гурманы, клуб которых очень доверяет моему мнению.
- Не сомневаюсь в мастерстве маэстро, но сегодня я жду гостью и оссобуко не то блюдо, которое стоит есть при даме, мессир Гуаджо. - Все читается в его глазах, манерах, поведении, и то как моментально метрдотель гаснет от своей непростительной на его взгляд ошибки, как чуть прикусывает губу под стильными седоватыми усиками, и теряется всего на миг. Но мне достаточно и этого мгновения.   Затемненное зеркало напротив столика отражает тень улыбки на моих губах. Это не ликование или празднование победы, просто я вижу что метрдотель кажется сегодня громко поругается с шефом, поставившим его перед ценным гостем.   Ровно на секунду реагирую на движение сбоку, и поднимаюсь в ту секунду когда стройная женская фигурка возникает рядом со столом.
Добрый вечер. Мистер Ле Шиффр? Тельма Ортега, это я вам звонила. - Можеит она и протягивает руку для приветствия, что бы показать, что мы на равных, но было бы верхом неприличия и неуважения к женщине, если бы я не встал ей на встречу, к тому же тактильный контакт давал больше простора для понимания ее проблемы. Даже еще не коснувшись моей руки,  она делает две ошибки - одну в моем имени, вторую - в том что позволяет себе подойти на достаточное расстояние, и попасть в круг слабого света, единственного у стола, слегка оттесняя Гуаджо. 
- Добрый вечер, мисс Ортега.  - Пожимаю протянутую руку, глядя девушке в глаза. Ох, мадемуазель, неспроста вам меня рекомендовали. Она несомненно сильна, и даже держит спину прямо и смотрит независимо и свободно, но Боги, сколько боли в этих глазах, нервозности в каждом, казалось бы, сильном и упрямом жесте. Понадобиться действительно специальная терапия... и мне это нравится. Едва удерживаюсь чтобы не облизнуться, и отпуская руку, отодвигаю для девушки стул. - Прошу Вас, присаживайтесь. Воды, Вина?  Гуаджо, попросите Джулиано принести даме меню, ей несомненно стоит с ним ознакомиться.  - Намекаю метрдотелю, что он лишний. К тому же подобное знакомство в ресторане, дает дополнительные возможности для изучения объекта до начала терапии. Ориентация в незнакомом месте, язык жестов, умение не прогнуться под собеседника, сделать качественный выбор из незнакомого меню, ибо мне оно давно уже не нужно, зависимости и прочие аспекты и нюансы, не видимые постороннему глазу. - Мисс Ортега, меня вам рекомендовали не по обычному способу, поэтому до начала общения, вынужден уточнить у вас ...  - Я прекрасно помню свой метод для девушки поручившейся за Тельму Ортегу, и там пришлось долго и мучительно выламывать корни проблемы. Мисс Ортега же пока не проявляла никаких первичных острых признаков ,а потому стоило ее проверить. - Вас поставил в известность об особенностях терапии ваш поручитель, мисс... - Намерено делаю паузу, потому что одно временно с этим возле стола материализуется высокий худощавый юноша в фартуке, и безмолвно кладет на стол меню, и жестом фокусника ставит графин с водой, два высоких стакана, блюдце с дольками лимона и ведерко со льдом. На мой безмолвный взгляд наливает в мой стакан воду, бросает дольку лимона и засыпает льдом. И вопросительно смотрит на девушку.

Отредактировано Antoine Le Ciffre (2022-01-11 14:26:25)

+1

4

Быть в чем-то уверенной Ортега привыкла всегда, но сейчас она не старалась выделить для себя что-то. Она даже не пыталась понять настроение собеседника, будучи полностью погруженная в свой собственный мир, в который спряталась как в коконе. Если раньше женщина практически с первого взгляда, с единственного вздоха могла почувствовать что тут что-то не так, то сейчас она даже не пыталась сделать это. Устала. Слишком сильно, хоть и пыталась всячески это скрыть. Той же ровной спиной. Травма снова начинала давать о себе знать, так как Тельма перестала поддерживать свое физическое состояние и подпитывать организм витаминами. Все было направлено на то, чтобы хоть как-то дальше существовать в этом мире. И без особого энтузиазма, так, по какой-то инерции. Ведь покончить с собой мог или очень смелый человек, либо полностью сошедший с ума.
    Тельма чуть качнула в приветственном жесте головой, пожимая мужскую руку, которая на контрасте с ее холодной кожей казалась обжигающей. Медленно опустится на стул, который ей со всей вежливостью предоставят и подвинут ближе. Джентльмен. Такие мужчины всегда привлекали Тельму, но сейчас она смотрела на нового знакомого с долькой интереса лишь с профессиональной стороны, пытаясь отметить какие-то интересные детали. Она сразу поняла, что мужчина уже в возрасте, и даже было дело не в том, что по лицу были видны полоски морщин. Но и во взгляде, который словно читал ее как раскрытую книгу. Этот взгляд Тель уловила так же четко, словно мелкие иголки покрывали кожу. Ей было бы неприятно, раньше. Сейчас все равно.
    - Воды. – Тельма ненадолго задумалась, решив, что сегодня в ее организме не будет алкоголя – хватит. Так женщина всегда предпочитала крепкие напитки, вызывая недоумения у противоположного пола. Испокон веков веков считалось чисто мужским напитком. Что же, Ортега это изменила, да и наверняка не она одна. Но сегодня пусть ее разум будет чист, как и ее организм. Женщина откинется на высокую спинку стула, давая себе возможность немного расслабиться. Под внимательным взглядом психолога это было крайне сложно, да и честно признаться неприятно. А что будет на самой терапии? Все-таки Тель сомневалась в том, что согласилась на данную авантюру, ведь она искренне считала, что все эти вправители мозгов совершен ничем не могли ей помочь. Как и раньше, она считала себя самой сильной. И если она себе не смогла помочь, то кто еще сможет? Но выкарабкиваться было нужно из этой ямы, Тель понимала. Поэтому пошла на крайние меры. Хотелось было ответить, что в меню она не нуждается, но не стала пренебрегать правилами приличия и этикета данного заведения.
     Стоит отметить, что официант был крайне быстр, настолько, что Тельма даже не успела ответить на вопрос, что был задан ее собеседником. Она медленно повернется к молодому парню, улыбнется и примет небольшую карточку, разложенную на две части. – Не уходите. – Резко бросила девушка, понимая, что парень собирается ставить ее выбирать, наверное, считая, что это будет долгим процессом. Взгляд Ортеги скользнул буквально мазком по бумаге, останавливаясь на одном салате, который был достоин ее внимания. – Будьте добры салат с говяжьим язычком и сыром Фета. Невероятно вкусно звучит. – Действительно, это было так, хоть Тель и не хотела есть на самом деле. Создавалось у нее самой такое впечатление, что она уже могла обходиться и без еды. – И кофе. Капучино. Без сахара. Спасибо. – Отчеканила, захлопнув на удивление самой себе громко меню, отдавая официанту, смотря на то, как тот уходит прочь, перед этим продублировав ее заказ. Только потом переводит взгляд на мужчину. – Нет, на самом деле я не вдавалась в подробности и расспросы, что бы уточнить суть терапии. Давайте буду честна с вами, я искренне считаю, что разговоры по душам, мне никак не поможет. – Она пожимает плечами. Что ж, уже хорошо, что она признает хотя бы свою проблему. – Но меня буквально заставили набрать ваш номер, поэтому… Я и здесь. Прошу не принимать это лично на свой счет, но так уж сложился жизненный опыт общения с такими как…вы. – И снова неосторожное недоверие, что смешивается с оскорблением. Она могла обидеть мужчину, но так же прекрасно понимала, что если он был в таком возрасте, и на данной профессии, то ему стоило бы научиться не воспринимать данные слова многих людей. – Так в чем же заключается эта волшебная практика?

+1

5

Тонкие, чуть вздрагивающие пальцы, нервно скользят по нежной коже, убирая с лица падающие прядки и слегка поправляя не слишком идущие к ее породистому лицу, маски. Она напоминает хрупкую бабочку, загнанную волей судьбы в один аквариум с жадным шершнем, который вряд ли станет смотреть на ее красоту, и ради выживания сотрет к чертям весь ее лоск, одним жестким и неловким движением. Меня даже забавляет, кому пришло в голову отдать эту хрупкую статуэтку в клетку моей личной практики. Хочется смеяться, но продолжаю сохранять на лице равнодушное, холодное выражение, лишь позволяя своему взгляду проникать сквозь взгляд этой очаровательной бабочки. Впрочем, бабочки тоже бывают крайне интересными. Та же "Мертвая голова", например, невинна и совершенно неинтересна, но стала символом жестокости, маниакальности, склонности к садизму и воплощению самых грубых и жестоких фантазий для тех, кто привык подменять реальность на более фантазийные факты. Tā arī mēdz būt. - - Прекрасный выбор, мисс Ортега. - Она казалось бы незаметно упускает возможность подтвердить личность рекомендовавшего ей меня как частного психиатра. Любопытно Можно продолжить анализировать, но tres bien, как это скучно. За ее масками - израненная, возможно не слишком способная к взаимодействию душа. Саморазрушение - яркое, словно полуденное солнце, и вот-вот крылышки бабочки заполыхают от этого адского жара, вот-вот станут лишь на мгновение призрачным туманом и через миг - хрупкое тельце обрушится на камни.
- Если вы не ознакомлены с деталями моего терапевтического воздействия, то будете ли готовы подписать договор о неразглашении? - Сам знаю, какой туман сейчас в моих глазах, какая тьма лезет из этих внешне спокойных и равнодушных омутов. Мне даже интересно, как поступит девочка, когда ее не пожелали оставить наедине с таким любопытным клиентом.
Она молчит, и только делает вид, что понимает происходящее. Никогда не спрашивает, откуда и зачем я пришел, и вообще — не задает вопросов. Просто позволяет класть голову ей на колени, и долго и безмолвно перебирает мои волосы, даже не пытаясь взглянуть в глаза. Она хорошо знает, что рано или поздно, я перестану приходить, и растворюсь Призраком в полумраке, который так старательно окружает ее жизнь, превращая ее в хлопья слепого тумана. Она - то немногое, что пока еще, постоянно в моей жизни.
И когда ее придется убить, я буду ощущать то странное и непонятное для меня присутствие эмоций — кажется они называются вина и горечь от потери. Я не могу чувствовать и только тоска будет скользить по губам, оставляя холодный и приторный привкус тлена.  И привкус льда, когда  образ доброго доктора легко слетает, словно шелуха.
- Мисс Ортега. Ко мне приходят не за  разговорами по душам. - Равнодушие — оно живет внутри с того момента, как я перестал притворятся, и поверил в то, что я не способен ощущать истинные чувства, оставшись лишь с острой занозой, терзающей сердце, и превращающей любую попытку привести свои мысли в порядок, в беспорядочное самобичевание, достойное разве что яростного католика, которым я никогда не был.
Равнодушие сильнее всяких защитных средств защищало сознание, не давая сорваться в бесполезное и оттого еще более болезненное безумие, которое может стать кране неприятным сюрпризом для тех кто меня окружает в этом странном сером полумраке, в который в результате я загнал свою жизнь, превратив ее в механическое действие. Действие, где нет места эмоциям, где даже секс — это всего лишь техническая необходимость. Вопрос в том, стоит ли? - И с такими как я, вы вряд ли сталкивались. Если вас заставили набрать мой номер, не объяснив тонкостей и сути, то человек, искренне желает вам зла. - Ухмыляюсь. - Или готов на все, чтобы вас спасти.
Умолкаю на момент, когда официант приносит ей походя выбранный салат, в ее глазах нет голода, да и не сможет она его есть.  Она просто выбрала первое что пришло в голову, даже не прочитав толком состав и не задав вопрос, а что собственно в него входит, кроме явных ингридиентов.
- Мои методы воздействия заключают в себя работу не только с психологическими аспектами. Я работаю на уровне физиологии и ментального здоровья. И все это требует осознанности, острого восприятия, и готовности взаимодействия и максимального доверия. - Скольжу взглядом по листьям салата, украшенными каплями соуса. - Вы же даже себе не доверяете, не позволив себе даже выбора, и не глядя взяв то, что не сможете съесть без слёз и кашля. Ибо входящий в соус la guason содержит высокоактивный капсоицин - острота этого салата запредельна. - Интересный момент, сможет ли она признать свою ошибку или просто гордо рискнет проверить мои слова, показав своё не нужное упорство и самоуверенность. Или все же равнодушие к своему телу? - Верите ли вы своему поручителю настолько, что сможете вверить себя мне? - Пока это просто игра, прощупывание, стремление вывести из себя и привести к нужному результату,  заставить ощутить, что не я пришел к ней, а она ко мне, и правила игры устанавливаю я. А вот играть или нет - решение только за ней самой.

Отредактировано Antoine Le Ciffre (2022-01-23 16:51:25)

+1

6

Ей всегда было интересно - а кто-то вообще думает о ней? Заботится о ее состоянии на самом деле. Так сложилось, что и для родителей все было совершенно просто. Мать всегда считала, что Тельма должна была воплотить ее идеи в балете. Стать лучшей балериной, той, кем когда-то не стала она из-за глупой травмы. Моника вышколила из Ортеги послушного робота, который никогда не знал, что такое тепло и любовь. Тем более что такое дружба. Необдуманные поступки и первая любовь. Тельма жила одним балетом, и в какой-то момент у нее все это отняли. Что сделала женщина, которая должна была стать опорой? Она просто отвернулась. Стала равнодушной, ведь в который раз Ортега ее подвела. Она однажды так и сказала. Сказала о том, что эта дочь виновата – привлекала к себе слишком много внимания и не умела быть гибкой, дабы завистники не решились на данный поступок. А отец…Отец всегда был отрешенным, отчужденным от всех дел дочери. Ни поддержки. Ни любви. Ни тепла. А тот, кто однажды позволил себе это сделать, сейчас был погребен глубоко под землей. Так разве может о ней кто-то заботится? По-настоящему?
    Тельма слушает молча. Она умела слушать очень хорошо. Ей не нужно было все «разжевывать» по два раза. Тем более она сама надавливала на разные рычаги. Чтобы получить честные ответы. Ненавидел ложь, особенно, которая касалась ее саму. Она дергает уголком губ, когда речь заходит о договоре. Ей нравится деловой подход. Но она не могла сейчас ответить, согласна или нет, стоит несколько раз выслушать об иных аспектах этого самого договора. Она не пыталась лишний раз закрыться, руки ее мягко покоились на крае столе, и пальцы даже не теребили скатерть, как было бы не так давно. В глазах какой-то туман, который не дает возможности заглянуть глубже. Тельма создавала впечатление жесткой женщины, гордой и высокомерной. Когда-то именно такой она и была, но не сейчас. С другой стороны она ненавидела жалость, не переносила ее по отношению к себе. Тогда почему она сидит здесь и пытается попросить помощи? Попросить? Ее передергивает от осознания того, что она будет что-либо просить. Никогда. И ни у кого она этого не делала. И не станет.
    У мужчины седые волосы, большую часть. Он не считает нужным их красить, как делают сейчас большинство мужчин в его возрасте, пытаясь выглядеть моложе. Тельма чуть наклоняет голову в бок. Наверняка мягкие, или наоборот как иголки. Чуть растрепанные, придавая хаоса в его образ и поведение, которое было столь аккуратным и уважительным, словно притворная маска. Некоторые тонкие пряди спадают прямо на глаза, словно желают спрятать какой-то особенный взгляд, который то и дело проскальзывает в этих глазах. Прямо смотрит на своего собеседника, выдерживая его. Пухлые губы растягиваются улыбку с его словами, а по позвоночнику прокатываются мурашки. – Меня никто не желает спасти. По большей части наоборот, слишком много людей пытается меня убить. – Она говорит ровно и вкрадчиво, словно осознание данного не вызывало у нее никакого ужаса. – Одним это даже почти получилось. – Скалится, давая себе волю. Вернее тем эмоциям, которые словно жидкость в напитке начинают переливаться через края. Щурит пушистее ресницы, даже не пытаясь посмотреть на салат, который ей не так давно принесли. Локти ее становятся по обе стороны от тарелки, а она укладывает подбородок на скрещенные пальцы. – Этот салат я люблю, чуть ли не с юности, его подают в разных ресторанах в разных вариациях. Но есть одна особенность, не так ли? Он действительно очень острый, и я это прекрасно знаю. – Она наклоняется чуть ближе, словно дальше будет следовать страшная тайна, которую знать не следует никому. – А еще я предпочитаю виски любым другим напиткам. Обожаю сладкое и острое. Раннее утро. И ненавижу туфли на высоких каблуках. Именно те, что на мне сейчас надеты. Искренне бы хотела снять их и сидеть босиком, наплевав на все правила приличия. – Она сжимает плотнее пальцы хоть и улыбается. – Мне совершенно все равно, что вы обо мне думаете, мистер Ле Шиффр, тем более все равно, что мне желают - жизни или смерти. Но сама я выкарабкаться из того болота, в котором оказалась, не могу. Именно поэтому я здесь. – Она выдыхает, протягивая руку к воде, что бы сделать глоток. Лучше бы там был виски все-таки. – И да, я не собираюсь есть этот салат, так как в последнее время еда в меня не лезет. Но я думаю, вы успели это заметить, судя по тому, как вы скользили взглядом по моей фигуре. – Улыбается еще более открыто. – Я верю себе насколько, что бы набрать ваш номер. У меня нет выхода из данной ситуации. Я либо доверюсь вам, либо завтра новости напишут о самоубийстве известной некогда балерины. – Шах и мат. Причем ей самой. Стоило ли вот так выкладывать все карты и признавать свои минусы?
Захотелось снова пальцами ощутить мягкость волос этого мужчины.
Или все же они жесткие?
В ушах шум.
Снова он.

Отредактировано Telma Ortega (2022-01-23 17:16:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » letters to hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно